Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Рукописи отчужденных. В. Деревянченко

Сегодня я не буду выходить наружу, уж очень там шумно. Боюсь я шума, и всегда боялся. Еды думаю, хватит на несколько дней, а может и на больше. Хм, уже даже тяжело вспомнить, сколько я живу здесь, в подземельях. Помнится когда-то, я вместе с Карим нашли здесь крупный хабар, заодно и мутантов зачистили. Весь «Долг» праздновал такой удачный рейд его бойцов. Эх, хорошие были деньки! Пока Карий не умер. Долго я горевал по нему, а ведь и умер он неподалёку, наверху за холмом возвышается крест. А сходить к нему я не могу, боюсь, что убьют, тут есть кому. Всегда боюсь, хоть уже и убивал многих, кто забрёл сюда. От страха я становлюсь опасным. Как я докатился до такой жизни? Выстрелы! Похоже там настоящая бойня. Вот и подохните там, а ко мне не суйтесь! Наверно лучше пройтись по коридорам вдруг сюда снорк или еще, какая погань нагрянет, желая спастись от охотников «Долга». Ох, кости хрустят,  питаюсь плохо и света солнечного не вижу почти. Надо что-то с этим делать, иначе не проживу я долго. Помню, как сюда какой-то кровосос залез, так я его еле придушил, а он гадина, брюхо мне распорол. Ох, и долго заживало. Такс, что у нас тут по главному коридору? Как всегда «Студни» да крысы. Бегайте, бегайте скоро и вас есть придётся. Значит, теперь идём обратно, в остальные помещения мне нельзя. Там бандиты убежище устроили. Я их не трогаю, они меня. Хм,  какая-то странная тишина, ни голосов, ни топота. Чую не к добру это. Нужно возвращаться к укрытию. Я помчался по коридору, быстро, быстро. И вот уже перед самым логовом из темноты вышел человек с автоматом. Я хорошо вижу в темноте, но этого на удивление самому себе, не заметил. Сталкер был в черном комбинезоне и без фонаря. Замер он, замер и я. Тут  позади него раздался чей-то голос. Только теперь я понял, что выстрелы наверху уже прекратились.

-Я нашёл убежище, нам поо, - голос умолк сразу, как только его обладатель заметил меня. Я больше не мог ждать, страх овладел мной. Я замахнулся на первого, но автомат был быстрее. Очередь прошила меня наискось, и я беспомощно упал на холодный пол. Сталкер сменил автомат на пистолет и нацелил дуло мне в лоб. На его лице появилась жестокая улыбка, а в глазах играл огонёк азарта. И тут снова заговорил второй:

-Стрелок, бросай этого кровососа, военные спустились в подземелья! Бегом в убежище!

-Хорошо, - сталкер опустил пистолет и поднялся, затем снова посмотрел на меня холодным взглядом, - сам сдохнет!

Последние слова уже отразились эхом в моей голове, а лапы сами тянули почерневшее, мутированное тело куда-нибудь в безопасное место. Потом темнота окутала меня, но я обещал себе, что выживу, обязательно выживу, и мы еще встретимся, Стрелок!             ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::

 

              

 

 

 

 

                Красным по белому

                                              Что значит любить жизнь?

                                             

Говорят, «то, что тебя не убивает, делает тебя сильнее». Может, так и есть, но в моём случае это правило не действовало вовсе. Уже больше часа я, раненый и истекающий кровью, возвращался из рейда, на Кордон. «Ах, Кордон, Кордон – дом родной! Когда же ты раскинешь предо мной свои высокие холмы?» Дорога из Темной Долины была не очень труднопроходимой, но в данном случае каждый шаг вызывал невыносимую боль. Я терпел, я шёл, оставляя  за собой алую нить на чистом и белом снегу. Всё! Если выживу, завязываю с Зоной навсегда! И зачем я пришёл сюда? За деньгами? Нет, я не как все, я другой. Уж очень нравятся мне закаты и рассветы в этом безумно опасном месте. Недаром меня прозвали Фотографом, охотником за снимками. Да я пришёл в Зону фотографировать и получал за это большие деньги на Большой Земле, потому что снимал я не только пейзажи. А кто я теперь? Даже и не знаю.

Снег хрустел под ногами, ветер колыхал волосы, а слабый мороз щипал пальцы, сжимающие пистолет Макарова. Сейчас я был почти беззащитным. Но похоже Черный сталкер на моей стороне, раз я еще жив и добрался до границы Кордона. Я остановился передохнуть на верхушке одного из могучих холмов. В отличие от Свалки радиация здесь была в «норме», по меркам Зоны. Впереди красовались укутанные тонким покровом снега сосны и дубы, они словно стражи стояли неподвижно и могущественно. Заросли трав на спусках так и остались неподвижны с осени, но пожолкли и покрылись снежным пухом, который был похож на маленькие белые розы, но не являлся ими в реальности. Где-то вдалеке выглядывали крыши домишек, из некоторых дымоходов в небо подымался сероватый дым растопленных печей, и тишина царила вокруг. Ни стрельбы, ни завываний мутантов. Поэтому я и любил эти места за необычную тишину, по сравнению с севером Зоны. Одной рукой я посильнее прижал кровоточащую рану, а другой вытащил черный прямоугольник фотоаппарата. Щёлк. Еще один снимок и быть может последний.

Прямоугольник мгновенно скрылся в кармане, и рука уже сжимала оторванный кусок рукава и последний бинт. Быстрыми движениями я кое-как перевязал распоротую грудь, предсмертный подарок химеры, и снова выхватив пистолет, побежал (насколько мог) вниз. Причиной такой спешки стал вой десятка слепых псов где-то позади. Почуяли мою кровь и метнулись в погоню, сволочи. Силы меня покидали, я стал бежать медленней, но не оглядывался. В боку что-то резко покалывало, ноги «скручивало» и они отказывались бежать, но воля сильней и жажда жить сильней. Впереди уже был виден мост около АТП, осталось только подняться на дорогу. Склон был пологий, но штурмовал я его очень медленно, я почти полз. Позади был слышен не только вой, но уже и рычание. Они близко.

Я, наконец, взобрался на дорогу и, осилив выпрямиться в полный рост, всё-таки обернулся назад. Их было семь. Шесть облезлых и худощавых слепышей и один здоровый, черный псевдопёс. Он бежал позади всех, подгоняя мутантов. И они подчинялись ему. Худощавая туша подлетела вмиг и тут же  замыслила ухватить холодными зубами за ногу, но вовремя я оглушил её рукоятью и пустил кровь по ветру первым выстрелом. Второй пришёлся подбегающему слепому псу в навеки сомкнутый глаз. Слепыши отступили, а я сделал еще десяток шагов к мосту. Я еще пытался уйти без боя. Как я был глуп. Двое выскочили впереди, двое зарычали сзади, в обойме пять патронов. Еще есть надежда. Мутанты одновременно кинулись ко мне, но я ждал. И вот они совсем близко. Всего три секунды прошло, а двое уже в небытие. Я мгновенно обернулся, но не успел ничего сделать. Слепой пёс свалил меня в снег и потянулся к глотке, дабы разгрызть её. Нож вонзился ему в череп, а рука откинула в сторону и, прицелившись, я выстрелил. Две пули прошли сквозь пасть и погубили мутанта. Немного отдышавшись, я поднялся. Я был уже на мосту. Еще капельку и деревня, еще чуть-чуть. Рука сжимала оружие с последним патроном. Рычание раздавалось то там, то там. Я закричал. Я позвал помощь. Может, услышат меня в посёлке, но тщетно. Зверь выскочил, откуда не ждали, и прыжком свалил меня. Я упал в пушистый снег в схватке с псевдопсом. Пистолета уже не было, как и трёх моих пальцев. Зверь уцепился мне в куртку зубами, я вцепился целой рукой за его шею. Свернуть её не получалось. Сквозь боль я ухватился и второй. Кровь с пальцев залила лицо, но я сжимал. Я душил. Мутант уже терзал меня за плечо. Я взвыл от боли и  в потоке ярости, дотянувшись до ножа, стал с криком ширять острым лезвием в брюхо пса. Его стальная хватка ослабла, и окровавленный зверь начал скулить. Я не останавливался, я хотел жить. За 10 секунд я продырявил эту облезлую тушу больше пятнадцати раз. Я цеплялся за жизнь, как только мог. Пёс разомкнул пасть и глухо свалился мне на грудь. В голове промелькнула вспышка радости. Глаза смотрели в небо. Солнце пробивалось желтым сиянием сквозь тучи. Как вдруг среди этого сияния появился черный силуэт вертолета. Подобный образу черной смерти завис он в воздухе. Раскрутилась турель  и две огненные полосы  вонзились в землю сквозь меня и мутанта. Вертолёт улетел. Я доживал свои последние секунды, залитый кровью не только человека.  Сердце стучало как никогда. Оно билось  подобно узнику в темнице. Я прислушался и понял. Что также билось сердце пса. Он был на грани, как и я. Он еще дышал, как и я. Он знал, что умрет, как и я. Я слегка приподнялся и кровавым остатком пальца, красным по белому, написал на снегу: «Зона-Смерть». Взглянул в небо, выдохнул и ушёл навсегда.



Размер файла: 236.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров