117

 

ПРИНЦИП «РЕШЕТКИ ПРОТИВОСТОЯНИЯ ПОЗИЦИЙ» В ДИАГНОСТИКЕ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

 

Н.И. ШЕВАНДРИН

 

Обучение, воспитание, адаптация и повыше­ние профессиональной готовности будущих специалистов, их трудовая и творческая деятельность протекают в первичных груп­пах. Эффективность подобных процессов и деятельности в целом зависит от уровня развития межличностных отношений в этих группах. Основной целью нашего исследо­вания являлась разработка методических приемов для оценки этого интегрального по­казателя путем определения ценностно-ориентационного единства (ЦОЕ) группы. В работе А. В. Петровского [10] были указаны требования, которым должны удов­летворять эти приемы, и сформулиро­ван Основной принцип построения диагно­стической системы, чувствительной к сте­пени выраженности существенных парамет­ров уровня развития. Согласно этому прин­ципу («решетка противостояния позиций»), основные этапы эксперимента проводятся с выборкой представителей полярных позиций различных подструктур группы. В рамках стратометрического подхода было показано, что уровень развития является интеграль­ной, неспецифической характеристикой

 

118

 

сформированности (структурная составляю­щая) и нравственной содержательности (содержательная составляющая) межлич­ностных отношений в группе, некоторым инвариантом, стоящим за полем феноме­нов межличностного и предметного слоев интрагрупповой активности [14]. Для оценки первой составляющей было предложено ис­пользовать методику ЦОЕ, а при опре­делении второй — методику действенной групповой эмоциональной идентификации (ДГЭИ) [10].

Теоретический анализ ряда ключевых фе­номенов (коллективистическое самоопреде­ление, ЦОЕ, ДГЭИ, предметно-ценност­ное единство и другие) и положений стратометрической концепции позволяет сделать вывод о том, что такие феномены не являют­ся лишь прерогативной высокоразвитых групп, они в большей или меньшей сте­пени характерны для различных групп. Анализ показывает, что за разнообразием этих феноменов стоит близость личностных смыслов членов группы по поводу значи­мых для совместной деятельности объек­тов. Это объясняет сознательный, избира­тельный и деятельностно-опосредствованный характер указанных феноменов.

Любой из перечисленных феноменов прое­цируется на обе составляющие опосредствования, следовательно, для оценки уровня развития межличностных отношений доста­точно определить степень выраженности лишь одного феномена, который репрезенти­ровал бы и структурную и содержатель­ную составляющие. Анализ работ по дан­ной проблематике (см., например, [I], [5], [9], [12], [15]) позволяет сделать вывод о том, что в качестве такого феномена может выступать ЦОЕ. Феноменологически ЦОЕ проявляется как единство мнений, оценок, установок и позиций членов группы по отно­шению к объектам (целям деятельности, лицам, идеям, событиям и т. п.), значи­мым для групповой деятельности. В коли­чественном плане оно выступает показа­телем этого единства, или степени близости оценок, установок, позиций и т. п. [6].

Оценка сходства объектов по их значи­мости позволяет увидеть значение структурной составляющей, выявление степени соответствия ценностных ориентации членов группы общечеловеческим ценностям дает возможность определить значение содер­жательной составляющей уровня развития. Таким образом, используя лишь одну ме­тодику ЦОЕ (разумеется, несколько моди­фицируя ее по сравнению с традицион­ными), можно примерно оценить обе состав­ляющие.

Принцип «решетки противостояния позиций» основным ориентиром при разработке методов диагностики ЦОЕ (и соответственно уровня развития), отвечаю­щих необходимым требованиям. Согласно этому принципу, вместо обследования всей группы на основных этапах эксперимент может проводиться с выборкой, состоящей из полярных позиций различных подструк­тур групп. В качестве конкретной реали­зации этого принципа была предложена «решетка противостояния», включающая противопоставления по четырем основа­ниям: 1) административное доминирование (руководитель — подчиненный), 2) время пребывания в группе (старожил — нови­чок), 3) социометрическое предпочтение/отвержение («звезда» — «отверженный»), 4) референтность (лидер — неизбираемый).

Теоретический анализ в рамках стратометрической концепции [З], [4], [II], [13] и результаты экспериментальных исследо­ваний [14] позволяют сделать предположе­ние о том, что в общем случае следует различать принцип «решетки противостоя­ния» и собственно конкретные его реали­зации в виде построения различных типов решеток оппозиций. С этой точки зрения под принципом «решетки противостояния» следует понимать общее положение, соглас­но которому для диагностики и исследо­вания межличностных отношений (и вообще интрагрупповой активности) следует исполь­зовать оппозиции различных подструктур группы. Какие именно полярные позиции, в каком количестве и т. п.,— зависит от конкретных условий, характера изучаемых групп, стоящих задач, точности и глубины анализа.

При такой обобщенной формулировке, как будет показано ниже, принцип «решетки противостояния» может быть распространен на различные страты групповой активности. Такое распространение принципа позволяет создать систему для диагностики меж­личностных отношений, в которой их уро­вень развития является системообразующей переменной. В содержательном плане этот принцип фиксирует важную особенность со­отношения уровней интрагрупповой актив­ности: для диагностики межличностных от­ношений на определенном уровне активности необходимо оценить отношение к зна­чимым объектам этого уровня с полярных позиций ниже- и вышележащего уровней активности.

При построений «решетки противостоя­ния» первоначально ориентиром для нас являлся набор полярных позиций, предло­женный в работе А. В. Петровского [10]. Анализ этого набора оппозиций и соответствующих им различительных признаков

 

119

 

знаков позволяет выделить как минимум три его особенности: процессуальную не­однородность, неоднозначность (в некото­рых случаях) и качественную нерядопо-ложенность оснований оппозиций (различи­тельных признаков) [13].

Каждому различительному признаку должна соответствовать определенная функция, реализуемая в межличностных отношениях, например инструментальное и эмоциональное лидерство, профессиональ­ное доминирование, референтность и т. п. При априорном подходе необходимо допу­стить значительное разнообразие таких функций и лишь в дальнейшем, опираясь на анализ экспериментальных данных и результаты наблюдения феноменологии групповой активности в группах определен­ного типа деятельности, можно ограничить­ся наиболее существенными из этих функ­ций.

Анализ этой феноменологии позволяет по­строить своеобразную типологию различи­тельных признаков и соответствующих им «решеток противостояния». Допустимо, на­пример, деление по типу процедуры припи­сывания статуса на: социологические, со­циально-психологические и индивидуально-психологические. К социологическим сле­дует отнести те из них, существование которых обусловлено причинами, внешними по отношению к рассматриваемой группе. Социально-психологические основаны на групповых предпочтениях, оценках и т. п. Индивидуально-психологические статусы могут выявляться в результате изучения самооценок каждого члена группы по по­воду общих для всех психологических критериев. В основу деления различитель­ных признаков можно положить характер и содержание критериев определения стату­сов: ценностные и структурные. В случае ценностных статус определяется путем срав­нения ценностных предпочтений каждого участника группы с предпочтениями, в сред­нем характерными для всей группы или более широкой социальной общности. К структурным следует отнести различитель­ные признаки, непосредственно основываю­щиеся на анализе выборов испытуемых по разнообразным критериям [13].

Базирующийся на принципе «решетки противостояния» выборочный метод предпо­лагает использование обобщенного вариан­та данного принципа, распространение его не только на различные страты групповой активности, но и введение его следствий в само основание диагностических приемов. Так, например, в используемых нами пси­хосемантических методах многомерного оце­нивания в качестве объектов такого оце­нивания выступают участники групп, зани­мающие полярные позиции в различных под­структурах и стратах интрагрупповой актив­ности [14]. Другими словами, здесь прин­цип «решетки» применяется как правило от­бора в двух связанных, но не тождествен­ных планах: 1)для выявления основных носителей информации и 2)при отборе значимых объектов шкалирования. Кроме отмеченных аспектов, важным представля­ется то, что принцип «решетки» может выступать в качестве критерия для зада­ния своеобразного внутреннего масштаба измерения уровня развития межличностных отношений в группе. В этом случае сле­дует сопоставить уровень ЦОЕ испытуемых, занимающих полярные позиции в самой низшей страте интрагрупповой активности, с уровнем ЦОЕ испытуемых, вносящих макси­мальные и минимальные вклады в ЦОЕ группы. На этом пути возможно изучение социально-психологического потенциала сплочения группы на основе деятельностного опосредствования межличностных от­ношений.

Таким образом, имеют место три основ­ных аспекта реализации принципа «решет­ки»: 1)выборочность (ЦОЕ всей группы определяется по данным, полученным на вы­борке представителей полярных позиций), 2)объектность (представлены члены груп­пы, отражающие активность различных страт; они же выступают в качестве объектов оценивания), 3)относительность (зафиксировано отношение к значимым объектам испытуемых, представляющих диаметрально противоположные страты групповой активности). Такое триединство проявлений принципа указывает на его системообразующий характер для концеп­туальной системы диагностики уровня раз­вития. Стратометрическая природа интра­групповой активности обусловливает многоаспектность проявлений и соответственно реализации принципа, порождает много­образие различных типов «решеток противо­стояния позиций».

В соответствии с многоуровневой приро­дой групповой активности сконструирован­ная диагностическая система также состоит из нескольких уровней, позволяющих вы­явить различные групповые и личностные характеристики. Построенная таким обра­зом система не только обеспечивает диаг­ностику межличностных отношений, но и позволяет установить некоторые социально-психологические причины, обусловившие наличный уровень развития этих отноше­ний.

Перед тем как продолжить обсуждение других проявлений принципа «решетки»,

 

120

 

дадим краткое описание методик, образую­щих диагностическую систему (подробнее см. [13] и [14]).

На первом этапе обследования решаются задачи отбора оппозиций из различных под­структур группы, выявляются ведущие критерии для оценки деятельности. Испы­туемые, представляющие эти оппозиции, в дальнейшем выступают в качестве объек­тов многомерного оценивания, проводимого по критериям, значимым для совместной деятельности. С целью выявления таких оппозиций проводятся индивидуально-пси­хологическое тестирование, групповая оцен­ка личности (ГОЛ) по указанным крите­риям.

На втором этапе обследования произ­водится операция многомерного оценива­ния по конструктам, которым соответствуют качества, значимые для совместной деятель­ности. При проведении этой процедуры в качестве объектов такого шкалирования вы­ступают испытуемые, занимающие поляр­ные позиции по наиболее важным для групповой деятельности и ее содержания разли­чительным признакам, относящимся к раз­личным подструктурам, стратам или аспек­там активности группы.

В случае, когда необходимо определить от­носительные значения уровня развития или близость ценностных ориентации в несколь­ких однотипных группах, следует опросить испытуемых, занимающих полярные пози­ции в «решетке» групповых предпочтений. Эта «решетка» состоит из членов группы, занимающих крайние позиции по четырем различительным признакам: деловое лидер­ство, профессиональное доминирование, эмоциональное предпочтение и референтность («G-решетка») [13].

Ряд задач диагностики межличностных отношений требует привлечения «решеток» базирующихся на ценностных основаниях,— в отличие от выборности, лежащей в основе «G-решетки» или индивидуально-психологи­ческих особенностей, составляющих основу противопоставлений по данным самооце­нок («S-решетка»). Эта «решетка» выявля­ется по результатам заполнения психодиаг­ностического теста [7; 312—318], при этом осуществляется поиск испытуемых, зани­мающих полярные позиции в группе по каждой из четырех шкал верхнего уровня: психическая уравновешенность, асоциальность, интровертированность и сензитивность. Кроме этого (что наиболее важно для диагностики уровня развития), статус участникам группы можно приписать в зави­симости от их вклада в сплочение груп­пы на ценностной основе, непосредственно связанной с деятельностью.

Использование методов многомерного оценивания позволяет выделить четыре ос­нования сходства: значимости важных для деятельности объектов, значимости наиболее существенных критериев деятельности, со­держания ведущих объектов и содержа­ния ведущих критериев оценки совмест­ной деятельности. Определив по каждому из перечисленных оснований статусы чле­нов обследуемой группы, мы получаем на­бор оппозиций на деятельностно-ценностной основе («С-решетка»). Таким образом, теоретический анализ проблемы оппозиций позволяет сделать вывод о наличии значи­тельного разнообразия возможных основа­ний противопоставления, соответствующих им «решеток» и выборок. Эти основания противопоставления являются своеобраз­ными конструктами, вдоль которых проте­кает активность группы.

Связанные с деятельностью группы цен­ностные основания «С-решетки», противо­поставления, лежащие в основе групповых предпочтений «G-решетки», и индивидуаль­но-психологические различительные при­знаки «S-решетки» позволяют выявить до­статочно обобщенную структуру группы. Матрица, в которой строки соответствуют различительным признакам, а столбцы — отдельным членам группы (признаки×испытуемые: ранги), является исходной для построения показателей и анализа струк­туры группы, которую по форме выявления можно назвать психосемантической, а по содержанию — стратометрической.

Наличие такой структуры группы, основ­ные положения стратометрической концеп­ции и ряд полученных в эксперименте фактов позволяют предположить, что между различительными признаками, соответст­вующими разным стратам групповой актив­ности, должны наблюдаться взаимные пере­ходы и соответствия. Так, например, в диф­фузных группах и значительных ситуациях должно проявляться соответствие между распределением статусов по результатам социометрического опроса (критерий эмо­ционального содержания) и психосемантиче­ского оценивания. Кроме этого, можно пред­положить, что в группах низкого уровня развития распределение социометрических статусов по указанному критерию должно точнее описываться испытуемыми, занимаю­щими полярные позиции в «S-решетке», а в высокоразвитых — в «С-решетке». При этом взаимное соответствие предсказаний указанных «решеток» само должно быть функцией от уровня развития межличност­ных отношений. Операционально мерой такого соответствия может выступать зна­чение коэффициента корреляции между ранговым

 

121

 

рядом статусов испытуемых, обра­зующих «С-решетку», и ранговым рядом по данным «S-решетки».

Последний факт действительно был уста­новлен в нашем исследовании. Это объяс­няется тем, что при фиксированном уров­не развития (одна и та же группа) рас­сматривается один и тот же феномен (эмо­циональное предпочтение) с позиций выше-и нижележащих страт активности. При этом получается показатель, характеризующий взаимодействие диаметрально противопо­ложных страт, которое в свою очередь уже зависит от общего уровня развития группы.

Проведенное экспериментальное исследо­вание позволило выявить наиболее эффек­тивные методики оценки уровня развития и ЦОЕ (см. [14]), более детально изучить сам выборочный метод и различные аспек­ты диагностической системы, в которой уровень развития является системообразующей переменной. Среди этих методик суперординатность объектов (ранее была обо­значена как иерархия объектов) наиболее свободна от возможных ограничений (свя­занных, например, с необходимостью при­влечения внешних стандартов); она лучше всего подходит на роль социально-психо­логической при оценке уровня развития. Поэтому при анализе сравнительной эффек­тивности различных «решеток» и выборок для определения ЦОЕ и уровня развития использовались значения показателей мето­дики суперординатности объектов.

Исследования феномена ЦОЕ показали неоднородность его распределения в груп­пах (В. В. Шпалинский; Т. М. Горбатенко). В связи с этим необходимо было установить, насколько эффективно применение выборок, которые хотя бы ча­стично учитывали подобную неоднород­ность и в то же время всегда были опера­ционально определены. В качестве подоб­ных выборок могут быть использованы та­кие, которые включали бы испытуемых, имеющих, с одной стороны, наиболее сход­ные (подгруппы «максимум»), а с другой — наименее совпадающие со среднегрупповыми ценностями (подгруппа «минимум»).

Наличие разнообразных «решеток» и вы­борок позволяет произвести сравнительный анализ их эффективности для представле­ния уровня развития всей группы и раз­личных составляющих этого развития. В таблице показаны коэффициенты корреля­ций значений, характеризующих уровень развития (и отдельных его составляющих), которые были получены на основе данных различных «решеток» и выборок, с соответ­ствующими значениями экспертных оценок. Из таблицы видно, что наиболее эффектив­ной, с точки зрения соответствия эксперт­ным оценкам, является «решетка», основан­ная на групповых предпочтениях и учи­тывающая эффекты «вырождения». Под «вырождением» понимается ситуация, при которой один и тот же участник группы занимает несколько полярных позиций. На­пример, он может быть одновременно эмоциональным и деловым лидером. При этом его мнение и предпочтения должны учитываться дважды (трижды и т. п.). Именно такой «вырожденный» вариант «ре­шетки» дает показатели, значимо коррелирующие (r=0,66; р<0,05) с экспертными оценками уровня развития и фактора I («успешность группы» — структурная составляющая уровня развития). Это позволя­ет предположить, что «вырождение», при прочих равных условиях, является сущест­венным -фактором при оценке уровня развития, по крайней мере с позиций, внешних по отношению к группе.

 

 

Значения коэффициентов корреляции экспертных оценок уровня развития и ЦОЕ, полученных на различных типах «решеток» и выборок

 

 

Типы «решеток» и выборок из групп

Экспертные оценки

Уровень развития

 

фактор I

 

фактор II

«GВ решетка» («вырожденный» вариант)

 

 

0,66*

 

 

0,66*

 

 

0,25

«G-решетка» («невырожден­ный» вариант)

 

 

0,43

 

 

0,32

 

 

0,16

«СВ-решетка» («вырожденный» вариант)

 

 

0,45

 

 

-0,01

 

 

0,72*

«SВ-решетка» («вырожденный» вариант)

 

 

-0,03

 

 

-0,25

 

 

0,02

Подгруппа «макси­мум»

 

0,13

 

-0,30

 

0,31

Подгруппа «мини­мум»

 

-0,27

 

-0,35

 

-0,24

Отношение показа­телей максимум — минимум

 

 

0,43

 

 

0,09

 

 

0,59*

    * р<0,05

     ____________________________________________

 

Значения ЦОЕ, по данным «С-решетки», также значимо соответствуют показателям

 

122

 

по фактору II экспертных оценок, описы­вающему сформированность содержатель­ной составляющей опосредствования (r=0,72; р<0,05). Этот факт является особо примечательным в силу того, что исполь­зуется одна и та же методика оценки. Таким образом, изменяя лишь тип «решет­ки», можно получить показатели, значимо коррелирующие с двумя независимыми характеристиками уровня развития по дан­ным экспертов. Это обусловлено тем, что, с одной стороны, суперординатность как показатель также подвержена влиянию цен­ностей и норм более широкой, чем обследу­емая группа, социальной общности, а с дру­гой — при отборе полярных позиций «С-решетки» учитываются сходства и разли­чия предпочтений с прогрессивным раз­витием. Анализируемый факт подтвержда­ет относительный характер выделения двух составляющих уровня развития и значи­мость различительных признаков «С-решет­ки» при описании межличностных отноше­ний.

Обобщая результаты сравнительного изу­чения эффективности различных «решеток» и выборок, можно утверждать, что имеет место группа показателей, значимо коррели­рующих между собой. В эту группу сле­дует отнести показатели уровня развития и ЦОЕ, полученные по результатам опроса: всей группы, «С-решетки», «S-решетки», подгрупп «максимум» и «минимум». Пока­затели этих «решеток» и общностей за­дают наличный потенциал групповой инте­грации и сплочения, характеризуют его зна­чение. Вместе с тем имеет место ана­логичная характеристка сходства, опреде­ляемая на основе опроса полярных пози­ций «G-решетки», которая относительно не­зависима и репрезентирует имеющийся в настоящее время уровень развития. Этот показатель достаточно эффективен для сравнительной оценки уровня развития групп, однородных по виду деятельности и уровню ее освоения.

При переходе к обследованию групп, отличающихся видами деятельности, необ­ходимо дальнейшее обобщение указанного показателя. Для этого были рассмотрены два возможных подхода, не противореча­щие основным положениям стратометрии и полученным в эксперименте данным. В пер­вом случае следует исходить непосредствен­но из различий в сходстве ценностей чле­нов группы, входящих в состав подгрупп «максимум» и минимум». Другой аналогич­ный показатель может быть сконструирован с   учетом опосредствованного влияния факторов, не связанных с групповой дея­тельностью, на выборы и ценностные предпочтения полярных позиций, образующих «С- и S-решетки». Как и в первом слу­чае, это влияние нивелируется путем эле­мента относительности, т. е. реализуется еще один аспект выборочного метода. Имеющиеся экспериментальные данные не позволяют отдать предпочтение какому-либо из указанных направлений обобще­ния. Более определенное решение подоб­ных вопросов потребует сравнительного исследования в разнородных по видам деятельности и уровню ее освоения группах.

Проведенное исследование показало, что принцип «решетки противостояния пози­ций» является системообразующим для кон­цептуальной системы диагностики уровня развития. Это объясняется тем, что он выступает как правило отбора наиболее важных для диагностики уровня развития членов группы и объектов оценивания, позволяет задать внутренний масштаб для оценки относительных значений этого инте­грального показателя групповой актив­ности. Содержательно принцип «решетки» позволяет описать структурный механизм динамики и взаимодействия различных страт этой активности.

Анализ показал, что для диагностики ЦОЕ и уровня развития в рамках задан­ной концептуальной модели стратометрии достаточно использовать S-, G- и С-оппозиции. G-оппозиции основаны на выборах и в силу этого являются промежуточными, двойственными относительно С- и S-оппозиций, так как обусловлены как индивиду­ально-психологическими особенностями чле­нов группы, так и ценностными основания­ми, связанными с ее деятельностью. Ес­ли различия в ценностях велики, как, например, в диффузной группе, то разли­чительные признаки S-оппозиций позволяют описать расхождения в выборах. В коллек­тивах, где велика роль сходства ценност­ных ориентации, связанных с групповой деятельностью, различительные признаки С-оппозиций доминируют в описании выборов на основе межличностных предпочтений. Но даже в этом случае «ценность совмест­ной деятельности, общность целей, органи­зационное и функциональное единство — эти и близкие им признаки являются необходимыми, но не достаточными для раскрытия сущности коллектива как со­циально-психологического феномена» [2; 20].

В отсутствие принципа «решетки», задаю­щего концептуальную основу описания структурного механизма взаимодействия уровней активности, указанное взаимодей­ствие лишь декларируется или опреде­ляется феноменологически. Такое положение

 

123

 

не следует абсолютизировать, а необ­ходимо рассматривать его как один из переходных этапов к более конструктив­ному, содержательному описанию. Это опи­сание имеет ряд уровней и конкретных реализации. То, что на одном уровне анализа является формальным, на другом играет роль содержательной интерпретации. То, что формально-логически является оптимальным, психологически может не являться таковым (или даже быть недо­стижимым). Например, формально-логи­чески представляется оптимальным, когда все члены группы имеют абсолютно сход­ные ценностные представления и едины в их практической реализации. Практически такие ценностные ориентации могут ока­заться недостаточно оптимальными в про­цессе развития самой деятельности или социального окружения группы. Другими словами, такая упрощенная модель не по­зволяет описать развития в широком смысле, т. е. как качественное изменение самих ценностных ориентации, а не только лишь как количественный рост их сход­ства.

Последовательно реализуя требования такой упрощенной модели, нам «пришлось бы признать, что достижение наивысшего уровня развития коллектива характеризу­ется тождеством ценностных ориентации образующих его людей, их абсолютной психофизиологической совместимостью, бес­перебойным функциональным взаимодейст­вием, всеобщей эмоциональной взаимо­приемлемостью и т. п. «интегративными»... феноменами, предполагающими унифика­цию любых проявлений индивидуальной активности в группе» [2; 25]. Принцип «решетки» позволяет перейти от деклара­ций, что такого не может быть, к пост­роению структурной модели взаимодействия уровней групповой активности, рассматри­вающей эту возможность лишь как прак­тически недостижимый предел.

Разработанная на базе принципа «решет­ки» система методик может быть откры­той в двух аспектах, в зависимости от того, ориентируемся ли мы на объект­ный или же субъективный подход. Напри­мер, можно опираться на спонтанные вы­боры, порождаемые конструкты, индиви­дуальную семантику, либо рассматривать группу как объект, обращая внимание в основном на внешне изменяющиеся кри­терии оценивания предметной деятельности, поведения, эффективности и т. п. Два этих подхода в некоторых ситуациях на­ходятся во взаимодополнительных отноше­ниях. В социально-психологическом плане для диагностики межличностных отношений нам необходимо выбрать промежуточную позицию между двумя этими крайними вариантами. Это позволяет сделать пред­метными сами процедуры диагностики и в то же время отразить как значимые аспек­ты внутренней жизнедеятельности группы, так и ведущие факторы, обусловливающие взаимодействие и влияние окружения группы.

Интрагрупповая активность имеет слож­ную динамику взаимодействия между уров­нями качественных и количественных изме­нений. Поэтому сомнительной представ­ляется в настоящее время возможность полного конструктивого описания всех эф­фектов группового развития. Разработан­ная в нашем исследовании концептуаль­ная схема и система методик для диагно­стики межличностных отношений опирается на ряд допущений и ограничений, лежа­щих в основе стратометрии и методов, развитых в рамках психосемантического подхода (об этом подходе см., например, [8]). Преодоление этих ограничений потре­бует разработки более обобщающей модели групповых процессов, совершенствования методов экспериментирования и диагно­стики.

Результаты проведенного исследования позволяют сделать следующие выводы.

1. Принцип «решетки противостояния позиций» может быть распространен на различные страты интрагрупповой актив­ности, что позволит повысить точность описания и оценки разнообразных феноме­нов и параметров этой активности; этот принцип является системообразующим для концептуальной системы диагностики уров­ня развития межличностных отношений в группе.

2. Распространение принципа «решетки» на различные страты интрагрупповой актив­ности позволяет построить логически после­довательную типологию таких «решеток», повысить уровень операционализированности ряда ключевых положений и следствий стратометрической концепции.

3. Между разными типами «решеток», различительными признаками, лежащими в их основе, и феноменами, описываемыми ими, существуют взаимные переходы и соответствия.

 

1. Донцов А. И. Теоретические принципы я опыт экспериментального исследования группо­вой сплоченности: Автореф. канд. дис. М., 1975.

2. Донцов А. И. Психологические основы интеграции коллектива: Автореф. докт. дис. М., 1988.

3. Ерофеев А. К. Диагностика уровня раз­вития учебного коллектива // Личность и меж­личностные отношения в коллективе. Ульяновск, 1988. С 141—151.

 

124

 

4. Ерофеев А. К. Методические принципы психологической диагностики групп // Психоло­гические проблемы взаимодействия коллектива и личности: Сб. науч. тр. / Под ред. А. В. Пет­ровского. М., 1988. С. 4—14.

5. Комарова Л. Э. Ценностные ориентации личности в коллективах различного уровня раз­вития: Автореф. канд. дис. М., 1981.

6. Краткий психологический словарь / Под ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. М., 1985.

7. Мельников В. М., Ямпольский Л. Т. Вве­дение в экспериментальную психологию лич­ности. М., 1985. С. 203—276.

8. Петренко В. Ф. Психосемантика сознания: Автореф. докт. дис. М., 1989.

9. Петровский А. В. Вопросы истории и теории психологии. М., 1964. С. 160—196.

10. Петровский А. В. «Решетка противостояния позиций» как принцип диагностики уровня развития межличностных отношений // Вопр. психол. 1985. № 2. С. 32—38.

11. Психология развивающейся личности / Под ред. А. В. Петровского. М., 1987.

12. Психологическая теория коллектива / Под ред. А. В. Петровского. М., 1979. С. 20—65.

13. Шевандрин Н. И. Диагностика уровня развития межличностных отношений в группах // Формирование личности специалиста в вузе. Гроз­ный, 1987. С. 148—160.

14. Шевандрин Н. И. Определение един­ства ценностных ориентации и уровня разви­тия групп выборочным методом // Вопр. психол. 1989. № 3. С. 144—150.

15. Шпалинский В. В. Экспериментально-пси­хологическое исследование групповой сплочен­ности: Автореф. канд. дис. М., 1973.

 

Поступила в редакцию 20. V  1990 г.