51

 

ДВУХМЕРНОЕ ПРОСТРАНСТВО МОДЕЛЕЙ КОММУНИКАТИВНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

 

М. Б. МОЛОКАНОВ

 

РОЛЕВАЯ ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ ПРАКТИЧЕСКОГО ПСИХОЛОГА

 

         В настоящее время деятельность практического психолога еще недостаточно конкретизирована как профессия; зачастую она рассматривается с двух диаметрально противоположных точек зрения: как панацея от всех проблем в отношениях между людьми или, наоборот, как нечто формальное и не совсем понятное с практической точки зрения [14]. Сферы деятельности психотерапевта, практического психолога, специалиста по психологии воздействия, психотехника, ведущего групп личностного роста, учебно-тренировочных групп, социально-психологических тренингов, тренингов компетентности в общении и многих других профессионалов тесно примыкают друг к другу и имеют пересечение по многим параметрам, включая цели. ценности и методы воздействия на людей (см. обзор литературы по этому вопросу в [12] и др.).

         Ключевым же для всех этих профессий является коммуникативное взаимодействие, общение с клиентами, обследуемыми, своим административным начальством и многими другими лицами, так или иначе входящими в поле деятельности профессионала. Именно через определение модели коммуникативного взаимодействия, в которой работает психолог, и возможно, на наш взгляд, разрешить проблему очерчивания его обязанностей и целей деятельности. А тогда становится возможным говорить и о его профессиональной успешности, а также предъявлять к нему какие бы то ни было требования [3; 45 — 46]. Кроме того, заметим, что если у психолога отсутствует ролевая определенность, это чревато падением эффективности его профессиональной деятельности, вплоть до развития у него синдрома эмоционального сгорания [2], [20].

 

БАЗИСНЫЕ ФАКТОРЫ ОБЩЕНИЯ

 

         В настоящей работе мы рассматриваем факторы, базисные для оценки эффективности общения в целом и

 

52

 

профессиональной успешности специалиста, работающего с людьми, в частности. Мы предполагаем, что такими факторами (как будет показано ниже, выступающими к тому же в качестве основания для классификации основных моделей коммуникативного взаимодействия) являются «интерес к другому» и «доминантность» [12], [13].

         В процессе любого общения естественным образом вычленяются две его главные компоненты: предмет (основа, на которой оно происходит) и цель общения (заданное направление, в котором оно развивается).

         Фактор интереса к другому определяет предмет общения. При выраженном интересе к другому общение строится на основе (или с учетом) «внутренней картины» состояния клиента (партнера), его собственной Я-концепции, его субъективного восприятия себя и своего состояния; при слабо выраженном интересе к другому — на материале, «внешнем» для клиента: на общих законах коммуникативного взаимодействия (включая групповое), на нормах, принципах, техниках, на объективных симптомах, а не на переживаниях клиента по их поводу.

         Фактор доминантности влияет на меру ответственности (она прямо пропорциональна степени выраженности фактора), которая ложится на специалиста, за выбор целей взаимодействия и способов их достижения.

         Подчеркнем, что здесь мы пытаемся раскрыть влияние этих факторов в весьма широком контексте. Во-первых, базисные факторы служат для классификации различных профессиональных групп. Такая классификация строится на основе анализа требований, предъявляемых профессиями к личностным характеристикам специалиста, задаваемым по выделенным факторам. Во-вторых, для профессионально однородной выборки испытуемых они являются базисными не только при определении качеств, способствующих успешности в деятельности, но и при описании некоторых других личностных характеристик испытуемых.

         Например, фактор доминантности может найти свое выражение в реально проявленной и оцененной экспертами или клиентами доминантности специалиста; влияет он также и на направленность специалиста на занятие доминирующей позиции, которая, оставаясь в потенции, объективно может так и не реализоваться, проявляясь лишь в склонностях к тому или иному виду взаимодействия с людьми.

         Таким образом, базисные факторы оказывают сложное и неоднозначное влияние на различные уровни и структуры в системе личности. Согласованность и характер взаимодействия этих влияний должен изучаться, исходя из задач и целей проводимого исследования1.

 

ИНТЕРЕС К ДРУГОМУ

 

         Выраженность фактора интереса к другому (интереса к личности другого) в личностном профиле специалиста, в первую очередь, связана с тем, в какой степени в своих профессиональных взаимоотношениях с клиентом он принимает во внимание его личное, обусловленное не только ролевой и социальной позицией человека, обратившегося за помощью к специалисту, отношение к задачам, целям и формам их контакта.

         Этот фактор, в нашем понимании, проявляется в предпочитаемых

 

53

 

формах общения: преимущественно отстраненного (ролевого) или эмпатического и участливого, межличностной или интимной ориентации. Он сказывается на том, ориентируется ли психолог на технические приемы ролевого общения («я — только психолог, Вы — только клиент»), на межличностное взаимодействие («все мы люди, и у каждого свои недостатки и личные проблемы») или на интимные отношения («я Вам в этом помогу, но только потому, что знаю Вашу преданность мне»).

         Рассмотрим, как проявляется интерес к другому в описанных ранее [10; 346 — 348] формах обучения групповых психотерапевтов. При ориентации на низкие показатели этого фактора «психотерапия понимается как метод лечения». Психотерапевт должен научиться лишь «терпимо относиться к проявлениям фрустрации, страха (как пациента, так и своего), преодолевать чувство неуверенности, подавлять агрессивность, вызываемую поведением больного, чрезмерно не опекать пациентов». При ориентации на высокие показатели (в гуманистической психотерапии и в психоанализе) — психотерапия трактуется как «контакт двух или более лиц, на ход которого влияют потребности, личностные характеристики, установки пациентов и психотерапевта. Психотерапевт, главная цель которого — установление оптимального, с точки зрения потребности клиента, контакта, прежде всего должен обладать максимально глубоким знанием своих потребностей, индивидуальных характеристик и поведения».

         К переменным, определяемым этим фактором, относятся формы социального интереса в смысле А. Адлера [16], вектор доброжелательности по опроснику Т. Лири [17], стремление психотерапевта к сотрудничеству, а не ориентация на технические приемы [6; 640], эмпатия в клиентцентрированной психотерапии [5], доверительный, а не дистантный стиль общения ведущего тренинговые группы, фасилитивность [2], показатели по шкале эмпатии [19], ориентация на людей, а не на задачу и др.

         Интерес к другому влияет на определение того, на какой уровень в структуре индивидуальности клиента ориентируется специалист в своем воздействии; насколько он учитывает его психофизиологические, индивидуально-типологические, личностные, социальные, национальные и другие особенности; позволяет ли он клиенту проявлять их в процессе взаимодействия.

         Этот фактор разделяет возможные по классификации [1; 64 — 65] ориентации на клиента в психокоррекционной работе: «делай, как я» при ориентации на обобщенный опыт (слабо выраженный интерес к другому), «давай сделаем вместе» при ориентации на типичное во внутреннем мире клиента и «давай подумаем, как сделать лучше» при ориентации на индивидуальные особенности внутреннего мира клиента (выраженный интерес к другому).

         Характерные показатели по этому фактору для разных профессиональных групп будут зависеть от того, в какой мере при оценке деятельности специалиста учитывается личное отношение клиента к получаемому результату. В тех областях деятельности, где это делается, их выраженность должна быть значительно выше, т. е. специалисты в большей степени будут ориентироваться на личностные особенности клиента.

         Например, личная оценка клиента может почти не учитываться при определении успешности для врача — не психотерапевта (пациент может

 

54

 

быть недоволен потерей группы инвалидности, дававшей ему некоторые социальные гарантии, но важно будет не его отношение к устранению симптомов заболевания, а полнота излечения); для юриста-консультанта, который в принципе не может сделать для благополучия клиента больше, чем позволяют законы, как бы он ни хотел завоевать его личное расположение; или для приемщика в ателье по ремонту бытовой техники (на оценку качества выполнения его функциональных обязанностей по оформлению квитанций вряд ли может повлиять самочувствие сдающих вещи в ремонт).

         В другом круге профессий, наоборот, трудно оценить какой-либо результат как эффективный, если он не был одобрен клиентом. Педагог-воспитатель потеряет свой профессионализм и превратится в дрессировщика-надзирателя, если достигнутое им увеличение знаний или изменение поведения ученика-воспитанника не будет оценено последним как благоприятное. Также и консультант в научной библиотеке превратится в простой автоответчик, а парикмахер — в механическое устройство для стрижки волос, если не будут учитывать личностные интересы, склонности, представления и даже капризы клиента в отношении успешности своей работы. Поэтому у представителей этих профессий интерес к другому должен быть выражен более сильно.

         Отметим, что выраженный интерес к другому подразумевает лишь наличие у специалиста личностной, а не технической, нормативной или другой ориентации при взаимодействии с клиентом; но сами формы проявления этой ориентации могут быть различными (для одних более характерна эмпатия, для других — фасилитация и т. п. ).

 

ДОМИНАНТНОСТЬ

 

         Фактор доминантности проявляется в предпочитаемых позициях общения: «сверху» (активной при «доминировании»), «рядом» (интерактивной при «оказании помощи») или «снизу» (зависимой при «служении»), указывая на его иерархическую направленность. Эти позиции взаимодействия рассматривались ранее в [1; 99]. Но позиции «сверху» и «снизу» описаны там лишь как крайние н непригодные для практического психолога.

         Влияния этого фактора изучались как следствие преодоления ощущения «недостаточности» в индивидуальной психологии А. Адлера [16], как выраженность мотива власти [3; 60 — 64], [21], как вектор доминирования по опроснику Т. Лири [17], как место оценок по шкале директивности [19; 72], как директивно-авторитарный и интерпретативно-дискуссионный стили общения психотерапевта [11] и др.

         В зависимости от занимаемой позиции определяется, в какой степени процесс взаимодействия специалиста и клиента является однозначным с точки зрения конечных и промежуточных целей («сверху» — цели определяются и изменяются специалистом, «рядом» — специалистом и клиентом в их сотрудничестве и «снизу» — специалист следует за клиентом).

         По фактору доминантности оценивается. какую именно позицию должен занимать специалист для достижения максимальной эффективности. Например, для врача — не психотерапевта или педагога-воспитателя обычно быть «сверху», вести за собой, направлять, ставить перед клиентом цели и задачи, выбирать методы и способы взаимодействия с ним и «не соскальзывать» до положения простого советчика. Для консультанта по вопросам права или в научной

 

55

 

библиотеке в большей мере свойственно быть «рядом». Ведь они помогают обратившимся за помощью в достижении их собственных целей и решении поставленных ими самими задач. А приемщик в ателье или парикмахер будут взаимодействовать «снизу», оказывая необходимые услуги в зависимости от требований клиентов.

         Таким образом, рассмотренные выше профессии определенным образом (см. табл. 1) распределены по факторам интереса к другому и доминантности.

Таблица 1

Распределение примеров профессий по базисным факторам

 

Выраженность

ДОМИНАНТН0СТ Ь

 

интереса к другому

Доминирование («сверху»)

Оказание

помощи

(«рядом»)

Служение («снизу »)

Интерес выражен

Педагог-воспитатель

Консультант в научной библиотеке

Парикмахер

Интерес слабо выражен

Врач

Консультант по вопросам права

Приемщик в ателье

 

         Отметим, что отраженная в табл. 1 новая классификация по своему содержанию формально совпадает с психологической классификацией профессий, построенной в работе [8] на основе результатов экспериментального исследования. Но наше распределение профессий по факторам интереса к другому и доминантности делает ее более строгой, с одной стороны, раскрывая существующую в ней психологическую структуру, а с другой, уточняя психологическое содержание каждой из категорий.

         Таким образом, базисные факторы интереса к другому и доминантности являются общими в изучении особенностей человеческого общения и эффективности профессионального общения, в частности.

 

МОДЕЛИ КОММУНИКАТИВНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

 

         Изложенная выше психологическая классификация профессий может служить основанием для подобной же классификации моделей коммуникативного взаимодействия как в общем, так и внутри отдельных профессиональных деятельностей. Рассмотрим это на примере профессии психолога. Выбираемые им, как и групповым психотерапевтом, модели взаимодействия с клиентами задают и его профессиональную направленность, и модели поведения, и стиль его общения, и манеру отреагирования как предпосылки профессиональной успешности [4; 160].

         Для практических психологов принято выделять некоторые модели взаимодействия по классификации, базирующейся на основных направлениях их работы: психопрофилактическом (включающем психотерапевтические и психокоррекционные аспекты), психодиагностическом и консультативном [1], [2], [15]. Существуют классификации для психотерапевтов, для ведущих и инструкторов учебно-тренировочных групп и других специалистов профиля, близкого к практической психологии (подробнее об этом см. [12]).

         Но до сих пор имеющиеся классификации лишь констатировали наличие определенных моделей, но не давали достаточного основания для их конструктивного описания. Мы рассмотрим собственную, факторную классификацию моделей взаимодействия

 

56

 

практического психолога. Она описывает следующие типы воздействия на клиентов:

         диагностическое (воздействие эксперта): выявление причин неблагоприятных симптомов и личностных особенностей клиента, фасилитация его самопознания и самостоятельного их устранения. При этом специалист ориентируется на «объективную» [1; 20] психологическую информацию, находя место состоянию клиента в пространстве психологических норм. Клиент же сам вырабатывает свое отношение к этой информации и сам принимает решения об ее использовании;

         медицинское (психокоррекционное, психотерапевтическое в узком смысле): выявление причин неблагоприятных симптомов и их устранение. Здесь специалист также ориентируется на существующие нормы и виды отклонений от них. Но при этом еще и производит «организованное воздействие» на клиента с целью изменения показателей его активности в соответствии с возрастной нормой психического развития [1; 20 — 21]. Участие клиента в принятии решений о промежуточных целях взаимодействия минимально;

         педагогическое: постановка целей, объяснение и показ правил работы по указанной технике с последующей коррекцией при ее выполнении. Психолог активно ведет клиента в выбранном направлении, но при принятии решений учитывает не только соответствие состояния клиента каким-либо психологическим нормам, но и его индивидуальные особенности, возможности и даже желания в обучении;

         информационное (консультационное): сообщение о существующих психологических законах и закономерностях, а также о правилах работы по указанной технике и получаемых результатах, фасилитация самопознания и саморазвития клиента. Специалист лишь оказывает помощь в достижении клиентом тех или иных целей собственного развития, обеспечивая конкретного человека продуктивным существованием в конкретных обстоятельствах его жизни, т. е. развивая его способности «находить возможно большее число вариантов поведения, возможно большее число понятий, мыслей, чувств, поступков, чтобы иметь возможность общаться с максимально большим числом людей и групп внутри собственной культуры» [1; 20 — 21, 79]. Все основные решения принимаются клиентом, исходя из его собственных потребностей и представлений, поэтому самое важное для специалиста — обладать индивидуальной и культурной эмпатией [1; 79].

         В соответствии с вышепроведенными рассуждениями и анализом, взаимодействие в педагогической и информационной моделях будет отличаться большим интересом к другому, чем в диагностической и медицинской; а в медицинской и педагогической — большей доминантностью (направленностью на доминирование), чем в диагностической и информационной (с направленностью на оказание помощи) (табл. 2). Таким образом, предложенные типы взаимодействия должны различать степень выраженности показателей по этим базисным факторам2.

 

57

 

Таблица 2

Распределение по базисным факторам моделей коммуникативного взаимодействия

 

Выраженность интереса к другому

ДОМИНАНТНОСТЬ

 

Доминирование

(«сверху»)

Оказание помощи («рядом»)

Интерес выражен

Педагогическая

Информацнонняя (консультационная)

Интерес слабо выражен

Медицинская

Диагностическая (экспертная)

 

         Разумеется, данная классификация обозначает лишь профессиональную направленность практического психолога и не является описанием всех его функциональных обязанностей. Кроме того, взаимодействие психолога с клиентом может проходить и в рамках нескольких различных моделей, с переходом от одной из них к другой и использованием их в комбинации.

         Заметим, что ранее Г. С. Абрамовой [1] уже достаточно подробно описаны формы диагностического, медицинского (как психотерапевтического и отдельно психокоррекционного) и информационного (консультативного) взаимодействия, но вне связи с базисными факторами профессиональной эффективности. Разведение нами этих моделей по базисным факторам интереса к другому и доминантности потребовало для полноты классификации рассмотреть и педагогическую модель 3.   

         Табл. 2 отличается от табл. 1 отсутствием колонки, соответствующей позиции «снизу» («служению») по фактору доминирования. Действительно, эта позиция не относится к профессионально оправданным для психолога. Но при проведении психодиагностических исследований на реальных выборках испытуемых мы обнаружили, что склонность к выбору моделей «обслуживания» (служение при слабо выраженном интересе к другому) и «услужения» (служение при выраженном интересе к другому) для разных профессиональных подгрупп практических психологов трактуется по-разному.

         Так, для инструкторов учебно-тренировочных групп она соответствует снижению уровня профессионально значимых личностных качеств и недостаточной адаптированности в профессиональной среде [12], [13]. Но для школьных психологов (собственные данные находятся в обработке), наоборот, отрицание специалистом возможности занятия по отношению к клиенту позиции «снизу» свидетельствует о его недостаточной приспособленности к своим функциональным обязанностям.

 

58

 

БАЗИСНЫЕ ФАКТОРЫ И ТИПЫ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ СИСТЕМ

 

         Как уже говорилось [12], интерес к другому и доминантность являются базисными для любых видов коммуникативного взаимодействия, включая, например, и управленческое.

         С. Ю. Степанов и Е. П. Варламова в своей недавно опубликованной работе выделяют две оси описания типов управленческих систем [18; 65]: 1) индивидуальная свобода — групповая детерминация и 2) организованность — стихийность. Фактически эти оси задают пространство, определяющее типы коммуникативного взаимодействия управленческих звеньев системы с частями системы, находящимися в их подчинении (для завода это, например, будут взаимодействия директора с начальниками цехов и начальников цехов с рабочими).

         Индивидуальная свобода подразумевает реализацию индивидуальных интересов. Групповая детерминация характеризуется приоритетом общегрупповых целей над индивидуальными [18; 63 — 64]. т. е. наличие индивидуальной свободы в управленческой системе является проявлением интереса к другому со стороны управленческого звена (интереса к личностным особенностям своих подчиненных). И, наоборот, групповая детерминация свидетельствует о слабо выраженном интересе к другому (об ориентации на нормы и формальные процедуры группового взаимодействия).

         В свою очередь организованность является проявлением доминантности (ориентированности на установление заданных четких целей внутрисистемного взаимодействия), а стихийность свидетельствует о пристройке управляющего звена «рядом» или даже «снизу» (при следовании в «потоке» рядом или за своими подчиненными).

         Учитывая это, легко обнаруживаем (см. [18; 64]) четкие соответствия между описанными нами моделями коммуникативного взаимодействия и типами управления (типами управленческих систем)(табл. 3).

         Интересно, что в предшествующих неструктурированных классификациях (как моделей коммуникативного взаимодействия практического психолога с клиентом, так и управленческих систем) отсутствовали элементы с одновременно выраженными интересом к другому и доминантностью (одновременно проявленными индивидуальной свободой и организованностью). Поэтому для полноты классификаций как нам, так и цитируемым авторам пришлось ввести их дополнительно (педагогическую модель и сотворческий тип соответственно) [12], [18].

 

Таблица 3

 

Соответствие между типами управленческих систем по С. Ю. Степанову и Е. П. Варламовой (1995) и моделями коммуникативного взаимодействия

 

Модель взаимодействия

Педагогическая

Информационная

(консультационная)

Медицинская

Диагностическая (экспертная)

Тип управления

Сотворческий

Попустительский

Авторитарный

Демократический

 

         Анализ соответствий из табл. 3 лишний раз позволяет убедиться, что наше название «педагогическая» для модели коммуникативного взаимодействия, базирующейся на выраженном интересе к другому в сочетании с доминантностью, не подразумевает,

 

59

 

что педагогическое общение авторитарно. Авторитарность состоит не только в стремлении к достижению своих целей (что и описывается доминантностью), но и в низко выраженном интересе к другому (что присутствует в медицинской, но не педагогической модели).

         Доминантность не противоречит интересу к другому. Их совмещение можно найти, например, в армейском образе «отца-командира», «строгого, но понимающего солдат». С известной долей погрешности, можно сказать, что интерес к другому влияет на тактические стороны профессионального и иного коммуникативного взаимодействия, а доминантность — на стратегические.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

         Итак, нами описаны факторы интереса к другому и доминантности, базисные для определения эффективности и описания деятельности лиц социальных профессий. На основе этих факторов построены новые классификации социальных профессий, а также моделей коммуникативного взаимодействия: диагностической (экспертной), медицинской, педагогической и информационной (консультационной), которые выбираются психологом или иным субъектом общения.

         Изложенная в настоящей работе факторная классификация моделей коммуникативного взаимодействия, основанная на классификации профессий типа «человек-человек», представляется имеющей не только теоретико-исследовательский, но и достаточный практический смысл.

         По нашему собственному опыту ее использования при проведении индивидуальных профессиональных консультаций для практических психологов она позволяет консультируемому четче понять цели своего взаимодействия с клиентами и отобрать адекватные им методы, а также осознать, какие именно личностные особенности являются ключевыми для его профессионального роста и сконцентрироваться на их развитии.

 

 

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (код проекта 93 — 06 — 10808).

 

1 В нижеприведенном описании базисных факторов акценты поставлены в соответствии с их влиянием на способности и профессиональную направленность специалиста.

2 Первоначальные результаты экспериментальной проверки данного предположения на выборке инструкторов учебно-тренировочных групп Свободного Дыхания описаны в монографии [13]. В частности, для инструкторов характерно предпочтение информационного взаимодействия, а медицинское у них занимает второе место.
        В настоящее время у нас в обработке находятся данные, полученные от испытуемых — школьных психологов. Этих испытуемых также характеризует предпочтение информационного взаимодействия, но их направленность на медицинское взаимодействие достоверно ниже, чем у инструкторов. Второй по предпочтению для них оказывается педагогическая модель. (Измерения проводились с помощью опросника готовности [12], форма А1. )
        Такие различия вполне понятны и обусловлены, по всей видимости, изначальной направленностью психотехники Свободного Дыхания на психокоррекцию, с одной стороны, и педагогическим прошлым большинства школьных психологов, с другой. Самым интересным здесь представляется факт предпочтения в обеих выборках информационного взаимодействия, с его «оказанием помощи» и выраженным интересом к другому как, по всей видимости, в наибольшей мере соответствующему задачам, решаемым практическим психологом.

3 В чистом виде до этого она выделялась лишь в классификации психотерапий, предложенной С. Ледером (1973, 1975; цит. по [7; 80]), но не среди специализаций в практической психологии в целом.

 

 

1. Абрамова Г. С. Введение в практическую психологию. Брест, 1993.

2. Аминов Н. А. , Молоканов М. В. О компонентах специальных способностей будущих школьных психологов // Психол. журн. 1992. № 5. С. 104 — 110.

3. Аминов Н. А. , Морозова Н. А. , Смятских А.Л. Психодиагиостика специальных способностей социальных работников // Социальная работа и проблемы подготовки кадров / Под ред. И. А. Зимней. М. , 1992. С. 45 — 69.

4. Высокиньска-Гонсер Т. Поведение группового психотерапевта // Групповая психотерапия / Под ред. Б. Д. Карвасарского, С. Ледера. М., 1990. С. 160 — 171.

5. Гиппенрейтер Ю. Б., Карягина Т. Д., Козлова Е. Н. Феномен конгруэнтной эмпатии // Вопр. психол. 1993. № 4. С. 61 — 68.

6. Зачепинский Р. А. О факторах, определяющих успешность в психотерапии. (Обзор современной американской литературы) // Журн. неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. 1979. Т. LXXIX, вып. 5. С. 639 — 647.

7. Кабанов М. М. Психотерапия и реабилитация в современной клинической медицине // Руководство по психотерапия / Под ред. В. Е. Рожнова. Ташкент, 1979. С. 76 — 85.

8. Каверина Р. Д. Опыт психологической классификации некоторых профессий в целях профконсультации // Вопр. психол. 1978. № 4. С. 64 — 72.

9. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. М., 1985.

10. Косевска А., Чабала Ч. Подготовка в области групповой психотерапии // Групповая психотерапия / Под ред. Б. Д. Карвасарского, С. Ледера. М., 1990. С. 346 — 356.

11. Либих С. С. Теория и практика коллективной психотерапии: Автореф. докт. Дис. М. , 1969.

12. Молоканов М. В. Личностные компоненты профессиональной успешности практических психологов (инструкторов учебно-тренировочных групп): Канд. дис. М. , 1994.

 

60

 

13. Молоканов М. В. Свободное Дыхание как путь профессионала (Свод: Переводы. Творчество. Исследования. Вып. 2. М., 1994.

14. Мясоед П. Я. Теория и практика в работе школьного психолога // Вопр. психол. 1993. № 4. С. 73 — 79,

15. Санникова О. П. Взаимодействие учителя и психолога // Педагогическая инициатива. 1991. № 3. С. 9 — 13.

16. Сидоренко Е. В. Экспериментальная групповая психология. Комплекс «неполноценности» н анализ ранних воспоминании в концепции Альфреда Адлера. СПб., 1993.

17. Собчик Л. Н. Диагностика межличностных отношении. Модифицированный вариант имтерперсональной диагностики Т. Лири. Методическое руководство. М. , 1990.

18. Степанов С. Ю. , Варламова Е. П. Рефлексивно-инновационный подход к подготовке управленческих кадров // Вопр. психол. 1995 №1. С.60 — 65.

19. Ташлыков В. А. Психология лечебного процесса. Л., 1984.

20. Kuunarpuu Н. The burnout syndrome // Проблемы практической психологии / Под ред. X. Миккина. Таллинн. 1984. С. 65 — 77.

21. Murray Н. Explorations in personality: A clinical and experimental study of fifty men of college age. N. Y.: Oxford University Press, 1938,

 

Поступила в редакцию 20. XII 1994 г.