Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Говорим по-английски: Учебно-методическая разработка. /Сост.: Та- расенко В.Е. и др. ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2004. – 28с. (3)
(Методические материалы)

Значок файла Семина О.А. Учебное пособие «Неличные формы глагола» для студентов 1 и 2 курсов, изучающих английский язык (3)
(Методические материалы)

Значок файла Семина О.А. Компьютеры. Часть 1. Учебное пособие для студентов 1 и 2 курсов, изучающих английский язык. /О.А. Семина./ – ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2005. – 166с. (2)
(Методические материалы)

Значок файла З. В. Егорычева. Инженерная геодезия: Методические указания для студентов специальности 170200 «Машины и оборудование нефтяных и газовых промыслов» дневной и заочной формы обучения. – Красноярск, изд-во КГТУ, 2002. – 60 с. (1)
(Методические материалы)

Значок файла СУЧАСНИЙ СТАН ДЕРЖАВНОЇ ПІДТРИМКИ РОЗВИТКУ АГРАРНОГО СЕКТОРА УКРАЇНИ (2)
(Статьи)

Значок файла ОРГАНІЗАЦІЙНО-ФУНКЦІОНАЛЬНІ ЗАСАДИ ДЕРЖАВНОГО ПРОТЕКЦІОНІЗМУ В АГРОПРОМИСЛОВОМУ КОМПЛЕКСІ УКРАЇНИ (5)
(Статьи)

Значок файла Характеристика контрольно-наглядових повноважень центральних банків романо-германської системи права (5)
(Рефераты)

Каталог бесплатных ресурсов

Его батальон. В. Быков

   Траншея была неглубокая, сухая и пыльная - наспех  отрытая  за  ночь  в

едва оттаявшем от зимних морозов, но уже хорошо просохшем пригорке.  Чтобы

чересчур не высовываться из нее,  Волошин  привычно  склонялся  грудью  на

бруствер, пошире расставив локти. Однако долго стоять так при его  высоком

росте было утомительно; меняя позу, комбат неловко повернул локоть, и  ком

мерзлой земли с глухим стуком упал на дно.  Тотчас  в  траншее  послышался

обиженный собачий визг, и на осыпавшуюся бровку мягко  легли  две  широкие

когтистые лапы.

   - Джим, лежать!

   Не отрывая от глаз бинокль, Волошин повернул пальцами окуляры - сначала

в одну, а затем и в  другую  сторону,  отыскивая  наилучшую  резкость,  но

видимости по-прежнему почти не было.

   Голые, недавно вытаявшие из-под снега склоны высоты, с длинной  полосой

осенней вспашки, извилистым шрамом траншеи на самой  вершине,  несколькими

свежими пятнами минных разрывов, и  даже  чахлый  кустарник  внизу  -  все

застилал сумрак быстро надвигавшейся ночи.

   - Ну что ж, все ясно!

   Он опустил подвешенный на груди  бинокль  и  расслабленно  откинулся  к

задней стенке траншеи. Дежурный разведчик, наблюдавший из соседней ячейки,

зябко передернул плечами под серой замызганной телогрейкой:

   - Укрепляется, гад!

   Противник укреплялся, это было очевидно, и комбат с сожалением подумал,

что вчера они допустили ошибку, не атаковав о ходу эту высоту.  Тогда  еще

были  некоторые  шансы  захватить  ее,  не  вчера  подвела  артиллерия.  У

поддерживающей батареи остался всего с десяток  снарядов,  необходимых  на

самый критический случай; соседний батальон ввязался  в  затяжной  бой  за

совхоз "Пионер", раскинувшийся на  той  стороне  речки,  и  когда  Волошин

спросил относительно  этой  малозаметной,  но,  по-видимому,  немаловажной

высоты у командира полка, тот ничего  не  ответил.  Впрочем,  оно  было  и

понятно: наступление выдыхалось, задачу  свою  полк  кое-как  выполнил,  а

дальше, наверно, еще не было определенного плана  и  у  штаба  дивизии.  И

все-таки высоту надо было взять. Правда, для этого одного  потрепанного  в

трехнедельных боях батальона было  недостаточно,  но  вчера  на  ее  голой

крутоватой вершине  еще  не  была  отрыта  траншея,  а  главное  -  правый

фланговый склон над болотом, кажется, не был еще занят немцами. Заняли они

его утром и весь день, не обращая внимания на пулеметный обстрел, по  всей

высоте копали. Отсюда было хорошо видно, как там мелькала над  брустверами

черная россыпь земли; под вечер  из  совхоза  подошло  несколько  грузовых

машин, и немецкие саперы до ночи таскали по траншее бревна  и  оборудовали

блиндажи и окопы. Ночью, пожалуй, заминируют и  пологие,  вытянувшиеся  до

самого болота склоны.

   Вокруг быстро темнело, над  голым  мартовским  пространством  все  гуще

растекались холодные  сумерки,  в  которых  тускло  серели  пятна  еще  не

растаявшего снега во впадинах, ровках, под взмежками, на  заросшем  жидким

кустарником болоте. Было холодно. С востока дул порывистый морозный ветер,

с ним на пригорок НП долетал запах дыма, напомнивший комбату о его убежище

- землянке, куда он ни разу за день не зашел. Джим, будто поняв  намерение

хозяина, поднялся, шагов пять пробежал по траншее и  вопросительно  глянул

серьезными, немножко печальными глазами.

   - Так.  Прыгунов,  наблюдайте.  И  слушайте  тоже.  Если  что  -  сразу

докладывайте.

   - Есть, товарищ комбат.

   - Только не вздумайте курить.

   - Некурящий я.

   - Тем лучше. На ужин подменят.

   Обдирая стены узкой траншеи палаткой, наброшенной поверх шинели, комбат

быстро пошел вниз к землянке, все настойчивее  соблазнявшей  относительным

теплом, покоем, котелком горячего супа. Впрочем, сооруженная за одну  ночь

землянка получилась не бог весть какая - временное полевое  пристанище  на

день-два, вместо бревен крытая жердками и соломой  с  тонким  слоем  земли

наверху. Двери тут вообще никакой не было, просто на входе  висела  чья-то

палатка, приподняв которую комбат сразу  очутился  возле  главной  радости

этого убежища - переделанной из молочного бидона, хорошо  уже  натопленной

печки.

   - О, блаженство! - не удержался он, протягивая к теплу настывшие  руки.

- Как в Сочи! Что улыбаетесь, Чернорученко? Вы были в Сочи?

   - Не был, товарищ комбат.

   - То-то!

   Немолодой,   медлительный   в   движениях   и   молчаливый   телефонист

Чернорученко, защемив между плечом и ухом телефонную трубку, заталкивал  в

печку хворост и все улыбался, наверно, имея в виду что-то веселое.  Комбат

машинально перевел взгляд на других, кто был в  землянке,  но  и  те  тоже

заговорщически улыбались: и ординарец комбата  Гутман,  который,  стоя  на

коленях, в стеганых брюках, сучил в зубах длинную нитку, и разведчик, что,

опершись на локоть, лежал на  соломе  и  дымил  самокруткой.  Один  только

начштаба лейтенант Маркин в наброшенном на плечи полушубке  сосредоточенно

возился со своими бумагами в тусклом свете стоящего  на  ящике  карбидного

фонаря. Но Маркин вообще никогда не улыбался, ничему не радовался, сколько

его знал комбат, всегда был такой - отчужденный от прочих,  погруженный  в

самого себя.

   - Что случилось?

   Капитан задал этот  вопрос,  несколько  даже  заинтригованный  всеобщим

молчанием, и Чернорученко, неуклюже выпрямившись,  переступил  с  ноги  на

ногу. Однако первым заговорил Гутман:

   - Сюрприз для вас, товарищ комбат.

   Сюрпризов  на  фронте  хватало,  они  сыпались   тут   ежечасно,   один

неожиданнее другого, но теперь Волошин почувствовал,  что  этот,  пожалуй,

был не из худших. Иначе бы они так не улыбались.

   - Что еще за сюрприз?

   - Пусть Чернорученко скажет. Он лучше знает.

   Неуклюжий и длиннорукий Чернорученко, смущенно  улыбаясь,  взглянул  на

Гутмана, потом на лейтенанта Маркина. Не  решаясь  начать  первым,  Маркин

коротко ободрил бойца:

   - Ну говори, говори.

   - Орден вам, товарищ комбат. Из штаба звонили.

   Волошин и сам уже начал догадываться  и  теперь  понял  все  сразу.  Не

сказав ни слова, он перешагнул через длинные ноги  разведчика,  сбросил  с

себя плащ-палатку и сел подле ящика начальника штаба. Джим с  почтительной

важностью воспитанного пса опустился на задние лапы рядом.

   Волошин молчал. На секунду в его душе мелькнуло радостное  и  в  то  же

время неизвестно почему немного неловкое чувство. Орден - это  хорошо,  но

почему только ему? А другим? Между тем все  происходило,  наверно,  как  и

должно было происходить на войне, - месяца  два  назад  послали  бумаги  с

представлением его к ордену Красного Знамени, он знал об этом  и  какое-то

время даже ждал ордена. Но потом началось наступление,  трудные,  затяжные

бои за высотки, деревни и хутора, и он не очень уж и надеялся, что награда

застанет его в живых. И вот, выходит, застала, значит, еще суждено сколько

придется поносить на груди и этот боевой орден. Что  ж,  в  общем  он  был

доволен, хотя внешне ничем и не выразил своего удовлетворения.

   - Так что поздравляем, товарищ капитан! - сказал Гутман. - Вот тут я  и

обмывочку расстарался.

   Он выхватил откуда-то алюминиевую  фляжку  и  встряхнул  ее.  Во  фляге

булькнуло. Волошин смущенно поморщился:

   - Пока спрячь, Лева. Обмывочка не проблема.

   - Ого!  Не  проблема!  Да  я  ее  едва  у  старшины  второго  батальона

выцыганил. Самая проблема! Вон лейтенант весь вечер на нее поглядывает.



Размер файла: 338.38 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров