Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Внутренний Предиктор СССР Домик в Коломне

Аннотация

 

Взгляд на “Домик вКоломне” А.С.Пушкина как на иносказание, смысл которого пытались извратить исокрыть, поскольку подавляющее большинство изданий содержит обрезанную редакциюэтого далеко не шуточного произведения (вместо 52 октав — 41).

 

«НО, МУЗА, НИКОМУ ЗДЕСЬ НЕ ГРОЗИ»

 

(вместо введения)

 

Все началось со статьи«Россия и Маркс» Михаила Яковлевича Гефтера. Если бы не этот «строгий историк»,никогда бы мне и в голову не могла прийти мысль о том, что кто‑то может поднятьруку — не на Пушкина (на него руку поднять не побоялись), а на его творчество.Это не укладывалось в представления, навязываемые десятилетиями моему сознаниюпослереволюционными пушкинистами: имя Пушкина и его творчество для служителейкульта Пушкина — священны.

И вдруг в статье «Россияи Маркс» читаю:

«Ум человеческий, попростонародному выражению, не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей иможет выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем, ноневозможно ему предвидеть » (Ист.1).

Это окончание программытретьей критической статьи, написанной Пушкиным в болдинский период на работуПолевого «История русского народа». В рукописи статьи, а также во всех еедореволюционных изданиях (Ист.2,3,4) после слова «случая» стоит точка. Кто жездесь «просто врет», а кто врет «еще сугубо»?, то есть кто и с какой цельюприписал Пушкину четыре слова: «мощного, мгновенного орудия провидения»?

Что касается цели, то онавидна невооруженным глазом. Без приписанных поэту четырех слов Пушкин заявляето себе как диалектик, для которого через цепь случайностей пробивает себедорогу закономерность. С припиской «пушкинистов» он сам, как и все происходящеев мире, для него — затейливая игра «случая», который, в свою очередь, всеголишь ", мгновенное орудие Провидения". Ну а подлог Гефтеру нужен,чтобы подкрепить авторитетом Пушкина следующее положение своей статьи:

«Случай персонифицируетсяв отдельном человеке, но он же становится „орудием провидения“, олицетворяясь внароде».

Каждому понятно, что этовсего лишь вольный пересказ ставшего сейчас столь модным изречения Гегеля:«Каждый народ достоин того правительства, которое он имеет».

Гефтеру, как и большинствусовременных историков, спешно меняющих свое обличие, надо оболванитьобщественное мнение, загнав его в замкнутый круг причинно‑следственных связейпримитивными рассуждениями типа: «Все негативные явления послереволюционнойистории России — результат деятельности Сталина, а сталинизм, персонифицируясьв отдельном человеке — Сталине, становится „орудием провидения“, олицетворяясьв самом народе. Наверное, не стоит и доказывать, что во всей статье Гефтервыступает с антидиалектической отсебятиной(см. прим.1), которую еще 80 летназад разоблачил В.И.Ленин:

«Принципы — не исходныйпункт исследования, а его заключительный результат; эти принципы не применяютсяк природе и человеческой истории, а абстрагируются из них; не природа, нечеловечество сообразуются с принципами, а, наоборот, принципы верны лишьпостольку, поскольку они соответствуют природе и истории»» (Ист.5).

Гефтер же, как и другиеперестроившиеся историки, вначале формирует концепцию, нужную вечным странникамреволюционной перестройки мира, а затем подгоняет под нее исторические факты.Если факты не укладываются в «прокрустово ложе» заданной концепции, тогда имлибо обрезают голову, либо вытягивают ноги. Современные гефтеры, однако,понимают, что если только резать, как это было сразу после революции, то незаметишь, как и твоя голова окажется в мясорубке. Отсюда обрезание послетеррора 1937г. строгие историки стали чаще заменять вытягиванием. Захотелосьпонять, кто и когда совершил вышеупомянутое «вытягивание» пушкинского текста.



Размер файла: 89.74 Кбайт
Тип файла: zip (Mime Type: application/zip)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров