Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Бесплодные земли. С. Кинг

     В третий раз она имела дело  с  боевыми  патронами...  и  впервые  ей

предстояло выхватить револьвер из кобуры, сооруженной для нее Роландом.

     Боевых патронов у них было вдоволь; вернувшись из мира, где  до  поры

своего извлечения жили-поживали Эдди и Сюзанна Дийн, Роланд принес их  три

с лишним сотни. Но иметь вдоволь боеприпасов не  означало,  что  их  можно

транжирить;  собственно  говоря,  совсем  напротив.   Боги   не   одобряют

мотовства. Роланд, воспитанный в этом  убеждении  сперва  отцом,  а  затем

величайшим из своих учителей, Кортом, и по сей день твердо верил: боги  не

обязательно карают сразу,  но  рано  или  поздно  час  расплаты  неизбежно

настает... и чем ожидание дольше, тем оно тягостнее.

     Как бы то ни было, поначалу боевые патроны  не  были  нужны.  Роланд,

занимавшийся стрельбой так давно, что  красавица-негритянка  в  инвалидном

кресле и не поверила бы, первое время делал  ей  замечания,  ограничиваясь

наблюдением за тем, как она целится и имитирует стрельбу по  установленным

им мишеням. Она училась быстро. И она и Эдди - оба учились быстро.

     Как и подозревал Роланд, оба родились стрелками.

     Сегодня Роланд с  Сюзанной  пришли  на  поляну,  которую  от  лесного

лагеря, вот уже два месяца  служившего  им  пристанищем,  отделяло  меньше

мили. Дни шли, приятно похожие один на другой. Стрелок исцелялся телом,  а

Сюзанна и Эдди меж тем учились тому, чему  он  непременно  должен  был  их

научить: как выследить,  подстрелить  и  выпотрошить  добычу;  как  сперва

растянуть, а затем выдубить и просушить шкуры  убитых  ими  животных;  как

использовать возможно больше, чтобы  ни  единая  часть  звериной  туши  не

пропала даром; как  находить  север  по  Древней  Звезде  и  восток  -  по

Праматери; как слушать лес, в котором они очутились, - за шестьдесят, а то

и больше, миль к северо-востоку от Западного Моря. Эдди сегодня остался  в

лагере, но стрелка это не смутило. Роланд знал: дольше  всего  помнишь  те

уроки, что даешь себе сам.

     Однако важнейшим по-прежнему оставался тот урок, что всегда был самым

важным: как стрелять и неизменно попадать в цель. Как убивать.

     По краю поляны неровным полукругом выстроились темные  душистые  ели.

Южнее земля внезапно обрывалась и  круто  уходила  на  триста  футов  вниз

рядами осыпающихся сланцевых карнизов и разломами утесов, подобными  маршу

исполинской лестницы. Посреди  поляны  бежал  вытекающий  из  чащи  чистый

прозрачный ручей; он журчал по глубокому руслу,  прорытому  в  ноздреватой

земле и рыхлом крошащемся камне, чтобы затем хлынуть по колючему от острых

каменных осколков скальному ложу, отлого нисходящему к обрыву.

     Вода падала по этим ступеням каскадами,  образуя  множество  красивых

дрожащих радуг. За краем обрыва лежала великолепная глубокая долина, тесно

заросшая  все  теми  же  елями;  лишь  несколько  огромных  старых   вязов

заартачились и не позволили себя выжить.  Эти  последние  возвышались  над

темной  хвоей,  красуясь  пышными,  сочно-зелеными  кронами,  -   деревья,

состарившиеся, быть может, еще до того, как родной край Роланда вступил  в

пору юности; никаких признаков того, что долине случалось гореть,  стрелок

не замечал, хотя полагал, что вязы нет-нет да и притягивали молнию-другую.

И что молнии были не единственной опасностью. Когда-то давным-давно в лесу

жили люди - за минувшие недели Роланд несколько раз натыкался на следы  их

пребывания. Артефакты [артефакт  -  след  материальной  культуры  древнего

человека] эти по большей части были примитивны, но  среди  них  попадались

черепки глиняной посуды, какую можно было изготовить  только  на  огне.  А

огонь - штука злобная, с восторгом ускользающая из рук, давших ей жизнь.

     Над этим, словно взятым из детской книжки, пейзажем  возносился  свод

безупречно  синего  неба,  в  котором  несколькими  милями  дальше,  крича

хриплыми  старческими  голосами,  кружили  вороны.  Казалось,  их  снедает

тревога, точно надвигалась гроза. Роланд потянул носом,  но  дождем  и  не

пахло.

     Слева от ручья лежал валун. На нем  Роланд  разложил  шесть  обломков

камня. Все  они  были  густо  испещрены  вкраплениями  слюды  и  в  теплом

послеполуденном свете блестели, как отшлифованные стекла.

     - Последняя возможность, - сказал стрелок. -  Если  кобура  неудобна,

пусть хоть самую малость, скажи сейчас. Мы пришли сюда не затем, чтоб  зря

переводить патроны.

     Вскинув бровь, Сюзанна сардонически  взглянула  на  него,  и  на  миг

Роланд разглядел в ее глазах Детту  Уокер.  Так  порой  в  пасмурный  день

сверкнет на стальном бруске солнечный луч.

     - А что бы ты сделал, если б она _б_ы_л_а_ неудобная, но я не сказала

бы тебе об этом? Если бы я все шесть этих  крохотных  фиговинок  услала  в

белый свет как в копеечку? Дал бы мне по темечку, как  тот  старикан,  ваш

учитель?

     Стрелок улыбнулся. В последние пять недель он улыбался  чаще,  чем  в

пять последних лет.

     - Этого я сделать не могу, ты же знаешь. Во-первых, мы были детьми  -

детьми, еще не прошедшими обряда посвящения  в  мужчины.  Дать  оплеуху  в

наказание дитяти можно, но...

     - В моем мире приличные люди не одобряют, когда милых крошек  угощают

колотушками, - сухо сообщила Сюзанна.

     Роланд пожал плечами. Ему было трудно представить себе подобный мир -

разве не говорилось в Великой Книге: "Кто щадит дитя, тот его губит"? - но

он не думал, что Сюзанна лжет.

     - Ваш мир не сдвигался с места, - сказал он. - Там многое по-другому.

Согласись, я видел это своими глазами.

     - Наверное.

     - Во всяком случае, вы с Эдди - не дети. Было бы неверно обращаться с

вами, как с детьми. Если и требовались испытания, вы оба их выдержали.

     Роланд, хотя и ничего не сказал Сюзанне, думал о том, чем завершилось

их приключение на морском берегу - Сюзанна тогда ко всем  чертям  разнесла

трех неуклюжих омароподобных тварей раньше, чем те успели ободрать  его  и

Эдди до костей. Он заметил ее ответную улыбку и подумал, что, пожалуй, она

вспомнила о том же.

     - Ну, так что ты собираешься делать, если я промажу?

     - Посмотрю на тебя. Думаю, этого будет довольно.

     Сюзанна задумалась, потом кивнула.

     - Пожалуй.

     Она снова проверила револьверный ремень. Он шел  через  грудь,  почти

как  ремень  кобуры  скрытого  ношения  (приспособления,  которое   Роланд

мысленно называл "докерской лямкой"), и выглядел довольно немудрено, но на

то, чтобы должным образом довести эту портупею до  ума,  потребовалась  не

одна неделя проб и ошибок и основательная  подгонка.  Ремень  и  револьвер

(его источенная временем сандаловая рукоять сторожко торчала из допотопной

промасленной кобуры) в  свое  время  принадлежали  стрелку;  кобура  тогда

висела у его правого бедра. В  последние  пять  недель  немало  времени  у

Роланда ушло на то, чтобы понять: больше ей там не висеть никогда. Спасибо

чудовищным омарам, теперь он окончательно и бесповоротно стал левшой.

     - Ну так как? - снова спросил он.

     На этот раз Сюзанна рассмеялась.

     - Роланд, удобней это старье уже никогда не будет. Ладно. Ты  хочешь,

чтобы я стреляла, или будем просто сидеть и слушать вороний концерт?

     Он почувствовал, как под кожей у него закопошились  крохотные  колкие

пальчики напряжения, и подумал, что  в  подобные  минуты,  вероятно,  даже

внешне угрюмый, неприветливый и деланно-грозный Корт ощущал  нечто  весьма

схожее. Роланду хотелось, чтобы Сюзанна стреляла хорошо... ему  _н_у_ж_н_о

было, чтобы она хорошо стреляла. Однако показывать, как  сильно  он  этого

хочет, как остро в этом нуждается, было нельзя; это могло  бы  привести  к

катастрофе.



Размер файла: 1.04 Мбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров