Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Основы микропроцессорной техники: Задания и методические указания к выполнению курсовой работы для студентов специальности 200400 «Промышленная электроника», обучающихся по сокращенной образовательной программе: Метод. указ./ Сост. Д.С. Лемешевский. – Новокузнецк: СибГИУ, 2003. – 22 с: ил. (4)
(Методические материалы)

Значок файла Организация подпрограмм и их применение для вычисления функций: Метод. указ./ Сост.: П.Н. Кунинин, А.К. Мурышкин, Д.С. Лемешевский: СибГИУ – Новокузнецк, 2003. – 15 с. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Оптоэлектронные устройства отображения информации: Метод. указ. / Составители: Ю.А. Жаров, Н.И. Терехов: СибГИУ. –Новокузнецк, 2004. – 23 с. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Определение частотных спектров и необходимой полосы частот видеосигналов: Метод указ./Сост.: Ю.А. Жаров: СибГИУ.- Новокузнецк, 2002.-19с., ил. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Определение первичных и вторичных параметров кабелей связи: Метод. указ./ Сост.: Ю. А Жаров: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 18с., ил. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Операционные усилители: Метод. указ. / Сост.: Ю. А. Жаров: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 23с., ил. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Моделирование электротехнических устройств и систем с использованием языка Си: Метод указ. /Сост. Т.В. Богдановская, С.В. Сычев (7)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Мисс Пим расставляет точки. Д. Тэй

     Звонил колокол. Назойливо, требовательно, раздражающе.

     Звук разносился по  тихим  коридорам,  бесстыдно  разрушая

утреннюю тишину. Сквозь распахнутые, словно зевающие рты, окна,

смотревшие    внутрь    небольшого    четырехугольного   двора,

оглушительный трезвон выливался в  безмолвие  залитого  солнцем

сада, где трава была еще седой от росы.

     Маленькая  мисс Пим зашевелилась, еще в полусне приоткрыла

серый глаз и, не глядя, потянулась за часами.  Часов  не  было.

Она  открыла  второй  глаз. Кажется, не было и ночного столика.

Ну,  конечно,  теперь  она   вспомнила.   Вчера   вечером   она

обнаружила,   что  никакого  ночного  столика  нет.  Ничего  не

поделаешь, часы пришлось положить под подушку. Она сунула  туда

руку  и  попыталась  нащупать  их. Силы небесные, ну и трезвон!

Отвратительно. Часов под подушкой не было. Но  они  должны  там

быть!  Мисс  Пим  подняла  подушку  и обнаружила под ней только

батистовый  платочек  с  веселым  бело-голубым  рисунком.   Она

положила   подушку   на   место   и,  нагнувшись,  заглянула  в

пространство между кроватью и стеной. Да,  там  лежало  что-то,

похожее  на часы. Распластавшись на животе и опустив руку, мисс

Пим с трудом дотянулась до них, захватила кончиками большого  и

указательного  пальцев  и осторожно подняла. Если она теперь их

уронит, придется выбираться из постели и лезть под кровать.  Со

вздохом  облегчения  она  перевернулась  на спину, торжествующе

держа часы перед собой.

     На часах было половина шестого.

     Половина шестого!

     Мисс Пим перестала дышать и в изумлении вытаращила  глаза,

не веря себе. Неужели и правда в каком-нибудь колледже -- пусть

даже  физического  воспитания  --  начинают  день в полшестого!

Конечно, в заведении, где  не  испытывают  необходимости  ни  в

ночных столиках, ни в ночных лампах, всего можно ожидать, -- но

в  полшестого!  Мисс  Пим  поднесла  часы  к  своему маленькому

розовому  ушку.  Они  честно  тикали.  Она  перевела  глаза  на

видневшийся  в  окне  за  кроватью  сад. Да, действительно, еще

очень рано; весь мир выглядел так,  как  бывает  только  ранним

утром   --   неподвижно,   призрачно.  Ну,  Ну!  Вчера  вечером

Генриетта, стоя в дверях комнаты мисс Пим и заполняя  их  своей

крупной   величественной  фигурой,  сказала:  "Спокойной  ночи.

Студентки в восторге от твоей лекции, дорогая. Увидимся утром".

Но предупредить о звонке в половине  шестого  ей  не  пришло  в

голову.

     Ладно. В конце концов колокол звонил не по ней. Когда-то и

она вела  жизнь  по  звонкам, но это было давно. Почти двадцать

лет назад. Теперь в жизни мисс  Пим  звонок  раздавался  только

тогда,  когда  она  нажимала  на  кнопку кончиком пальца. Когда

трезвон перешел сначала в жалобное дребезжанье, а затем  замер,

мисс Пим повернулась к стене и с удовольствием зарылась лицом в

подушку.  Это  не  по ней. Роса на траве и все такое -- это для

юных; для великолепной сияющей юности, и пусть это у них будет.

А у нее будет еще два часа сна.

     Мисс Пим выглядела  очень  по-детски  --  круглое  розовое

личико, аккуратный носик-пуговка и каштановые волосы, уложенные

по     всей     голове     волнами,     которые    удерживались

заколками-невидимками. Ей пришлось  выдержать  душевную  борьбу

из-за  них!  Она  очень  устала  -- поездка в поезде, встреча с

Генриеттой, лекция; Слабая сторона ее "я" подсказывала, что, по

всей вероятности, она  уедет  сегодня  же  после  ленча,  а  ее

перманенту всего два месяца, и потому волосы на одну ночь можно

было   совершенно  спокойно  не  закалывать  зажимками.  Однако

отчасти  назло  слабой  стороне  своего  "я",  с  которой   она

постоянно  вела  жестокую  борьбу,  отчасти желая оказать честь

Генриетте, она вколола все четырнадцать зажимок и последила  за

тем, чтобы они несли свою ночную службу. Вспоминая ум и энергию

Генриетты  (сегодня  утром это помогало побороть всякие попытки

потворствовать себе), мисс Пим изумлялась тому, как живо в  ней

желание  быть  достойной  Генриетты.  В  школе  она,  маленький

крольчонок-четвероклассница,   до   умопомрачения   восхищалась

шестиклассницей   Генриеттой.   Генриетта   была   прирожденной

Старостой. Ее талант заключался  в  исключительной  способности

следить  за  тем,  чтобы  другие проявляли свои таланты. Именно

поэтому, хотя некогда Генриетта  и  оставила  школу,  предпочтя

готовиться  к  работе  секретарши,  теперь она была Директрисой

колледжа физического воспитания -- то, в чем  она  не  смыслила

абсолютно  ничего. Она совершенно забыла о Люси Пим, как и Люси

Пим забыла о ней, пока мисс Пим не написала Книгу.

     Так, во всяком случае, сама Люси  думала  о  своем  труде.

Книга с большой буквы.

     Она  все  еще  была  сама  несколько  удивлена  Книгой. Ее

жизненной миссией было учить школьниц говорить по-французски. И

она занималась этим четыре года, а когда умерли сначала отец, а

потом мать, оставив ей двести  пятьдесят  фунтов  в  год,  Люси

одной  рукой  стерла  слезы,  а  другой  написала  заявление об

отставке. Директриса с явной завистью  и  не  проявив  никакого

сочувствия,  не  преминула  заметить,  что  дивиденды с двухсот

пятидесяти фунтов вряд  ли  могут  обеспечить  серьезный  запас

прочности   для   цивилизованного   культурного  существования,

которого достойны такие люди, как Люси. Но Люси все же  ушла  и

поселилась в цивилизованной культурной квартирке, расположенной

достаточно  далеко  от Кэмден Таун, чтобы считаться находящейся

близко к Риджент Парку [Риджент Парк -- аристократический район

Лондона.]. Необходимый для существования  запас  прочности  она

добывала,  давая  время  от времени уроки французского языка --

когда надвигалась плата по счетам за  газ,  а  свободное  время

проводила, читая книги по психологии.

     Первую  книгу по психологии Люси прочла из любопытства, ей

подумалось, что это может быть интересно. Остальные она прочла,

чтобы посмотреть, все ли они такие же глупые. К  тому  времени,

как  она  прочла  тридцать  семь  книг  по  психологии,  у  нее

появились об этом  предмете  собственные  мысли,  отличающиеся,

разумеется,   от  того,  что  было  написано  в  тридцати  семи

прочитанных к этому моменту  томах.  Эти  тридцать  семь  томов

казались  ей  совершенной  несуразицей и так раздражали ее, что

она снова и снова садилась и исписывала  целые  стопки  бумаги,

опровергая  изложенное  в них. А так как в английском языке для

большинства  понятий,  которыми   оперирует   психология,   нет

определений  и  изъясняться можно, только пользуясь специальным

жаргоном, то все ее опровержения выглядели вполне наукообразно.

Этим бы все и кончилось, если бы мисс  Пим  не  воспользовалась

оборотной стороной испорченного листка (она печатала на машинке

не очень профессионально), чтобы написать следующее:

     -- Многоуважаемый мистер Сталлард,

     Я  была  бы Вам очень признательна, если бы вы не включали

радио после одиннадцати вечера. Оно мне очень мешает.

     Искренне ваша

     Люси Пим.

     Мистер Сталлард, с которым она не была  знакома  (его  имя

значилось  на дощечке на двери этажом ниже), явился лично в тот

же вечер. В руке он держал ее письмо  и  показался  Люси  очень

разгневанным,  так  что она несколько раз сглотнула, прежде чем

смогла произнести какой-нибудь членораздельный звук. Но  мистер

Сталлард   не   сердился   по   поводу   радио.  Он  работал  в

издательстве,  и  его  обязанностью  было  читать   присылаемые

рукописи. Его заинтересовало то, что было напечатано на обороте

письма Пим.



Размер файла: 452.05 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров