123

 

ЗА РУБЕЖОМ

 

             СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ                    

           КРЕАТИВНОСТИ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ

 

К. А. ТОРШИНА

 

Область креативности сложна для исследований и вызывает множество споров, поскольку эмпирическое поле фактов, относящихся к данной проблеме, очень широко. Креативность, рассматриваемая в различных концепциях, предстает в виде частей головоломки, собрать которую целиком еще никому не удалось.

Еще в 60-х гг. было описано более 60 определений креативности и, как отмечал автор, "их число растет каждый день" (Л. Т. Репуччи, цит. по [25]). Определения были проанализированы и разделены на шесть типов: гештальтистские (описывающие креативный процесс как разрушение существующего гештальта для построения лучшего), инновационные (ориентированные на оценку креативности по новизне конечного продукта), эстетические или экспрессивные (делающие упор на самовыражение творца), психоаналитические или динамические (описывающие креативность в терминах взаимоотношений Оно, Я и Сверх-Я), проблемные (определяющие креативность через ряд процессов решения задач, к этому разряду было отнесено и определение Дж. Гилфорда: "Креативность - это процесс дивергентного мышления"), в шестой тип вошли определения, не попавшие ни в один из перечисленных выше - разные, и в том числе весьма расплывчатые (например, "добавление к запасу общечеловеческих знаний" [25; 118-119]).

Видимо, количество определений креативности, накопившееся к настоящему моменту, уже трудно оценить. Как отмечают исследователи, "процесс понимания того, что такое креативность, сам требует креативного действия. Начиная с определения креативности, мы тем самым обрекаем себя на неудачу, поскольку креативность еще не концептуализирована и эмпирически не определена". Авторы одного из последних исследований определяют креативность, как "достижение чего-либо значимого и нового... Другими словами, это то, что люди делают, чтобы изменить мир" (цит. по [12]).

П. Торранс [28] собрал в процессе длительного исследования креативности разные ее определения, метафорически описывающие суть творчества. Например, творчество - это: копать глубоко, смотреть в оба, слышать запахи, смотреть сквозь, протягивать руку в завтрашний день, слушать кошку, петь в собственном ключе... Понятно, что исследователям приходится нелегко.

 

124

 

В настоящее время для описания креативности используется подход, предложенный, по одним источникам, Р. Муни в 1963 г., по другим - А. Штейном в 1969 г., и используемый многими исследователями и сегодня [25], [40]. Исследования креативности, интерес к которым за последние годы сильно возрос, рассматривают четыре основных аспекта: креативный процесс, креативный продукт, креативную личность и креативную среду (сферу, структуру, социальный контекст, формирующий требования к продукту творчества). Часто эти подходы используются вместе.

В данной статье мы рассмотрим только один аспект - креативность как процесс.

Ф. Баррон и Д. Харрингтон, подводя итоги исследований в области креативности с 1970 по 1980 г., сделали следующие обобщения того, что известно о креативности:

1. Креативность - это способность адаптивно реагировать на необходимость в новых подходах и новых продуктах. Данная способность позволяет также осознавать новое в бытии, хотя сам процесс может носить как сознательный, так и бессознательный характер.

2. Создание нового творческого продукта во многом зависит от личности творца и силы его внутренней мотивации.

3. Специфическими свойствами креативного процесса, продукта и личности являются их оригинальность, состоятельность, валидность, адекватность задаче и еще одно свойство, которое может быть названо пригодностью - эстетической, экологической, оптимальной формой, правильной и оригинальной на данный момент.

4. Креативные продукты могут быть очень различны по природе: новое решение проблемы в математике, открытие химического процесса, создание музыки, картины или поэмы, новой философской или религиозной системы, инновация в юриспруденции, свежее решение социальных проблем и др. [6].

Ученые не достигли согласия даже по поводу того, существует ли вообще креативность или она является научным конструктом? Самостоятелен ли процесс креативности, или креативность - это сумма других психических процессов?

Одно из пониманий креативности - необычные проявления ординарных    процессов,

т. е. процессу креативности его сторонники отказывают в самостоятельности.

Один из аргументов в пользу такого подхода заключается в когнитивной теории "врожденных структур". Н. Хомский, например, утверждает, что языковая компетентность базируется на врожденных структурах человеческого языка, Дж. Фодор - что такие структуры лежат в основе всех форм человеческого интеллекта и когнитивных функций, включая математический, музыкальный и специфический интеллект. Все уже содержится в потенциале, нельзя создать что-то из ничего, т. е. помимо существующих структур.

В новой области когнитивных наук проявляется скептическое отношение к креативности как самостоятельному, отличному от других процессу. С. Герберт старается доказать, что ординарные когнитивные процессы, трансформированные определенным образом, достаточны для открытия базовых научных законов (типа законов Кеплера). Процесс решения творческих задач описан как взаимодействие других процессов (мышления, памяти и пр. ) [12].

 

ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОЦЕССА КРЕАТИВНОСТИ

 

Однако у креативности как самостоятельного процесса все же есть и защитники.

Т. Тардиф и Р. Стернберг [26], пытаясь проанализировать все разнообразие точек зрения, выделили два наиболее общих подхода к процессу креативности: как к процессу, протекающему в отдельной личности в отдельный момент времени (этой точки зрения придерживается большинство исследователей), или как к процессу, зависимому от системы социальных связей, проблемных сфер, критериев

 

125

 

оценок креативного продукта и т. д., т. е. в широком социальном и историческом контексте [4], [5], [9], [15], [20], [21]; при этом процесс креативности не теряет своей связи с индивидуальностью творца, но требует иного подхода к анализу процесса и его созревания.

Различные исследователи делают акцент на разных составляющих процесса креативности, либо ставя во главу угла одну составляющую, которая признается центральной, либо выстраивая сложную систему взаимодействующих процессов.

Например, П. Торранс, вслед за Дж. Гилфордом описывает креативность в терминах мышления, понимая творческое мышление "как процесс чувствования трудностей, проблем, брешей в информации, недостающих элементов, перекоса в чем-то; построения догадок и формулировки гипотез, касающихся этих недостатков, оценки и тестирования этих догадок и гипотез; возможности их пересмотра и проверки и, наконец, обобщения результатов" [28; 47].

Ф. Баррон считает центральным процесс воображения и символизации, который служит критерием креативности, и вводит определение креативности как "внутреннего процесса, спонтанно продолжающегося в действии", утверждая, что с этой точки зрения отсутствие продукта не говорит об отсутствии креативности [7]. Р. Стернберг также подчеркивает важность способности создавать "продуктивные метафоры" [22].

С. Медник постулирует, что в основе креативности лежит способность выходить за рамки стереотипных ассоциаций, работать с широким семантическим полем (цит. по [1]).

Д. Фелдман предлагает трехчастную модель креативного процесса, имеющую три связанные между собой составляющие: 1) рефлективность как основной процесс, отличающий человека от животных и позволяющий формировать самосознание, самооценку, посредством языка планировать, отражать и анализировать мир; 2) целенаправленность, или интенциональность, позволяющую организовать переживаемый опыт "внутри и снаружи организма"; вместе с верой в возможность изменений к лучшему позволяет реально изменять среду; 3) владение способами трансформации и реорганизации, которые предлагаются культурой и обусловливают индивидуальные различия [12].

Многие исследователи считают, что процесс креативности специфичен для разных сфер деятельности и знаний [9], [12], [23]. Однако некоторые общие требования к процессу креативного мышления можно выделить. Креативный процесс независимо от проблемы, на которую он направлен, необходимо включает следующее:

1. Изменение структуры внешней информации и внутренних представлений с помощью формирования аналогий и соединения концептуальных пробелов.

2. Постоянное переформулирование проблемы.

3. Применение существующих знаний, воспоминаний и образов для создания нового и применения старых знаний и навыков в новом ключе.

4. Использование невербальной модели мышления.

5. Процесс креативности требует внутреннего напряжения, которое может возникать тремя путями: в конфликте между традиционным и новым в каждом шаге креативного процесса; в самих идеях, в различных путях решения или предполагаемых продуктах; оно может создаваться между хаосом неопределенности и стремлением перейти на более высокий уровень организации и эффективности внутри индивидуальности или общества в целом. Возможно, все три вида напряжения возникают на разных этапах креативного процесса [26].

Что касается специфических сфер, в которых креативность из "общей" становится специальной,  то   здесь  можно     воспользоваться   классификацией,             предложенной

Х. Гарднером [24]. Хотя эта классификация описывает семь видов интеллекта, она "скорее соотносится с видами одаренности" [2; 12], а стало быть, и креативности, поскольку подразумевает под выраженным видом интеллекта творческие достижения в данных областях.

 

126

 

Х. Гарднер выделил семь относительно независимых интеллектуальных компетенций, определенных как навыки, соответствующие двум базовым стандартам: формулирования и творческого решения проблем или нового подхода к решенным проблемам; широкого использования и высокой оценки обществом.

1. Лингвистический интеллект, основанный на чувствительности к смыслу слов и эффективной вербальной памяти.

2. Логическо-математический интеллект - способность исследовать категории, взаимоотношения и структуры путем манипулирования объектами, символами, понятиями.

3. Пространственный интеллект - способность воспринимать и создавать зрительно-пространственные композиции, манипулировать объектами в уме.

4. Телесно-кинестетический интеллект - способность использовать двигательные навыки в спорте, исполнительском искусстве, в ручном труде.

5. Музыкальный интеллект - способность исполнять, сочинять и воспринимать эмоционально музыку.

6. Интраперсональный интеллект - способность понимать и опознавать собственные чувства.

7. Интерперсональный интеллект - способность замечать и различать темперамент, мотивацию и намерения других людей.

Часто они выступают вместе, например, кинестетический и пространственный интеллект дают компетентность в сфере механики. Компетентность только в одной сфере - лингвистической или интерперсональной - также может привести в ряде профессий к выдающимся успехам. Существуют убедительные экспериментальные доказательства существования многих видов креативного процесса, в зависимости от сферы приложения [24].

Возвращаясь к характеристикам креативного процесса, можно отметить немалую роль времени в процессе креативности: как долго он длится. Одни подчеркивают длительный период созревания идей [6], [7], [19], [21], [26]. Например, описывая процесс открытия роли естественного отбора в эволюционном процессе Ч. Дарвиным, Х. И. Грубер подчеркивает, что инсайты в процессе работы случались часто, но не имели решающего значения для построения концепции в целом (цит. по [12]).

Другие признают центральным моментом креативного процесса вспышку инсайта [9], [10], [15]. Феномен инсайта остается в фокусе внимания исследователей и вызывает споры по поводу определения самого понятия и его роли в творческом процессе. Спектр мнений очень широк: от практического сведения креативного процесса к исходному инсайту [11], [25] до отрицания специфической роли инсайта в креативности [32].

Дж. Девидсон [10] изучала роль инсайта в креативном процессе в контексте проблемы одаренности; в том числе ею проводились и лонгитюдные исследования. Она выделила три вида инсайта: 1) инсайт "избирательного декодирования" позволяет отделить релевантную информацию от иррелевантной; 2) инсайт "избирательного комбинирования" позволяет правильно состыковать "кусочки" информации; 3) инсайт "избирательного сравнения" позволяет связать эту информацию с той, что уже содержится в памяти. В творческом процессе могут фигурировать все три вида инсайта.

Другой обсуждаемый исследователями вопрос: что служит толчком для развертывания креативного процесса?

Первая дихотомия мнений разворачивается в вопросе о роли целеполагания в креативности. Большинство исследователей считают, что креативный процесс - это форма активности в проблемном поиске, сознательная и целенаправленная попытка расширить существующие границы знаний, разрушить существующие ограничения [6], [7], [9], [13], [15], [19]. С другой стороны, существует точка зрения, согласно которой креативные продукты суть результаты случайных изменений стадий порождения и отбора в креативном процессе [11], [16], [21], [25]. Промежуточная позиция состоит в том, что креативный процесс инициируется неудачной попыткой в объяснении или

 

127

 

неподтверждающейся гипотезой, либо попыткой включить новые идеи в существующие знания, либо попыткой прорваться с помощью самоорганизации через существующий хаос [7], [9], [11], [13], [21], [28], [31].

Еще одна проблема - уровни проявления креативного процесса у разных людей. Говорят как о "большой" креативности, вносящей изменения или дополнения в существующее знание, так и о "малой" (например, умение украшать комнату цветами или умело подбирать цветовую гамму в интерьере) [12]. А. Эйнштейн, например, был высоко креативен, никто из ученых его времени не достиг его уровня. По мнению Д. Фелдмана, уровень креативности может быть определен только в исторической перспективе [11].

Спорным представляется также вопрос: является ли креативный процесс "нормативным", но имеющим более сильные и слабые проявления, или он доступен только определенным индивидам (Эдисону, Пикассо, Моцарту и другим) в редкие моменты времени? Сторонники есть и у той и у другой точки зрения. Если креативность признается нормативным процессом, то она присуща любому - взрослому, ребенку и даже компьютеру.

С этой точки зрения креативный процесс можно тренировать, и это полезно для каждого и повышает шансы всего общества на выживание. Однако Ф. Баррон, М. Шикшентмихалий, Х. Грубер и С. Девис, Б. Хеннеси и Т. Амабель считают, что креативность тренировать нельзя, потому что креативный процесс возникает только в результате благоприятных сочетаний многих факторов: структуры индивидуальности, необходимых навыков, наличия проблем, специального окружения.

Наконец, важный вопрос - наличие сознательных и бессознательных компонентов в процессе креативности. Многие считают, что умение выражать приходящие из бессознательного идеи - ключ к креативному процессу [18], [43]. Креативность достигается тогда, когда бессознательные идеи вносятся в сознательные утверждения. Сами творцы и носители выдающейся креативности подчеркивают активность бессознательного в творческом процессе [1]. Эта концепция восходит к психоаналитической трактовке: К. Юнг, например, считал, что творчество делится на два вида - психологическое, связанное с работой сознания, и визионерское, выражающее архетипические образы бессознательного [3].

Другие авторы игнорируют роль бессознательного в креативности. Консенсус лежит посередине: взвешенная точка зрения отводит бессознательным процессам в креативности определенную роль. Например, П. Ленгли и Р. Джонс [16] приписывают важную роль бессознательным элементам в контексте активации памяти, которая релевантна творческому инсайту и делает доступной информацию, сознательно не затребованную.

Можно сделать вывод, что креативный процесс является специфическим для разных областей знаний, но обладает общими характеристиками; он имеет временные рамки и определенные этапы; важной составляющей его является инсайт; креативность - нормативный процесс, однако уровни его проявления зависят от личностных качеств и средовых характеристик; важной можно считать роль бессознательного в этом процессе.

 

СВЯЗЬ КРЕАТИВНОСТИ С ДРУГИМИ КОГНИТИВНЫМИ ПРОЦЕССАМИ

 

Этот вопрос вплотную примыкает к вопросу о составляющих процесса креативности, поскольку другие когнитивные процессы влияют на креативность или даже включаются некоторыми исследователями в модель креативного процесса как ее составляющие.

На первом плане стоит проблема соотношения креативности и различных видов интеллекта.

Модель интеллекта Дж. Гилфорда связывает креативность с продуктивностью дивергентного мышления. Эта способность включает в себя беглость, гибкость и

 

128

 

индивидуальность, с одной стороны, и качественную работу, уважительное отношение и дисциплину - с другой. Первая группа характеристик противостоит конвергентному мышлению, вторая является "параллельным процессом", схожим или идентичным с тем, который представлен в конвергентной продукции.

Дивергентное мышление также не отражает всех особенностей креативного процесса и не совпадает с ним полностью. М. Воллах, один из наиболее авторитетных исследователей креативности 60-х гг., показал, что интеллектуальные тесты довольно слабо связаны с креативными достижениями и совсем не связаны при высоких показателях. Соединение креативности и интеллекта в единый фактор при средних значениях М. Воллах и Н. Коган (цит. по [1]) объяснили использованием в тестах интеллекта и креативности аналогичного тестового материала (словесного, пространственного и пр.). Используя игровую форму тестирования креативности без ограничения времени ответа и снятия фактора соревнования между испытуемыми, они получили корреляцию между баллами по интеллектуальным тестам и креативностью, близкую к нулю. Среди учащихся 11-12 лет были выявлены четыре группы детей с разными уровнями развития интеллекта и креативности, отличающиеся способами адаптации к внешним условиям и решениям проблем: 1) дети с высоким уровнем интеллекта и креативности обладают адекватной самооценкой, высоким самоконтролем, интересом ко всему новому и независимостью оценок; 2) дети с высоким уровнем интеллекта и низкой креативностью стремятся к школьными успехам, скрытны, обладают заниженной самооценкой; 3) дети с низким уровнем интеллекта и высокой креативностью тревожны, невнимательны, отличаются плохой социальной адаптацией; 4) дети с низкими интеллектом и креативностью хорошо адаптируются, имеют развитый социальный интеллект, пассивны, имеют адекватную самооценку. Таким образом, можно сделать вывод о том, что соотношение уровня процессов креативности и интеллекта влияет на личностные качества и способы адаптации.

П. Торранс выдвинул теорию "интеллектуального порога", основанную на экспериментальных данных, полученных с использованием разработанного им теста: если IQ ниже 115-120, интеллект и креативность образуют единый фактор, т. е. связаны между собой, а если выше 120 - креативность становится независимой величиной, т. е. нет лиц с низким интеллектом, обладающих креативностью, но высокий интеллект не обязательно связан с высокой креативностью [27].

Ряд исследователей отмечает роль конвергентного мышления в творческом процессе. Дж. Монета [17] отмечает, что в модели научной креативности компетентность и конвергентное мышление играют фундаментальную роль.

Точка зрения на роль компетентности, знаний в креативности состоит в том, что как слишком низкая, так и слишком высокая компетентность в проблеме мешает креативному процессу. Высокая компетентность не позволяет вырваться за рамки существующих стереотипов, поэтому кривая зависимости креативности от компетентности выглядит как U-инвертированная кривая [23].

Некоторые виды мышления важны в процессе творческого инсайта. В этой области два механизма могут быть представлены для оценки людей, имеющих экстраординарные способности в решении сложных аналитических проблем. Первый - янусианские мыслительные процессы, второй - способность генерировать вид "одновременного видения", необходимого для решения сложных причинно-следственных проблем.

Янусианское мышление включает способность активно обдумывать две противоположные вещи одновременно и посредством этого отрабатывать две несоизмеримые точки зрения на предмет параллельно. Этот тип мышления является "ключевым шагом в процессе создания научных теорий и/или открытий таких людей, как Эйнштейн, Дарвин, Уотсон, Пастер и Ферми" и является сущностью креативного мыслительного процесса

129

 

литературных критиков, поэтов и философов [24; 38]. Тесты для выявления янусианского мышления у людей, обычно им пользующихся, показали, что они являются хорошим индикатором продуктивной способности к инсайтам в искусстве и науке. После этого были протестированы люди, принимавшие участие в двух контрольных исследованиях и принадлежащие к трем группам: 1) студенты колледжа с высокой креативностью (оценивалась кросс-валидными оценками их документальных креативных достижений в искусстве и науке и их креативных интересов) и с высоким интеллектом, 2) студенты с высоким интеллектом без "продуктивной креативности", 3) девять нобелевских лауреатов в науке (физика, медицина и химия). Результаты показали, что высоко креативные студенты колледжа имели значимо более высокий янусианский интеллект, чем некреативные студенты с таким же высоким интеллектом, и исключительно высокие баллы янусианского интеллекта были получены у нобелевских лауреатов. Более того, по мере повышения уровня креативности ответов повышалась быстрота реакций, связанных с ответами на задания, тестирующие янусианский интеллект.

Второй психометрический подход оценивает способность людей генерировать вид инсайта, связанный с суперсовременными навыками решения проблем. Для решения таких проблем человек должен уметь проверять потенциальные связи между переменными, которые сначала нужно перевести из семантической формы представления в символические коды, и удерживать в памяти сеть связей, выводы, связанные с этими переменными, и "причинные" доказательства. Одновременно они должны проверять комбинации переменных на предмет их пригодности в качестве потенциального решения.

Большая роль в креативности отводится воображению, однако конкретное визуальное воображение отличается от визуальных воспоминаний и пространственной ориентации [24]. Отмечено, что люди с уровнем интеллекта выше среднего чаще имеют бедное конкретное воображение или не имеют его вовсе, чем люди со средним интеллектом. С. М. Косслин отмечает, что очень многие яркие люди не могут участвовать в исследовании визуального воображения, потому что оно у них очень бедно. Ф. Гальтон отмечал, что большинство обследованных им ученных, как правило, говорили о незначительном или полном отсутствии визуального воображения, тогда как очевидно скромные интеллектуально люди часто говорили о ярком и детальном конкретном воображении.

Конкретное воображение также не является условием для написания рассказов. Например, Олдос Хаксли писал, что не обладает визуальным воображением и слова не вызывают у него никаких зрительных образов. Юриспруденция и психология также являются профессиями, представители которых обладают бедным или вообще не обладают визуальным воображением, тогда как им необходимы лингвистические, логические и интерперсональные навыки. Х. Гарднер отмечал, что конкретное воображение более присуще представителям обзорных наук (ботаника, зоология, геология), чем социальных и поведенческих (цит. по [24]).

С другой стороны, некоторые формы художественной одаренности, такие, как в областях живописи и скульптуры, требующие сильного конкретного воображения, так же как выдающейся координации "глаз - рука", не нуждаются в высоком и даже среднем интеллекте.

П. Ленгли и Р. Джонс [16] подчеркивают важность памяти в процессе творческого инсайта. Доступность информации позволяет создавать неочевидные ассоциации и приходить к оригинальным решениям проблемы.

Есть данные также о связи креативности с нарушениями внимания. К. Джорджтаун [14], обследовав 87 семиклассников с расстройствами внимания и интеллектом не менее 115, обнаружил у них гораздо более высокую креативность по фигурной форме теста Торранса, чем у контрольной группы с равным интеллектом, но без таких нарушений.

 

130

 

Таким образом, данные говорят о зависимости процесса креативности от других когнитивных процессов, а также уровня и индивидуальной специфики их развития и области творческой активности. На наш взгляд, в исследованиях недостаточно внимания уделено роли воображения и способности к символизации, а также изучению роли метафоры в представлении нового знания. Между тем давно отмечено, что новое знание часто может быть представлено только в метафорической форме до тех пор, пока оно не получит своего полного обоснования и осмысления в науке и культуре.

 

ПРОДУКТЫ КРЕАТИВНОГО ПРОЦЕССА

 

Понимание креативного продукта очень широко - это технические инновации, новые идеи, новые стили в искусстве, новые парадигмы в науке и т. д. Логично начать обсуждение проблемы соотношения креативного процесса и креативного продукта с парадоксального вопроса: можно ли рассматривать их независимо друг от друга?

Ф. Баррон (цит. по [25]) вводит определение креативности как "внутреннего процесса, спонтанно продолжающегося в действии", и утверждает, что с этой точки зрения отсутствие продукта не говорит об отсутствии креативности. Он утверждает, что невозможно дать операциональное определение креативности, как и любого процесса, происходящего в центральной нервной системе, без доказательств в поведении и субъективном знании о нем.

С другой стороны, некоторые креативные продукты, как отмечают Т. Тардиф и Р. Стернберг, были созданы не в результате креативного процесса или процесса, который не является креативным для данного индивида, но является таковым для других. Сам же процесс оказывает уникальным для каждой личности в данных исторических обстоятельствах, при данном состоянии проблемы и социальном статусе творца [26]. На VI Конференции по проблемам креативности (1966) дискутировался вопрос: считать ли Эдисона креативом, если его открытия - результат планомерных поисков?

Однако большинство ученых предпочитают судить о наличии креативного процесса по наличию продукта [9], [21], [27]-[29]. Но здесь встает вопрос о критериях.

Один из критериев креативности - нестандартность. Р. Лири предлагает определить креативные проявления или продукты креативности как "комбинацию элементов, которые не комбинировались ранее" (цит. по [25; 107]). Однако редкие ответы и оригинальные ответы не всегда совпадают, как было замечено еще П. Торрансом. "Происходит необоснованное смещение смысла понятий: способность к творчеству отождествляется с нестандартностью, нестандартность - с оригинальностью, а последняя - с редкими ответами в данной группе испытуемых. Нестандартность - понятие более широкое, чем оригинальность. К проявлениям креативности (если пользоваться критерием нестандартности) можно отнести любую девиацию: от акцентуаций до проявления аутичного мышления" (цит. по [1; 118]).

Более применимый - критерий осмысленности. С. Медник отмечает, что бывает случайная игра слов и поэзия, дающая креативный результат, поэтому он предлагает считать, что, чем больше результат соответствует этому критерию, тем он более креативен (цит. по [25]). Такой критерий позволяет разграничить продуктивные творческие и непродуктивные девиантные формы креативности. "Главной операцией, которая "работает" в ходе творческого процесса, является операция сравнения (или селективный инсайт, по Дэвидсон). Устанавливаются смысловые связи между элементами на основе: репродукции, смыслового синтеза или случайного соединения без установления семантических связей" (цит. по [1; 118-119]). Таким образом, продукты (идеи, гипотезы, поведенческие акты) можно разделить на стереотипные, креативные и девиантные.

Иногда предлагаются критерии: продукт должен производить сильное впечатление и быть генерализуемым [19], [25], [28], экономным [7], [19], [21], вызывать

 

131

 

необратимые изменения в человеческом опыте [11], [13], [21], [25], содержать необычные сенсорные образы или трансформации [7], [15], [25], являться ценимым или используемым социумом или представителями той сферы, в которой он был создан [4], [5], [25], [28], [32].

Несколько другие критерии могут быть сформулированы для применения к креативному продукту в области научных знаний или к креативному решению проблем: он должен быть сензитивен к пробелам в существующих знаниях [15], [28], переходить дисциплинарные границы, поскольку они трудны для категоризации [25], [32], он должен быть неожиданным и соответствовать поставленной задаче [4], [5], [21], быть сложным и изначально не сформулированным и представлять собой синтез пограничных областей знаний [15], [28]. П. Торранс [28] сформулировал также следующие критерии: юмор, фантазия, цвет и движение, литературное и метафорическое чувство, которые, возможно, точнее описывают научную креативность, чем все прочие.

С. Тейлор [25] предложил проанализировать характеристики процесса и продукта креативности для выявления их специфики. Как иллюстрация такого подхода приводится типология креативов Р. Лири. "Осведомленность может быть креативной - наш опыт может быть направленным; или он может быть репродуктивным, т. е. нас обучают готовым интерпретациям, и в этом случае мы видим только то, что нас учат видеть. Исполнение может быть креативным - мы можем продуцировать новые комбинации; или оно может быть репродуктивным - мы можем повторять старые комбинации" (цит. по [25; 109]). Р. Лири описал четыре типа: 1) репродуктив блокированный (нет комбинаций, нет направляющего опыта); 2) репродуктив творческий (нет направляющего опыта, но есть навыки в продуцировании новых комбинаций из старых символов); 3) креатив творческий (новый опыт презентируется в новом исполнении); 4) креатив блокированный (новый направленный опыт выражается в конвенциональных моделях).

Оценка креативности продуктов художественного, литературного, научного творчества, как отмечают многие исследователи, может быть проведена только в контексте существующих в данной культуре, в данное время критериев, поскольку изобретение велосипеда может быть креативным актом, но продукт вряд ли будет оценен нашими современниками по достоинству.

В данном вопросе также важно, что считается креативным продуктом - результат лабораторных экспериментов по решению проблем, ответы на тесты креативности или реальные жизненные достижения, изучению которых многие авторы отдают предпочтение. Проблема возникает также при выборе экспертов, оценивающих продукты творчества, поскольку, как известно, "на вкус и на цвет товарища нет".

Приведенный обзор показывает, что проблема креативности еще очень далека от разрешения, однако существует уже достаточно разработанный и обширный методический и теоретический базис для дальнейших исследований. Область креативности предоставляет исследователям хороший шанс для проявления собственной способности к творчеству.

Однако, кроме научного интереса, креативность представляется ученым еще и важным фактором гуманистического развития человечества в целом и даже его тотального выживания. Понимание этого факта заставляет их интенсифицировать свои исследования в данной области и вести пропаганду идеи креативного образа мышления. Одна из последних книг Р. Стернберга и Т. Лубарта называется "Преодолевая толпу: культивирование креативности в культуре конформности" [23].

Ф. Баррон [7] отмечает, что таланты растрачиваются попусту, и причина этого - в отсутствии национального и интернационального понимания того, что креативность сама по себе является продуктом. Так же как измеряется валовой национальный продукт, можно измерять национальный индекс креативности, который будет составлен из музыкальных,

 

132

 

 литературных и художественных творений, технологических инноваций и научных открытий. Тогда мы сможем оценить уровень креативности в стране. В этом случае, систематически изучив креативность, ее можно будет осознать и развивать как ресурс. В противном случае - "нам придется вспомнить другое лицо креативности - деструктивность" [17; 97].

 

1. Дружинин В. Н. Психология общих способностей. М.: Лантерна вита, 1995.

2. Попова Л. А. Что такое одаренность? // Школа здоровья. 1995. № 1. С 5-18.

3. Юнг К. Г. Архетип и символ. М.: Ренессанс, 1991.

4. Amabile T. M. Social psychology of creativity: A consensual assessment technique // Pers. & Soc. Psychol. 1982. V. 43. P. 997-1013.

5. Amabile T. M., Hennessey B. A. The conditions of creativity // R. Sternberg, T. Tardif (eds.). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 11-43.

6. Barron F., Harrington D. Creativity, intelligence and personality // Ann. Rev. of Psychol. V. 32. 1981. P. 439-476.

7. Barron F. Putting creativity to work // R. Sternberg, T. Tardif (eds.). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 76-98.

8. Barclay C. R., Petitto A. L. Creative activity in the context of real life: A response to Csikczentmihalyi // New Ideas in Psychol. 1989. V. 7. 1. P. 41-48.

9. Chikszentmihalyi M. Society, culture, and person: A system view of creativity // R. Sternberg, T. Tardif (eds.). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 325-339

10. Davidson J. The role of insight in giftedness // R. Sternberg, J. Davidson (eds.). Conception of giftedness. Cambridge: Cambr. Univ. Press, 1990. P. 201-222.

11. Feldman D. N. Creativity: dreams, insights and transformation // R. Sternberg, T. Tardif (eds.). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 271-297.

12. Feldman D. Y., Csikszentmihalyi M., Gardner H. Changing the world: A framework for the study of creativity. Yale: Yale Press, 1994.

13. Gardner H. Creative lives and creative works: a synthetic scientific approach // R. Sternberg, T. Tardif (eds. ). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 298-324.

14. Georgetown C. Laterality, implicit memory and attention disorder // Educat. Studies. 1991. V. 17 (1). P. 15-23.

15. Gruber H., Devis S. Inching our way up Mount Olympus: the evolving-system approach to creative thinking // R. Sternberg, T. Tardif (eds.). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 243-270.

16. Langly P., Johns R. A computational model of scientific insight // R. Sternberg, T. Tardif (eds.). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 177-201.

17. Moneta G. A model of scientist's creative potential // Philosof. Psychol. 1993. V. 6 (1). P. 23-37.

18. Mednick S. A. The associative basis of the creative process // Psychol. Rev. 1969. N 2. P. 220-232.

19. Percins D. N. The possibility of invention // R. Sternberg, T. Tardif (eds. ). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 362-385.

20. Simonton D. Genius, creativity and leaderships: Psychometric inquiries. Cambridge, 1984.

21. Simonton D. Creativity, leadership and chance // R. Sternberg, T. Tardif (eds.). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 76-98.

22. Sternberg R. J. A three-facet model of creativity // R. Sternberg, T. Tardif (eds.). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 125-147.

23. Sternberg R., Lubart T. Defying the crowd: Cultivating creativity in a culture of conformity. N. Y.: Free Press, 1995.

24. Storfer M. D. Intelligence and giftedness. The contributions of heredity and early environment. San-Francisco; Oxford: Jossy-Bass Publ., 1990.

25. Taylor C. W. Various approaches to and definitions of creativity // R. Sternberg, T. Tardif (eds.). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 99-126.

26. Tardif T., Sternberg R. What we know about creativity? // R. Sternberg, T. Tardif (eds.). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 429- 446.

27. Torrance E. P. The Torrance Test of creative thinking: Technical-norm manual. Ill, 1974.

28. Torrance E. P. The nature of creativity as manifest in the testing // R. Sternberg, T. Tardif (eds.). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 43-75.

29. Walberg H. J. Creativity and talent as learning // R. Sternberg, T. Tardif (eds.). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 340-361.

30. Wallach M. A., Kogan N. A. A new look at the creativity - intelligence distinction // J. Personality. 1965. V. 33. P. 348-369.

31. Wallach M. A. Test tell us little about talent // Am. Scie. 64. P. 57-63.

32. Weisberg R. Problem solving and creativity // R. Sternberg, T. Tardif (eds.). The nature of creativity. Cambridge: Cambr. Press, 1988. P. 148-176.

 

Поступила в редакцию 10. XI 1997 г.