Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Заклятье древних Маори. Н. Марш

В понедельник днем, тринадцатого января доктор Джеймс Акрингтон  добрался

до Гарпун-клуба в наипресквернейшем расположении духа, готовый метать  громы

и молнии. Казалось, все вокруг просто  сговорились,  чтобы  довести  его  до

белого каления. Начать с того, что он дурно спал. После  склоки  с  сестрой,

вспыхнувшей по какому-то совершенно пустяковому поводу - сначала они  с  ней

повздорили, не сойдясь во мнении насчет целебной ценности грязевых  ванн,  а

потом вконец разругались из-за  того,  как  правильно  зажаривать  глазунью.

Попросив ежедневную газету за прошлый четверг, доктор  Акрингтон  услышал  в

ответ, что в  не„  завернули  какую-то  снедь  для  пикника  мистера  Мориса

Квестинга. Юная племянница доктора, Барбара,  уличенная  в  этом  злодеянии,

выслушав справедливое обвинение доктора, разразилась своим обычным идиотским

смехом, после чего принесла  газету,  заляпанную  тухлым  жиром  и  насквозь

провонявшую  луком.  Гневно  сотрясая  перед  носом  негодницы   изувеченной

газетой,  доктор  Акрингтон  пребольно  стукнулся  копчиком  о  край  стола.

Скрежеща зубами от боли и охваченный слепой яростью,  он  прохромал  в  свою

комнату, разделся, принял душ, закутался в банный халат и, припадая на ногу,

как подстреленная птица,  гневно  проковылял  к  самому  горячему  целебному

источнику. И что же - там уже восседал (чтоб его  черти  разорвали!)  мистер

Морис Квестинг, нежа свои омерзительные  чресла  в  пузырьках  газа,  тучами

вздымавшихся на поверхность.  При  виде  доктора  мистер  Квестинг  нахально

расхохотался и заявил, что собирается торчать в источнике ещ„ целых двадцать

минут. Более того, негодяй посмел указать  доктору  Акрингтону  на  соседние

источники, куда менее горячие, но зато пустующие. Доктор Акрингтон, с трудом

балансируя на затвердевшем иссиня-сизом глинистом берегу источника, в  самых

отборных и изощренных выражениях высказал все, что думает  по  поводу  такой

наглости, но его голый противник в ответ только гнусненько хихикал. Кипя  от

злости, доктор Акрингтон вернулся к себе, оделся и, не найдя, на ком  излить

свой справедливый  гнев,  взгромоздился  в  машину  и,  нещадно  пришпоривая

металлического скакуна, погнал его вверх по крутому  косогору  к  дороге  на

Гарпун.  Позади  себя  злой,  как  все  черти  преисподней,  доктор  оставил

атмосферу,  вполне  под  стать  своему  настроению,   ибо   воздух   курорта

Ваи-ата-тапу всегда был насыщен удушливыми серными парами.

   Пройдя в здание клуба, он забрал почту и завернул  в  читальню.  Окна  е„

выходили на живописную бухту, воды которой в этот мирный летний  денек  были

безмятежно  гладки,  бережно  сохраняя  безукоризненную  голубизну  неба   и

сказочную белизну  песка,  оттеняемого  огненным  багрянцем  пышно  цветущих

деревьев - гордости Нортленда . Призрачно мерцающие волны тепла, вздымаясь с

раскаленного асфальта у входа в клуб, причудливо искажали очертания деревьев

и окаймляющих залив гор, словно раскачивая их на невидимых  качелях,  отчего

весь этот, сохранившийся со времени оного, пейзаж  казался  скорее  миражом,

нежели подлинным творением природы.

   Зрелище было изумительное, но доктора Акрингтона оно не тронуло.  Подумав

лишь, что день выдался  до  омерзения  жарким,  он  один  за  другим  вскрыл

конверты и пробежал глазами письма. Внимания заслуживало лишь одно. Разложив

его перед собой на столе, доктор Акрингтон  погрузился  в  чтение,  тихонько

посвистывая сквозь зубы. Вот что он прочитал:

 

   "Харли Чамберс,

   Окленд, С1,

   Новая Зеландия

 

   Глубокоуважаемый доктор Акрингтон!

   Осмелюсь спросить Вашего совета по весьма деликатному поводу.  Речь  идет

об одном из моих пациентов - нашей заезжей знаменитости, Джеффри Гаунте. Как

Вам, должно быть, известно, перед самым началом войны он приехал в Австралию

в составе труппы шекспировского театра,  а  потом  в  числе  прочих  актеров

остался на зеленом континенте, играя благотворительные спектакли  и  отдавая

все сборы различным патриотическим фондам. Когда же  труппу  распустили,  он

перебрался к нам, в Новую Зеландию, где (это, должно  быть,  ускользнуло  от

Вашего внимания, ибо я помню Вашу нелюбовь к радио), не раз выступал в эфире

с пламенными патриотическими призывами. Месяц назад он обратился  ко  мне  с

жалобой на бессонницу, острую боль в суставах, потерю аппетита, депрессию  и

общее недомогание. Спросил, могут ли его с  такими  симптомами  призвать  на

действительную военную службу. Сказал, что  готов  вернуться  в  Англию,  но

только в том случае, если сможет реально помочь своей родине. Я определил  у

него фиброзит и нервное истощение, прописал умеренную диету и сказал,  чтобы

он и думать забыл об армии.  Кажется,  ему  втемяшилось  в  голову  написать

автобиографию. Похоже, все просто помешались на  автобиографиях.  Я  сказал,

что неплохо бы объединить это занятие с водными процедурами и полным покоем.

Предложил ему махнуть в Роторуа, но Гаунт пришел в ужас. Сказал, что сыт  по

горло охотниками на львов и прочими авантюристами, да и  вообще  терпеть  не

может болтаться где-то при стечении народа.

   Вы, должно быть, уже догадались, куда я клоню.

   Я знаю, что Вы живете в Ваи-ата-тапу, а заведует курортом Ваша сестра или

е„ муж. Я слышал также, что Вы трудитесь над magnum opus ,  из  чего  сделал

вывод, что атмосфера на курорте вполне благоприятствует спокойной  работе  и

отдыху. Буду очень признателен, если Вы ответите, подойдет ли это место  для

моего пациента, и согласятся ли полковник Клэр и  миссис  Клэр  принять  его

месяца на полтора-два. Я знаю, что в последнее время Вы отошли  от  активной

практики, а поэтому заранее извиняюсь за следующую просьбу. Не сочтете ли Вы

за труд хоть немного  присматривать  за  мистером  Гаунтом?  Это  необычайно

колоритная личность, и, возможно, Вам будет небезынтересно заполучить такого

уникального пациента. От себя добавлю, что буду счастлив и горд поручить его

столь выдающемуся целителю.

   Гаунт путешествует вместе с секретарем и слугой, которых следует поселить

отдельно.

   Прошу простить меня за столь затянутое и (возможно) несколько  бестактное

послание.

   Искренне Ваш

   Иан Форстер?.

 

   Дважды перечитав письмо, доктор Акрингтон сложил его пополам,  упрятал  в

книгу и, не переставая насвистывать, набил трубку табаком и  закурил.  Минут

пять спустя он придвинул к себе чистый лист бумаги и принялся покрывать  его

затейливым неряшливым почерком.



Размер файла: 516.72 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров