Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла ИЗУЧЕНИЕ ГОЛОГРАФИЧЕСГО МЕТОДА ЗАПИСИ ИНФОРМАЦИИ И ВОССТАНОВЛЕНИЕ ГОЛОГРАММ В ПУЧКАХ С ПЛОСКИМ ФРОНТОМ (2)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛОГАРИФМИЧЕСКОГО ДЕКРЕМЕНТА ЗАТУХАНИЯ ПРУЖИННОГО МАЯТНИКА И СНЯТИЕ ЕГО РЕЗОНАНСНОЙ КРИВОЙ (2)
(Методические материалы)

Значок файла ИЗУЧЕНИЕ ОСНОВНЫХ ЗАКОНОВ ВНЕШНЕГО ФОТО-ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО ЭФФЕКТА И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОСТО-ЯННОЙ ПЛАНКА (2)
(Методические материалы)

Значок файла ИССЛЕДОВАНИЕ СОБСТВЕННЫХ КОЛЕБАНИЙ СТРУНЫ. ИЗМЕРЕНИЯ СКОРОСТИ ПОПЕРЕЧНОЙ ВОЛНЫ ТЕОРИЯ ИССЛЕДУЕМОГО ЯВЛЕНИЯ (2)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОСТОЯННОЙ В ЗАКОНЕ СТЕФАНА - БОЛЬЦМАНА С ПОМОЩЬЮ ОПТИЧЕСКОГО ПИРО-МЕТРА Руководство к лабораторной работе № 10о (Оптика (2)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДЛИНЫ ЗВУКОВОЙ ВОЛНЫ И СКОРОСТИ ЗВУКА В ВОЗДУХЕ (2)
(Методические материалы)

Значок файла ПРОВЕРКА ОСНОВНОГО УРАВНЕНИЯ ДИНАМИКИ ВРАЩАТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ НА МАЯТНИКЕ ОБЕРБЕКА. (Методические указания к выполнению лабораторной работы по курсу «Общая физика") (2)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Человек в круге. В. Югов

     Он стрелял вначале стоя и вверх, однако, поняв, что  дело  серьезнее,

чем он подумал,  когда  начальство,  спокойно  перейдя  полосу  и  пошагав

размеренно туда, куда  идти  никому  не  полагалось,  стал  на  колено  и,

тщательно целясь в ноги уходящему, бил короткими  очередями  размеренно  и

зло. Но ему сегодня не везло.  Отличный  стрелок,  владевший,  пожалуй,  с

одинаковым успехом и охотничьим ружьем, и боевой винтовкой, и ППШ, Смирнов

не уложил или сошедшего с ума полковника, или  притворявшегося  все  время

настоящего шпиона и врага.

     Майор из СМЕРШа Железновский уже  через  час  допрашивал  Смирнова  в

небольшом кабинетике подполковника Мамчура,  работающего  оперативником  в

штабе  дивизии  и  заодно  выполняющего  обязанности   цензора   в   нашей

дивизионной газете "За Родину". Черт дернул меня, ответственного секретаря

этой газеты, именно в  тот  час  пойти  с  очередным  номером  к  Мамчуру,

человеку  деликатному,  мягкому,  но  ужасно  придирчивому.   Дверь   была

почему-то открыта, хотя Мамчур всегда запирался на ключ после того, как  у

нашего шифровальщика что-то исчезло  и  дивизия  пережила  всеобщий  страх

проверочных комиссий с их железными оргвыводами.

     Я перешагнул порог в тот момент, когда Железновский пытался,  видимо,

еще раз ударить Смирнова. Это ему не удалось. Солдат увернулся.  Я  увидел

лишь, как рука Железновского повисла в воздухе, сам он уставился на  меня,

и глаза его забегали по нашим лицам - Мамчура и моему.

     - Кто это еще? - спросил Железновский Мамчура, опустив руку и потирая

ее (будто и не пытался только что ударить солдата) о зеленое сукно  стола,

заляпанное в некоторых местах чернилами.

     Подполковник Мамчур, как первоклашка, стал объяснять, что я тот самый

журналист, который в окружной газете пропагандирует передовой  опыт  нашей

дивизии, пишет о ее лучших людях, не  боится  и  укусить  (так  и  сказал:

укусить) кое-кого из начальства...  Мамчур  очень  старался  хвалить  меня

только потому, как я понял, что я вполз сюда непрошенно и стал  свидетелем

допроса  с  мордобитием.  Что  Смирнова  Железновский   бил,   не   стоило

сомневаться: под глазом у пограничника синело, из вспухшего носа временами

покапывала кровь.

     - Давайте я подпишу газету, - сказал, не глядя на меня, Мамчур.

     Я подошел ближе к столу, протянул пахнущий краской номер.

     - Вы знаете, я уже читал все здесь. - Небольшой  ростом  Мамчур  стал

еще меньше, голова его, седая к сорока годам, втянулась в плечи.  То,  что

он сказал, относилось, конечно же, к Железновскому. Он оправдывался  перед

ним и даже заискивал.

     Железновский, покосившись на нас, совершающих обряд  пуска  газеты  в

свет, вразвалку двинулся к двери. Был  он  высок,  строен,  безукоризненно

сидела на нем форма - китель  с  погонами  артиллериста,  брюки  навыпуск,

достаточно широкие и достаточно узкие, отлично  по  длине  сочетающиеся  с

начищенными до блеска желтыми туфлями.

     В дверях он столкнулся с полковником Шмариновым, таким же высоким, но

чуть сутуловатым и с  замедленными  движениями,  когда  не  требовалось  у

волейбольной сетки принять мяч и отправить  его  на  сторону  соперника  с

адской силой. Я хорошо знал полковника, мы играли с ним в  одной  команде,

входили в сборные корпуса и армии. Но сейчас полковник  был  для  меня  не

коллегой, а начальником СМЕРШа нашей дивизии, как и  его  новый  сотрудник

Железновский представлял это ведомство. По молодости  я,  естественно,  не

понимал, что при любом моем промахе уже само присутствие здесь чревато для

меня непредсказуемыми последствиями, хотя интуитивно чувствовал это  и 

подписанной газетой в руках) ждал только случая, чтобы улизнуть отсюда.

     Шмаринов, видя, с какой охотой уступает ему  свое  место  Мамчур,  не

стал ломаться, сел и, отодвинув от себя бумаги оперативника,  извинительно

сказал тому:

     - Железновский, наверное, объяснил, почему облюбовали твой кабинет?

     Мамчур кивнул.

     - Только теперь не знаем, сколько это продлится. - Шмаринов  взглянул

на Смирнова вроде мимолетно и снова уставился на Мамчура. - Телефон у тебя

на штаб округа выходит?

     - Да, - охотно ответил Мамчур. - И внутренний надежный.

     - Я уже проверял, - подтвердил Железновский.

     Полковник закурил и, рассматривая теперь Смирнова, о чем-то думал.

     - Ты сибиряк, выходит? - наконец, спросил пограничника.

     - Выходит, - зло ответил солдат. -  Когда  сибиряки  нужны  были  под

Москвой, то они... - Смирнов закашлялся. - А теперь... Я шесть лет срочной

тяну... А вы...

     - Вижу, - сказал Шмаринов. - А как прикажешь с тобой поступать, ежели

ты, давно став придурком - шофером ведь службу тянешь, - ухмыльнулся, - не

смог его ссадить с седла! Когда последний раз из автомата серьезно стрелял

по цели?

     - Пару лет тому назад, - не стал хитрить Смирнов.

     - Вот видишь! А ты ведь всегда пограничник!

     -  Я  мотался  на  лайбе  столько,  сколько  хотело  начальство.  Что

приказывали делать, то и делал.

     -  Вас  всех  с  границы  нужно  под  метелку,  -  нервно   засмеялся

Железновский, показав ряд белых ровных зубов. Он, скорее всего, не ожидал,

что его начальник  придет  сюда  и  увидит,  как  разукрашен  солдат.  Ему

показалось, что Шмаринов, когда мельком взглянул на Смирнова, остался  им,

Железновским,  недоволен  (он  уже  за  короткое   время   изучил   своего

непосредственного начальника).

     Шмаринов затушил в пепельнице папиросу и только теперь  увидел  меня,

унизительно стоящего и так и не  нашедшего  свой  случай  исчезновения  из

кабинета Мамчура.

     - Ты по газете, что ли, к подполковнику пришел? - забурчал он,  вдруг

выстрелив взглядом в Железновского. И сразу, не дождавшись моего ответа, -

он знал всегда и все и кое-что еще,  но  его  смущало  присутствие  своего

подчиненного - он то ли не доверял ему, то ли  боялся,  -  стал  ощупывать

меня своим сонным, на вид безразличным взглядом. - Послужить Отечеству  не

желаешь? Ты ведь, если мне не  изменяет  память,  являешься  в  управлении

дивизии секретарем комсомольской организации? Мы  людей  подбираем,  чтобы

сменить вот  эдаких,  извините  за  бедность  мысли,  сибирячков,  которые

стрелять по движущимся мишеням уже разучились... - Шмаринов  оглянулся  на

Железновского, тускло глядящего куда-то на окно, потом перевел  взгляд  на

меня и скрипуче сказал, не предвидя возражения: - Иди, пусть газету  майор

Прудкогляд  делает.  -  А  ты  поедешь...  -  Теперь   он   посмотрел   на

Железновского жестко, начальственно. - Майор, надо встретить, - замялся, -

самолет. Круговая охрана нужна.  Бери  этого  спортсмена-газетчика,  -  он

кивнул на меня, - распоряжаться может. - И тут улыбнулся открыто,  широко.

- Взводом радиотелеграфистов  командовал  в  школе  сержантов  артиллерии.

Теперь вот на офицерской должности, хотя и  старшина...  Бери,  майор,  не

ошибешься. Мы тоже тут кое-что знаем. - Шуткой  похвала  в  мой  адрес  не

обернулась - между ними  что-то  стояло.  И  Шмаринов,  поняв  это,  шумно

подошел к  окну  кабинета,  которое  выходило  на  юг,  опять  перешел  на

скрипучий наставительный уставной стиль. - Кувык наш и остальные с  ним  -

там. Тебе, выходит, самолет... Не встретим... Это...  Это,  майор...  Это,

считай, вышка для всех нас...

     На улице, как говорится, буяла весна; воздух  был  божественно  хорош

после кабинетика цензора. Я перебежал  улицу,  зашел  в  типографию.  Надо

печатать номер.

     Сидели и ждали уже солдаты, привезенные из гауптвахты, чтобы  крутить

колесо. Станок был допотопный, все делалось  вручную,  так  и  приходилось

обращаться за помощью к непутевым солдатам, чтобы их физическими  усилиями

вышел номер, прославляющий лучших, а их критикующий.



Размер файла: 411.99 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров