Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Привидение в кроссовках. Д. Донцова

     Если девушка знает себе цену, значит, она ее не раз называла. Я не очень люблю людей, заявляющих с апломбом: “Ну, меня обмануть никому не удастся, я хорошо знаю, чего стою!”

     Спрашивается, откуда? Услышав подобную фразу, сказанную с гордым видом, я стараюсь побыстрей закончить с собеседником разговор, просто комкаю его на середине и убегаю. Понимаю, что такое поведение глупо, но поделать с собой ничего не могу. Но эти слова, сказанные сегодня Ленкой Карелиной, совершенно меня не обозлили. Ленка особое дело - ее и впрямь нельзя обмануть.

     Когда-то мы учились вместе в институте, и Ленка уже тогда была страшно деловой. Те, кому исполнилось сорок, должны хорошо помнить приветливых, улыбчивых мужчин и женщин, появлявшихся в учреждениях с большими сумками, набитыми вещами, обувью и косметикой. Фарцовщики, так называли их в семидесятые годы, или спекулянты. Стоило такому человеку возникнуть в коридоре, как большая, в основном женская, часть работающих мигом бросала все дела и неслась в туалет, где начиналось совершенно упоительное занятие: примерка шмоток.

     Вот Ленка и была одним из этих коробейников, только таскала она не лифчики, платья или недоступные для большинства баб французские духи, а книги. Во времена, когда в СССР у власти стояли коммунисты, книги тоже были в тотальном дефиците. Причем ситуация на рынке торговли печатными изданиями выглядела парадоксально. Магазины ломились от обилия великолепно изданных томов в классных переплетах. Но при ближайшем рассмотрении это оказывалось нечто неудобоваримое: сборники постановлений ЦК КПСС, стихи каких-нибудь Пупкиных и Ляпкиных под бодрым названием “Широко шагает рабочий класс” и повести о пользе социалистического соревнования. Ни детективов, ни фантастики, ни хорошей учебной литературы, ни просто талантливых произведений, стихов и прозы любимых авторов нельзя было сыскать днем с огнем.

     Нет, в СССР имелись и прозаики, и поэты: Катаев, Каверин, Вознесенский, Евтушенко... Но их произведения никогда открыто не лежали на прилавках, а доставались из-под полы. В магазинах процветала так называемая “нагрузка”. Это когда вы, желая получить вожделенный томик Цветаевой, должны были брать в придачу к нему сборник постановлений Совета Министров по кролиководству или роман “В свете электрификации”.

     В советские времена иметь дома хорошую библиотеку считалось престижным. У партийной элиты существовали не только “колбасный” или “шмоточный”, но и книжный “распределитель”.

     Книгами хвастались, их выставляли на виду, рядом с хрустальными фужерами и сервизом “Мадонна”. Подпольного “книгоношу” на предприятии встречали не менее, а иногда и более радостно, чем фарцовщика с косметикой.

     Вот Ленка и таскалась по учреждениям с передвижной торговой тачкой. Ахматова, Андрей Белый, собрания сочинений Достоевского, Чехова, Куприна. Рядом - Майн Рид, Джек Лондон, Дюма...

     Нынешнему поколению, привыкшему к тому, что прямо у метро возможно купить любую интересующую книгу, никогда не понять нас, раскладывавших томики любимых авторов в туалетах на подоконники, между унитазом и рукомойником. Как не понять, какую бурю восторга вызывал обнаруженный роман Чейза или Агаты Кристи.

     Едва только в стране повеяло свободой, народ начал организовывать “кооперативы”. Помните то время, когда каждый второй принялся торговать продуктами? Вечно голодному советскому человеку казалось, что это самый стабильный, самый надежный бизнес: мясо, рыба, масло... Палатки и павильончики появлялись словно грибы после дождя.

     А вот Ленка пошла по иному пути, она открыла книжный магазин. Маленький, даже крохотный, в подвале, где раньше спали бомжи. Но расположен он оказался весьма удачно, прямо у самого метро. Народ выходил из подземки и натыкался на вывеску “Офеня. Книги и канцтовары по оптовой цене”. Через год у Лены было уже два магазина, а в 2000-м она торжественно, с оркестром, фейерверком, шампанским и телевидением открыла десятую по счету торговую точку. Теперь Ленка ходит в норковой шубе до пола, ездит на “Мерседесе” и ощущает себя акулой бизнеса. Вот ей-то как раз позволительно заявлять:

     - Я себе цену знаю.

     - Ты только представь, - со вздохом рассказывала подруга, не подозревавшая о моих мыслях, - народ совсем испортился. Не могу найти приличного человека на место директора магазина.

     - Новый открываешь? - поинтересовалась я. Ленка кивнула.

     - На улице Федосеева.

     - Это где же такая?

     - В центре, в районе Садового кольца.

     - Оно большое.

     - Перпендикулярно Садово-Кудринской. Я припомнила то место.

     - Там же сплошь старые дома.

     - Ну и что? - удивилась Ленка.

     - А ты вроде любишь строить по собственному проекту.

     Карелина засмеялась.

     - Точно, люблю, только не везде можно возвести новое здание. В центре вообще геморрой, площадки не найти. Да еще такие взятки нужно платить! Честно говоря, с улицей Федосеева мне просто повезло. Там всегда был книжный. Сначала муниципальный, потом частный. Только хозяин прогорел, мне точка, считай, за бесценок досталась. Но вот теперь проблема с директором.

     - Неужели так трудно найти? - удивилась я. - Вроде столько народа работу ищет, или это очень хитрое дело, директорство?

     Ленка отмахнулась.

     - Любой идиот за месяц научится, при условии, что у него хороший бухгалтер и нормальный завскладом.

     - Ну и возьми любого! Лена вздохнула.

     - У меня последнее время такое ощущение, что порядочные люди просто перевелись. Начинают работать и мигом принимаются обманывать хозяина.

     - Как?

     - А, - хмыкнула подруга, - есть сто способов, как лопухнуть работодателя, и мои служащие отчего-то очень быстро их осваивают. Директор магазина для меня жуткая проблема. Знаешь, признаюсь тебе в неблаговидных действиях. Есть на Полянке магазин “Молодая гвардия”. Слышала про такой?

     - Конечно, я его обожаю, раз в неделю обязательно совершаю туда набег. Такой выбор! Детективы, учебники, книги на иностранных языках!

     - Вот, вот, - кивнула Ленка, - и впрямь блестяще поставленное дело. Я сама туда частенько заглядываю, инкогнито, поглазеть, что директриса новенького придумала... Знаешь местное начальство?

     - Откуда?

     - Да, действительно. Директор там Нина. Вот у кого, скажу тебе, надо поучиться! Прическа, макияж, идеальная одежда, прекрасные украшения, сама - красавица. Иногда кое-кто, в особенности из мужчин, думает: раз баба такая интересная, да еще и при серьгах с кольцами, значит, дура. Только обмануть Нину еще никому не удалось. Под внешностью очаровательной дамы скрывается просто железная бизнес-леди. У нее полный порядок везде: в торговых залах, в бухгалтерии, на складе. Корабль ведет крепкая рука. При этом учти, что она печется о сотрудниках, как мать родная. Организовала столовую для персонала, договорилась в каком-то совхозе, и им возят творог, молоко, сметану. Парикмахер приходит причесывать продавщиц. Ты не поверишь, но она наняла им учительницу немецкого и английского.

     - Зачем? - изумилась я. Ленка пожала плечами.

     - Хотят знать иностранные языки. И они каждый год празднуют день рождения своего магазина, причем не где-нибудь, а в хорошем ресторане. Результат налицо: коллектив, как дружная семья. Никакая дрянь там не задерживается, ее просто вытесняют. Продавщицы легко разбираются в ассортименте, покупатели клубятся, в кассы текут деньжонки. Причем, Нина ухитряется держать в своем магазине самые дешевые цены! У всех Маринина по сорок рублей, а у нее тридцать пять! Вечно у них какие-то конкурсы среди покупателей, викторины, встречи с писателями.

     - А это зачем?

     - Господи, Дашка, - улыбнулась Лена, - народ бежит к любимому автору и просит автограф, сообразила?

     - А-а-а, - протянула я, - им же для этого надо купить книгу!

     - Молодец, - похвалила Ленка, - мигом сечешь! В общем, решила я Нину к себе переманить. И так и этак подъезжала. Зарплату предложила такую, что не поверишь! Процент от прибыли давала.

     - И что?

     - Ничего, - вздохнула Ленка, - она мило так сказала: “Спасибо за лестное предложение, но “Молодая гвардия” мое дитя, а мать ребенка не бросит даже за громадные деньги”.

     - А ты что?

     Ленка вытащила сигареты.

     - Ну там еще есть замдиректора Людмила и Люба, завскладом. Я к ним разбежалась, только зря. Бортанули они меня. Вежливо, с улыбочками. Кланялись, словно китайские мандарины. Ах, Елена Николаевна, ваше предложение такая честь для нас, такая честь! Только что не сказали, катись-ка ты, Ленка, куда подальше. Вот и сижу с больной головой. Где взять директора! Главное, знаю, какой он должен быть.

     - Ну?

     - Женщина за сорок, не обремененная семьей, такая, чтобы пропадала на работе. Желательно, с квартирой, дачей, машиной, чтобы не было желания хапнуть, честная, инициативная, бойкая, интеллигентная, словом, такая, как ты, Дашка!

     Я подавилась кофе.

     - С ума сошла?

     - Ни на минуту.

     - Но у меня двое детей: Аркадий и Маня, да еще Ольга, невестка, и внуки. Анька и Валька, близнецы!

     - Твой Аркадий давным-давно вырос, - ответила Лена, - скоро тридцатник справит, Зайка, то есть Ольга, целыми днями на своем телевидении пропадает, я ее каждый день на экране вижу. Манька не сегодня-завтра школу закончит. А насчет близнецов даже не заикайся. У них няня имеется, Серафима Ивановна, ты, моя радость, фиговая бабушка, памперсы застегивать и то не умеешь!

     Пришлось признать, да, не умею, няня меня и близко не подпускает к детям.

     - Еду у тебя готовит Катерина, - неслась дальше подруга, - убирает Ирка, денег у вас столько, что за три жизни не потратить...

     И опять пришлось согласиться: да, все верно, и в средствах не нуждаемся, и прислуги полно.

     - Ты же со скуки дохнешь, - наседала Ленка, - а мне помочь не хочешь! Чем целый день занимаешься?

     - Детективы читаю, - промямлила я.

     - А теперь станешь их продавать!

     - Но я ничего не понимаю в цифрах! Еле-еле пять и два сложить могу.

     - Ерунда, там отличная бухгалтерия.

     - Но у меня нет специального образования.

     - У меня тоже, - парировала Ленка и, видя, что мои аргументы иссякли, радостно воскликнула:

     - Дашутка, ну согласись, совсем ненадолго, месяца на два.

     - Почему на два?

     - Есть в том магазине, - задумчиво пробормотала Ленка, - одна особа, Алла Рюмина, на первый взгляд очень подходит для директорского кресла. Опытная, хваткая, работает в книготорговле всю жизнь. Я прежних сотрудников магазина выгнала, ее одну оставила.

     - Так в чем дело? - обрадовалась я. - Пусть садится в кресло начальника, и дело с концом.

     - Что-то меня удерживает от этого поступка, - вздохнула Ленка.

     - И что же?

     - Не знаю, - пробурчала Лена, - вот и решила такую штуку сделать. Ты поработаешь месячишко-другой, а я посмотрю, как Аллочка себя поведет. Ну что для нее важнее: успех дела или личные амбиции.

     - Эксперимент ставишь? Подруга кивнула.

     - Можно и так сказать. Ты мне помоги, ну, пожалуйста!

     - Вдруг не получится?

     - Уволю с позором, - хихикнула подруга, но, увидав мое вытянувшееся лицо, рассмеялась.

     - Не дрейфь, там и зеленая мартышка справится, было бы желание.

     Понимая, что она меня сломила, я все же пыталась сопротивляться из последних сил:

     - Вот поговорю сегодня с домашними, вдруг они против?

     - Они за, - припечатала Ленка. - Все, как один, считают, что тебе полезно встряхнуться. А то, как сказал Кеша: “Мать стала похожа на сыр “Камамбер”.

     - Это в каком смысле? - удивилась я.

     - Это в том смысле, что плесенью покрылась, - сообщила Ленка, - ладно, толковать больше не о чем. Зарплата достойная, место приличное, за работу, товарищи! Завтра в десять утра жду на Федосеева, буду представлять тебя коллективу.

     - В десять! - ужаснулась я. - Это же надо в восемь встать.

     - Ну и что?

     Конечно, ничего. Будучи преподавательницей французского языка, я вскакивала ни свет ни заря, но за годы безделья ни разу не проснулась раньше пол-одиннадцатого.

     - В восемь самое время вылезать из-под одеяла, - заявила Ленка, - долго спать вредно. Ну, с этим, пожалуй, можно поспорить.

     - Все, - хлопнула Карелина ладонью по дивану, - обсуждать больше нечего.

     Назавтра, ровно без пяти десять, я вошла в магазин. Группка оживленно переговаривающихся девушек притихла, потом одна сказала:

     - Извините, мы откроемся в одиннадцать. Я хотела было спросить, где Ленка, но тут подруга ворвалась в зал и резко приказала:

     - Все наверх, в кабинет директора. Через пять минут в довольно небольшом помещении стало тесно.

     - Прошу тишины, - рявкнула Лена. Мигом стихли разговоры.

     - Знакомьтесь, - начала Карелина, - Дарья Ивановна Васильева, ваш директор. Возраст не сообщу, сами видите, дама молодая, энергичная, полная планов. Дарья Ивановна имеет высшее специальное образование, она окончила сначала полиграфический институт, а потом курсы директоров книжных магазинов.

     Я разинула рот, Ленка что, с ума сошла? Мы же учились вместе в инязе!

     - Жизнь так сложилась, - как ни в чем не бывало неслась дальше Ленка, - что Дарья Ивановна в середине восьмидесятых оказалась в Париже, там она долгие годы директорствовала в одном из крупнейших французских книжных магазинов на бульваре Ривожи. Правильно? - повернулась она ко мне.

     - На улице Риволи, - машинально поправила я, - в Париже нет бульвара Ривожи.

     - Ага, - кивнула Ленка, - не в этом суть.

     Слушая, как она превозносит мои деловые качества, я медленно покрывалась холодным потом. Ну, Ленка, ну сумасшедшая. Впрочем, определенная правда в ее словах есть. Я и впрямь долгое время жила в Париже, езжу туда по несколько раз в год, у нас там дом, а на французском языке говорю так, что жители страны трех мушкетеров принимают меня за свою. Правда, небольшой акцент в речи все же есть, поэтому гасконцы считают меня бретонкой, бретонцы - гасконкой, а парижане уверены, что их собеседница провела детство и юность в департаменте Коньяк. Впрочем, иногда некоторые, особо проницательные, интересуются:

     - Вы немка?

     Так что насчет Парижа правда, я действительно знаю его как свои пять пальцев, но никогда не работала там в книжном магазине. Я даже не знаю, есть ли на улице Риволи точка, торгующая литературой.

     - Ну что, Дарья Ивановна? - громыхала Ленка. - Начинайте, передаю вам бразды правления.

     Я кивнула и хрипло сказала:

     - Здравствуйте.

     За долгие годы преподавательской карьеры я только и делала, что выступала перед людьми. Я никогда не терялась перед толпой, легко выходила из любого положения, а если была плохо подготовлена к занятиям, как все педагоги, давала контрольную работу. Имейте в виду, если преподаватель замучил вас или ваших детей бесконечной проверкой знаний, то он, скорей всего, лентяй. Намного проще заставить слушателей отвечать на тесты или писать диктанты, чем распинаться перед ними на кафедре, упорно вдалбливая знания в неподатливые головы. Так что опыт публичных выступлений у меня огромный, но сегодня отчего-то стало страшно, наверное, поэтому я излишне резко сказала:

     - Не о чем нам тут болтать, пора магазин открывать. Время - деньги, вон покупатели возле дверей толкутся.

     Девчонки-продавщицы бросились на рабочие места, Алла Сергеевна загремела щеколдой.

     - Молодец, - шепнула мне Ленка, - правильно начала, русскому человеку нужна палка, это тебе не Франция, понимаешь!

     И она засмеялась, обнажив красивые, ровные белые зубы. Отчего-то мне стало нехорошо. Господи, во что я ввязалась? И к добру ли это?



Размер файла: 598.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров