Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Тайный город 7. Куколка последней надежды. В Панов

     В спальне было темно. Очень темно. Плотные, тяжелые шторы надежно закрывали огромное окно, выходящее на Москву-реку, не допуская в комнату ни единого луча утреннего солнца. Тяжелые бархатные шторы. Они казались черными, но Маша знала, что это не так: на самом деле они были приятного густо-бордового оттенка. Не шторы, а какой-то театральный занавес. Величественные, но идеально подходящие к обстановке в квартире, хозяин которой предпочитал исключительно антикварную мебель. Резную. Красного дерева. Ни одного стула из современного салона, ни одной полочки, сделанной раньше позапрошлого века. Даже тяжелые табуреты на кухне были произведением искусства. Впервые очутившись в квартире, Маша была потрясена ее стилем. Она казалась пятикомнатным фрагментом роскошного дворца, непонятно каким образом оказавшимся в центре Москвы. И она идеально подходила своему хозяину. В настоящий момент он, уткнувшись лицом в подушку, лежал на внушительного вида кровати с балдахином, и его мерное дыхание было единственным звуком, нарушающим тишину спальни.

     Маша глубоко затянулась и стряхнула пепел в замысловатую бронзовую конструкцию. Изящный и внушительный антикварный шедевр для окурков. Хозяин квартиры не курил, а пепельницы приобрел специально для Маши.

     Хозяин квартиры... Взгляд серых глаз девушки переместился на спящего мужчину.

     "Реваз, Реваз, Реваз..."

     Он годился ей в отцы, а стал любовником. Вечная тема учителей и учениц. Маша вспомнила, как впервые увидела профессора. Высокого, подтянутого, с орлиным профилем, глубокими, печальными глазами и черными как смоль волосами. Образ мужественного генерала, заставляющий трепетать и юные сердца молоденьких студенток, и закаленные души опытных куртизанок. На самом деле - образ выдающегося врача, но от того не становящийся менее мужественным. Профессор Кабаридзе, светило русской медицинской науки. Никогда раньше Маша не думала, что может захотеть мужчину настолько старше ее, ведь даже тридцатилетний приятель, с которым она как-то познакомилась в клубе, казался ей едва ли не пенсионером, а тут! Ей двадцать один, ему пятьдесят три. Но одно дело тридцатилетний недотепа, и совсем другое - потрясающего таланта хирург, с внешностью благородного рыцаря. Маша не была одинока в своих чувствах: в Ре-ваза Ираклиевича было влюблено подавляющее большинство студенток курса.

     А он выбрал ее.

     - А ты выбрал меня, Реваз, - прошептала девушка. - Но почему?

     Красивая? Да, она давно привыкла к мужским взглядам. Умная? Учеба давалась ей без усилий, Маша знала, что медицина - это ее, и поглощала знания с какой-то радостной легкостью. С той самой радостной легкостью, с которой читал лекции профессор Кабаридзе. С той легкостью, с которой он оперировал.

     Девушка чувствовала, что их близость имеет какую-то еще, пока неизвестную ей причину. Впрочем, теперь это не имеет значения.

     - Зря я так затянула нашу маленькую интрижку, Реваз, зря.

     Первый ужин в ресторане, огромный букет белых роз, первая ночь в его роскошной квартире - красивые и обязательные детали любого романа. В ее жизни такие романы случались не часто, в его - Маша не сомневалась - их были десятки.

     Сначала она думала, что дело ограничится одной-двумя встречами в месяц. Красивый секс к обоюдному удовольствию. Действительно к обоюдному - несмотря на возраст, в постели профессор мог дать фору любому озабоченному студенту. Такая связь вполне устраивала Машу, но не Кабаридзе. Он был нежен, но напорист. Через пару дней он пригласил девушку на модную премьеру, затем на светский прием, затем... Последние два месяца Маша фактически жила у Реваза, и с каждым днем все сильнее и сильнее влюблялась в него. И знала, что ее чувство взаимно.

     А вот этого она никак не могла допустить.

     Но допустила.

     - Я ошиблась, - снова прошептала девушка. - Прости меня, Реваз, я ошиблась. Я не должна была так поступать с тобой.

     Маша долго откладывала этот момент. Она знала, что с каждым часом, с каждой минутой, которую она проводит с Кабаридзе, принять правильное решение становилось все сложнее и сложнее. Что сейчас ей гораздо больнее уйти, чем месяц назад, но, тем не менее, откладывала расставание, чтобы еще час, еще минуту побыть вместе с Ревазом, почувствовать его руки, познать его нежность, увидеть любовь в его глазах.

     Но дальше откладывать нельзя. Ради него.

     - Прости меня, Реваз. - Маша затушила сигарету и вышла из спальни. - Прощай.

 

***

 

     Когда захлопнулась тяжелая входная дверь квартиры, красивый, похожий на стареющего принца мужчина перевернулся на спину, открыл большие печальные глаза и задумчиво уставился в потолок.

 

Спортивный комплекс "Олимпийский"

Москва, Олимпийский проспект,

4 сентября, среда, 11.57

 

     К сожалению, в современном городе существует совсем не много мест, идеально подходящих для проведения рыцарских турниров. Можно, конечно, возразить, что классические рыцарские игрища испокон веков устраивались на свежем воздухе, что сильно упрощало задачу организаторов, да и для здоровья полезнее, но, увы, в наше время горожане, избалованные прелестями цивилизации, без особого восторга относятся к подобному проявлению патриархальных традиций. Одно дело отправиться на небольшой пикничок, сопровождающийся шашлычком, балычком, коньячком и прочими удовольствиями краткосрочного путешествия за город, и совсем другое - болтаться в лесу целую неделю, наблюдая, как специально обученные воины пытаются снести друг другу головы. На подобные эскапады готовы пойти лишь подлинные ценители старинных боевых забав, что категорически не устраивало организаторов, любящих переполненные трибуны и бойко работающий тотализатор. А потому для проведения открытого Турнира Ордена на призы великого магистра арендовались крупнейшие спортивные площадки Москвы. Последние двадцать лет этой чести удостаивался спорткомплекс "Олимпийский".

 

***

 

     - В свое время меня здорово позабавило это прикрытие, - сообщил Артем, припарковывая джип у всем известного центра спортивной мощи. Величественная - за версту видать - афиша хвастливо объявляла: "Традиционный сентябрьский фестиваль вареных раков и деликатесов к пиву". Чуть ниже, радушно: "Привет участникам!" А еще ниже, задумчиво: "Вход строго по приглашениям".

     - Нормальное прикрытие, - пожал плечами Кортес, выбираясь из "Круизера". - Концы придумали, лет семь назад.

     Лысые специалисты Тайного Города по шоу-бизнесу славились склонностью к нетрадиционным решениям, балансирующим на грани фола. Сами чуды вряд ли бы додумались до такого пассажа.

     - А от деликатесов я бы не отказался, - задумчиво сообщил Артем, поглаживая живот. - И от пива тоже.

     - Будешь себя хорошо вести - куплю хот-дог, - пообещал щедрый Кортес.

     Плечистый, крепкий, с коротким ежиком каштановых волос и холодными глазами, он, несмотря на то, что не был магом, считался лучшим наемником Тайного Города, способным справиться с любым контрактом. Молодой Артем был его напарником.

     - Только это должен быть большой хот-дог, - мечтательно протянул Артем. - А булочка - обязательно с хрустящей корочкой. И большая кружка пива...

     - Инга когда возвращается?

     - В следующую субботу.

     - Сопьешься, - вздохнул Кортес. - Ты без нее совсем от рук отбился.

     Хрупкая рыжеволосая Инга, подруга Артема, неплохой маг, полноправный член команды наемников, а по совместительству - студентка МГУ, умчалась в Лондон, где некое светило психоанализа согласилось прочитать цикл лекций лучшим ученикам ведущих мировых институтов. И если в первую неделю Артем отчаянно скучал, то начиная с понедельника, когда с помпой открылся Турнир, молодой наемник тихо радовался отсутствию взбалмошной подружки - она бы ни за что не позволила ему проводить целые дни в "Олимпийском".

     - Одна кружка пива, даже большая, еще никому не помешала.

     - Вчера подобные размышления довели нас до бара...

     - Ты правильно заметил - нас.

     - Не мог же я тебя бросить, - ухмыльнулся Кортес. - Я чувствую ответственность.

     Контрактов пока не предвиделось, Яна, четвертый и последний член команды, проводила массу времени в Цитадели, шлифуя магические навыки, и опытный наемник позволил себе слегка расслабиться. Другими словами, начиная с понедельника, и Артем и Кортес лишь изредка покидали Олимпийский проспект, в основном чтобы поспать.

     - Ребята, лишнего билетика не будет? - К наемникам подошел средних лет мужчина в расстегнутой кожаной куртке.

     Кортес покачал головой:

     - Извини, дружище, сами еле достали.

     - А мне не повезло. - Мужик шмыгнул носом. - Я, блин, работаю здесь, в "Олимпийском", инженером в бассейне. На все соревнования, блин, на все концерты свободно прохожу, а тут! Блин! Который год попасть не могу. Эти организаторы, блин, арендуют комплекс и весь персонал выгоняют! Даже уборщицы у них свои, блин. С какого хрена?

     - Нам говорили, что на фестиваль привозят редчайших раков, - серьезно объяснил Артем. - Вот и боятся, чтобы заразу какую-нибудь не подцепили.

     - Раки?

     - Организаторы.

     - Они хлипкие, - добавил Кортес. - Изнежены деликатесами. Так что извини, дружище, помочь не можем.

     Охранник, судя по флегматичному виду - чуд из ложи Драконов, вежливо распахнул перед наемниками дверь, а на предложение показать пригласительные билеты только лениво махнул рукой: завсегдатаям не обязательно.

     Бассейновый инженер остался за стеклом.

     Огромное внутреннее пространство спортивного комплекса было украшено в полном соответствии со вкусом и традициями рыжеволосых рыцарей. На специальных стендах закрепили старинные щиты с гербами четырех лож Ордена и, самый большой, с эмблемой Великого Дома Чудь - вставшим на дыбы единорогом. С потолка свисали гигантские полотнища штандартов. Флаги других Великих Домов: зеленое - людов и черное - навов тоже присутствовали. Однако их скромные размеры отчетливо указывали на то, какая именно семья правит бал на Турнире.

     Участники представлялись в специальной зоне слева: эмблемы команд и отдельных воинов, образцы оружия и рекламные ролики претендентов - все было доступно для обозрения и изучения. Здесь толпилось множество детей, жадно разглядывающих яркие плюмажи боевых шлемов и позолоченные латы, а также их родителей, сосредоточенно обсуждающих с тренерами, специалистами и предсказателями достоинства того или иного участника. Демонстрационная зона понадобилась устроителям для того, чтобы зрители уверенно чувствовали себя в правой части комплекса, где огромных размеров настенный экран высвечивал информацию тотализатора, где располагались кассы и наблюдалось наибольшее скопление букмекеров и жучков, жаждущих помочь добропорядочным гражданам сделать правильную ставку.

     Бурление шумной толпы прерывалось лишь началом очередного боя и незамедлительно восстанавливалось после его окончания. Наряженные женщины: и молоденькие девчонки в поисках приключений, и солидные матроны с выводками детей. Мужчины, с азартно блестящими глазами, воины в доспехах, маги, оруженосцы. Маршал-распорядитель турнира Гуго де Лаэрт, представительный и важный, в блестящей кирасе и шлеме с плюмажем. Ему почтительно уступали дорогу. Помощники распорядителя в яркой алой униформе, продавцы хот-догов, предсказатели, операторы и репортеры "Тиградком". Чуды и люды, навы и шасы, концы, хваны, приставники, масаны, моряны, эрлийцы, челы, Турнир традиционно привлекал внимание всех обитателей Тайного Города. Всех потомков древних рас, нашедших приют на берегах Москвы-реки.

     Внизу, под флагами, разместились два ринга для поединков, северный и южный, а между ними - просторное ристалище для командных боев. И ринги, и ристалище были построены на совесть, из сваренных стальных труб, и их окружали дополнительные трибуны с удобными креслами - VIР-ложи.

     Состязания, составляющие турнир, не менялись веками. Были отменены лишь соревнования всадников, а все остальное осталось таким же, как тысячи лет назад. Маги-мастера выставляли на Кубок Големов боевых кукол - уникальные искусственные создания из плоти и крови. Команды оспаривали в жарких схватках Кубок Пяти Мечей, но наибольший интерес публики вызывал Кубок Дуэлей, определяющий лучшего бойца Тайного Города в поединках один на один. Турнир считался "чистым": применение боевой магии было запрещено правилами, а потому на победу в нем мог рассчитывать любой хороший рубака.

     - Я думала, ты должен готовиться к схватке, Борис.

     - К чему, к чему, моя красавица, а к бою я готов всегда! - расхохотался здоровяк и, притянув женщину за талию, ткнулся губами в ее ушко. - Неужели ты так плохо меня знаешь?

     - Знаю неплохо, - согласилась она. - Но ты говорил, что этот поединок важен...

     - Важен любой поединок, Олеся, любой! Ведь цель одна - победа! Не будь я фон Доррет!

     - Которой надо добиться, - уточнила вторая женщина, стоящая рядом со здоровяком.

     - И я добьюсь! Сил у меня хватит! Разве не так?

     Белокурая женщина, которую Борис прижимал к себе, покорно кивнула:

     - Так.

     - Тогда о чем говорить? Пожелай мне удачи.

     - Ни пуха...

     - К черту!

     Фон Доррет крепко поцеловал свою подругу в губы, кивнул второй женщине и направился в сторону ведущего в раздевалки коридора.

     После того как шумный здоровяк удалился, количество мужских взглядов, направленных на красавиц, как минимум утроилось. И было почему. Светловолосая Олеся, высокая, статная, с огромными темно-ореховыми глазами, была одета в тончайшее белое платье, поддерживаемое едва заметными бретельками и призванное не скрыть, а продемонстрировать великолепную фигуру. Если бы Борис фон Доррет был хотя бы на пару дюймов ниже ростом или не был лейтенантом гвардии великого магистра, после его ухода девушке наверняка не позволили бы скучать местные ловеласы. А так - позволили, издали облизываясь на ослепительную чаровницу.

     Вторая женщина не уступала Олесе в яркости, но ее красота была иной. Гибкая пантера, чью тонкую фигуру ладно облегало черное платье. Темные волосы собраны в вызывающий хвост, агрессивный макияж подчеркивал полные губы хищницы, а взгляд зеленых глаз был холоден и высокомерен. По крайней мере, именно на такой взгляд натыкались здешние Казаковы, и самые опытные из них сразу понимали, что эта пантера создана не для мужчин.

     - Ты уверена в этом Борисе? - негромко спросила темноволосая, когда фон Доррет отошел достаточно далеко.

     - Боюсь, Зина, это лучшее, что у нас есть, - вздохнула Олеся. - Но он сделает все, что я попрошу.

     - Он не производит впечатления ручного.

     - И тем не менее это так, - улыбнулась блондинка. - Бедный Борис еще не получил от меня самого главного.

     Зина быстро посмотрела на подругу:

     - Точно?

     - Поверь мне. - Олеся нежно погладила брюнетку по руке. - Я умею обходиться с такими типами.

     - Но его слова...

     - Рыцарь рисуется.

     Зина облегченно рассмеялась.



Размер файла: 690 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров