Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (3)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Убиство в музее восковых фигур. Д. Д. Карр

   В ту ночь на Бенколине не было  фрака,  и  завсегдатаи  ночных  заведений

чувствовали себя в безопасности.

   Дело в том, что об этом денди  -  охотнике  за  людьми,  главе  парижской

полиции - ходит легенда, в которую свято верят во всех  ночных  притонах  от

Монмартра до бульвара Ла-Шапель. Ведь парижане  -  даже  те,  которые  имеют

основания  опасаться  полицейских,  -  обожают   эксцентричных   детективов.

Бенколин  имел  обыкновение  не  торопясь  обходить  ночные  заведения  -  и

супермодные, расположенные вверх по улице Фонтэн, и поскромнее, сгрудившиеся

вокруг арки Сен-Мартен. Даже в самых грязных районах,  которые  разместились

слева от бульвара Сент-Антуан и о существовании  которых  и  не  подозревают

туристы,  его  не  раз  видели  за  кружкой  пива,  слушающим  металлическое

подвывание мелодии танго  в  густом  облаке  табачного  дыма.  Именно  такое

времяпрепровождение, по его словам, ему по душе. Бенколину нравится  сидеть,

не привлекая к себе внимания, перед кружкой пива в разноцветном полумраке  и

под звуки оглушительного джаза уноситься куда-то мыслями  -  мыслями,  какие

только и могут зародиться за его  мефистофельским  изломом  бровей.  Однако,

говоря "не привлекая к себе внимания", он несколько  грешит  против  истины:

его присутствие не более незаметно, чем гром медных труб  оркестра.  Правда,

Бенколин молчит, только вежливо улыбается и всю ночь дымит сигарой.

   Далее легенда утверждает: когда Бенколин появляется  в  обычном  пиджаке,

это означает, что он просто решил развлечься.  Видя  его  в  таком  костюме,

хозяева сомнительных кафешек выказывают ему всяческие знаки внимания,  низко

кланяются и непременно подносят шампанское. Если детектив надевает  смокинг,

это  значит,  что  он  напал  на  след,  но   пока   только   размышляет   и

присматривается;  в  этом  случае  содержатели  заведений,  хотя  и  заметно

встревоженные, все же сажают его за хороший стол  и  предлагают  чего-нибудь

крепкого вроде коньяка. Но уж когда Бенколин появляется во фраке, в  придачу

в своем знаменитом плаще, цилиндре и с тростью с серебряным набалдашником  в

руке, когда он улыбается еще приветливее, а фрак у него под левой рукой чуть

топорщится - тогда, господа, ждите  беды!  Хозяин  кафе  не  предлагает  ему

выпить,  оркестр  сбивается  с  такта,  официант  роняет  тарелку-другую,  а

завсегдатаи спешат поскорее увести своих милашек, пока не засверкали ножи.

   Нужно сказать, что легенда эта не выдумка. Я не  раз  говорил  Бенколину,

что подобная показуха не к лицу главному  детективу  города  Парижа;  строго

говоря, задержание преступника вообще не входит в его обязанности, с этим  с

таким же успехом справится любой младший инспектор. Но говорить с ним на эту

тему бесполезно: весь этот процесс доставляет ему колоссальное  удовольствие

- и будет доставлять до тех пор, пока чей-нибудь более быстрый нож или  пуля

не настигнут его  под  газовым  фонарем  в  грязном  закоулке  какого-нибудь

забытого Богом мерзкого квартала, пока его  опаловые  запонки  не  упадут  в

лужу, а спрятанный в трости  стилет  не  замрет,  наполовину  вытащенный  из

ножен.

   Время от времени я составлял ему компанию в его  ночных  прогулках  -  но

лишь один раз на Бенколине был вечерний  костюм.  В  ту  ночь  нам  пришлось

немало потрудиться, пока на запястьях преступника не защелкнулись наручники.

Мой новый цилиндр украсился по меньшей мере двумя дырками, и  я  ругался  на

чем  свет  стоит,  а  Бенколин  посмеивался,  когда  мы  сдавали  крикливого

джентльмена  жандармам.  Поэтому,  когда  октябрьской  ночью,  с  которой  и

начинается эта история, Бенколин позвонил мне и предложил "прогуляться", это

вызвало во мне, как говорят у меня на родине, самые противоречивые  чувства.

"При полном параде?" - осведомился я. Бенколин ответил, что нет. Это звучало

обнадеживающе.

   Пройдя под розовыми фонарями  бульваров,  мы  оказались  в  том  грязном,

заплеванном и буйном районе вокруг  арки  Сен-Мартен,  где  на  каждом  шагу

бордели и то и дело кто-нибудь рядом с тобой  вспахивает  носом  тротуар.  К

полуночи мы добрались до ночного клуба, где намеревались хорошенько  выпить.

Среди  иностранцев,  особенно  моих  соотечественников,   почему-то   бытует

представление, будто французы не пьянеют. Весело  смеясь  над  этим  нелепым

предрассудком,  мы  с  Бенколином  уселись  за  столик  в  углу  и,  пытаясь

перекричать ор вокруг, заказали бренди.

   В подвале было  очень  жарко,  хотя  электрические  вентиляторы  работали

вовсю, пробивая туннели в дыму. Голубой  прожектор  пробегал  в  темноте  по

переплетающимся  телам  танцующих,  и  от   этого   чья-нибудь   накрашенная

физиономия, выхваченная на мгновение из тьмы  и  тут  же  снова  поглощенная

вздыбившейся  темной  массой,  казалась  зловещей.  Покачиваясь   в   унисон

монотонному завыванию и топоту,  оркестр  медленно  выводил  мелодию  танго.

Снова застонали трубы, зашаркали подошвы,  музыка  стала  тише,  и  невнятно

гудящие танцоры одновременно сделали пируэт, отчего  их  тени  заплясали  по

залитым синим светом стенам. Продавщицы, закрыв глаза, медленно скользили  в

объятиях своих спутников, ведь из всех танцев танго -  самый  упоительный  и

самый страстный. Я наблюдал, как выплывали из тьмы и  снова  растворялись  в

ней напряженные лица,  словно  подхваченные  черной  волной  среди  ставшего

теперь зеленым света; многие из танцоров  были  пьяны,  и  все  казались  не

правдоподобными и жуткими, а между  взрывами  гвалта,  когда  замолкал  стон

аккордеона, слышалось мерное жужжание вентиляторов.

   - Зачем мы сюда пришли? - спросил я. Эффектным жестом, звякнув  блюдцами,

официант запустил через стол наши стаканы,  и  они,  вращаясь,  остановились

точно перед нами. Не поднимая глаз, Бенколин ответил:

   - Не смотрите сразу... Вон тот человек, в углу, через два стола  от  нас,

который так явно прячет от меня глаза...

   Я осторожно обернулся. Было слишком темно, чтобы видеть отчетливо,  но  в

какой-то момент зеленый луч прожектора выхватил из  тьмы  лицо  человека,  о

котором говорил Бенколин. Этот тип развалился на стуле, обнимая  сразу  двух

девиц и смеясь вместе с ними. Во время  короткой  неестественной  вспышки  я

разглядел блеск черных напомаженных волос,  массивный  подбородок,  горбатый

нос и недвижно уставившиеся на свет глаза. Все это никак  не  вписывалось  в

окружающую банальную атмосферу, но почему - я не мог объяснить. Взгляд  этих

горящих глаз, шмыгнувший в сторону вслед за лучом, был  странен  и  напомнил

мне паука, которого спугнули в своем темном углу лучом карманного фонаря.  Я

подумал, что при встрече узнаю этого человека.

   - Ваша добыча? - спросил я. Бенколин покачал головой:

   - Нет, во всяком  случае  не  сейчас.  Но  у  нас  кое  с  кем  назначена

встреча... А, вот и он - видите, пробирается к нашему столу? Допивайте.

   Человек, на которого он показал, неуверенно пробирался  между  столиками,

явно смущенный окружающей обстановкой. Он был маленького  роста,  с  большой

головой и обвислыми седыми бакенбардами. Вдруг в глаза  ему  ударил  зеленый

свет; ослепленный, он наткнулся на какой-то столик  и  растерянно,  умоляюще

посмотрел на Бенколина. Детектив сделал мне знак,  мы  встали,  и  маленький

человечек поспешил за нами по направлению к задней комнате. Я бросил  взгляд

на горбоносого. Он  прижал  к  груди  голову  одной  из  девиц  и  рассеянно

перебирал ее волосы, одновременно провожая нас немигающим взглядом... Совсем

рядом с эстрадой, где рев  музыки  был  совсем  уж  оглушительным,  Бенколин

распахнул неприметную дверцу.

   Мы оказались  в  побеленном  коридорчике,  под  потолком  тускло  светила

электрическая лампочка. Маленький человечек стоял перед нами склонив  голову

набок, согнувшись и нервно мигая.  Его  красноватые  глаза  имели  необычное

свойство то округляться, то снова сужаться, как будто следуя биению  пульса.

Неопрятные усы и огромные седые  бакенбарды  были  слишком  велики  для  его

костлявого лица, скулы блестели, а лысина казалась  присыпанной  пылью.  Над

ушами торчали два пучка седых волос. Порыжевший пиджак черного  цвета  висел

на нем, как на вешалке, и видно было, что он нервничает.

   - Я не знаю, чего хочет мсье, - заговорил он визгливо. - Но я  пришел.  Я

закрыл свой музей.

   - Джефф, - обратился ко мне Бенколин, - это господин Августин. Он  хозяин

старейшего в Париже музея восковых фигур.

   - Музея Августина, - пояснил маленький человечек. Он наклонил  голову  и,

сам того не замечая, застыл, словно перед фотокамерой. - Все фигуры я  делаю

сам." Вы ведь слышали о Музее Августина?

   Он выжидающе смотрел на меня, и я кивнул,  хотя  на  самом  деле  впервые

слышал о его музее. Музей мадам Тюссо - единственное из подобных  заведений,

которое я знал.



Размер файла: 397.76 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров