А. А. БОДАЛЕВ ВОСПРИЯТИЕ И ПОНИМАНИЕ ЧЕЛОВЕКА ЧЕЛОВЕКОМ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1982 г. 200 страниц. Монография посвящена восприятию и пониманию людьми друг друга. В ней рассматриваются закономерности я механизмы воспри- ятия и понимания человека как объекта познания, дается анализ психологической интерпретации личности личностью и показывается, как на эту интерпретацию воздействуют характеристики личности, связанные с ее возрастом, профессией и индивидуально-неповтори- мым своеобразием. Модография рассчитана на специалистов, пред- ставляющих гуманитарные науки, но ее с интересом причтут все читателя, которые хотят разобраться в законах, по которым стро- ится общение людей. Б 04000000017 _ 077(02)-82 c Издательство Московского университета, 1982 г. str. 3 Предисловие В настоящее время во всем мире все новые ученые включаются в раз- работку комплекса проблем, составляющих психологию познания людьми друг друга. Каждый ученый интересуется, как правило, отдельными и частными вопросами, относящимися к этому большому комплексу, но все вместе они создают предпосылки для глубокого проникновения в существо процесса формирования у человека знания других людей, а также для подлинного постижения роли этих знаний в поведении и дея- тельности человека. Исследуются общие особенности формирования об- раза другого человека и понятия о его личности, выясняется значение пола, возраста, профессии и принадлежности человека к той или иной социальной общности для образования у него знания о других людях, выявляются типичные ошибки, которые допускает человек, оценивая ок- ружающих его людей, прослеживаются связи между познанием им са- мого себя и отражением других лиц. Ранее неизвестными фактами, таким образом, обогащаются многие отрасли психологической науки, а прак- тики получают дополнительные возможности для более эффективного ру- ководства организацией взаимоотношений людей, оптимизации процесса их общения в сфере труда, учения, быта. Накапливаемые факты, проясняющие все новые взаимозависимости характеристик человека, когда он выступает одновременно как объект и субъект познания других людей и как объект и субъект общения и воздействия на других и со стороны других, дают все больше оснований для выделения психологии познания людьми друг друга в относительно . самостоятельную область научного исследования. Бесспорно, формиро- вание образов людей и формирование понятий о личностных качествах их подчиняются тем же законам, по которым развертывается формиро- вание у человека образа предмета или обобщенного о нем знания. Но поскольку в этом случае в качестве объекта познания выступает человек, а не предмет, не вещь, познание его приобретает новые черты. Он отражается в образах и понятиях, которые возникают у познающих его людей, не только своими пространственно-временными характеристи- ками и даже не только как лицо определенного физического склада, по- ла, возраста, но и непременно как личность, т. е. как член социальной общности, как индивид, обладающий каким-то характером, способностя- ми, конкретно проявляющимися у него и в том, что он делает, и в том, что он говорит, и в том, что он познает. Говоря о специфичности познания человеком человека, необходимо также видеть, что оно, как правило, связано с установлением и сохра- нением коммуникаций. Будучи проявлением такого познания, образы других людей и складывающееся у человека обобщенное знание о них постоянно зависят от целей и характера его коммуникаций с другими людьми, а на эти коммуникации в свою очередь всегда влияет та дея- :ельяость, которая объединяет людей, ее содержание, ход и результаты, 3 STR.4 Образы и понятия, которые формируются у людей друг о друге, неся людям информацию об объективных характеристиках каждого уча- стника деятельности и о его возможностях, позволяют им вести себя в соответствии с отмечаемыми ими у другого человека свойствами и целесообразно планировать свое поведение. Таким образом, названные формы отражения выполняют, важнейшую функцию при объединении людей - они являются регулятором общения. Человек в роли объекта познания, как и любой объект действитель- ности, вызывает у познающих его людей определенное отношение. Но по причине того, что он сам способен <творить мир>, активно влиять на ход общения, на результаты труда с другими, он своим поведением сильней- шим образом воздействует на отношение к нему со стороны окружающих его людей. А имеющиеся у этих людей оценочные эталоны, стереотипы и установки, актуализируясь при взаимодействии с оцениваемым челове- ком, в свою очередь в громадной степени обусловливают конкретное своеобразие впечатления, которое этот человек затем у каждого из них вызывает. В познании человеком других людей без большого труда могут быть выделены этическая, эстетическая и аксиологическая характерис- тики. Этическим, эстетическим и просто широким ценностным нормам человек постоянно следует в своем выразительном поведении, оформле- нии внешности и поступках, когда он оказывается в роли объекта по- знания для других. И он более или менее сознательно исходит из этих же норм, когда ему приходится оценивать любого из окружающих его людей. Во всех таких случаях сформированные у него критерии нрав- ственного и безнравственного, важного и неважного, ценного и не име- ющего цены неизменно определяют характер восприятия им других людей и интерпретацию их внутреннего мира. В этих образах и в этом пони- мании, в конце концов, всегда отражается положение, которое вообще занимает человек в тон системе ценностей, на которую познающий субъ- ект ориентируется в своем повседневном поведении. Положение челове- ка в системе ценностей проявляется четко в том, насколько устойчиво субъект стремится к раскрытию индивидуально-неповторимых характе- ристик каждого из познаваемых им лиц и, стало быть, насколько он тя- готеет к выбору оптимальных способов поведения по отношению к этим лицам. Как свидетельствуют факты, устойчивость такого стремления у лиц, для которых работа с людьми является их профессиональным делом, оказывается одним из важнейших условий общего успеха их деятельности. Вместе с тем к настоящему времени накоплено значительное коли- чество данных, которые в разных планах освещают процесс психологи- ческой интерпретации человеком другого человека как личности. В пред- лагаемой читателю монографии предпринята попытка свести все эти данные вместе и в единой системе представить особенности, которые характеризуют формирование понятия у личности о личности. ГЛАВА 1 ПОЗНАНИЕ ЧЕЛОВЕКА ЧЕЛОВЕКОМ КАК НАУЧНАЯ ПРОБЛЕМА 1 :<а Среди проблем, в глубокой и всесторонней разработке которых одинаково заинтересованы как теоретические науки о человеке, так и практика, важное место занимает проблема отражения людьми друг друга в процессе различных видов деятельности. Этой проблеме и посвящена данная работа. Опираясь на теорию формирования человека как субъекта труда, познания и общения, основы которой были заложены Б. Г. Ананьевым , мы делаем попытку проанализировать процесс познания человека человеком и, привлекая экспериментальные данные, раскрыть ряд возраст- ных, профессиональных и индивидуальных особенностей, харак- терных для этого процесса. Познание и взаимное воздействие людей друг на друга - обя- зательный элемент любой совместной деятельности, даже если ее целью не является прямое решение задач воспитания и она все- цело направлена к достижению .какого-то материального резуль- тата. От того, как люди отражают и интерпретируют облик и по- дведение и оценивают возможности друг друга, во многом зависят характер их взаимодействия и результаты, к которым они прихо- дят в совместной деятельности. Главными видами деятельности, в которых люди выступают 1 субъектами познания других людей, являются общение и труд. Процесс общения является таким видом взаимодействия людей, \ в котором последние выступают по отношению друг к другу одно- временно (или последовательно) и объектами, и субъектами. Именно благодаря общению поступок личности А становится об- стоятельством жизни В, С, Д и т. д., а их поступки, экспрессивные действия в свою очередь оказываются обстоятельством жизни для А. Этот осуществляемый различными видами коммуникаций пере- ход поступка одного человека в обстоятельства жизни других лю- дей является характерной особенностью совместной жизни и дея- тельности людей. Но каждый человек выступает по отношению к партнерам по общению не только как объект и субъект воздей- ствия, но одновременно и как объект и субъект познания. См.: Ананьев Б. Г. 1) Педагогические приложения современной психо- логии.-Советская педагогика, 1964, № 8; 2) Человек как предмет воспита- ния.-Советская педагогика, 1965, № 1; 3) Человек как предмет познания. Л., 1968. STR.6 В процессе общения достигается взаимопонимание, слажен- ность при выполнении работы, растет способность прогнозировать поведение друг друга в тех или иных обстоятельствах или, наобо- рот, возникают конфликты и моральные противоречия, разлад в работе, проявляется неспособность предугадать поведение парт- нера по общению. Достижение положительного результата в об- щении, как правило, связано с адекватным чувственным отраже- нием друг друга общающимися субъектами, накоплением и пра- вильным обобщением ими информации друг о друге. Отрицатель- ный результат в общении часто оказывается следствием неадек- ватного отражения общающимися друг друга, недостаточности и неправильного истолкования информации, которой каждый из них располагает. Громадное значение в интерпретации чувственных данных отражения облика и поведения других людей и регуляции взаимодействия с ними в общении имеет опыт труда, познания и общения, который накоплен человеком в ходе жизни, а этот опыт у каждого человека всегда индивидуально своеобразен, и обща- ющиеся всегда более или менее отличаются друг от друга как личности. Кроме того, взаимодействующие в процессе общения индивиды могут преследовать как одну и ту же, так и разные цели. Поэтому общение - это и сложнейшее переплетение отно- шений общающихся друг к другу, к совместной деятельности и ее результатам, и к самим себе, и одновременно яркий показатель умения общающихся понять и объективно оценить друг друга. Общение как процесс непосредственного установления межин- дивидуальных связей и взаимодействий людей определяется сис- темой конкретных общественных отношений. Оно, как указывает Б. Г. Ананьев, всегда соответствует определенным, исторически сложившимся и социально необходимым формам коммуникаций и регулируется нормами общественного поведения2. Социальное и личное связаны как в структуре, так и в динамике процесса об- щения самым теснейшим образом. Взаимодействуют в этом .про- цессе общественные индивиды, формирование которых как лич- ностей является конкретным выражением конвергенции труда, общения и познания. Средства коммуникации, которыми они поль- зуются для установления контакта друг с другом, общественны по своему происхождению и индивидуальны по употреблению. Такова речь - индивидуальное проявление важнейшего средства связи, созданного обществом, - языка. Таковы мимика и панто- мимика, когда они начинают выполнять коммуникативную роль; таковы, наконец, и способы поведения каждого человека по от- ношению к другим людям. Человек формируется как субъект познания других людей, накапливая и расширяя жизненный опыт, овладевая знаниями о природе, обществе, человеке и его сознании. - Советская педа- 2 См.: Ананьев Б. Г. Человек как предмет воспитания.- гогика, 1965, № 1. Обязательное преломление индивидуального опыта через сис- тему научных знаний об обществе и человеке, а также идей и об- разов искусства - одно из важнейших условий формирования человека как субъекта познания в современную эпоху. Но общением с людьми, усвоением научных знаний, идей и об- разов искусства не исчерпывается процесс формирования человека как субъекта познания себя и других. Громадную роль в выра- ботке у человека общего подхода к другим людям, определения действительной ценности личности каждого из них играют личный труд и место, занимаемое этим человеком в системе общественных отношений. Для достижения целей трудовой деятельности каждый из ее участников должен отвечать каким-то требованиям и обладать определенными качествами. Усваивая эти требования, человек учится искать и отмечать наличие или отсутствие этих качеств у других людей и у себя. Место человека в обществе, его классо- вая принадлежность, роль в процессе создания материальных ценностей и усваиваемые им в связи с этим морально-эстетические нормы всегда сказываются на объективности восприятия и пони- мания этим человеком других людей, на том отношении, которое у него к каждому из этих людей складывается. Отражение человеком других людей нельзя рассматривать как нечто статичное, раз навсегда данное. Развитие индивида как субъекта познания других людей проходит много фаз и этапов, которым соответствуют и глубокие изменения в структуре инди- видуального сознания. Мысли, чувства и поведение человека V ( по отношению к другим людям свидетельствуют об общем разви- тии личности. Поэтому отражение одного человека другим может развертываться на различных уровнях. В конечном счете эти уровни опять-таки зависят от того, каким, образно говоря, <фон- дом> трудовой деятельности, познания и общения обладает лич- ность. Незначительный или только еще начавший складываться у человека опыт труда, познания и общения неизбежно приводит к низкому-уровню адекватности отражения им других людей. На разных возрастных ступенях содержание, конкретное соот- ношение и характер взаимодействия труда, познания, общения и производных от них видов деятельности, в которые включается человек, неодинаковы. Соответственно неодинаковы на каждом из этапов и результаты совокупного и индивидуального воздейст- вия всех этих видов деятельности на формирование человека не только как субъекта познания в целом, но и как субъекта по- знания других людей в частности. На всех ступенях формирова- ния человека как личности уровень воспитанности субъекта вли- яет на характер поведения и отношения к нему окружающих, а стало быть, и на характер впечатлений, которые накапливаются у субъекта от общения с людьми. Сущность и роль познания человека человеком в процессе взаимодействия людей станут яснее, если мы попытаемся взгля- STR.8 путь на них, используя понятия кибернетики. Норберт Винер именно с кибернетической точки зрения рассматривает процесс взаимодействия людей, когда пишет: <Устанавливая связь с дру- гим лицом, я сообщаю ему сигнал, а когда это лицо в свою оче- редь устанавливает связь со мной, оно возвращает подобный сиг- нал, содержащий информацию, первоначально доступную для него, а не для меня. Управляя действием другого лица, я сообщаю ему сигнал, и, хотя сигнал дан в императивной форме, техника коммуникации в данном случае не отличается от, техники комму- никации при сообщении сигнала факта. Более того, чтобы мое управление было действенным, я должен следить за любыми пос- тупающими от него сигналами, которые могут указывать, что приказ понят и выполняется> 3. Таким образом, необходимым ус- ловием взаимодействия между людьми является непрерывное по- лучение информации каждым из его участников о различных сторонах и компонентах процесса взаимодействия. Информация, поступающая в процессе взаимодействия людей к каждому из его участников, слагается, во-первых, из тех сиг- налов, которые человек в ходе совместной деятельности получает непосредственно о других участниках; во-вторых, в нее обяза- тельно входит информация, которую он также прямо черпает о себе через посредство своих экстеро-, проприо- и интерецепто- ров, сигнализирующих ему о ходе его собственного участия в дея- тельности, достигнутых результатах, его состоянии и пр. В-треть- их, он постоянно получает информацию о внешних для всех уча- стников деятельности условиях, в которых, а может быть, и бла- годаря которым эта совместная деятельность людей развертыва- ется. В-четвертых, он информируется об общих итогах деятель- ности. Вместе все эти виды информации образуют сложный комплекс. В зависимости от требований момента значимыми оказываются то одни, то другие стороны, которые наиболее четко в данный момент и отражаются человеком. В свою очередь каждая из групп сигналов, входящих в этот сложнейший комплекс, который дает человеку разнообразную информацию о ходе совместной деятель- ности (о частичных и общих результатах ее, об условиях выпол- нения, о других участниках, о самом себе), также характеризуется многокомпонентностью. Не рассматривая все группы сигналов информации, поскольку это не входит в задачу исследования, проанализируем роль лишь той части информации, которую полу- чает человек о непосредственно взаимодействующем с ним другом человеке. Особенности, образующие внешний облик и поведение челове- ка, многообразны, и все они для других людей могут выступать носителями определенной информации и играть роль сигналов. По одним признакам, входящим во внешний облик человека, люди 3 Винер Н. Кибернетика и общество. М., 1958, с. 30. судят о его расовой и национальной принадлежности, по другим- о поле и возрасте, по третьим - о социальной принадлежности и уровне культурного развития. Во внешнем облике и поведении каждого человека имеются признаки, наблюдая которые, люди выводят заключение о характерологических особенностях друго- го человека, его способностях, испытываемом им состоянии. Нако- нец, по определенным признакам мы судим, чем занят человек и как он делает свое дело сейчас и т. д. Анализ показывает, что признаки-сигналы, из которых слага- ются внешний облик и поведение человека, могут иметь -для дру- гих людей осведомительное значение и выполнять регулятивную, или прагматическую, функцию. Будучи отраженными, признаки- сигналы актуализируют в сознании воспринимающего субъекта большую или меньщую систему знаний, которую он привык свя- зывать с каждым из этих сигналов, и предупреждают его о необ- ходимости определенного поведения по отношению к тому чело- веку, которому этот признак-сигнал присущ. Осведомительная и регулятивная функции сигнала тесно свя- заны, но полностью не покрывают друг друга. При богатстве свя- зей с другим человеком и при наличии сравнительно высокого уровня психологической и гражданской зрелости взаимодействую- щий субъект может воспринять в другом человеке значительное число признаков-сигналов. Но, как правило, лишь часть этих сиг- налов становится регулятором поведения познающего субъекта при взаимодействии с воспринимаемым человеком. Остальные признаки-сигналы, отраженные индивидуумом в этот момент, будут как бы составлять избыточную информацию. Когда в ходе взаимодействия людей появляются новые задачи, происходит пере- распределение ролей признаков, отражаемых познающим субъек- том. Признаки, которые в предыдущей совместной деятельности имели для познающего субъекта только осведомительное значение ирегулятивной нагрузки не несли, теперь начинают выполнять прагматическую функцию. Те же сигналы, которые ранеэ имели регулятивное значение, теперь переходят в разряд несущих по преимуществу осведомительную информацию. Чем ограниченнее опыт общения индивидуума, тем меньше его способность (возможность) воспринять сигналы, которые несут только осведомительную, но не регулятивную информацию о вза- имодействующем с ним человеке. С другой стороны, смысловая наполненность сигнализации о другом человеке может возрастать при отражении его познающим субъектом в процессе совместной деятельности, но она может не использоваться при организации взаимодействия с этим человеком некоторое время или же не ис- пользоваться вообще. Регулирующим взаимодействие людей та- кой сигнал будет в этом случае только потенциально. И в самом деле, факты на .каждом шагу убеждают, что, например, при нор- мальном течении процесса совместной деятельности, при реали- зации человеком целей, которые он хотел бы достичь, общаясь STR.10 с другим человеком, определенная часть потока сигналов, получа- емых при отражении облика и поведения партнера по деятель- ности, носит чисто осведомительный характер. И лишь в тех слу- чаях, когда взаимодействие людей начинает идти не так, как хо- телось бы одному из участников деятельности, и, стало быть, когда оказывается под угрозой достижение желаемого им резуль- тата, указанные сигналы из разряда только осведомляющих индивидуума о другом человеке переходят в разряд регулирующих его действия и, связываясь с другими прагматическими сигнала- ми, более или менее перестраивают его поведение по отношению к этому человеку. \ Исходя из сказанного, всю уже имеющуюся у индивидуума или поступающую к нему в процессе взаимодействия с другим человеком информацию можно условно разделить да группы в за- висимости от ее содержания, способов хранения и целей иополь- , зования. Видимо, можно выделить прежде всего общеосведоми- тельную информацию. Это информация о внешних и внутренних устойчивых особенностях другого человека, которая накаплива- ется и сохраняется длительное время, используется при общей оценке актуальных и потенциальных возможностей этого человека и влияет на выработку общего подхода к нему. Затем индивидуум может располагать более конкретной и ограниченной осведоми- тельной информацией, говорящей ему лишь о готовности другого ! человека к деятельности определенной сложности и длительности и о характерном для него поведении в условиях этой деятельности. Наконец, существует текущая оперативно-регулятивная информа- ция о поведении, состоянии и возможностях человека, получаемая при взаимодействии с ним в данный момент в совершенно кон- 1 кретных условиях при совместном решении определенной задачи и используемая немедленно. Само собой понятно, что все эти виды информации не отделены <китайской стеной> друг от друга и объ- ем и значение каждого из них в зависимости от характера и про- должительности совместной деятельности могут возрастать или уменьшаться. Положение людей по отношению друг к другу в процессе сов- местной деятельности, их права и обязанности могут быть и оди- наковыми, и различными. Это обстоятельство сказывается на со- держании той информации друг о друге, которая имеет для каж- дого из них первостепенное значение. Прд-сходстве задач дея- тельности и совпадении в главном путей решения этих задач ха- рактер признаков, которые в каждом из участников имеют сиг- нальное значение, для обоих участников одинаков. При несходст- ве задач, осуществляемых в деятельности каждым участником, и несовпадении способов, с помощью которых эти задачи каждый из них решает, характер регулятивных признаков в партнере по деятельности для каждого - свой. Два человека пилят бревно. У них в этой совместной деятель- ности объективно равное положение и одинаковые обязанности. 10 Осведомительную и одновременно регулятивную нагрузку для каждого из пильщиков в таких случаях несут те признаки в об- лике и поведении партнера, которые говорят об имеющемся у него запасе сил и умении. Фиксируются действия партнера: скорость отведения пилы к себе, нажим на ее ручку, угол, под которым он удерживает полотно пилы по отношению к распиливаемому стволу дерева, и т. п. Для сражающихся на ринге боксеров одинаковой спортивной квалификации наиболее значимыми признаками в облике и дейст- виях противника будут прежде всего признаки, свидетельствую- щие о его силе, технической и тактической подготовленности, волевой закалке. В ходе боя для обоих боксеров основную осве- домительную и регулятивную роль будут играть особенности об- лика и действий противника, сигнализирующие о его физическом и психическом состоянии, об общем плане боя, о намерении его провести тот или другой прием и т. д. Иная картина, когда взаимодействующие в деятельности люди различаются занимаемым в ней положением. Для мастера на производстве наибольшую информационную нагрузку о поступив- шем в его распоряжение рабочем несут те признаки, которые говорят о производственной подготовленности, владении инстру- ментом, средней производительности труда, качестве работы при выполнении заданий разной сложности, знании правил техники безопасности и т. п. Для рабочего же наиболее значимыми в мас- тере являются признаки облика и поведения, говорящие о его ор- ганизаторских навыках, объективности и справедливости при рас- пределении работы, об умении помочь при возникновении труд- ностей, о внимании к рабочим, о способности отстаивать законные интересы бригады в целом и отдельных ее членов. Для провинившегося ребенка в облике и действиях воспита- теля наибольшую информационную нагрузку несут признаки, ос- ведомляющие о настроении взрослого, намерениях по отношению к ребенку, степени объективности и искренности в оценке прос- тупка. .Для воспитателя . же важнейшую осведомительную и регу- лятивную роль в облике и действиях провинившегося играют те признаки, которые свидетельствуют о понимании ребенком лож- ности мотивов поступка, вреда его, о раскаянии, стыде и пр. Таким образом, в первых двух случаях одинаковость объек- тивных условий и тождественность требований, предъявляемых к каждому из, участников деятельности, заставляют последних выделять и оценивать совпадающие в содержании (хотя, может быть, и различные по степени выраженности) особенности з обли- ке и действиях друг друга. В последующих двух случаях неоди- наковость объективных условий деятельности и нетождествен- ность требований, предъявляемых к каждому из участвующих в ней людей, вынуждаю их фиксировать друг " " че совпа- дающие в содержании особенности. 11 STR.12 Взаимодействие людей друг с другом может быть как непо- средственным, так и обусловленным и осложненным опосредству- ющими звеньями. Чтобы определенные виды совместной деятельности протекали успешно, совершенно необходимо прямое восприятие партнеров и их поведения. В других совместных деятельностях людей для осу- ществления их целей нет необходимости в непосредственно полу- чаемой информации о поведении друг друга. В подобных ситуа- циях характер действий одного участника деятельности часто определяется не результатами восприятия поведения партнера, а результатами действий машины, которой последний управляет, или восприятием материальных результатов его деятельности. В этих случаях восприятие облика и поведения партнера по дея- тельности не является регулятором поведения для другого участ- ника. Оно снова может приобрести регулятивное значение, если воспринимаемый человек отступит от принятых воспринимающим субъектом норм деятельности. И, наконец, во многих видах сов- местной деятельности на разных ее этапах поведение человека регулируется как непосредственной информацией о действиях партнеров, так и информацией о материальных результатах их деятельности. Эта информация дается разного рода техническими устройствами и вносит коррективы в поведение воспринимающего субъекта. Широта охвата сигналов информации, поступающих от другого человека, и преимущественный отклик на одни из них и полное или частичное игнорирование других зависят не только от объек- тивного значения этих сигналов для результатов совместной дея- тельности, но и от их субъективного значения, которое может не совпадать с объективным. Значимость сигнала, т. е. субъективное отношение человека к поступающей информации, влияет также и на скорость перера- ботки получаемой индивидом информации в ходе взаимодействия с другим человеком. Мы знаем, что взаимодействие людей в различвых-видах-тЦея-. тельности протекает в речевой форме. Оно может проходить и в форме осуществления людьми физических действий, направлен- ных на достижение определенной цели, одинаковой или неодина- ковой для взаимодействующих. Оно может выглядеть и таким об- разом, что один человек говорит, а другие осуществляют физи- ческие действия. И, наконец, речевые реакции и физические дей- ствия одного человека могут переплетаться с физическими дейст- виями и речевыми реакциями другого. Своеобразным аккомпане- ментом, подчеркивающим степень захваченностй человека проис- ходящим и значимости для него собственных действий и действий других людей, являются его выразительные движения. Таким об- разом, формы, в которые облекается информация, поступающая от одного человека к другому, неодинаковы в разных видах дея- тельности. В зависимости от видов совместной деятельности на- 12 ходятся количество каналов связи, по которым поступает инфор- мация к одному участнику о других, и то, какая из форм инфор- мации является главной. В одних случаях наибольшую информа- цию могут нести и доминировать при построении образа другого человека сигналы, отражаемые зрительным анализатором, в дру- гом - слуховым, в третьем - кинестетическим и т. д. Если каюие-то сигналы, получаемые при взаимодействии с дру- гим индивидом, носят чисто осведомительный характер и не при- обретают регулятивного значения для принявшего их субъекта (а так бывает, например, при восприятии признаков расовой и национальной принадлежности человеком, лишенным националис- тических предрассудков), это неизбежно приводит к превращению соответствующих раздражителей в индифферентные агенты и к постепенному оттормаживанию и исчезновению тех реакций на них, которые могли наблюдаться раньше. Исходя из своего прошлого опыта общения с разными катего- риями людей в разяых обстоятельствах, индивидуум ожидает от -другого человека в каждой из ситуаций одни формы действий | чаще, а другие реже. Это ожидание является субъективным выра- жением объективного факта вероятности сигнала. Одним из необходимых условий взаимодействия людей, отве- чающего сформированным у человека представлениям о нормаль- ном течении этого процесса и о достижении в ходе его желатель- ных целей, является непрерывное получение человеком информа- ции о результатах его собственных действий в этом процессе. Это управление человеком своим поведением на основе действитель- ного совершения действий в соответствии с содержанием само- приказа, а не ожидаемого их выполнения, достигается с помощью механизма обратной связи. Высказывая другому человеку свое мнение и подкрепляя его соответствующими выразительными движениями, давая ему пору- чение, решая с ним вместе какую-то практическую задачу, инди- видуум непрерывно получает сигналы о том, как он действует и какие результаты им достигаются. В центральный регулирующий аппарат его все время возвращается информация об осуществляе- мом воздействии на внешний мир, на другого человека. Благодаря действию механизма обратной связи человек на ос- нове достигаемого в ходе взаимодействия с другими людьми ре- зультата может корректировать свое последующее поведение, заменяя использованные способы воздействия новыми, которые кажутся более эффективными. Роль обратных связей при непосредственном общении людей хорошо показана в исследовании Г. Мейла 4. Сенсорные сигналы, возникающие при отражении человеком облика и поведения со- беседника, и слушание им собственной речи, информируя его 4 М а Ы О. Р. Зепвогу Гас1:ог5 т №е соп1го1 о{ ехргеэзЕуе ЬеЬауюг.- Ас1а р8усЬо1о1са, \"о1. XIX. Агп5(егс1ат, 1961. 13 STR.14 о результатах общения, сказываются на дальнейшем тече;..;! и экспрессивном оформлении этого процесса. Искусственно вызыва- емые Мейлом перерывы в обратной связи, когда нарушалась слу- ховая самостимуляция, приводили к ряду новых явлений: а) нор- I мальная интонация, характерная для речи испытуемых, утрачи- валась; б) возникали необычные для голоса говорящего особен- I ности (дрожание, прерывистость и пр.); в) речь убыстрялась; г) появлялся <агрессивный и виноватый> смех; д) спонтанно пре- дъявлялись глубоко личные особенности; е) выражение состояния личности через словесные и голосовые- средства отклонялось от ставшей привычной для нее манеры. Все эти изменения не в оди- наковой мере проявлялись у разных испытуемых. У некоторых сравнительно быстро наступала адаптация. У других же, когда нарушались обратные связи, указанные выше отклонения от нор- мы проявлялись достаточно сильно. Когда исключалась возможность зрительного восприятия собе- седника и, стало быть, опять же нарушались обратные связи, ком- муникативных жестов у испытуемых становилось меньше, но чис- ло жестов некоммуникативных, аутистических возрастало. Участвующие в регулировании взаимодействия одного челове- ка с другим обратные связи отличаются друг от друга степенью сложности. В простейших обратных связях в грубой форме ( фиксируется успех или неуспех в достижении несложной цели, например удалось ли. нам произвести строгим тоном какую-то фразу, чтобы удержать детей от шалости, и пр. С помощью меха- низма более сложных обратных связей в регулирующий аппарат человека поступает информация не о результатах выполнения от- ( дельных действий, а о поведении в течение более длительного вре- 1 мени и в системе многих обстоятельств. <Логический тип> т.дксй обратной связи иной, чем в элементарных обратных связях. Пройденный человеком путь воспитания развивает у него при- вычку давать способам действия другого человека определенное истолкование и, чаще наблюдая одни из них и реже другие, зак- лючать об устойчивых особенностях последнего. Человек накап- ливает статистические данные об особенностях поведения другого человека. Перерабатывая и обобщая их, он превращает эти све- дення в командную информацию, участвующую в регулировании его поведения по отношению к этому человеку и позволяющую ему более или менее предугадывать наиболее вероятные действия последнего. Изменения в поведении индивидуума, которые диктуются по- явлением нового в действиях другого человека и определенно ис- толкованной информацией, в конечном итоге опять-таки связаны с проявлением очень общего вида обратной связи. Хорошо функционирующая обратная сзязь выступает одним )из необходимых условий успешной работы руководителя, воспи- тателя, учителя. Неналаженность ее или пренебрежительное к ней отношение приводят субъекта деятельности к действиям вслепую, 14 потому что отсутствие обратной связи фактически означает отрыв от действительности. Когда по какой-либо причине механизм об- ратной связи начинает <работать> с перебоями, человек, взаимо- действующий,с другими людьми, не фиксирует всех их действий, отражает их выборочно, случайно, вне связи друг с другом, неправильно их интерпретирует и, соответсгвенно, неадекватно , на них отвечает. Контакт между людьми разлаживается, взаимо- действие нарушается. STR.16 ГЛАВА 2 ЧЕЛОВЕК КАК ОБЪЕКТ ПОЗНАНИЯ Человек - не только субъект, но и объект познания, и в качест- ве такового он предстает перед людьми как индивид, как лич- ность, как индивидуальность. Как индивид он всегда характери- зуется определенными морфоконституционными, нейротипологи- ческими, половыми и возрастными особенностями. Как личность. он оказывается представителем определенной общественно-эконо- мической формации, народа, класса, социальной группы, коллек- тива. Вместе с тем каждый человек выступает всегда и как инди- видуальность, как неповторимый продукт, как единичный резуль- тат конвергенции совершенно конкретных естественных и общест- венных условий и обстоятельств, формировавших его как субъекта труда, познания и общения. / Особенности, характеризующие человека как индивида, как личность и как индивидуальность, всегда так или иначе запечат- {деваются в образах и понятиях, которые возникают у взаимодей- ствующих с ним людей. В зависимости от задач, решаемых людь- ми в совместной деятельности, значимость каждой из названных сторон человека может быть различной для окружающих и поэто- му больше или меньше запечатлеваться в сознании последних. В повседневном общении каждый человек отражает физический облик других людей, их речь, особенности выразительного пове- . дения, одежду, различные детали оформления внешности, выпол- няемые ими действия, выделяет признаки, которые могут говорить об их профессии, переживаемом состоянии и т. д. Физический облик человека характеризуется типом сложения, половыми, возрастными и расовыми особенностями. Тип сложе- ния человека в целом определяется его конституцией, которую современная наука рассматривает как совокупность морфологи- ческих, функциональных и реактивных особенностей организма, сложившихся на основе определенной наследственности и воздей- ствий конкретной среды \. Сопоставляя, дифференцируя и оценивая анатомические при- знаки, образующие физический облик человека, взаимодействую- щие с этим человеком люди судят о его поле, расовой принадлеж- ности, возрасте, состоянии здоровья и пр. В разных видах взаимодействия физический облик человека и различные его элементы играют то большую, то меньшую роль. См.: Рогинский Я. Я., Левин М. Г. Основы антропологии. М., 155; Г и н з б у р г В. В. Элементы антропологии для медиков. Л., 1963. 16 /<-___ - /}/" / Взаимодействуя с людьми, ттндйвПд, <выбирая> стиль общения с ними, учитывает, как правило, их пол и возраст. В ряде дея- тельностей: работе врача, педагога-хореографа, тренера, закрой- щика - правильная оценка особенностей физического облика людей - одно из условий успешного выполнения ими трудовых задач. При отборе исполнителей той или иной роли в кинофильме или спектакле черты физического облика артиста также оказы- ваются значимым компонентом. . Помимо анатомических признаков, которые образуют физичес- кий облик человека, важным компонентом его внешнего облика являются так называемые функциональные признаки. К ним от вносятся мимика, жестикуляция, походка, осанка, голос, а также речь. Психические процессы и присущие человеку в каждый момент внутренние психические состояния коррелируют с конкретными нервно-физиологическими и биохимическими характеристиками организма. Сложные психологические образования, которые пред- ставляют собой непрерывно перестраивающиеся по ходу деятель- ности ансамбли процессов и состояний, динамично выражаются во внешнем облике и поведении человека в виде совокупности определенных признаков, организующихся в пространственно-вре- менные структуры. Каждая такая структура включает конкретные- характеристики мимики, пантомимики, интонации, темла движе- ний, качества деятельности и прочее и является сигнальным комп- лексом, информирующим другого человека о психических процес сах и состояниях его партнера по деятельности. Следует отметить, (что осведомительную и регулятивную функции несет комплекс в целом, а его компоненты в отдельности воспринимаются далеко не всегда. В осуществлении указанных функций эти компоненты не равноценны, и, если во внешнем облике или поведении чело- века появляется только один или небольшая часть признаков сиг- нального комплекса, взаимодействующему с ним индивидууму , трудно уловить изменения в психическом состоянии партнера. Совокупность мимических и пантомимических особенностей, соответствующих состояниям грусти, гнева, радости, страха и I прочим, является сигналами этих состояний. Каждый из таких сигналов, имеющих как осведомительное, так и регулятивное зна- чение для отразившего их человека, обладает сложной структу- рой. В нее, как правило, входят признаки разных модальностей (воспринимаемые зрительно, на слух, иногда кожно-мышечным путем). Одни из признаков, образующих структуру такого сигна- ла, характеризуются постоянством, другие - вариативностью. Человек, осваивая сигналы состояний в ходе взаимодействия с людьми, выделяет и объединяет признаки, характерные для каждого состояния. Важнейшим элементом в физическом облике человека явля- ется лицо. Как ни режет слух фраза: <лицо - важнейший инст- румент общения>, однако факт остается фактом - большинство 17 STR.18 .людей в процессе общения чаще всего концентрируют свое внима- ние на лицах партнеров и больше всего на глазах, которые ока- зываются видимым центром человека для воспринимающего субъекта. Это значение лица в процессе общения определяется тем, что на лице расположены важнейшие дистантрецепторы, от яйца исходит голос, слышимый другим человеком. Сокращения .лицевых мышц изменяют выражение лица и сигнализируют о сос- тояниях человека. Привычка смотреть в лицо партнера по обще- нию и более или менее тонко отмечать смену выражений разви- I вается у каждого человека постепенно, начиная с первых недель жизни. Появление ее дает ребенку возможность предвидеть дей- ствия взрослого с <таким> лицом и соответственно строить свое поведение. Точность и тонкость дифференцирования выражений лиц и со- 1 .ответствующих им состояний у разных людей неодинаковы. Изучению особенностей восприятия человеком лиц других лю- дей и дифференциации их выражений посвящено много исследова- ний 2. Авторы этих работ стремятся проследить, как развивается способность распознавать эмоциональные состояния по выраже- нию лица по мере формирования личности воспринимающего, выявить характерные особенности распознавания у людей, стра- дающих расстройством психического здоровья, установить осно- вания, которыми руководствуются люди, определяя выражения лиц, соответствующие разным эмоциональным состояниям, и пр. Например, Ф. Ленард и Э. Банлаки3 изучали, как развивается "способность распознавать выражения лиц у учащихся 7-17 лет. Исследованием было охвачено 613 учеников разного возраста, которые должны были определять чувства людей, изображенных на фотографиях. В опытах использовались портреты с выраже- нием боли, плохого настроения, отчаяния, удивления, испуга, ужаса, ненависти, ярости, сомнения, сочувствия, отвращения, зло- радства, подозрения, соблазна, иронии, большой радости. Ученые установили, что в распознавании эмоциональных состояний по выражениям лиц у школьников с возрастом наблюдается прог- ресс. Вместе с тем они выявили разницу в темпах развития спо- собности распознавать разные эмоциональные состояния. У школьников 11-13 лет они обнаружили явление временного рег- ресса в распознавании ряда чувств. Этот факт они объясняют тем, что восприятия лиц и толкование их выражений связаны 1 с особенностями личности воспринимающего. В образах, говорят авторы, проецируются особенности не только объектов, но и субъ- гипзЬ Е., КеНег I.. ЕтагисЬзсЬагаЫеге зсЬетаИз;ег(ег Сез;сЬ- 1ег.-2з. {. РзусЬо!., 1937, 5. 67-134; ЬегзсЬ РЬ, ЕшГйЬгип т (Не РвусЬо- <Иа;поэН1{ ип1ег Ъезопаегег с1ег АизагискзрзусЬо1о{е. МйпсЬеп, 1952; Р1и1- с Ь I с К. А з1иау о1 аяа! ехргеззюп ш 1Ье ИЫ: о{ а пеуу Цлеогу оГ етоУоп.- Рег ВепсМ йЬег зесЬзгеЬп1еп ;п1егпаиопа1еп Копгезз. Агиз1егс1ат, 1961. 3 Ь е п а г с1 Р., Рогга;-Вап1аЫ Е. Рзг;сЬо1о;а1 1апие1тапуо1(. 3 1<о- Ы. ВиДарез!, 1960. .18 I екта восприятия. Поэтому характер распознавания человеком эмоциональных состояний может иметь диагностическое значение. Р. Плучек4 предъявлял испытуемым подросткам фотографии трех главных областей лица - лба, глаз и рта с различными ха- рактерными выразительными особенностями. Ученый получил данные о дифференциации подростками выражений лица, которые соответствовали восьми так называемым начальным, или первич- ным, эмоциям, в совокупности образующим <эмоциональный круг>. С. Ванденберг и М. Маттиссон Ї выясняли, насколько точно определяют выражения лиц, соответствующие различным эмоци- ональным состояниям, шизофреники и другие душевнобольные по сравнению со здоровыми людьми. Испытуемым предлагались наборы фотографий мужских и женских лиц, выражающих состо- яние радости, печали, беспокойства, страха, гнева, смущения, пре- зрения, удивления и подозрения. Основанием использовать в экс- перименте именно эти фотографии служило единодушное мнение двенадцати здоровых людей об эмоциональных состояниях лиц, изображенных на портретах. Исследователи установили, что на- рушение внутриличностных связей и потеря социальных комму- никаций, характерные для больных шизофренией, а также для страдающих некоторыми другими видами душевных расстройств, в каждом случае определенным образом снижают способность правильно определять выражения лиц. Например, по статистичес- ки обработанным данным, собранным Ванденбергом и Маттиссо- ном, шизофреники-параноики дают более высокий процент адек- ватного толкования выражений лиц, чем другие шизофреники. Анализируя собранные данные, авторы учитывали влияние <вер- бальной интеллигентности> испытуемого на показываемые им ре- зультаты. Изучая восприятие человеком мимики, ряд ученых (М. Шер- ман, Ч. Ландис и др.) 6 предприняли попытку найти определенный <код>, который, по их мнению, характеризует каждую эмоцию. В расшифровывании такого <кода>, по мнению этих исследова- телей, заключается процесс узнавания и распознавания пережива- ний тем или другим человеком. Однако такой подход к изучению закономерностей прочтения переживаний человека, несмотря на всю его оправданность, все же не ведет к полному решению проблемы, так как при этом, во-первых, не учитывается значение других, помимо выражения лица, особенностей его экспрессии при расшифровывании переживаний и состояния воспринимаемо- 4 Р 1 и 1 с Ь; Ь К. Ор. сИ. УапаепЬег 3., МаШэзоп М. ТЬе 1п(егрге(а11оп о1 {ас;а1 ехргез- зюпз Ьу а.сЫ2орЬгешсз оЙег теп1а1 ра(;еп{з, погта! аДиИз апй сЫИгеп.- Ас1а рзусЬо1о!са, уб1. XIX. Атзегйат, 1961. 6 Ь а п (11 з С. ТЬе 1п1егрге1аИоп о{ Гас1а1 ехргевзюп т ето-Иоп.- ,1. еп. рзусЬо!., 1929, N 2, р. 59-72; ЗЬегтап М. ТЬе (ШГегепЫюп о{ етоУопа! гезропзез ш 1п1ап1з.-3. сотр., рзусЬо!., 1927, N 7, р. 265-284. 19 STR.20 то человека, а во-вторых, не принимается во внимание роль всей ситуации, в условиях которой происходит общение людей. Влияние ситуации на характер интерпретации мимических движений экспериментальным путем убедительно показывает П. М. Якобсон7. Теоретически значение ситуации общения в-рас- шифровывании переживаний человека, его состояний хорошо рас- крывает С. Л. Рубинштейн: <В изолированно взятом выражении лица напрасно ищут раскрытие существа эмоции; но из того, что ,по изолированно взятому выражению лица, без знания ситуации, не всегда удается определить эмоции, неправильно заключают, что мы узнаем эмоцию не по выражению лица, а по ситуации, .которая ее вызывает. В действительности из этого можно заклю- чить только то, что для распознавания эмоций, особенно сложных -и тонких, выражение лица служит не само по себе, не изолиро- ванно, а в соотношении со всеми конкретными взаимоотношения- ми человека с окружающими>8. В образе, формирующемся в процессе общения, могут быть за- лечатлены жесты партнера. По ним мы можем заключить об от- ношении воспринимаемого человека к какому-то событию, лицу, предмету и пр. Жест может нам сказать о желании этого челове- ка, о его состоянии. Особенности жестикуляции, наблюдаемые длительное время, могут оказаться для нас одним из оснований , для вывода о каком-то качестве воспринимаемого человека, на- - пример о суетливости, склонности к мелодраматичности и пр. Жесты, являющиеся одним из видов выразительных движений человека, нельзя считать спонтанным проявлением активности. -Любой человек, формируясь как личность в конкретной социаль- ной среде, усваивает характерные для этой среды способы жести- куляции и, так сказать, правила их применения и прочтения. Внешне похожие жесты у людей, формировавшихся в разных культурно-исторических условиях, могут иметь неодинаковое зна- чение. Человек может жестикулировать как произвольно, так и не- произвольно. По мнению ряда исследователей, для определения ; состояния, переживаемого человеком, особое значение имеет не- произвольная жестикуляция. Кроут, наблюдая за людьми в экспе- ; риментально созданных конфликтных ситуациях, пришел к выво- , ду, что существуют корреляции между различными непроизволь- ными жестами и определенными состояниями. Пальцы, сведенные кончиками вместе, означают, по его мнению, покорность, смире- ние; палец у губ-стыд; палец, зажатый обвившими его пальца- ми другой руки, - самоободрение. Подобным образом он пыта- ется связать еще ряд жестов, с одной стороны, и состояний - с другой. Анализируя отношения между жестами и состояниями, Кроут, помимо общих особенностей, разбирает индивидуальные 7 См.: Якобсон П. М. Изучение чувств у детей и подростков. М., 1961. 8 Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М., 1945, с. 482. 20 вариации в жестикуляции, соответствующей разным состояниям, а также пробует установить особенности жестикуляции в связи с требованиями, предъявляемыми к принятой для представите- лей разных полов манере вести себя в обществе9. Бесспорно значение разработки проблемы, которая заинтере- совала Кроута, но его выводы нуждаются в экспериментальной проверке. Жестикуляция, как и мимика, голос и отмечаемые у данного человека позы, может войти в образ, формирующийся у людей при отражении этого человека. Однако она может быть и типич- ной для этого человека и совсем не характерной для него, а вы- ражать только случайное состояние. Интересный материал о жестикуляции и мимических движе- ниях содержится в исследовании Гельма, изучавшего влияние аффективных напряжений на умственную деятельность10. Этот автор указывает, что ж состоянии эмоционального напряжения и конфликта возникают многообразные движения смущения и бес- (Покойства. <Большинство замеченных здесь движений смущения (заключается в почесывании и трении разных частей головы. Глаза, лоб, темя, подбородок и нос трут так же часто, как губы, ; щеки, уши. Такие действия над предметами, как повторное за- кручивание и раскручивание футляра самописки, галстука, тро- гание костюма и т. д., следует причислить сюда же> н. Движе- < ния же беспокойства, по данным Гельма, заключаются в усилен- | ной мимике рта, закусывании губ, частом покачивании головы, ерзании на стуле, в отбрасывании <мешающих> волос. Характерная для человека осанка и типичные позы являются одним .из компонентов облика человека, также влияющих на ха- рактер впечатления, которое о нем складывается у взаимодейст- вующего с ним индивидуума. Осанка придает фигуре общий вид и зависит от привычного положения корпуса и головы. Осанка классифицируется как прямая, сутуловатая и сгорбленная, как вялая и бодрая. Истолкованию позы человека также посвящен ряд работ. А. Олсен провел исследование восприятия человеком движений и поз других людей 12. Рассматривая позы и движения как ответы на действие окружающих условий, как знаки, сигнализирующие о состоянии человека, которые, повторяясь, могут свидетельство- вать о некоторых .относительно устойчивых особенностях его лич- ности, А. Олсен предлагал испытуемым по фотографиям опреде- 9 К г о и 1 М. Н. Ап ехрептеп1а1 аНетр! 1о ргоаисе ипсопзсюиз тапиа! аутЬоИс тотетепз.-РзусЬо!. ]. еп. рзусЬо!., 1954, N 51, р. 93-152; Кго- и 1 М. Н. АиНзИс ез1игез. Ап ехрептеп1а1 з1и(1у т зутЬоНс тоуетеп!- РвусЬо!. топоег., 1935, N 208. . 10 Н е 1 т ,1. ОЬег Деп ЕшПизз аНесНуег 8раппип еп аи( Дез ПепЬЬап- <1е1п.-2з. {. РзусЬо!., Вс1 157, Н. 1-2. " 1Ый., 5. 73. 12 О 1 з е п А. М. Роз1иге апс1 ЬоДу тоуетеп! регсерИоп. РгосееДшз о1 1Ье 8;х1ееп1Ь т1егпа(юпа1 сопгезз о1 рзусЬо1оу. Атз1ег(1ат, 1961. 21 STR.22 лять их значение. Он нашел ряд индивидуальных различий в вос- приятии и толковании движений и поз. Сабин и Хардик предприняли исследование с целью выявить влияние поз на ролевое восприятие 13. Полученные данные они интерпретировали с позиций распространенной сейчас на Западе теории ролей. В ходе эксперимента они предъявляли испытуемым одну за другой сорок две так называемые <палочные> фигуры человека, которым придавались раз- личные позы. Каждый участвующий в опыте должен был сказать, какое со- стояние, по его мнению, испытывает человек, для которого характерна та или другая смоделированная с по- мощью <палочной> фигуры поза. Авто- ры пришли к выводу, что определен- ные позы связываются с определенны- ми действиями или качествами личнос- ти. Примеры некоторых из полученных ими от испытуемых ответов - толкова- ний поз мы приводим (рис. 1). Походка человека также обога- щает наше впечатление о нем. Отра- женная нами, она может быть сигна- лом состояния человека, иногда гово- рить о перенесенных им болезнях, о роде его занятий (походка альпини- ста, моряка, солдатский шаг и пр.)- Ходить, как известно, учатся, не руководствуясь каким-то общим об- разцом. Тем не менее все индивиду- альные варианты походок можно све- сти к определенным средним формам и в них выделить объединяющие их признаки. Походка каждого человека Рис. 1 Истолкование паз испытуемыми в опыте Сабина и Хардика. /- описывающий, соглашающийся, вопрошающий, сомневающийся, 2- ожидающий, описывающий, 3 - печальный, ушедший в себя, нереша- ющийся, 4 - удивленный, власт- ный, самоуверенный, отчужденный характеризуется рядом черт: ритмом, скоростью, давлением на по- верхность, длиной шага, эластичностью, определенностью направ- ления и изменчивостью. Походке может быть присуща большая или меньшая естественность. Неестественность в походке появля- ется у человека при состоянии <скованности>, чрезмерного нап- ряжения. Эта неестественность может быть связана и с телесными аномалиями. Изучением механизма ходьбы и исследованием по- ходки занимались Н. А. Бернштейн н, Вебер/Браун, Фишер, Бой- тендайк, Энке, Покорны и др. Установлено, что темп ходьбы мо- жет быть замедленным или убыстренным, и в нем, как и вообще 13 Ып иге у О. (еа.). НапаЬооЬ о! вос1а1 р5усЬо1о у. ЬопДоп, 1959. 14 См.: Бернштейн Н. А. Новые линии развития в физиологии и их со- отношение с кибернетикой.- В кн.: Философские вопросы физиологии высшей нервной деятельности и психологии. М., 1963. 22 в моторике человека, находят выражение общее состояние орга- низма и, по утверждению ряда исследователей, такие оробеннос- ти, как экстра- или интравертированность личности. В работах, посвященных анализу походки, мы находим и другие попытки связывать ее особенности с состоянием человека и чертами его характера. Так, Р. Покорны в работе <О выражении человека в походке> 15 указывает, что раскачивание при ходьбе - признак Л аккуратности, точности, иногда даже педантичности. В некоторых (случаях раскачивающаяся походка, по уверению указанного пси- холога, свидетельствует о тщеславии. Он же полагает, что нару- шение нормальных пропорций между ростом человека и длиной его шага тоже может свидетельствовать об определенном состоя- нии или даже чертах характера. Например, необычно большие Л шаги малорослого могут означать желание быстрее достичь цели, стремительность, энергию. Маленькие шаги высокого челойека ( могут говорить не только о неторопливости, но и о робости, о же- лании отдалить встречу с кем-то и т. п. Помимо общих принято выделять еще особенные признаки по- ходки. К ним относятся элементы движений при ходьбе, которые связаны с отдельными положениями тела в целом или его частей. Такими особенными признаками являются, например, положение носков ног при ходыбе и стоянии, движения рук, так называемая пяточная и пальцевая ходьба. В эту же группу признаков входят наблюдаемые при ходьбе и явно выраженные у некоторых людей содвижения бедер, поясные движения, движение плечами. Авторы, интересующиеся вопросом о том, насколько в походке человека проявляются его состояние и черты личности, наряду с верными наблюдениями действительных фактов позволяют себе делать обобщения, которые не отвечают требованиям научной достоверности и порой звучат просто наивно. Однако они верно подметили одну из особенностей формирования образа человека окружающими. Характер походки действительно связывается людьми с физическим самочувствием и возрастом (старческая походка), иногда с полом (мужская походка), с состоянием (<ви- новатая> походка) я пр., и, если походка является для индивиду- ума значимым признаком, он будет отмечать ее, воспринимая других людей. Она как один из признаков постоянно будет вхо- дить в образы, людей, формирующиеся у этого индивидуума. Голос также является одним из компонентов облика и влияет на впечатление, производимое человеком на окружающих. Голоса людей в широких пределах различаются по высоте, тембру, мане- ре произношения и, если они специально не тренированы, как бы- вает, например, с голосом ораторов или дикторов, оказываются довольно тонким инструментом выражения состояния и некоторых других особенностей их владельцев. Тем не менее голос из-за 15 Роботу К. ОЬег йеп АивйгисЬ Дез тепэсЬИсЬеп Сап ;ез.- Пег ВепсЫ йЬег Деп весЬэгеЬпеп т1егпаУопа1еп К.оп;геэз. Атз1егйат, 1961. 23 STR.24 трудности его анализа в психологии исследуется пока мало, и главным образом изучается речь. А между тем голосу каждого человека присущи определенный ритм, отрывистость или плав- ность произношения, характерность интонации, большая или меньшая музыкальность при рассказывании. И они, так же как высота и тембр, делают голос каждого человека индивидуально своеобразным 16 и влияют на то впечатление, которое складыва- ется о владельце голоса у воспринимающего его индивидуума. -. Г. Олпорт попытался установить корреляции между голосом и некоторыми чертами физического и -психического облика челове- ка и выявить, как голос сказывается на формировании образа того, кому он принадлежит 17. Собранные Олпортом факты, по его мнению, свидетельствуют о том, что восприятие голоса дает человеку знание не только о состоянии владельца этого голоса, (но и о его возрасте, причем возраст по голосу может быть назван с точностью до десяти лет. Прямых корреляций между голосом, с одной стороны, и комплекцией и ростом человека - с другой, Олпорт не установил. Лишь некоторым его испытуемым случайно удавалось по голосу угадывать черты физического облика вла- дельца голоса, предъявленного для восприятия. Вместе с тем ряд испытуемых под влиянием имевшегося у них опыта общения с оп- ределенными людьми обнаружили стойкую тенденцию связывать воспринимаемый голос с определенным физическим обликом чело- века. Испытуемые Олпорта, как он пишет, <с явным успехом> по >голосу устанавливали, экстравертированный .или интравертиро- ванный тип личности характерен для его владельца. При дальней- шем анализе собранных материалов Г. Олпорт идет еще дальше и в заключение утверждает, что, на его взгляд, голос хорошо сог- ласуется с личностью как целым и по нему можно <набросать эскиз> человека, которому он принадлежит. Нельзя отрицать ценности проведенного Олпортом изучения корреляций между голосом и чертами облика, а также роли его в формировании впечатления о человеке, которому он принадле- жит. Однако при обобщении собранных данных Олпорт допустил ошибку, аналогичную ошибкам графологов, которые проводили прямую связь между почерком и характером человека и пытались определить содержание и форму такого сложного психического свойства, как характер, проанализировав лишь почерк человека. Голос действительно может <выдать> переживания человека, сказать об отношении его владельца к тому или иному факту, помочь лучше понять самочувствие и темперамент человека и даже раскрыть некоторые черты его характера, окажем, такие, как уверенность или неуверенность человека в себе. Однако ут- 16 Исследование фонограмм звуковой речи, проведенное в лаборатории фо- нетики Московского института иностранных языков, с большой убедительностью показало, что голос относится к числу строго индивидуальных человеческих свойств. 17 АПрог! С. \У. Райегп апс1 его-йЬ ш регвопаШу. N. У., 1961. 24 верждать, как это делает Олпорт, что голос сочетается с типом -личности как целым, значит выдвигать совершенно неправильное положение. Если рассматривать личность как ансамбль психичес- ких свойств, таких, как характер, являющийся обобщенной и -закрепленной совокупностью побуждений, регулирующих поведе- ние, и как способности, представляющие собой закрепленную в индивиде систему обобщенных психических деятельностей, то голос никак не может быть показателем типа личности. В создании впечатления о воспринимаемом человеке большую роль играет и его речь. .Как мы знаем, и устной и письменной речи любого человека присущ ряд индивидуальных особенностей. К рим относятся характерная для данного человека скорость-го- ворения, длина фраз, типичные для него конструкции предложе- ний, использование прилагательных, наклонений глаголов, упот- ребление жаргонных словечек, метафор, грамматические ошибки и оговорки, расстановка ударений и пр. Стиль речи, характерный для воспринимаемого человека, оценивается другой личностью с точки зрения соответствия определенным речевым эталонам, сформировавшимся у этой личности, и сказывается на общем мнении, которое складывается у нее о воспринимаемом человеке. Исследователи Сабин и Вильяме интересовались, как люди, слушая голос, могут <конструировать> личность говорящего. Они записали на ленту магнитофона 38 фраз, произнесенных разными людьми неодинаковым тоном. Например, одно из предложений было выкрикнуто человеком среднего возраста: <Очень хорошо, ребята, выходите и покажите им!>, другое было произнесено <хныкающей маленькой девочкой>, крикнувшей: <Кто-то сломал мою куклу!>, третье - человеком, сказавшим: <Я люблю сидеть у огня и читать - читать стихи> 18. Эти записи были воспроизве- дены перед различными группами испытуемых. Последние должны были указать возраст, пол, род занятий каждого из говоривших и высказать предположение об особенностях их личности и о ситу- ации, в которой произнесена данная фраза. Хотя соответствие содержания ответов действительности было нулевым, так как все вышеназванные фразы были сказаны или студентами или зрелыми актерами, степень совпадения оценок, данных испытуемыми про- слушанным репликам, была очень высокой. Например, прослушав первую фразу, 90% отвечающих решили, что ее произнес тренер, обращаясь к футболистам перед выходом их на поле. Авторы этого исследования, исходя из анализа полученных материалов, считают, что определенно можно говорить о положи- тельной корреляции в ответах у женщин между частотой оценки ими возраста и частотой приписывания лицам, произносившим различные фразы, соответствующих социальных ролей. У мужчин исследователи нашли положительную корреляцию между частотой представления ими социальной роли и социальной ситуации. 18 1-;п<32еу О. (еД.). НапсЗЬоок о1 эос!а1 рвусЬо1о у. ЬогкЭоп, 1959. 25 STR.26 В своем исследовании Сабин и Вильяме предприняли также попытку установить корреляцию между оценкой испытуемым личности того, кто произносил ту или иную фразу, и качествами личности испытуемого. Работа Сабина и Вильямса, таким образом, показывает, что если жизненный опыт данной группы людей в основном одинаков, то сходными будут восприятие ими определенных фраз и пред- ставления о тех, кто эти фразы произнес, и о том, в какой обста- новке они были произнесены. Поскольку характеризующая человека манера речи, а также его голос в общении играют роль опознавательного признака, кри- миналистика, когда другие способы не эффективны, используя технику, находит нужных ей людей <по голосу> и по <особеннос- тям речи>. Вот один из таких случаев. В Западной Германии преступник, похитив семилетнего мальчика, позвонил его отцу и предложил <выкупить> сына. Отец поставил об этом в извест- ность полицию. Все его последующие телефонные разговоры с вы- могателем были записаны на магнитофонную пленку. Большая группа специалистов по научной фонетике и диалектам, познако- мившись с этими записями, единодушно пришла к выводу, что преступнику около 40 лет, что он не принадлежит к образован- ным слоям населения, что в его речи преобладает диалект Рейн- ско-Рурской области, хотя встречаются и выражения, свойствен- ные говору германского юго-запада. Впоследствии их вывод под- твердился. По радио несколько раз передавали магнитную запись речи преступника и обратились с призывом к населению помочь установить его личность по голосу. Чтобы внимание слушателей не отвлекалось содержанием разговора, а было приковано иск- лючительно к особенностям речи, криминалисты сделали монтаж, включающий в себя повторение одних и тех же фраз и оборотов. Шесть радиослушателей узнали голос и назвали имя человека, его владельца. Указанный ими человек действительно оказался тем" преступником, которого искали 19. Исследователи, например Г. Олпорт, опираясь на собранные факты, полагают, что присущие каждому человеку временные и устойчивые состояния наиболее адекватно и тонко выражаются, как правило, одним-двумя способами экспрессии. Для одного та- ким выделяющим личность способом оказываются характерные изменения в выражении глаз, для другого - движения рук, для третьего - изменения в походке и позе, для четвертого - голос и т. д. Это утверждение верно лишь отчасти, ибо ученый не прияял во внимание значение силы переживания в связи с тем или иным событием в жизни человека. Как известно, в зависимости от зна- чения события для личности и степени сохранения контроля над своими движениями возбуждение может охватывать большее или меньшее число областей экспрессии. 19 См.: Ваксберг А. Преступник будет найден. М., 1963. 26 Эта зависимость в определенной мере прослеживается в ис- следовании Гельма, который пытался установить различия в характере мимических проявлений в зависимости от интенсив- ности аффективных состояний и того, в какой мере воздействие затрагивает наиболее существенные стороны личности. Когда аффектогенное воздействие затрагивает человека менее серьезно (не колеблет его социальную позицию, не изменяет мнения, сло- жившегося о нем у авторитетных для него людей, и т. п.), его аффективные проявления выражаются свободнее как в мимичес- ком, так и в речевом плане. Когда же воздействия затрагивают человека более глубоко, более личностно и колеблют, как ему кажется, его жизненную позицию, начинается видимое и осознан- ное владение собой, что отражается на характере мимики и пан- томимики. Гельм пишет по этому поводу: <Просто <нормальный> аффективный процесс выражается непосредственнее и понятнее, ; чем управляемый аффект средней интенсивности> 20. Изучению механизмов выразительного поведения людей пос- вящено очень много исследований21. После классических работ И. П. Павлова была сделана не одна попытка осмыслить выра- зительное поведение и формирование выразительных движений с позиций рефлекторной теории. П. В. Симонов, П. М. Якобсон, опираясь на новейшие факты, полученные как в их лабораториях, так и другими исследователями, при разработке общей теории эмоций анализируют и их двигательный момент: жесты, мимику, интонацию22. В эмоциях, имеющих сложную рефлекторную струк- туру, двигательные и вегетативные компоненты связаны между собой самым тесным образом. Двигательные компоненты при возникновении эмоционального возбуждения играют роль функ- ционального стержня, вокруг которого формируется целостный рефлекторный акт. Эффекторное осуществление эмоционального акта ведет к торможению центральных образований, а задержка эффекторной деятельности усиливает эмоциональное возбуждение. Большое значение в развитии выразительных движений имеет подражательный рефлекс, при помощи которого у человека в дет- ские годы складывается и вырабатывается сложное индивидуаль- ное и социальное поведение. Сравнительно недавно Н. А. Бернштейн попытался объяснить механизм походки, тембр голоса, произношение, почерк, исполь- зуя новейшие данные физиологии и кибернетики23. Он специаль- м Не 1т Л. Ор. сИ., р. 75. 21 См.: Дарвин Ч. О выражении ощущений у человека и животных. Собр соч., т. III. М., 1908; Якобсон П. М. Психология чувств; Оип1ар К. ТЬе го1е о{ еуе-гпи8с1ез т йе ехргевзюп о( етоНопэ.- Оепе1. рзусЬо! Мопоег, 1927, N 3. 22 См.: Симонов П. В. Метод К. С. Станиславского и физиология эмо- ций. М., 1962; Якобсон П. М. Проблема психологии эмоций.-В кн.: Психо- логическая наука в СССР, т. 2. М., 1960. 23 См.: Берн штейн Н. А. Новые линии развития в физиологии и их со- отношение с кибернетикой. 27 STR.28 но выделял факт, характерный для каждого из совершаемых че- ловеком повторных навыковых движений, - <существенное сходство, т. е. равенство, по одной части имеющихся признаков при отсутствии конгруэнтности и размещаемость по другой, обыч- но метрической части признаков в вариационные ряды>24. Для объяснения этого явления Н. А. Бернштейн использовал матема- тическую идею, выдвинутую И. М. Гельфандом и М. Л. Цетли- ным и заключающуюся в приложении к разбираемому вопросу класса функций большого количества переменных, обозначаемых авторами как <хорошо организованные функции>25. <Влияние существенных переменных на небольших интервалах, - пишет Н. А. Бернштейн, - может в значительной степени маскироваться вмешательством сильно вариативного эффекта несущественных переменных, но в итоговом результате форма и протекание функ- ции определяются прежде всего существенными переменными> 2В. Определяющие закодированные в мозгу черты циклического на- выкового акта типа походки, письма реализуются, по мнению Н. А. Бернштейна, как продукт существенных переменных, а метрические признаки, каждый из которых дает вариационные ряды, - как результат влияния несущественных переменных. Помимо признаков, образующих физический облик человека и его выразительное поведение, компонентом внешнего облика человека являются его одежда, прическа, украшения и прочие ) предметы и признаки, с помощью которых достигается то или иное внешнее <оформление> облика человека. Этот компонент облика может говорить о деятельности человека (военная форма, рабочий комбинезон), о его национальной принадлежности (на- циональный костюм), служить дополнительным признаком воз- раста, свидетельствовать о вкусах и привычках и т. д. От оформ- ления облика человека, следовательно, также зависит (больше или меньше) характер впечатления, которое складывается о нем у вос- принимающих его людей. В зависимости от деятельности, соеди- няющей людей, и от особенностей личности самих общающихся этот компонент внешности в одних случаях осознается больше, в других меньше. Оформление внешности человека оценивается, как правило, окружающими его людьми с позиций усвоенных ими этико-эететических норм. Среди факторов, влияющих на развитие общения, внешность и выразительные движения человека могут занимать и занимают V важное место. Вместе с тем ясно, что громадную роль в общении 24 Там же, с. 315. 25 функция хорошо организована, если можно разгруппировать ее аргумен- ты на <существенные> и <несущественные> переменные и если все аргументы стойко сохраняют свою принадлежность к тому или другому подклассу (см.: Гельфанд И. М., Ц е т л и н М. Л. О некоторых способах управления слож- нейшими системами.-Успехи математических наук, 1962, т. 17, вып. 1). 26 Бернштейн Н. А. Новые линии развития в физиологии и их соотно- шение с кибернетикой, с. 316. 28 выполняют отражение и психологическая интерпретация людьми тех движений партнеров, которые совершаются в связи с задача- ми, вытекающими из совместно выполняемой ими деятельности. Между тем во многих руководствах по психологии фактически высказывается взгляд, что информационное значение для субъ- екта восприятия имеют лишь речь и экспрессивные движения - мимика и пантомимика, выражающие состояние и отношение партнера по деятельности. Все прочие движения человека почему- то не принято рассматривать с точки зрения их информационного значения, которое они имеют для других людей. Но ведь ясно что положение тела человека в пространстве относительно гори- зонтали и вертикали, движения, им совершаемые, а также поло- жение отдельных частей тела относительно друг друга и тела в целом и движения этих частей не только сигнализируют другим людям об эмоциональном состоянии человека. Они дают инфор- мацию о намерениях воспринимаемого человека, о выполняемой им работе, о владении им определенными навыками, о степени развития у него тех или других привычек, о его возрасте и т. д. Чтобы адекватно отразить и правильно оценить выразительные движения партнера, познающий индивидуум должен обладать оп- ределенным опытом. Интерпретация и оценка всех названных дви- жений и действий также зависят от опыта познающего субъекта. Движения и действия составляют поведение человека. В него входят и поступки - акты объективно и субъективно мотивиро- ванного поведения, которые имеют значение для окружающих людей и нравственно-психологические последствия для совершив- шей поступок личности27. Воспринимая движения, действия, пос- тупки, деятельность человека, люди проникают в их внутреннее психологическое содержание, познают убеждения, потребности,. интересы, чувства, характер, способности личности. Непосредственно наблюдая внешнюю сторону поведения дру- гого человека, воспринимающий его индивид в меру своего уме- ния <читает> на основе контекста людских отношений выражае- мое в этом поведении психологическое содержание. С. Л. Рубин- штейн пишет об этом так: <В повседневной жизни, общаясь с людьми, мы ориентируемся в их поведении, поскольку мы как бы <читаем> его, т. е. расшифровываем значение его внешних данных. и раскрываем смысл получающегося таким образом текста в кон- тексте, имеющем свой внутренний психологический план. Это <чтение> протекает бегло, поскольку в процессе общения с окру- жающими у нас вырабатывается определенный более или менее 27 Подробный анализ сущности и проявлений личности не входит в задачу данного исследования. Научное освещение проблемы личности в целом, а также и отдельных вопросов, входящих в эту проблему, дается в работах Б. Г. Ананьева, Л. И. Анциферовой, Л. И. Божович, А. В. Веденова, А. Г. Ко- валева, В. Н. Колбановского, В. А. Крутецкого, Н. Д. Левитова, А. Н. Леон- тьева, В. С. Мерлина, В. Н. Мясищева, А. В. Петровского, С. Л. Рубинштейна,. Ю. А. Самарина, Б. М. Теплова, Е. В. Шороховой, В. А. Ядова и других ав- торов. 29 STR.30 автоматически функционирующий психологический подтекст к их поведению>28. В повседневных, ставших привычными для нас жизненных си- туациях, когда нет надобности глубоко проникать в смысл поведе- ния окружающих нас людей, в истинные мотивы их действий, процесс, раскрывающий действительное психологическое содержа- ние их поведения, свернут. Но стоит другому человеку отойти от ?<само собой разумеющейся> манеры поведения или небезразлич- | ному для нас лицу <огорошить> необычным для него поступком, I как процесс интерпретации их поведения выдвигается на перед- ний план. Мы не просто регистрируем внешнюю сторону их по- ведения, а пытаемся психологически объяснить их поступки, для чего порой начинаем дополнительно наблюдать за ними. Особенность, на которую обратил внимание С. Л. Рубинштейн, чрезвычайно существенна для понимания процесса познания людьми друг друга в жизни, и границы, в пределах которых она дает себя знать, очень широки. Пока манера общения с другими, род занятий, качество труда, внешний облик, отклик на происхо- дящие события, преследуемые цели, весь уклад жизни, присущие другому человеку, соответствуют образцам, которым привык сле- довать общающийся с ним субъект, последний обычно проявляет своеобразное <равнодушие> к психологии другого. Он, так ска- }зать, без сомнений и доказательств полагает, что у другого че- ловека <психология> такая же, как и у него. И только когда об- раз жизни, манера вести себя, реагирование на происходящие со- бытия, внешний облик человека отходят от тех <образцов>, кото- рые в глазах общающегося с ним являются выражением <нормы>, последний от регистрации внешней стороны поведения познавае- мого человека переходит к психологической классификации его поступков, пытается дать им ту или иную оценку и понять этого человека как личность. При этом он всегда сталкивается с опре- деленными психологическими трудностями, которые являются, с одной стороны, следствием сложности познаваемой личности, а с другой - вызваны неизбежной ограниченностью познаватель- ных возможностей самого субъекта познания. Внешняя сторона отдельно взятых поступков, как правило, не определяет однозначно их внутреннее психологическое содер- жание, и это превращает процесс познания индивидом другой личности т> ""ение им психологической задачи, на которую он может дать как правильный, так и неправильный ответ. В сознании советского человека развито убеждение, что каче- ствам личности, содержание которых отвечает требованиям ком- мунистической морали, соответствуют определенные формы выра- жения этого содержания, определенные способы поведения лич- ности. И, наоборот, качествам, содержание которых расходится 28 Рубинштейн С. Л. Принципы и пути развития психологии. М., 1959, с. 180. 30 с требованиями коммунистической морали, в свою очередь соот- ветствуют другие, также сравнительно определенные способы по- ведения. И такое убеждение в общем правильно, потому что дей- ствительно в состав качества личности входит, с одной стороны,. известная система потребностей, интересов, чувств субъекта, оп- ределяющая его отношение к действительности, с другой стороны,. способы поведения, являющиеся средством и формой осуществле- ния этих потребностей, интересов, принципов. Однако связь между содержанием качества и способом его выражения не всегда имеет однозначный характер. Практика взаимодействия людей и спе- циальные исследования, особенно исследования формирования ка- чества личности на разных возрастных этапах, дают нам факты,- свидетельствующие о том, что способ поведения личности может не полностью соответствовать или вообще не соответствовать име- ющемуся у личности отношению к какой-то стороне действитель- ности. Это, в частности, было выявлено нами в прежних работах при исследовании личности школьника29. Возможные виды связи между содержанием качества личнос- ти, с одной стороны, и способом, формой проявления его в пове- дении личности - с другой, между мотивом и поступком личнос- ти широко освещены также в работах Л. И. Божович, А. В. Ве- денова, В. Н. Мясищева, С. Л. Рубинштейна и ряда других иссле- дователей. 29 См.: Бодалев А. А. 1) Об отношении и способе его выражения у под- ростка.- В кн.: Материалы конференции психологии обучения и воспитания. Киев, 1961; 2) О понимании школьника воспитателями и проектировании ими развития его личности.- Тезисы докладов на II съезде Общества психологов,. вып. 2. М., 1963. STR.32 ГЛАВА 3 ВОСПРИЯТИЕ ЧЕЛОВЕКА ЧЕЛОВЕКОМ (характеристика процесса) Основными процессами, посредством которых человек принимает и перерабатывает информацию, поступающую от другого челове- ка, являются ощущение, восприятие, представление, мышление. Чтобы раскрыть процесс познания человека человеком, надо проследить особенности формирования образа человека и понятия о нем как о личности у взаимодействующего с ним индивидуума. Чувственный образ, который является первой ступенью позна- яия, формируется в процессе построения изображения. Образ че- ловека, как и любое изображение, представляет собой совокуп- ность элементов, находящихся в определенном соотношении с совокупностью элементов, составляющих облик отражаемого человека. В самом общем смысле это есть соотношение подобия или сходства. Оно характеризуется общностью модальности эле- ментов обоих множеств и общностью принципа их пространствен- но-временной упорядоченности. Хотя конкретные механизмы , формирования чувственного образа изучены еще недостаточно, од- нако данные, которыми располагает к настоящему времени наука, позволяют утверждать, что он является эффектом рефлекторных актов воспринимающей системы. Материалы исследований Б. Г. Ананьева, Л. М. Веккера, Б. Ф. Ломова, Е. Н. Соколова, А. Л. Ярбуса и других показывают, что восприятие как рефлекторная деятельность представляет собой сложнейшую систему специфических для каждого рецептора безусловных и условных рефлексов, для" которых характерны сложные динамические отношения. Анализаторы, участвующие в актах восприятия, являются афферентно-эфферентными систе- мами. Действуя рефлекторно и трансформируя и передавая сиг- налы с периферии в центр, они сами настраиваются так, чтобы лучше отбирать поступающую из внешнего мира информацию. После действия раздражителя на рецептор возникает рефлектор- ная перестройка в функционирующей системе, в результате чего изменяется последующее восприятие раздражителя2. Психическое изображение человека, как и любое другое пси- хическое изображение, характеризуется предметностью, которая См.: Ломов Б. Ф. Человек и техника. Л., 1963. 2 См.: Ананьев Б. Г. Психология чувственного познания. М., 1960; Век- ж е р Л. М. Восприятие и основы его моделирования. Л., 1964; Инженерная психология. Под .ред. А. Н. Леоятьева. М., 1%4. 32 в рассматриваемом случае заключается в том, что свойства обли- ка человека отражаются в образе как принадлежащие человеку, т. е. как свойства этого человека. Психическому изображению . человека присущи и такие особенности, характеризующие отра- жение индивидуумом действительности, как объективированность и субъективность, как целостность и структурность. И. М. Сеченовым было показано, что основой целостности и структурности восприятия является отражение формы (и контура) предмета, которая, являясь <раздельной гранью двух реальнос- тей>, выделяет его из окружения и выражает единство строения предмета как целого3. Очертание лица, общий силуэт тела явля- ются важнейшими опознавательными признаками человека для воспринимающих его людей. Многочисленными исследованиями установлено, что целостный образ возникает постепенно и становление его связано с прост- ранственно-временными условиями, в которых человек отражает объект. Действие этих условий всегда сказывается и на формиру- ющемся у нас образе другого человека. Например, по имеющимся данным, люди с нормальным зрением в условиях хорошей ви- димости выделяют человека из окружения, когда этот человек .находится от них на расстоянии 2 километров. На расстоянии 1 километра они видят общий контур человека. На расстоянии 700 метров индивидуум воспринимает движение рук и ног другого человека, на расстоянии 400 метров он видит головной убор, на расстоянии 300 метров - голову и плечи, овал лица, цвет одежды. На расстоянии 200 метров человек выделяет лицо, кисти рук, на расстоянии 60 метров - различает глаза, нос, пальцы, на расстоянии 20 метров - всего человека. В условиях меньшей видимости показатели восприятия чело- века на расстоянии оказываются иными. Например,, в пасмурный зимний день, начав наблюдать за приближающимся человеком, когда он находился на расстоянии 350 метров, и закончив наблю- дение, когда он приблизился на расстояние 20 метров, группа ис- пытуемых из 26 человек показала такие результаты (см. табл. 1). Комментируя данные таблицы 1, необходимо отметить, что для отражения испытуемыми каждого из названных признаков всегда был характерен определенный путь развития. В излагаемом опыте все испытуемые преувеличили рост человека, находившегося от них на большом расстоянии. Наблюдая за человеком на расстоя- нии 350 метров, все испытуемые сначала утверждали, что он одет во все черное. Различение цвета каждого из элементов внешнего облика воспринимаемого человека происходило неодновременно, Цвета элементов внешности, относившейся к верхней половине фигуры воспринимаемого человека, распознавались раньше, чем цвета элементов внешности, относившихся к нижней половине фигуры. В облике медленно приближавшегося к испытуемым че- 3 См.: Сеченов И. М. Избр. произв., т. 1. М.-Л., 1952. 2 А. А. Бодалев 83 STR.34 Таблица 1 Элементы внешнего обликаРасстояние, на котором дан правильный ответ, м лучший результатхудший результатсредний результат Отсутствие пальто350140269 Цвет главных (верх. половина тела)350110244 предметов верх- (нижя. половина290110183 ней одежды тела) Овал лица300200236 Отсутствие перчаток260200224 Расстегнутый пиджак320140220 Вид верхней одежды350110212 Отсутствие головн. убора260200203 Рост260110177 Джемпер290110163 Основные элементы лица200110140 Цвет волос23020113 Прическа17020101 Расцветка джемпера1108096 Цвет обуви1402089 Улыбка1405087 Рубашка черная1402080 Рисунок на джемпере1102069 Лоб, глаза, нос (относит, величина их)805062 Авторучка в нагрудном кармане и зна-502043 чок на лацкане пиджака Пуговицы на рубашке502035 ловека в первую очередь правильно воспринимался цвет крупных компонентов и деталей. Аналогичные результаты нами были получены при таких же условиях и в другой группе испытуемых. Психологически изменения зрительного образа в условиях пос- тепенного изменения расстояния между объектом наблюдения и наблюдателем были изучены М. Д. Александровой и Б. Ф. Ло- мовым 4. В этих исследованиях процесс становления зрительного образа при отражении человека человеком специально не изу- чался, однако фазы процесса становления образа предмета, уста- новленные названными исследователями, имеют место и при вос- приятии людьми друг друга, когда их разделяет большое расстоя- ние. Исследователи выделяют в процессе становления зрительного образа пять фаз. На первой из них имеет место грубое различение общих пропорций объекта и его положения. Эту фазу сменяет 4 См.: Александрова М. Д. О качественной характеристике простран- ственных порогов, зрительного восприятия.-Учен. зап. ЛГУ, 1953, № 147; Ло- мов Б. Ф. Человек и техника. В экспериментах по изучению названного вопро- са участвовали М. А. Дмитриева, Л. Фоменко, Л. Баранова, Б. Максимов. 34 фаза <мерцающей> формы. Для третьей фазы характерно грубое различение основных деталей. Прежде всего вычленяются наибо- лее крупные детали вне зависимости от того, где они расположе- ны. Если детали примерно равны, то раньше всего воспринима- ются детали, расположенные сверху и справа. Различение ниж- них частей отстает от различения верхних. На этой фазе харак- терные части контура хотя и отмечаются, но еще нет адекватного отражения их взаимоотношений. На четвертой фазе наблюдается глобально-адекватное восприятие. На пятой фазе образ становится дифференцированным. Контур объекта отражается в полноте его деталей. Большое значение в формировании образа человека имеет ра- курс, в котором обычно видят этого человека воспринимающие лица. Факты показывают, что разница в росте между восприни- мающим и воспринимаемым оказывает влияние на формирую- щийся образ. О примерах такого влияния пишет И. Рахилло: <Ма- яковский был высокого роста, и все обычно привыкли видеть его снизу, с подбородка: в этом ракурсе его лицо приобретало тяже- лую скульптурную монументальность. На самом же деле, с точки зрения обычных пропорций, подбородок у Маяковского не был большим (хотя многие художники и скульпторы до сих пор бьют- ся и не могут найти эту неуловимую и характерную для выраже- ния лица поэта значительность - они искусственно утяжеляют ему подбородок и сразу теряют сходство). А подбородок у Маяковского был, как это ни кажется стран- ным, совсем не резко выраженного, а даже наоборот - мягкого контура. Монументальность поэту придавали его рост, плечи, широкий великолепный рот оратора и жгучие, полные ума, чело- вечности и ощущения скрытой силы, огромные выразительные глаза> 5. Восприятию человека человеком присуща и такая черта, как константность. Несмотря на изменения в освещенности, удален- \ ности от наблюдателя, образ воспринимаемого человека остается относительно постоянным. Как отметил Селфридж, <человеческие лица как зрительные комплексы подвергаются увеличению, пере- косу, вращению, их контуры могут быть подчеркнуты или размы- ты, и все же они остаются теми же лицами>6. Работы, осуществ- ленные в нашей стране и за рубежом, показали, что, не будучи абсолютным свойством, константность, подобно целостности и структурности, не является изначальным свойством и возникает в процессе формирования образа восприятия: образ становится константным лишь по мере все более тонкого различения элемен- тов контура. Как известно, все рецепторные процессы: отбор и поиск ин- формации, настройка, прослеживание, гаптика и т. д. - протека- 5 Рахилло И. Московские встречи. М., 1962, с. 16. 6 Цит. по: Джордж Ф. Мозг как вычислительная машина М 1963, с. 399. 2 35 STR.36 ют активно. Эта активность характерна и для зрительного вос- приятия человека человеком. И. М. Сеченов высказал мысль, что зрительное восприятие человека предполагает активные <ощупы- вающие> движения глаза, и эти движения - такой же необходи- мый компонент зрительного восприятия, как и отражение зри- тельного образа на сетчатке. Эта мысль была экспериментально подтверждена рядом исследователей, в частности А. Л. Ярбусом. Он показал, что объект, изображение которого падает на непо- движную точку сетчатки, перестает восприниматься уже через 2-3 секунды. Для устойчивого зрительного восприятия объекта необходимо перемещать изображения по сетчатке, что достигается с помощью микро- и макроскопических движений глаз7. В. П. Зинченко и Б. Ф. Ломовым было установлено, что макро- движения глаз являются составной частью механизма отражения пространственных признаков объектов: их формы, величины, по- ложения и пр.8 На первой стадии установления перцептивного образа человека с помощью макродвижений глаз осуществляется наводка рецепторов на воспринимаемого человека и определяется его местоположение в поле восприятия. Кроме того, макродвиже- ния глаз выполняют функции построения, измерения, контроля и коррегирования. В траектории движения глаз воспринимающего субъекта воспроизводится, хотя и с отклонениями, контур любого объекта, в том числе и человека. В процессе такого <обследова- ния> объекта в нем, как правило, выделяются <конструктивные> точки, относительно которых оцениваются все остальные элемен- ты контура. Можно думать, что при отражении внешнего облика другого человека в условиях обычного общения роль таких <кон- структивных> точек .выполняют глаза. Исследования показывают, что взгляд субъекта восприятия постоянно возвращается к глазам партнера по общению. Пониманию многих существенных моментов формирования чувственного образа содействуют попытки осветить процесс вос- приятия с позиций вероятностной теории. Согласно этой теории, восприятие - сложный активный процесс, основанный на после- довательном просмотре отдельных деталей объекта с выделением точек, несущих наибольшую информацию, отведением неправиль- ных гипотез и получением определенного синтеза наиболее ин- формативных точек, который в итоге и позволяет заключить о ха- рактере воспринимаемого объекта9. При восприятии знакомого предмета и в обычных условиях этот процесс оказывается более 7 См.: Я р бус А. Л. Исследование закономерностей движения глаз в про- цессе зрения-ДАН СССР, 1954, т. XVI, № 4. 8 См.: Зинченко В. П. Движение глаз и формирование образа.-Во- просы психологии, 1958, № 5; Л о м о в Б. Ф. Человек и техника. 9 Вгипег I. Оп регсер1иа1 геасИпеэз.-РэусЬо!. геу., 1957, уо1. 54, № 2; Соколов Е. Н. Вероятностная модель восприятия. - Вопросы психологии, 1960, № 2; Лу.рия А. Р. Мозг человека и .психические процессы.-В кн.: Фи- лософские вопросы физиологии высшей нервной деятельности и психологии. М" 1963. 36 или менее свернутым. Но при отражении незнакомого объекта или при необычности условий сразу же проявляются сложная структура и развернутость во времени процесса восприятия. Восприятие человека человеком характеризуется осмыслен- ностью. Посредством слов, которыми обозначают воспринимае- мого (колхозник, член бригады коммунистического труда, ученый, капиталист и т. п.), в образ его включается обобщенное знание о данной категории людей, сложившееся в результате обществен- ной практики и более или менее усвоенное воспринимающим субъектом. Как свидетельствуют факты, значение слова, в формиррв.ании восприятия человека может быть очень большим. Мы показывали поочередно 58 взрослым испытуемым фотографии девушки-стар- шеклассницы, молодой женщины, молодого человека и пожилого --; мужчины. Испытуемые, видевшие каждую из фотографий в тече-" ние пяти секунд, должны были словесно воссоздать облик чело- века, которого они только что рассматривали. Перед каждым показом одной и той же фотографии группам испытуемых давались разные установки. Так, одной группе испы- туемых, перед тем как показать фотографию молодой женщины, мы говорили: <Сейчас вам будет показана фотография учитель- ницы>, а другой: <Сейчас вы увидите портрет артистки>. Перед предъявлением фотографии молодого человека одну группу испы- туемых мы предупреждали, что они увидят портрет героя, а вто- рой группе испытуемых, прежде чем показать эту же фотографию, говорили, что на ней изображен преступник и т. п. От испытуемых было получено 224 отчета 10 о восприятии ими названных выше лиц. Анализ содержания дает основание разде- лить <нарисованные> испытуемыми словесные <портреты> на три группы. К первой мы отнесли <портреты>, содержание которых в большой мере было обусловлено установкой. Во вторую группу мы объединили <портреты>, содержание которых свидетельство- вало о том, что на восприятие человека испытуемым установка не действовала и формирование его всецело шло под влиянием тех особенностей, которые были присущи воспринимаемой натуре. И, наконец, третью группу в описываемом опыте составили <порт- реты>, содержание которых говорило о борьбе установки и <на- туры> в момент, когда у испытуемого формировался образ чело- века, изображенного на фотографии. Вот образцы <портретов>, отнесенные нами соответственно к 1, 2 и 3-й группам. 1. Портреты, свидетельствовавшие о том, что испытуемый, воспринимая изображение человека, всецело был во власти уста- новки, созданной у него перед показом фотографии: <Этот зверюга понять что-то хочет. Умно смотрит и без отры- ю Четверо испытуемых дали отчет о восприятии ими только двух портретов. 37 STR.38 ва. Стандартный бандитский подбородок, мешки под глазами, фигура массивная, стареющая, брошена вперед> (автор <портре- та> И. Установка - преступник). <Человек опустившийся, очень озлобленный. Неопрятно оде- тый, непричесанный. Можно думать, что, до того как стать прес- тупником, он был служащим или интеллигентом. Очень злой взгляд> (автор <портрета> К. Установка - преступник). <Молодой человек лет 25-30. Лицо волевое, мужественное, с правильными чертами. Взгляд очень выразительный. Волосы всклокочены, не брит, ворот рубашки расстегнут. Видимо, это ге- рой какой-то схватки, хотя у него и не военная форма (одет в клетчатую рубашку)> (автор <портрета> Г. Установка - герой). <Очень волевое лицо. Ничего не боящиеся глаза смотрят ис- подлобья. Губы сжаты, чувствуются душевная сила и стойкость. Выражение лица гордое> (автор <портрета> М. Установка - герой). <Портрет мужчины примерно 50-53 лет. Открытое лицо, круп- ные черты. Седые, вернее, седеющие волосы; лоб выпуклый с го- ризонтальными складками морщин. Очень выразительные глаза, какие обычно бывают у умных проницательных людей. Вокруг глаз множество морщинок, придающих лицу немного лукавое вы- ражение. Так и кажется, что этот человек при встрече обязатель- но начнет с шутки. Нижнюю часть лица не помню. Запомнились руки небольшие, нерабочие, покрытые волосами. Портрет писате- ля... Мне кажется, что это лицо человека, любящего детей и пи- шущего для них. Судя по непринужденному виду, он привык по- зировать, наверное, это известный писатель. Еще раз хочется под- черкнуть, что наиболее запоминаются в портрете глаза. Человек с такими глазами, должно быть, хорошо знает и любит жизнь, людей...> (автор <портрета> В. Установка - писатель). <Человек лет шестидесяти, лысый, с папиросой в руке. Черты лица крупные, правильные. Голова большая, лоб высокий и ши- рокий, настоящий лоб ученого. Взгляд и выражение лица ученого говорят о том, что он напряженно и мучительно решает какую-то проблему> (автор <портрета> Д. Установка - ученый). 2. <Портреты>, которые говорят о том, что на часть испутые- мых установка не оказала заметного влияния: <Продолговатое, с крупными чертами лицо, застывшее в силь- ном напряжении, плотно сжаты крупные, выпяченные губы (осо- бенно нижняя). Взгляд обращен вверх. Глаза светлые, округлые. Волосы рассыпаны по голове шапкой. Лицо обращено влево> (автор <портрета> П. Установка - герой). <Мужчина лет сорока. Лицо утомленное. Лохматая шевелюра. Брови тоже лохматые. Глаза смотрят немного вверх и влево. Нос <картошкой>. Губы очерчены довольно резко - скептические. Подбородок мягкий, толстый. Ворот рубашки расстегнут. В вы- резе ворота - короткая морщинистая шея> (автор <портрета> М. Установка - преступник). 38 <Лысый мужчина лет 55-60. Высокий гладкий лоб, умные глаза; нос с горбинкой, небольшие, резко очерченные губы. Суро- вые складки идут от носа книзу. Под подбородком рука, в кото- рой зажата папироса. Черный костюм> (автор <портрета> Н. Ус- тановка - писатель). <Яркий цветной платок (крупные красные цветы) с кистями (сельский). Лицо красивое, улыбающееся, слегка продолговатое. Красивые белые зубы. Глаза прищурены. Брови черные, тонкие. Лоб высокий. Волосы светлые, спереди волнистые. Блондинка> (автор <портрета> М. Установка - учительница). 3. <Портреты>, содержание которых говорит о борьбе <уста- новки> и <натуры> при формировании у испытуемого образа вос- приятия: <Милое женское лицо. Оно очень выигрывает в обрамлении цветного, по-крестьянски повязанного платка. Румянец, белые зу- бы, веселая улыбка говорят о хорошем здоровье, жизнерадостнос- ти, благожелательном отношения к людям. Она любит детей и старается научить их тому, что знает сама. Дети, несомненно, ее любят также... Однако настораживает определенная нарочитость одежды, цветной деревенский платок и ярко накрашенные губы... Трудно представить, что человек со столь отчетливо выраженной демонстративностью живет богатой внутренней жизнью. У нее есть запас знаний, и основы культуры не чужды ей. Но мне ка- жется, что как только она выйдет замуж, заведет семью, детей, то мгновенно исчезнет ее столь демонстративно выпячиваемый оптимизм и проявятся имеющиеся у нее негативные черты харак- тера> (автор <портрета> О. Установка - учительница). <Взлохмаченные волосы, неправильный нос, широко открытые глаза. Выражение какое-то удивленное. Одежда - вязанный сви- тер, клетчатая рубашка. Возможно, это поляк или чех - участник подпольной группы во время войны. Волосы седые, всклокочен- ные, не ухаживает за ними. По-моему, это все же не реальный герой, а артист в какой-то роли, может быть и не героической> (автор <портрета> К. Установка - герой). Количественно полученные в излагаемом эксперименте <порт- реты> распределяются по названным трем группам следующим образом: 1-я группа - 79 <портретов> (35,3%); 2-я группа - 121 <портрет> (54%); 3-я группа - 24 <портрета> (10,7%). Дальнейший анализ полученных в ходе опыта <портретов> показал, что всех принявших участие в этом эксперименте испы- туемых можно разделить на три группы. Первую группу соста- вили испытуемые, у которых при восприятии и оценке всех четы- рех лиц <сработала> установка. Таких испытуемых оказалось 9. Во вторую группу вошли испытуемые, которые при восприятии этих же четырех лиц полностью следовали натуре. Этих испытуе- мых было 10 человек. Ни в одном <портрете>, полученном от них, влияние установки не проявилось. Испытуемые, отнесенные нами к третьей группе, при восприятии одних лиц оказывались под 39 STR.40 сильным влиянием установки, а при восприятии других - натуры. Эта группа была наиболее многочисленной. В нее, по результатам опыта, вошли 35 человек (64,8% всех участвовавших в этом опыте). Возникает вопрос, как объяснить .различия между испытуемы- ми, воспринимавшими одни и те же лица? Мы считаем эти разли- чия в восприятии следствием того, что испытуемым присущи не- одинаковые специальные типы высшей нервной деятельности. Для испытуемых, на восприятие которых значительно повлияла уста- новка, характерно относительное преобладание второй сигнальной системы. У испытуемых, воссоздавших <портреты> с натуры, от- носительно преобладала первая сигнальная система. И, наконец, у испытуемых, на которых при восприятии одних лиц установка действовала, а в других случаях не влияла вовсе, относительного преобладания второй, либо первой сигнальной системы не было. Эти испытуемые по всем данным относились к так называемому среднему типу. Победа словесной установки или <натуры> при формировании образа восприятия человека свидетельствовала о том, в какой из сигнальных систем у испытуемого быстрее и устойчивее происходит образование и актуализация нервных свя- зей и какая из них играет преобладающую роль в детерминации реакции. И описанные и подобные им факты показывают, что в осмыс- ленности восприятия проявляется взаимодействие двух сигнальных систем, передача возбуждения из одной сигнальной системы, в другую. Мы видим таким образом, что благодаря слозу в образ вос- принимаемого человека включается содержание, не данное непо- средственно, чувственно. Оно может действительно характеризо- вать воспринимаемого, а может быть совсем ему и не присуще. Особенности облика и поведения воспринимаемого человека и изменения в них, фиксируемые в момент восприятия, не жестко определяют поведение отражающего их человека, потому что их воздействие опосредуется всем опытом воспринимающего, его <внутренним миром>, преследуемыми им целями. Никогда не спо- собный абстрагироваться от них субъект восприятия обычно свя- зывает внешний облик, манеру поведения и стиль действования другого человека с определенными устремлениями, вкусами, мо- ральными принципами, актуальными, а иногда и потенциальными возможностями воспринимаемого. Таким образом другой человек воспринимается не только в своих исходных физических качествах (такой-то рост, пол, возраст, фигура, лицо, глаза и пр.), но и как личность, занимающая определенное положение в обществе и иг-\ рающая ту или иную роль в жизни как воспринимающего, так и общества. ,При восприятии индивидом объектов действительности, в том числе и человека, может иметь место как обобщенное, так и диф- ференцированное узнавание. Интересные данные, относящиеся 40 к характеристике обобщенного узнавания человека, были полу- чены Э. Н. Алферовой ". На экране телевизионной установки она предъявила испытуе- мым изображения лица, предмета и сложного сюжета. Электрон- ный счетчик ПС-10000 <Флокс> регистрировал количество зри- тельной информации, поданной на экран в момент узнавания. Этот показатель являлся величиной порога узнавания изобра- жения. По данным Э. Н. Алферовой, порог узнавания лица у всех групп испытуемых (в ее опытах в этой роли выступали учащиеся 1, 3, 5, 7 и 9-го классов и группа взрослых) оказался значительно ниже порога узнавания изображения несложного контура вазы. Наиболее высокие индивидуальные показатели при узнавании Э. Н. Алферова опять-таки получила от испытуемых, когда они воспринимали изображение лица. Значительные различия в порогах узнавания (в случае обоб- щенного узнавания) лица и прочих объектов объясняются прежде всего неодинаковым ожиданием каждым из испытуемых изобра- жения лица и изображения других предметов. Большее ожидание появления именно лица (или фигуры человека) является субъек- тивным выражением объективного факта вероятности сигнала. Лицо человека, другой человек - это обычно наиболее часто вос- принимаемые большинством людей объекты отражения. Наш сотрудник В. Н. Панферов, пользуясь тахистоскопической методикой предъявления испытуемым фотографий человеческих лиц, попытался установить величину порогов узнавания челове- ческого лица и его отдельных элементов. В опыте были использо- ваны изображения лиц (мужских и женских), снятых в фас и в профиль, а также структуры: овал, верх и низ лица и глаза. В опытах В. Н. Панферова порог узнавания лица на фотогра- фии оказался равным 0,03 секунды. Элементом, несущим наиболь- шую информацию при опознавании лица в описываемом опыте, были волосы и вообще верх головы. Испытуемые выделяли их в изображении лица в первую очередь, и порог их узнавания ока- зался лежащим в пределах 0,03-0,04 секунды. Интервалы поро- гов при узнавании других черт лица оказались равны: ПорогСредний узнаванияпорог Лоб-0,04-0,110,06 Брови-0,05-0,130,09 Глаза-0,05-0,140,08 Уши-0,04-0,230,09 Нос-0,08-0,30,1 Губы-0,06-0,240,14 Подбородок-0,06-0,340,12 п См.: Алферова Э. Н. Об измерении порогов зрительного узнавания у школьников.- Вопросы психологии, 1962, № 6. 41 STR.42 Таким образом, в этом опыте довольно отчетливо выявилось направление, в котором идет рассматривание лица, а именно сверху вниз, от волос до губ. Верх головы, волосы в первый .мо- мент .рассматривания лица становятся своеобразной точкой от- счета. Наиболее устойчивое различение пола рассматриваемого в та- хистоскопе лица наступало в описываемом эксперименте при экс- позиции 0,05 секунды, хотя начиналось оно уже на уровне порога узнавания лица. Адекватное улавливание выражения лиц, которые были взяты в обычном (нейтральном) положении, отмечалось уже при экспозиции 0,1 секунды. Средняя же величина порогов располагалась в интервале 0,19-0,26 секунды. Попытку исследовать дифференцированное узнавание пред- принял В. И. Киреенко 12. Испытуемым художественной и нехудо- жественной групп в его опытах показывались фотографии людей. Испытуемые, внимательно рассмотрев их, должны были затем найти те же самые лица на таблице из ста фотографий. При этом в ряде случаев лица на таблице были сняты в новом ракурсе, при другом освещении и пр. Общей характерной особенностью испытуемых художественной группы явилось быстрое запечатление изображения и относитель- но продолжительное его сохранение. Подобный факт отмечал в свое время и И. П. Павлов. Художники, писал И. П. Павлов, <могут ясно, иногда до степени галлюцинации, представлять себе предметы и явления, например, художники пишут портреты по памяти, настолько отчетливо они представляют себе свою модель. Поэтому у них многое происходит, как при реальных раздражите- 13 лях> Для испытуемых с относительным преобладанием второй сиг- нальной системы целостное схватывание лиц оказалось затрудни- тельным; у ряда испытуемых нехудожественной группы наблюда- лось анализирующее восприятие с осмыслением отдельных приз- наков и черт лица. В целом эксперимент на узнавание лиц по фотографиям, про- веденный В. И. Киреенко, выявил существование больших индиви- дуальных различий, особенно четко выступающих, когда сокра- щается время, даваемое на восприятие лица, которое затем надо найти в группе из многих лиц и в другом ракурсе. Перспективную попытку объяснить механизм таких процессов, как узнавание человека в лицо при шести степенях свободы про- ективных изменений его изображения на сетчатке, узнавание в данном человеке представителя того или иного народа и т. д., мы находим в работах Н. А. Бернштейна 14. Отнеся эти процессы 12 См.: Киреенко В. И. Психология способностей к изобразительной дея- тельности. М., 1959. 13 Павловские среды, т. I. М., 1949, с. 238. г4 См.: Бернштейн Н. А. Новые линии развития в физиологии и их со- отношение с кибернетикой. 42 к категории процессов мозгового моделирования, Н. А. Бернштейн использует идею И. М. Гельфанда и М. Л. Цетлина о <хорошо организованных функциях> 15 для объяснения принципов, которы- ми руководствуется мозг при разбивке признаков объекта на су- щественные и несущественные. В актах восприятия, прежде всего в восприятии формы, и во всевозможных актах обобщения имеет место организация оп- ределяющих переменных, подобная той, которая была обнаружена при анализе механизмов цикличных навыковых актов. Это ука- зывает на то, что и мозговому активному моделированию в про- цессах восприятия лица и фигуры человека свойственна природа этих замечательных функций 16. Занимаясь различными видами деятельности, человек, отвечая на требования каждого из них, обнаруживает то одни, то другие из присущих ему особенностей. Взаимодействующие люди по от- ношению друг к другу выступают в разных ролях (рабочий, на- чальник, партнер по команде, артист, зритель, лектор, слушатель и пр.). В связи со всем этим не остается постоянным значение сигнализирующих их чувственных качеств для воспринимающего. На первый план в восприятии выступают те качества в облике. экспрессии и действиях воспринимаемого, которые в данных ус- ловиях приобретают особое значение. Так происходит потому. что на это качество распространяется вторичное возбуждение от актуализации состояний и свойств, ими сигнализируемых. Восп- риятие чувственных признаков, которые сигнализируют о других особенностях, присущих воспринимаемому человеку, благодаря отрицательной индукции тормозится. Они как бы отодвигаются на второй план. В других условиях, когда восприятие прежде заторможенных чувственных признаков и сигнализируемых ими внутренних свойств воспринимаемого приобретает большее зна- чение, одо растормаживается, но зато тормозится восприятие при- знаков, бывших перед этим на первом плане. Образно говоря, наблюдается смена сторон, граней внешнего и проявляющегося в нем внутреннего облика человека, которые в связи с целью, преследуемой воспринимающим субъектом и его состоянием, прежде всего попадают в поле зрения и доминируют в формирую- щемся у него образе этого человека. В науке было предпринято несколько попыток эксперимен- тально изучить отмеченную особенность моделирования облика другого человека познающим его индивидом. Ряд исследователей изучали этот феномен в связи со значением подкрепления. Ч. В. Снайдер и Ф. В. Снайдер записали на пластинку два голоса, которые одновременно читали разные предложения. Испытуемый, прослушав эту запись, должен был через 10 секунд воспроизвести услышанное им. Показания его с целью последующей обработки Гельфанд И. М., Цетлин М. Л. О некоторых способах управления ейшими системами.-Успехи математических наук, 1962, т. 17, вып. 1. сложней 16 См. с. 28 настоящей ,работы 43 STR.44 в свою очередь записывались на магнитофонную ленту17. Ч. Снайдер и Ф. Снайдер нашли, что лица, участвовавшие в их опытах, воссоздали речь человека, восприятие голоса которого подкреплялось положительно, значительно полнее и точнее, чем речь человека, голос которого подкреплялся отрицательно. В по- токе голосов испытуемые воспринимали <поощряемый> голос как <фигуру> и <наказываемый> голос как <фон>. Джексон, используя тахистоскоп, предлагал испытуемым в те- чение Уз секунды смотреть на одно из двух изображений извест- ных им лиц. Испытуемый называл имя лица, а экспериментатор указывал, правильно он определил лицо или ошибся. И далее в зависимости от результата испытуемый получал награду или же подвергался штрафу. После ста предъявлений одиночных изоб- ражений лиц испытуемому демонстрировалась в серии из 32 предъявлений двуликая фигура, составленная из изображений лиц, которые до этого показывались независимо друг от друга 18. Испытуемые в этих опытах проявили тенденцию воспринимать по- ощряемые лица как счастливые, приятные, улыбающиеся и т. п., в то время как лица, за которые испытуемый подвергался штра- |фу, часто воспринимались как мартышкообразные, тупые, грубые. Комментируя этот факт, Джексон указывает, что изменения в не- произвольной оценке испытуемыми выражения одних и тех же ) 1лиц говорят о том, что подкрепление участвует в конструировании восприятия. Исследования динамики <фигура - фон> в связи с характером подкрепления различных элементов предъявляемого сложного раздражителя, когда в качестве такового выступали человечес- кие лица, были осуществлены также Шефером и Мерфи19 и Мессиком и Соллей20. Проанализировав результаты своих экспе- | риментов, они делают вывод, что подкрепляемое лицо в подавля- ющем числе случаев воспринимается как <фигура>. Действие от- рицательного подкрепления в их опытах не было однозначным. Оно резко различалось по результатам в зависимости от того, была ли это начальная или конечная стадия опыта. Шефер и Мерфи пишут, что пороги восприятия лиц, связываемых с наказа- , нием, варьировали от индивидуума к индивидууму в более ши- роких пределах, чем пороги восприятия этими же индивидуумами лиц, связываемых с наградой. По утверждению указанных авто- ров, неодинаково четкое восприятие испытуемыми лиц, по-разному подкрепляемых, было связано и с уровнем развития индивидуума. " 8 п у Д е г Р. \У., 5 п у (1 е г С. V. ТЬе е{{ес18 о{ ге\уага апй ришзЬтеп! оп аи<Шогу регсерИоп.-.1. рзусЬо!., 1956, N 41, р. 177-184. 18 а с Ь з о п О. N. А {игйег ехатшаНоп о? 1Ье го1е оТ аиНзт т а у1эиа1 Пеиге-егоипа ге1аНопзЫр.- Л. рзусЬо!., 1954, N 38, р. 339-357. 19 5 с Ь а I е г К., МигрЬу О. ТЬе го1е о{ аиНзт ш Пиге-гоипс1 геМоп- зЫр.-Л. ехр. рзусЬо!., 1943, N 32, р. 335-343. 20 5 о 11 е у СЬ., МигрЬу О. Оеуе1ортеп1 о{ 1Ье регсер{иа1 т>г1(1. N. У., 1960, р. 265-274. 44 В то же время в их опытах дети 5-8 лет проявили сравнительно стойкую тенденцию воспринимать в двуликом изображении <по- ощряемое> лицо как <фигуру> и <наказываемое> лицо как <фон>, взрослые такой явной тенденции не обнаружили. Вместе с тем на всех возрастных уровнях проявились большие индивидуальные различия в степени и способе воздействия на восприятие, или, как говорят исследователи, на структурирование испытуемыми действующего на них стимула, <аффекта>, вызванного в одних случаях поощрением, а в других - наказанием. Этот <аффект>, как несколько раз подчеркивают названные авторы, - важная переменная в обусловливании того, что в воспринимаемом будет играть роль <фона> и что будет <фигурой>. К названным работам примыкает исследование Януша Рей- ковски, который прямо попытался выяснить влияние эмоциональ- ного возбуждения на восприятие человеком человека 21. Источни- ком эмоционального возбуждения в опытах Рейковски была об- становка, предшествующая экзамену. Испытуемые перед самым экзаменом встречались с незнакомым им человеком, с которым вели короткую беседу, касающуюся анкетных данных и реакций на экзаменационную обстановку. После окончания экзамена ис- пытуемые студенты заполняли вопросные листки, обозначая с по- мощью шкалы черты внешнего и внутреннего облика лица, встре- ченного перед экзаменом. На следующий день испытуемые, поль- зуясь той же шкалой, оценивали другого, также совершенно не- знакомого им человека. Испытуемые были разделены на две груп- пы. Одна встречалась с личностью Л перед экзаменом (экзамена- ционная обстановка), а с В - во время тестового испытания (тестовая обстановка), вторая группа встречалась с В перед экзаменом, а с Л - в тестовой обстановке. Благодаря такой процедуре Л и В получили две группы харак- теристик: характеристики, сделанные испытуемыми, находящими- ся в состоянии эмоционального возбуждения, и характеристики, сделанные испытуемыми, когда возбуждение у них вообще не про- являлось или проявлялось в небольшой степени. Разница между этими группами характеристик одних и тех же лиц указывала на влияние, какое имело эмоциональное возбуждение на восприя- тие людей. Статистически обработанные результаты эксперимента позво- лили Рейковски выявить в восприятии других людей человеком, находящимся в состоянии эмоционального возбуждения, опреде- ленную тенденцию. Эта тенденция выражается в более низкой | оценке привлекательности воспринимаемого лица, в оценке этого /лица, как менее дружески расположенного, а его настроения, как \ более худшего. Величина перцептивной реакции была различной у разных лиц. "КеуЬозЫ ,1. 51ап Етос]опа1пео Nаргса Азрозггеашс Ьис1з1.- 51ио;а РзусЬо1орегпе. \Уагзгаа, 1963, N 4, зз. 153-175. 45 STR.46 При всей оправданности темы исследования Рейковски в нем имеются неясные положения. Например, как следует не раскрыто, что понимается под тем состоянием, которое вызывает перцептив- ную реакцию, исследуемую в работе. То, что определено как сос- тояние эмоционального возбуждения, представляет собой чрезвы- чайно сложное явление. Оно включает и предэкзаменационное и послеэкзаменационное волнение. А последнее не может быть оди- наковым у всех участников опыта, потому что экзамены они сдают с разным результатом. В исследовании не проверено, как влияет эффект первой встречи с новым знакомым на вторичное восприя- тие его, не выявлены различия в восприятии человека возбужден- ными людьми, отличающимися друг от друга возрастом, полом, степенью самоконтроля, уровнем культуры и пр. Обнаруженные исследователем особенности <моделирования> испытуемыми физического облика человека, впервые встреченного перед началом экзамена, и характер прогнозирования ими его внутреннего облика вызваны тем, что знакомство с этим челове- ком произошло в аудитории, в которой вот-вот должен был на- чаться экзамен, и этот человек воспринимался испытуемыми как потенциальное препятствие к достижению желаемого ими резуль- тата на экзамене. Выяснению влияния <аффекта>, или, если говорить точнее, от- ношения на восприятие человеком человека, помимо названных работ, посвящены также работы В. Виттрайха и К. Готтшальдта. В. Виттрайх сосредоточил свое внимание на выяснении .вопро- са о связи восприятия величины и контуров тела человека эмо- ционального отношения, которое сформировано к этому человеку у воспринимающего его субъекта 22. Используя широко применя- емую в США методику восприятия лица и фигуры человека на фоне специально созданной комнаты, элементы которой распо- лагаются относительно друг друга непривычно для наблюдателя, Виттрайх установил факт, подтверждаемый и другими исследо- вателями 23. В зависимости от того, в какой точке эксперимен-. тальной комнаты находился воспринимаемый субъект, он казался воспринимающему его человеку то необычно высоким, то низким. Однако при дальнейшем проведении опытов выяснилось, что это явление имеет место не всегда и в ряде случаев испытуемые вос- принимали величину лиц и фигур передвигавшихся в пространст- ве экспериментальной комнаты людей стабильно, без искажений. Но для этого нужно было, чтобы воспринимаемый и воспринима- ющий до опыта были связаны определенными отношениями. Виттрайх провел через эти опыты несколько десятков супру- жеских пар, чаще это были молодожены, и получил ряд фактов, 22 \У;Иге1сЬ \У. .1. Ап шуезНеаОоп ш1о 1Ье па1иге о? ашзеюошс сПз{ог- 1юп.- с1епНПс Атепсап, 1960, N 4, 23 А т е в А. У;эиа1 регсерУоп апй (Ье го1а1ш ; 1гаре2ойа1 \утс1о\у.- Рзу- сЬо1. топодг., 1951, N 7; КПраШсЬ Р. (ей.). Ехр1ога1юпз т 1гапзас1юпа1 рэу- сЫоеу. N. У., 1961. 46 когда один из супругов, воспринимая свою жену (или мужа) на фоне экспериментальной комнаты, не замечал никаких изменений в величине ее (его) лица и фигуры, но ясно фиксировал измене- ния величины лица и фигуры и искажения их, когда на этом же фоне он воспринимал незнакомых людей. Далее опыты велись по другой методике. Испытуемому наде- вались на глаза специальные линзы, искажавшие внешность вос- принимаемых людей таким образом, что они казались наклонив- шимися вперед, нижняя половина их тел становилась шире, вос- принимаемые приобретали пирамидоподобный вид. Одна серия этих опытов была проведена в госпитале, другая среди новобранцев, которые через анисейконические линзы долж- ны были воспринимать в одних случаях своих сотоварищей, в других - своих прямых начальников. И снова были получены факты избирательного видения искажений внешности восприни- маемых. Изменения во внешности других солдат отмечались сразу. Искажений же во внешности начальника новобранец не видел, или требовались более сильные линзы, чтобы образ восприятия начальника у него изменился. Виттрайх считает, что феномены, выявившиеся во всех сериях проведенных им опытов, можно объяснить только отношениями, установившимися в жизни между воспринимаемым и восприни- мающим субъектами. Чувство страха по отношению к восприни- I маемому, преклонение перед ним могут оказать и оказывают сильное влияние на воспринимающих лиц. Восприятие человека, которого испытуемые боятся, оказывается не совсем таким, как у тех, кому он безразличен, и это, в частности, выражается у пос- ледних в меньшей устойчивости какого-либо одного образа восп- ринимаемого и легкой перестройке его при изменившихся усло- виях восприятия. К. Готтшальдт в своих работах также поднимает вопросы, свя- занные с .восприятием и пониманием одного человека другимв за- висимости от отношения24. В описываемых им экспериментах применялись специально изготовленные фотографии, в которых силуэты заснятых на них людей были .искажены - более или менее расширены или сужены. К. Готтшальдтом была обнаруже- на интересная особенность. Хотя взрослые испытуемые, глядя на себя в зеркало, имели возможность в серии предложенных им собственных фотографий выбрать фотографии с нулевым искаже- нием, они тем не менее обнаружили, отыскивая наиболее <похо- жую> фотографию, стойкую тенденцию к выбору более расши- ренного или суженного изображения. По миению исследователя, в этом факте проявляется определенное притязание личности. Далее подобные опыты были поставлены в подростковых клас- сах школы. Оказалось, что положение ученика в классе сказы- СЮНэсЬаШ К. Ме1Ьоао1ор5сЬе РегвреЫгуеп т Дег Аизйгисог- 5сЬип.- Оег ВепсЫ йЬег аеп эесЬзгеЬпеп 1п1егпаНопа1еп Копгезз. Атз1ег- (1ат, 1961. 47 STR.48 вается на восприятии им собственных фотографий, а также на восприятии фотографий других учащихся, превосходящих его, стоящих ниже его, резко отклоняющихся от массы или входящих в ядро класса. К. Готтшальдт утверждает, что учащиеся, удов- летворяющиеся своей посредственной позицией и оценкой, дава- емой им классом, выбирают свои фото с .нулевым искажением. Их товарищи, активно протестующие против ущемления своей ин- дивидуальности в классе, также устойчиво склонны считать точно соответствующими друг другу свое изображение в зеркале и на фотографии, искажающей его в сторону расширения или су- жения, и воспринимать ее как наиболее правильную. При призна- нии превосходства соученика выявляется тенденция при выборе его <точной> фотографии предпочитать <широкое фото>, при пре- небрежительном отношении к нему - <узкое фото>. Далее к участию в этих опытах были привлечены 10 и 16-лет- ние мальчики и девочки, которые должны были выбрать наиболее точные, <самые похожие> фотографии не только себя, но и роди- телей, учителей, нейтральных взрослых и одновозрастных партне- ров. Выявилось, что десятилетние ребята рассматривали свое изображение <наивно> и выбирали фото с нулевым искажением. .Фотографии матери и отца выбирались ими из тех, где изображе- ния были расширены. Фото с нулевым искажением в этих случаях ими большей частью подчеркнуто отвергались. Совсем иные ре- зультаты были получены при выполнении этого же задания 16- летними испытуемыми. В 80% случаев образ матери (или отца) выбирался ими из ряда фотографий, где искажение было равно нулю, в то время как для собственной личности устойчиво пред- почитались, особенно мальчиками, более <широкие> образы на фотографиях. Заключая эту часть исследования, К. Готтшальдт пишет, что восприятие фотопортрета (это касается и восприятия лица чело- века и его фигуры) зависело от соотношения социальных позиций воспринимающего и воспринимаемого. Эта связь между ними с течением времени изменяется, что находит отражение в количе- ственных характеристиках образа другого, формирующегося у воспринимающего субъекта. Несколько лет назад при исследовании учебных способностей подростка в связи с его интересами, использовав тахистоскопичес- кую методику, мы получили большое число фактов, говорящих о зависимости полноты, яркости и правильности образа восприя- тия от отношения, имеющегося у субъекта к отражаемому им объ- екту25. Среди объектов, предлагаемых испытуемым для восприя- тия, в наших опытах широко были использованы изображения людей. 25 См.: Б о д а л е в А. А. Попытка изучения <учебных способностей> под- ростка в связи с его интересами.-Учен. зап. ЛГУ, 160, № 287. 48 Во всех этих опытах отнесение предлагаемого для восприятия содержания к области действительности, к которой у школьника уже выработано устойчиво положительное отношение, вызывало активизацию восприятия. И, наоборот, отнесение предлагаемого для восприятия содержания к области действительности, к кото- рой у него уже выработано устойчиво безразличное отношение, вызывало понижение активности восприятия. Л. И. Божович, В. Н. Мясищев, П. М. Якобсон и другие авто- ры также не раз показывали в своих работах, насколько сильным может быть воздействие отношения на характер формирующегося у субъекта образа другого человека. Внешний облик и действия людей могут по-разному отвечать этико-эстетическим требованиям, сформированным у человека и более или менее им осознаваемым. Поэтому люди вызывают у него к себе неодинаковое эмоциональное отношение. Возникнув, это отношение вносит свой корректив в дальнейшее формирова- ние у индивида образа каждого из тех людей, с которыми он общается, затушевывая одни стороны этих людей и выпячивая другие. Многие исследователи делали попытки описать и механизм влияния эмоционально-аффективного фактора на восприятие26. И хотя, если судить по этим попыткам, детального понимания этого механизма еще нет, однако в общем совершенно очевидно, что этот механизм имеет рефлекторную природу и сложившаяся в советской науке система понятий вполне раскрывает принцип действия этого механизма. Опираясь на положения современной науки, мы изложили свое понимание познания человека человеком и рассмотрели его роль в процессе взаимодействия людей. Мы считаем, что теордя_инфод мации и кибернетика могут помочь в научной разработке этих важных и в теоретическом и практическом отношениях вопросов. Однако в психологической науке были предприняты и другие попытки объяснить феномен познания человека человеком. Как и при решении всех других научных проблем, и в этой области пси- хологической науки сталкиваются материализм и идеализм. >, Откровенно идеалистической является теория врожденного знания и подобия. Отдельный человек рассматривается ею как воплощение жизни духа. Он - частица сущностной структуры и в качестве таковой наделен атрибутами сознания. Взаимное пони- мание основывается в конечном счете на причастности человека к всеобщему объективному разуму. Концепция Юнга, содержа- щая идеи о расовом бессознательном и прототипах, как и концеп- ции Вильяма Джемса о религиозном опыте27, фактически есть 26 5 о Не у СЬ., МигрЬу О. Оеуе1ортеп1 о{ 1Ье регсер1иа1 зд-огИ. N. У., 1960. Соллей и Мерфи употребляют понятия <мотивация>, <подкрепление> и <эмоционально-аффективный> фактор как тождественные, что, конечно, непра- вильно. 27 См.: Джеме В. Научные основы психологии. Спб., 1902. 49 STR.50 конкретное проявление теории врожденного знания и подобия. Несовместимость ее с подлинной наукой очевидна не только нам, но и многим зарубежным психологам28. Ее бесплодность в объяс- нении психологических фактов, в том числе и познания человека человеком, отмечают и некоторые западные ученые, в философ- ском плане не являющиеся последовательными материалистами. Теодора Липпса, написавшего еще в 1907 г. работу <Знание о чужом <я>, интересовал вопрос, как получается, что для одного индивидуума, например для меня, существует другой индивидуум. <Несомненно, - пишет Липпс, - я знаю непосредственно только о себе. Здесь я говорю умышленно о <себе>, а не о моем <я>. Если я говорю о моем <я>,, то я предполагаю чужое <я>. Но как, - спрашивает Липпс, - возникает для моего сознания это чужое я? Как я узнаю о тех ощущениях, представлениях, мыслях, чувствах, которые имеются у другого человека?>29. Критически рассмотрев возможные варианты ответов на этот вопрос, Т. Липпс в конце концов склоняется к мысли, что у человека, помимо знания об объективной надежности своего чувственного восприятия и знания о прошлых собственных переживаниях, которые он может вспом- нить, имеется еще третий род знания, выражающийся в уверен- ности в том, что в определенных условиях воспринимаемые в дру- гом человеке физические проявления и жизнь сознания связыва- ются аналогично моим. Существует, говорит Липпс, необходимая связь между моим внутренним миром и моим телом. Благодаря ей некоторые телес- ные состояния и изменения превращаются в жизненные проявле- ния сознания. Например, экспрессия, выразительные движения суть способы непосредственного проявления сознания. Человек ощущает собственные движения, т. е. мышечные изменения, и процессы, развертывающиеся в коже. Он ощущает их непосредст- венно как вытекающие из внутренних состояний и процессов со- знания. Кинестетика, таким образом, является для человека спо- собом обнаружения и выражения его сознания. В этих вырази- тельных движениях оно существует. Но это видимое выражение - мимическая <маска>, пантоми- мическая картина - важ,но прежде всего не для того, у кого оно возникает, а для другого - для стороннего наблюдателя. Благо- даря соответствию между мускульным и кожным выражением не- посредственно переживаемого и определенным его <оптическим> выражением человек, видя <экспрессию> другого, одяовременно более или менее полно ощущает кинестетическое выражение пе- реживания воспринимаемого субъекта. Воспринимая и понимая обладающее определенными чувст- 28 Р а г е 1 Ь о I { А. О., .1 и п - N а г 1 СоНаЬогаНогивг С. О.- ТЬе Рго1ез1ап1, уо1. VII, 1964, N 2, 3. 29 Ь \ р р в Т. Оаз \У;55еп уоп {гетаеп 1сЬеп.- РэусЬо!. ип1ег8исЬип еп, 1907, N. 1, 5. 694. 50 венными признаками тело, которое мы дополнительно обозначаем как тело другого индивидуума, особенно воспринимая некоторые процессы и изменения в этом теле, мы схватываем нечто, что на- зываем в одном случае гневом, в другом-радостью, в третьем- печалью и т. д. Чувственное восприятие и это распознавание чувственно не воспринимаемого чужого, внутреннего состояния. возбуждения происходят в одном неразделимом акте. При вни- мательном рассмотрении оказывается, что чувственно восприни- маемое, с одной стороны, и внутреннее возбуждение - с другой,. являются в себе различными вещами и приходят в акт познания из различных источников. Объект чувственного восприятия нахо- дится во внешнем мире - это другой человек, внутреннее же воз- буждение, обозначаемое как печаль, гнев и прочее, .возникает во мне самом. Я его из себя заимствую, хотя приписываю друго- му. Мои ощущения, характерные для моих гнева, радости, печали восторга, я переживаю непосредственно при восприятии экспрес- сии другого. Это оживление во мне деятельностей, характерных для гнева, печали, радости и прочего, которые я <вмысливаю> в другого, воспринимая его, становится возможным, по мнению Липпса, благодаря механизму подражания. При восприятии чу- жого выражения я испытываю тенденцию воспроизвести его, и у меня актуализируются ощущения, соответствующие этому сос- тоянию. Аффект другого выступает для меня в видимом в нем и в возникающем во мне мускульно ощущаемом выражении. Таким образом, заключает цепь своих рассуждений Липпс, мое знание о том, что другой индивидуум существует, что у него налицо то или другое состояние сознания, основывается на вчувст- вовании или совместном действии потребности в подражании и потребности в выражении, которые и образуют вчувствование. И это вчувствование всегда заключает в себе тенденцию к непо- средственному сопереживанию. Липпс выступил со своим оригинальным объяснением про- цесса восприятия и понимания одним человеком другого в начале столетия. В последующие годы его теория <проникновения в дру- гого>, в которой, как видно из изложенного, ядром был принцип моторного подражания, стала применяться его последователями непозволительно широко при объяснении любого процесса успеш- ного понимания. , Многие пытались объяснять понимание одного человека другим с помощью концепции, согласно которой мы в воображении пере- носим себя в чувствования, действия и мысли другого. Однако эти последователи Липпса забывали о главном: о важности строго экспериментального и всестороннего изучения феномена, который был положен в основу теории вчувствования, а без такого изуче- ния теория, лишается доказательной силы. Другой теорией, имеющей хождение среди зарубежных психоло- гов при объяснении восприятия и понимания человека человеком, является теория заключения. Один из сторонников ее, Д. К. Адаме, 51 STR.52 пишет: <Любой чувственный или мыслительный процесс в другом организме может быть выведен из структуры, ситуации, истории и поведения только тогда, когда подобный чувственный или мысли- тельный процесс связывается нами или был связан с подобной структурой, ситуацией, историей и поведением в отношении нас самих. И вероятность заключения будет пропорциональной степени их похожести>30. <Почему мы решили, что ребенок проявляет не- доверчивость?> - спрашивают себя сторонники этой теории. И отвечают: <Мы судим по аналогии>. Когда мы в детстве в подоб- ной ситуации вели себя так, как он ведет себя сейчас, мы прояв- ляли недоверчивость. В результате повторения подобных заключе- ний по отношению к разным людям у человека формируется обоб- щенное знание: данная экспрессивно-динамическая картина пове- дения свидетельствует о недоверчивом отношении воспринимаемого человека к чему-то. Таких общих знаний о людях у каждого человека постепенно накапливается все больше. И всякий раз, когда один человек, вос- принимает другого, происходит сопоставление признаков, присущих воспринимаемому человеку, с образцами-обобщениями, которые имеются в опыте воспринимающего. Выводы в этих случаях де- лаются обычным силлогистическим путем. <Если в согласии с моим опытом, - говорит сторонник этой теории, - высокие и худощавые люди чаще всего имеют церебротонический темперамент, значит, у моего нового знакомого, который высок и худ, такой же темпе- рамент>. Само заключение определяется апологетами рассматри- ваемой теории как познавательный процесс, в котором особенности всего класса приписываются индивидууму, рассматриваемому в качестве представителя этого класса. Защитники теории заключения подчеркивают, что она дает воз- можность понять, почему люди лучше разбираются в тех, кто подо- бен им самим, почему широкий; личный опыт переживаний и дея- тельности имеет существенное значение для правильного суждения о других людях. Эта теория также объясняет ошибки в понимании людьми друг друга, которые возникают из-за того, что восприни- мающий может оказаться во власти сложившихся у него на основе личного опыта <знаний-стереотипов> о людях и поэтому проглядеть индивидуальное своеобразие нового для него человека, увидеть подобие там, где его в действительности нет. Указывая, что при познании человека человеком выделяется общее, что роднит воспринимаемого с воспринимающим и с други- ми людьми, теория заключения не объясняет, как же один человек познает индивидуально неповторимое в личности воспринимаемого человека. Среди теорий, пытающихся объяснить особенности восприятия и понимания одного человека другим, определенное место занимает теория изоморфизма. Ее сторонники, признавая значение принци- 30 А11рог1 О. V/. РаНегп аш1 его\у1Ь т регзопау. N. У., 1961, р. 525. .52 пов теорий заключения и вчувствования для процессов восприятия и понимания человека человеком, настойчиво подчеркивают обус- ловленность познания особенностями, объективно присущими вос- принимаемому человеку. Р. Арнгейм показывает, что значит изоморфизм в восприятии и понимании человека человеком с помощью ссылки на пример игры актера национального японского театра. Когда этот артист хочет, например, изобразить объект, рождающий в нем представ- ление о силе, - клюв орла, коготь тигра, он возбуждает в себе чувство силы, которую ощущает во всем организме в момент вос- произведения схватки. Теория изоморфизма утверждает, что внут- реннее чувство силы через удары артиста, через имитацию схват- ки, через создаваемый образ будет отражено зрителем так, что конечное эстетическое переживание зрителя будет тем же, что и оригинальное переживание артиста. Эта теория указывает также на соответствие образа, форми- рующегося в сознании воспринимающего, воспринимаемому образу, который как целое очень стоек и сопротивляется какому-либо искусственному искажению 31. Существует еще одна теория з2, с помощью которой сторонники ее (Коттрел, Камерон, Сарбин, Розенберг, Хардик и др.) пытают- ся объяснить процесс восприятия и понимания человека челове- ком. Это так называемая теория ролей. С точки зрения ее созда- телей, каждый человек - совокупность ролей. Например, один и тот же человек может быть инженером, мужем, отцом, водите- лем собственной автомашины, болельщиком на стадионе, садово- дом в свободное время и пр. Человек - <ипостась>. Он в себе объединяет большее или меньшее количество ролей. Каждая из них слагается из отдельных, характерных для нее действий. Все действия в совокупности образуют устойчивую систему. Каждая из таких систем-ролей формируется в обществе, которое создает, так сказать, <эталоны> ролей и обязательные атрибуты их. От- дельная личность, поставленная перед необходимостью принять на себя новую роль, осваивает действия, ее составляющие, и овладе- вает сопутствующими ей атрибутами. У людей, живущих в одном обществе, представление о содержании и форме действий носителя данной роли может стать и становится столь прочным, что они по отдельным компонентам поведения и облика человека с большей уверенностью предполагают, носителем какой роли является в данном случае этот человек и что он в данной обстановке будет делать дальше. Это и неудивительно, поскольку роль рассматри- вается как стереотипный ряд заученных действий, воспроизводи- мых в социальной ситуации, в частности в ситуации взаимодейст- вия людей друг с другом. Организация и осуществление индиви- дуальных действий личностью Л, говорят сторонники теории ро- 31 АгпЬе;т Р. ТЬе езЫНЬеогу о{ ехргеззюп.-РзусЬо!. геу., 1949, N 56, р. 161. 32 Ыпагеу О. (ео.). НашПюоЬ о{ 5ос;а1 р5усЬо1оеу. Ьопйоп, 1959. 53 STR.54 лей, есть продукт восприятия и понимания ею личности В. Лич- ность В совершает одно или ряд раздельных действий, которые А наблюдает и по ним устанавливает роль В. Установив ее, Л далее ожидает от В определенных последующих действий и в свою оче- редь начинает осуществлять определенные действия, которые были им заучены, как соответствующие обоюдному положению его и В. Эти действия в совокупности образуют роль А. Внутренне сущест- вующая серия обусловленных действий у одного члена социальной ситуации, объективируясь, вызывает актуализацию обусловленной ими серии взаимосвязанных ответов у другого члена этой ситуа- ций. Роль человека в каждой из ситуаций устанавливается взаимо- действующей с ним личностью более или менее осознанно, наме- ренно или автоматически. Определив роль другого, общающаяся с ним личность, .исходя из преследуемых ею целей, может не тотчас ответить или вообще не ответить действиями, полагающи- мися по ее роли в ситуации. Оценивая приемлемость теории ролей для объяснения процесса взаимодействия людей, общения их, установления между ними взаимопонимания, нельзя пройти мимо правильных положений,, которые, несомненно, есть в этой теории. Конечно, каждый чело- век, формируясь в обществе как личность, усваивает знания о правах и обязанностях не только общегражданских, но и о правах и обязанностях лиц определенного возраста, пола, рода занятий и пр. У него развивается представление о типичных для них фор- мах поведения. Вступив во взаимодействие с другой личностью и отнеся ее по каким-то признакам к определенной общественной группе, он может на основе знания прав и обязанностей, харак- терных для этой группы, сформулировать предположение, что и данный человек всеми своими последующими действиями и по- ступками не будет отходить от образцов поведения, типичных. для этой группы в возникшей ситуации. Вступая во взаимодейст- вие с другими, люди на каждом шагу действительно исходят и> таких предположений. Однако, трактуя личность только как совокупность ролей, а роли - как выработанные в обществе устойчивые ряды действий, заученных человеком, сторонники этой теории подравнивают всех людей до некоего среднего субъекта. Они зачеркивают индиви- дуальность человека, его неповторимо своеобразный опыт труда, познания и общения, который не может не сказаться и на том, как личность будет понимать и <расшифровывать> <роли> других и как она будет понимать и выполнять собственную <роль> в раз- личных ситуациях общения и совместной деятельности с другими. При рассмотрении различных подходов к решению проблемы восприятия и понимания человека человеком нельзя пройти мимо работ американского психолога Гордона Олпорта. На протяжении многих лет он занимался этой проблемой и обратил внимание на многие ее важные стороны. Хотя Олпорт не выступает со стройной 54 "теорией, претендующей на освещение всего процесса познания человека человеком, он все же пробует с общетеоретических пози- ций охватить проблему. Прежде всего ,он подчеркивает, что вос- приятие и понимание человека человеком подчиняются тем же законам, что и восприятие и понимание человеком любого объекта действительности. Но при восприятии человека появляется и новое. Другой подобен нам. Он обладает сознанием, он к нам как-то от- носится, он воспринимается и понимается нами как личность. Олпорт пишет: <Личность, подобно предмету, может быть видима. Ее можно касаться, слышать, иногда обонять. Она может быть воспринята как совершенно незнакомая или кого-то напоминаю- щая; на нее можно смотреть как на привлекательную, интересную, таящую опасность. Но в то же время в наше восприятие личности входит нечто принципиально новое и сложное. Другой, я знаю, более или менее <подобен мне>, он тоже <сам>. У него есть цели и мотивы (намного сложнее тех простых типов причинности, кото- рые я приписываю другим объектам). Он обычно менее предска- зываем, чем другие объекты. У него ко мне трудноуловимое отно- шение, которое устанавливается не так, как мои связи с вещами. Короче, мы никогда не воспринимаем человека, чтобы в то же самое время не видеть в нем, что он есть личность> 33. Отдавая должное Олпорту, его попыткам объяснить процесс познания человека человеком, нельзя все же пройти мимо чисто кантианских положение .пронизывающих многие его высказыва- ния, относящиеся к решаемой проблеме. Так, хотя Олпорт указы- вает, что нельзя руководствоваться субъективным произволом при познании человека как субъекта, однако, анализируя процесс вос- приятия одним человеком другого, он фактически оставляет в стороне живое созерцание и роль чувственных данных и всячески подчеркивает значение категорий, которые актуализируются в, субъекте познания. Создается впечатление, что по крайней мере некоторые из этих категорий, по мнению автора, имеют врожден- ный характер. Формулируя свой общий подход к проблеме, Ол- порт относит другого человека к <непознаваемому миру вещей в себе> и, непомерно преувеличивая роль субъективного момента в познании одной личностью другой, фактически отрицает возмож- ность формирования у человека верных образов других людей. Рассмотрев состояние разработки теоретических аспектов познания человека человеком, мы имеем право сказать: эта задача еще ждет своего решения. Теории заключения, вчувствования, изо- морфизма, теория ролей отразили отдельные стороны процесса познания человека человеком, но ни одна из них не может пре- тендовать на исчерпывающее освещение всего процесса. Объясняя одни факты, обнаруженные при исследовании проблемы, сторон- ники этих теорий упускали из вида или не могли объяснить другие. В результате каждый из них выступал с теорией, страдавшей одно- сторонностью, ограниченностью приложения. 33 АПрог! О. У. РаИегп апс1 гоИЬ ш регэопаШу, р. 513. 55 STR.56 .[ГЛАВА 4 ВОЗРАСТНЫЕ И ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ ЧЕЛОВЕКА ЧЕЛОВЕКОМ Отражение человеком действительности всегда оказывается опо- средованным особенностями, которые характеризуют этого чело- века как личность, как субъекта труда, познания и общения. Эта закономерность распространяется и на процесс познания человека человеком. Выступая в качестве объекта познания и действия, че- ловек отражается в сознании людей и определяет их поведение, лишь <преломляясь> через их внутренний мир, сложившийся строй мыслей и отношений. Восприятие и понимание человека, формирующиеся у дошкольника или у школьника, отличаются от восприятия и понимания этого же человека взрослым, Раскрыть основные особенности отражения человеком других людей, учитывая степень сформированности его как субъекта тру- да, познания и общения, - задача, в успешном решении которой заинтересованы как теория, так и практика. В последующем изло- жении освещается один из аспектов этой большой и сложной про- блемы. Мы поставили цель выявить конкретные особенности вос- приятия человеком других людей в зависимости от того, на какой ступени психического развития находится сам познающий субъект. В этой главе излагаются результаты изучения восприятия человека человеком, которое проводилось с учетом возраста воспринимаю- щих. В первой части дается анализ особенностей восприятия чело- века взрослыми людьми, во второй - детьми, подростками и юношами. Сравнивая восприятия людей представителями назван- ных возрастных групп, можно выяснить ряд существенных момен- тов, характеризующих развитие этого процесса. В опытах, результаты которых излагаются ниже, испытуемыми были взрослые (студенты в возрасте 21-26 лет) и школьники всех возрастных групп. В число испытуемых включались лишь те, в чьем внешнем облике не было броских признаков. Испытуемые, входящие в каждую возрастную группу, были членами одного коллектива и хорошо знали друг друга. Для получения сравнимых данных при проведении эксперимен- та во всех возрастных группах применялась одна и та же мето- дика. Она заключалась в том, что лица одной возрастной группы приглашались в аудиторию (или класс) и перед каждым из них ставилась задача описать внешность всех остальных таким обра- зом, чтобы, если понадобится, только по одним <словесным портре- 56 там> 4 можно было разыскать тех, кто описывается. Испытуемые 13-26 лет могли выполнять это задание только письменно. Испы- туемые 10-12 лет могли выбрать по желанию или письменный, или устный вариант. Первоклассники (дети 7-8 лет) выполняли это задание устно. Содержание полученных таким образом 2275 <словесных портретов> было затем подвергнуто анализу, целью которого было: 1. Выяснить, какие элементы внешнего облика и с какой часто- той отображены испытуемыми в созданных ими <портретах>. Отме- чавшиеся испытуемыми во внешнем облике людей особенности были разделены на три группы. Они характеризовали: а) физи- ческий облик; б) выразительное поведение; в) оформление внеш- ности. 2. Установить, как изменяется отражение этих элементов обли- ка человека в зависимости от возраста испытуемых. 3. Проследить, как в зависимости от возраста испытуемых, точнее от степени развития их как субъектов труда, познания и общения в целом меняется характер восприятия ими других людей. 4. Выявить индивидуальные отличия в восприятии людьми друг друга при применении описанной выше методики. Восприятие человека взрослыми людьми. 50 взрослых испы- туемых, которых мы разделили на пять групп по десять человек в каждой, на основе непосредственного восприятия дали 450 описа- ний внешнего облика (каждый испытуемый описал внешность де- вяти человек, входивших с ним в одну группу). Основные элементы внешности человека представлены в этих описаниях очень неравномерно. Если принять за 100% общее число фиксирований испытуемыми всех элементов внешности, то отраже- ние элементов физического облика составляет 82,5%, экспрессии - 13,6, оформления внешности-3,9%. Различные элементы внешнего облика человека отображены в <портретах> также не одинаково часто. Если все эти элементы расположить в ряд в зависимости от того, в каком количестве описаний каждый из них был назван, то получается такая последо- вательность (табл. 2). Таким образом, воспринимая других людей и воссоздавая затем их облик, взрослые испытуемые выделяют прежде всего рост, глаза (цвет), волосы (цвет), мимику (выражение глаз и лица), нос, особенности телосложения человека. Все другие признаки при сло- весном воссоздании внешности отмечаются реже. Рост, цвет глаз и волос являются в глазах взрослых наиболее значимыми отличи- тельными элементами облика человека. При словесном воссоздании внешности людей для большинства испытуемых они выполняют Термин <словесный портрет> употребляется нами не в том значении, в ка- ком его применяют криминалисты. В криминалистике <словесный портрет> - описание признаков внешности человека с помощью определенной и специально разработанной терминологии. В нашей работе <словесный портрет>-описание внешности человека любым испытуемым, который этого человека воспринимает. 57 STR.58 Таблица 2 Кол-во портретов, в которыхКол-во портретов, в кото- данный элемент названрых данный элемент назван Элементы внеш-Элементы внеш- него обликанего облика абс. цифры%абс. цифры% Рост37883Поза (осанка)4710,3 Глаза (цвет)34375Зубы439,5 Волосы (цвет)33173Голос и речь419 Мимика30266Косметика, ук-388,4 Лицо29164рашения Нос26759и пр. Телосложение24855Жестикуляция367,9 Губы18541Особые приме-357,7 Лоб16236ты (анатом.) Брови10423Кожа327 Подбородок9421Одежда316,8 Рот8519Походка173,7 Прическа5813Шея153,3 Уши4911Руки143,1 Ноги122,6 Плечи81,8 роль опорных признаков, с которыми испытуемые затем связы- вают другие элементы, если они отличаются какими-то характер- ными для воспринимаемого человека особенностями. Как мы увидим позже, названные элементы начинают играть роль таких главных опорных элементов лишь с определенного момента фор- мирования познающего субъекта как личности. Совершенно оче- видно, что важными признаками во внешнем облике являются также общий контур тела и форма лица воспринимаемого чело- >/ века. Роль их как опознавательных признаков в практике обще- ния велика. Тем не менее в <портретах> они выделяются испытуе- мыми не в первую очередь. Из особенностей, характеризующих экспрессию воспринимае- мого человека, чаще всего выделяется мимика (общее выражение лица, глаз другого человека), реже отмечается типичная для чело- века поза и еще реже другие особенности выразительного поведе- ния. В отличие от признаков, характеризующих физический облик или оформление внешности, особенности выразительного поведения включаются испытуемыми в <портреты> часто по памяти. Ни по- ходку, ни голос, ни речь, ни некоторые из жестов тех, чей облик нужно было воспроизвести, испытуемые в момент опыта не вос- принимали, тем не менее некоторые, используя результаты прош- лых наблюдений за этими людьми, отметили в их облике и назван- ные признаки. После опыта эти испытуемые пояснили, что в их сознании облик описываемых обязательно связывается и с назван- ными особенностями выразительного поведения. Поэтому они отме- 55 чают наиболее типичное для воспринимаемого человека выражение лица, позу, особенности походки, любимые жесты, характерную для него манеру говорить. Вот несколько примеров фиксирования в облике человека по- добных признаков. Все они взяты из <портретов> одного и того же человека, Владимира П., нарисованных его товарищами по группе. <Поза чуть усталая. Обычно одна рука в кармане, другая засунута за пиджак. Говорит медленно, тихо>. <...Привычка закусывать губу... Походка с разворотом носков внутрь, немного меланхолич- ная манера движения...> <Очень вялый, частое выражение не- довольства проявляется в характерной мимике и позе... мимикой своего лица владеет, часто используя это, и поэтому иногда выра- жение лица не соответствует внутреннему состоянию>. <Когда увлекается, начинает сильно жестикулировать и лицо становится очень выразительным>. Воссоздавая облик участницы опыта П., испытуемый Л. отмечает, что она <четко очерченные маленькие губы любит сжимать в трубочку, когда на минуту над чем-то за- думывается>. Испытуемый Б., создавая <портрет> участника опыта У., замечает: <...для речи У. характерен лаконизм. Часто, произ- неся фразу, он оставляет рот слегка открытым...> и т д. Широкое включение черт экспрессии в создаваемый на основе восприятия <портрет> человека существенно отличает моделирова- ние облика хорошо знакомых людей от моделирования испытуе- мыми облика тех, кого они видят впервые. Это, в частности, под- тверждается таким фактом: испытуемым 1-й группы наряду с зада- нием словесно воссоздать облик друг друга было предложено в другом опыте <нарисовать> <портреты> десяти совершенно незна- комых им людей. В этом случае черт экспрессии в облике было отмечено и названо в 8,5 раза меньше, чем при выполнении первого задания. Сравнение описания внешности разных людей, созданных одни- ми и теми же испытуемыми, выявляет различие в образах, которые формируются у испытуемых при отражении этих людей. Таблица 3 показывает, какие элементы внешности в ходе опыта были отме- чены у каждого из тех, кто выступал в роли объекта восприятия в 1-й группе. Цифры в таблице, далее, говорят, сколько испытуемых отметило данный элемент в облике того или иного участника опыта. Если не забывать, что максимально возможное число фиксиро- ваний каждого элемента внешности в облике одного человека в описываемом опыте равнялось девяти, то ясно, что, помимо глав- ных опорных опознавательных признаков (рост, глаза, волосы), во внешности почти каждого из воспринимавшихся людей имеются определенные элементы, которым <повезло>, так как их отобразили в описаниях облика этого человека все или по крайней мере боль- шинство испытуемых, и есть элементы, которые привлекли внима- ние немногих. Например, у Д. <везучими> элементами облика ока- зались мимика и нос, у Б. - форма лица, у Л. - волосы и тело- сложение и т. д. 59 STR.60 Таблица 3 Элементы внешнего об-Количество испытуемых, отметивших данный элемент внешности ликау участника опыта Ч.П.Ш.Д.Ф.Г.Л.Е.Б.У. Рост8768788797 Телосложе-5473379445 ние Лицо6156767688 Лоб5434-25473 Брови-11-22-51 Нос6778-55-65 Рот125312111 Губы351453-645 Подборо-1-1116224 док Уши22-1--1112 Глаза6776685556 Волосы7764499976 Шея------11 Зубы------3--- Кожа2--------- Прочие эле----21-2--- менты Мимика8979654366 Жестику----1-2-22- ляция Походка---1-1--1-- Поза---1-232 Голос и1-11-3---- речь Прическа21222-11-- Одежда3--------- Косметика,---23----- украше- ния и пр. Всего отме-66575967477064576857 чено эле- ментов Это сходство в образах восприятия конкретных людей одними и теми же испытуемыми, выражавшееся в подчеркивании многими определенных черт, обусловливается особенностями, присущими внешности объектов восприятия. Видимо, в значительной степени действием этого же фактора объясняется и различие в восприя- тии испытуемыми разных людей: в облике одних воспринимаемых испытуемые отмечают большее число элементов и характеризую- щих их признаков, чем в облике других. При прочих равных усло- виях большинство людей во внешнем облике человека быстрее от- мечают особенности, которые оказываются отклонением от <образ- цов> облика, принятых этими людьми за норму. 60 При отражении испытуемыми одних и тех же людей ярко про- являются отличия, характеризующие индивидуальную манеру ви- дения. Внимательный анализ данных, показывающих, сколько раа каждый из испытуемых отметил тот или иной элемент во внеш- ности остальных девяти участников опыта, дает возможность про- следить, какие элементы в облике других людей для данного ис- пытуемого оказываются .более, а какие менее существенными. Прежде всего при отражении физического облика проявляется характерная только для данного испытуемого тенденция чаще вы- делять и больше подчеркивать одни элементы облика и меньше другие. В табл. 4, где показано, сколько раз тот или иной элемент в облике одних и тех же людей назвал каждый из испытуемых Таблица 4 ЭлементыКоличество фиксирований данного элемента испытуемым внешнего об- лика Ч.П.Ш. | Д.Ф.Г.Л.Е.Б. 1 У. Рост8999965659 Телосложе-5875173267 ние Лицо1949358669 Лоб617392-3-6 Брови523-----11 Нос81589-2259- Рот1--29---14 Губы4-56115-59. Подбородок4151--1213 Уши----7----3 Глаза719991277 Волосы6979981838 Шея-1-------- Зубы-------2-1 Кожа--------2- Прочие эле-2-----1-2- менты Мимика1257799797 Жестикуля----1-231-- ция Походка------2.-1- Поза----,-314-- Голос и-----1-14- речь Прическа12-12121-1 Одежда--2-1----- Косметика112---1--- и пр. Общее коли-60477070764746"52"5886 чество фик- сирований элементов облика 61 STR.62 1-й группы, эта тенденция хорошо прослеживается. Например, испытуемый Ч. часто отмечал рост, нос, глаза, но довольно редко отмечал форму лица и рот воспринимаемого и вовсе не фиксиро- вал в <портретах> уши, зубы и цвет кожи. В табл. 5 на основе анализа данных табл. 4 прослежено, как упомянутая тенденция в восприятии физического облика прояви- лась у каждого испытуемого 1-й группы, какие элементы он фик- сировал хорошо (не менее чем в 70% <портретов>), какие удовле- творительно (не более 30%) и какие плохо (0% <портретов>). Таблица 5 ИспытуемыйЭлементы физического облика, выделяемые хорошоудовлетворительноплохо Ч.рост, нос, глазаформа лица, ротуши, шея, зубы, кожа (цвет) п.рост, форма лица, тело-лоб, брови, нос, подбо-рот, губы, уши, зубы, сложение, волосыродок, глаза, шеякожа (цвет) ш.рост, телосложение, гла-бровирот, уши, шея, зубы, за, волосы, лобкожа (цвет) д.рост, форма лица, нос,лоб, рот, подбородокброви, уши, шея, зу- глаза, волосыбы, кожа (цвет) ф.рост, лоб, нос, рот, гла-телосложение, форма ли-брови, подбородок, за, волосы, ушица, губышея, зубы, кожа (цвет) г.телосложение, волосылоб, губы, глаза, шеяброви, нос, рот, под- бородок, уши, зубы, кожа (цвет) .л.форма лицателосложение, нос, под-лоб, брови, рот, уши, бородок, глаза, волосышея, зубы, кожа (цвет) Е.глаза, волосытелосложение, лоб, нос,брови, рот, губы, подбородок, зубыуши, шея, кожа (цвет) Б.глазаброви, рот, подбородок,лоб, уши, шея, зубы волосы, кожа (цвет) У.рост, телосложение, фор-брови, подбородок, уши,шея, кожа (цвет) ма лица, нос, губы,зубы глаза, волосы Таким образом, у испытуемых выявилась стойкая тенденция отмечать в облике воспринимаемых людей одни черты, одни эле- менты и совсем или почти не фиксировать другие. Чтобы прове- рить степень устойчивости этой тенденции, характеризующей вос- приятие людьми физического облика друг друга, нами была ис- пользована дополнительная методика. Испытуемым через тахи- стоскоп предъявлялась состоящая из 20 карточек серия контурных изображений человеческого лица. В каждом изображении лица недоставало каких-то двух основных элементов, например глаз и рта, волос и носа, контура лица и бровей (лишь одно изображе- 62 ние содержало все основные элементы, характерные для лица). Всмотревшись в изображение лица, показываемое в окошечко тахистоскопа, каждый из испытуемых должен был сказать, чего в этом лице не хватает. В течение всего эксперимента2 каждое изображение лица предъявлялось в течение 0,75 секунды. Постоянной в опытах была и освещенность. Экран тахистоскопа располагался от испытуемо- го на расстоянии 1,2 метра. Во время опыта подбородок испытуе- мого опирался на специальную подставку. Всего в опытах участ- вовало 20 человек (1-я и 2-я группы испытуемых). В общей слож- ности от них было получено 1230 оценок лиц. Результаты этих опытов свидетельствуют, что испытуемые чаще отмечали отсутст- вие тех элементов лица, на которые они обычно обращали внима- ние при создании <словесных портретов>. Воспринимая схематические изображения лиц, в каждом из которых отсутствовали каких-то два основных элемента, испытуе- мые в подавляющем большинстве случаев из-за краткости времени экспозиции изображения успевали отметить отсутствие в лице какого-то одного из двух элементов. Для всей группы испытуемых в целом элементами лица, отсутствие которых они фиксировали чаще, были: а) форма лица-73% предъявлений, б) волосы-72; в) глаза-69,5% предъявлений. Отсутствие других элементов на лице испытуемые замечали реже: отсутствие рта они заметили в 42,2% случаев, носа-в 38,6, ушей-в 34,3, бровей-в 27,2% случаев. Таким образом, при восприятии изображений лиц, в кото- рых отсутствовало по два элемента, форма лица, волосы и глаза оказались для испытуемых более сильно действующими компонен- тами лица, чем рот, нос, уши, брови. Пока речь шла об особенностях восприятия, характеризующих группу испытуемых в целом. Но в излагаемом исследовании были выявлены и индивидуальные отличия в восприятии изображений лиц, аналогичные тем, которые имели место при создании испы- туемыми <словесных портретов> друг друга. Эти различия заклю- чались в том, что для каждого из испытуемых (в данном случае эксперимент проводился с 1-й группой) была характерна своя тенденция фиксировать почти без пропусков и с малым числом ошибок наличие или отсутствие в лице одних элементов и намного реже отмечать наличие или отсутствие других. Представление о такой тенденции дает таблица 6. В ней показано, отсутствие каких частей лица в схематическом изображении каждый из участ- ников опыта замечал хорошо (дал не меньше 70% правильных 2 Проводя этот и аналогичный ему эксперименты и сравнивая полученные- в них данные с результатами предшествующего опыта, мы постоянно делали поправку на то, что в опыте с тахистоскопической методикой ситуация для ис- пытуемых была иной, чем та, когда они воспринимали не реального человека, а его плоскостное изображение, и, кроме того, размеры всего облика человека и отдельных элементов в нем в этом случае были иными по сравнению с тем, когда эти же испытуемые воспринимали и описывали реальных людей. 63 STR.64 ответов), отсутствие каких элементов фиксировал неважно (мень- ше 30%), а какие не замечал вовсе. Сравнение результатов опытов, зафиксированных в таблицах 6 л 7, позволяет с большей уверенностью говорить об индивидуаль- ном своеобразии восприятия. Каждый из испытуемых склонен вы- делять одни элементы облика воспринимаемого человека чаще, чем другие. Эти индивидуальные различия в восприятии физического облика одного и того же человека разными людьми, видимо, мож- но объяснить явлением установки. Как известно, установка есть Таблица 6 Части лица, отмечаемые Испы- туемые хорошопосредственноплохо Ч.глаза, волосы, носротуши П.волосыброви, носрот, уши ш.форма лица, волосы-брови, уши д.форма лица, волосыротброви ф.глаза, нос, ротволосы- г.волосыуши, ротброви, нос л.-глаза, ушинос, рот Е.глаза, волосыброви, уши- Б.глаза, форма лицаротброви, нос У.форма лица, глаза, во--- лосы состояние, обусловливаемое определенной организацией предшест- вующего опыта человека, которое создает дифференцированное от- ношение, избирательную готовность афферентных процессов. Обусловливаемая конкретным содержанием предшествующих переживаний установка влияет на содержательную сторону пере- живаний предстоящих. Испытуемым, кроме описанных отличий восприятия черт физи- ческого облика других людей, оказались присущи и другие индиви- дуальные особенности. Так, во всех пяти группах имели место случаи, когда разные испытуемые, воссоздавая облик одного и того же человека, давали неодинаковую оценку как внешности в целом, так и ее отдельным компонентам. Эти расхождения сплошь да рядом возникали при оценке разными испытуемыми вида и особенно величины элементов физического облика одного и того же человека. Мнения испытуемых могли не совпасть, когда они определяли цвет глаз одного и того же человека, форму его лица, цвет волос, величину лба, рта и т. д. Несовпадение оценок особен- но часто проявлялось, когда испытуемые отмечали и оценивали такой заметный признак в физическом облике человека, как рост. Наглядное представление об этом факте дает таблица 7, в которой приведены данные об оценке роста одних и тех же людей испытуе- мыми 1-й и 2-й групп. Таблица 7 Воспринимаемый человекЕго ростКоличество испытуемых, отметивших ростКоличество испытуемых, оценивших рост как низкийниже среднегосреднийвыше среднегобольшой 12345678 123 45678 С.179,044 в.157,05212-- р.158,04112-- я.162,03111-- м.165,03-12-- т.161,05--212 и.167,03----3 0. 154,03111-- А.166,03--111 Ч.163,08--5-3 п.159,072-5-- ш.158,06213-- Д.153,0862--- Ф.156,07-16-- Г.165,08215-- л.163,08332-- Е.176,07--115 Б.166,09-261- У.162,0743-- -"- Примечание. Действительный рост каждого из воспринимаемых людей был установлен исходя из рубрикации длины тела, принятой в антропологии (по Мартину). Из таблицы 7 видно, что рост каждого из воспринятых в опытах людей был отмечен в их <портретах> неодинаковое число раз - от трех до девяти. Из ста, тринадцати оценок испытуемыми роста друг друга мнения совпали полностью только при оценке роста двух человек: С., И. При оценке роста остальных восемнадцати у испытуемых единого мнения не оказалось. При более вниматель- ном рассмотрении выясняется, что, оценивая рост, испытуемые могут употреблять разные обозначения, но иметь в виду одну и ту же длину тела человека и в ряде случаев использовать одинако- вые обозначения и иметь в виду не одну и ту же длину тела чело- века. Дополнительно проведенный эксперимент на определение этими испытуемыми длины тела человека показал, что некоторые из них пользуются классификацией роста людей, отличной от общепринятой. Одни из них используют каждый из терминов общепринятой классификации роста, как правило, для обозначе- ния меньшей длины тела, чем та, для обозначения которой этот термин применяется большинством людей. Другие же употреб- ляют каждый из терминов для обозначения большей длины тела, чем это принято. В наших опытах некоторые из испытуемых по- стоянно причисляли людей ниже среднего роста к людям среднего 3 А. Л. Бодалев 65 STR.66 роста. Средний рост они постоянно расценивали как выше среднего и даже большой. У двух испытуемых в эксперименте при оценке роста наблюдалась противоположная тенденция. Они стойко зани- жали действительную длину тела людей, которую должны были определять. Как объяснить указанные факты? Первоначально казалось, что они прямо связаны с собственным ростом испытуемых: высокие имеют тенденцию недооценивать длину тела людей меньшего роста, а для людей небольшого роста, наоборот, характерна тен- денция преувеличивать рост других. Однако это предположение не подтвердилось. Хотя действительно имели место факты, когда высокие люди недооценивали рост людей с меньшей длиной тела, а люди низкого роста переоценивали длину тела людей выше их ростом, однако в ряде случаев высокие люди переоценивали рост людей с меньшей длиной тела, чем их собственная, а люди низкого роста <занижали> рост людей выше себя. Кроме того, в экспери- менте выявилась довольно многочисленная группа людей, для которых вообще не была характерна тенденция систематически переоценивать либо недооценивать рост других людей. Представи- тели этой группы рост одного человека определяли правильно, рост другого - завышали, рост третьего - преуменьшали и т. п. Видимо, несовпадение мнений при определении действительного роста человека, когда такая задача специально ставилась перед. людьми, и ошибки, допускавшиеся при решении ее, объясняются тем, что в практике повседневного общения, во многих видах совместной деятельности рост людей не влияет на результаты дея- тельности и не имеет какого-либо сигнального значения. Жизнь не- требует от нас точно дифференцировать рост других людей и не проверяет, насколько каждый преуспел в этом. Отражая объек- тивные различия между людьми в росте, индивидуум устанавли- вает границы этих различий на основании своего опыта и, опи- раясь на него, судит о росте каждого из воспринимаемых им лю- дей. При оценке роста других людей имеет значение оценка, давае- мая индивидом своему росту. Оценка может соответствовать дей- ствительности и не противоречить мнению большинства, но может и не совпадать с ним. Среди испытуемых был человек, который,. согласно рубрикаций длины тела, принятой в антропологии, отно- сился к людям низкого роста (158 см), но в <словесном авто- портрете> он назвал свой рост средним. Других людей низкого и ниже среднего роста, длину тела которых ему было предложено> оценить, он тоже считал людьми среднего роста. Весь этот вопрос, связанный с оценкой одних и тех же компо- нентов физического облика того или иного человека разными людь- ми, видимо, заслуживает дальнейшего изучения. Всесторонний и глубокий ответ на него поможет лучше уяснить одну из важных особенностей формирования образа другого человека у восприни- мающего его лица. Существенной особенностью, характерной для восприятия дру- 66 гих людей, является и степень различения и осознания индивидом особенностей их выразительного поведения. Всех испытуемых, которые на основе восприятия описывали внешность человека, можно определенно разделить на три группы в зависимости от того, как они фиксировали особенности выразительного поведения человека и как широко включали их в <портрет> в качестве существенных признаков облика. Для одних была характерна тен- денция отмечать во внешности воспринимаемых людей только чер- ты физического облика. Особенности экспрессии представители этой группы или не отмечали совсем или называли очень редко (1-4% от числа всех фиксирований компонентов облика), пре- имущественно в тех случаях, когда воспринимали людей с яркой и богатой мимикой и пантомимикой. Другая группа испытуемых чаще отмечала черты выразительного поведения у воспринимае- мых (5-10% от числа всех фиксирований признаков внешности). Большинство испытуемых этой подгруппы выделяли в выразитель- ном поведении воспринимаемого человека лишь мимику. Наконец, <реди принимавших участие в опыте была категория испытуемых, которые, отмечая физические черты человека в <портрете>, вместе с тем сравнительно полно и детально фиксировали особенности его экспрессии, обращая внимание как на мимику, так и на другие стороны (20-30% высказываний от числа всех фиксирований компонентов облика). Участвовавшие в опытах со <словесным портретом> испытуемые отличались друг от друга также и тем, насколько часто каждый из них называл особенности, относив- шиеся к оформлению внешности воспринимаемого человека. Возникает вопрос, является ли обнаруженное в описываемом эксперименте различие между испытуемыми стойкой индивидуаль- ной особенностью восприятия или оно всецело определяется тем, как тот или иной испытуемый понял инструкцию, которая ему была дана перед опытом. Чтобы получить ответ на этот вопрос, мы провели дополнительный эксперимент. Группе испытуемых из 32 человек (21-26 лет) мы показывали фотографии незнакомых им людей. Посмотрев на фотографию в течение 1 секунды, каждый из испытуемых должен был записать все, что успел заметить. Всем последовательно были показаны (фотографии смеющейся девушки, мальчика, играющего в настоль- ный теннис, и средних лет мужчины. Запись увиденного испытуе- мые делали после просмотра каждой из фотографий. Суждения испытуемых об изображенных на фотографиях лю- дях были разбиты на шесть групп в зависимости от того, что они характеризовали в первую очередь-физический облик, мимику, позу, действия человека, оформление его внешности (прическа, одежда и пр.) или же говорили о тех или иных качествах лич- ности. Затем было подсчитано, какое количество суждений каждый испытуемый высказал о каждой из названных сторон внешнего и внутреннего облика людей на фотографиях и о выполняемых ими действиях. Приняв общее число суждений, высказанных испытуе- :3 67 STR.68 мым обо всех названных сторонах людей за 100%, мы высчитали далее процент суждений, характеризующих каждую сторону. Вы- раженные, таким образом, в процентах результаты опыта пред- ставлены в таблице 8. Таблица 8 ИспытуемыеПроцент суждений, характеризующих физический обликмимикупозуодежду и прическудействиекачества личности 12512,512,512,537,5 2251010505- 3171717418, 4-40202020 5203010355- 6241428,528,55- 7144477721 83221-26516 91438528510 106,52929296,5 11272712277 12172222336- 13153115318 1432147434 15171224416- 1619371925 175,51711615,5 182218223044 19331453855 2050425 174- 21421616215 224321729- 2323181445-- 242077597- 25151555555 2648992194 27402010101010 28-2914141429 293215321155 3040272013-- 31205020-10- 32253317178- Из таблицы ясно, что, воспринимая фотографии одних и тех же людей, одни испытуемые наиболее часто и полно запечатлевают особенности физического облика, другие - детали оформления облика (прическа, головной убор, одежда, обувь и пр.), третьи- особенности мимики и пантомимики. Кроме того, есть испытуемые, для которых не характерна тенденция выделять в облике воспри- 68 нимаемых людей признаки по преимуществу какой-то одной кате- гории Они более ровно отмечают признаки всех групп . Как видно из таблицы, тенденция фиксировать в первую оче- редь особенности физического облика человека проявилась у пяти испытуемых, тенденция прежде всего отмечать черты оформления облика человека оказалась присущей восьми испы- туемым, тенденция прежде всего видеть и осознавать в другом человеке особенности мимики и пантомимики, оказалась ярко вы- раженной у тринадцати испытуемых. Восприятие, когда четко не проявляется тенденция выделять в облике другого человека при- знаки какой-то одной группы, характерно для четырех испытуемых. Выявившиеся в изложенном опыте тенденции, характеризующие восприятие человеком фотографий людей и проявляющиеся в ти- пичном для него более ярком отражении, при прочих равных ус- ловиях, одних сторон внешнего облика и менее ярком-других, дали себя знать и в группах взрослых испытуемых, рассматривав- ших фотографии людей при более длительной экспозиции (1, и альйишее исследование показало, что отмеченная тенденция имеет устойчивый характер и в ней определенно находит выраже- ние индивидуальная манера видения человеком других людей. Она проявляется не только при восприятии других людей, но и в представлениях памяти. По нашей просьбе десять человек, окончивших школу восемь лет тому назад, попытались воспроизвести внешний облик пят- надцати своих учителей. Оказалось, что большая часть испытуе- мых характеризовала главным образом какую-то одну сторону облика учителя и почти или совсем не характеризовала осталь- ные его стороны. Результаты этого эксперимента приведены в таблице 9. Воссоздавая по памяти облик одних и тех же людей, одна часть испытуемых преимущественно указывает на черты физиче- ского облика, другая часть-характеризует особенности вырази- тельного поведения. В этой группе, возможно потому, что она была невелика, не оказалось лиц, которые, основываясь на прошлом одинаково полном восприятии физических черт и особенностей экспрессии учителей, сейчас с одинаковой степенью полноты от- метили бы в <портретах> как черты физического облика, так и экспрессии. Дальнейший анализ показал, что фиксирование некоторыми испытуемыми преимущественно особенностей выразительного пове- дения, как правило, коррелирует с большим умением различать з Мы не останавливаемся специально на видении испытуемыми характера действия выполняемого изображенным на фотографии человеком. Испытуемым предъявлялась всего одна фотография (мальчик, играющий в настольный тен- нис) содержание которой позволяло определенно говорить о действии лица. Однако большинство испытуемых (25 из 32) занятие мальчика поняли и на- звали. 69 STR.70 и правильно толковать различные оттенки экспрессии. Наоборот, у испытуемых, которые отмечали главным образом физические черты или особенности оформления внешности, умение схваты- вать изменения в выразительном поведении других людей оказа- лось развитым хуже. Таблица 9 Процент суждений, характеризующих Испытуемыефизический обликмимику и пантомимикуоформление внешностивнешность целом 14324726 2эодАЛт-г24 32457514 4226315 581145 674/ 01485 769си26 8ччи01235 92130 0.71 109; 0 106591313 Определяя выражение лиц на фотографиях, показываемых через тахистоскоп, испытуемые первой подгруппы в среднем сде- лали ошибок на 62% меньше, чем испытуемые второй подгруппы (которые в предыдущем эксперименте во внешнем облике отме- чали главным образом физические черты или детали оформления внешности). Испытуемые первой подгруппы, воспринимая через тахистоскоп различные выражения лиц на фотографиях, оказа- лись способными улавливать менее значительные отличия в вы- ражении лица, чем испытуемые второй подгруппы, которые при таком же времени экспозиции могли дифференцировать лишь сильно отличавшиеся друг от друга выражения. Описанные факты говорят о существовании индивидуальных <порогов> различения изменений в экспрессии и сигнализируемых ею эмоциональных состояний. Эти факты заслуживают экспери- ментальной проверки на большем числе испытуемых. С умением лучше или хуже видеть и дифференцировать особенности экспрес- сии человека прямо связано формирование способности личности психологически адекватно взаимодействовать с другими людьми, проявлять чуткость и пр. Видимо, более тонкое различение оттенков экспрессии и их зна- чения одними людьми и более грубое другими является следствием конкретной практики общения, которая формирует каждого чело- века как субъекта познания других людей. Прежде чем перейти к следующим вопросам нашей темы, необходимо остановиться еще на одной особенности индивидуаль- ного восприятия человеком других людей. Неодинаковость вос- 70 приятия одного и того же человека разными людьми проявляется, в частности, в различии словесной формы, в которой они фикси- руют и оценивают признаки его внешнего облика. Мы знаем, что, словесно обозначая видимый предмет, человек включает форми- рующийся у него конкретный образ этого предмета, в сложившую- ся у него в индивидуальном опыте систему образов других предме- тов и явлений. Включая возникший образ в систему близких к нему в том или ином отношении образов, закрепленных в опыте человека в форме, на которой лежит печать этого опыта, человек осознает предмет или явление. Не составляют исключения из этого правила и осознание и оценка индивидом другого человека, когда ему приходится воспринимать, а затем словесно воссозда- вать внешний облик этого человека. Суждения, с помощью которых испытуемые обозначали и осмыс- ливали особенности внешнего облика других людей, а также выра- жали свое отношение к нему, можно условно разделить на четыре вида. Одни из них имели четко определенное содержание и применя- лись для того, чтобы обозначить вид, величину, цвет, положение, форму того или иного компонента во внешнем облике. <Худощавое телосложение>, <круглое лицо>, <черные волосы> и т. п. - при- меры этой группы обозначений видимого в облике другого челове- ка содержания. Для второй группы суждений характерно использование испы- туемыми штампов обыденного сознания или представлений, по- черпнутых из литературы, живописи и т. п. Эти обобщенные пред- ставления используются для подчеркивания каких-то определен- ных черт воспринимаемого человека, его профессии, национальной принадлежности и пр. Усмотрев сходство внешнего облика вос- принимаемого человека (или какого-то компонента в нем) с чьей- то внешностью, ранее запечатленной по описанию или в результате личного восприятия, испытуемый говорит об этом человеке: <у него типично русское лицо>, <он похож на Пьера Безухова>, <у него пальцы музыканта> и т. д. В эту группу включаются нами также суждения, содержание которых фактически свидетельствует о том, что некоторые испытуемые проводят связь между анатомическими особенностями физического облика и особенностями психическими - (умный лоб, волевой подбородок, чувственные губы и пр.) 4. К этой группе относятся и суждения, в которых психологически истолко- вывается оформление внешности. 4 Личный опыт человека в формировании у него предположений о сущест- вовании связей между формой подбородка, например, и степенью развития воли у владельца такого подбородка или высотой лба и уровнем интеллекта играет ничтожную роль. Эти утверждения в основном результат влияния не самых лучших произведений художественной литературы, авторы которых при созда- нии портрета героя не устают проводить прямую связь между видом и разме- ром той или иной части тела и особенностями психического мира, не утруждая себя обращением к данным науки. 71 STR.72 Третью группу обозначений видимого в другом человеке со- ставляют суждения, посредством которых испытуемые психологи- чески истолковывают выразительное поведение - <угрюмое лицо>, <печальные глаза>, <виноватая походка> и пр. Наконец, содержание четвертой группы суждений об облике составляет эстетическая оценка испытуемым того или иного компо- нента или всей внешности в целом. Количественно суждения, высказанные испытуемыми при ха- рактеристике внешнего облика лиц, которых они знали длительное время, распределились на названные группы таким образом. Суждения первой группы составляют 71,4% от общего числа фиксирований всех признаков внешности участниками этого опыта. Суждения второй группы - 11 % всех высказываний (в том числе суждения, проводящие связь между анатомическими особенностя- ми облика и психическими особенностями,-0,5%). Суждения, в которых подчеркивается связь между особенностями выразитель- ного поведения и внутренним миром воспринимаемого, составляют 13,6%. Суждения, содержащие эстетическую оценку облика с точ- ки зрения идеала, имеющегося у испытуемого, составляют 4% 5. Воссоздавая на основе восприятия внешний облик одних и тех же людей, разные испытуемые неодинаково использовали назван- ные категории суждений. В таблице 10 в абсолютных цифрах и в процентах показано, как часто каждый из испытуемых, вос- создавая и оценивая облик другого человека, прибегал к сужде- ниям, отнесенным нами к 1, 2, 3 и 4-й группам. Отражая облик одних и тех же людей, испытуемые преломляют его через ту систему образно-понятийного знания о людях, кото- рая у них к этому времени сложилась. А она у каждого из них индивидуально своеобразна, потому что индивидуально своеобразен опыт труда, познания и общения, который в каждом случае форми- ровал эту систему. Поэтому и характер осмысливания разными испытуемыми облика одних и тех же людей также всегда более или менее различен. Мы рассмотрели особенности восприятия человеком других людей, когда формирование его как субъекта познания достигает сравнительно высокой ступени. Однако прежде чем он оказывает- ся способным к отражению других людей во всем богатстве при- знаков, присущих их облику и поведению, прежде чем он научится дифференцировать эти признаки в зависимости от их значимости и приобретет умение по ним давать воспринимаемому человеку правильную социально-психологическую оценку, он сам как лич- 5 В тех случаях, когда испытуемые создавали <словесный портрет>, осно- вываясь на первом впечатлении, соотношение суждений было несколько иным: суждений, где проводилась связь между анатомическими особенностями облика и психическими особенностями, было 6,3%; суждения, когда, осмысливая осо- бенности внешности, испытуемый привлекал образы литературных героев и пр., составили в этом случае 25% и суждения, содержащие эстетическую оценку,- 72 ность должен пройти большой путь развития. Одним из аспектов формирования личности является развитие человека как субъекта познания других людей. Восприятие человека детьми, подростками и юношами. Способ- ность человеческого мозга отражать действительность в виде ощу- щений восприятий, представлений, мысли есть результат длитель- ного развития. Возникновению сознания, представляющего собой Таблица 10 Количество суждений 1-й группы2-й группы3-й группы4-й группы мыеабс. цифры%абс.цифры%абс. цифры%абс. цифры% Ч.4981,6711,711,735,0 п. ш.Д. Ф. Г.л. к.Б.У.34 47 61 62 29 29 34 43 7172,4 67,2 87,2 81,5 61,6 62,9 65,4 74,2 82,411 83 ~ЧГ 323,4 11,34,0 4,41,7 3,52 5 8 7 15 14 13 13 74,2 7,2 11,4 9,2 32,0 30,5 25,0 22,4 8,210 1 4 3 1 5 1 514,3 1,4 5,3 6,4 2,2 9,6 1,7 5,9 У Л. в двух высказываниях и у Б. в одном утверждается связь между физическим обликом вое. принимаемого человека и его психическими качествами. переход к качественно новой форме отражения объективной реаль- ности, предшествуют формы отражения действительности, свойст- венные животным. В эту действительность, отражаемую животным, входит не только <мертвая> природа, но и живые существа и, в частности, особи того вида, к которому принадлежит данное жи- вотное Отражение их оказывается важным компонентом регуля- ция поведения животного. Прежде чем перейти к рассмотрению особенностей развития отражения ребенком других людей, позна- комимся кратко, как отражают друг друга высшие животные. Н А. Тих в фундаментальном труде <Стадная жизнь обезьян и средства их общений в свете проблемы антропогенеза>6 анализи- рует особенности восприятия обезьянами друг друга. Исследова- тельница тщательно прослеживает, как развивается у детенышей- обезьян различение живых существ, дифференциация ими оттен- ков мимики и пантомимики обезьян стада, рассматривает развитие отношений детеныша к взрослым членам стада. е См Тих Н А Стадная жизнь обезьян и средства их общения в свете проблемы антропогенеза. Автореф. дис. на соиск. учен. степени докт. биолог. наук. Л., 1950. 73 STR.74 На второй неделе жизни детеныш уже отличает движущиеся предметы от неподвижных, но мать среди других самок он в это время не различает и может прицепиться к первой попавшейся обезьяне. В конце первого месяца наблюдается дифференцировка в отношении к своей матери и другим обезьянам, .а также к лю- дям. О появлении такого различения обычно говорят поведение детеныша. Маленькая обезьянка, которая до этого совершенно спокойно входила в контакт с любым из окружающих, в один пре- красный день начинает проявлять энергичное сопротивление, когда ее хочет взять один человек, и, наоборот, охотно тянется к дру- гому. Узнавание происходит с первого беглого взгляда. Главное вни- мание при этом обезьяна обращает на лицо. Н. А. Тих отмечает, что обезьяна часто фиксирует лицо взглядом, вероятно, проверяя правильность выбора. Всякие изменения лица человека вызывают у маленькой обезьяны яркую эмоцию страха. Животное перестает узнавать человека, если он появится в необычном головном уборе, изменит прическу, наденет очки. В человеке детеныш прежде всего выделяет голову, а в ней глаза, на которые особенно обра- щает свое внимание. Интересно ведут себя детеныши гамадрилы, рассматривая фо- тографии обезьян своего вида. Сначала у них отмечается агрес- сия - судорожное позевывание и хлопанье ртом, а затем... дремо- та, переходящая в сон. Трех-четырехмесячный детеныш хорошо различает ближайшее окружение своей матери от остальных чле- нов стада. Об этом свидетельствует все его поведение. Он охотно подходит к тем самкам, которые часто объединяются с его ма- терью, и избегает тех членов стада, которые с ней враждуют. Вожака группы детеныши отличают уже на пятом-шестом месяце жизни. Они относятся к нему с явно выраженным страхом, ста- раются обойти его подальше, не попадаться ему на глаза с кор- мом. У детенышей обезьян развивается очень высокая чуткость к эмоциональным состояниям и их выражению. Н. А. Тих приводит в своей работе многочисленные факты, которые показывают, что обезьяны чувствительны не только к жестам, окрикам, но и к взгляду, к молчаливому отворачиванию, к еле заметным даже для человека движениям друг друга. Способность к такому различе- нию оттенков экспрессии у детенышей обезьян развивается посте- пенно и формируется в связи с условиями их жизни в стаде. Каж- дый детеныш постоянно получает шлепки за действия, вызываю- щие неодобрение старших. Однако с возрастом таких физических мер воздействия на детеныша обрушивается все меньше. Трех- четырехмесячной обезьяне достаточно одного угрожающего взгля- да со стороны взрослого, чтобы привести ее ,в состояние паниче- ского страха. Изучая особенности стадного образа жизни обезьян, Н. А. Тих показала, что для них характерно внимательное отношение каждо- 74 го члена сообщества к положению и поведению других. Перемеще- ния, группировки, каждое новое проявление в звуках или жесты отдельных обезьян неизменно вызывают внимание у всех. Эти из- менения постепенно научаются фиксировать и различать и дете- ныши. Выработка у обезьяны такой способности к фиксации место- положения других обезьян, к различению изменений в их экспрес- сивном поведении - совершенно необходимое условие ее жизни в стаде и регуляции поведения в соответствии с требованиями среды. Развитие ребенка - с момента появления на свет и до зрелос- ти - есть формирование его как члена общества. В ходе формиро- вания ребенка как члена общества, как личности происходит и процесс развития его психики от элементарных форм отражения, присущих младенцу, до высших форм сознательного отражения действительности, свойственных взрослому. Восприятие человека человеком развивается вместе с развитием самого воспринимающего, с формированием у него потребностей в общении, познании и в труде. Известно, что в конце первого - начале второго месяца жизни у ребенка появляются специфиче- ские формы реагирования на ухаживающих за ним взрослых, что свидетельствует о выделении им взрослого из окружающей обста- новки. Н. Л. Фигурин и М. П. Денисова7 описали эту форму реагиро- вания на взрослого человека, назвав ее комплексом оживления. Природа этой реакции научно убедительно еще не раскрыта. Д. Б. Эльконин, например, считает, что она является особым эмоциональным состоянием, возникающим благодаря тому, что общение ребенка со взрослым часто подкрепляется пищей, прием которой вызывает положительные эмоции8. Вследствие совпаде- ния во времени положительно-эмоционального состояния ребенка с появлением рядом с ним ухаживающих за ним взрослых у него формируется положительная эмоционально-двигательная реакция, выражающаяся в улыбке и зрительном сосредоточении на лице другого человека, интенсивном и быстром вскидывании ручек и переборе ножек. Е. К. Каверина, специально исследовавшая реакции ребенка на голос человека, отмечает, что в период появления ориентиро- вочных рефлексов на зрительные и слуховые раздражители реак- ции ребенка на человека и на предметы совершенно одинаковы. 7 Фигурин Н. Л., Денисова М. П. Этапы развития поведения детей в возрасте от рождения до одного года. М., 1949. 8 См.: Эльконин Д. Б. Детская психология. М., 1960. 75 STR.76 Положительная эмоциональная реакция именно на лицо человека образуется постепенно9. Положительное эмоциональное реагирование на взрослого яв- ляется, с одной стороны, показателем того, что у ребенка возникла потребность общения со взрослым, лежащая в основе всего даль- нейшего психического развития ребенка, а с другой - косвенным образом свидетельствует о роли развивающегося у ребенка вос- приятия другого человека. Оно оказывается совершенно необходи- мым актом проявления и удовлетворения потребности в общении. А. В. Ярмоленко специально изучала сравнительную привле- кательность различных предметов и человека для младенцев пер- вого полугодия жизни и время внимания к различным объектам 10. Она установила, что уже в первом полугодии жизни ребенок все более и более выделяет взрослого человека из других предметов. В то время как на протяжении от 4-го до 6-го месяца длительность сосредоточения его на неподвижном зрительном раздражителе возрастает, по средним данным, с 26 до 37 секунд, сосредоточение на неподвижном человеке возрастает с 34 до 111 секунд, т. е. в три раза; сосредоточение на движущемся зрительном раздражите- ле в этот период возрастает с 41 до 78 секунд, а на двигающемся человеке-с 49 до 186 секунд, т. е. почти в четыре раза. Если сосредоточение на звучащем перемещающемся предмете за это же время возрастает в три раза, то сосредоточение на говорящем, на- ходящемся в движении человеке увеличивается в пять с лишним раз. Помимо более устойчивой по сравнению с другими предметами фиксации внимания на человеке у ребенка на смену пассивному рецептивному контакту приходит активный рецептивный контакт со взрослым. Так, А. Валлон отмечает, что на шестом месяце среди прочих реакций простая фиксация (без дополнительных жестов) лиц других людей занимает 50%; на седьмом же месяце число таких реакций снижается до 26%, в то время как число реакций с жестами по отношению к другому человеку возрастает на 41%. Между седьмым и двенадцатым месяцами жесты, направленные на других людей, встречаются в 4 раза чаще, чем в первое полуго- дие, и превосходят на одну треть число жестов, имеющихся у де- тей на втором году жизни ". М. Ю. Кистяковская указывает, что уже в возрасте от 3 до 6 месяцев у ребенка возникает избирательное отношение ко взрос- лым. Трехмесячный ребенок выделяет свою мать из окружающего, а шестимесячный начинает отличать чужих от своих. Если трех- четырехмесячные дети улыбаются и оживляются на обращенный 9 См.: Каверина Е. К. О развитии речи у детей первых двух лет жиз- ни. М., 1950. 10 См.: Ярмоленко А. В. К предыстории потребности общения у малого ребенка.- Учен. зап. ЛГУ, 1957, № 244. " Данные Баллона приводятся по кн.: Эльконин Д. Б. Детская психология. М., 1960, с. 75. 76 к ним разговор любого взрослого, то пяти-шестимесячные дети при приближении и обращении к ним чужого человека, вместо того чтобы сразу улыбнуться, долго и сосредоточенно смотрят на него, а затем либо улыбаются, либо отворачиваются, а иногда могут и громко расплакаться. Во втором полугодии ребенок мо- жет уже наблюдать за детьми и взрослыми, находящимися в поле его зрения 12. Н. Л. Фигурин и М. П. Денисова, обстоятельно исследовавшие развитие ребенка на первом году жизни, пишут, что до года улыбка появляется у ребенка почти исключительно на человеческое лицо или голос. Двигательная реакция на звук возникает прежде всего на человеческий голос, потом уже на другие звуки. Крик (испуг) в ответ на зрительные воздействия впервые появляется при диффе- ренцировании человеческого лица (знакомого) от близкого к нему раздражителя (чужой человек или маска) 13. Таким образом, на первом году жизни ребенка устанавливают- ся и усложняются связи между ним и взрослыми. Приведенные факты говорят и об интенсивности, с какой развивается способ- ность ребенка выделять из окружающей обстановки сначала близ- ких, а затем и новых людей, а также дифференцировать их наи- более наглядные признаки. Благодаря значению, которое имеет взрослый в жизни ребенка, в процессе взаимодействия с ним ребенок все тоньше дифференци- рует особенности, составляющие внешний облик другого человека, и осваивает значение изменений, которые в нем происходят. В свя- зи с изменением роли взрослых по отношению к ребенку, возмож- ности которого к самостоятельному действованию непрерывно растут, взрослые открываются ребенку со все новых сторон. Пере- давая ребенку общественно выработанные специфически человече- ские способы употребления тех или иных предметов, взрослый все более выступает для ребенка не только как средство удовлетворе- ния основных потребностей, но главным образом как носитель ре- чевых форм общения и общественного опыта действий с предмета- ми, которыми овладевает ребенок, и как организатор, руководитель его ориентировки во все расширяющемся предметном мире. Поэто- му ребенок выделяет взрослого из всей совокупности элементов ситуации как ее центральное звено. Однако, прослеживая этапы формирования навыков общения у ребенка, следует помнить о воспитательной роли в развитии первичной ориентировки в людях, грубого различения их состояний и выработки социальных способов контакта не только близких ре- бенку взрослых, но и тех взрослых и детей, с которыми ребенок общается в яслях, детском саду, во дворе и т. п. В этом случае 12 См.: Кистяковская М. Ю. Воспитание детей первого года жизни в яслях и домах ребенка. Автореф. дис. на соиск. учен. степени канд. биолог. наук. М., 1946. 13 См.: Фигурин Н. Л., Денисова М. П. Этапы развития поведения детей в возрасте от рождения до одного года. 77 STR.78 резко увеличивается круг лиц, с которыми ребенок связан. Он сталкивается с необходимостью дифференцировать их, выделять в них сходное и различное. Благодаря увеличению видов деятель- ности, в которых пришедший в детское учреждение ребенок взаимо- действует с людьми, у него расширяется возможность видеть по- следних в новых ролях, и, таким образом, ребенок делает еще один шаг в познании других людей. Очень большое значение в познании ребенком человека имеет овладение речью. Употребление имени и связывание с ним образа конкретного человека и каких-то действий, выполняемых им, являются ярким показателем развития отражения ребенком дру- гих людей. У ребенка появляется способность обобщать ощущения, возникающие при взаимодействии с определенным человеком. Уг- лублением познания ребенком других людей является переход от называния взрослых в зависимости от выполняемых по отношению к нему функций (мама, папа, няня), к различению людей по внеш- ним (возрастному и половому) признакам и особенно переход к использованию в разговоре местоимений для обозначения окру- жающих. Сознательное употребление ребенком местоимений в разговоре означает переход от представления о другом человеке к мысли о нем. Уже при наличии сенсорной речи дети в ответ на вопросы могут правильно показывать на глаза, нос, уши, руки, ноги и другие части тела человека. В процессе дальнейшего овладения речью, как пишет П. Р. Чамата, дети способны не только показывать части тела человека, но и называть их, определять функции и т. д.14 В 3-4 года, а иногда и раньше, дети могут соотносить поступки и действия человека с его личностью. Это отчетливо показывают ответы детей на вопросы: <Кто это сделал? Почему он это сделал?> Слово включается в восприятие благодаря связям, образую- щимся между непосредственно воспринимаемыми особенностями облика или проявлений другого человека и содержанием слова, по механизму <возбуждения второго порядка>. Включение слова в восприятие человека совершается в ходе индивидуального разви- тия. В процессе овладения речью у ребенка устанавливаются вре- менные связи между тем или другим человеком из его окружения и обозначающими их словами, между позой, выражением лица, жестом и их словесным обозначением. Таким образом, в систему корковых связей, являющуюся нейродинамической основой образа другого человека, включается новый компонент - второсигнальные связи. Зрительный образ другого человека обогащается за счет содержания, закрепленного в обозначениях человека, черт его внешности и различных проявлений. Смысловое содержание слова соединяется с чувственным образом человека. При этом смысловое содержание, вошедшее в восприятие человека как компонент, на- 14 См.: Чамата П. Р. Вопросы самосознания личности в советской пси- хологии.-Психологическая наука в СССР, т. II. М., 1959. 78 чинает в подавляющем числе случаев осознаваться как содержа- ние воспринимаемого человека, а не как содержание слова. Чув- ственное содержание образа человека становится носителем .пси- хологического индивидуально-личностного содержания. Человек начинает выступать в восприятии другого как лицо, обладающее не только непосредственными чувственно данными свойствами, но и сигнализируемыми ими психическими свойствами. Общаясь с близкими взрослыми людьми, а затем и с людьми из более широкого окружения, дети учатся дифференцировать от- тенки экспрессивного поведения и по ним <читать> переживаемое человеком состояние. Об этом свидетельствуют проявления ма- ленькими детьми сочувствия, страха, радости и иных переживаний в соответствии с экспрессивной картиной поведения близкого им человека. Понимать значение выразительного поведения других людей дети учатся постепенно. Т. А. Репина, исследовав восприятие до- школьниками выразительной стороны рисунка, раскрыла ряд осо- бенностей отражения ими экспрессии 15. В качестве наглядного материала Т. А. Репина предъявляла детям трех - семи лет репродукции картин эмоционального содер- жания. При этом в картинах одной группы эмоции передавались главным образом мимикой и жестами изображенного человека. В других картинах, кроме мимики и позы изображенного лица, имело место более сложное выражение эмоции: раскрывались взаимоотношения персонажей друг с другом или их отношение к окружающим предметам. Т. А. Репина установила, что легче всего дошкольниками в кар- тине воспринимается эмоциональное содержание, непосредственно переданное в мимике изображенных персонажей. Восприятие же эмоционального переживания, выраженного в позе и жестах героя или через изображение взаимоотношений персонажей, представ- ляет значительные трудности, особенно для детей младшего до- школьного возраста. Воспринимая переживания персонажа, выраженные в мимике, дошкольники легче всего схватывают мимику радости и гнева. Выражение грусти, печали изображенного на картине персонажа для понимания дошкольников более трудно. Установить характер эмоции, выраженной через взаимоотношения изображенных персо- нажей и ситуаций, оказалось для дошкольников наиболее слож- ной задачей. Здесь выявились три уровня восприятия: 1) не пони- мается ни эмоция, выраженная в картине, ни ее сюжет; 2) пра- вильно воспринимается эмоция, хотя сюжет ясно не понимается; 3) дети осознают сюжет картины и правильно воспринимают ее эмоциональное содержание. Третья ступень восприятия становится доминирующей только у детей старшего дошкольного возраста. !5 См.: Репина Т. А. Восприятие дошкольниками выразительной; стороны рисунка и ее влияние на отношение детей к герою книги.-Вопросы психоло- гии, 1960, № 5. 79 STR.80 Наблюдения за тем, как дети смотрят кинофильмы, телевизион- ные передачи, спектакли, подтверждают, что Т. А. Репина верно отметила особенности восприятия дошкольниками выразительного поведения людей и оценки переживаемых ими чувств. Выявлению того, что именно дети разного возраста отражают в другом человеке, что в его внешнем облике для них значимо, что в формирующемся у них образе выдвигается на первый план, а что до времени оказывается в тени, способствует изучение подража- ния, игры и художественного творчества детей. Многофазовый процесс подражания, как показал И. М. Сече- нов, начинается с того, что у субъекта, наблюдающего за дейст- виями другого, складывается образец этих действий, <мерка для подражания>. А. В. Запорожец, А. Г. Ковалев, В. А. Лросецкий выявили и исследовали этапы подражания 16. Этапы эти тако- вы: а) безусловнорефлекторное подражание новорожденного 7; б) малосознательное подражание младенца отдельным звукам, движениям, переходящее в конце младенческого возраста в под- ражание словам и действиям с предметами; в) дальнейшее вос- произведение движений и действий взрослого, а также все уча- щающееся отражение и воспроизведение преддошкольником целых фрагментов деятельности и жизни взрослых и их речи; г) игры- подражания на следующих ступенях развития ребенка; д) созна- тельное неигровое подражание, когда оно становится по преиму- ществу мотивированным и избирательным. С развитием второй сигнальной системы слово, следуя перво- начально за процессом подражания, фиксируя его результат, затем существенным образом его перестраивает, придавая ему обобщен- ный и сознательный характер. По тому, что нового появляется в движениях, действиях, словах ребенка при сопоставлении с окружающими его образцами, мож- но в определенной мере судить о том, что он видит в людях и их делах, слышит в их речах, как улавливает их настроения, хотя, конечно, насколько осознает он все это - вопрос особый. В пред- дошкольном возрасте вторая сигнальная система проходит началь- ный этап своего развития, первая же сигнальная система уже достаточно развита для отражения и воспроизведения движений, аналогичных движениям взрослых. Поэтому, подражая, ребенок может подчас воспроизвести систему движений, не улавливая за- висимости между действием и его результатом. Но это не снимает факта, что ребенок отразил и отобразил определенные социально значимые движения - жесты, выражение лица, действие с предме- том - другого человека и тем самым сделал шаг вперед не только 16 См.: Запорожец А. В. Развитие произвольных движений. М., 1960; Ковалев А. Г. Психология личности. Л., 1963; Просецкий В. А. Пример как один из факторов формирования личности. Доклады на совещании по пси- хологии личности. М., 1|956. 17 По мнению А. В. Запорожца, на самых ранних ступенях развития по- дражание отсутствует. 80 \ в овладении социально принятыми формами поведения, но а продвинулся в познании другого человека. В дошкольном возрасте подражание ребенка может более или менее сильно отличаться от действия, которое он копирует. Однако и в этом случае подражанию предшествует отражение и запечат- ление ребенком содержания, связанного с обликом, деятельностью и поведением взрослых и сверстников, отражение уже не отдель- ных действий, предложений и небольших фрагментов поведения, а сравнительно сложных цепей их, многокомпонентных по составу способов выражения отношения другого человека к людям и ве- щам. Это фактически означает, что анализ поведения другого че- ловека поднялся у ребенка на более высокую ступень, а также усложнился и синтез выделяемых в этом поведении элементов. В деятельности подражания школьника для нас существенно то, что на смену копированию внешнего поведения старших и сверстников приходит подражание их внутренним качествам, их чертам характера. Это опять-таки свидетельство того, что позна- ние школьником другого человека продвинулось еще дальше. Кого избирает учащийся в качестве образца для подражания, а кого отвергает, что в этих людях привлекло его в наибольшей степени, а мимо чего он проходит, чего не видит - все это показа- тель не только моральной зрелости или незрелости школьника, но одновременно показатель степени развития у него умения диффе- ренцировать различные стороны внешнего облика и формы пове- дения людей и расшифровывать их психологическое содержание. Формой активного отражения ребенком облика, поведения и деятельности людей является игра. А. А. Люблинская, Д. Б. Эль- конин, разрабатывавшие проблему игры, показали, что в игровых действиях ребенка содержание жизни и деятельности взрослых от- ражается в определенной последовательности18. Играя, ребенок входит в такие сферы жизни людей, отражает такие их стороны, которые вне игры ему еще не доступны. В специфических условиях игры через действие с предметами ребенок <входит> в человече- ские отношения. Ребенок воспроизводит в игре образ другого чело- века, и каждое игровое действие оценивается и товарищами по игре и самим дошкольником с точки зрения соответствия этого дей- ствия образу. В результате такого сопоставления в игре собствен- ного облика и поведения и облика и поведения взрослого, образ которого он воспроизводит, у ребенка развивается осознание внеш- них и внутренних особенностей другого человека. Особенности отражения человека детьми раскрываются в ху- дожественном творчестве, в частности в изобразительной деятель- ности детей. Отражение действительности в рисунках детей разно- го возраста неодинаково. Запечатлевая в продуктах своего твор- чества действительность, ребенок в зависимости от возраста и 18 См.: Люблинская А. А. Очерки психического развития ребенка. М., 1959; Эльконин Д. Б. Детская психология. 81 STR.82 уровня развития отражает различные ее стороны с разной сте- пенью активности. Отражая в рисунке, скульптуре, акварели, графике реальность, ребенок одни ее стороны запечатлевает более часто и подробно, другие стороны действительности ребенок ото- бражает реже и менее детально, третьи - не замечает совсем. Со- держание работ детей на так называемую свободную тему позво- ляет увидеть, что в окружающей действительности ребенку инте- ресно в каждый момент, что вызывает у него эмоциональный отклик и осмысливается. По тому, какое место в содержании этих работ занимает чело- век, какие стороны в нем юные художники стараются отобразить, можно в определенной мере судить, что в окружающих людях сильнее всего запечатлевается детьми того или иного возраста, на чем особенно задерживается их взор, что в воспринимаемом чело- веке осознается ими больше, что меньше, а что не осознается совсем. Среди психологов было распространено мнение, что все дети рисуют главным образом людей. Наиболее четко эта мысль была выражена Г. Кершенштейнером 19. В. Вундт полагал, что в изобра- зительной деятельности детей существует определенная стадиаль- ность: на первой ступени преобладает изображение детьми чело- века; на второй ступени дети наиболее часто изображают в своих рисунках животных, на третьей ступени кроме человека и живот- ных ребенок охотно изображает и другие предметы20. Этим ут- верждениям противостоит мнение Е. И. Игнатьева. Совсем недав- но, статистически обработав большое число детских рисунков на свободную тему, он пришел к выводу, что из четырех объектов действительности - человек, животное, растение и строение - человек изображается как городскими, так и сельскими школьни- ками реже всего 21. Однако Е. И. Игнатьев сделал этот вывод, проанализировав рисунки лишь школьников. При этом он не указывает начальный и конечный возраст юных художников, работы которых были им изучены. Он не указывает также количества рисунков своих учени- ков по годам их обучения в школе. Кроме того, остается неясным, чем руководствовался Е. И. Игнатьев, относя содержание рисун- ков к той или иной категории, если это были рисунки со сложным .содержанием. Поэтому вопрос о том, какое место занимает чело- век в детских рисунках, насколько часто дети отображают его по сравнению с другими объектами действительности остается пока открытым. Вместе с тем остается фактом: дети на всех ступенях возраст- ного развития, как только выучиваются держать карандаш и ле- 19 См.: бенка. М., 20 См.: 21 См.: М., 1961. 82 Кершенштейнер Г. Развитие художественного творчества ре- 1914. Вундт В. Фантазия как основа искусства, Спб., ;Т914. Игнатьев Е. И. Психология изобразительной деятельности детей. пить из пластилина, сначала с помощью взрослых, а потом и сами в своем творчестве отображают человека. Не претендуя на реше- ние указанного выше вопроса, так как для этого нужны более об- ширные материалы, чем мы смогли собрать, мы проанализировали содержание шестисот работ (рисунок, акварель, скульптура, резьба по дереву, графика), выполненных юными художниками в возрасте 4-17 лет22. В зависимости от содержания рассматриваемые рабо- ты были разделены на семь групп: 1) пейзаж (природа); 2) инду- стриальный пейзаж; 3) животные; 4) люди действующие (в огра- ниченном пространстве - в комнате, у станка, на физкультурной площадке и пр.); 5) люди позирующие (портрет); 6) иллюстрации к сказкам; 7) натюрморт. Далее работы юных художников, от- несенные к той или иной группе, были распределены по подгруп- Таблица 11 Содержание работыПроцент работ художников|1С.Ое а1|рэ а ии)1ЛЬ-VС;(0 V Ги Ц 00Е-й) ев1-0 0(-Ф ь <ичСМЧ СОV С; (-1<и Ч1ДС;г~.1 Природа а) с человеком4,43,66,221.54,84,873,67,417,59,65 б) без человека5,44,24313,677,23,73,54,84. Пейзаж индустри- альный а) с человеком.5,48,44910,86,0923,43,714-9- б) без человека4,45,44,2238,43,63,610,818,5146 Животные а) с человеком1,86,213128,47,291,87,43,5-7 б) без человека2212,68,6232420,422,81,83,63,7109,615, Люди действую-25,822,832,8282733,436,439,638,829,7271932. щие Люди позирующие13,221,410,42,04,54,83,614,49,014,87389 Иллюстрации к сказкам а) с человеком8,812,68,68133,46,033,76 б) без человека17,09,010,421,53,43,633,74 Натюрморт4,4121,51,22,43,61,83,73,5193 пам. Характер этих подгрупп виден в таблице 11, где в процентах: выражены данные анализа собранных работ. Если внимательно рассмотреть приведенные в таблице 12 цифры, можно заключить, что в отражении юными художниками различного содержания имеется ряд моментов, очень существен- 22 Изображение человека встречается в рисунках детей и более раннего возраста, но они выполняются преимущественно по образцу, показанному взрос- лым, и здесь не рассматриваются. См. об этих изображениях в кн.: Менчи.н- ская Н. А. Дневник о развитии ребенка. М., 1948; а также: Болдыре- в а Ю. Н. Рисунки ребенка как материал для его изучения.- Вестник психоло- гии. Спб., 1913. 83: STR.84 иых для освещения интересующего нас вопроса. Человек так или иначе изображается детьми в 406 работах из 600, что составляет 68% всех рассмотренных работ. Сопоставление работ, содержащих изображение человека, и работ, в содержании которых человек отсутствует, проведенное с учетом возраста юных художников, дает такую картину. Таблица 12 Процент работ у художников 4-5 лет6-7 лет8-9 лет10-11 лет12-13 лет14-15 лет16-17 лет С человеком53706364786867 Без человека47303736223233 Все эти цифры говорят о том, что человек и его деятельность являются излюбленным сюжетом детского рисования на всех его стадиях. Однако содержание того, что в облике и делах человека вызывает наибольший интерес у юных художников, от возраста к возрасту меняется. Для художников почти всех возрастов, чьи работы были подвергнуты анализу, характерно изображение лю- дей в движении, активно действующих. Такие работы преобла- дают среди изображений человека. Портрет в младшем школьном и подростковом возрасте занимает очень скромное место. Чита- теля не должно удивлять сравнительно большое количество <портретов>, созданных дошкольниками. В этом возрасте дети в подавляющем числе случаев не видят и не могут изобразить ха- рактеристики другого человека. Хотя, нарисовав <схематично> че- ловека, они говорят затем: <Это моя мама> (мой дедушка, мой дядя и пр.), фактически эти работы дошкольников никак не яв- .ляются портретами конкретных людей, а изображают <человека вообще>, и это изображение посвящается конкретным людям. В этом возрасте дети еще не умеют критически оценивать свою работу с точки зрения соответствия ее натуре. Лишь в старшем школьном возрасте, когда учащиеся овладевают основными эле- ментами техники изображения и у них развивается интерес к внут- реннему миру человека, к его психологии, формируется система психологических знаний, художники все чаще обращаются к порт- ретному изображению людей. Среди рассмотренных работ число портретов, созданных художниками 16-17 лет, более чем в пять раз превосходит число портретов, созданных учащимися 15 лет. Портретное изображение становится одной из главных тем для юношей-художников, оканчивающих школу. Следует также отметить, что в работах детей среди изображе- ний человека преобладают изображения взрослых людей и сверст- .84 ников. Они вызывают наибольший интерес юных художников. Очень мало они рисуют занятых какой-либо деятельностью людей моложе себя и почти совсем не пишут их портретов. Отмечая попытки детей отобразить в своих работах человека, нельзя пройти и мимо того, что в возрасте 8-11 лет они очень любят изображать животных, а в возрасте 13-15 лет многие свои работы посвящают технике - рисуют заводы, поезда, ракеты, са- молеты, корабли. В работах, собранных нами, художники 8- 11 лет изображали животных в три с лишним раза чаще, чем ху- дожники 12-15 лет. Художники 12-15 лет рисовали производст- венные объекты, промышленные агрегаты, машины в два с лишним раза чаще, чем делали это дети 8-11 лет. Все эти данные полностью соответствуют особенностям личнос- ти ребенка на каждом из этапов его духовного развития. Содер- жание рисунка, акварели, скульптуры дошкольника и школьника и их исполнение всегда связаны с условиями жизни, воспитания и обучения ребенка, подростка, юноши. Громадную роль в развитии отражения ребенком действитель- ности, в развитии восприятия им людей, в формировании у него умения общественно правильно оценивать их поведение и состав- лять верное с общественной точки зрения представление о качест- вах той или иной личности играет школа. Вопрос о том, как в годы учения в школе формируется и про- является у ребенка понимание другой личности, будет нами рас- смотрен особо. Сейчас же мы хотим осветить один из аспектов проблемы восприятия школьниками других людей. Чтобы осветить этот вопрос широко, необходимо исследовать восприятие детьми разных возрастных групп (школьных классов) сверстников, детей другого возраста, учителей, родителей, взрослых вообще. В буду- щем мы намерены изучить этот вопрос. Здесь же мы излагаем добытые в результате использования только одной методики дан- ные о восприятии школьниками разных возрастных групп хорошо знакомых им сверстников. Материалы, раскрывающие особенности видения школьником одноклассников, были собраны в 1, 4, 5, 7, 8 и 11-классах. Так как в этих опытах применялась та же методика, что и при работе с группой взрослых - создание так называемого <словесного портрета>, то появляется возможность сравнить результаты отображения сверстников взрослыми испытуемыми и учащимися школьного возраста. Сравнение цифр таблицы 13 дает возможность увидеть три определенно проявляющиеся,тенденции: 1. С возрастом при словесном воссоздании облика восприни- маемого человека в создаваемый <портрет> все более часто вклю- 85 STR.86 Таблица 13 Кол-воКол-во фиксированийПроцент фиксирований элементов ИспытуемыеКол-во испытуемыхописаний внешнего об-различных элементов ликавнешности (абс. циф-физического об-выразительного пове-оформления внеш- ры)ликаденияности Дети 7-8 лет Дети 10-11лет31 36184 290870 127538,0 54,43,8 5,058,2 41,6 Подростки 1.1-12 лет27342160460,55,833,7 Подростки 13-14 лет24331265067,47,425,2 Подростки1 Л 1 К патдт--Ю ЛсЛ21392386466,49,124,5 Юноши и девушки 17-1815286287574,714,810,5 лет Взрослые 21-26 лет50450326682,513,63,9 чаются в качестве существенных признаков компоненты, образую- щие физический облик. К 21-26 годам процент фиксирований этой стороны внешности по сравнению с процентом фиксирования и отображения ее детьми 7-8 лет воз- растает почти в 2,2 раза. 2. С возрастом при словесном вос- создании облика все более часто включаются в <портрет> другого чело- века описания черт его экспрессии как существенных признаков внешности. Процент фиксирований особенностей экспрессии к 21-26 годам по сравне- нию с процентом фиксирования этой стороны учеником первого класса уве- личивается почти в 3,6 раза. ЮУ --~-~~~2 о1г--ГТ-, , , "-- ВттаН Ю-ПМВ-ПП-КП-Ю 21-26. лет Рис. 2. 3. С возрастом неуклонно падает включение в <портрет> воспринимае- мого человека (при решении той за- рис. г. дачи, которая была поставлена перед У всеми группами испытуемых) описаний "исла, Тос." элементов, образующих оформление приятие экспрессия; 3 - восприятие ВНёШНОСТИ ЧСЛОВека. Процент фИКСИ- оформления внешности рОВВНИЙ ЭТОЙ СТОрОНЫ ВНёШНОСТИ В описаниях облика воспринимаемого человека по сравнению с процентом фиксирований ее детьми 7- 8 лет падает к 21-26 годам в 14,9 раза. Если графически изобразить проявление этих тенденций при 86 отображении различных сторон внешнего облика, то получается такая картина (рис. 2). Теперь сравним между собой данные по каждому возрасту, которые показывают, как часто тот или иной элемент, входящий во внешний облик, был включен в описание воспринимаемого чело- века каждой из групп испытуемых (табл. 14). Таблица 14 Количество портретов (в %), в которых отмечен данный элемент Элементы внешнего"ЕК облика53ТО йй им Л 55Ё ь(- Ъ- с;В с;а ч 22 й)чА Т"2ё0.-и о ю|25Ї1Т |тСС-й21=1"1з"1 1%=2-СЧ Рост17314384929383 Телосложение891246525455 Лицо12192956637164 Лоб361120253136 Брови581221404223 Нос14212336406359 Рот5898172319 Губы471026323841 Подбородок Уши344 58418 1219 1324 1521 11 Глаза41515475879275 Волосы45525179808673 Шея148133,3 Плечи11213121,8 Руки и ноги1241116243,1/2,6 Зубы5341320239,5 Кожа (цвет)333813187 Особые приметы10871025307,7 Мимика18172235487266 Жестикуляция Походка1 22 17 47 89 117,9 3,7 Осанка и поза9215110,3 Голос и речь125569 Прическа53262484977313 Одежда10071656272206,8 Обувь836248466112 Прочие предметы39222191118,4 оформления внешности Из данных таблицы 14 следует, что достигшие совершеннолетия школьники фиксируют рост воспринимаемых сверстников при опи- сании внешнего облика их в 5,5 раза чаще, чем это делают перво- классники, отмечают телосложение в 6,7 раза чаще, чем дети 7-8 лет. Школьники, кончающие школу, описывая внешность сверстника, отмечают форму лица как существенный признак в 5,9 раза чаще, чем это делают ученики 1-го класса. Такое же уве- 87 STR.88 личение процента фиксирований имеет место и при отображении других элементов физического облика. При этом, как видно из таблицы 14, темп и <потолок> роста процента фиксирований не- одинаковы для разных компонентов. Хотя процент фиксирований различных компонентов в физическом облике нарастает и в описа- ниях, выполненных учащимися старших классов школы, однако особенно резко этот рост фиксирований многих из элементов физи- ческого облика происходит между 5-м и 8-м классами. В то время как в 11-м классе <потолок> роста процента фикси- рований таких компонентов, как общая длина тела, достигает 93% описаний, глаза-92, волосы-86, форма лица-71%, для дру- гих компонентов физического облика этот <потолок> значительно ниже (лоб-31% описаний, подбородок-24, уши-15% и т.д.). Как увеличение процента фиксирований каждого элемента фи- зического облика, так и появление указанного <потолка> говорят о том, что в школьные годы продолжается начавшийся еще в пред- дошкольном и дошкольном возрасте процесс дифференциации от- дельных элементов физического облика и происходит переоценка в осознании степени важности каждого из них для характеристики индивидуальных особенностей внешности. То же происходит, и с отображением экспрессии. Процент <портретов>, в которых описана мимика воспринимаемого сверстника, возрастает к 17-18 годам по сравнению с 1-м классом в 4 раза. Как существенные признаки внешнего облика описываются в <портретах>, созданных один- надцатиклассниками, и жестикуляция, и походка, и поза, и голос, и речь. Таким образом, хотя практически человек сравнительно рано начинает читать <язык> экспрессии и пользоваться им в своем общении с окружающими, однако тот факт, что выразитель- ное поведение - важный признак в числе характерных индиви- дуальных особенностей внешнего облика, осознается постепенно. Судя по полученным данным, особенно заметные изменения проис- ходят в этом отношении с вступлением человека в старший школь- ный возраст. Количество описаний компонентов оформления внешности вос- принимаемого сверстника испытуемыми разных групп, как мы уже показывали, в целом от 1-го к 11-му классу неуклонно падает. Однако если рассматривать фиксирование в <портретах> тех или иных особенностей оформления внешности безотносительно к ото- бражению в них физического облика и экспрессии, то по восьмой класс включительно число <портретов>, в которых фигурируют те или иные элементы оформления внешности, все же очень в.елико. И лишь испытуемые 17-18 лет, описывая, согласно инструкции опыта, облик одноклассников, видят их таким образом, что для многих из них признаки оформления внешности оказываются не- существенными при создании <портрета>. Пока речь шла об изменениях, которые происходят в отображе- нии школьниками внешнего облика друг друга в годы учения - в 1-11-м классах. Теперь попытаемся выяснить, в чем со- 88 стоит то новое, что появляется при решении этой же задачи у лиц 21-26 лет, которые по сравнению со старшими школьниками де- лают еще один шаг вперед как субъекты труда, познания и обще- ния. Как уже было отмечено, в целом лица 21-26 лет фиксируют элементы физического облика на 7,8% чаще, чем школьники 17- 18 лет, а экспрессию-на 1,2% реже. Выяснилось, что студенты реже, чем старшеклассники, отмечают каждый из конкретных эле- ментов физического облика и экспрессии. Это обстоятельство первоначально нас удивило, так как мы полагали, что частота отображения каждого конкретного компонента физического облика и экспрессии у студентов должна быть выше, чем в <портретах> старших школьников. Объясняется это явление разным пониманием задачи и разни- цей способов, при помощи которых школьники, с одной стороны, и студенты - с другой, стремятся воссоздать облик другого челове- ка. Качественный анализ содержания <портретов>, созданных школьниками, и <портретов>, авторами которых являются студен- ты, и сличение этого содержания в каждом случае с <оригиналом> показывают, что для многих школьников при описании внешнего облика характерно стремление отобразить как можно больше эле- ментов внешности воспринимаемого, в то время как многим сту- дентам присуще стремление передать характерность, своеобразие данного облика, дать ему обобщенное описание. Конечно, и среди школьных <портретов> есть такие, в которых заметен отбор инди- видуально-своеобразных элементов облика воспринимаемого чело- века, так же как среди студенческих <портретов> встречаются такие, где явно выступает желание их авторов ничего не пропус- тить во внешности. Вот примеры этих сильно отличающихся друг от друга по спо- собу осмысления внешнего облика и последующего его описания <портретов>. Сначала приводим типичный школьный <портрет> одной из одиннадцатиклассниц. <И. среднего роста, пропорцио- нального сложения. Лицо овальное. Лоб прямой. Брови черные. Когда они поднимаются, то делаются похожими на крыши доми- ков. Ресницы не очень длинные, загнуты. Глаза коричневато-зеле- ные с суживающимся к виску разрезом. Нос почти прямой, но кончик вздернут, чуть намечена горбинка, если смотреть в про- филь. Хорошо очерчены крылышки носа. При улыбке от них бегут к подбородку две морщинки. Губы неяркие, нечеткой формы, зубы белые, ровные. Подбородок разделен надвое ямочкой. Щеки чуть розоватые; на левой скуле родинка. Уши маленькие, прижаты к голове. Волосы черные, взбитые и заколоты на затылке и также взбиты над лбом. Впереди почти до бровей спускается челка. С левой стороны она топорщится...> А теперь образец студенческого <портрета> В. <Рост неболь- шой. Лысеющая крупная голова. Светло-русые волосы. Серого цвета большие глаза. Взгляд чуть-чуть исподлобья. Правая бровь скорее направлена вниз. Ноздри широкие. Зубы неровные. Большие 59 STR.90 толстые губы. При разговоре они не очень быстро двигаются. Речь монотонная, слова заканчиваются причмокиванием. Люби- мый жест-раскрывать ладонь при объяснении. Правая рука за- метно подвижнее левой>. Развитие восприятия внешнего облика другого человека харак- теризуется также тем, что с возрастом испытуемые отмечают боль- шее количество признаков в выделяемых ими частях лица, тела, экспрессии воспринимаемого человека. Если первоклассник может выделить сравнительно небольшое число признаков, указывающих на размер, контур, положение, цвет и другие особенности того или иного элемента физического облика, то старшие испытуемые видят и называют в тех же самых элементах большее число раз- личных особенностей. Например, выпускник школы, а тем более взрослый, может характеризовать подбородок воспринимаемого человека по высо- те (низкий, средний и пр.), по форме (круглый, прямоугольный, треугольный), по отношению к вертикали (скошенный, выступаю- щий, прямой), отметить в нем раздвоенность, ямки, поперечную борозду и пр. У первоклассника же еще не сформированы многие понятия и образы, которые позволяют более старшим школьникам быстро осмысливать и адекватно описывать названные особенности или многие из признаков, характеризующие другие элементы фи- зического облика. То же относится и к экспрессии. Когда младший школьник называет ее в качестве существенного признака внешности, он отмечает незначительное число форм выражения лица, глаз и пр. Когда характерность выразительного поведения воспринимаемого человека пытается описать старший школьник или совсем взрос- лый испытуемый, они подмечают в нем несравнимо большее число различных черт и оттенков. Об этом обогащении содержания образа восприятия, выра- жающемся в том, что при отражении другого человека в каждом из элементов его внешности более развитый как субъект труда, общения и познания индивид отмечает больше признаков, очень определенно свидетельствуют результаты эксперимента, который мы провели в 5-х и 8-х классах школы. В этом опыте восьмиклассники и школьники пятого класса опи- сывали внешний облик одних и тех же взрослых (четырех педаго- гов-мужчин). Чтобы получить сравнимые данные, испытуемым было предложено при составлении <словесных портретов> указан- ных лиц придерживаться <схемы> облика человека, которая содер- жала перечисление восемнадцати основных компонентов внешнос- ти. (Эта <схема> была дана испытуемым перед опытом). Сопоставление количества и характера признаков, отмечаемых школьниками 8-го класса, с одной стороны, и учениками 5-го клас- са - с другой, раскрывает во всей полноте неодинаковость осо- знания особенностей одних и тех же элементов облика этими дву- мя группами испытуемых (таблицы 15 и 16). 90 Таблица 15 ВозможныйКоличество действительных максимум обозначенийобозначенийКоличество данного признака в абс.детьмиподросткамиотмеченных вариантов ОбъектПризнаки,цифрах11 лет15 лет характеристикиучащимися детьми 11 летподросткамиабс. цифры%абс. цифры%детьми 11 летподростками 15 лет 15 лет Основные элементы физического обликаФорма Величина Положение Цвет Эстетич.1944 1944 1512 324 19441872 1872 1456 312 1872147 428 72 230 597,5 21,8 4,8 71,3 3,0306 738 167 298 4316,2 39,1 11,4 95,4 2,34 6 6 9 39 11 14 13 3 привлекат. Максимум обозначений исчислен при условии, что каждый учащийся мог отметить данный приз" нак хотя бы один раз. Цифры таблицы 15 показывают, насколько богаче становятся видение и оценка в облике человека таких признаков, как форма, относительные размеры, положение, цвет у 15-летних ребят по сравнению с 11-летними школьниками. Из таблицы 16 видно, как по мере формирования личности школьника растет вширь и вглубь осознание последним признаков, характеризующих походку чело- века, его голос, речь, мимику, жестикуляцию, осанку и позу. На- пример, к 8-му классу по сравнению с 5-м значительно увеличи- вается число случаев, когда школьники отмечают в походке вос- принимаемого человека скорость, характерную для него длину шага, давление на поверхность (тяжелая походка), сопутствующие содвижения или, останавливая внимание на речи другого чело- века, фиксируют в ней такие признаки, как отчетливость произно- шения, богатство словаря, правильность построения фраз и рас- становки ударений, скорость говорения, интонационное богатство и отдельные недостатки произношения. Но по мере формирования личности познающего субъекта у него не только развиваются спо- собности видеть все многообразие признаков, характеризующих тот или иной компонент облика воспринимаемого человека, но и различать все богатство оттенков в проявлении каждого признака в отдельности. В эксперименте, результаты которого были только что изложены, и эта особенность, характеризующая развитие у человека восприятия других людей, проявилась так же четко. От- мечая типичные для воспринимаемого человека выражения лица, описывая имеющиеся у него особенности голоса, всматриваясь и в другие проявления его облика, восьмиклассники находят в них чаще, чем пятиклассники (см. таблицу 16), индивидуально харак- терные оттенки. 91 STR.92 Таблица 16 Количество от- Количество действительныхмеченных вари- обозначений данного признакаантов данного признака Объект харак-Признаки, отмеченные теристикиучащимисядетьмиподростками 11 лет15 летдетьмиподрост- 11 летками абс.абс.15 лет цифры%цифры% Осанка2624,25855,725 ПоходкаОтносительная скорость3229,84644,233 Длина шага10,931615,412 Давление на поверх-43,71615,412 ность Сопутствующие движе-1513,92221,113 ния Эстетич. привлекатель-32,854,811 ность ГолосСила6661,46360,545 Тембр1816,73533,624 Эстетич. привлекатель-1211,21716,323 ность РечьЯсность произношения1917,74240,313 Граммат. правильность1816,71211,513 Богатство словаря10,931110,612 Скорость говорения1110,22423,013 Интонац. богатство109,612 Недостатки произноше-1211,21514,42 ния МимикаВыражение глаз6863,28278,7611 Выражение лица8478,18581,6513 Жестику-Характер излюбленных2119,55754,736 ляцияжестов Возможный максимум обозначений каждою признака был равен 108, для подростков 15 лет - 104. данном случае для детей 11 лет Наглядное представление об успехах, которые достигаются человеком по мере формирования его личности в осознании осо- бенностей облика других людей, дает сравнение <словесных порт- ретов> одного и того же человека (Н. Д. - мужчина 54 лет, рост 171 см, работает директором школы), написанных испытуемыми- восьмиклассником и учеником 5-го класса. Автор <портрета> школьник 12 лет. Возраст 35-40 лет. Рост 170-180 см. Фигура прямая. Лицо бритое, чистое. 92 Автор <портрета> школьник 16 лет. Возраст - лет 55-60. Рост средний, 165-168 см. Фигура плотная; несколько выдает- ся вперед живот. Лицо круглое, открытое, волевое. Лоб высокий, широкий, пересечен глубокими морщинами. Брови темные, с сединой, низко на- висают над глазами, у переносицы близко подходят друг к другу. Глаза большие, серые, лучистые (в уголках глаз - морщинки). Нос прямой, с большими ноздрями. Рот кажется большим из-за толстых губ. Верхняя губа выдается вперед. В уголках рта - тоже морщинки. Подбородок с едва заметной ямоч- кой, широкий, волевой. Волосы темные, почти черные, с проседью. Лоб небольшой. Брови густые, черные. Глаза серые. Нос длинный. Рот небольшой. Побородок (признаки не на- званы. - Л. Б.). Волосы черные. Уши маленькие. Шея нормальная. Уши маленькие, прижатые к голове. Шея толстая, короткая. Видна жи- ровая складка второго подбородка. Кадык выступает чуть больше обыч- ного. Руки сильные, мускулистые, пальцы пухлые, кисти жилистые, ладонь широкая. Руки не очень мускулистые. Ноги толстые, прямые. Голос громкий, низкий. Речь очень связная, толковая. Н. Д. объясняет все или рассказывает всегда увлекательно, интересно, живо. Немного картавит и шепеля- вит. В окончаниях -ия-ж. р.- часто не произносит и (или произно- сит очень неразборчиво). При раз- говоре изредка облизывает губы движением языка с верхней губы вниз и назад. Выражение лица суро- вое и часто доброе. Походка ровная, степенная, неторопливая. Во всех движениях чувствуется военная вы- правка. Носит прическу полубокс. Одежда - темно-синий костюм в бе- лую полоску. Есть галстук. Брюки широкие. Все гладко выутюжено. На улице Н. Д. ходит в темном пальто и в зеленой велюровой шля- пе с полями. Сравнение характеристик каждого элемента внешности одного и того же человека, даваемых младшим и старшим подростками, убедительно выявляет развитие их восприятия. Оно выражается Ноги прямые. Голос громкий. Речь Н. Д. - говорит краси- во. Выражение глаз и лица доброе. Походка прямая, военная. Когда говорит, лю- бит что-нибудь вертеть в ру- ках. Одежда чистая. Любит ши- рокий морской клеш. 93 STR.94 в том, что в каждом элементе внешности воспринимаемого чело- века фиксируются все новые признаки, а в них все новые оттенки. Сравнение восприятия другого человека испытуемыми разных возрастных групп показывает далее, что по мере формирования индивида как субъекта познания возрастает степень точности от- ражения им признаков облика воспринимаемых людей. Это отно- сится как к отражению и оценке испытуемыми черт физического облика, особенностей оформления внешности человека, так и его выразительного поведения, выполняемых им действий. Рассмотрим, например, как по мере повзросления группы испы- туемых изменяется точность оценки ими роста воспринимаемого человека и его возраста. Н. А. Горбовская предлагала трем группам школьников (уче- никам 2, 5 и 8-го классов) определять в сантиметрах рост одних и тех же лиц, с которыми испытуемые встречались и до опыта. Для школьников 2-го класса задача назвать (в сантиметрах) рост че- ловека, основываясь на восприятии, оказалась чрезвычайно слож- ной. Поэтому экспериментатор после проведения проверочной се- рии опытов для этой группы испытуемых в новом эксперименте изменил методику. Ученики 2-го класса, посмотрев на определен- ного человека, теперь поворачивались к высотомеру и на нем пока- зывали рост того, кого они только что видели. Сведенные вместе данные об оценке роста одних и тех же лиц тремя группами испытуемых, находящихся на разных ступенях развития, показали, что задача точно оценить рост человека пред- ставляет для индивида тем большую трудность, чем меньше по- следний развит в целом как личность. Чем меньше возраст чело- века, тем хуже он определяет истинную длину тела лиц, которые входят в его окружение. Если дети 8-9 лет, работая по облегчен- ной методике, при оценке роста дали 2,9% правильных ответов, то в группе школьников 11-12 лет правильных суждений стало уже 28,5%. В группе испытуемых 14-15 лет процент правильных суж- дений (или с ошибкой, не превышающей +2 см) при прямой оценке роста поднялся до 37,2%. Чем старше были испытуемые, тем меньше они делали ошибок, выходящих за пределы +6 см при определении роста. Повышение точности оценки роста других людей находится в прямой связи с развитием у школьника глазомера, пространствен- ных представлений, вычислительных навыков, а также с осозна- нием значения этого признака для характеристики облика чело- века. С развитием индивида как личности растет точность оценки им и такого сложного компонента в облике воспринимаемого че- ловека, как возраст. Возраст наряду с другими характеристиками личности, в той или иной мере связанными с внешним обликом человека, несет индивиду также определенную информацию, вы- полняет сигнальную роль, осведомляя его о количестве жизненно- го опыта другого человека и возможном его положении в общест- 94 ве. Осознание этой стороны в облике воспринимаемого лица влияет на характер контакта, который устанавливается между людьми, и в случае отсутствия других внешних ориентирующих данных опре- деляет форму обращения одного человека к другому. Оценка воз- раста другого человека может косвенным образом отразить отно- шение к нему, служить косвенным показателем самооценки и взаимоотношений людей. Карстен, изучавший <восприятие возраста>23, указывает на существование <масштабного поля>, которым пользуется любой человек, устанавливая возраст другого. Масштабное поле вклю- чает в себя годы или поколения, к которым сам человек относится. Оно имеет определенные границы, пороги, которые воспринимают- ся как детство, отрочество, юность, молодость, зрелость и старость. Мы не случайно назвали возраст очень сложным компонентом в облике человека. Возраст - не только временная характеристика, его нельзя установить без пространственных признаков. В. А. Надеждин ука- зывает, что о возрасте человека прежде всего говорят количество и расположение морщин лица и шеи, так как топографическое распространение морщин всегда соответствует возрасту24. Старе- нию сопутствуют и другие признаки: изменение пигментации кожи> сухость и морщинистость кожи рук, атрофические изменения ног- тей, степень сношенности зубов и пр. Но, как показывают наблю- дения, если перед человеком не ставится конкретная задача вы- явить эти признаки, по которым можно с максимальным прибли- жением назвать возраст воспринимаемой личности, то он предпо- читает пользоваться методом сравнения, используя свой прошлый опыт. В таком случае приобретает большое значение не только физический облик человека, но и оформление ею внешности, его- манеры, поведение, выразительные свойства личности. Различия в оценке возраста испытуемыми, находящимися как личности на разных ступенях развития, в нашей лаборатории изу- чала В.Н. Куницына. Различным коллективам учащихся она пред- лагала описать внешность человека, предъявляемого или непо- средственно или на фотографии. В основной части эксперимента,. где описание проводилось на основании непосредственного вос- приятия, на возрасте внимание специально не акцентировалось, и. эта деталь в инструкции преднамеренно опускалась. Это обстоя- тельство способствовало выявлению действительной значимости возрастной характеристики для испытуемых. В качестве основных испытуемых в этом исследовании были взяты коллективы 7-х и 8-х классов трех школ-интернатов и ше- сти обычных школ Мурманской области и Ленинграда (всего в опытах участвовало 740 школьников). Разграничение в дальней- ЙКаг8еп А. УайгпеЬтип йеа АИегпв. - Асга рэусЬо1о1са, уо1. XIX. Ат51ег(1ат, 1961. 24 См.: Надеждин В. А. К семиотике возрастов: опыт числового учета- ряда внешних признаков постарения.-Врачебное дело, 1926, № 18-20. 95 STR.96 шем анализе группы испытуемых на семиклассников и восьми- классников при небольшой, казалось бы, разнице в возрасте оправ- дано практикой школы, отмечающей качественные сдвиги в разви- тии восьмиклассников-расширение умственного кругозора, появ- ление новых интересов, касающихся прежде всего общественной жизни. В качестве воспринимаемых лиц была использована основная группа из четырех женщин (28, 29, 33 и 62 лет), шести мужчин (32, 37, 40, 45, 54 и 56 лет), двух подростков (девочка 14 и маль- чик 15 лет) и трех учеников 4-го класса (одна девочка и два мальчика 11 лет). Использование в опыте постоянной группы вос- принимаемых лиц дало экспериментатору единое основание для сравнения особенностей восприятия в различных условиях и при влиянии различных факторов. При проведении этого эксперимен- та и при анализе собранных данных учитывались: 1) степень зна- комства предъявляемой личности испытуемому (подросток видит человека в первый раз или знал его не менее года, но не имел тесного контакта, был хорошо знаком с ним и т. п.); 2) эмоцио- нально-динамическая выразительность. В зависимости от степени ее проявления воспринимаемые лица были разделены на две груп- пы. Первая группа лиц отличалась общей подвижностью, общи- тельностью, непринужденной и естественной манерой обращения, богатством мимики и пантомимики. Для второй, наоборот, были характерны медлительность, немногоречивость, скованность дви- жения и небогатая мимика. По данным опытов, возраст оказался значимой для подростка характеристикой воспринимаемого человека. 61% участвовавших в опыте детей указал возраст описываемого человека. Причем если в группе семиклассников на эту сторону в облике обратили внимание 49% участвовавших в опыте, то в группе восьмиклассни- ков на возраст указали 75% испытуемых. Определение возраста оказалось довольно затруднительной для подростков задачей, что видно из нижеследующих фактов. Количество точных оценок очень небольшое (13%). Даваемые определения возраста нередко соответствовали временным пред- ставлениям подростка, отличным от временного масштаба взрос- лых людей, - <возраст средний - 24 года>, <преклонный воз- раст - 38-40 лет>. При установлении возраста подростки исполь- зовали слишком большие временные интервалы. Иногда эти ин- тервалы достигали 10-15 лет25. (Например, подросток мог ска- зать: этому человеку 55-70 лет.) Отклонения на один-два года в сторону завышения или занижения действительного возраста вос- принимаемого взрослого человека были отмечены В. Н. Куюицы- ной у 10% участвовавших в опыте детей, а отклонения свыше двух лет-у 20-30%. В некоторых случаях величина этого отклоне- ния достигала 10-20 лет. 25 В старших классах этот интервал сокращается. 96 По данным В. Н. Куницыной, точность определения возраста зависит как от сформированности личности познающего субъекта, так и от состояния и внешнего вида воспринимаемого человека (что в свою очередь может зависеть от ряда причин: оформления внешности - одежды, прически, косметики, состояния здоровья, степени усталости, эмоционально-динамической выразительности и т. п.) и от условий восприятия (освещенности, местоположе- ния и пр.). Больше всего совершается ошибок, когда некоторые признаки внешности человека не соответствуют его возрасту. Так, например, возраст 36-летнего мужчины, имеющего значительную лысину, всеми подростками был значительно завышен. Повышенная эмо- ционально-динамическая выразительность воспринимаемых лиц, наоборот, способствовала активному занижению их действитель- ного возраста. По данным В. Н. Куницыной, повышению точности оценки воз- раста благоприятствует ряд обстоятельств. Во-первых, она связа- на с возрастом воспринимаемых лиц. Самая высокая точность была достигнута в описываемом опыте при восприятии подрост- ками ровесников (41,5% правильных ответов), затем детей млад- шего возраста (32%). Точность оценки возраста лиц зрелого и пожилого возраста была низка (соответственно 13 и 7%). Высо- кая точность оценки возраста в первых двух случаях объясняется не только близостью, соразмерностью возраста воспринимающих и воспринимаемых, так сказать, единым масштабным полем, но и тем, что в детстве и юности каждый новый год жизни ребенка сопровождается ощутимыми изменениями его физического облика (роста, голоса). Помимо этого внешнее оформление детей часто указывает на их возраст (дошкольники, октябрята, пионеры. комсомольцы). У взрослых таких внешних ориентиров значитель- но меньше, и установить их возраст по названным признакам ока- зывается поэтому более затруднительным. При оценке возраста взрослого человека ее точность была тем выше, чем моложе был воспринимаемый человек. Так, при опре- делении возраста двух женщин (28 и 33 лет) неправильно ответили соответственно 11,7 и 6,58% участвовавших в опыте ребят, воз- раста двух мужчин (40 и 55 лет) -соответственно 42,85 и 22,86% испытуемых. Возраст мужчин устанавливался на основании пред- ставления, возраст женщин - на основе восприятия. Точность оценки возраста испытуемыми была ниже при непосредственном восприятии и выше при определении возраста на основе представ- лений в два раза у мальчиков и в три раза у девочек. Видимо, установлению истинного возраста человека при непосредственном восприятии мешают такие факторы, как особенности оформления внешности воспринимаемого, его физическое состояние и настрое- ние, освещенность и т. п., в то время как при определении воз- раста на основе представления все эти условия нивелируются, усредняются. 41/а А. А. Бодалев 97 STR.98 Число случаев правильного определения возраста человека оказалось выше (в описываемом опыте в два раза), когда этот человек был хорошо знаком испытуемым, и оно заметно упало, когда им пришлось определять возраст человека по первому впе- чатлению или устанавливать возраст малознакомого человека. Наконец, повышение количества правильных оценок возраста вос- принимаемых лиц оказалось в прямой связи с возрастом самих испытуемых. Разница в возрасте испытуемых отразилась на точ- ности их оценок в очень значительной степени. В опыте, результаты которого здесь приводятся, девочки 8-го класса почти в два раза чаще, чем девочки-семиклассницы (14,9 и 8,8%), определяли возраст правильно. Различия между мальчиками 8-го и 7-го классов при определении ими возраста этих же лиц выступили менее резко. Однако и у мальчиков-восьмиклас- сников стало намного меньше определений возраста путем отнесе- ния человека к широкой возрастной группе по принципу масштаб- ного поля (<пожилой>, <среднего возраста>...). Особенно резко уве- личилось в 8-м классе число точных оценок при определении воз- раста на основе представления (в пять раз). Таким образом, согласно данным, полученным в эксперименте В. Н. Куницыной, возраст, являясь для подростков в другом чело- веке значимой характеристикой, определяется ими со все большей степенью точности по мере формирования их как субъектов дея- тельности, как личностей. Данные В. Н. Кунищыной подтверждаются результатами иссле- дования, выполненного Н. А. Горбовской. Исследовательница пред- лагала испытуемым 8-9, 11-12 и 15-16 лет (каждая возрастная группа состояла из десяти человек) определять возраст семи малознакомых им лиц 15, 19, 25, 32, 39, 54, 59 лет. По ее данным, доля правильных оценок возраста (или содержащих ошибку, не превышающую +\ год) испытуемыми 8-9 лет составила 9,8%, испытуемыми 11-12 лет-21,0 и школьниками 15-16 лет- 30,3% 2е. Формирование индивида как субъекта труда, познания и обще- ния вызывает прогресс в отражении и оценке им не только таких сравнительно броских особенностей облика другого человека, как , рост и возраст, о чем мы только что вели речь. Этот прогресс за- хватывает отражение и оценку индивидом и тех проявлений, в которых другой человек всесторонне выражает себя как личность. 26 Мы не видим противоречия в том, что испытуемые в данном исследова- нии, оценивая возраст, дали значительно больше верных ответов, чем испытуе- мые, с которыми работала В. Н. Куницына. В. Н. Куницына задачу определе- ния возраста перед испытуемыми специально не ставила. Н. А. Горбовская же перед началом опыта специально поставила перед ними эту цель. ГЛАВА 5 ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ ЧЕЛОВЕКА ЧЕЛОВЕКОМ Непременным условием превращения каждого человека в субъекта познания других людей является деятельность, включаясь в кото- рую человек оказывается связанным с этими людьми множеством определенных отношений. Не требует особых доказательств факт, что каждый человек познает других людей не ради праздного любопытства. Формирующиеся у него образы людей и понятия о личности служат целям регуляции его деятельности, его поведения в общественной среде - в производственном и учебном коллекти- вах, в семье, на отдыхе и пр. Еще И. М. Сеченов отмечал, что трудовое действие в каждый момент выполнения адекватно предмету, орудиям и условиям тру- да. При нормальном ходе деятельности в развивающемся процессе общения мы наблюдаем ту же картину: поступки человека адек- ватны поведению взаимодействующих с ним людей. А для этого участники деятельности, их дела и вся ситуация общения должны быть отражены в мозгу человека, и отражение должно регулиро- вать его поведение. Не только в трудовой деятельности, при ис- пользовании орудий, нацеленных на достижение определенного ма- териального результата, но и в разных видах непосредственного взаимодействия людей друг с другом психические процессы выпол- няют функцию программирования, регулирования и контроля по- ведения одного человека по отношению к другим. Анализируя участие ощущений и восприятий в трудовом акте, И. М. Сеченов указывал, что они являются не только системой пусковых сигналов для движения, но и меркой, образцом, в соот- ветствии с которым производится регулирование этого движения. И. М. Сеченов писал: <Чувствование повсюду имеет значение ре- гулятора движения, другими словами, первое вызывает последнее и видоизменяет его по силе и направлению> . Эти мысли Сечено- ва имеют очень большое значение для лонимания процесса не- посредственного общения людей в различных видах деятель- ности. Отражение индивидом других людей и регуляция его поведения по отношению к ним неотрывны друг от друга. Исследуемые психологами (Л. М. Веккер, А. Н, Леонтьев, Б. Ф. Ломов, Д. А. Ошанин) в системе <человек- машина> чувст- венный и логический уровни регуляции индивидом своих действий, Сеченов И. М. Избр. произв., т. 1. М.-Л., 1952, с. 188. 99 STR.100 соответствующие основным формам отражения действительности , четко проявляются в процессе взаимодействия людей в разных видах деятельности. В любом виде непосредственного взаимодейст- вия людей эти уровни регуляции выступают в неразрывном и под- вижном единстве. Однако в зависимости от задач, содержания и условий протекания взаимодействия людей, а также и от индиви- дуальных особенностей самих общающихся может доминировать один из этих видов регуляции. Обычно в ситуациях непосредственного взаимодействия людей всегда решается какая-то определенная задача. И для каждого из участников этого взаимодействия в других партнерах по деятель- ности важны прежде всего те компоненты их облика и поведения, которые наиболее значимы для решения задачи деятельности. От- ражение этих компонентов в облике и поведении друг друга участ- никами деятельности включает два взаимосвязанных момента: во- первых непосредственное различение и опознание их среди других компонентов облика и в общей картине поведения и, во-вторых, интерпретацию того психологического содержания, которое, как кажется участникам деятельности, заключено в этих компонентах- сигналах и имеет отношение к решаемой задаче. Понятно, что ин- дивидуум может получать информацию о другом человеке не только путем непосредственного восприятия его внешнего облика и поведения, но и через речь. В этом случае слова выступают как код реальных признаков внешнего облика другого человека, пере- живаемых им состояний, его действий, намерений, мнения и пр. Поскольку в каждом конкретном виде непосредственного взаи- модействия людей (общение педагога и школьника, контакт врача и больного, игра команд на футбольном поле и т. д.) для решения задачи деятельности имеют значение определенные компоненты облика и поведения, у общающихся лиц создается установка на отражение и осмысливание в другом человеке прежде всего этих компонентов. Влияние требований деятельности на характер отбора и оценки человеком особенностей внешнего облика и поведения тех, кто с ним в этой деятельности участвует, хорошо прослеживается при анализе отражения учителем ученика. Мы предлагали 122 учителям, преподававшим в школе обще- образовательные дисциплины, словесно воссоздать облик извест- ных им учащихся (это задание учителя выполняли не на основе непосредственного восприятия определенных учащихся, а опи- раясь на представления памяти). Таким путем этой группой испы- туемых были <нарисованы> <портреты> учеников 5, 6, 7, 8, 9 и 10-го классов. а См- Веккер Л. М. Восприятие я основы его моделирования. Л., 1964; Инженерная психология. Под ред. А. Н. Леонтьева. М., 1964; Ломов Б. Ф. Чек и техника. Л., 1963; Ошанин Д. А. Семантическая и прагматическая фикция сигнала-Тезисы докладов на II съезде Общества психологов, вып. 3. М., 1963. 100 Фиксирования в облике описываемых лиц различных компо- нентов распределились в названных <портретах> так (см. таб- лицу 17). Цифры, приведенные в таблице, хорошо показывают, что в описываемом опыте в облике школьника учителя наиболее ярко и прочно фиксировали компоненты, относящиеся к его экспрессии, характеризующие его речь, а также входящие в оформление внеш- ности. Таблица 17 Элементы обликаКол-во портретов, в которых данный элемент назван (%)Элементы обликаКол-во портретов. в которых данный элемент назван (%) Рост62,3Кожа15,6 Телосложение46,7Особые приметы4,1 Лицо18,0(анатом.) Лоб1,6Осанка10,7 Брови4,9Походка11,5 Нос4,9Поза20,5 Рот0,8Жестикуляция9,0 Губы0,8Мимика59,9 Подбородок0,8Голос15,6 Уши0,8Речь77,1 Глаза37,7Прическа18,9 Волосы30,3Украшения3,3 Шея0,8Одежда82,0 Плечи1,6Общая подвижность44,3 Руки4,1Соразмерность и точ-10,7 Зубы0,8ность движений Манера вести себя55,8 на уроке В 73 случаях было отмечено обычное состояние костюма ученика. В описываемом опыте, воссоздавая облик учащихся по памяти, испытуемые-учителя крайне неполно, фрагментарно <рисовали> физический облик школьников, фамилии которых им были назва- ны, и в то же время осанку, жестикуляцию, мимику они описыва- ли в <портретах> почти с той же частотой, что и испытуемые-пе- дагоги, которые воссоздали облик людей на основе восприятия, а походку, и особенно голос и речь, они фиксировали в <портре- тах> намного чаще, чем это делали непедагоги (походку - в три раза чаще, речь - больше, чем в восемь раз). Говоря об учащемся, учителя обычно ярко и верно вспомина- ли, насколько грамматически правильна его речь, насколько она интонационно выразительна, богат ли у ученика словарный запас, какие в его произношении имеются недостатки и пр. В этом эксперименте на воссоздание по памяти облика уча- щихся у учителей проявилась также тенденция указывать в <порт- 4 Л. А. Бодался 101 STR.102 ретах> на обычную для школьника манеру вести себя на уроке (55,8% <портретов>), говорить об его общей подвижности (44,3% <портретов>), оценивать соразмерность и точность его движений (10,7% <портретов>), отмечать типичное для данного школьника состояние костюма (59,9% <портретов>). Вот несколько описаний облика учащихся учителями. <Сергей В. - невысокий паренек, темноволосый, темногла- зый - Макаренко назвал бы его попросту: <пацан>, всегда с лу- кавой усмешкой в глазах. Чистое лицо его не совсем правильно: оно немного <редькой вверх>. Но оно всегда светится такой маль- чишеской <приятцей>, что, глядя на его звонкую улыбку, трудно ему не отвечать тем же. Одет он всегда скромно (насколько скромно может быть одет ученик, <закованный> в гимназические доспехи) и чисто. Пионерский галстук - постоянный его атрибут. На уроках ведет себя очень хорошо. Правда, допускает то, что свойственно многим детям его возраста (Сергей - шестикласс- ник. - А. Б.} - тянет руку вверх так, что хруст стоит (настолько велико желание отвечать)> (автор <портрета> учитель немецкого языка С.) <Б. Шура. Внешность у девочки обычная: простое русское лицо, остренький нос, небольшие внимательные глаза, гладкие, зачесан- ные назад волосы, скромная, всегда чистая одежда. В проявлении своих переживаний она сдержанна, холодна. Движения неторопли- вые. Манера говорить бесстрастная, спокойная> (автор <портрета> семиклассницы учитель русского языка Р.) <Валерий - широкоплечий, стройный, сильный, с уверенными жестами и движениями ученик. Его внешний вид сразу говорит о том, что Валерий, во-первых, спортсмен и что, во-вторых, он из культурной семьи. Его манеры производят хорошее впечатление: он не кричит в разговоре с товарищами, не перебивает их, его речь отличается чистотой (я имею в виду отсутствие жаргонных слов и выражений). Валерий опрятен в одежде и аккуратен со своими вещами - его учебники и тетради всегда в хорошем виде> (автор <портрета> ученика 10-го класса учитель литературы Д.) При длительном занятии тем или иным видом деятельности тенденция отражать других людей с определенной точки зрения может стать у человека устойчивой, превратиться в профессиональ- ную привычку. Эта особенность восприятия человеком других лю- дей, связанная с основным в его жизни родом деятельности, ярко проявляется у врачей, артистов, писателей, следственных работни- ков, т. е. у всех тех, в чьей повседневной работе другой человек оказывается главной фигурой. Не составляет исключения в этом ряду и восприятие других людей художниками-профессионалами. Основными существенными чертами объекта, от передачи которых в изображении в первую очередь зависит степень выполнения художником своей задачи, являются, как известно, форма, цвет и пространственное положе- ние. Другой человек для художника-мастера та же натура, и он 102 фиксирует в ней основные для целей изображения черты. У лиц, занимающихся изобразительной деятельностью, наряду с установ- кой на обычное восприятие развивается установка на восприятие для целей изображения, которая в результате накопления опыта изобразительной деятельности может превратиться в устойчивую профессиональную установку. Об этих особенностях восприятия других людей художником убедительно говорят собранные нами материалы. Мы предлагали студентам III и IV курсов Института живопи- си, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина <нарисовать> <сло- весные портреты> своих товарищей (инструкция для них была точно такой же, как и для нерисующих испытуемых) 3. Получен- ные в этом опыте <портреты> мы проанализировали точно так же, как анализировали <портреты>, авторами которых были испытуе- мые-нехудожники. В результате появилась возможность прямо сравнить восприятие другого человека нерисующими испытуемы- ми, с одной стороны, и рисующими - с другой. Таблица 18 показывает, насколько чаще испытуемые-художни- ки фиксировали основные компоненты внешности другого челове- ка, чем выполняющие такое же задание испытуемые-нехудож- ники. Данные таблицы свидетельствуют, что если определенные ком- поненты внешности фиксируются художниками и нехудожниками примерно с одинаковой частотой, то в отражении других элемен- тов различие между этими группами весьма велико. Рост, тело- сложение, лоб, брови, губы, уши, глаза, волосы и некоторые дру- гие компоненты физического облика воспринимаемых людей испы- туемые-художники фиксировали почти с такой же частотой, как испытуемые из нерисующей группы. Зато большинство остальных компонентов в физическом облике другого человека художники выделяли намного чаще, чем нехудожники. Почти в два раза чаще в группе испытуемых-художников описан подбородок, в 2,9 ра- за - кожа, в 4,2 раза чаще они отметили особые приметы (ана- томические) . В 7,7 раза чаще испытуемые из <рисующей группы> выделяли в облике другого человека его руки; в 9,2 раза чаще, чем нехудож- ники, они указывали на особенности ног, в 9,7 раза чаще говори- ли о шее. В 15,5 раза чаще, чем <нерисующие>, художники описы- вали плечи. Столь же значительными оказались различия в отра- жении художниками, с одной стороны, и нехудожниками - с другой, большинства компонентов экспрессии воспринимаемого человека. Хотя мимику, характерную для воспринимаемых лиц, художники в излагаемом эксперименте фиксировали не чаще, чем нехудожники, однако все остальные компоненты экспрессии они включали в создаваемые ими <словесные портреты> значительно чаще, чем <нерисующие> испытуемые. Голос (и речь) они описы- 3 См. с. 57 настоящей работы. 4 103 STR.104 Таблица 19 Таблица 18 Элементы внешнего обликаКоличество спортретов> (%), в которых отмечен данный элемент нехудожникихудожники 1РостТелосложе-83 5580 56 ние Лицо Брови Лоб64 23 3692 20 40 Нос5984 Рот1912 Губы Подбородок Уши41 21 1144 40 12 Глаза7588 Волосы7376 Шея3,332 Плечи1,828 Руки Ноги3,1 2,624 24 Зубы Кожа Особые при-9,5 7 7,712 20 32 меты (анатом.) Осанка10,332 Походка Жестику-3,7 7,944 20 ляция Мимика6660 Голос и920 речь Прическа Одежда136,86044 Украшения8.48 (приме- нение космети- ки и пр.) Художественная специальностьКоличество фиксирований (%) формыпространственного поло-пропорцийцвета Живопис-жения 7,95,210,48,3 цы Графики Скульпто-3,3 6,63,9 4,84,2 7,03,52,5 ры вали в <портретах> в 2,2 раза чаще. Жесты они отмечали в <портретах> как существенные признаки облика восприни- маемого в 2,5 раза чаще, чем нехудожники. Осанку худож- ники отмечали в <портретах> в 3,1 раза и походку в 11,9 ра- за чаще, чем их описывали ис- пытуемые-нехудожники. Испытуемые из художест- венной группы намного чаще, чем испытуемые из нехудоже- ственной группы, отображая внешний облик конкретных людей в <портретах>, описыва- ли оформление внешности (при- ческу художники отмечали в 4,6 раза и одежду в 6,5 раза чаще, чем нехудожники). Приведенные цифры, нам кажется, убедительно показы- вают, что формирующаяся у студентов-художников уста- новка на фиксирование в объ- ектах сторон, важных для це- лей изображения, четко про- является и при восприятии каждым из них других людей. Помимо этого, говоря о телосложении, испы- туемые-художники, хотя и не использовали са- мый распространенный способ его оценки (ху- дощавый человек, полный человек и пр.), все же характеризовали его в 12% <портретов>, от- мечая у воспринимаемого лица длину торса от- носительно конечностей, ширину и относитель- ное развитие его грудной клетки, таза и т. п. Данный факт становится еще более неоспоримым, когда выясняет- ся, какие конкретно признаки испытуемые-художники предпочита- ли называть при описании как отдельных компонентов, так и обли- ка воспринимавшегося ими человека в целом. 104 , . Если принять за 100% общее число всех фиксирований различ- ных признаков облика тех людей, <словесные портреты> которых художники <рисовали>, то 17,8% составили фиксирования формы, 13,9 - пространственного положения и 21,6% - пропорций. В зависимости от художественной специальности фиксирова- ния указанных признаков, а также цвета в описываемой группе испытуемых распределились, как представлено на таблице 19. В <нерисующей> группе испытуемых соотношение фиксирован- ных ими признаков в облике воспринятых лиц было совершенно другим, а именно: форму они отметили в 12% случаев, простран- ственное положение - в 7,9 и пропорции - в 11,2%. Эти цифры свидетельствуют о том, что тенденция художников к точным оценкам положения изображаемого объекта в простран- стве, к схватыванию его пропорций, формы отчетливо проявляется и при восприятии ими человека. Эти признаки для лиц, входящих в художественную группу, субъективно оказываются более важ- ными, чем для тех, кто не рисует. Совершенно естественно, что в формирующемся у художников образе другого человека его про- странственное положение, пропорции, форма имеют первостепен- ное значение, несут наибольшую сигнальную нагрузку. Особенности, характеризующие восприятие другого человека испытуемыми-художниками, легко прослеживаются в созданных ими словесных портретах. Приведем несколько примеров. 1. <Н. невелик ростом, но и не очень мал (1,60-1,70). Крепкий, коренастый, с красивой слегка вытянутой в подбородке головой. Волосы мягкие, шелковистые,но неопределенного цвета - порой кажутся золотистыми, а порой, особенно против света, какими-то зеленоватыми. Самое удивительное в этом человеке-это рот, вер- нее, губы. Красивый лукообразный разрез, обрамленный пуши- стой, слегка вьющейся растительностью. Трудно передать словами обычное для него выражение лица. Глаза раскосые, как у монгола, но голубые, почти чистые. Брови широкие, но удивительно срос- шиеся - почти в одну прямую линию. Нос тоже не короткий - обыкновенный русский, плотный, чуть-чуть стремящийся кверху, но все же не курносый. Красиво, очень мужественно на лице выде- ляются скулы. Вся голова на красивой атлетической шее чем-то напоминает <Апоксиомена, счищающего с себя грязь после борь- бы>. Самое привлекательное в нем - улыбка, ясная, лучезарная, открывающая красивые белые зубы. Плечи вместе с руками до- полняют атлетический образ - крутые, с играющими плотными бицепсами. Пальцы рук слегка плоские. Ноги с резко очерченны- ми икрами> (автор <портрета> студент III курса графического факультета.) 2. <Старая женщина>, сутулая, в темно-коричневом платье. Чулки и ботинки того же цвета. Воротничок у платья очень тон- кой кружевной работы, светлого цвета. Седые коротко острижен- ные волосы. Лицо желтое, глазницы темные, впалые. Глаза слезя- щиеся. Очень большой нос, а подбородок срезан на нет. Рот 105 STR.106 поставлен наискось, с тонкими губами. Уголки рта немного припод- няты, как будто в улыбке, скулы обозначаются резкими складка- ми. Руки сухие, с длинными пальцами. Садится на стул статично, как каменная. Походка неприятная - делает слишком большие шаги. Платье широкое, развевается складками. Голова устремлена вперед, и руки постоянно находятся где-то у рта> (автор <портре- та> студент III курса живописного факультета.) 3. <Рост выше среднего. Плечи (в сравнении с тазом) доволь- но широкие. Грудная область объемна в меру. Все части тела весомы, но не велики. Очень просты и ясны (по форме) и в боль- шой степени скромны. Голова по высоте больше, чем по ширине. Темные, гладкие, зачесанные вверх волосы еще больше подчерки- вают высоту головы. Лоб прямой, правильный, по греческому ка- нону. Подбородок несколько тяжел, выступает вперед. Уши также немного непропорциональны и крупнее (чем нужно), но на голове расположены правильно. Нос не прямой. Кончик носа слегка вздернут и также утяжелен. Хорошо <читаются> скуловые кости. Глазная щель уменьшается за счет провисания части расположен- ных над глазами мышц. Глаза темные. Словом, как и части тела, части головы у X. умеренно тяжелы. Исключение составляют лишь губы: они кажутся тонкими> (автор <портрета> студент III курса скульптурного факультета.) Характерные для всякого подлинного художника целостность восприятия объекта изображения, точность оценок его положения в пространстве, пропорций, тонкость различения светлотных отно- шений достигают наибольшей степени развития у мастеров-порт- ретистов. Кроме того, у них, опять же под влиянием специфики их деятельности, формируется профессиональная установка на фикси- рование во внешнем облике и выразительном поведении восприни- маемого человека особенностей и признаков, в которых обнаружи- вается психологическое своеобразие личности. Эта характерная для восприятия других людей художником черта четко выявилась и в том опыте, результаты которого мы излагали выше, но еще раньше ее неоднократно отмечали как са- ми художники4, так и ученые, специально изучавшие психологию изобразительной деятельности5. Факт влияния профессиональной установки на формирование у индивида образа восприятия другого человека отчетливо дает себя знать и в восприятии других людей мастерами хореографии. По нашей просыбе 19 преподавателей хореографии, занимав- шихся на курсах усовершенствования при училище им. Вагановой, также дали описания облика хорошо знакомых им лиц, руковод- ствуясь той же инструкцией, которой придерживались и испытуе- мые других групп при решении аналогичной задачи. 4 См.: Иогансон Б. В. Мастерство в живописи. М., 1952; Гра- барь И. Э. Репин, т. 1, 2. М., 1937. 5 См.: Киреенко В. И. Психология способностей к изобразительной дея- тельности. М., 1959- 106 Сравнение полученных в этой группе <портретов> с <портрета- ми>, авторами которых были испытуемые, не занимавшиеся хорео- графией, показало, что хореографы чаще, чем другие люди, вос- принимая человека, фиксируют в его облике так называемое <общее сложение>, отмечают особенности его рук и ног. Они зна- чительно чаще, чем люди далеких от хореографии специальностей, обращают внимание на то, какова общая подвижность восприни- маемого человека, насколько соразмерны и ловки его движения, легок и пластичен этот человек или он угловат, неуклюж... Также намного чаще, чем испытуемые из нехудожественных групп, пре- подаватели хореографии отмечали в <словесных портретах> осо- бенности походки и давали ей эстетическую оценку. Испытуемые-хореографы общие особенности телосложения вы- делили в облике воспринятых лиц в 63% случаев. Испытуемые из обычной группы указали на этот элемент внешности лишь в 55% <портретов>. Испытуемые из последней группы обратили внимание на руки воспринимаемых ими людей в 3,1% случаев и на ноги - в 2,6% случаев. Стажеры-хореографы отметили эти части тела в 37% <портретов>. Возрастные особенности (анатомические) в облике воспринятых лиц хореографы фиксировали в пять раз чаще, чем это делали испытуемые из обычной группы. В экспрес- сии воспринимаемых лиц испытуемые-хореографы выделяли осанку в четыре раза чаще, чем испытуемые из обычной группы (в 42% <портретов> против 10,3). Походку они фиксировали в 11 с лиш- ним раз чаще, чем испытуемые из общей группы. В два раза чаще, чем последние, стажеры-хореографы фиксировали жесты воспри- нимаемых лиц. Мимику они отмечали также чаще, чем испытуе- мые из обычной группы (84% <портретов> против 66). Общую подвижность воспринятых лиц испытуемые-хореографы охарактеризовали в 32% <портретов>. Высказались о физической силе лиц, облик которых они воссоздали в <портретах>, в 16% слу- чаев. Степень соразмерности движений была отмечена этой груп- пой испытуемых в 37% случаев, и дана общая эстетическая оцен- ка наружности воспринятых лиц в 47% случаев. Приводим два типичных для стажеров-хореографов <портрета>. 1. <Худенькая средних лет брюнетка. Рост средний. Большие, выразительные глаза, красивые зубы. Длинные густые волосы, немного вьющиеся от природы. Удлиненные кисти рук, не холеные, но красивой формы. Стройные ноги. Держится прямо, не сутулит- ся. Хорошая посадка головы. Несмотря на возраст, у нее фигура, как у мальчишки. Энергичная, стремительная походка> (автор <портрета> Я. Стаж работы в театре 20 лет.) 2. <Передо мной - молодой мужчина, среднего роста, строй- ный, с мягкими движениями гибкого, сильного тела (способного к хореографии). Лицо приятное, чисто выбритое. Волосы светлые, с рыжинкой, даже с каким-то легким пушком. Спереди немного лысоват. Кожа лица имеет розовато-белый оттенок, как у всех очень светловолосых людей. Нос почти прямой, на конце чуть за- 107 STR.108 гнут кверху. Губы не очень тонкие, но и не полные. На щеках ямочки. Подбородок чуть выдается вперед. Глаза голубые, под ними небольшие мешки. Руки и ноги хорошо развиты и пропор- циональны телу. Одет в спортивного покроя костюм> (автор <порт- рета> Ж. Стаж работы преподавателем хореографии 10 лет.) Таким образом, восприятие людьми друг друга, выполняя в дея- тельности, которая их объединяет, осведомительную и регулятив- ную роль, вместе с тем само оказывается под сильный влиянием этой деятельности. Следы его дают себя знать и тогда, когда люди взаимодействуют в иных, чем эта деятельность, условиях. Создавая устойчивый образ и фиксируя изменения в этом че- ловеке и его поведении в связи с определенными причинами, вос- приятие дает личности возможность действовать целесообразно. Заканчивая рассмотрение поставленной проблемы, мы можем сказать: восприятие человека человеком - это непосредственное наглядно-образное отражение одним человеком другого. Как и про- чие психические процессы, оно имеет познавательную и эмоцио- нально-волевую стороны. Объем и степень достоверности инфор- мации о человеке, отражением которого является его восприятие, зависят от того, какими особенностями обладает, во-первых, вос- принимаемый, во-вторых, воспринимающий человек. В-третьих, на них влияют условия, в которых человек воспринимает другого. Если говорить о воспринимаемом человеке, то одни признаки в нем видны всем, другие - менее очевидны, третьи - прямо за- метить нельзя, и о них можно судить только предположительно, на основании косвенных данных. Но все вместе они образуют облик человека. В него входят и признаки пола, и тип конститу- ции, и возрастные признаки, и детали оформления внешности. Но не только они определяют образ человека. Каждому присущ свой индивидуально неповторимый стиль .выразительного поведения, ко- торый проявляется и в типичной для данного человека мимике лица, и в манере говорить, и в походке, и в привычной для него жестикуляции, и вообще во всей внешности человека. Стиль, рас- сматриваемый уже как индивидуально-своеобразная манера дей- ствования, которая дает себя знать при выполнении человеком фи- зической и всякой иной работы, в учении, в отдыхе, в жизни в це- лом, выражая сущность личности воспринимаемого, также может быть отражен воспринимающей личностью. Восприятие человека человеком, вместе с основывающимся на нем пониманием одним человеком другого, является совершенно обязательной стороной процесса любой совместной деятельности людей, необходимым условием целесообразной ориентировки и действий воспринимающего субъекта в общественной среде. В лю- бом акте непосредственного общения людей рельефно выступает связь формирующегося восприятия другого человека с движения- 108 ми и действиями воспринимаемого и предваряющими их или от- ветными движениями и действиями воспринимающего. Весь про- цесс, начиная с воздействия человека и кончая ответной реакцией на него воспринимающего, представляет собой единый рефлектор- ный акт взаимодействия человека с человеком в определенной си- туации. Как только та или иная особенность в облике человека, изме- нения в оттенках интонации его голоса, в позе и прочее, приобре- тут сигнальное значение по отношению к совместной с восприни- маемым деятельности (или по отношению к последнему), чувст- вительность к ним повышается. Тонкость различения оттенков выражения лица, позы, походки, отклонений от обычной для вос- принимаемого манеры поведения неодинакова у разных людей. Это явление нельзя объяснить только многократной фиксацией всех колебаний во внешнем облике воспринимаемого человека субъектом восприятия. Эффект достигается тем, что в процессе многократного восприятия другого человека дифференцируются чувственные свойства, выступающие в качестве сигналов его <внут- реннего состояния>, его <отношения> к чему-то и т. п., и различе- ние чувственных свойств <подкрепляется> результатом регулируе- мой ими деятельности (труд, учение, совместная игра, разговор и пр.). С. Л. Рубинштейн, говоря о формировании образа вещи у воспринимающего, указывал, что <практика как бы моделирует образ вещей>6. Это можно полностью отнести и к восприятию человеком человека. Практика как бы моделирует образ человека. Занимаясь различными деятельностями, человек, отвечая на тре- бования каждой из них, обнаруживает то одни, то другие из при- сущих ему особенностей. Партнеры по деятельности по отношению друг к другу выступают в разных ролях (рабочий, начальник партнер по команде, артист, зритель, учитель, учащийся и пр.). В связи со всем этим не остается постоянным значение различных чувственных качеств для воспринимающего. Те из них в облике, экспрессии и действиях воспринимаемого, которые в данных усло- виях приобретают особое значение, выступают на передний план (поскольку на них распространяется вторичное возбуждение от актуализации состояний и свойств, ими сигнализируемых). Связывание видимой манеры поведения, стиля действовани> воспринимаемого с предполагаемыми у него устремлениями, по- тенциальными возможностями и состояниями означает, что другой человек воспринимается не только в своих исходных физических качествах (такой-то рост, пол, фигура, лицо, глаза и пр.), но и как личность, имеющая определенное значение для воспринимающего и ценность для дела, для общества. Восприятие человеком других людей включается в его жизнь. и вместе с яим претерпевает изменения. Но возможность измене- ния в восприятии человека человеком не исключает его относи- тельной устойчивости, соответствующей относительной устойчиво- 6 Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. М., 1957, с. 99. 109 STR.110 стц внешнего и внутреннего облика и образа поведения людей в жизни, связанных отчасти с относительным постоянством выпол- няемых каждым из них обязанностей в той среде и в то время, в которых мы привыкли их видеть. По этой причине в каждом человеке заключено побуждение к восприятию его с определенной точки зрения и к установлению к нему определенного отношения. Посредством слов, обозначающих воспринимаемого человека (ху- дожник, член бригады коммунистического труда, снайпер, стиляга, капиталист и т. п.), в образ его, возникающий у другого, вклю- чается обобщенное знание о данной категории людей, сложившее- ся в результате общественной практики и более или менее усвоен- ное воспринимающим этого человека субъектом. Полнота и правильность отражения в образе восприятия основ- ных сторон облика человека, широта дифференцирования их эле- ментов, различение в каждом из них характерных признаков и фиксирование богатства оттенков зависят от степени сформирован- ноеT личности отражающего других людей субъекта. Образ вос- приятия, который один и тот же человек вызывает у людей неоди- накового жизненного опыта, принадлежащих к различным общест- венным классам, различающихся этико-эстетическими требования эди, представляющих различные возрастные группы, пол, профес- сии, не бывает совершенно одинаковым. Проанализированные материалы, нам кажется, достаточно убе- дительно раскрывают зависимость формирования образа другого человека у индивида от того, в какой степени этот индивид сфор- мирован как субъект познания и общения. Они показывают, на- сколько тесно между собой связаны в каждый момент непосред- ственное познание индивидом другого человека и система тех представлений и понятий, в которых у этого индивида аккумули- рован и обобщен запас различных знаний о людях, приобретен- ный как в практике прямого общения, так и из других источников. Вместе с тем эти данные выявляют некоторые из форм лично- стных установок, формирующихся у людей в ходе жизни и прояв- ляющихся в характере осмысления ими внешнего облика челове- ка. Представляя собой сложное производное от всего опыта чело- века, от сформированных у него потребностей и выработанных в связи с ними критериев оценок облика других людей, эти <уста- новки> обусловливают лучшее видение и более быструю оценку человеком во внешности других людей одних элементов и призна- ков и худшее видение и более медленную оценку других. Накопление личного опыта общения с людьми у познающего их субъекта хотя и расширяет объем впечатлений о них, не обя- зательно ведет к развитию умения на основе восприятия все более глубоко проникать в их сущность. Многое здесь зависит от того, насколько различными как субъекты труда, общения и познания оказываются те лица, с которыми повседневно взаимодействует воспринимающий их человек, насколько широкого и глубокого по- яимания их требует та деятельность, которой человек занят. ГЛАВА 6 ОБЩИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОНИМАНИЯ ЛЮДЬМИ ДРУГ ДРУГА Человек - живой организм и вместе с тем общественное суще- ство: в этом своем качестве он выступает как личность. Сущность человека как личности, как объекта и субъекта истории общества, говорил К. Маркс, составляет <совокупность всех общественных отношений>. Как личность человек вступает в общение с другими людьми, как личность он проявляет себя в учении, труде, в отдыхе, как личность, как живой реальный, действующий человек, член определенного 0бщества он воспринимается и оценивается окру- жающими его людьми. Определяющими в формировании и разви- тии личности являются конкретно-исторические условия, в рамках которых проходит ее жизненный путь, ее участие в общественной жизни и практической деятельности. Личность каждого человека своеобразна и вместе с тем ей свойственны черты, общие с други- ми людьми, в классовом обществе - с представителями своего класса. Каждая общественно-историческая формация накладывает отпечаток на духовный облик личности. Определяясь условиями жизни и деятельности, личность сама является активным участни- ком и деятелем общественной жизни, играет действенную роль в истории общества. Духовный облик личности представляет собой исторически складывающуюся совокупность наиболее существенных, относи- тельно устойчивых психических свойств, каждое из которых пред- ставляет собой сформированную у индивида способность законо- мерно отвечать определенными психическими деятельностями на определенные объективные воздействия. В этой совокупности всегда четко выделяются две группы пси- хических свойств. Первая связана с побудительной (мотивацион- ной), вторая - с организационно-исполнительской стороной пси- хической регуляции поведения человека. Это внутреннее психологическое содержание человека (его убеждения, потребности, интересы, чувства, характер, способности) обязательно выражается у него в движениях, действиях, поступ- ках. Воспринимая движения, действия, поступки, деятельность че- ловека, люди проникают в его внутреннее психологическое содер- жание, познают его убеждения, потребности, интересы, чувства, характер, способности. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 3. 111 STR.112 Вместе с тем мы знаем, что связь между отношением к дейст- вительности как содержанием качества личности и способом его выражения не всегда имеет однозначный характер. Практика взаи- модействия людей и специальные исследования, особенно исследо- вания формирования качеств личности на разных возрастных эта- пах, дают нам факты, свидетельствующие о том, что способ пове- дения личности может не полностью соответствовать или вообще не соответствовать характеру отношения, имеющегося у личности к какой-то стороне действительности. Это, в частности, было выяв- лено нами при исследовании личности подростка, проведенном в одной из школ-интернатов Ленинграда. У значительного числа подростков содержательные стороны отношения к учению, коллек- тиву и товарищам, к самообслуживанию и т. п. совпадали, но вме- сте с тем, как выяснилось, эти отношения проявлялись у них че- рез способы, на которых лежала печать пути, пройденного каж- дйм из этих школьников. Вот, например, как проявлялась <одинаковость> содержания отношения к товарищам у трех изучавшихся нами шестиклассни- ков: Вити М., Вовы М. и Вовы К. Все трое - члены дружного, жизнерадостного, инициативного и требовательного коллектива, лучшего среди первичных коллективов интерната. К шестому клас- су уних успело выработаться сходное и с точки зрения морали нашего общества правильное убеждение в том, кого можно счи- тать настоящим товарищем и как каждый из них должен посту- пать. И сами они отзывчивые, всегда готовые прийти на помощь нуждающемуся в ней однокласснику пионеры. Однако сколь раз- лично конкретное проявление этого отношения у каждого из трех подростков! Поведению, в котором повседневно проявляется отно- шение Вити М. к одноклассникам, присущи грубоватость и прямо- линейность. Для поведения Вовы М., в котором выражается его отношение к товарищам, характерны, наоборот, вежливость и так- тичность. У Вовы К., третьего шестиклассника, содержательная сторона отношения к товарищам на таком же уровне развития, как и у первых двух учащихся, но яркой и устойчивой особенно- стью ее проявления в повседневном поведении, при общении маль- чика со сверстниками является добродушная насмешливость, обя- зательное присутствие шутки. Таким образом, в отношении к товарищам каждого из этих подростков при сходстве в главном все время дают себя знать другие, свойственные им характерологические качества. Эти каче- ства сравнительно стойко влияют на способ проявления отноше- ния, делая его для каждого подростка индивидуально типичным. У названных шестиклассников при совпадении содержания их от- ношения к товарищам, при одинаковости (в смысле соответствия этому содержанию) поступков, в которых это отношение реализо- валось, внешнее оформление этих поступков было неодинаковым. В ходе дальнейшего исследования у ряда других шестикласс- ников был выявлен в общем такой же уровень содержательной 112 стороны отношения к товарищам по коллективу, как у названных подростков. Однако форма проявления содержания этого отноше- ния и у них, помимо общих признаков, формируемых у всех детей, воспитывающихся в хорошем коллективе, в каждом отдельном случае имела особенности, наблюдавшиеся только у данного кон- кретного подростка. И эти особенности, делавшие способ поведе- ния, в котором проявлялась содержательная сторона отношения, в каждом случае индивидуально своеобразным, развились и закре- пились у подростка как итог взаимодействия конкретных прямых и косвенных воздействий на него и его собственных ответов на них в прошлом. Помимо фактов, сущность которых вкратце только что была изложена и в которых содержательная сторона отношения и спо- соб ее выражения относительно соответствовали друг другу, в хо- де исследования пришлось столкнуться с серией случаев, для кото- рых было характерно расхождение между содержательной сторо- ной отношения и формой ее проявления. Наташа И. - грубая в общении с окружающими, часто недис- циплинированная, вечно всем недовольная, все в интернате гро- могласно критикующая, склонная к ссорам по пустякам школь- ница. Однако она оказалась большим патриотом своего коллекти- ва. Выяснилось, что она к нему сильно привязана и не хотела бы расстаться ни с одним из своих одноклассников. В то же время со всеми вежливый, послушный и аккуратно исполняющий все по- ручения и воспитателей, и пионерского актива Алик Б., однокласс- ник Наташи, коллективом не дорожит, в беседах с <посторонни- ми> зло и часто несправедливо критикует почти всех его членов и из интерната готов уйти немедленно. В этих двух случаях речь шла о несоответствии действитель- ного отношения подростка к коллективу и способа его поведения; возможность существования такого расхождения была выявлена и при исследовании отношения шестиклассников к учению, а так- же и к некоторым из внеучебных дел. Саша Б. - неорганизованный, часто нарушающий дисциплину как на уроках, так и в часы самостоятельного приготовления за- даний подросток. Он неряшливо пишет, торопится, готовя уроки, многое не доводит до конца. Всем своим поведением он как бы доказывает, что учение как деятельность и знания, приобретаемые при этом, ему постылы. Однако проверка этого не подтвердила. Оказалось, что Саша Б. активно положительно относится к уче- нию и у него проявляется познавательная потребность, удовлетво- ряемая им прежде всего за счет знаний, приобретаемых в процес- се учебной деятельности. Но еще до интерната мальчик был сильно педагогически запущен, и сейчас, на фоне более благополучных детей, выработавшийся у него в прошлом способ поведения все еще дает себя знать и принимается поверхностными наблюдателя- ми за доказательство отсутствия у этого подростка интереса к учеиию. 113 STR.114 Гера К. при систематической и организованной работе над учебными предметами, большой дисциплинированности как в часы так называемой самоподготовки, так и на уроках, не обнаружил активно положительного отношения к содержанию учебной дея- тельности. Нам не удалось найти у него потребность в знаниях, даваемых учителями и учебниками. Как оказалось, поведение это- го школьника при занятии учебной деятельностью было имитацией в действительности отсутствовавшего у него отношения, вызывае- мого другим имевшимся у него отношением (страхом перед роди- телями). Такие же вариации связи между содержательной стороной от- ношения и способами ее выражения обнаружились при исследо- вании выполнения детьми трудовых поручений. Лариса С. с большой тщательностью занимается уборкой клас- са, когда приходит ее очередь, добросовестно дежурит на кухне и в спальне. Воспитатель считает ее трудолюбивой девочкой и ставит в пример тем, кто отлынивает от так называемой черной работы. А в действительности Лариса - воспитанница с сильно развитыми интеллектуальными интересами не любит эту работу. Она сама говорит по этому поводу следующее: <Ненавижу ее, скучно, время зря уходит, но стараюсь, потому что без нее не обой- тись>. Валя П., наоборот, когда приходит ее очередь дежурить, под- метает пол не весь, оставляет пыль на цветах, неаккуратно укла- дывает книги в шкафу. Создается впечатление, что она нерадиво занимается данным видом труда. Но это не так. Она с удовольст- вием, как показала проверка, выполняет эту работу, но, еще не- давно очень неряшливая, она не научилась делать ее так, как давно умеют лучше ее воспитанные в этом отношении однокласс- ники. Способ выражения содержательной стороны отношения здесь значительно отстал в своем развитии. Какие же выводы можно сделать из собранных фактов? |, Прежде всего, нам кажется, нельзя упрощенно представлять себе связь между содержанием качества личности, каким является отношение, и формой его выражения. Факты в действительности свидетельствуют, что, хотя форма проявления отношения, способ поведения, через который отношение выражается, и определяются содержанием последнего, все же они имеют некоторую относитель- ную самостоятельность. И поэтому форма, способ поведения лич- ности могут и не полностью соответствовать или даже вообще ле соответствовать содержанию отношения личности к какой-то сто- роне действительности. Исходя из имеющихся фактов, есть основа- ние говорить о следующих возможных вариантах такого соотно- шения: 1. При положительном характере отношения у человека наблю- даются и адекватные этому отношению способы поведения. 2. При отрицательном характере отношения у него наблюдают- ся и соответствующие способы поведения. В этих двух случаях 114 имеется полное соответствие содержания отношения и способа его выражения. 3. При положительном характере отношения способ его выра- жения и поведение человека неадекватны такому отношению. 4. При отрицательном (или безразличном) характере отноше- ния к чему-то человек ведет себя так, будто у него имеется к этому объекту устойчиво положительное отношение. В двух последних случаях содержание отношения и способ его выражения не соответствуют друг другу. В одних случаях такое соответствие (несоответствие) оказы- вается сравнительно устойчивым, но в других может иметь место своеобразная борьба двух способов выражения содержания одно- го и того же отношения - старого, неадекватного, и нового, адек- ватного этому содержанию. И тогда оценивать подлинную сущ- ность человека бывает особенно трудно. Несоответствие содержания какого-то отношения и способа его выражения у личности может быть также сравнительно независи- мым от других отношений, и оно же может быть и результатом какого-то вмешательства другого отношения, также характеризую- щего личность, но более сильного. И это, конечно, тоже увели- чивает трудности адекватной оценки личности. В подобном случае необходимо проникнуть в структуру личности и устано- вить субординацию составляющих ее отношений, а это задача не- легкая. Пока мы говорили преимущественно о том, как может соотно- ситься содержательная сторона и способ ее выражения в одном отношении. Но раз личность представляет собой систему отноше- ний, не обойти вопроса о том, как же обстоит дело с соотношения- ми содержательных сторон и способов их выражения у личности в целом. Исследования показывают, что в ряде случаев у человека может наблюдаться сосуществование разных степеней развития отношений и способов их выражения в повседневном поведении. Например, у одного и того же подростка содержание отношения к учению может соответствовать способу его выражения, а содер- жание отношения к общественной работе не соответствовать спо- собу поведения. Мы рассмотрели некоторые аспекты связи содержательной сто- роны отношения и способов ее выражения у человека. Сказанное, нам кажется, позволяет понять одну из причин того, почему вос- приятие нами поведения другого человека не всегда может дать. правильную информацию о том, какое отношение к действитель- ности ему присуще. Кроме того, разные стороны личности одного и того же человека не одинаково сложны и по своей структуре и по формам возможных проявлений, и поэтому для их познания и оценки требуется разное время. Исходя из этого предположе- ния и в подкрепление его, Тажиури, Брунер и Блейк эксперимен- тально установили, что, например, отношение человека к вещам 115 STR.116 улавливается и правильно оценивается обычно быстрее, чем отно- шение к людям2. На характер оценки человека как личности другими влияет и то, насколько много информации этот человек вольно или неволь- но предоставляет о себе людям, для которых он оказывается в ро- ли объекта познания. Вместе с тем это количество информации о другом человеке должно быть строго определенным - иначе у окружающих его людей может сложиться о нем неадекватное представление. По данным Саймондса и Холландера, проверенным недавно Ньюкомом, правильное понимание человека как личности обра- зуется у общающихся с ним людей при не очень длительном и, главное, при не очень тесном знакомстве. В противном случае оце- нивающие, как правило, не могут преодолеть в себе тенденции быть снисходительными и проявляют своеобразный фаворитизм по отношению к старым знакомым или необъективность негативно- го характера при оценке личности своих недругов. Развитие тес- ных контактов между людьми, как оказывается, может привести и к тому, что субъект будет с опозданием фиксировать или даже вообще не замечать изменения во внутреннем мире другого чело- века и строить свое поведение по отношению к последнему, исхо- дя из устарелых представлений о его личности. В этих случаях развивается явление, которое в психологической литературе полу- чило название <эффекта ореола>. Уже указанный факт говорит, что содержание понятия, кото- рое формируется у нас о личности того или иного человека, всегда определяется и тем, насколько мы сами сформированы как лич- ности, как субъекты труда, познания и общения. Всякое мышление совершается в обобщениях. Для процесса <формирования у индивида знания другого человека как личности также характерны образование обобщений и вместе с тем опора на ранее сформированные обобщения. Сравнение понятий об одной и той же личности, которые фор- мируются у различных людей, раскрывает особенности <видения> одной личностью другой. Если, например, экономист или политик, создавая понятие о типе людей, намеренно отвлекается от их инди- видуальных особенностей, схватывая лишь их социальную сущ- ность, а писатель при помощи абстрактного мышления стремится верно постичь главное в изображаемом человеке и определить кон- кретные признаки, являющиеся его наиболее полным воплощением, чтобы затем это найденное общее, единичное и особенное воссоз- дать в художественном типе, добиться <воспроизведения типичных характеров в типических обстоятельствах>, то в повседневном об- щении картина формирования понятия о личности оказывается совершенно иной. В этом случае в содержание понятия личности 2 Т а \ и т I К., В г и п е г .1. ТЬе РегсерИоп о{ Реор1е.- 1п: О. ЫпДгеу (е<1.). НапаЬооЬ о! 5ос1а1 РвусЬо1оеу, уо1. 2. ЬопДоп, 1959. 116 входят, как правило, лишь те качества, которые человек, исходя из своего опыта общения с людьми и познания их, успел в этой личности рассмотреть в конкретных условиях своего взаимодейст- вия с ней. Вообще факт, когда из-за узости сферы общения и свя- занной с этой узостью ограниченностью впечатлений о человеке в понятии индивида, о познаваемой личности оказывается отра- женной лишь одна часть присущих ей качеств и не находят отра- жения остальные ее качества, в практике взаимодействия людей является скорее правилом, чем исключением. Ошибочно думать, что в понятии, которое формируется у человека о другой личности, всегда находят выражение все действительно присущие этой лич- ности качества и отражается ее индивидуально неповторимая структура. Факты свидетельствуют, что в очень многих случаях познание человеком другой личности сводится к отнесению ее на основании оценки ее поведения и действий лишь к определенной категории людей (хороший специалист, слабый ученик и пр.). При таком неполном познании в личности неизбежно остаются нерас- крытыми черты и признаки, составляющие ее индивидуальность. Мы знаем, что уже при отражении облика и поведения другого человека одни признаки могут запечатлеваться в образе этого человека, формирующемся у познающего его индивида, ярко и точно, другие - бледно и с искажениями, третьи - не фиксиро- ваться совсем 3. То же может происходить и с выделением субъек- том в личности другого человека характеризующих ее черт. Из-за этой неполноты фиксирования качеств, присущих личности, инди- вид понимает эту личность очень часто более или менее схематич- но и упрощенно. Не является подлинным пониманием и другая крайность, когда индивид отмечает в познаваемой личности бес- конечно большое число фактов поведения в разнообразных усло- виях, но не умеет подняться над ними, увидеть черты личности, в них проявляющиеся, отделить случайное от существенного. Обязательным компонентом мыслительного процесса, направ- ленного .на постижение сущности того или иного конкретного че- ловека как личности, являются актуализация в сознании познаю- щего субъекта психологических знаний, накопленных им в ходе взаимодействия с людьми, опора на обобщения, сформировавшие- ся у субъекта при познании других людей. Роль обобщений, в ко- торых у индивида аккумулированы его впечатления от личных встреч с людьми в прошлом, всегда так или иначе сплавленные со знаниями о людях, полученными им из других источников (кни- ги, устные рассказы, кино, телевидение и пр.), в познании им каж- дого определенного человека очень значительна. Вынося оценку особенностям личности нового для него человека, индивид на такие обобщения опирается постоянно, хотя они и не всегда могут быть верными. Вообще система понятий и общих представлений, в ко- торой у каждого человека оказывается запечатленным его опыт 3 См. с. 57 этой книги. 117 STR.118 общения с людьми и познания их в прошлом, как показывают на- блюдения, содержит, во-первых, обобщения, которые правильно- фиксируют устойчивые зависимости между особенностями внешне- го облика, формой поведения людей, с одной стороны, и обычно- стоящими за ними качествами личности - с другой. Во-вторых,. в эту систему всегда входят обобщения, которые в действительно- сти отражают лишь случайные связи. Наконец, в ней могут найти какое-то место <обобщения>, фиксирующие связи там, где их нет вовсе. У разных людей доля каждого из этих видов обобщений в системе знаний, в которой запечатлен их опыт познания челове- ка, не одинакова. Нами были опрошены разные люди (пенсионеры, рабочие, сту- денты, школьники), которые должны были сказать, имеют ли они обыкновение связывать психические качества людей с особенностя- ми их внешности, и в случае положительного ответа на этот вопрос привести примеры таких имеющихся, по их мнению, отношений. Оказалось, что, несмотря на то что наукой показана ошибочность. так называемой физиогномики, френологии и не подтверждена пра- вильность учения Кречмера о типах конституции и связи их с опре- деленными чертами характера, среди людей имеют хождение идеи, в свое время фигурировавшие в названных концепциях- Из 72 опрошенных, например, девять человек заявили, что люди с квадратными подбородками обладают сильной волей, семнадцать человек сказали, что люди с большим лбом - умные, три чело- века полагали, что люди с жесткими волосами имеют непокорный характер, четырнадцать человек считали, что полные люди обла- дают добродушным характером, два человека сказали, что тол- стые губы свидетельствуют о большой сексуальности. Пять чело- век утверждали, что люди ниже среднего роста всегда отличаются властностью, энергией, большим желанием всеми командовать. Один человек написал, что люди с близко посаженными друг к другу глазами очень вспыльчивы. Пять человек убеждали нас, что красивые люди всегда или глупы, или большие себялюбцы. Двое утверждали, что, если у человека большой рот, <владелец> его - шутник и насмешник, а если у него тонкие, бескровные гу- бы, он - ханжа и ему присуща скрытность. Один из опрошенных сказал, что, по его мнению, постоянно приоткрытый рот - при- знак глупости. Далее было установлено, что если во внешности воспринимаемого человека оказывается какая-то из названных осо- бенностей, которую воспринимающий субъект еще раньше начал связывать с определенной чертой характера, типом личности и пр., то эта связь включается в формирующийся у него образ человека. <Житейские обобщения>, на которые, часто не осознавая это- го, опираются в повседневном общении люди, вынося оценку ново- му для себя человеку, исследовал также Г. Олпорт4. Он предла- гал большим группам испытуемых по первому впечатлению, оце- 4 АПрог! О. \У. РаПегп апа ОгоЩ ш РегэопаШу. N. У., 1961. 118 нивать качества личности до эксперимента незнакомых им людей и обнаружил тенденцию воспринимать людей, носящих очки или с высоким лбом, как более умных, заслуживающих доверия, при- лежных, видеть в пожилых и полных мужчинах людей надежных, уверенных в себе, ответственно относящихся к своему слову; вос- принимать улыбающиеся лица более умными, а владельцев их - дружелюбнее настроенными по отношению к другим людям. По- мимо названных найдены и другие оценочные тенденции, которые, хотя они довольно часто проявляются в практике общения людей, заключают в себе также лишь небольшую долю достоверности. Олпорт считает, что у большинства людей такие оценки образуют- ся как следствие легкой ассоциации идей. Люди, носящие очки, могли повредить свои глаза в учении, люди с высоким лбом имеют большое пространство для мозга и т. п. Конечно, подобные <обоб- щения> - свидетельства психологической необразованности тех, у кого они возникают, следствие односторонности и плохого ана- лиза ими собственного опыта общения, но эти тенденции - реаль- ный факт, и изучать их необходимо. Вместе с тем на оценку, даваемую человеком познаваемой лич- ности, оказывают влияние и обобщения, в которых у него запе- чатлеваются наблюдаемые им в жизни связи между способами поведения людей и их отношениями к различным сторонам дей- ствительности. Э. Холл в очерке <Наш безмолвный язык>5, опираясь на свои -наблюдения особенностей общения у разных народов, направляет вним.ание читателя на анализ фактора, мимо которого часто про- -ходят психологи, но который в процессе общения проявляется и может влиять на восприятие собеседниками друг друга, на возни- кающие при этом эмоциональные переживания и представления о качествах личности собеседника. Речь идет о так называемом <осиНоз> (<невидимом>), или, проще, об обычаях устанавливать и поддерживать контакты (деловые, дружеские и иные), приня- тых у данного народа и усвояемых каждым новым поколением. В статье, в частности, говорится о том, что у каждого народа существует свое представление о дистанции, которая должна раз- делять собеседника. По утверждению автора, типичная для янки дистанция, разговаривающего с другим взрослым мужчиной на деловую тему и в деловой обстановке, равняется приблизительно двум футам. Для взрослых жителей латиноамериканских стран это расстояние кажется непомерно большим, так как они усвоили принятую в их странах привычку во время разговора подходить к собеседнику почти вплотную. Эдвард Холл <сталкивал> в дело- вом разговоре до этого незнакомых коренных граждан своей стра- ны и типичных представителей стран Латинской Америки, и раз- ница в <привычных> дистанциях при разговоре немедленно ска- зывалась: один во время беседы, иногде не осознавая этого, 5 Н а 11 Е. Т. Оиг ЗИегй Ьап иаее.- 8с;епсе еев!, 1962, уо1. 52, N 2. 119 STR.120 стремился приблизиться к собеседнику, а второй все Время ото- двигался от него. И во многих случаях, разбираясь в своем пер- вом впечатлении о новом знакомом, североамериканец думал о латиноамериканце: какой он назойливый... претендует на уста- новление близких отношений, а представитель латиноамериканских стран также искренне полагал, что янки высокомерен, холоден, слишком официален. А все дело было в несхожести привычных расстояний для ведения разговора. В упоминаемом очерке описываются и другие виды <осиНоз>, которые у одного народа не такие, как у других (отношение к вре- мени, к завязыванию знакомств и т. д.). Э. Холл не стремился в этом очерке к научной убедительности, но он правильно обра- щает внимание на то, что обычаи народа или общественной груп- пы, к которым принадлежит человек, непременно <говорят свое слово>, когда у него складывается впечатление о новом для него человеке. Из-за узости практики общения, недостаточной научной воору- женности человек, взаимодействуя с другими людьми, в подобных случаях не может определить, какие же чувственные признаки во внешнем облике познаваемого человека и его поведении действи- тельно содержат информацию о качествах характера этого чело- века, об испытываемом им состоянии, а какие такой сигнальной нагрузки не несут. Умозаключения о внутренних качествах людей в таких случаях осуществляются на основе случайных ассоциаций внешнего сходства фактически совершенно различных людей, сов- падения явлений во времени и пространстве, не связанных между собой причинно-следственными отношениями. Но, помимо <обобщений> указанного характера, при познании других людей и самого себя у каждого человека постоянно фор- мируются обобщения, которые верно фиксируют связь между осо- бенностями поведения личности и ее внутренним миром. Человек может их и не осознавать, но они тем не менее также всегда <ра- ботают>, когда он анализирует и оценивает поведение другой лич- ности. На такого рода обобщения человек в ходе своего повседнев- ного общения с другими людьми главным образом и опирается. У каждого человека под влиянием общества, членом которого он является, формируются общие нравственно-эстетические требо- вания к другим людям и образуются воплощающие эти требова- ния более или менее конкретные эталоны, пользуясь которыми он дает оценку окружающим его людям. Одновременно у него скла- дываются и требования к людям, связанные с занимаемым ими конкретным положением в обществе и выполняемой ими ролью в том или ином виде деятельности. Соответственно этим требова- ниям у него возникают и определенные <эталоны>, с которыми он сопоставляет лиц, выполняющих данную общественную функцию. При этом указанный процесс вовсе не сводится лишь к образова- нию эталонов, в которых находит выражение представление чело- века о людях, наиболее полно отвечающих названным требова- 120 ниям, например о высоконравственной личности, о настоящем учи- теле, о блестящем специалисте, образцовом руководителе и т. д. Как показывают факты, у индивида вместе с тем формируются <представления-образцы> о людях, которые отвечают этим требо- ваниям в меньшей степени или совсем не соответствуют (надеж- ный, но не блестящий работник, средний ученик, посредственный актер, плохой учитель, руководитель-бюрократ, рабочий-рвач и т. д.). Все эти <эталоны>, формирующиеся у индивида в процессе сов- местной деятельности его с другими людьми, по мере развития этой деятельности и с изменением самого индивида как личности, постоянно обогащаются новыми чертами, переосмысливаются, ста- новятся все более обобщенными. Однако это не меняет их функ- ции в процессе познания людьми друг друга, и для взрослого че- ловека, как прежде для дошкольника, они выполняют роль <мер- ки>, которую он прикладывает к личности, так или иначе проявляющей себя в труде, в общении, в познании. Названные <эталоны>, используемые индивидом при оценке тех или иных людей, отличаются от научных понятий о типах людей и от типических образов искусства. Прежде всего это отличие в пу- тях их создания. Научные понятия о типах людей и типические образы, создаваемые искусством, это всегда плод творческого тру- да, сознательно подчиняемого решению определенных задач. Фор- мирование <эталонов>, которыми человек пользуется при оценке личности, хотя неизбежно и определяется многочисленными влия- ниями общества, для самого человека оказывается в большинстве случаев стихийным процессом, и он может и не сознавать, что у него формируются те или другие <эталоны> и что они всегда <говорят свое слово>, когда он оценивает другую личность. Как и понятия о типах личности, создаваемые наукой, рас- сматриваемые <эталоны> также являются результатом анализа и синтеза человеком получаемых им при взаимодействии с людьми впечатлений. Они тоже представляют собой какую-то ступень от- влечения от индивидуального, в них нередко находят выражение черты тех общественных групп, представители которых составляют окружение человека. Вместе с тем на формировании этих <эта- лонов>, этих <мерок>, которые используются человеком при оцен- ке окружающих его людей, в очень сильной степени сказывается его личный опыт труда, познания и общения. Наиболее отчетливо зависимость характера эталонов от лично- го опыта труда, познания и общения выступает при сравнении оце- нок, даваемых одной и той же личности людьми с резко противо- положными взглядами на обязанности человека в обществе (например, если мы сравним оценки, даваемые личности ударника коммунистического труда, тунеядцем, который не умеет и не хочет трудиться, и сознательным тружеником, для которого обществен- но полезная работа стала внутренней потребностью). В эталонах, складывающихся у человека, прежде всего из-за 5 А. А. Бодлле 121 STR.122 ограниченности его личного опыта общения, не всегда могут найти отражение существенные для той или иной группы людей призна- ки. Приписывая отмечаемые у ограниченного числа людей при- знаки личности всем остальным представителям группы, к которой относятся эти люди, человек никогда не гарантирован от ошибки <поспешное обобщение>. Из числа существенных сторон, харак- теризующих определенную группу лиц, человек может выделить и абсолютизировать лишь какую-то одну. В этом случае форми- рующийся у него эталон неизбежно будет страдать схематизмом. Не только в оценке, даваемой личности, но и в тех эталонах, с ко- торыми человек эту личность сравнивает, прежде чем вынести ей ту или иную оценку, находят выражение идейная зрелость чело- века, его умение объективно фиксировать главное в окружающих его людях. Конкретные попытки исследования содержания <эталонов> и их проявления у лиц, обладающих неодинаковым жизненным опы- том, находящихся как личности на разных ступенях развития, бы- ли предприняты в нашей лаборатории В. Н. Куницыной, В. М. Сен- ченко и Г. Г. Финиковой. Эти работы показывают, что <эталоны>, актуализирующиеся у человека при оценке им другой личности, отличаются различной степенью обобщенности и выступают в различных формах. Это может быть образ конкретного человека, являющийся в глазах индивида персонифицированным носителем того или иного поло- жительного или отрицательного качества или группы качеств. Это может быть и более обобщенный образ <хорошего мальчика>, <руководителя>, <героя>, <лентяя> и др. Это, наконец, могут быть уже сложившиеся в предшествующем опыте человека понятия о типах личности и характерной для каждого из них совокупности качеств, а также о поведении человека, обладающего этими каче- ствами. Исследования показывают, что степень обобщенности эталонов, используемых человеком при оценке поведения и психических ка- честв личности, растет по мере того, как сам человек формируется как субъект труда, познания и общения. Этот рост хорошо про- слеживается, когда сравниваются <эталоны>, имеющиеся у лиц разного возраста. Например, Г. Г. Финиковой выяснено, что у пер- воклассника с его еще небольшим опытом общения и малым запа- сом знаний о людях, полученных из различных источников, а так- же неумением мыслить не наглядно-образно, содержание <этало- нов> (Финикова выясняла содержание <эталонов> <добрый чело- век>, <рассеянный человек>, <злой человек> и некоторых других) очень узко, элементарно и конкретно. Первоклассники, раскрывая их содержание, неизменно приводили тот или иной пример, харак- теризующий поведение людей, или ссылались на конкретных лю- дей из своего окружения, а иногда указывали на какого-то героя из сказки. Лишь позже, с .появлением на жизненном пути школь- ника новых людей, обладающих неодинаковым физическим обли- 122 ком, но совершающих одинаковые действия и поступки и, наобо- рот, внешне похожих, но по-разному себя ведущих, а также с на- коплением у него знаний об оценках, даваемых авторитетными для него взрослыми поведению этих людей и качествам личности, которые они при этом проявляют, происходит постепенный рост обобщенности эталонов. Для каждого школьника характерен какой-то период, в тече- ние которого связывание определенного физического облика и внутренних качеств человека сосуществует в его сознании со складывающимся у него убеждением в том, что о чертах личности человека надо судить не по его наружности, а по делам, по по- ступкам. Указанная особенность очень четко была, например, выявлена у подростков В. Н. Куницыной. Она .предлагала 43 уча- щимся 7-го класса ответить, какого человека они считают добрым, умным, злым, рассеянным, жестоким. По характеру ответов В. Н. Куницыной пришлось разделить подростков на четыре груп- пы. В первую группу она включила учащихся, у которых все выше- названные качества связываются исключительно с внешним (часто только с физическим) обликом человека. Учащиеся, отнесенные ко второй группе, характеризуя личность, отмечали в ней и опреде- ленные черты физического облика и в то же время называли ха- рактерные, по их мнению, для личности с таким качеством осо- бенности поведения. Подростки, объединенные в третьей группе, говоря о том, какими они представляют людей, обладающих одним из перечисленных свойств, совершенно не касались их физического облика и вообще их внешности и называли только особенности их дел, поступков, поведения. В последнюю, четвертую группу В. Н. Куницына отнесла подростков, у которых одни из названных качеств всецело связывались с определенным физическим обликом человека, а другие раскрывались исключительно через указание на поступки, мысли и чувства, которые кажутся этим подросткам типичными для людей, в личности которых доминирует какое-либо из названных качеств6. Развитие содержания эталонов, связанное с изменениями в лич- ности тех, у кого эти эталоны формируются, было прослежено также В. М. Сенченко. Использовав статистические методы, он выявил основные направления перестройки <эталона советского солдата> в группах испытуемых, которые охватывали возрасты от младшего дошкольного до старшего школьного и, кроме того, включали солдат всех лет службы, а также офицеров, имевших 5 и более лет командирского стажа. Вычислив показатели абсолютной вероятности включения раз- личных признаков в интересовавший его эталон представителями каждой из групп испытуемых, В. М. Сенченко убедительнейшим образом показал, что в эталоне солдата у младших дошкольников 6 На .основании данных опыта В. Н. Куницына к первой лруппе отнесла 30% участвовавших в выполнении этого задания подростков, ко второй, третьей и четвертой - соответственно 29, 26 и 16 % испытуемых подростков. 5 123 STR.124 главенствующее положение занимают признаки оформления внеш- ности (форма, снаряжение, оружие). Старшие дошкольники почти столь же часто, как признаки оформления внешности, начинают включать в эталон солдата признаки телосложения (рост, величи- на фигуры и некоторые другие). В глазах учащихся 1-го класса значение двух названных групп признаков для солдата сохраняет- ся, однако первоклассники часто включают в его эталон функцио- нальные характеристики (стреляет из автомата, водит танк, лежит в окопах, пускает ракеты и т. п.). В следующих возрастных груп- пах учащихся содержание эталона солдата обогащается качества- ми, относящимися к воле, а также к мотивам поведения. Особенно сильно волевые качества личности выявляются в эталонах солдата подростками. В дальнейшем в содержании эталонов солдата резко изменяет- ся соотношение групп признаков. Уже у семиклассников, по дан- ным В. М. Сенченко, заметно снижается доля признаков, относя- щихся к оформлению внешности, и столь же сильно возрастает фиксирование признаков, свидетельствующих о характере совет- ского солдата. В старших классах эти характерологические при- знаки в эталонах солдата начинают играть ведущую роль. Этало- ны солдата, имеющиеся у самих солдат, особенно <старослужа- щих>, отличаются большей представленностью в них, помимо ха- рактерологических качеств, в которых выражается отношение к большим социальным институтам и к воинскому труду, коммуни- кативных черт личности, ее контактности с другими, развитости чувства товарищества и др. В структуре групп признаков, которые В. М. Сенченко были обнаружены при анализе эталонов солдата, имевшихся у строевых офицеров со стажем, в качестве очень зна- чимой группы признаков выступили обобщенные умения и навы- ки, а также отвечающие определенным критериям знания, которые делают человека, именуемого солдатом, действительно солдатом. Эти признаки по частоте фиксирования у этой группы испытуемых заняли место сразу после характерологических качеств. Факты, собранные В. М. Сенченко, показывают, таким обра- зом, что развитие <эталонов>, начавшееся у человека в пору до- школьного детства, продолжается не только в школьном возрасте, но и в пору юности и во все последующие годы его жизни. У всех людей в связи с тем конкретным видом деятельности, которой они по преимуществу заняты, и характером общения глав- ным образом с определенными категориями людей, помимо этало- нов, относимых к большим группам людей, формируются специаль- ные, частные эталоны, имеющие более ограниченное приложение. У каждого человека, воплощаясь в образно-понятийную форму, развиваются <эталоны> плохого и хорошего учителя, рабочего, сту- дента, руководителя, родителя и т. д. При частом общении с опре- деленной категорией людей: с рабочими, колхозниками, учащими- ся, спортсменами, руководителями, врачами - у человека разви- вается более дифференцированное понимание типов лиц, чред- 124 ставляющих данную деятельность, профессию, специальность, воз- раст, пол и т. д., и соответственно увеличивается число оценочных эталонов. При этом у каждого человека, как правило, наблюдает- ся сосуществование эталонов, различающихся степенью соответст- вия их содержания сущности тех людей, оценке которых эти эта- лоны служат. В то время как в содержании одних эталонов, сло- жившихся у человека, сущность определенной категории людей воплощена в полной мере и они хорошо выполняют функцию <мер- ки> при оценке новых лиц, в содержании других эталонов типич- ные особенности какой-то группы людей оказываются запечатлен- ными с большими искажениями или даже не фиксируются вовсе. И эти последние эталоны, актуализируясь у субъекта при взаимо- действии его с другими людьми, не способствуют правильной оценке тех лиц, к которым они прилагаются субъектом. Такое неодинаковое соответствие содержания эталонов, формирующихся у личности, в действительности является, как правило, результа- том того, что у каждого человека в ходе жизни при общении с раз- ными группами людей обычно накапливается неравновеликий и неравноценный запас впечатлений. Например, у школьника опыт общения со сверстниками растет обычно интенсивнее, чем опыт взаимодействия с представителями других возрастов. Соответственно формирование правильных эта- лонов. у него при познании сверстников происходит быстрее, чем развитие эталонов, актуализирующихся в процессе общения с пред- ставителями других возрастов. У учителя, проработавшего всю жизнь с младшими школьниками, образуются обобщенные и вме- сте с тем точные эталоны, в которых находят отражение сущест- венные, с точки зрения учителя, особенности наиболее распростра- ненных вариаций личности младших школьников. В то же время у него, вследствие ограниченности опыта общения со старшими школьниками, могут сформироваться эталоны, которые в своей совокупности лишь в самой небольшой мере отразят многообразие вариаций личности старших школьников. Разную степень объек- тивности эталонов и большее или меньшее соответствие их всех тому многообразию основных вариаций личности, которое есть в действительности, легко можно обнаружить у любого человека по отношению к различным категориям людей. Широкий и разнообразный опыт общения с людьми является важным, но не единственным условием успешного формирования объективных и дифференцированных эталонов, используемых при оценке той или иной личности. Труд человека на различных попри- щах, деятельность, направленная на познание различных сторон действительности, вооружают его такими знаниями, которые, хотя подчас и не заключают в себе информации о психологии других людей, тем не менее могут облегчить более глубокое проникнове- ние в нее. Занимаясь непосредственно тем или другим видом тру- да, человек действенно познает требования, которые этот труд предъявляет работнику; у него накапливается знание о трудностях, 125 STR.126 которые приходится преодолевать, решая те или иные з;адачи, и т. д. В процессе личного участия в труде у человека вырабаты- ваются собственные эталоны успешного или неуспешного освоения требований участниками трудового процесса и преодоления ими трудностей. В зависимости от того, насколько далеки от этих эта- лонов результаты труда познаваемых им людей, человек предпо- лагает у последних сформированность одних качеств и отсутствие других. Личный труд человека способствует, таким образом, раз- витию у него <меры>, которую он начинает прилагать к другим людям. При оценке индивидом отдельных актов поведения, а также и всей личности человека у него актуализируются обобщения, обра- зовавшиеся не только в процессе общения с различными людьми, но и непосредственно с этим человеком. Повседневное общение ведет к тому, что наиболее часто фиксируемые способы поведения в разных ситуациях также начинают выполнять для индивида роль эталонов при оценке им действий этого человека в последующем. Действие таких индивидуальных эталонов проявляется ярко, на- пример, тогда, когда поступки и манера поведения знакомого нам человека в данный момент расходятся с тем, что мы привыкли видеть у него раньше, и мы думаем о нем: это на него не похоже или он перестал быть самим собой. Совершенно ясно, что признаки внутреннего облика и поведе- ния человека, которые роднят его со всеми другими людьми, ха- рактеризуют его как представителя определенной группы лиц, отличают от всех других людей и придают его личности индиви- дуальное своеобразие, не отделены друг от друга <китайской сте- ной>. Общее и особенное существует в единичном и через единич- ное. Но всегда каждая из групп этих признаков в одной и той же личности может быть абстрагирована при необходимости харак- теристики человека под определенным углом зрения. Соответствен- но и общечеловеческие, и групповые, и индивидуальные эталоны, формирующиеся у каждого человека, взаимопроникают друг в друга и при оценке им личности актуализируются в теснейшей связи друг с другом. Хотя для образования <индивидуальных эталонов> требуется прежде всего накопление у человека впечатлений о поведении кон- кретных людей, однако формирование этих эталонов всегда обу- словлено знанием общечеловеческих и групповых норм поведения и представлений о том или другом типе личности, которые уже успели сложиться у индивида в прошлом. Исследование содержания эталонов, которые актуализируются при оценке лиц, выполняющих различные социальные функции, а также обладающих тем или иным социальным положением, у типичных представителей различных социальных общностей является по всем данным одним из важных направлений в разра- ботке психологии познания людьми друг друга. Знание этих эта- лонов дает возможность заранее предвидеть, как в главном будет 126 оценен данным лицом какой-то конкретный человек, если этому лицу известна принадлежность оцениваемого к людям, объединяе- мым на основании каких-то общих у них признаков в одну и ту же группу. Установление устойчивых зависимостей между содержанием и структурой оценочных эталонов и такими, например, характеристи- ками субъекта восприятия, как его пол, возраст, профессия, позво- ляет затем с большой долей вероятности предугадывать направле- ния развития процесса оценивания одной личностью другой лич- ности и намеренно использовать это знание при решении задач воспитания, организации психотерапии, а также в ходе примене- ния так называемых средств массовых коммуникаций. Формирование у каждого человека все новых эталонов по мере установления у него контактов со все новыми категориями лиц и накопления все новых впечатлений о них теснейшим образом связано с одновременно развертывающимся у человека процессом классифицирования познаваемых людей на основе установления сходства и различия в их личностных характеристиках на более или менее определенные группы. В одних случаях такая классификация производится человеком с целью решения той или иной задачи и с начала и до конца осу- ществляется сознательно. В других случаях она развертывается стихийно. Мы знаем, например, что А. С. Макаренко, исходя из опреде- ленных критериев, подразделял своих воспитанников на актив, гниющий актив, резерв актива, здоровый пассив, <болото> и <шпа- ну>. Точно так же учителя в школе одних учащихся относят к силь- ным ученикам, других - к <середнячкам>, третьих - к <слабым учащимся> и т. д. Мы попросили девяносто двух выпускников вузов Ленинграда ответить, существуют ли, на их взгляд, определенные типы студен- тов и преподавателей. После того, как все они дали па этот вопрос утвердительный ответ (каждый из них отвечал без свидетелей), перед ними была поставлена задача перечислить эти типы. Называя <типы студентов>, выполнявшие эту часть задания выпускники пользовались неодинаковыми основаниями, относя сту- дентов к различным группам. Одни из отвечавших делили всех студентов на две категории: на пришедших в вуз по призванию и не по призванию. Другая группа отвечавших утверждала, что существуют четыре типа студентов: 1) студент, гармонично соче- тающий учение и общественную работу; 2) студент - большой общественник, у которого учение на втором плане; 3) студент - <академист>, признающий только учение и <бегающий> от общест- венных поручений; 4) студент, формально относящийся и к уче- нию, и к общественной работе. Третья группа опрошенных выпуск- ников в качестве основания деления студентов на определенные категории избрала регулярность и систематичность их учебной работы в течение года, и, таким образом, ею были названы сту- 727 STR.128 денты, занимающиеся серьезно постоянно, и студенты, в полную силу работающие только во время экзаменационной сессии. Была, наконец, группа отвечавших, которые полагали, что есть все осно- вания выделить тип студента с широкими разносторонними позна- вательными интересами, тип студента с узким интересом, прояв- ляющимся только к тому, что непосредственно связано с приобре- таемой специальностью, и тип студента, вовсе лишенного познава- тельных интересов и занимающегося ради диплома. Называя типы преподавателей, опрошенные нами выпускники выделяли такие типы: 1) хороший лектор, но плохой ученый (спе- циалист); 2) большой ученый (специалист), но плохой лектор; 3) большой ученый (специалист) и хороший лектор; 4) плохой лектор и посредственный ученый (специалист); 5) плохой препо- даватель (лектор), но хороший человек; 6) человек так себе, но преподаватель (лектор) хороший; 7) настоящий человек, большой ученый и хороший преподаватель. Некоторая часть отвечавших, называя типы преподавателей, руководствовалась уровнем требо- ваний, которые они обычно предъявляли студентам. Таким обра- зом, всех преподавателей они подразделяли на <добряков>, <фор- малистов>, <строгих, но справедливых>. Указанные представления о студентах и преподавателях, фор- мируясь у человека в условиях непосредственного взаимодействия с ними, вместе с тем участвуют в оценке этим человеком людей, ранее ему незнакомых, но также являющихся преподавателями или студентами. Такие представления выполняют в этом случае функ- цию эталонов. Другая группа бывших выпускников ленинградских вузов, имевшая пятилетний стаж работы на предприятии, называла типы руководителей. Одни из этих молодых специалистов сказали, что, по их мнению, есть: 1) руководители, знающие производство и хо- рошие организаторы; 2) руководители, знающие производство, но плохие организаторы; 3) руководители - хорошие организаторы, но плохо знающие производство. Другие молодые специалисты раз- делили руководителей на требовательных и вежливых с подчинен- ными и требовательных, но грубых с подчиненными. Наконец, третьи, называя типы руководителей, помимо перечисленных при- знаков, важным признаком типа считали отношение человека, являющегося руководителем, к своему делу: болеет он за него или нет. Мы привели лишь отдельные примеры классификаций, склады- вающихся у общающихся в некоторых видах деятельности. Вооб- ще же весь этот вопрос требует всесторонней и углубленной раз- работки, потому что знание подобных классификаций, различаю- щихся по разным параметрам, фактически означает постижение системы понятий и представлений, в которых оказывается акку- мулирован (отражен и так или иначе обобщен) опыт познания людей представителями различных социальных групп. Помимо эталонов, выполняющих при познании одним челове- 128 ком другого роль <мерок>, которые, образно говоря, приклады- ваются к познаваемой личности и которые дают возможность от- нести эту личность к какому-то <классу> з той системе <типов>,. которая у познающего субъекта сформировалась, у человека - субъекта познания других людей всегда могут быть выявлены и <наборы> качеств, которые он имеет тенденцию приписывать тем лицам, <класс> которых, как ему кажется, им установлен. Это- явление <приписывания> познаваемой личности целых <наборов> определенных качеств на основе отнесения ее по увиденным в ней отдельным качествам к какому-то <классу> лиц было хорошо изу- чено Келли, Вайшнером и Эшом, которые экспериментально пока- зали, что за ним стоит факт так называемого <безотчетного струк- турирования личности>7. Это явление <приписывания> получило у исследовавших его ученых название <стереотипизация>, а <набо- ры> качеств, которые человек <придает> познаваемой им лично- сти, соответственно были названы <оценочными стереотипами>. Впоследствии многочисленными исследователями было по- казано, что в этих стереотипах всегда находит выражение запас теоретических и практических знаний, которыми располагает чело- век о каждом народе, о каждом из общественных классов, о .поле, возрасте, профессии. Поскольку опыт общения каждого человека детерминирован его принадлежностью к определенному народу, общественному классу, полу, возрастной группе, профессии, то оценочные стереотипы представителей разных демографических и социальных групп наряду с чертами сходства включают в себя- очень существенные и характерные различия. Было выяснено, что <стереотипы> начинают срабатывать уже тогда, когда оцениваемые люди отличаются друг от друга только- своими физическими характеристиками - наружностью (Г. Ол- порт, П. Секорд) 8. Например, Секордом было установлено боль- шое совпадение тенденций в приписывании определенных черт людям, в лицах которых можно было найти определенные характе- ристики (форма лица, расположение глаз относительно носа, ве- личина ротовой щели и т. д.). В исследовании Секорда, где в ка-. честве объектов оценки были использованы фотографии 24 муж- ских лиц, тееИап согге1а1.1оп коэффициент оказался равным. 65 с рангом от. 54 до. 78 для различных оцениваемых черт. МесНап соггс1а11оп коэффициент для женских лиц был. 59 с рангом от. 36 до. 87. Секорд объясняет эту весьма высокую однозначность в приписывания одних и тех же черт многочисленными испытуемы- ми людям с определенным складом лица действием одних и тех 7 К е 11 е у Н. Н. ТЬе агт-СоИ УапаЫе ш Р1гз1 1трге58юп8 о{ Регво- паШ.у.-,1оигпа1 о{ АЬпогта! апй 5оаа1 РэусЬо1оу, 1950, N 18, р. 431-439; А 5 с Ь 5. Е. Рогтт 1трге55ЮП8 о1 РегзопаШлез.- Зоигпа! о! АЬпогта! апД ос1а1 Р5усЬо1оу, 1946, N 41, р. 258-290. 8 А 11 р о г I О. XV. РаНегп апй Ого\у№ т РегвопаШу; 5 е с о г а Р. Рас;а1. Реа1игез апс1 1шегепсе Ргосеззез т 1п1егрегзопа1 РегсерНоп,- 1п: Ташп К., Ре1ги11о Ь. (ей.). Регзоп РегсерНоп апс1 1п1егрег5опа1 ВеЬауюг. 51ап{огй, 1965. 129 STR.130 же <оценочных> стереотипов, которые были усвоены испытуемы- ми, принадлежавшими к одной национально-культурной общности .(американский народ). Д. Брунер и X. Перлмуттер, использовав в своих опытах в ка- честве испытуемых большие группы американцев, французов и немцев, с большой убедительностью установили, что суждения людей о новом для них человеке в сильной степени обусловлены имеющимися у этих людей представлениями о национально-этни- ческих группах, к которым они относили оцениваемого человека9. Если признак национальной принадлежности человека выступал при оценке его личности на передний план, участники опыта имели обыкновение приписывать ему черты, которые они привыкли ас- социировать с национальным характером того народа, к которо- му, по их мнению, принадлежит оцениваемый. Вместе с тем чем лучше участники опыта Брунера и Перлмуттера знали народ, к которому был отнесен оцениваемый, тем реже они, характери- зуя человека, прибегали к упрощенным групповым стереотипам. Подтверждающие данные Брунера и Перлмуттера результаты о роли так называемых национальных стереотипов при складыва- нии впечатления о людях в разное время были получены Э. Кент- рилом, Г. Ол.портом, К. Содхи 10 и другими исследователями. Не меньшее значение в формировании впечатления о другом человеке имеют <стереотипы>, которые актуализируются в созна- нии оценивающего лица, когда оно располагает информацией об общественно-профессиональном статусе оцениваемой личности. Очень яркий пример роли этой группы <стереотипов> при образо- вании оценки другого лица приводят в своем исследовании Хайр и Грюнес11. В проведенном ими опыте большая группа менедже- ров и квалифицированных рабочих, разделенная на две подгруп- пы, оценивала двух людей, из которых один был представлен пер- вой подгруппе как владелец фабрики, а другой - как рабочий. Когда этих лиц представляли второй подгруппе испытуемых, <вла- делец фабрики> стал <рабочим>, а <рабочий>-<владельцем фаб- рики>. Познакомившись с ними, обе подгруппы испытуемых долж- ны были назвать качества, которые, по их мнению, наверняка были у <владельца фабрики> и у <рабочего>. 9 В г и п е г ,1. 8., Рег1тиНег И. V. Сотра1г;о1 апа Роге;пег А 81и(1у оГ 1трге55юп РогтаОоп ш ТЬгее Соиппев.-.Тоигпа! о( АЬпогта! ап(1 5ос;а1 Рв\сЬо1оеу, 1957, N 55, р. 253-260. 10 Сап1г;1 Н. ТЬе На1иге о{ 5ос;а1 РегсерНоп. Тгапз. N. V., 1948, 10, р. 142-153; АПрог! С. РаНегп апй ОГО\УЙ! ш РегзопаШу; 8о(1Ы К. СЫИгепв Рори1аг ОезспрНопэ о{ 0{Ьег Реор1еэ.- Ргос. XVI 1п{егп. Сопг. РвусЬо!. АтэегДат, 1961. п На1ге М., Огипеэ V. Регсер1иа1 ОеТепсе Ргосезэез Рго1есНп апс1 Огагп2т ; РегсерИоп о( АпоШег РегзопаШу.-,1оигпа1 о! Нитап Ке1а1юп5, 1950, N 3, р. 403-412; Ко1е-Регсерюп т [.аЬог-Мапаетеп! Ке1а1юпз: Ап Ехрептепа! АрргоасЬ.- 1п: 1п(1и51па1 агк! Т,аЬог. КеЫюпз Ке\;е\у, 1955, N 8(2), р. 204-216. 130 Оказалось, что характеристики, которые давали одним и тем же людям испытуемые, входившие в две подгруппы, резко разли- чались между собой, когда оцениваемому сообщалась новая со- циальная роль. Общее впечатление о человеке было радикально иным, когда он воспринимался испытуемыми как владелец фаб- рики по сравнению со случаем, когда он был представлен им как квалифицированный рабочий. В характеристиках одного и того же человека, когда он был представлен и воспринят как владелец фабрики или как рабочий, имелись значительные различия, обус- ловленные и принадлежностью лиц, дававших характеристики, к разным социальным группам. Аналогичные результаты, также свидетельствующие о большой роли социально-статусных <оценочных стереотипов>, сформиро- ванных у человека в прошлом, в складывании у него мнения о но- вом лице, были получены и другими экспериментально исследо- вавшими этот социально-психологический феномен учеными - Бруннером, Луфтом, Форвергом и др.12 В лаборатории ЛГУ явление стереотипизации изучала 3. Ф. Семенова. Она приглашала на телестудию рабочих, служа- щих, инженерно-технических работников, ученых, а также учащих- ся старших классов средних школ, которые выражали желание ознакомиться с работой телецентра. Там под удобным предлогом им показывалась видеозапись экспериментального выпуска <те- леновостей>. Участвовавшие в эксперименте (всего их было 667 человек - 291 мужчина и 376 женщин) полагали, что они смотрят передачу, транслируемую в эфир. Одно из сообщений вы- пуска, в котором говорилось о спуске нового судна, читал человек, которого разным группам испытуемых представляли неодинаково: то в качестве ученого, то в качестве журналиста, то в качестве директора судостроительного завода, то как генерального конст- руктора и, наконец, как бригадира отличившейся бригады. Таким образом, в этом эксперименте во всех случаях оценивался один и тот же человек, который выступал с одним и тем же сообщением, ,/ но социальная роль его при <встрече> с очередной группой испы- туемых менялась. Просмотрев теленовости, испытуемые-телезрители по просьбе 3. Ф. Семеновой заполняли шкалу <полярные профили>, в которой они должны были выразить свое впечатление о выступавшем с со- общением человеке. Произведя статистическую обработку полученных таким путем ответов, 3. Ф. Семенова установила различия в оценочных стерео- типах, актуализировавшихся у испытуемых при восприятии одно- го и того же человека, когда этот человек выступал перед ними в разных социальных ролях. Актуализировавшиеся у испытуемых 12 С 051е 11 о Т. \У., 2а1Ыпа Ь. 8. (ей.). РэусЬо1оу ш А(1пишв1га- 1юп - а КезеагсЬ ОпепЫюп. N. V., 1963; Р о г V е г М. РгоЫете ипД ЕгеЬ- тзэе йег РзусЬо1о1е. Огап Дег ОезеИвсЬаН {йг Р5усЬо1оеп т аег ООК. Вег- 1т, 1966. 131 STR.132 стереотипы были не полностью одинаковыми и при восприятии и оценке личности человека в одной роли, если сами испытуемые принадлежали к группам, различным по своим социальным харак- теристикам (рабочие, служащие, инженерно-технические работни- ки, ученые, школьники старших классов). Эти различия в стерео- типах затрагивали как характер качеств, которые прежде всего усматривались в выступавшем в <теленовостях> человеке, так и оценки их выраженности в его личности испытуемыми-телезрите- лями. По данным 3. Ф. Семеновой, для каждой из привлеченных к участию в эксперименте групп испытуемых одни социальные роли оказывались более значительными, чем другие, и это вело к тому, что определенные <комплексы> качеств у одного и того же человека в первом случае ими отмечались и даже иногда объ- являлись сильно выраженными, а во втором случае испытуемые, принадлежавшие к той же самой социальной группе, их могли не назвать или назвать случайно. Эксперимент, поставленный 3. Ф. Семеновой, одновременно показал, что социальная роль, которая приписывается человеку, сказывается не только на характере качеств, которыми наделяют воспринимающие его люди, но и на полноте и прочности усвоения .( ими информации, которая от этого человека исходит. Между оцен- ками человека, выступавшего с сообщением, и запоминанием со- держания этого сообщения испытуемыми 3. Ф. Семеновой были выявлены тесные и достоверные связи (коэффициенты корреляции равны 0,845, 0,879 и т. д.). Как видно из всех изложенных выше фактов, явление стерео- ти!пизации развертывается после того, как познающий другого че- ловека субъект установит его принадлежность к какой-то социаль- ной общности, определит его социальную роль, статус и т. д. Вы- явление принадлежности познаваемого человека к какому-то <классу>, <типу>, <категории> людей влечет за собой создание у познающего лица установки на дальнейшее фиксирование в че- ловеке - объекте познания определенных качеств. Как выяснено психологической школой Д. Н. Узнадзе, установка может возник- нуть как на. чувственном, так и на логическом уровнях отра- жательной деятельности субъекта. Характер воздействия разных вербальных установок, являю- щихся следствием отнесения оцениваемого человека к той или иной категории лиц, на интерпретацию личности этого человека в лаборатории социальной перцепции ЛГУ изучали В. Н. Панферов и Ю. Г. Дамаскина. В их опытах испытуемым через электронный тахистоскоп на 0,02 секунды предъявлялись фотографии с изобра- жением человеческих лиц, среди которых на два лица (одно муж- ское и одно женское) требовалось давать характеристики. При первом предъявлении испытуемые (это были студенты универси- тета) должны были дать <свободные> характеристики на основе информации, которую они получали только от внешности данных лиц. При втором предъявлении нм говорилось, что это <старосты 132 курса>. При третьем предъявлении установка <староста курса> менялась на установку <хороший товарищ>. При четвертом предъ- явлении установка <хороший товарищ> сменялась установкой <от- личник>. При пятом, последнем предъявлении говорилось, что это <хвостисты>. Все данные, полученные В. Н. Панферовым и Ю. Г. Дамаски- ной в этом опыте, были обработаны по специально составленной классификационной матрице. Структура характеристик (интерпре- тации) включала в себя группы качеств, которые могли иметь различную вероятность определения. Сравнение вероятностей по величине осуществлялось исследователями хак внутри каждого из названных выше пяти категорий интерпретаций, так и между эти- ми категориями. Качества, обладавшие наибольшими вероятно- стями внутри одного вида интерпретации, были в опыте условно названы основными, а те, которые обладали наибольшей вероятно- стью при сравнении различных видов интерпретации между собой, назывались специфическими. При качественном анализе результатов исследования в число основных качеств было включено только пять, которые имели наи- большую вероятность определений. Число специфических качеств ограничивалось в этом исследовании условно взятым нижним пре- делом вероятности определений, равным 0,07. Число категорий качеств служило в описываемом опыте пока- зателем объема интерпретации. Напротив, в <свободных> интер- претациях испытуемые охватили 26 категорий качеств, по которым характеризовали предъявляемых лиц. Наиболее характерной для свободной интерпретации оказалась высокая вероятность определений социально-групповой принад- лежности человека-объекта. Специфическими качествами выступи- ли в этом случае привлекательность внешнего облика, националь- ность и вид деятельности. Остальные 22 категории качеств обла- дали настолько малой вероятностью, что не могли быть выделены в группу специфических. Отношение к деятельности, умственные способности, отношение к учебе и другим людям попали в ходе анализа в разряд качеств, весьма важных для <старосты курса>. Отношение к себе также вошло в число специфических для интерпретации <старосты кур- са>, что указывает на особую важность данной группы качеств. Далее для старосты, с точки зрения студентов, специфические зна- чения имели темперамент, роль в группе, наличие воли и органи- заторских способностей, участие в общественной жизни и способ- ность считаться с интересами группы, не идя у нее на поводу. Объем интерпретации <старосты курса> был равен 33. Наиболее существенными качествами <хорошего товарища> в глазах испытуемых студентов оказались те, которые выражают отношение к людям, в частности отношение к друзьям, и вообще коммуникативные свойства человека. Для них значимым в этом случае было и отношение, которое вызывает воспринимаемый 133 STR.134 у других людей к себе самому. Объем интерпретации <хороший товарищ> был в этой части опыта равен 36. Качества общих умственных и учебных способностей оказались в опыте В. Н. Панферова и Ю. Г. Дамаскиной основными и спе- цифическими для интерпретации человека-объекта как <отлични- ка>. В число определений <отличника> вошли также характеристи- ки ряда интеллектуальных потребностей и интересов. Объем интерпретации <отличник> был равен 32. Ведущее положение в интерпретации <хвостиста> заняли в опи- сываемом эксперименте качества: отношение к деятельности, а так- же потребности и интересы вообще. Именно эти качества вошли при истолковании человека как <хвостиста> в разряд основных и специфических. Объем интерпретации в этом случае .равнялся 39. Сравнение вышеприведенных интерпретационных матриц ука- зывает на весьма существенное участие вербальной установки в процессе восприятия и понимания человека человеком. При свободной интерпретации личности по внешности люди в основном в первую очередь пытаются определить социально-груп- повые характеристики человека и стремятся, правда в меньшей мере, дать оценку его внешности с точки зрения эстетической при- влекательности. Испытуемые обращали внимание на националь- ную принадлежность человека-объекта и пытались охарактеризо- вать его вид деятельности. Другие свойства человека при описан- ной организации опыта также могут определяться, но с малой частотой и большой вариативностью. Статусная определенность человека-объекта значительно рас- ширяет объем интерпретации и существенно меняет направлен- ность характеристик. Социально-психологическая установка на воспринимаемое лицо определяет комплекс свойств, которые дол- жны быть оценены субъектом в объекте. Этот комплекс и опреде- ляет структуру интерпретации человека, выполняющего ту или иную общественную функцию. Сам же комплекс детерминирован функциональной структурой деятельности, которую призван вы- полнить человек, занимающий тот или иной пост. Поэтому в ин- терпретациях человека-объекта, социальная функция которого известна воспринимающему, находят отражение качества лично- сти, необходимые для выполнения данной социальной роли. При интерпретации лица как <старосты курса> высокую ве- роятность имели определения отношения к деятельности, хотя эта группа свойств и не является специфической для интерпретации человека как <старосты курса>. Судя по тому, что отношение к деятельности определяется столь же часто еще в двух установ- ках (<отличник>, <хвостист>), возможно предположить, что там, где для воспринимающего четко определен вид деятельности ха- рактеризуемого человека, возрастает частота определений данной группы качеств. Возможно также и то, что для данной группы испытуемых (студентов) эти виды деятельности близки, и они осо- знали на собственном опыте важность отношения к деятельности 134 для успешного ее осуществления. Тот же факт, что отношение к труду сказывается на результате труда, уже ни для кого не яв- ляется секретом, это доказанная истина. Группа свойств, характеризующих умственные способности, об- ладала сравнительно высокой вероятностью и имела место во всех пяти интерпретациях. Видимо, для студентов степень выраженно- сти ума у других людей, в частности у своих товарищей, является весьма важной. Интересно, что при интерпретации воспринимаемого лица с установкой <хвостист> испытуемые-студенты объясняли отстава- ние в учебе не столько отсутствием интеллектуальных способно- стей, сколько какими-либо привходящими причинами, в числе ко- торых наибольшей вероятностью обладало не способствующее успеху в учении отношение к деятельности. В число мешающих учебе .причин испытуемые-студенты вклю- чили широкие недифференцированные интересы и потребности,, а также повышенные сексуальные потребности, отрицательное отношение к труду и легкомысленное отношение к жизни. Самый удивительный в данных опытах факт заключался в том, что по- средством словесной установки, выражающей социально-психоло- гическую сущность человека, удается изменить мнение субъектов. вплоть до противоположного о целом ряде качеств личности одно- го и того же человека-объекта. И это происходит несмотря на то,. что испытуемые-студенты не только не питают крайнего антаго- низма к <хвостистам>, но относятся к ним даже с некоторым со- чувствием. Таким образом, с помощью установки можно направить отра- жательную деятельность человека, а вслед за тем, видимо, и его поведение в желаемое русло, т. е. установка может выступать как психологический механизм воздействия на человеческое отраже- ние, взаимоотношения и поведение. Итак, мы рассмотрели некоторые общие вопросы формирования у каждого человека понятия о другой личности, проанализировали. особенности обобщений, развивающихся у него в процессе взаимо- действия с другими людьми, охарактеризовали эталоны, которые,. когда они возникают у человека, выполняют для него роль <ме- рок>, прикладываемых к другой личности. Мы остановились так- же и на значении так называемых оценочных стереотипов, выпол- няющих в акте познания, образно говоря, роль <одежек>, в кото- рые одевает познаваемого человека познающее его лицо, после того как оно отнесло его к определенной категории людей. Теперь мы кратко рассмотрим некоторые особенности психиче- ских процессов, наиболее заметно проявляющиеся, когда человек. познает окружающих его людей. Большое значение в формировании у человека понятийно-об- разного .знания психологии других людей и в развитии у него уме- ния быстро и правильно проникать в их состояние, предугадывать их действия имеет развитие у .него наблюдательности. И. В. Стра- 135 STR.136 хов13, анализируя проявление наблюдательности у педагогов, а С. Р. Янкелевич - у людей разного возраста и специальности самым убедительным образом прослеживают влияние этого каче- ства на форму общения и характер контактов, которые устанавли- ваются между людьми. Названные авторы показывают различия в содержании, в форме, а также в степени действенности наблю- дательности, проявляемой разными лицами по отношению к окру- жающим их людям. С. Р. Яикелевич, кроме того, прослеживает связь между уровнем сформированности у индивида наблюдатель- ности, проявляемой по отношению к другим людям, и развитием у человека различных свойств личности. Как показывают факты, наблюдательность, . выражающаяся в умении фиксировать в поведении человека мало заметные, но психологически значимые детали, теснейшим образом связана со способностью индивида различать незначительные изменения в макро- и микроэкспрессии других людей. Разные деятельности, в которых непосредственно взаимодейст- вуют друг с другом люди, требуют от общающихся неодинакового охвата компонентов, образующих выразительную сторону поведе- ния другого, и предполагают разную степень расшифровки их пси- хологического значения. Например, практика воспитательной ра- боты требует от лиц, непосредственно организующих воспитатель- ный процесс, высокой сенсорной культуры, проявляющейся, в ча- стности, в сильно развитом умении различать и правильно истол- ковывать очень тонкие нюансы в макро- и микроэкспрессии вос- питанников. А. С. Макаренко прямо указывал: <Можно и нужно развивать дрение, просто физическое зрение. Это необходимо для воспита- теля. Нужно уметь читать на человеческом лице, на лице ребенка, и это чтение может быть описано в специальном курсе. Ничего хитрого, ничего мистического нет в том, чтобы по лицу узнавать о некоторых признаках душевных движений> 14. Эффект достигается тем, что в процессе многократного вос- приятия другого человека дифференцируются чувственные свой- ства, выступающие в качестве сигналов его внутренних состояний, его отношения к различным сторонам действительности и т. п., и их различение <подкрепляется> результатом регулируемой дея- тельности (совместный труд, учение, совместная игра, разговор и пр.). 3 понимании состояния другого человека очень большую роль играет степень развития у другого человека воображения. Прав был Б. М. Теплов, когда писал: <Чтобы веселиться чужим весельем и сочувствовать чужому горю, нужно уметь с помощью воображе- ния перенестись в положение другого человека, мысленно стать 13 См.: Страхов И. В. Очерки психологии педагогического такта. Сара- тов, 1961. 14 Макаренко А. С. Соч., т. V. М., 1958, с. 268. 136 на его место. Подлинно чуткое и отзывчивое отношение к людям предполагает живое воображение> 15. Специфической особенностью анализируемого вида воображе- ния является то, что процесс мысленного воссоздания чужих чувств и намерений развертывается у человека в ходе непосредст- венного взаимодействия его с другим человеком. Деятельность воображения в этом случае протекает на основе прямого восприя- тия человеком поступков, экспрессии, содержания речей, качества деятельности другой личности. Очень хорошо об этом специфиче- ском виде воображения, проявляющемся в общении и обслуживаю- щем его, сказал Н. П. Акимов: <... все эти короткие общения го- раздо сильнее воздействуют на нас, чем думают те люди, которые делают это общение неприятным. Причина здесь в одном качестве человека, которое является непременным для каждого чувствую- щего и мыслящего человека, - в его фантазии... Каждый человек невольно продолжает и завершает в своем воображении все мел- кие проявления его ближнего, воспринимаемые им при встречах, и на этой способности фантазирования и строятся наши <первые впечатления> и сила их воздействия на наше настроение> 16. Способность с помощью воображения проникать в состояние другого человека формируется у человека постепенно, и развита она у разных людей неодинаково. Степень проявления воображе- ния у одного и того же человека подвержена колебаниям. В деятельности воображения рассматриваемого вида можно, по всей вероятности, выделить несколько уровней. Первый - низший уровень. Воображение в этом случае пас- сивно. Общаясь с другим человеком, личность проявляет своеоб- разную слепоту к состоянию, переживаниям, намерениям, мыслям другого человека. Актуализации соответствующих образов на ос- нове наглядных впечатлений у индивида нет. Характерные для этой ступени особенности воображения могут быть следствием за- торможенности первой сигнальной системы, ее относительной сла- бости, а также бедности выработанных у человека в прошлом связей между отражаемыми им более или менее устойчивыми чер- тами поведения людей, с одной стороны, и переживаниями, внут- ренними качествами этих людей - с другой. Второй уровень - неупорядоченная, эпизодически проявляю- щаяся деятельность воображения. Основная особенность его - возникновение по ходу общения отдельных отрывочных представ- лений о переживаниях другого человека. Условиями развертыва- ния деятельности воображения в этом случае оказываются глав- ным образом или сильная выраженность в деятельности, в пове- дении, в экспрессии воспринимаемого человека его состояния, или появление у индивида специального намерения понять пережива- ния другого человека. 15 Теплов Б. М. Психология. М., 1951, с. 127-128. 16 Цит. по: Эстетика поведения. М., 1964, с. 27. <Э А. А. Бодалев 137 STR.138 Третий уровень характеризуется проявлением у личности спо- И собности к мысленному воссозданию особенностей переживаний другого человека не только в отдельных ситуациях, а на протяже- нии всего процесса взаимодействия с ним. Существенными при- знаками этого уровня является, во-первых, то, что <слежение за состоянием партнера по общению, осуществляясь непроизвольно> приобретает постоянный характер; во-вторых, для этого уровня характерны свертывание процессов воображения и вместе с тем вхождение индивида в состояние другого человека сразу, <с ме- ста>, в каждый момент общения с ним. На этой ступени процессы анализа и синтеза происходят на уровне как первой, так и второй сигнальных систем в соответствии с целями и особенностями об- щения. В зависимости от того, насколько велик и систематизировав опыт общения человека с другими людьми и насколько он сам сформирован как личность, образы, мысли и чувства, которые у не- го возникают, когда он пытается представить состояние другого человека, в различной степени соответствуют действительности. В нашем исследовании обнаружилось, что у лиц, даже достаточно- интеллектуально развитых и легко вступающих в контакт с дру- гими людьми, воображение при взаимодействии с ними может работать недостаточно контекстно и неадекватно оценивать и вос- создавать переживания тех, с кем они взаимодействуют. И в то же время встречаются люди, обладающие ярко выра- женной способностью проникать во внутренний мир другого чело- века, сопереживать ему, ставить себя на его место. Эту черту как особую способность отмечал в себе О. Бальзак. В предисловии к <Фачино Кане> он указывал, что она приобрела у него остроту инстинкта: <Не пренебрегая телесным обманом, она разгадывала душу - вернее сказать, она так схватывала внешность человека,, что тотчас проникала и в его внутренний мир, она позволяла мне жить жизнью того, на кого была обращена, ибо наделяла меня способностью отождествлять с ними самого себя... Слушая этих людей (жителей предместья.- А. Б.), я приобщался к их жизни.. ощущал их лохмотья на своей спине и сам шагал в их рваных башмаках; их желанья, их потребности - все передавалось моей душе или, вернее, я проникал душою в их душу> 17. Очевидно, при таком проникновении одного человека во внут- ренний мир других людей большое значение имеет интуиция - способность постижения особенностей, характеризующих личность. другого человека, путем непосредственного их усмотрения, без: обоснования с помощью доказательства. Осмысление данных вос- приятия осуществляется у познающего другого человека субъекта в этих случаях путем мгновенного обобщения в порядке мыслен- ного замыкания непосредственно от исходных данных к резуль- тату; у него происходит быстрая мобилизация прошлого опыта на 17 Бальзак О. Собр. соч., т. 7. М., 1958, с. 340-341. 138 постижение сути какого-либо поступка, факта поведения или всей личности другого человека. Изощренный громадным опытом глаз мудрого педагога без рассуждений, по незначительным признакам сразу схватит характер состояния, переживаемого учеником, и причастность или непричастность этого ученика к какому-то собы- тию, которое только что произошло в классе. Опытный руководи- тель по небольшому числу фактов поведения другого человека мгновенно решает, к какому типу личности этот человек относит- ся, а потом уже обосновывает правильность своего <чутья>. Начав общаться с новыми для себя людьми, бывалый человек по некото- рым, мало бросающимся в глаза особенностям их экспрессии сра- зу догадывается, какое он на этих людей произвел впечатление. Ошибочно было бы полагать, что во всех этих случаях прояв- ляются какая-то мистическая способность ума, наитие и пр. Спо- собность интуитивно определять состояние другого человека, его отношение к делу, судить о нем как о личности развивается у ин- дивидуума по мере накопления опыта общения и совместной дея- тельности с разными людьми, в ходе анализа и обобщения им это- го опыта. Интуиция, являющаяся одним из способов осознания человеком действительности, представляет собой такой феномен, в котором тесно связаны восприятие, мышление и чувство. Истин- ность знания о другом человеке, получаемого интуитивным путем, находится в прямой зависимости от уровня развития в познающей личности качеств психолога-практика и от сложности явления, которое путем интуиции в другом человеке познается. Широкий и разнообразный запас хорошо систематизированных впечатлений о других людях, накопленный человеком в ходе прямого контакта с людьми и преломленный им сквозь призму научно-теоретических знаний о личности, - важнейшее условие высокой продуктивности интуиции. Срабатывание интуиции при оценке личности, зависящее от опыта человека, можно проиллюстрировать следующим примером. Алексей Максимович Горький в своих воспоминаниях о В. И. Ле- нине пишет: <Как-то, входя в его кабинет, я застал там человека, который, пятясь к двери задом, раскланивался с Владимиром Ильичом, а Владимир Ильич, не глядя на него, писал. - Знаете этого? - спросил он, показав пальцем на дверь; я сказал, что раза два обращался к нему по делам <Всемирной литературы>. - И - что? - Могу сказать: невежественный и грубый человек. - Гм-гм ... Подхалим какой-то. И, вероятно, жулик. Впрочем, я его первый раз вижу, может быть ошибаюсь. Нет, Владимир Ильич не ошибся; через несколько месяцев че- ловек этот вполне оправдал характеристику Ленина> 18. 18 Горький М. Собр. соч., т. 18. М., 1963, с. 283. 139 STR.140 Успех допроса при ведении расследования часто зависит от того, насколько следователь умеет правильно определить индиви- дуальные особенности человека, которого он допрашивает, и из- брать оправданную тактику допроса. Опытные следователи могут определить правильный <подход> к допрашиваемому сразу же, при первом знакомстве, даже по тому, как он здоровается, как садит- ся, какие слова произносит первыми и т. д. При этом ни один из следователей не может определенно ответить на вопрос, почему он применяет тот или иной прием в данном случае. Он обычно ссылается на свое <чутье>, на <следственную интуицию>. Неопыт- ные же следователи применяют различные приемы <по очереди> до тех пор, пока какой-нибудь из них не <пройдет> 19. Исследования Б. М. Теплова и С. Л. Рубинштейна20 показа- ли, что основным звеном мышления является анализ через синтез, заключающийся в том, что в процессе мышления объект <вклю- чается во все новые связи и в силу этого выступает во все новых качествах, которые фиксируются в новых понятиях: из 0бъекта, таким образом, как бы вычерпывается все новое содержание; он как бы поворачивается каждый раз другой своей стороной, в нем выявляются все новые свойства>21. Раскрытие в другой личности все новых сторон, их фиксирование в определенных понятиях, обоб- щение выявленных отношений - это типичнейшие особенности процесса познания одной личностью другой. Накопление у человека понятийного знания о других людях приводит к совершенствованию у него процессов различения, раз- витию большей обобщенности восприятия, когда объектом его ока- зываются другие люди, и формирует у него способность к интуи- тивному познанию последних. \1 Каждый человек - его наружность, действия, поступки, вся личность - всегда познается и оценивается окружающими его людьми в соответствии с морально-эстетическими критериями, дей- ствующими в том обществе, членами которого эти люди являются. Другой человек может оцениваться с точки зрения соответствия его- внешности эстетическому идеалу, имеющемуся у воспринимающе- го его лица, с точки зрения соответствия требованиям деятельно- сти, которой он занят, наконец, с точки зрения соответствия ка- честв его личности чертам, которые должны быть у настоящего- строителя коммунистического общества. Личный взгляд человека на других людей всегда несет на себе также печать его особых черт характера, его личной силы и сла- бости, выражает индивидуально неповторимые черты его жизнен- ного пути, особенности воспитания, которое он получил. Восприя- 19 Ф и л о н о в Л. Б., Д а в ы д о в В. И. Психологические приемы допроса обвиняемого.-Вопросы психологии, 1966, № 6, с. 111-122. 20 См.: Теплов Б. М. К вопросу о практическом мышлении.-Ученые записки МГУ, 1945, вып. 90; Рубинштейн С. Л. О мышлении и путях его исследования. М., 1958. 21 Рубинштейн С. Л. О мышлении и путях его исследования, с. 99. 140 тие и понимание личности другого человека постоянно сопровож- даются возникновением у познающих этого человека людей тех или иных моральных и эстетических чувств. Отмечая эту особен- ность, Н. А. Радищев указывал, что люди в процессе взаимодей- ствия в силу своей социальной природы сопереживают друг другу, вызывают друг у друга тот или иной эмоциональный отклик: <Че- ловек сопечалится человеку, равно он ему и совеселится>22. Дела, поступки, личность человека вызывают у других людей моральные чувства, оцениваемые обществом как положительно (возмущение нечестным поступком, гордость за человека, сочув- ствие, уважение, симпатия и пр.), так и отрицательно (злорад- ство, зависть и др.). Как правило, при познании другого человека, помимо мораль- ного чувства, у познающего субъекта обычно возникает то или иное эстетическое переживание. Характер этих переживаний зави- сит от того, насколько отражаемый человек, его действия, все его поведение соответствуют тем нормам прекрасного, которые по- знающий субъект усвоил, может быть, и не осознав их, когда формировался как личность. Мысль В. И. Ленина: <... без <чело- веческих эмоций> никогда не бывало, нет и быть не может чело- веческого искания истины>23, полностью приложима и к процессу познания одним человеком другого. Чувства, возникающие у индивида в ходе отражения и оценки поведения другой личности, начинают затем влиять на последую- щее отражение индивидом этой личности. Как показывают работы Л. И. Божович, В. Н. Мясищева, Л. С. Славиной24, эти чувства проявляются в уровне активности протекания познавательных про- цессов, сказываются на направленности их, влияют на характер делаемых при познании обобщений. Об этой роли чувств в <моделировании> облика других людей каждый человек знает по себе. Поэтически ярко и остро иронично говорил о ней в свое время еще Лукреций Кар, имея в виду ослеп- ленных любовью мужчин: Черная кажется им <медуницей>, грязнуха - <простушкой>. Коль сероглаза она, то - <Паллада сама>, а худая - <козочка>. Карлица то - <грациозная крошечка>, <искра>. Дылду они назовут <величавой>, <достоинства полной>. <Мило щебечет> заика для них, а немая - <стыдлива>. 22 Р а д и щ е в Н. А. Избранные философские и общественно-политические произведения. М., 1952, с. 309. 23 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 25, с. 112. 24 Вопросы психологии личности школьника. Под ред. Л. И. Божович. М., 1961; Мясищев В. Н. 1) Личность и неврозы. Л., 1960; 2) Основные пробле- мы и современное состояние психологии отношений человека.- Психологическая наука в СССР, т. II. М., 1960. 141 STR.142 Та, что несносно трещит беспрестанно, - <огонь настоящий>. <Неги изящной полна> тщедушная или больная. Самая <сладость> для них, что кашляет в смертной чахотке. Туша грудастая им - <Церера, кормящая Вакха>. Если курноса - <Силена>, губаста - <Лобзания сладость>25. Интересную работу по выяснению зависимостей между уровнем понимания личностью других людей и ее эмоциональным отноше- нием к ним провела в лаборатории социальной психологии Ленин- градского университета А. А. Русалинова. Учащимся пяти групп производственно-технических училищ Ленинграда она предложила сказать, какими качествами и в ка- кой степени обладают их мастера. Эмоциональная сторона отношения учащихся к мастеру выяс- нялась в этом исследовании с помощью прямого вопроса в анкете для учащихся: <Нравится ли тебе ваш мастер?> Коэффициент корреляции между положительным отношением учащихся к мастеру и уровнем их оценки положительных качеств личности мастера оказался равным 0,788, что свидетельствует о довольно тесной связи этих факторов. Коэффициенты корреля- ции между уровнем оценки учащимися качеств личности мастера и уровнем положительного отношения учащихся к мастеру, полу- ченные А. А. Русалиновой в своем исследовании, приведены в таб- лице 20. Эти цифры хорошо показывают, в каких случаях в изу- ченных группах связи между уровнем оценки качества личности и уровнем оценки положительного отношения оказались более или менее тесными. Таблица 20 Коэффициенты корреляции между уровнями оценки учащимися качеств личности мастера и положительного отношения к нему Качества мастера Коэффициент корреляции Качества мастера Коэффициент корреляции Хорошо знает производ- ство С ним можно поговорить по душам Приветливый Добрый Справедливый Хорошо относится ко всем ученикам Любит свою работу Любит шутить Интересный человек 0,912 0,868 0,853 0,839 0,789 0,740 0,711 0,698 0,691 Считается с мнением груп- пы Переживает за группу Хорошо объясняет матери- ал Заботится, чтобы никто не сидел без работы Требовательный Охотно помогает своим ученикам Ценит рабочее время Редко сердится 0,640 0,561 0,508 0,492 0,459 0,409 0,343 0,279 25 Лукреций Кар. О природе вещей. М., 1946, с. 273-274. 142 Факты, полученные А. А. Русалиновой (позже они были под- тверждены в лаборатории ЛГУ Г. И. Бабкиной), свидетельствуют о том, что при отражении индивидом других людей может иметь место идеализация. И эта <идеализация>, т. е. завышенная оценка личностных качеств другого человека, тем выше, чем больше оце- ниваемый человек нравится оценивающему. Указанная <идеализа- ция> может быть и с отрицательным знаком. В этом случае у ин- дивида наблюдается тенденция преувеличивать недостатки и отри- цательные качества характеризуемой им личности или той или иной группы людей. Если человек систематически неправильно судит о внутреннем мире других людей и приписывает им мотивы поведения, которых у них в действительности нет, то это очень часто является следст- вием узости связей этого человека с людьми и укоренения в нем предрасположенности к восприятию и пониманию всех людей, ка- кой-то категории их или, быть может, отдельного человека с какой- то одной предвзятой точки зрения. Такой взгляд на людей может возникнуть в результате только раз пережитой, но эмоционально очень острой ситуации, когда другие люди причиняют человеку глубокую и незаслуженную обиду, топчут самое дорогое для него, бросают в опасности. Однако чаще предвзятая точка зрения в под- ходе к людям является итогом более или менее длительного об- щения личности по преимуществу с каким-то одним значимым для нее контингентом людей, которое дает ей опыт только отрица- тельных переживаний. В таких случаях взгляд, верный лишь по отношению к одному человеку или небольшой группе людей, про- явивших себя аморально в определенной ситуации, начинает <го- ворить свое слово> при оценке и всех других людей. Однажды образовавшись, подобные установки личности могут сделать ее в известной степени слепой к действиям и поступкам людей, не соответствовавших сформировавшемуся у нее взгляду. Такой за- крепившийся взгляд (<все люди - эгоисты>, <все учителя - фор- малисты>, <все торговые работники - нечестные люди> и пр.) может упорно сопротивляться объективному пониманию и осозна- нию поступков других людей, действовать длительное время вопре- ки сознанию его неразумности и нецелесообразности. Очень яркий пример такого обобщения приводит в своей <Труд- ной книге> Г. Медынский. Один из бывших правонарушителей, с которыми переписывался писатель, рассказал ему о себе: <Осво- бодился с характером, еще больше окрашенным оттенком цинизма в отношении к людям. Тюрьма не исправила меня ничуть. И что самое главное, тот образ жизни, его обычаи, нравы, отношения, тип людей обобщились в моем понятии как целостное представле- ние о людях вообще. Не прошла мимо меня и ходовая идея о том, что все люди - мошенники, все крадут, как только могут...>26. 26 Медынский Г. Трудная книга. Судьбы, письма, размышления. М., 1964, с. 141. 143 STR.144 Точно таким же образом опыт общения с людьми, проявляв- шими себя только положительно и дававшими связанному с ними лицу по преимуществу лишь одни положительные переживания, формирует у этого лица также известную <предвзятость> в подхо- де к людям, хотя и положительного толка. Подобные факты еще и еще раз говорят нам о том, что поня- тие, верно отражающее сущность той или иной конкретной лично- сти, всегда является результатом громадной обобщающей работы познающего эту личность индивида. Формирование этого понятия ни в коей мере не является результатом анализа поведения и дея- тельности только познаваемой личности. На него всегда так или иначе <работает> весь прошлый опыт прямого и непрямого взаи- модействия с людьми, накопленный и систематизированный по- знающим эту личность индивидом, и в такой опыт обязательно включается и обобщение тех переживаний, которые ранее дали человеку люди. Мы рассмотрели некоторые общие особенности, характеризую- щие процесс формирования понятия о человеке как личности у окружающих его людей. В ходе рассмотрения мы смогли убедить- ся, насколько сложен этот процесс, насколько его итог - понятие о конкретной личности - зависит и от самого познаваемого лица и от познающего субъекта. Дела человека, его поступки, все его поведение в целом в раз- ных обстоятельствах, являясь для окружающих его лиц источни- ком формирования понятий о нем как о личности и объектом идей- но-эмоциональных оценок, вместе с тем в конечном итоге служат показателем правильности этих понятий и оценок. Вся последую- щая деятельность личности, характер ее общения с людьми, ее труд являются проверкой правильности понятия, сформировавше- гося об этой личности у окружающих. Люди познают друг друга не ради праздного любопытства. К этому побуждает их жизнь в обществе, и результаты такого по- знания всегда в конечном счете влияют на их труд, на формирую- щиеся у них отношения к другим людям и к себе. ГЛАВА 7 ВОЗРАСТНЫЕ И ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОНИМАНИЕ ЧЕЛОВЕКА ЧЕЛОВЕКОМ Активное отражение человеком других людей, их облика, поступ- ков, действий служит целям регулирования его поведения и дея- тельности, и, конечно, первостепенную роль в развитии у человека знания людей и адекватного поведения по отношению к ним играет непосредственное общение с ними. И хотя все сферы деятельности, в которые оказывается включенным человек, раздвигают границы его знания людей, однако важнейшее значение для развития его как субъекта познания других людей принадлежит тем видам и актам деятельности, в которых он связан с другими участниками деятельности отношениями ответственной зависимости и где ре- зультаты деятельности каждого общественно я личностно значи- мы в глазах 0бщающихся. Начиная взаимодействовать с другими людьми в новом для се- бя виде деятельности, человек опирается на более или менее обоб- щенный им опыт познания людей и их поведения, накопленный им в иных, чем эта деятельность, условиях. Так, общение ребенка, начавшего посещать детский сад, с новыми для него людьми опи- рается на те первичные и элементарно обобщенные представления о людях, которые сформировались у него в семье и яслях. В зави- симости от того, как складывались у него отношения с людьми раньше, он проявляет доверчивость или боязливость, ласковость или грубость, исполнительность или упрямство, драчливость или уступчивость по отношению к новым для него людям. В после- дующем новые переживания, возникающие у ребенка в процессе общения со сверстниками и взрослыми, при выполнении заданий по самообслуживанию, в играх, на занятиях, подготавливающих его к школе, облегчают развитие одних представлений о людях и затрудняют развитие других, способствуют формированию одно- значного или дифференцированного отношения к людям. Уже на этой ступени представления ребенка о других людях определяют- ся не просто поведением и действиями этих людей, но и тем, что представляет собой этот ребенок как личность, какие первичные черты характера у него к этому времени сформированы, как он умеет трудиться, контактировать с другими детьми, слушаться взрослых. Хотя ребенок этого и не осознает, от его собственного поведения, его воспитанности, от него самого в большой мере за- висит характер поведения по отношению к нему окружающих его детей и близких ему взрослых, а значит, характер его пережива- 145 STR.146 ний от общения с людьми и те оценки, которые он этим людям дает. Влияние уровня воспитанности самого субъекта на характер поведения по отношению к нему окружающих, а стало быть, и на характер впечатлений, которые накапливаются у субъекта от об- щения с людьми, продолжается и на следующих ступенях форми- рования личности. Занимаясь самообслуживанием, играя, участвуя в обязатель- ных занятиях, дети, руководимые воспитателем, учатся видеть и сравнивать особенности друг друга. Когда всем этим индивидуаль- ным и коллективным занятиям придается характер соревнования (<кто лучше>, <кто быстрее>, <кто сообразительнее> и т. д.), тогда создаются особенно благоприятные условия для правильной ориентировки дошкольника в тех особенностях товарищей, которые ярче всего проявляются в данной деятельности. При этом разные качества сверстника осознаются и правильно оцениваются до- школьником далеко не одновременно. Так, Н. Е. Анкудинова уста- новила, что физические возможности дошкольники определяют более точно, чем моральные качества. В оценке же моральных качеств они сплошь да рядом применяют понятия неадекватно и в очень общей форме. Характерной особенностью мнения, которое дошкольник выска- зывает о другом человеке, являются его крайняя неустойчивость, большая изменчивость, ярко выраженная ситуационность. Наша сотрудница Р. А. Максимова изучала оценки, которые дети трех- четырех лет дают своим сверстникам, посещающим одну группу в детском саду. В большинстве случаев эти оценки носили эмо- циональный и ситуационный характер. Давая положительную оцен- ку кому-либо из сверстников и объясняя, почему этот его товарищ <хороший>, ребенок говорил: , <потому что игрушки убрал>, <потому что все скушал...>. Если кто-либо из младших дошкольников давал другому ребен- ку отрицательную оценку, то выяснение причины ее появления также очень часто показывало, что она возникла недавно и вызва- на конкретным фактом. Объясняя, почему их товарищ <плохой>, оценивающие сверстника дошкольники в таких случаях заявляли: , <потому что палец мне прищемил>, <потому что не давал никому автомобиль играть>. Однако наряду с оценками указанного вида дети, с которыми ра- ботала Р. А. Максимова, иногда давали своим сверстникам оцен- ки, основанные на фиксировании у них относительно устойчивых особенностей поведения. Так, обосновывая, почему какой-то их сверстник им кажется нехорошим, дети могли отметить, что он со всеми дерется, или, указывая, почему другой их сверстник хоро- ший, они говорили, что он со всеми играет. Подобных оценок, в основе которых лежит уже известное обобщение фактов поведе- См.: Анкудинова Н. Е. Особенности осознания своих умений у де- тей 5-7 лет. Автореф. дис. на соиск. учен. степени канд. пед. наук. М., 1959. 146 ния человека, в среднем дошкольном возрасте и дальше становит- ся все больше. Далее, Р. А. Максимова попыталась установить, что для детей трех-четырех лет наиболее значимо в сверстнике, которому они дают сравнительно стойкую положительную оценку. Она не полу- чила однозначного ответа на этот вопрос. Одни дети обращали сравнительно большое внимание на яркость и нарядность платьев и костюмчиков сверстников, и этот признак вызывал у них поло- жительную оценку <владельцев> этих платьев и костюмчиков. Другим нравились послушные, спокойные, сговорчивые дети. Третьим - подвижные, активные в играх сверстники. Таким обра- зом, уже в младшем дошкольном возрасте начинает выявляться значение индивидуальных особенностей самих познающих детей в том, что они прежде всего ищут и отмечают в сверстнике. Вме- сте с тем, выясняя <симпатии> и <антипатии> детей и характер оценок, которые они могут давать друг другу, исследовательница в ряде случаев столкнулась с непредвиденной трудностью. Когда она обращалась к тому или иному ребенку и спрашивала, с кем - из детей группы он больше всего хотел бы сидеть за столом, спать рядом в спальне, ходить в паре, играть, то для ребенка это <хотел бы> не имело смысла, и он называл в каждом случае тех детей, с одним из которых он до сего времени уже сидел за столом, с дру- гим ходил в паре, с третьим уже сейчас был соседом по спальне и т. п., т. е. действительность, данность определяли ответы детей трех-четырех лет. В них просто констатировалось существующее, созданное по воле воспитателя положение, и сами дети еще не умели отвлечься от этой данности и, мысленно оценивая достоин- ства и недостатки товарищей, выбирать из них лучших. Первоначальная оценка ребенком другого человека и его дей- ствий является простым повторением оценки, которую, ему дают авторитетные для малыша лица. Когда воспитатель, руководя вы- полнением детьми бытовых правил, их играми, направляя их обще- ние друг с другом, фиксирует внимание детей на различных сто- ронах поведения того или иного ребенка, он не только помогает им видеть друг у друга все новые стороны, но формирует у них <эталоны>, с которыми они должны <сверять> свое поведение и ко- торыми они должны <мерить> поведение своих товарищей. Очень большую роль в выработке <точки зрения> на людей у ребенка, в формировании у него представлений и мыслей о дру- гих людях играют облик и поведение самого воспитателя и взаи- моотношения между детьми в том детском коллективе, членом ко- торого стал трехлетний дошкольник. Характер осознания ребенком особенностей сверстников и взрослых теснейшим образом связан с развитием ребенка в целом как субъекта познания. Наш сотрудник В. Н. Панферов исследовал понимание до- школьниками, посещавшими детский сад, особенностей личности Друг друга. Его интересовало, насколько ребенок <видит> в дру- 147 STR.148 гом человеке такие положительные качества, как доброта, послуш- ность, вежливость, ласковость, смелость, аккуратность, ловкость и противоположные им отрицательные качества. Проводя экспери- мент, В. Н. Панферов сначала называл ребенку одно из упомяну- тых качеств личности и просил, чтобы ребенок пояснил, как он понимает это качество. Затем ребенок должен был сказать, у кого из детей в его группе он отмечает это качество и сильно или слабо у каждого из них оно развито. Характеристики, которые дети-ис- пытуемые давали другим дошкольникам, В. Н. Панферов сопо- ставлял с мнением об этих дошкольниках, имевшемся у воспита- телей группы. В излагаемых опытах участвовали: группа дошкольников че- тырех лет и группа дошкольников семи лет. Анализируя получен- ные материалы, В. Н. Панферов указывает, что, раскрывая свое понимание каждого из называвшихся им качеств, дети использова- ли два способа: или вспоминали совершенно конкретный факт по- ведения, когда, по их мнению, данное качество проявлялось, или пытались дать объяснение, имеющее более или менее обобщающий характер. Дети четырех лет, объясняя, как они понимают каждое из качеств личности, чаще использовали первый способ, дети семи лет - второй. У младших дошкольников 32% ответов были <об- щими> и 68% - <конкретными>. У старших дошкольников 54% ответов носили обобщающий характер и 46% ответов представля- ли собой ссылку на конкретный факт поведения. Правильность объяснения содержания качеств, которые дети должны были опре- делить, в целом по группам была тоже неодинаковой. Дети семи лет объяснили правильно содержание в 93% случаев, ответили неправильно в 2% случаев, отказались от объяснения в 5% слу- чаев. Дети четырех лет правильно раскрыли содержание каждого из .качеств в 77% случаев, неправильно - в 16% случаев, совсем не могли ответить в 7% случаев. Очень заметно отличались младшие дошкольники от старших по степени <видения> каждым из них в другом человеке прису- щих ему <качеств личности> и по степени объективности этого <видения>. Так, младшие дошкольники отмечали сильно развитые положительные качества - послушность, вежливость, ласковость и др. - друг у друга в два раза чаще, чем это делали старшие дошкольники. Но если правильность суждений о положительных качествах друг друга <четырехлеток> была подтверждена воспи- тателями только в 33% случаев, то правильность высказываний старших дошкольников воспитатели подтвердили в 91% случаев. В то же время возможность эпизодического проявления непослу- шания, грубости, невежливости, неаккуратности и прочих отрица- тельных качеств друг у друга младшие дошкольники допускали почти в девять раз реже, чем старшие дошкольники. Сопоставление мнений детей с мнением воспитателей показа- ло, что младшие дошкольники замечают отрицательные проявле- ния друг у друга намного реже, чем их отмечают у них восяита- 148 тели (по данным В. Н. Панферова, в одиннадцать раз). Старшие дошкольники, наоборот, фиксировали отдельные проявления непо- слушания, .неаккуратности и др. у сверстников чаще, чем на них указывали воспитатели. С приходом ребенка в школу одним из главных объектов по- знания для него становится поведение товарищей, действия и по- ступки, характеризующие их как учеников. Умение оценить их с этой новой для ребенка точки зрения приходит к нему постепен- но, по мере того как он сам усваивает требования, предъявляемые школой к учащимся, и вырабатывает под руководством учителя эталоны для оценки работы и поведения товарищей в учении. С ростом опыта взаимодействия с одноклассниками, которое на- правляется учителем, у младшего школьника все время происхо- дит накопление знаний о возможных формах их поведения в раз- ной обстановке и идет осознание причин, вызывающих те или иные действия. С выходом общения школьника с другими людьми за рамки учения, с установлением у него связей с различными лицами за пределами класса и в иных, чем учение, видах деятельности в формирующейся у него системе знания людей происходят новые важные изменения. <Эмпирическая база> для развития у школь- ника обобщенного знания людской психологии становится шире. Перед ним раскрывается возможность видеть поведение других людей с таких сторон, которые в условиях учения не проявлялись. Это ведет к тому, что содержание формирующихся у учащегося понятий о чертах и сторонах личности существенно изменяется, у него развивается умение все более глубоко и правильно рас- шифровывать психологический подтекст сложных действий и по- ступков и объективно оценивать личность в целом. Однако рас- ширяющаяся практика повседневного совместного труда, учения, отдыха учащегося со все новыми людьми не только непрерывно обогащает его впечатления о других людях и заставляет его раз- мышлять об их поступках и поведения, но и постоянно побужда- ет школьника к активному применению формирующихся знаний в общении, и она же на каждом шагу показывает ему, какие из его обобщений и оценок верны, а какие ошибочны. Чтобы выявить различия в понимании другой личности людь- ми, находящимися как субъекты труда, познания и общения на разных ступенях развития, мы предложили лицам пяти возраст- ных групп - детям 7-8 лет, детям 10-11 лет, подросткам 14- 15 лет, юношам и девушкам 16-18 лет и взрослым испытуемым 22-26 лет дать характеристику сверстникам, которых они хорошо знают. Выполняя эту задачу, каждый должен был назвать глав- ные, по его мнению, особенности личности определенных одноклас- сников (студенты называли качества личности своих товарищей по учебной группе). Мы остановились в данном случае именно на методе <свобод- ных характеристик> по двум соображениям: выполнение испы- 149 STR.150 туемыми задания в такой форме позволяет быстро выявить, какие черты личности и особенности поведения кажутся ему в другом человеке главными, и, кроме того, оно дает возможность узнать, насколько у испытуемого развито умение психологически оцени- вать другую личность и видит ли он в ней уже определенные ка- чества или не идет дальше описания ее поведения. Полученные таким образом характеристики качеств личности и отдельные проявления их, на которые испытуемые указывали, описывая своих товарищей, были подвергнуты классификации в зависимости от того, к какой стороне личности они относились; затем подсчитывалось, как часто испытуемые каждой возрастной группы отмечают психические свойства, характеризующие ту или иную сторону другой личности. Что же выявилось при сопоставлении данных, полученных в разных возрастных группах? Во-первых, на протяжении дошкольного и школьного периодов жизни человека происходит постепенное увеличение числа сторон, отмечаемых и оцениваемых в личности сверстника. Во-вторых, на- блюдается рост круга качеств, выделяемых при характеристике каждой из сторон личности. В-третьих, с формированием человека как субъекта труда, дознания и общения изменяется значение, ко- торое испытуемый придает той или другой стороне личности дру- гого человека, пытаясь дать ему характеристику. В то время как одни его стороны и качества в личности сверстника фиксируются все чаще, другие стороны с возрастом выделяются и оцениваются все реже. Чем старше возрастная группа испытуемых, участвовавших в опыте, тем чаще в их характеристиках личности, данных знако- мым сверстникам, встречаются высказывания об убеждениях и кругозоре, о способностях, называются черты, выражающие от- ношение к труду, и фиксируются качества, говорящие об особен- ностях волевого развития характеризуемой личности. Чем старше возрастная группа, тем чаще испытуемые в опыте отмечали у сверстника черты, в которых выражается отношение к самому се- бе, тем чаще они давали оценку его уму, |речи. В основных груп- пах испытуемых обнаружился также рост случаев фиксирования отношений личности вообще к людям. Вместе с тем по отношению к другим сторонам и качествам личности эти же группы испытуе- мых проявили противоположную тенденцию. Так, с возрастом сокращалось число характеристик, в которых испытуемые, назы- вая главные черты личности сверстников, описывали их учебную деятельность и оценивали их отношение в целом к учению. Столь же явно наблюдается уменьшение числа случаев, когда, называя существенные особенности личности сверстника, испытуемые опи- сывают его отношение к педагогам. По мере того как лруппы ис- пытуемых взроели, входившие в них лица все реже отмечали в качестве главных особенностей сверстников их поведение во вре- мя учебных занятий, проявление ими того или иного отношеиия 150 к вещам, входящим в оснащение учебного процесса, санитарно- гигиеничеекие привычки и др. Вместе с тем в отношении ряда особенностей личности какая- либо определенная тенденция - или ко все более частому фикси- рованию их, или, наоборот, ко все более редкому - в опытах не проявлялась. Это прежде всего касается эмоционально-дина- мических проявлений личности, отношения к труду по самообслу- живанию, отношения к поручениям коллектива, отношения к ро- дителям и другим членам семьи. Отсутствие высказываний о тех или иных качествах личности в характеристиках, даваемых сверстнику более старшим испытуе- мым, не всегда означает, что последний не видит проявления этих качеств в поведении характеризуемого и не осознает их присутст- вия в его личности. Очень часто этот факт свидетельствует только о том, что данный испытуемый отражает личность более обоб- щенно, чем школьник младшей группы. С ростом взаимодействия учащегося с другими людьми растут богатство и разнообразие наблюдаемых им фактов их поведения, расширяется возможность сравнения особенностей действий и по- ступков людей как в одинаковых, так и в различных обстоятель- ствах. Это означает, что у индивида непрерывно растет та кон- кретная основа, на которой у него развиваются понятия как об отдельных нравственно-психологических свойствах, так и о лич- ности другого человека в целом. Но изменения, характеризующие развитие понимания одним человеком другого, затрагивают и са- мое строение названных понятий, их структуру, о чем свидетель- ствует разная степень обобщенности тех признаков, называя ко- торые, испытуемые каждой из возрастных групп раскрывают свой взгляд на содержание той или иной личности. Первоклассники и даже школьники 5-го класса, характеризуя хорошо знакомых им сверстников, часто еще не могут отвлечься от кажущихся им типичных для этих сверстников поступков и действий и прямо назвать качества личности, которые за этими поступками и действиями стоят. Для них эти качества являются такой абстракцией, которой они еще не овладели, поэтому они, раскрывая свое понимание конкретного человека, сплошь да ря- дом называют не свойства его личности, а особенности его пове- дения в разных обстоятельствах. При этом характер называемых ими особенностей поведения свидетельствует о том, что отбор их школьники производят не случайно, а в соответствии с усваивае- мыми ими нормами морали, в соответствии с теми требованиями, которые предъявляются к человеку в нашем обществе. Обобщения одних фактов поведения сверстников и правильные заключения о качествах личности, которые они выражают, дают- ся школьнику легче, чем обобщения других фактов. Поэтому у школьников в одно и то же время может наблюдаться сосущест- вование разных уровней осмысления различных сторон личности другого человека. Раскрывая одни его стороны, школьник при- 151 STR.152 водит кажущиеся ему типичными для этого человека факты по- ведения, указывает на его действия, характеризующие личность. Но в целом при сопоставлении испытуемых разных возрастных групп выявляется постепенный переход от раскрытия содержания личности путем описания и оценки ее действий и. поведения к прямым указаниям на присущие этой личности психические свой- ства и качества. Названные различия в способах раскрытия содержания лично- сти человека, которого испытуемые давно знают, связаны, в част- ности, с тем, что у всех этих испытуемых неодинаково сформиро- ваны те нравственно-психологические .понятия, которые у позна- ющего других людей субъекта обычно актуализируются в созна- нии, когда он оказывается свидетелем определенных действий и поступков другой личности. Каждое из этих понятий, когда чело- век формируется как субъект познания других людей, проходит определенный путь развития. В. А. Крутецкий на; примере форми- рования моральных понятий у школьников показал, что есть ос- нование говорить по крайней мере о четырех уровнях развития понимания учащимися качеств личности2. Первый уровень - первичное, крайне элементарное обобще- ние. Понятие только начинает складываться, и содержание его осознано учеником еще очень мало. Второй уровень - понятие уже сложилось, но является еще очень неглубоким и грубым; четко оно еще не осознается и обыч- но бывает неправомерно суженным или расширенным. Для третьего уровня характерно уже присущее ученику уме- ние дать более или менее развернутое определение понятия, пра- вильно выделить основные признаки, составляющие его содержа- ние. Однако развитие понятий о качествах личности до данного уровня еще не гарантирует правильного анализа и оценки поведе- ния человека в свете этих усвоенных школьником понятий. На четвертом уровне школьник полностью овладевает поняти- ем, дифференцированно и глубоко осознает его содержание. На этом уровне овладения понятием возможно детальное определе- ние того или иного качества личности, подкрепленное разнообраз- ными примерами и адекватным их анализом; .понятие включено в систему, распространяется на круг явлений, четко отграниченных от близких и смежных, фиксируемых в других понятиях; опери- рование понятием правильно, уверенно и подчас очень тонко. Прослеживая у учащихся различного возраста развитие поня- тий о личности их сверстника - члена того же самого коллек- тива, что и они сами, мы пока не поднимали вопроса об индиви- дуальных особенностях, характеризующих понимание другой лич- ности, а между тем этот вопрос представляет большой интерес. Личный опыт совместного труда с другими людьми и общения с ними во всех иных видах деятельности у каждого человека всег- 2 См.: Крутецкий В. А., Лукин Н. С. Психология подростка. М.у1959. 152 да индивидуально своеобразен, и в результате у него формирует- ся только ему присущий взгляд на других людей и подход к ним.. В этом взгляде и подходе находят выражение неповторимые чер- ты жизненного пути каждого человека. Этот личный взгляд чело- века на других людей всегда несет на себе печать его убеждений, сформированных у него идеалов, его характера, всей его лично- сти. В наших опытах различия в понимании другой личности меж- ду испытуемыми одной и той же возрастной группы особенна- четко прослеживаются в студенческих группах, о которых речь- выше уже шла, поскольку каждый из испытуемых в этих группах давал характеристику всем остальным членам группы. Эти раз- личия касаются как количества качеств "личности, отмечаемых. разными испытуемыми у одних и тех же людей, так и существа тех свойств и черт, которые каждый из этих испытуемых фикси- ровал в характеризуемой личности. В ряде случаев индивидуаль- ные особенности в понимании другой личности наиболее убеди- тельно проявились в тех общих оценках, которые студент давал тому или иному сокурснику из своей группы. Характеристики одних и тех же людей, сделанные разными студентами, отличались большим или меньшим лаконизмом. Так,., например, если, скажем, студент С. фиксировал различные каче- ства личности у своих товарищей в общей сложности только 26 раз, то студентка Т. (из этой же группы) отмечала различные качества личности у этих же лиц 72 раза. Если Ф. (студент из 2-й группы) фиксировал [различные качества у других участни- ков опыта всего 35 раз, то его товарищ К. называл их 84 раза, АН. - 102 раза, П. - 95 раз и т. д. Разные студенты, характеризуя одних и тех же людей, пред- принимали неодинаковое число попыток дать каждому из них. обобщенную оценку их личности. Для одних из них была харак- терна тенденция такую оценку производить постоянно, у других. же эта тенденция выступала слабее или не проявлялась совсем.. Этот факт свидетельствовал о том, что у части людей качества личности данного человека в понятии о нем фиксируются не рядо- положно, что среди этих качеств они обязательно выделяют веду- щее, доминирующее. Все без исключения студенты проявляли тенденцию наиболее часто отмечать в другой личности качества, в которых проявляет- ся ее отношение к другим людям. При отображении других сто- рон личности у опрошенных студентов отмечалась заметная инди- видуальная избирательность. Так, например, студентка И. относи- тельно часто среди других фиксировала !волевые качества у сту- дентов своей группы (18 |раз - 25,7% от общего числа фиксиро- ваний ею всех сторон личности); студентка О. отмечала волевые качества у этих же лиц сравнительно редко (8% от общего числа фиксирования ею всех сторон личности), но зато относительно част]о она фиксировала у этих людей качества ума (13 раз - 153 STR.154 26% от общего числа фиксирований). Студентка Д. довольно час- то фиксировала у товарищей по группе отношение их .к труду (15 раз - 20,3% от общего числа фиксирований ею всех сторон личности) и т. д. Эта наблюдаемая у каждого из опрошенных тенденция отме- чать в другом человеке более часто одни стороны и реже другие может быть объяснена прежде всего тем, что в зависимости от конкретных условий, в которых человек формируется как лич- ность, у него воспитывается привычка отдавать предпочтение оп- ределенным психическим качествам и, более или менее осознавая это, считать их более значимыми в жизни, чем другие психиче- ские качества. Для одних людей такими качествами оказываются черты, выражающие отношения к труду, для других - качества ума, для третьих - воли, для четвертых - эмоционально-дина- мические качества и т. д. Индивидуальные особенности понимания каждым человеком других людей становятся еще более видимыми при сопоставлении характера тех конкретных качеств, которые разные испытуемые отмечали в личности одних и тех же людей. В таблице 21 показано, каким количеством конкретных ка- честв <оперировал> каждый из опрошенных студентов, когда он оценивал своих товарищей, а также какое количество конкретных качеств он называл, характеризуя ту или иную сторону личности. Из цифр таблицы видно, что, характеризуя одних и тех же людей, опрашиваемые студенты оперируют при этом неодинако- вым числом конкретных качеств, и индивидуальные различия здесь чрезвычайно велики. Одни из студентов отмечают у своих сокурсников 38-48 качеств (Т., А. - в первой группе, Вл., К., АН. - во второй), другие же фиксируют у этих же самых людей всего лишь 19-25 конкретных качеств (Р., Н., М., - в первой группе, Ф., X. - во второй). Остальные опрашиваемые, характе- ризуя товарищей по группе, увидели у них 26-37 разных ка- честв. Если студент Р. увидел у своих товарищей лишь такие каче- ства личности, как целеустремленность, сила воли, упрямство, ум, остроумие и понимаяие шутки, вдумчивость, доброта, прямоду- шие, честность, мягкость, сдержанность, цинизм по отношению к себе, страстность, впечатлительность, веселость, уравновешен- ность, влюбчивость, радушие, практичность, то студентка ив этой же группы Т. при характеристике этих людей <оперировала> значительно большим числом качеств. Составляя характеристики, она назвала: трудолюбие, аккурат- ность, приветливость, доброту, ласковость, доверчивость, откро- венность, грубоватость, чуткость, внимательность, развязность, от- зывчивость, прямодушие, общительность, честолюбие, требователь- ность к, себе, самолюбие, скромность, самокритичность, организо- ванность, выдержку, упрямство, целеустремленность, сильную во- лю, энергию, упорство, смелость, мягкость, ум, понимание юмора, 154 задумчивость, ревность, горячность, неуравновешенность, страст- ность, глубину чувств, мечтательность, сентиментальность. Таким образом, круг качеств личности, которые разные испы- туемые-студенты способны видеть в других людях, отличается в. каждом случае индивидуальным своеобразием. Сравнение харак- теристик, данных разными студентами одним и тем же лицам,, Таблица 21 Индивидуальные различия в характеристиках Названо качеств в абсолютных цифрах выражающих отношение Испытуемые всегок трудук другим людямк себеволиумачувств 1-я группа20162353 .26198251 р.19-51445 я.25102445 М.2112543 т.382144846 и.2824563 0.313162442 .20191423 А.39213945 2-я группа Ф.194ч0 АН.4851 Й 1о907 П.367115634 Ок.336152523 Вл.43717335 X.21354333 Д.274123422 .4561 0 16535 показывает, что одним из них присуща тенденция отмечать у всех один и тот же сравнительно небольшой круг качеств, и характе- ристики, даваемые ими разным людям, различаются лишь тем, что в них указывается степень развития каждого из этих качеств у данного человека по сравнению с другими людьми. Для других студентов, наоборот, характерен сравнительно широкий круг качеств, которые они способны видеть в других людях. В ха- рактеристиках, даваемых ими каждому из этих людей, содержат- ся не только указания на сравнительно многие особенности лич- ности, но и называются такие черты, в которых, по мнению опра- шиваемого, наиболее ярко раскрывается индивидуальное своеоб- разие характеризуемой личности. 155 STR.156 У студентов не в одинаковой степени развито также умение дифференцировать оттенки, характеризующие проявление той или иной стороны личности (отношение к труду, к другим людям и др.). Обычно это выражается в том, что, оценивая какую-либо из сторон личности, один человек может назвать больше конкрет- ных качеств, в которых эта сторона находит выражение, чем дру- гой человек. Так, студентка О. (первая группа), оценивая лрояв- .ление отношения к другим людям у девяти сокурсников, которых она характеризовала, отметила в общей сложности 16 оттенков в проявлении этого отношения, в то время как ее товарищ Р. на- звал в нем только пять оттенков. Во второй группе студент АН., оценивая это же отношение у каждого из тех, кто входил в одну с ним группу, назвал в общей сложности восемнадцать ко-нкрет- ных форм проявления у них этого отношения, в то время как его товарищ Ф. отметил только четыре. Студент В., излагая понима- ние личности каждого из своих товарищей, указал на восемь кон- кретяых черт (заносчивость, застенчивость, недовольство собой, самодовольство, самомнение, эгоизм, скромность, чувство собст- венного достоинства), которые говорят об отношении этих моло- дых людей к себе. Студентка Н. назвала только один вид прояв- ления такого отношения (самоуважение). Студентка А. при ха- рактеристике товарищей отмечает девять положительных и отри- цательных волевых качеств (слабоволие, нерешительность, уп- рямство, упорство, целеустремленность, энергия, выдержка, са- мостоятельность, смелость), в то время как студент В. называет в характеристиках лишь два качества (твердость и безволие) и т. д. Все приведенные факты свидетельствуют о том, что каж- дый человек осознает и оценивает различные стороны одной и той же личности не одинаково успешно. Это объясняется не толь- ко тем, что поступки и дела характеризуемого человека всегда благоприятствуют выявлению одних его сторон и затрудняют познание других, но и тем, что сам познающий этого человека индивид своим прошлым как субъект познания других людей всегда лучше подготовлен к анализу и оценке одних сторон и ка- честв конкретной личности и хуже - к осмысливанию других ее сторон и особенностей. ГЛАВА 8 ВЛИЯНИЕ РОДА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ПОЛОЖЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА НА ПОНИМАНИЕ ИМ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ Мы уже не раз подчеркивали в этой книге, что каждый человек становится субъектом познания других людей лишь при том не- пременном условии, что он включается в какой-то вид деятельно- сти, благодаря чему между ним и окружающими его людьми воз- никает множество определенных отношений. Существование зависимости формирующихся у человека зна- ний о других людях, а также степени их обобщенности от особен- ностей профессиональных задач, которые человек решает по отно- шению к другим людям, в том или другом виде деятельности, рас- крывает исследование, выполненное в лаборатории социальной перцепции ЛГУ Н. Ф. Федотовой. На основе анализа характерис- тик, которые следователи дают обвиняемым, она предприняла, во-первых, попытку выяснить содержание, структуру и объем зна- ний следователя о личности обвиняемого. Во-вторых, ее интересо- вала степень зависимости содержания этих знаний от профессио- нального опыта следователя, и, в-третьих, она стремилась вы- явить связь этого содержания с типом преступления. В качестве испытуемых Н. Ф. Федотовой были привлечены следователи со стажем работы до 5 лет, от 6 до 10 лет и свыше 10 лет. Среди характеризуемых следователями лиц были 34 обвиняемых в ху- лиганстве, 35 - в убийстве, 15 - в изнасиловании, 16 - в краже и 31 - в служебных злоупотреблениях. Из материалов, собран- ных и проанализированных Н. Ф. Федотовой, нам кажется, осо- бенно заслуживают внимания те, которые отвечают на второй и третий вопросы из сформулированных Н. Ф. Федотовой в начале исследования (табл. 22). Материалы таблицы свидетельствуют, что в содержании по- нятий о личности обвиняемого у всех следователей, независимо от стажа, преобладает оценка его отношения к труду, к людям, а также поведения во время допроса. Вместе с тем, когда обвиняе- мых характеризовали следователи, имевшие большой стаж рабо- ты, несколько увеличивался процент суждений о характере обви- няемого в целом, об его интеллекте, об особенностях его эмоцио- нальной сферы, т. е. как раз о тех особенностях, которые обычно являются основой выбора тактических приемов допроса. В груп- пе следователей с большим стажем Н. Ф. Федотовой было отме- чено и некоторое повышение процента характеристик, в которых была предпринята .попытка назвать мотивы преступления. 157 STR.158 Таблица 22 Соотношение между отдельными сведениями об обвиняемых в зависимости от стажа работы следователя (%) Сведения о личности обвиняемогоСведения по группе стажа 1-й2-й3-йв среднем по всем группам Возраст3,23,3. 2,73,1 Образование1,51,91,11,5 Внешность4,73,73,23,9 Биографические данные5,33,92,83,9 Отношение к труду9,19,89,49,4 Отношение к людям20,619,719,318,8 Отношение к себе2,42,41,92,3 . Поведение во время допросов16,117,016,916,7 Интеллект6,96,37,36,8 Опыт1,62,03,92,6. Характер в целом7,68,78,58,3. Воля5,14,14,44,4 :. Эмоции5,98,18,37,5. -- Темперамент1,90,91,71,5 Склонности и интересы5,96,75,46,1 Мотивы преступления2,31,23,22.2: Данные этого сравнения позволяют вместе с тем предполо- жить, что в процессе профессиональной деятельности у следова- телей вырабатывается способность к более глубокому пониманию личности обвиняемого. Видимо, о формировании именно такой способности свидетельствует и тот факт, обнаруженный Н. Ф. Фе- дотойой, что если в характеристиках, полученных от следователей со стажем 5 лет и менее, устойчивые черты личности обвиняемого фиксируются примерно в трети всех высказываний о нем, то у следователей со стажем от 6 до 10 лет указания на эти свойства составили 42% от числа всех суждений об обвиняемом, а у сле- дователей со стажем свыше 10 лет - 45%. Очень показательны, по нашему мнению, данные, также полу- ченные Н. Ф. Федотовой, в которых выступает зависимость содер- жания понимания следователем личности .подследственного от ти- па преступления, в котором тот обвиняется. Сравнивая характеристики обвиняемых по типам преступле- ний (табл. 23), можно обнаружить, что доминирующими группа- ми сведений почти во всех случаях являются отношение к труду> отношение к людям и поведение во время допросов (об этом в другой связи уже было сказано). Но наряду с ними, и это надо подчеркнуть особо, в характеристиках высок процент сведений, важных для понимания того, мог ли подследственный совершить то или иное преступление и почему. Так, специфику характерис- тик обвиняемых в хулиганстве составляют указания н> черты, свидетельствующие о том или ином (чаще отрицательном) отно- 158 Таблица 23 Соотношение между сведениями в зависимости от типа, преступления обвиняемого (%) Процент сведений по всем типам введения о личности обвиняемогохулиганствуубийствуизнасилованиюкражамму злоупотреблениюпреступлений зраст разование ешность ограф. данные ношение к труду ношение к людям ношение к себе >ведение во время3,5 1,4 4,1 4,6 9,2 23,1 2,4 16,93,3 1,5 3,2 4,8 10,3 20,6 1,2 14,63,1 3,5 6,0 3,2 10,7 15,9 0,5 17,62,6 1,5 4,5 5,6 8,2 20,3 1,3 16,72,7 0,7 2,6 1, допросов келлект1ЫТфактер в целом)ЛЯлоции мперамент (лонности и интере-5,7 0,5 7,9 4,6 7,0 1,6 6,94,0 1,2 7.2 3,0 13,3 2,4 5,78,3 1,2 5,3 5,2 6,7 0,9 11,97,1 0,8 10,2 5,6 5,8 2,6 4,49,6 7,1 10,6 5,7 3,9 0,1 3,86,8 2,6 8,34,4 7,5 1,5 6,1 сы отивы преступления0,63,7.2,63,12,2 Сведения о личности обвиняемого Возраст Образование Внешность Биограф, данные Отношение к труду Отношение к людям Отношение к себе Поведение во время допросов Интеллект Опыт Характер в целом Воля Эмоции Темперамент Склонности и интере сы Мотивы шении к труду, другим людям. Специфику характеристик обвиняе- мых в убийстве определяет доминирующее положение сведений об эмоциональной сфере. Особенностью характеристик обвиняемых в изнасиловании является увеличение количества сведений об ин- тересах и склонностях и об их резко выраженном отрицательном характере. Процент таких сведений почти в два раза превышает средние данные. Специфика характеристик обвиняемых в служебных зло- употреблениях состоит в частом доминировании сведений об ин- теллекте и опыте. Сравнительно со рредними данными количество свойств интеллекта, назвавных при характеристике обвиняемых этой группы, увеличилось в полтора раза, а число оценок опы- та - в два с половиной раза. Таким образом, в материалах, которые собрала Н. Ф. Федото- ва, изучавшая особенности познания других людей следователя- ми, отчетливо выступает определяющая роль деятельности в фор- мировании у ее участников знаний о людях. Любой конкретный вид деятельности всегда требует от чело- века проявления совершенно определенных качеств личности, и, по мере того как участники этой деятельности усваивают ее за- дачи, у них создается тенденция отмечать в человеке такие ка- чества, а также соотносить уровень их развития с требованиями 159 STR.160 деятельности. Таким образом, в формирующееся у участника дея- тельности знание о личности другого человека, сотоварища по деятельности, прежде всего включаются качества личности этого человека, наибольшему проявлению (а следовательно, и позна- нию) которых данная деятельность благоприятствует. При вклю- чении человека в другую деятельность, требующую от него актуа- лизации иных качеств, в формирующемся о нем мнении участни- ков этой деятельности на первый плата выступят новые качест- ва, а те, которые были значимы в условиях первой деятельности, отходят на второй план или подвергаются переоденке. Факты, собранные Н. Ф. Федотовой, показали также, что, на- блюдая за человеком, анализируя, синтезируя, обобщая инфор- мацию о нем, люди опираются на свой прежний опыт и круг тео- ретических знаний о той категории лиц, к которой они его отнес- ли. И, как показывают те же исследования, уровень квалифика- ции человека-<оценщика> играет очень существенную роль в том, что он <увидит> в другом человеке и какой <приговор> ему вы- несет. Это исследование свидетельствует также о том, что отмечае- мые в другой личности качества не структурируются в формирую- щемся у человека понятии о ней рядоположно. Какие из них на- чинают играть роль своего рода основы, с которой связываются все остальные важные, по мнению оценивающего, для деятельно- сти характеристики, а какие качества занимают подчиненное по- ложение - это опять-таки связано прежде всего с требованиями деятельности, в условиях которой взаимодействуют оцениваемый и оценивающий, а, во-вторых, это, безусловно, зависит и от инди- видуальных характеристик оцениваемого. Указанный факт был специально прослежен Ю. П. Степкиньгм, исследовавшим на ле- нинградском заводе им. Козицкого по нашей просьбе понимание рабочими тех качеств деятельности мастера, которые обусловли- вают его социально-психологическую совместимость с коллекти- вом рабочих. На основании оценок рабочими девяти позитивных признаков психологической структуры деятельности мастера были выявле- ны три соотносительных уровня рассматриваемого явления. Каж- дый из них характеризуется определенными значениями и соот- ношениями оценок. Так, если на <высоком> уровне оценки рабо- чими умения мастера организовать работу, поддерживать трудо- вую дисциплину и знание производства близки к возможной мак- симальной, то на двух других уровнях оценки этих признаков зна- чительно ниже и достоверно отличаются от оценок признаков пер- вого уровня. Этими качествами были: 1) умение организовать работу; 2) умение под- держивать дисциплину; 3) знание производства; 4) умение отстоять интересы бригады; 5) правильное решение производственных вопросов; 6) оказание ква- лифицированной помощи рабочим; 7) умение советоваться с ними по яроизвод- ственным вопросам; 8) техническая образованность; 9) доступность. 160 Показательно и соотношение значимостей этих признаков на каждом уровне. Если на <высоком> уровне первое место занимает умение мастера организовать работу, а умение поддерживать дис- циплину и знание производства - соответственно второе и третье, то на <среднем> и <низком> уровнях порядок противоположный. Знание производства на <среднем> уровне занимает первое мес- то, а умение организовать работу - только третье. На <низком> уровне ни один из этих признаков не выступает в качестве доми- нирующего. Прослеживание изменения оценок признаков от од- ного уровня к другому позволяет выявить значимость того или иного признака в психологической деятельности мастера, как она выступает в глазах подчиненных. Из рассмотренных признаков наиболее значимым является умение мастера организовать рабо- ту. Видимо, это наиболее интегральный признак психологической структуры его деятельности, ассимилирующий в себе влияние всех остальных признаков и ими опосредуемый. Понятно, что в ходе совместной деятельности предварительно сложившееся у человека впечатление о каждом из ее участников не остается неизменным. Однако и в этом случае образ челове- ка и понятие о его личности, меняющиеся со временем у его парт- неров по деятельности, продолжают выполнять для них регулятив- ную роль, оказывая воздействие не только на дальнейшее плани- рование ими своего поведения, но и на их самооценки. Динамика межличностного восприятия, а также те изменения, которые отмечаются в содержании понятий о личности друг дру- га в ходе деятельности у ее участников, изучались в лаборатории ЛГУ В. В. Унгулом и Н. Ф. Федотовой. Первый прослеживал эти изменения в условиях спортивного состязания борцов, а вто- рая - при решении учащимися гомеостатических задач. В. В. Унгул проводил свое исследование в два этапа. На пер- вом этапе он изучал изменения в содержании перцептивных об- разов. На втором этапе исследовался вопрос точности знаний о себе и своем противнике. В обоих случаях испытуемыми у него были студенты ленинградских вузов, занимающиеся борьбой (на первом этапе 60 человек, на втором - 48), различающиеся по уровню спортивной квалификации и по продолжительности заня- тия этим видом спорта. Испытуемые, которые в качестве спортивных противников встречались впервые, были разбиты на пары для спортивной борьбы, и каждому из них было предложено дважды охарактери- зовать своего противника - сначала перед поединком, а затем после его окончания. В качестве эталона при оценке точности зна- ний о противнике использовались обобщенные характеристики, данные четырьмя компетентными лицами: старшим тренером бор- ца, тренером, преподавателем по основам физической подготовки и экспериментатором. Сравнение характеристик, данных борцами до соревнования, с характеристиками, данными друг другу по окончании схватки, 161 STR.162 Таблица 24 Частота фиксирования спортсменами-борцами характеристик облика противника (%) Характеристи-Мастера и кандидаты в мастераПерворазрядникиСпортсмены II разрядаСпортсмены III разряда и новичкиОбщие данные ки ДОпослеДОпослеДОпослеДОпоследопосле схваткисхваткисхваткисхваткисхваткисхваткисхваткисхваткисхваткисхватки Рост10093938693 Телосло-7480866476 жение Возраст9374269371 Вес74865855 Развитие рук58526444 Развитие ног42204226 Развитие шеи7202613 Фигура644227 Экспрессия361212 лица Особые при-2678 меты Сила100100861009393861009198 Быстрота526480869358745275 Выносли-1001006480.4258365269 вость Ловкость649339 Гибкость20333652586436523850 <Чувство646452642932 против- ника> <Тягучесть>3642721 Техника1001001001009310064938998 Тактика1001001001009310020587890 Смелость58643652425864745062 Решитель-36423352587426583857 ность Инициа-4258588033807203660 тивность Настойчи-26522026265833362643 вость Упорство588042587122738 Собранность3342122671119 Хитрость748042581272939 Выдержка2072057 Хладнокро-362616 вие Воля в целом4211 Опытность526433581220362643 Перспек-8658583660 тивность Активность6436424246 Жесткость7426727 Взрывиость80585849 Среднее по62695062585148464150 всем эле- ментам 162 свидетельствует о значительной перестройке содержания их зна- ний о противнике. Как видно из таблицы 24, во втором случае в характеристики не включается описание внешности противника, но зато дается более полное описание психических свойств его личности: увеличивается частота фиксирования свойств личности, упоминаемых до схватки, .и отмечаются новые свойства (актив- ность, жесткость, хладнокровие и др.). Ряд свойств, отмеченных до схватки только борцами высшей квалификации, после поедин- ка отмечается также борцами I и II разрядов. Как видно из таблицы 24, все характеристики противника, да- ваемые спортсменами высокой квалификации., значительно полнее характеристик, которые дали спортсмены более низкой квалифи- кации. Это проявляется как в большей частоте фиксаций ряда важных для бцрьбы свойств (выносливость, особенности техники и тактики, собранность, активность), так и в умении фиксировать такие <тонкие> свойства борца, которые спортсмены более низкой квалификации не замечают или почти не замечают (<чувство про- тивника>, <тягучесть>, упорство). Оценки, даваемые борцами высокой спортивной квалификации, как установил В. В. Унгул, отличались также большей точностью, чем оценки, даваемые борцами более низкой спортивной квали- фикации и с меньшим опытом спортивной борьбы. Средняя вели- чина ошибок в характеристиках, даваемых своему противнику до схватки, у мастеров и кандидатов в мастера в 1,5 раза меньше, чем у перворазрядников, в 2,2 раза меньше, чем у второразряд- ников, и в 3,9 раза меньше, чем у третьеразрядников и новичков. Ошибок характеристик противника после схватки у мастеров и кандидатов в мастера в 1,2 раза меньше, чем у борцов I разряда, в 2 раза меньше, чем у борцов II разряда, и в 3,4 раза меньше, чем у третьеразрядников и новичков. Тот факт, что характеристики противника включают главным образом свойства личности, от учета которых зависит успех в соревновании, а также большая содержательность и точность характеристик, данных спортсменами высокой квалификации, свидетельствует о том, что эти знания являются психологичес- кой основой для формирования тактики борьбы и как компо- нент2 включаются в тактическое мышление борца во время со- стязания с противником. Интересно отметить также, что в исследовании, проведенном В. В. Унгулом, обнаружилось влияние результата поединка на характер оценок и самооценок. Особенно отчетливо оно прояви- лось у борцов низшей квалификации. После успешно проведен- ного поединка их самооценки значительно повышались, а оценки противника снижались. Неуспех приводил к обратному результа- ту: снижению уровня самооценки и повышению оценки против- ника. 2 Другим обязательным компонентом являются самохарактеристики борцов. 163 STR.164 Н. Ф. Федотова и Р. А. Максимова также изучали изменения в суждениях людей друг о друге, когда они решали задачи, тре- бовавшие от них взаимодействия. В качестве испытуемых в этом опыте выступали абитуриенты факультета психологии Ленин- градского университета, впервые познакомившиеся друг с другом в момент выполнения экспериментального задания. Испытуемые в этих опытах объединялись для решения задачи в группы по три человека. Каждый из них последовательно вы- полнял три задания: 1) используя разработанную эксперимента- торами шкалу, характеризовал по первому впечатлению двух своих товарищей по <тройке>; 2) вместе с ними решал гомеоста- тическую задачу; 3) снова характеризовал своих партнеров, при- держиваясь той же шкалы, что и в начале опыта. Решая гомеостатическую задачу, которая, повторяем, была рассчитана на согласованные действия, испытуемые могли обме- ниваться информацией в виде: 1) сообщений о положении стрел- ки на приборе; 2) предложений и команд; 3) соображений о спо- собах решения задачи; 4) выражения согласия и несогласия с предложениями партнеров; 5) вопросов к ним (запроса информа- ции). Решение гомеостатической задачи, помимо получения данных о степени согласованности действий в группах, позволило оцени- вать степень активности каждого участника деятельности. Пока- зателем степени активности служило отношение числа предло- жений, команд и запросов информации, высказанное испытуемы- ми, к общему числу высказываний. При обработке характеристик подсчитывались частота оценок и средний балл по каждому из обозначенных на шкале качеств, которые могли быть приписаны оцениваемому. Те же данные под- считывались и по каждому испытуемому. Сопоставление характеристик, данных участниками опыта друг другу до работы на гомеостате и после такой работы, вы- явило существенные различия между ними. Вместе с тем эти различия в первой и последующей оценках коснулись не всех перечисленных в шкале качеств личности (всего их было 33), о выраженности которых можно было высказываться, а лишь отно- шения к труду, к другим людям, а кроме того, качеств воли и ума. По частоте оценок этих свойств различия достоверны (1=2,70 при табл.=2,01), по среднему баллу - не достоверны. Значительно повысилась частота оценок и заметно изменился средний балл оценки десяти качеств. Качества эти следующие: 1) властный; 2) дисциплинированный; 3) решительный; 4) на- стойчивый; 5) собранный; 6) быстрый; 7) добросовестный; 8) уве- ренный в себе; 9) умеющий считаться с .мнением группы; 10) со- образительный. Особенно сильно изменились оценки последних двух качеств. Вероятность оценки качества <умеет считаться с мнением других> поднялась с 0,45 в первых характеристиках до 0,93 в ха- 164 рактеристиках, составленных после работы на гомеостате. Часто- та оценки сообразительности возросла с 0,31 до 0,83. Н. Ф. Федотова и Р. А. Максимова, далее, сопоставили сте- пень активности испытуемого при решении гомеостатической за- дачи со средним баллом, которым его оценили партнеры (по отно- шению к труду, к другим людям, по волевым и интеллектуальным чертам). Между этими признаками обнаружилась положительная корреляционная связь (коэффициент корреляции г=0,650). Бо- лее высокая корреляция между уровнем активности и средним баллом оценки обнаружена по десяти выборочным качествам (г=0,91; корреляция значима для всех уровней значимости). Обнаружена зависимость .между уровнем активности при ре- шении гомеостатических задач и средним баллом оценок отдель- ных качеств. Например, корреляция между уровнем активности и уровнем оценки по качеству <властный> оказалась равной 0,495 (коэффициент значим для р=0,1; р==0,05 и р==0,02). Каче- ство <умеет считаться с мнением других> наиболее высоко оце- нивалось у лиц с низким уровнем активности, но умевших под- чиняться команде лидера. Продолжая это исследование, Н. Ф. Федотова далее установи- ла, что характер знаний, формирующихся о другом человеке у взаимодействующих с ним людей, зависит от успешности сов- местной деятельности, а также от ролей, которые им приходится при этом выполнять. 75 молодых людей, которые до этого не общались друг с Дру- гом, были объединены в группы, состоящие из трех человек. Каждой группе предлагалось решить задачу, заключающуюся в подборе трех рядов из десяти числовых значений по заданным условиям. Условия были таковы, что для решения задачи требо- валась согласованность действий. Чтобы обеспечить ее, членам группы разрешалось вести переговоры между собой. После окончания эксперимента каждой из групп давались оценки успешности решения. И по тому, как они решали задачу и какое количество времени затрачивали на ее решение, они по- лучали одну из трех (высокая, средняя, низкая) категорий ус- пешности. Вслед за этим каждому члену группы давали оценоч- ные листы и предлагали оценить свойства личности двух своих партнеров, о выраженности которых у оценивающего создалось определенное мнение. Средние оценки личностных свойств Н. Ф. Федотовой сопоставлялись с успешностью группового ре- шения и с той функциональной ролью, которую испытуемый вы- полнял в процессе группового взаимодействия. При сопоставле- нии данных Н. Ф. Федотовой учитывались не все свойства, а лишь наиболее значимые для данной ситуации (табл. 25). Как правило, в процессе выполнения групповой задачи про- исходила ролевая дифференциация. В группе выделялся лидер, который брал на себя руководство групповым взаимодействием и вносил наибольший индивидуальный вклад в решение задачи. 165 STR.166 Таблица 25 Оценки личностных свойств членов группы в зависимости от успешности групповой деятельности Успешность группового решения высокаясредняянизкая Качества личности 3<и3ейЯV Я3ОДаё" с-2в лв аС.8х Я аа?й"= ив1|СГ В ШВ(иаа к а к Се-а?ё-5ч?а Инициативный4,53,33,94,43,43,93,62,93,0 Общительный4,23,43,74,03,33,53,83,63,7 Разговорчивый4,03,53,83,93,03,23,13,53,2 Умеет считаться3,93,63,83,43,33,43,03,43,2 с мнением других Тактичный4,23,44,03,54,14,02,63,73.2 Скромный3,53,43,53,23,43,52,83,73,4 Уверенный в себе4,53,63,84,33,43,53,73,33,5 Выдержанный4,23,74,03,63,53,62,73,63,2 Умный4,63,74,04,23,43,82,73,23,0 Сообразительный4,63,44,04,53,33,83,33,23,3 Серьезный4,43,44,03,43,43,63,54,03,7 Самостоятельный4,43,54,04,63,43,83,72,93,3 -Энергичный4,83,23,94,03,43,53,33,13,2 Умеет организовать4,12,63,43,93,13,32,82,92,9 работу Ло всем качествам4,33,43,83,93,43,63,23,43,3 Наряду с этим в группах были члены, участие которых в группо- вом решении состояло .преимущественно в ответах на запросы информации, согласии с предложениями лидера и выполнении его предложений. Как видно из таблицы 25 средние оценки наиболее значимых личностных свойств наиболее высоки у членов групп с .высокой успешностью решения, ниже у членов групп средней успешности и еще ниже в группах низкой успешности3. Различия оказались еще большими между оценками лидеров в группах высокой, средней и низкой успешности. Средние оценки по четырнадцати наиболее значимым свойствам у лидеров групп 1, 2 и 3-й катего- рий успешности соответственно составили в этом случае 4,3; 3,9 и 3,24. В оценках ведомых серьезных различий в зависимости от ус- пешности групповой деятельности в этом опыте обнаружено не 3 Различия между оценками членов групп высокой и средней успешности, а также между оценками членов групп средней и низкой успешности недосто- верны. Различия между оценками в группах высокой и низкой успешности близки к достоверным (1=1,93 при I табл.==1,98). 4 Различия между данными 1-2-й и 2-3-й категорий групп недостоверны. Различия между оценками лидеров групп 1-й и 3-й категорий успешности до- стоверны. 166 > было. В группах высокой и средней успешности, а также во всей выборке данных было выявлено значительное превышение сред- них оценок лидеров сравнительно со средними оценками ведо- мых. В группах низкой успешности такого превышения оценок лидеров сравнительно с оценками ведомых в данных, получен- ных Н. Ф. Федотовой, выявлено не было. Даже наоборот, по ря- ду свойств (тактичный, скромный, выдержанный и др.) оценки ведомых оказались выше оценок лидеров. Можно предположить, что здесь сказалось то избирательное .влияние успешности на оценки лидеров, о котором мы говорили выше. Результаты этого исследования, оцениваемого в целом, позво- ляют, нам кажется, утверждать, что при взаимодействии опре- деленных лиц в условиях какой-то деятельности у них происхо- дит такая трансформация понятий о личности друг друга, кото- рая прямо определяется ходом этой деятельности, вкладом каж- дого в ее исход и его соответствием эталонам, имеющимся у каж- дого из партнеров. Таким образом, содержание понятий о лично- сти другого человека, так же как и содержание его образа (а об этом свидетельствуют ранее выполненные исследования), обус- ловливается характером, ходом и результатами деятельности (промежуточными и окончательными). Понятие о другом челове- ке как личности, как и образ его, связано с целью и характером коммуникаций, а сами эти коммуникации в свою очередь зависят от характера, хода и результатов деятельности. Вместе с тем ис- следование, осуществленное Н. Ф. Федотовой, вскрыло зависимо- сти, связывающие содержание понятий, формирующихся у участ- ников деятельности друг о друге, с теми ролями, которые оце- нивающие в этой деятельности выполняют. Однако в исследова- нии Н. Ф. Федотовой было прослежено лишь то, как роль, вы- полняемая человеком в деятельности, определяет характер оце- нок, которые ему выносят другие люди. Но ведь роль, принимае- мая человеком или поручаемая ему в деятельности, не может так- же не сказаться и на том, как этот человек оценивает других- Роли, которые закрепляются за участниками одной и той же деятельности, как .правило, означают, что разные участники ее выполняют неодинаковые функции, и они различаются правами и обязанностя.ми по отношению друг к другу. То же самое прихо- дится сказать и о значении положения, занимаемого человеком в неофициальной структуре коллектива. Оно также влияет на то, как один член коллектива оценивает других. Исследования Кембелла, Экслайна, Шоудрея и др.5 достаточ- но убедительно показали, что лица, находящиеся в группе в по- 5 С а т р Ь е 11 В. Т. Ап Еггог т 5оте ОетопэтгаИопэ о! 1Ье Зирепог 5о- с1а1 Регсерйуепеав о( Ьеааегэ.-Доигпа! о{ АЬпогта! апД 8ос1а1 Р5усЬо1оу, 1955, N 51, р. 694-695; ЕхИпе К. V. 1п1егге1а1юп8 атоп 1Ье Оппепвюпз о{ 5осюте1.пс 5Ыиэ, Сгоир Соп еп;а1;1у апа Ассигасу о{ 8ос;а1 РегсерУоп.- 5о- сюте1гу, 1960, N 23, р. 85-101; СЬотуоЬгу К., Nе№сотЬ Т. ТЬе Ке1аИ- уе АЫНйез о{ Ьеаоегэ апа Моп-1еаоег5 1о Е51ипа1е Оршюпз о( ТЬе1г Оп Ого- ирэ.-Лоигпа! о{ АЬпогта! апо 5ос!а1 Р5усЬо1о у, 1952, N 47, р. 51-57. 167 STR.168 .ложении лидеров, оценивают остальных членов группы не так, как <отвергаемые>, и даже оценки, которые дают другим людям <де- ловой> и <эмоциональный> лидеры группы, не, совпадают. Кем- белл, если в группе были два таких лидера, пытался установить, кто же объективнее оценивает других людей. Казалось бы, если это эмоциональный лидер, т. е. хранитель секретов других членов группы, если это человек, которому все обиженные в коллективе поверяют самое сокровенное, то он должен оценивать людей в микрогруппе наиболее правильно. Однако это предположение не подтвердилось. По данным Кембелла оказалось, что, для того чтобы более или менее верно оценивать других людей, вовсе не требуется быть на .пересечении всех интимных зависимостей в большом коллективе или в малой труппе. У <делового лидера>, если принять факты, полученные Кембеллом, как выяснилось, более удобная, чем у эмоционального лидера, позиция для оцен- ки других, и его мнение о них и по этой причине всегда более объективно. Все отмеченные выше различия в содержании и частных це- лях выполняемых дел и в официальном и неофициальном поло- жении по отношению к другим участникам деятельности, с одной стороны, способствуют развитию и закреплению у человека - носителя роли тенденции оценивать поведение других участников .деятельности под угло.м зрения занимаемого по отношению к ним положения и выполняемых обязанностей, а с другой - усилива- тот внимание людей к тем сторонам поведения этого человека, .которые говорят им, насколько он сам отвечает требованиям сво- его положения и выполняемым обязанностям. Указанная зависимость формирования у субъекта познания понятия о личности другого человека от его официального поло- жения по отношению к этой личности и от тех задач, .которые он решает в повседневном общении с ней, отчетливо выступает при сравнении содержания тех понятий, которые формируются о лич- ности школьников того или иного возраста у их сверстников, с одной стороны, и у .педагогов - с другой. Имея данные о том, какими особенностями характеризуется понимание учащихся разных возрастных групп их сверстниками6, мы предложили педагогам-воспитателям различных классов дать подробные характеристики школьникам, с которыми они работа- ют. Это задание выполнили 74 человека: 6 воспитателей 5-х классов, 16-6-х, 23 воспитателя 7-х классов, по 11 человек, ра- ботавших в 8-х и 9-х классах, и 7 воспитателей 10-х классов. Всего они дали нам 222 характеристики. Высказывания воспитателей о различных сторонах личности учащихся были сгруппированы нами в том же порядке, в каком были рассмотрены перед этим суждения учащихся, когда они ха- рактеризовали особенности личности сверстников. Было обращено См. с. 149-152 настоящей работы. 168 также внимание на то, какие стороны личности и как часто каж- дый из принимавших участие в опытах -воспитателей фиксировал в личности школьников. Проанализированного в этом опыте количества характеристик, конечно, недостаточно, чтобы делать далеко идущие выводы, од- нако и в полученном материале вполне определенно проявляются особенности понимания личности школьника педагогом, связанные с той ролью, которую последний выполняет по отношению к уче- нику. Прежде всего необходимо отметить, что в содержании поня- тий о личности учащихся, которые формируются у учителей, явно дает себя знать педагогическая профессиональная установка в подходе к школьнику. И в 5, и в 7 и в 10-м классах воспитатели, высказывая свое мнение о личности учащегося, упор делают на ее наиболее значимые в условиях школы стороны. Педагоги, из- лагая свое понимание личности ученика, отмечают такие ее про- явления, в которых раскрывается отношение к учению, к людям, к коллективу и познавательно-творческие возможности. При этом процент фиксирования педагогами большинства качеств, в кото- рых эти стороны в личности учащихся 5-10-х классов выража- ются, более стабилен и менее подвержен постепенным направлен- ным изменениям, чем процент фиксирования этих же сторон и качеств в личности школьника его одноклассниками. Как в 5-м, так и в 10-м классах педагоги намного чаще самих школьников (в среднем в 15 раз), характеризуя личность ученика, говорят об особенностях его внимания, указывают на особенности речи (в 5-м классе чаще самих учеников в 22 раза, в 10-м классе - в 2 раза). Намного чаще, чем это делают сами учащиеся, педа- гоги называют качества памяти характеризуемых ими школьни- ков. По сравнению с характеристиками личности ученика, авто- рами которых являются сами школьники, в характеристиках, да- ваемых ему педагогами, отношение его к учению называется в 5-м классе чаще в 1,5 раза, в 10-м - в 2,9 .раза. Такое качество, как дисциплинированность, педагоги выделяют в личности пяти- классника в 2,7 раза чаще, а в 10-м классе - в 7,6 раза чаще, чем это делают одноклассники характеризуемых учеников. Чаще, чем школьники, педагоги обращают внимание и на такие черты в личности ученика, в которых выражается его отношение к тру- ду по самообслуживанию (в 5-м и 10-м классах) и к труду на производстве (в 10-м классе). Все эти данные, конечно, прежде всего говорят о том, что ха- рактер задач, решаемых человеком по отношению к другим лю- дям, с которыми он взаимодействует, определяет осознание им сторон и качеств в личности каждого из этих людей. Но, кроме того, полученные в данном исследовании факты свидетельствуют о том, что на содержание понятия о личности конкретного челове- ка, формирующееся у взаимодействующего с ним субъекта, поми- мо общих задач, решаемых субъектом по отношению к этому че- 7 А. А. Бодалеь 169 STR.170 ловеку совместно с другими людьми, влияют также и частные задачи, решаемые непосредственно только этим субъектом. Ока- зывается, например, что .при прочих равных условиях учителя ма- тематики и физики, высказывая свое мнение о личности конкрет- ных учащихся, называют качества ума чаще, чем это делают ин- структоры, обучающие ученика работе на станке, обращению с инструментом. Последние, хотя и отмечают у учеников смекалку, скорость образования трудовых навыков, несравненно чаще назы- вают у них отношение к .производственному труду, так же как воспитатели в интернате относительно чаще учителей обычных школ указывают, например, на отношение школьника к труду по самообслуживанию и характеризуют особенности его контактов с другими детьми. Неодинаковость частных задач, решаемых людьми при взаимо- действии их с одним и тем же человеком, вызывает различие в их взглядах на его личность и обусловливает в каждом новом случае проявление у них внимания к иным, чем прежде, его сто- ронам. Но обусловленность различий в понимании одной и той же личности разными людьми темя частными задачами, которые каждый из них решает в процессе общения, - не единственное объяснение причин расхождения ,в их понимании этого человека. В опыте, когда учителя излагали свое понимание личности кон- кретных учащихся, имели место случаи, когда работающие в од- ном коллективе и даже находящиеся по отношению к учащимся в одинаковом положении педагоги (воспитатели одного и того же класса в интернате) расходились в оценке личности того или иного школьника. Как показал анализ, это явление может быть результатом действия многих причин. Часть выявившихся различий объясняется неодинаковой осве- домленностью воспитателей о поведении характеризуемых учени- ков в разных обстоятельствах. Сюда относятся случаи, когда, вы- сказываясь о характере школьника, воспитатель опирается на свои впечатления, образовавшиеся в процессе наблюдений за по- ведением ученика только в узкой сфере совместной деятельности и общения с ним. Этим, в частности, объясняется большее едино- душие педагогов в оценке характерологических качеств ярких (положительно и отрицательно) активных школьников и одновре- менно большой разнобой ,в оценках характеров так называемых <середнячков> и пассивных в школьных делах учеников. В эту группу входят также случаи, когда воспитатель, формулируя свое мнение о характере школьника, не делает поправки на помехи и отклонения в его поведении, вызванные особенностями взаимоот- ношений, сложившихся между этим школьником и самим воспи- тателем, когда, стало быть, ситуационная форма поведения при- нимается за широко и постоянно проявляемую. Другая часть различий в толковании характера одного и того же учащегося разными воспитателями объясняется тем, что ин- дивидуальные представления о том психологическом содержании, 170 которое надо иметь в виду, говоря об определенной черте харак- тера, не полностью тождественны, даже если все учителя счита- ют, что эти черты должны быть высоко развиты в характерах школьников. Одни из воспитателей, например, не называют учени- ка недисциплинированным, если видят, что для него характерны дисциплина <борьбы и преодоления> (Макаренко), активный по- иск поведения, наиболее полезного коллективу. Для других уче- ник дисциплинирован, если он тих, послушен, исполнителен, а иногда даже безлик. Такой же разнобой в знаниях воспитателей обнаруживается, когда они высказывают свое понимание и многих других качеств личности. Например, из 25 педагогов, которых мы попросили ска- зать, какого человека они считают умным, 8 испытуемых связали это качество исключительно с широтой знаний, 9 человек заяви- ли, что, по их мнению, умный человек тот, у которого развита способность находить оптимальный способ поведения в данных обстоятельствах. Один человек в этой группе утверждал, что к умным надо причислять людей, умеющих учиться на ошибках, другой - считал умными тех, кто не проходит мимо нового, про- грессивного. Один из преподавателей подчеркнул, что умные, в отличие от других людей, обладают выраженной способностью раскрывать взаимосвязи между явлениями, другой - относил к умным тех, кто все делает последовательно и аккуратно. Один связывал это качество с <выраженной подвижностью нервной си- стемы человека>. И, наконец, трое испытуемых раскрыли свое понимание умного человека, дав описание его облика и поведения. Например, один из них, отвечая на наш вопрос, сказал: <У ум- ного - высокий лоб, внимательные глаза (острый взгляд). Чаще всего умный человек спокойный, внимательно следит за всеми и всем. Для него характерна уверенность во взгляде и поступках>. Воспитатели, далее, могут вкладывать одно и то же содержа- ние в такие, например, понятия, как <трудолюбие>, <коллекти- визм>, <инициативность>, <самостоятельность> и др., но у них могут не совпадать конкретные представления о том, как сильно и широко у ученика должна проявляться тенденция к совершению в определенных условиях определенных поступков, чтобы можно было бы сказать о высоком, среднем или низком уровне сформи- рованноеT у него названных черт. И в результате одни из них считают, что развитие характера данного школьника или форми- рование той или иной черты у него достигло желательного для этого возраста .максимума, а другие полагают, что до. дости- жения такой проектной отметки ему еще более или менее да- леко. Эти факты одновременно свидетельствуют о том, что каждый из воспитателей руководствуется при оценке развития как харак- тера учащегося в целом, так и отдельных черт, его составляющих, определенным представлением - <эталоном>, с которым он сопо- ставляет свои впечатления, накопившиеся о каждом школьнике. 11 1 171 7 STR.172 Эти <эталоны> соединяют в себе как идейный, так и образный запас знаний о людях, накопленный воспитателем. Каждый из них есть своего рода сплав сформулированных в моральном кодексе строителя коммунизма общегражданских требований к советско- му человеку вообще и к школьнику в частности, преломленный воспитателем через личный опыт совместной деятельности и об- щения с разными людьми, в том числе и с учащимися того воз- раста, к которому относятся характеризуемые школьники. В силу неодинаковости этого опыта, разной степени анализа и обобще- ния его каждым педагогом <эталоны>, которыми воспитатели пользуются как измерителями развития личностных качеств каж- дого учащегося, полностью не совпадают. Очевидно, мы вправе предполагать, что все выявленные выше зависимости, влияющие на содержание формирующихся у разных учителей понятий о личности учащегося, имеют более общее зна- чение, что они дают о себе знать не только в сфере общения пе- дагога и школьника. Выявляя значение деятельности в образовании знания о лич- ностных качествах ее участников, необходимо видеть и те <белые пятна>, которые в таком знании могут быть. При взаимодействии людей только в условиях одного вида деятельности, а тем более в условиях ее отдельных проявлений у субъекта часто формируется бедное, одностороннее и порой просто неправильное понимание другого человека. Мы .провели изучение понятий, формирующихся у учащихся о личности каждого из работающих с ними педагогов. В содержа- ние этих понятий оказались включенными главным образом та- кие стороны и черты личности учителя, от которых зависит успех или неуспех его учебно-воспитательной деятельности и которые в этой деятельности наиболее ярко проявляются. Свое мнение об особенностях личности 15 учителей нам выска- зали пятьдесят юношей и девушек, только что окончивших сред- нюю школу. Все их суждения .по содержанию четко подразделя- ются на одиннадцать групп. Молодые люди высказывались об идейной убежденности своих бывших наставников, отмечали их общий культурный уровень и широту знаний. Абсолютно все оп- рошенные дали оценку педагогическому .мастерству учителей (насколько хорошо каждый из них вел свой предмет). В характе- ристиках содержались также высказывания выпускников школы об отношении каждого из учителей к своим обязанностям (любит ли он педагогическую работу или не вкладывает в нее души). В личности учителей отмечались также в .ряде случаев отношение каждого из них к себе, качества ума, воли, эмоционально-дина- мические качества и были предприняты отдельные попытки ре- шить, насколько характеризуемый учитель в целом отвечает име- ющемуся у каждого школьника идеалу воспитателя. Все без ис- ключения характеристики содержали оценку отношения каждого учителя к учащимся. Особенности этого отношения, по сравнению < 172 с другими проявлениями личности учителя, были осмыслены не- давними выпускниками школы более полно и детально. В содержании сформировавшихся у юношей и девушек поня- тий о личности каждого из их бывших учителей оказались отоб- раженными лишь такие качества последних, о которых школьни- ки могли заключить, наблюдая за действиями и поступками учи- телей в обстановке школы. Односторонний и ограниченный характер понятия о личности учителя, которое формируется у школьников, хорошо виден и при непосредственном ознакомлении с их высказываниями об учите- лях. Вот несколько таких высказываний: <Преподаватель хи- мии - Е. А. Б-ч - добрая, чуткая женщина. Пользуется у уче- ников истинной любовью, иногда в ущерб авторитету педагога. Хорошо знает предмет, хорошо ведет уроки, но недостаточно тре- бовательна к ученикам. Очень мягкий человек, что все-таки я счи- таю ее недостатком. Уроки проводит живо и интересно, ценит юмор учеников и разрешает его проявлять, поэтому атмосфера на ее уроках очень шумная, но в границах допустимого, и дело- вой характер урока от этого не теряется. К ученикам относится как к взрослым сверстникам, что, видимо, правильно. Немного больше твердости и немного меньше мягкотелости - лучшего пе- дагога трудно вообразить> (автор характеристики Д.). <С-ва М. Н. - завуч школы. Блестящее знание предмета вы- деляло ее среди других учителей. Присущие ей чуткость и отзыв- чивость, непримиримость к нарушителям и отсутствие штампов в работе, а также высокая эрудиция и внутренняя культура вызы- вали у учеников уважение к М. Н. Я не слышал из ее уст высо- копарных речей. В каждом ее шаге чувствовалась партийность, но не на словах, а в делах. Нужно сказать, что я не был ее лю- бимцем и не раз попадал под ее <огонь>, носправедливости ради нужно добавить, что у нее не было любимцев> (автор характе- ристики Л.). Особенность формирования у человека понятия о другой лич- ности, зависящая от характера объединяющей людей конкретной деятельности, что сообщает содержанию этих понятий известную односторонность, ярко выступает и в тех характеристиках, кото- рые дают руководители производственных коллективов отдельным работникам. Вот, например, две характеристики, данные старшим масте- ром одного из цехов Кировского завода Ленинграда отдельным рабочим этого цеха, которые также иллюстрируют указанную осо- бенность. <Тов. С-на Ольга Михайловна окончила техническое училище. В механический цех пришла токарем 4-го разряда. Тов. С-на учится на 2-м курсе техникума и продолжает работать то- карем. Общественной работой занимается с удовольствием. Член комсомольского бюро, ведет культурно-массовый сектор. Хорошая спортсменка. В этой работе активности хоть отбавляй. Но обще- ственная комсомольская работа плохо увязывается с производст- 173 STR.174 венной. В отношении к труду С-на проявляет недисциплинирован- ность, и это сказывается отрицательно на качестве работы. В це- хе чувствует себя как в гостях. Не любит свою профессию>. <Тов. Д-н Георгий Федорович пришел из технического учили- ща токарем 5-го разряда. Это спокойный, уважительный товарищ. С профессией быстро освоился. Потребовалась помощь наладчика только первое время. В производственном отношении это стара- тельный и настойчивый человек. Может выполнять самые слож- ные задания, но часто теряет веру в себя. Иногда дело доходит до паники. Требуется к нему особый подход, чтобы заставить его поверить в свои собственные возможности. Так было, напри- мер, с составлением комплексного плана, когда Д-н заявил: <Что Вы, товарищ А-в (автор характеристики. - А. Б.), мне не соста- вить!> А сейчас Д-н имеет два комплексных плана и одно рац- предложение. С товарищами замкнутый и вовлечь его в какое- нибудь коллективное дело бывает трудно>. Таким образом, и в последних двух случаях в содержание име- ющегося у человека понятия о конкретной личности оказываются включенными по преимуществу качества, раскрывающиеся в уз- ких рамках конкретного вида деятельности (производства) и свя- занного с ним общения. Однако подобный ограниченный и односторонний характер складывающегося у человека впечатления о характеризуемых им лицах, к сожалению, отнюдь не мешает ему давать этим лицам обобщенную оценку. Явление, когда на основе психологической оценки поведения человека в условиях одной деятельности инди- вид выносит затем оценку личности в целом, не замечая узости той эмпирической базы, на которую опирается его общее сужде- ние о другом человеке, в практике общения встречается чрезвы- чайно часто. У индивида в таких случаях возникает уверенность, что другого человека он знает хорошо и всесторонне, и в даль- нейшем это мнение начинает влиять на его поведение по отноше- нию к данному человеку. Естественно, это мнение может оказать- ся и часто действительно оказывается ошибочным. Одна из многих положительных сторон движения бригад ком- мунистического труда, члены которых стремятся жить, учиться и работать по-коммунистически, заключается в том, что члены их общаются друг с другом не только во время работы, но вместе отдыхают, участвуют в общественной жизни, помогают друг дру- гу в учении, в быту. Взаимодействие членов бригад коммунисти- чеокого труда развертывается, таким образом, по многим на- правлениям, благодаря чему у каждого из них знания о других членах бригады таковы, что в совокупности они дают разносто- ронний, содержательный и правдивый облик товарища по бригаде. Как духовное богатство индивида зависит от широты и харак- тера его связей с действительностью, так и <богатство> форми- рующегося у него понятия о другой личности признаками, кото- 174 рые верно отражают ее содержание, [Предполагает <богатство> от- ношений индивида с другими людьми. Всесторонняя оценка другого человека как личности, фиксиро- вание людьми наиболее существенных ее характеристик (что за- висит от широты контактов с этим человеком и <человековедчес- ких> способностей познающих его лиц) всегда положительно ска- зываются на качестве прогнозирования поведения этого человека в са.мых разнообразных ситуациях. Отбор и включение в содержа- ние формирующегося понятия о другом человеке действительно типичных черт его характера, его главных ценностных ориента- ции, отражение в этом понятии его способностей означают созда- ние совершенной модели личности этого человека, которая затем выступает как необходимое условие для последующего адекват- ного поведения по отношению к нему тех, кто такую <модель> оказался в состоянии создать. Несовершенство такого моделирования, с которым связано не- умение психологически правильно расшифровать существо оце- ниваемой личности или каких-то сторон в ней, как правило, имеет своим следствием неоправданный выбор .мер воздействия по отно- шению к оцениваемому, малую эффективность форм контакта с ним, низкую результативность общения. Таким образом, содержание представлений и понятий челове- ка о других людях и поведение, которое он повседневно по отно- шению к ним практикует, составляют звенья одной цепи. И зная, как человек оценивает других, что в них для него значимо, на чем он прежде всего фиксирует свое внимание, можно с большой долей вероятности предположить, как он доведет себя, как проя- вит себя в общении с конкретным лицом. И, с другой стороны, когда старая истина <о человеке надо судить не по его словам, а по его делам> реализуется в психологическом исследовании об- щения, она позволяет нам на основе изучения действий и стиля поведения человека по отношению к другим людям выявить осо- бенности, характеризующие отражение им этих людей. По тому, как в совместной деятельности с другими людьми мы ведем себя по отношению к ним, .можно с большой долей определенности ска- зать, насколько глубоко мы их понимаем и правильно оцениваем. Пример, который мы приводим, нам кажется, подтверждает спра- ведливость сказанного. Нами были изучены стили поведения, проявившиеся при рабо- те с учащимися 7-8-х и 9-10-х классов у 22 воспитателей. По особенностям стиля руководства учащимися воспитатели условно были разделены на три группы: <автократическую>, <либераль- ную>, <демократическую>. После этого им было предложено вы- полнить серию заданий, которые требовали от каждого из них: 1) назвать наиболее яркие положительные и отрицательные ка- чества (если они есть), характеризующие, по их мнению, под- ростков и старших школьников; 2) указать на шкале <полярных профилей>, до какого уровня и какие характерологические каче- 175 STR.176 ства развиты у большинства названных групп школьников; 3) пе- речислить, жакие качества и какого уровня развития они хотели бы видеть в личности этих учащихся; 4) охарактеризовать опре- деленных учащихся из классов, в которых они работали. Количественно-качественный анализ полученных от учителей ответов показал, что педагоги, отнесенные к <автократической> группе, сильно недооценивают развитие у учащихся, которых они характеризуют, таких качеств, как коллективизм, инициативность, самостоятельность, требовательность к другим. Одновременно у них преувеличенное представление о <сформированноеT> у под- ростков и старших учащихся таких качеств, как неорганизован- ность, недисциплинированность, лень, безответственность, импуль- сивность. Воспитатели, входящие в группу <либералов> (в своих взаи- моотношениях с учащимися пассивно-уступчивые), наоборот, по- лагают. что названные выше первыми качества плюс смелость, общительность, самолюбие, правдивость развиты у школьников 7-10-х .классов до высокого уровня. В отличие от воспитателей ,из первой .группы, они, кроме того, считают, что организованность, дисциплинированность, трудолюбие, ответственность, скромность, выдержка и настойчивость у учащихся, о которых они высказыва- лись, развиты по крайней мере до среднего уровня. У педагогов, условно отнесенных по особенностям их стиля руководства учащимися к группе <демократов>, крайностей, вы- ражающихся в сильной переоценке развития у школьников 7- 10-х классов либо отрицательных, либо положительных качеств, обнаружено не было. Мнения воспитателей с <демократическим> стилем руководства, когда они высказывались о степен-и сформи- рованности различных качеств личности у учащихся и о желатель- ном уровне их развития, были более разнообразными и индиви- дуализированными, чем у представителей <автократической> и <либеральной> групп. Выяснилось также, что, оценивая учащихся, воспитатели с <автократическим> и <либеральным> стилями руко- водства допускают значительно больше ошибок типа <стереотипи- зация>, <действие ореола> и <проецирование>, чем представители <демократического> стиля, судящие о личности школьника более точно. В научной литературе имеются и другие данные, подтверждаю- щие существование указанных зависимостей .между характером поведения человека по отношению к другим людям и его соци- альночпсихологической оценкой их личностных особенностей; эти данные были получены при изучении руководителей производст- венных коллективов, типов врачей, родителей и т. д.7 Все они 7 В и Н е г ,1. М. ТЬе 1п1егасНоп о{ СИеп4 апД ТЬегар;з4.- .1оигпа1 о{ АЬ- погта! апс1 8ос;а1 Р8усЬо1о у, 1952, N 47, р. 366-378; СгоскеН У. Н., Ме1(Ппег Т. Аипогиапашэт апД 1п1егрегвопа1 РегсерНоп.-Лоигпа! о{ АЬ- погта! апс1 ос;а1 Рэуспо1оеу, 1956, N 53, р. 378-382; О г о п 1 и п (1 N. Е. ТЬе Оепега! АЫШу 1о Зийе 8осюте1пс 5Ыиз. Е1етеп1агу 51и(1еп1 ТеасЬегз 5о- 176 подобным людям в прошлом. аогпеШс РегсерНопз о! С1ата1ез апа РирПв- Зоигпз! о! ЕаисаУопа! Рзуспо- 1оеу, 1956, N 47, р. 147-157. STR.178 ГЛАВА 9 ФОРМИРОВАНИЕ ПЕРВОГО ВПЕЧАТЛЕНИЯ О ДРУГОМ ЧЕЛОВЕКЕ \/ В повседневной жизни, в рабочей и нерабочей обстановке каждо- му человеку приходится встречать новых для себя людей. Во мно- гих случаях обстоятельства складываются таким образом, что на основе одного только кратковременного восприятия мы бываем вынуждены оценивать этих людей и выбирать кажущийся нам наиболее разумным способ поведения и действия по отношению к каждому из них. Во всех подобных случаях мы имеем дело с так называемым первым впечатлением и с актами поведения на его основе. Что же такое первое впечатление, если попытаться более по- дробно раскрыть содержание данного понятия? Это сложный пси- хологический феномен, включающий в себя чувственный, логиче- ский и эмоциональный компоненты. В него всегда входят те или иные особенности облика и поведения человека, оказавшегося объектом познания. Первое впечатление содержит также более или менее осознаваемые и обобщенные оценочные суждения. Нако- нец, в лем всегда присутствует эмоциональное отношение к тому человеку, который оказался предметом восприятия и оценки. Первое впечатление формируется как при специальном наме- рении оценить человека с какой-то точки зрения, так и при отсут- ствии такого намерения. Физиологический механизм формирования первого впечатления в основном тот же, что и механизм формирования образа, а затем и понятия о том или ином объекте. Образ человека, формирующий- ся у познающего его субъекта, выступает как совокупность после- довательно совершающихся и друг с другом связывающихся, смы- кающихся в единое целое рефлекторных актов, в результате кото- рых перед нами симультанно выступает познаваемый человек в .многообразии ему присущих признаков. Первое впечатление является результатом аналитико-синтети- ческой деятельности, осуществляемой совместной работой первой ;и второй сигнальных систем. В случае необходимости сформиро- вать обобщенное мнение о человеке на основе непродолжительного наблюдения за ним ведущую роль начинает играть вторая сигналь- ная система, которая, тесно взаимодействуя с первой сигнальной .системой, определяет направление анализа и синтеза данных чув- ственного отражения. Рефлекторные акты, результатом которых является образова- ли ние первого впечатления, особенно если его формирование подчи- нено определенной цели, как правило, протекают при ином уровне активности коры больших полушарий, чем акты, |результатом кото- рых является восприятие человеком знакомых ему людей, ведущих себя, по его мнению, обычно. Это происходит потому, что в меха- низм образования первого впечатления включается ориентировоч- ный рефлекс. При появлении в классе незнакомой учительницы, при приходе в бригаду нового рабочего и в массе других подобных случаев эта реакция имеет место. Физиологические и электрофизиологические исследования (П. К. Анохин, Е. Н. Соколов, И. М. Фейгенберг, Хьюбел, Хенсон, Галамбос и др.\) говорят о наличии в мозге механизмов, которые реагируют не на все раздражители, а лишь на новые и на значи- мые. Прежде незнакомые человеку люди, с которыми ему пред- стоит в дальнейшем вместе работать или учиться, если говорить языком физиологии, являются для него новыми и значимыми раз- дражителями. Как теперь установлено, ориентировочная реакция - это реак- ция на новизну, неожиданность, значимость, т. е. реакция на ко- личество ц важность информации, которую несет тот или иной сигнал данному индивиду. Чем, например, больше несоответствие между внешним обликом и поведением .нового учителя, впервые вошедшего в .класс, и тем, каким его ожидали увидеть ученики, тем большее количество информации о себе он им несет. Ориен- тировочная реакция угасает при повторении сигнала, потому что последний, оставаясь физически таким же, несет индивиду все меньшее количество информации. Ориентировочная реакция связана с развитием у человека спо- собности прогнозировать еще не наступившие события и подго- тавливаться к ним. Это прогнозирование, как выяснили Д. Н. Уз- надзе и Ф. В. Бассин2, может быть и неосознаваемым. Основой прогнозирования, проявляющегося .при ориентировочной реакции, являются сохраняемые мозгом следы ранее полученной информа- ции, следы временных соотношений, имевших место в прошлом. Этот опыт используется не слепо, а с экстраполяцией связей, об- наруженных в одной группе явлений, на другие, похожие явления. Как сейчас выяснено, процессы вероятностного прогнозирова- ния и сличения играют важную роль в развитии того или иного эмоционального состояния и связанных с ним соматических изме- нений (И. М. Фейгенберг). См.: Анохин П. К. Методологический анализ узловых проблем услов- ного рефлекса.- В кн.: Философские вопросы физиологии высшей нервной дея- тельности и психологии. М., 1963; Соколов Е. Н. Вероятностная модель вос- приятия.-Вопросы психологии, 1960, № 2; Фейгенберг И. М. Вероятност- ное прогнозирование в деятельности мозга.-Вопросы психологии, 1963, № 2. 2 См.: Узнадзе Д. Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси, 1961; Бассин Ф. В. Сознание и бессознательное.-В кн.: Философ- ские вопросы физиологии высшей нервной деятельности и психологии. М., 1963. 179 STR.180 Впечатление, которое формируется о другом человеке у впер- вые видящего его субъекта, определяется прежде всего особенно- стями, присущими облику и поведению воспринимаемого челове- ка. Эти особенности в значительной мере направляют течение по- знавательных процессов у воспринимающего субъектаи обуслов- ливают содержание его образов восприятия. Вот эксперимент, который, как нам кажется, подтверждает высказанную мысль. Группе взрослых испытуемых из четырнадцати человек было оказано, что в комнату, где они расположились, несколько раз войдет незнакомый им человек, и перед ними ставится задача, внимательно наблюдая за этим человеком, всякий раз после его ухода записывать впечатление, которое он у них вызовет. В каче- стве объекта восприятия перед группой выступал двадцатишести- летний человек, обладавший выраженными актерскими способно- стями. В первый раз он приоткрыл дверь в аудиторию, где сидели ис- пытуемые, поискал глазами кого-то и, тихо оказав: <Простите>, прикрыл дверь. В следующий раз он, войдя в комнату, со спокой- ным выражением лица и с руками <по швам> на одну минуту замер у стола. В третий раз, появившись в аудитории, он прошел между столами, за которыми сидели испытуемые, заглянул к од- ному из них в записи, погрозил пальцем девушке, хотевшей в этот момент заговорить с соседом, потом посмотрел в окно и удалился. Вернувшись в аудиторию снова, он мастерски начал читать, пока его не прервали, басню С. Михалкова. При следующем появлении молодого человека испытуемым было разрешено задавать ему лю- бые вопросы, кроме тех, которые требовали бы от него прямого ответа, какие черты личности он себе приписывает. Все перерывы между названными сеансами равнялись трем минутам. Незнакомый человек был в поле зрения испытуемых в первый раз десять секунд, во второй, третий и четвертый разы - по одной минуте и в последний раз - пять минут. Высказывания испытуемых о новом для них человеке после каждой из встреч с ним были сгруппированы в зависимости от того, относились ли они к: 1) характеристике физического обли- ка, 2) его экспрессии, 3) оформлению им своей внешности, 4) вы- полняемым им действиям, 5) переживаемому состоянию, 6) ка- чествам его личности. Седьмую группу составили высказывания испытуемых об отношении, которое этот человек у них вызвал. Количество высказываний испытуемых о названных сторонах облика и поведения человека, который был объектом восприятий, на всех стадиях знакомства с ним не оставалось неизменным. Большое число высказываний испытуемых об одних сторонах обли- ка и поведения молодого человека и незначительное число выска- зываний о других его сторонах оказались обусловленными преж- де всего тем, какие особенности своего облика неизвестный чело- век проявил наиболее сильно на данной стадии. Это хорошо вид- но в предлагаемой для рассмотрения таблице. 180 Таблица 26 УШ\1. у\л ы. "1 . ,. - RРЯёзКолич 1-ео та Количество фиксирований на предъявление ество фикси2-е4ри>апп>1 пнЗр -с4-е5- Характеризуемая сторона8|3Хэ... аЇ30.-и00-..а-Гя Я>Ї3а1я яаЇ е испытуемым этого человека как искусного декламатора, а вторая дала ряд данных для заключения о его интересах, вкусах, кругозоре, при- вязанностях. И именно на эти стадии приходятся почти все вы- сказывания испытуемых о чертах личности наблюдаемого челове- ка и о том впечатлении, которое он на них произвел. Столь же явно выступает зависимость содержания восприятия испытуемыми этого человека от богатства или бедности его экспрессии на каж- дой из стадий общения с испытуемыми. Например, при второй встрече с испытуемыми человек, бывший объектом восприятия, старался не обнаруживать своего состояния в мимике и пантоми- мике, последние специально были сведены в этой <сцене> до ми- нимума. И соответственно, воспринимая на этой стадии показы- ваемого им человека, испытуемые почти не фиксируют в своих отчетах особенностей его экспрессии. Таблица показывает, что на последнюю стадию знакомства с новым человеком пришлось 32% высказываний испытуемых по по- воду его состояния, 59% суждений о его психических свойствах и большая часть суждений (83%), в которых испытуемые выра- жали свое отношение к новому для них человеку, также была высказана ими опять-таки на этой последней стадии знакомства с ним. 181 STR.182 Большая обусловленность первого впечатления теми признака- ми, которые лучше всего выражены в облике воспринимаемого че- ловека, выявившаяся в изложенном эксперименте, отмечается так- же Г. Клаусом и Г. Фомэ3. Первый из названных исследователей предъявлял большим группам будущих учителей фотографии уче- ников, различавшихся степенью выразительности лиц, а второй показывал с частыми остановками (для проведения письменного опроса испытуемых) специально снятый фильм о детях, облик и поведение которых постепенно <обрастали> новыми, поддающи- мися строгому учету деталями. Было установлено, что на содержание складывающегося у лю- дей понятия о личности впервые воспринимаемого человека влия- ют не только сила и яркость проявления в его поведении опреде- ленного качества, частота, с которой это качество обнаруживает себя, но и последовательность, в которой познающие другого человека люди получают знания о разных сторонах его лич- ности. Значение последнего обстоятельства особенно убедительно вы- явлено в экспериментах А. Лачинсом 4. Изучая значение порядка поступающей информации о человеке в формировании впечатле- ния о нем у других людей, Лачинс давал четырем группам испы- туемых ряд описаний его поведения. Описания, предложенные одной группе, характеризовали предъявляемого для оценки чело- века как экстраверта. Сведения, сообщенные об этом же человеке другой группе, наоборот, рисовали его как ярко выраженного ин- траверта. Третьей и четвертой группам испытуемых были даны комбинированные описания поведения и деятельности человека, ставшего объектом оценки. По первой серии содержащихся в них фактов одна группа могла заключить сначала, что он экстраверт, а по второй - что он интраверт. Другая же группа испытуемых на основе содержания полученных ею сведений могла подумать сначала об этом человеке, что он интраверт, а затем, что он экстраверт. После этого всем группам испытуемых Лачинс предложил об- разцы различных ситуаций, и они должны были сказать, как про- явит себя в них человек, с некоторыми фактами поведения кото- рого они только что были ознакомлены. Оказалось, что порядок, в котором испытуемым сообщалась информация о новом для них человеке, определил характер предсказания ими типа его поведе- ния (экстравертированного или интравертированного) в различ- ных ситуациях. Вот результаты, которые были получены в опи- санном опыте Лачинсом: 3 С 1 а и в з О. 2иг РЬапотепо1о!е Дег Апти1ип . взепбсЬайИсЬе 2е;1- эсЬпН. Ье1рг;е, 1956-1957; ТЬотае Н. ВеоЬасЫип уоп КтДег ипД .1иепс1- КсЬеп, Вазе1, 1954. 4 Г. и с Ь 1 п в А. Рптагу-Кесепсу т 1трге58юп РогтаНоп.- 1п: С. Ноу- 1апс1 (е<3.). ТЬе Огаег о{ РгевепЫюп т Регэиаэюп. Уа1е Цту. Ргезв, 1957. 182 Характеристики типа поведения человека в различных ситуациях Процент этих характеристик в группах Э ЭЙ ИЭ И Экстравертированное Интравертиррванное 79 14 52 36 34 56 16 73 Хотя первое впечатление о человеке в первую очередь опреде- ляется присущими еу особенностями, но то, каким оно будет - более обобщенным ил более конкретным, полным или отрывоч- ным, положительным ли отрицательным - зависит от личности того, у кого оно формируется. Здесь действует та же закономер- ность, которая характеризует отражение человеком любого объек- та действительности: <Внешние причины действуют через посред- ство внутренних условий... Всякое психическое явление обуслов- лено в конечном счете внешними воздействиями, но любое внеш- нее .воздействие определяет психическое явление лишь опосредо- ванно, преломляясь через свойства, состояния и психическую дея- тельность личности, которая этому воздействию подвергается>5. Таблица 27 Фиксирование испытуемыми различных сторон облика человека (абсолютные цифры) Количество фиксирований испытуемыми Отмеченные стороныП.Кп.К.X.Р.Т.Б.Л.Я.А.Шк.М.3.Ш. Физический481271312151016141161011 обликКППРРРИЯч05920925125125 8213 6 1 ГЛ. 11 р Су- <- И /IДействия Состояние Оформление64 23 33 1 119 2 121 1 102 102 64 9174 111 122791 5 внешности Психические6576446891184152 свойства В нашем эксперименте, о котором рассказывалось выше, испы- туемые, впервые встретившись с новым для них человеком, отра- зили его облик и дали оценку ему как личности заметно неоди- наково. Таблица 27 показывает, насколько большими оказались индивидуальные различия в отражении тех или иных сторон обли- ка незнакомого человека. Анализируя результаты количественной обработки отчетов ис- пытуемых о замеченных ими 0собенностях незнакомого человека, мы можем сказать, что они по-разному полно отразили различные стороны облика. Например, Б. и Я. назвали в два с лишним раза 5 Рубинштейне. Л. Бытие и сознание. М., 1968, с. 14. 183 STR.184 больше признаков в физическом облике нового человека, чем X. Зато X. намного детальнее, чем Б. и Я. и остальные испытуемые, отобразил особенности экспрессии человека, бывшего объектом восприятия. Ряд испытуемых детально отразили особенности оформления внешности человека - особенности его прически, одежды, обуви и пр. Испытуемые А. и 3. назвали больше, чем другие испытуемые, психических качеств, кбторые, как им каза- лось, были у наблюдаемого человека. Соответственно, каждый из испытуемых, называя те или иные признаки, выделил в облике и поведении незнакомого человека разное ч,йсло элементов, которые обычно входят в каждую из сторон облика. Так, например, испы- туемые Кп. и А. выделили в выразительном поведении незнакомца только мимику, Б.-мимику и позу, X. выделил мимику, жестику- ляцию, походку, голос, дикцию. Такой же неодинаковой была полнота, с которой испытуемые пытались оценить развитие различных психических свойств в лич- ности воспринимаемого ими человека. Таблица 28 показывает, о каких качествах личности незнакомца сказал каждый из испы- туемых, наблюдая одни и те же его действия. Пока излагались результаты количественного анализа отра- жения личности человека другими людьми при непродолжитель- Таблица 28 Качества, отмечавшиеся испытуемыми (по стадиям) Качества личностиИспытуемые, отметившие данное качество П..Кн.К.X.Р.т.Б.Л.Я.А.Шк.М.3.Ш. Кругозор Интересы и4,55 554 4,55 444,554/35/3 434,5 5 склонности("плрпйипртн иишишд- х и5/355/2Ч/9 0/5/35 Ум17 МА , и5А Ч > 5454 -X , 1-> Воля444 Эмоционально-55/214/24453/2 динамичес- кие качества Отношение4/2 к труду Отношение54/245/2 к другим лю- дям Отношение к самому себе Род занятий44544,5445А. 1,05445. Оценка лич-1,5555 ности в це- лом Примечание. Числителем обозначены стадии, на которых качество, характеризующее данную сто- рону личности, названо испытуемым. Знаменатель обозначает число качеств, назван- ных испытуемым при характеристике дайной стороны личности. 184 ном восприятии его облика и поведения, однако оценки тех черт, которые испытуемые видели в этой личности, были разными. Одни оценивали развитие их более высоко, другие - скромнее. Одни, характеризуя развитие черт, в которых выражается отношение к людям, отметили" вежливость воспринимаемого человека. Дру- гие решили, что он Общителен, третьи нашли, что он откровенен, и т. п. Столь же неоднозначным было и отношение, которое воз- никло у испытуемых к <объекту> наблюдения. Шесть испытуемых отметили, что он симпатичен, располагает к себе, приятен. На двух человек он произвел неблагоприятное впечатление. Один испы- туемый сказал, что <объект> <симпатии к себе не пробудил, но и антипатии не вызвал>. Остальные испытуемые не выразили своего- отношения к нему. Приведенных фактов, по всей вероятности, достаточно, чтобы увидеть, насколько формирование образа другого человека, харак- тер психологической интерпретации его облика и поведения и отношение, которое он к себе вызывает, зависят от личности по- знающего субъекта. Теперь возникает вопрос, какие конкретно факторы в личности субъекта определяют ход и результаты форми- рования у него впечатления о других людях. Предыдущие главы работы были специально посвящены рас- крытию особенностей формирования понятия о другом человеке как личности. В них было показано, какое значение для этого про- цесса и его конкретных результатов имеют эталоны и оценочные стереотипы, которыми располагает человек, выступающий в роли познающего лица; было выявлено значение ряда личностных ха- рактеристик субъекта познания и содержания деятельности, объе- диняющей людей для оценивания ими друг друга. Все эти факто- ры действуют не только при складывании понятия о личности уже известного нам человека, но и при образовании первого впечат- ления о ранее незнакомых нам людях. Теперь следует остановиться еще на некоторых специфических характеристиках человека, которые дают о себе знать, когда он встречается с новым для него лицом. В очень интересном по использованным методическим приемам исследовании Штрайкленда6 было выявлено значение собствен- ного поведения оценивающего человека по отношению к другим людям для выработки у него определенного мнения о них во время встречи. В поставленном Штрайклендом опыте испытуемые на- блюдали за двумя работниками, выполнявшими одинаковое зада- ние с равным уровнем успешности. Однако если за действиями одного лица они могли наблюдать без перерывов, то работу дру- гого они видели лишь эпизодически. Первому лицу они время от времени могли выражать свое одобрение или неодобрение, со вто- рым человеком у них такой связи не было. Когда во второй части 6 С о в 1е 11 о Т. V., 2а11{;па 5 Ь. 5. (еа.). РусЬо1оу ш Ас1гшгп51га1юп. N. У., 1963, р. 14. 185 STR.186 .эксперимента испытуемым было предложено сказать, который из рабочих нуждается в большем контроле, присмотре и опеке, они .почти все ответили, что шервый. Дальнейшее исследование особенностей, характеризующих об- разование впечатления о другом человеке, дало возможность уста- новить, что в формировании этого впечатления участвует меха- низм <проецирования>, заключающийся в том, что познающий .субъект может <вкладывать> свои состояния в другую личность, приписывать ей черты, которые в действительности присущи ему самому и которые у оцениваемой личности могут отсутствовать. Феномен <проецирования> очень четко прослеживается в работах Фешбака и Сингера, Мюррея, Сеарса, Ньюкома и целого ряда других исследователей. В исследовании Фешбака и Сингера7 испытуемых студентов подвергали несильным электроударам, которые вызывали неприят- ные ощущения. Одновременно этим испытуемым, а также студен- там, составившим контрольную группу, демонстрировался кино- фильм, в котором фигурировал определенный человек. От всех испытуемых требовалось, чтобы они дали оценки качествам лич- ности этого человека, по возможности оценили его состояние. В результате оказалось, что подвергавшиеся электровоздействию группы испытуемых оценивали человека на экране как более бо- язливого, испуганного, чем это делали испытуемые, входившие в контрольную группу. Из приведенной ниже таблицы видно, насколько значительным оказался эффект проецирования в группе испытуемых, которые были подвергнуты электровоздействию. Цифры в верхней строчке этой таблицы являются выражением оценки в целом личности увиденного на экране человека как пугливого, боязливого. Цифры в нижней строчке являются количественным выражением оценки состояния <героя фильма> в четырех из двадцати четырех ситуа- ций, в которых этот <герой> действовал в фильме и на которых было специально задержано внимание испытуемых. Контрольная группаЭкспериментальная группа № 1Экспериментальная группа № 2 Боязливый в целом Боязливый в четырех ситуациях55,9 8,568,9 9,774,2 11,2 Явление интерпретации чужого эмоционального состояния пу- тем <приближения> к своему было обнаружено и в эксперименте, проведенном Мюрреем. Одна из групп его испытуемых воспроиз- водила сценки, в которых фигурировало убийство. Затем испыту- евЬЬасЬ 5., 8 1 п е г К. ТЬе Е{?ес1з о{ Реаг Агоизе! апс1 Зирргеэзюп ,Реаг ироп 8ос1а1 РегсерНоп.- .Тоигпа! о! АЬпоггпа! апй 5ос!а1 РэусЬо1оу, 1957, N 55, р. 283-288. 186 емые этой группы, а также испытуемые, входившие в контроль- ную группу, должны были оценивать определенные, не знакомые? им ранее лица. И опять оказалось, что предварительно созданное эмоциональное состояние привело к тому, что первая группа ис- пытуемых отмечала в незнакомом человеке такие черты, <ак злоб- ность, агрессивность, в то время как другая группа эти черты у тех же самых людей не фиксировала. Сеарс в своих опытах выявил несколько иной тип <проекции> в актах оценки людьми друг друга. По его данным, человек, оце- нивая другого человека, может увидеть и на самом деле видит черты, которые могут быть отрицательными и характеризуют как личность его самого. Испытуемые, в личности которых были ярко выражены желчность, упрямство, подозрительность, оценивали. развитие этих черт у человека, предложенного им для оценки,, значительно выше, чем это делали испытуемые, не обладавшие названными чертами8. Все исследователи, наблюдавшие явление <проецирования>- при формировании мнения о другом человеке, отмечают, что тен- денция приписывать собственные качества или собственные со- стояния другим людям особенно сильно выражена у лиц, отлича- ющихся малой самокритичностью и слабым проникновением в соб- ственную личность. По данным Ньюкома, эта тенденция в очень большой степени характерна для представителей так называемого- <авторитарного> типа личности и почти не обнаруживается у пред- ставителей <демократического> типа. Он знакомил в своих опытах представителей этих двух край- них типов друг с другом, а затем каждого спрашивал, как его но- вый знакомый ответит на определенные вопросы (Ньюком эти вопросы специально подбирал). Представители <авторитарного>- типа, говоря о возможных ответах <неавторитарных> личностей, приписывали им авторитарную манеру высказывания, свои сужде- ния, свои собственные мнения по тем вопросам, которые им пред- лагал проводивший опыт исследователь. Представители <неавто- ритарного> типа личности, по утверждению Ньюкома9, в подоб- ную крайность не впадали. Продолжая изучение связанных с личностью оценивающего субъекта факторов, которые воздействуют на формирующиеся у него впечатления о других людях и обеспечивают большую или меньшую полноту и яркость отражения их личностных особенно- стей, исследователи проблемы познания людьми друг друга до- статочно убедительно установили также, что полнота и характер- оценки другого человека зависят от таких качеств оценивающего, как степень его уверенности в себе, как присущее ему отношение- к другим людям и связанная с этим отношением всегда имеющая- ся у него (но не всегда осознаваемая) <теория> личности. 8 Сов1е11о Т. XV., 2а11(;па 8Ь. 5. (ей.). РвусЬо1оеу т А(1тш!51га1юп.. 9NелV1{отЬ Т., Тигпег К., Сопуегве Р. 5ос1а1 Р8усЬо1о у. N. У., 1965. 187- STR.188 Боссом и Маслоу, изучая, как степень уверенности человека влияет на оценку им других людей, выяснили, что уверенные в се- бе люди часто оценивают других людей как доброжелательных и расположенных к ним. В то же время лица, не уверенные в се- бе, имеют обыкновение смотреть на других людей, как на тяго- теющих к холодности и не расположенных к ним 10. Говоря о причинах проявления у человека устойчивых тенден- ций при оценке им других людей, нельзя миновать такую важную <субъективную> причину, как сформированная у человека система понятий, в которой в концентрированном виде находит выражение весь его опыт познания людей, полученный им как путем личных контактов, так и через другие каналы - чтение художественной литературы, слушание радио и т. д. Сформированный у человека общий взгляд на других людей, место, занимаемое ими - мужчи- нами и женщинами, стариками и детьми, рабочими и крестьянами, белыми и черными и т. д., в имеющейся у него системе ценностей, всегда и постоянно воздействуют на характер впечатления, которое складывается у человека о любом другом лице. Гейдж и Кронбах п, изучавшие действие имеющейся у челове- ка <теории личности> на оценку им других людей, многократно указывают, что люди весьма сильно отличаются друг от друга по проявляемым ими тенденциям оценивать благоприятно или, наоборот, неблагоприятно других. Дубайн, Берк, Нил и Чеслер 12 также нашли, что есть категория испытуемых, устойчиво прояв- ляющих мягкость и значительную долю снисходительности при оценке других, и что есть и другая категория, для которой, наобо- рот, характерна жесткость в оценках. Изучение действия имеющейся у человека <теории личности> на оценку им других людей показало также, что впечатление, ко- торое у него складывается о другом человеке, в большой мере обусловлено его представлениями о том, как личность структури- руется и какие черты в ней сопутствуют определенным качествам. Прежде чем привлекать материалы экспериментов, давайте спро- сим себя: если мы оцениваем человека, например, как агрессив- ного, не проявляем ли мы одновременно тенденции оценивать его и как высоко энергичного? Или, оценивая его как доброго, не приписываем ли мы ему при этом одновременно и честности? Опыт Келли 13, представлявшего одной группе студентов ранее 10 В о з б о т Л., М а 5 1 о V А. Н. ЗесигНу о{ .1иаеэ аз а Рас1ог т 1тргез- 8юпз о( \УагтЙ1 ш (Жегв.-Лоигпа! о{ АЬпогта! апД 5ос;а1 РзусЬо1оу, 1957, N 55. р. 147-148. н СгопЬасЬ Ь. О. Ргосеззез А{{ес1т Зсогез оп <ипДегзЬпсЦпе о{ СЧЬегз> ап(1 <Аззите<1 5;т;1агНу>.-РвусЬо1о1са1 Ви11е1т, 1955, N 52, р. 177- 193; О а е М., СгопЬасЬ Ь. Сопсер1иа1 ап(1 Ме1Ьо(1о1оюа1 РгоЫетэ т 1п- 1егрег8опа1 РегсерИоп.-РвусЬо1о1са1 Ееу;еу, 1955, N 62, р. 411-422. 12 К гее Ь П., Сги1;сЬНе1(1 К. 5., ВаПасЬеу Е. Ь. 1пат(1иа1 т 5о- с;е1у. N. V., 1962, р. 61-62. 13 К е 11 е у Н. Н. ТЬе \Уагт-СоИ УапаЫе т Пгз 1тргез5;оп8 о{ Регзо- паШу.- Лоигпа! о! АЬпогта! апа 5ос;а1 Р5усЬо1оеу, 1950, N 18, р. 431-439. 188 незнакомого ей лектора как <весьма холодного>, а другой - как <очень сердечного>, показал, что на предложенные только что воп- росы вполне могут быть даны утвердительные ответы. Студенты, которые слушали <очень сердечного> лектора, оценили в нем так- тичность, общительность, естественность, общее обаяние, образо- ванность и привлекательность намного выше, чем это сделали студенты, которым перед их встречей с новым лектором было сказано, что он человек холодный. Упомянутое выше структурирование личности, о которой фор- мируется впечатление, может быть также связано и с тем, на- сколько оценивающий ее .человек в состоянии обобщить всю ту информацию, которая поступает к нему от этой личности. Е. С. Голлин 14 показывал 79 студентам кинокартину, <героиня> которой - молодая привлекательная женщина - представала пе- ред ними в пяти различных ситуациях, причем в первых четырех она проявляла резко противоположные с точки зрения норм мо- рали качества личности, а в пятой о ней .трудно было сказать что- либо новое, поскольку здесь она была показана просто спокойно идущей с какой-то другой женщиной. После просмотра фильма каждый из испытуемых дал характеристику личности женщины. Полученные характеристики-описания подразделялись на три группы: 1. объединяюще-обобщающие: итоговые впечатления в этом случае интегрировали одинаково все качества, проявившиеся у женщины во всех сценах (таких характеристик было 23%); 2. односторонне-упрощающие: возникшее впечатление исключа- ло <моральную противоречивость> в оцениваемой личности (48% характеристик); 3. разрозненно-отрывочные: во впечатление рядоположенно, без всякого намека на интеграцию, вошли все качества, о наличии которых у женщины можно было предполагать, наблюдая за ее поведением (подобных характеристик было 29%). Характеризуя первое впечатление и прослеживая особенности его формирования, нельзя миновать вопроса о том, насколько верным и глубоким оказывается знание о человеке, возникающее у субъекта при первом его восприятии. Первые восприятия, как правило, дают индивиду знание об основных особенностях внеш- него облика ранее незнакомого человека - о его поле, росте, те- лосложении, примерном возрасте, характере оформления внешно- сти. В первом впечатлении почти всегда находят отражение ка- кие-то проявления экспрессии и какие-то действия человека, яв- ляющегося объектом восприятия и оценки. Тем не менее образ человека, складывающийся у индивида на основе первого впечат- ления, всегда содержит неточности, а оценка им черт личности этого человека сплошь да рядом может оказаться поспешным обобщением. От этих ошибок не избавлены даже люди, перед ко- 14 О о 111 п Е. 8. Рогтш 1трге88гоп8 о{ Рег8опаП1у.- .Тоигпа! о{ Рег8опа- Шу, 1954, N 23, р. 65-76. 189 STR.190 торыми специально поставлена задача, понаблюдав краткое вре- мя за незнакомым человеком, затем как можно точнее воссоздать его облик и психологически правильно оценить его личность. Так, например, в эксперименте, ход и часть результатов которого были изложены в начале этой главы, возраст человека, бывшего объек- том восприятия, с точностью +2 года определили девять испы- туемых из четырнадцати. Остальные испытуемые определили чис- ло прожитых этим человеком лет с меньшей точностью. Непра- вильно употребили существующую рубрикацию при оценке роста человека, который был воспринят, с точностью +2 см пять испы- туемых, <уменьшили> рост на пять и больше сантиметров четыре человека. Ошиблись в определении цвета глаз шесть испытуемых. Допустили те или иные неточности при характеристике других элементов физического облика человека, за которым велось наблю- дение, все испытуемые группы 15. Не смогли избежать ошибок при оценке цвета различных элементов одежды (темно-синий костюм, светло-серая рубашка, галстук синий в белую крапинку, черные матерчатые утепленные ботинки, серые носки) тринадцать человек. Неточности и разноречия обнаружились в этом опыте и при оценке людьми по первому впечатлению эмоционального состоя- ния, переживаемого человеком в момент наблюдения за ним. Неадекватная же оценка выразительного поведения и состояний, которые в нем проявлялись, породила искаженное представление о чертах личности человека при первой встрече с ним. Если сравнить сложившееся у испытуемых впечатление о чер- тах личности человека, игравшего роль объекта восприятия, с ре- зультатами специально проведенного психологического исследова- ния его личности, условно приняв эти результаты за эталон объективности, то оказывается, что правильно назвали по перво- му впечатлению черты личности наблюдаемого человека, выража- ющие его отношение к другим людям, 75% испытуемых из всех высказавшихся об этой группе черт. Неверно оценили эмоциональ- но-динамические качества личности 28% испытуемых, высказав- ших свое мнение об этой стороне личности. Ошиблись в оценке качеств воли 42% испытуемых. Был определенный процент оши- бок в оценках испытуемыми и других сторон воспринимаемой лич- ности. Особенно он был высоким (50% ошибочных суждений), когда испытуемые, анализируя ту небольшую по объему инфор- мацию, которую они смогли получить, пытались высказать пред- положение об основном роде занятий <объекта> наблюдения. Приведенные цифры говорят о трудностях, возникающих пе- ред человеком, когда ему .кого-то приходится оценивать как лич- ность при первом знакомстве. Однако и в указанном эксперименте одни испытуемые справлялись с задачей успешнее, чем другие, Естественно поставить вопрос: от чего это зависело? 15 Степень правильности оценок испытуемых черт физического облика уста- навливалась путем сравнения их с данными об этих же чертах, полученными с помощью антропометрии. 190 В нашей лаборатории ответ на него пока не получен. Однако в ходе разработки проблемы познания людьми друг друга одним из основных вопросов, привлекающих к себе внимание других исследователей, оказался вопрос о том, насколько способность правильно оценивать психические качества людей у человека ге- нерализована, насколько она выступает у него как такое общее качество, которое характеризует всю его личность в целом. Одна группа ученых на основе полученных ими экспериментальных дан- ных выступила с утверждением, что лицо, которое правильно оце- нивает определенные категории людей, как правило, столь же ус- пешно проявляет себя по отношению и к остальным категориям. Другие ученые с такой же убедительностью показывают, что сфор- мировавшаяся у человека способность правильно оценивать от- дельное качество или определенные категории лиц вовсе не обя- зательно будет удачно <срабатывать> и во всех других случаях. В. Клейн и Д. Ричарде16, считающие, что указанная способ- ность может выступать как общее качество личности, основывают свой вывод на результатах опыта, к участию в котором они при- влекли 50 взрослых испытуемых. Эти испытуемые по ходу опыта смотрели 10 озвученных кинофильмов, в которых действовали в обычной будничной обстановке незнакомые им люди. Затем всем испытуемым было предложено сказать, как поведут увиденные ими люди в серии ситуаций, требующих обычно проявления раз- ных качеств личности. При обработке высказываний испытуемых экспериментаторы учитывали, во-первых, степень способности оце- нивающего предсказывать поведение людей в общем (<стереотип- ная точность>) и, во-вторых, степень его способности предсказы- вать различия между характером действий разных лиц (<различи- тельная точность>). Характер предсказаний действий пяти первых лиц в кинофильмах, сделанных каждым испытуемым, был про- коррелирован .с предсказаниями, относящимися к поведению пяти других лиц. Эти корреляции ранжировались от 66 до 79. Оказалось, что выявленная у человека высокая способность точно оценивать определенных лиц дает себя знать и во всех остальных случаях. В опыте Клейна и Ричардса испытуемые, правильно судившие об одних людях, столь же верно оценивали и других, а испытуе- мые, совершавшие грубые ошибки при психологической интерпре- тации одних лиц, столь же сильно ошибались, когда пробовали психологически характеризовать и других лиц, которые ранее им тоже не были известны. Показатели, характеризовавшие один вид точности оценок че- ловека как личности, которые были получены от испытуемых, бы- ли в этом опыте скоррелированы с показателями, характеризовав- шими другой вид. Полученные интеркорреляции расположились в ряд от 30 до 65, и все они, кроме одной, оказались статистиче- ------ 16 С 11 п е V. В., К 1 с Ь а г а 5 ,1. М. Ассигасу о{ 1п1егрег8опа1 регсерИоп - а Оепега! ТгаИ?-.Тоигпа! о{ АЬпоггпа! апД 5о51а1 РвусЬо1оеу, 1960, N 60, р. 1-7. 191 STR.192 ски достоверными. На основании всех этих данных Клейн и Ри- чарде сделали вывод, что способность правильно оценивать дру- гих может проявляться у некоторых лиц как интегральное свой- ство, которое <работает> у них при встречах с самыми разнооб- разными категориями людей 17. Вместе с тем другими исследователями (Гуилфорд, Ньюком и др.) были получены не менее убедительные данные, заставля- ющие предполагать, что способность правильно оценивать других людей является таким свойством человека, которое проявляется лишь по отношению к определенной категории лиц, и границы <работы> этого свойства прямо связаны с тем, насколько похож. или не похож своим внешним обликом и поведением оцениваемый человек на тех людей, с которыми познающему субъекту при- шлось в прошлом вместе жить, учиться, работать, отдыхать 18. Отмечая существование значительных различий в точности пер- вого впечатления об одном и том же человеке у разных людей, необходимо, видимо, еще и еще раз подчеркнуть, что эта точность связана не только с возможностями лица, выступающего в роли субъекта познания, но и с особенностями оцениваемого по пер- вому впечатлению человека. Указывая на трудности правильного суждения о человеке по первому впечатлению, уместно вспомнить слова Ф. М. Достоевского, который, говоря о недостатках простой фотографии фактов, тем самым предостерегал против опасности безапелляционных суждений о людях только на основании первых впечатлений. <Фотографические снимки,-писал Ф. М. Достоев- ский,- чрезвычайно редко выходят похожими, и это понятно: сам оригинал, т. е. каждый из нас, чрезвычайно редко бывает похож на себя. В редкие только мгновения человеческое лицо выражает главную черту свою, свою самую характерную мысль... Фотогра- фия же застает человека как есть, и весьма возможно, что На- полеон, .в иную минуту, вышел бы глупым, а Бисмарк нежным> 19. Спору нет, в проявлениях личности, отраженных в первом впе- чатлении, находит выражение ее сущность, поскольку <сущность является, явление существенно> (В. И. Ленин), но, чтобы действи- тельно раскрыть и понять эту сущность, надо увидеть личность во всех ее главных связях с действительностью, т. е. в труде, позна- нии и общении. Факты показывают, что формирование первого впечатления по- чти всегда означает отнесение индивидом воспринимаемого лица к одной из групп людей в тех <классификациях типов>, которые сложились у него в прошлом. Последующее познание им этого че- ловека при нормальном ходе процесса ведет к раскрытию в нем таких признаков, которые составляют своеобразие его личности и образуют его индивидуальность. 17 1Шет. юшет. > КгесЬ О., Сги1сЬПе1(1 К. ., ВаПасЬеу Е. Т.. 1п(1таиа1 т 5о- п м-йй. с1е1у, р. 59-65. р. оа-ио. Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч., т. 19. Спб., 1902, с. 507. 192 Заключение Мы закончили рассмотрение основных вопросов, относящихся к проблеме познания людьми друг друга в условиях повседневной жизни. Как видно из содержания нашей работы, названная проб- лема, являясь самой психологической из всех психологических проблем, чрезвычайно сложна и представляет большую трудность для изучения. Она включает в себя множество аспектов, научное освещение которых невозможно без самого тесного содружества психологии и других наук: диалектического и исторического ма- териализма, этики, эстетики, социологии, педагогики, физиологии высшей нервной деятельности, этнографии. Как видно из изложенного, познание людьми друг друга яв- ляется обязательной стороной их взаимодействия и условием ре- гулирования каждым из них своего поведения в соответствии с обстоятельствами и решаемыми в этом взаимодействии задачами. Образы восприятия, представления и формирующиеся у индивида понятия о других людях, концентрируя в себе информацию об этих людях, дают ему возможность действовать по отношению к каждому из них целесообразно. Восприятие человека человеком - это непосредственное на- глядно-образное отражение одним человеком другого. Понятие, складывающееся у индивида о конкретной личности,- это форма его мышления о ней, в которой обобщенно фиксируются признаки данного человека, характеризующие его как субъекта труда, по- знания и общения. Занимаясь различными видами деятельности, человек, отвечая на требования каждой из них, обнаруживает то одни, то другие из присущих ему особенностей. Взаимодействующие люди по отно- шению друг к другу выступают в разных ролях (рабочий, началь- ник, партнер по команде, артист, зритель, учитель, учащий- ся и пр.). В связи со всем этим значение сигнализирующих чув- ственных признаков партнеров по деятельности не остается для воспринимающего их человека постоянным: на первый план вы- ступают те из них, которые в данных условиях особенно важны для успешного решения конкретной задачи. Деятельность, в которой взаимодействуют люди, определяет и формирование у них понятий о личности каждого из участников деятельности. В формирующееся у индивид? понятие о личности другого человека, сотоварища по деятельности, всегда включают- ся прежде всего те его качества, наибольшему проявлению (а зна- чит, и познанию) которых данная деятельность больше всего бла- гоприятствует. Любой вид непосредственного взаимодействия людей друг с другом, будь это совместный труд рабочих на производстве, рабо- 193 STR.194 та учителя и учеников на уроке, встреча спортсменов на стадионе, неторопливая беседа пенсионеров на скамейке парка, всегда пред- полагает опору общающихся на многокомпонентную систему зна- ний и умений, формирующуюся в течение всей жизни человека. При общении человека с другими людьми у него так или иначе актуализируются и функционируют представления и понятия, в которых аккумулированы его знания о моральном и аморальном, прекрасном и безобразном и т. п., т. е. нормы и ценности, харак- терные для общества, сформировавшего личность этого человека. У него также проявляется в большей или меньшей степени выра- ботанное обществом умение <читать> экспрессию, психологически истолковывать поведение людей, сопереживать им, давать оценку. В условиях повседневного взаимодействия с различными людь- ми человек постепенно учится типизировать и классифицировать их, причем в эту классификацию включается большее или мень- шее число типов. Наличия такой <классификации> человек у се- бя, как правило, не осознает, тем не менее отдельные ее <звенья> при познании им других людей постоянно <говорят свое слово>, что особенно заметно, когда ему приходится воспринимать незна- комых людей и давать оценку их личности. При обнаружении у познаваемого лица таких же признаков, как те, на основании ко- торых у человека прежде сформировалось понятие об определен- ном типе личности, он, зная, как ведет себя данный тип в той или иной ситуации, прогнозирует поведение названного лица и изби- рает для себя по отношению к нему способ действий, которому он привык следовать при общении с представителями указанного типа. В образе, который у индивида возникает в процессе общения с другим человеком, в характере понимания им других людей всегда находит выражение сформированность самого познающего человека как субъекта труда, познания и общения. В них прояв- ляется уровень развития его как представителя определенного на- рода, общественного класса, группы, как члена определенного коллектива. В них выступает также его гражданская и психоло- гическая зрелость, его профессия, сформированные у него нрав- ственно-эстетические требования к людям. !\. Система образов и понятий, в которых обобщен опыт познания людей и выражены требгяшгияк их облику и поведению, склады- вается в основном под влиянием общества, членом которого он является, и вместе с тем всегда несет на себе печать того неповто- римого пути, который прошел человек, формируясь как личность. В связи с этим названная <система> может в одних случаях очень далеко отстоять от действительности и включать в себя большое число неверных представлений и понятий о внутреннем мире лю- дей, мотивах их поведения, их возможностях, общественной цен- ности. В других же случаях эта система состоит из образов и поня- тий, верно отражающих и обобщающих психологию тех людей, с которыми индивид так или иначе сталкивался в своей жизни. 194 Образы _и_понятия, в форме которых у человека, принадлежа- щего к современному обществу, отлагается и существует знание людской психологии, складываются у него как п_р_и_нецосредст-вен- ном общении с другими людьми/так и опосредованным путем- через печать, .радию,._телевидение и пр. У одних людей может пре- обладать первый путь накопления психологических знаний, и не- посредственное общение с другими людьми может быть широким и разнообразным. У других накопление психологических знаний может идти главным образом вторым путем. При ограниченных личных контактах такие люди могут накапливать знания о других людях, сталкиваясь с продуктами их труда, слыша из различных источников об их деятельности, воспринимая оценки, которые дают им коллективы, общество. У третьих преобладания какого-то од- ного из названных способов познания людей может и не быть, и оба пути могут достаточно плодотворно вооружать индивида зна- нием человеческой психологии, в одних .случаях дополняя друг друга ,и действуя в одном направлении, а в других - больше или меньше противореча один другому. Но хотя обычно познание психологии людей и выработка кон- кретных <эталонов> их оценки формируются у человека благодаря анализу и обобщению впечатлений, получаемых из многих источ- ников, вместе с тем его личному опыту совместного труда с раз- ными людьми и непосредственному общению с ними принадлежит в этом процессе важнейшая роль. Знания, получаемые человеком о других людях при прямом контакте ними имея, как правило, сильнейшую эмоциональную окраску, облегчают выработку одних психологических обобщений и критериев оценки людей и затруд- няют формирование других. " "" ~ Дела, поступки конкретных людей, все их поведение в целом в разных обстоятельств-ах,., являясь для отдельного человека ис- точником формирования знаний о каждом из них, вместе с тем в конечном итоге оказываются и_ показателем правильности этих знаний и оценок. Практика общения,"совместного труда, совмест- ной жизни людей является, таким образом, не только источником познания людьми друг друга и не только -сферой приложения накапливаемых индивидом знаний о людях, но вместе с тем эта практика выполняет функцию мерила объективности таких знаний. Образы восприятия людей, понятия о личности каждого из них, участвуя в регуляции действий познающего субъекта, тем самым играют роль фактора, который обусловливает выработку у него определенных_форм поведения по отношению к другим лю- дям, ощутимо влияющего на развитие его характера. Наличие в характере человека таких черт, как доверчивость:, искренность, общительность, или таких, как подозрительность, неискренность, замкнутость, всегда свидетельствует о том, какого рода люди пре- обладали в ближайшем окружении человека и своими поступками способствовали формированию у него соответствующих обобщен- 195 STR.196 ных представлений о человеческой психологии и развитию адек- ватных этим представлениям способов поведения. Образующиеся у человека представления о собственной сома- тической организации, осознание им этического и эстетического действия своей наружности на окружающих и прежде всего скла- дывающаяся у него оценка своих возможностей как личности так- же постоянно участвуют в организации его поведения по отноше- нию к другим людям, влияя как на форму, так и на содержание его поступков. Однако, как правило, образы и понятия, сформировавшиеся при познании человеком самого себя, не прямо определяют харак- тер его поведения по отношению к другим людям. Обычно чело- век сначала соотносит их с теми представлениями, которые у него складываются о людях, окружающих его. Хотя знание человеком самого себя всегда образуется на ос- нове многократных сопоставлений и сравнений себя с другими людьми, оно, возникнув и постоянно развиваясь, в свою очередь влияет на формирование знаний о других людях, на оценку их, на отношение к ним. Переоценка или недооценка себя или верные суждения о сво- ей личности всегда приводят к соответствующему поведению че- ловека по отношению к окружающим. Таким образом, характер поведения человека по отношению к другим людям всегда явля- ется показателем не только того, как этот человек представляет себе личность каждого из них, но и того, как он оценивает самого себя. В .повседневной жизни разные виды взаимодействия людей тре- буют от них неодинаковой меры точности восприятия и понима- ния друг друга. Видами деятельности, в которых очень важна точность вос- приятия и понимания человеком облика и поведения других людей для решения задач деятельности, являются, например, работа пе- дагога, врача, руководителя коллектива, следователя. Так, без знания возрастных и индивидуальных особенностей воспитанни- ков педагог не может психологически обоснованно проектировать и успешно руководить развитием каждого из школьников в том коллективе, где этот педагог работает. Необходимым условием правильного планирования процесса лечения и его последующей эффективности является хорошее понимание врачом особенностей личности больного. С. П. Боткин, К. М. Быков, П. Б. Ганнушкин, А. Р. Лурия, В. Н. Мясищев, Г. И. Россолимо и многие другие деятели медицины постоянно подчеркивали, что нет болезней, а есть больные люди, и что в конечном итоге каждый человек бо- леет по-особенному. <Часто не так важно знать,- пишет Пэрри,- какая болезнь у больного, сколько важно хорошо понимать, у ка- кого человека развивается болезнь>. К. М. Быков выражает ту же мысль, когда говорит: <Недостаточно вдумчивое отношение к личности больного приводило и приводит всегда к неполному и 196 несовершенному диагнозу, к неправильному предсказанию и не- умелому лечению> . Задача хорошего знания людей стоит всегда и перед руково- дителями производственных коллективов, администраторами и ор- ганизаторами. Они должны постоянно изучать кадры и ясно пред- ставлять себе сильные и слабые стороны каждого члена того кол- лектива, которым они руководят. В решениях нашей партии красной нитью проходит мысль о- необходимости учета психологии людей при работе с ними. Чем бы ни был занят, какой бы специальностью ни обладал коммунист, он прежде всего должен иметь дело с людьми, знать и понимать. их и уметь к каждому из них подойти. В ходе строительства коммунизма достигаются все новые вы- соты в развитии производства, науки, в подъеме технической и общей грамотности народа, его культурного уровня. Между людь- ми создаются подлинно коммунистические общественные отноше- ния (экономические, трудовые, идеологические, социально-нсихо- логические, семейные и т. д.). В личности строителя коммунисти- ческого общества происходят глубочайшие изменения. Моральный и идейный облик человека, складывавшийся на протяжении ты- сячелетий в условиях недостатка материальных благ, нищеты масс, эксплуатации трудящихся, все дальше уходит в прошлое. Человек, строящий коммунизм, изменяется и как объект, и как субъект познания. Массовое занятие физкультурой, а также широ- кое внедрение в жизнь норм, обеспечивающих нервно-психическое здоровье, приводят к постепенному совершенствованию физиче- ского облика как младшего, так и среднего и старшего поколе- ния людей. Развитие в людях коммунистической целеустремленно- сти, внутренней собранности, душевной бодрости и оптимизма,. формирование в них уважения и доверия к человеку закономерно- вызывают у все большего числа людей изменения в экспрессии, закрепляя одни ее оттенки и проявления и затормаживая другие. С исчезновением пережитков прошлого в сознании все реже встре- чаются люди, не желающие и не умеющие трудиться, не ценящие общенародного достояния, равнодушно или хамски-высокомерно относящиеся к другому человеку. Таким образом, по мере строи- тельства коммунистического общества одни вариации личности в- окружении каждого человека постепенно исчезают, но все чаще каждый человек будет встречать людей, внутреннее содержание и дела которых полностью отвечают требованиям морального ко- декса строителей коммунизма. Эти изменения, происходящие в облике и внутреннем мире со- ветских людей, необходимо сказываются на содержании тех обра- зов и понятий, которые формируются у познающего этих людей человека. Быков К. М. Кора головного мозга и внутренние органы Избр соч т. 11. М., 1954, с. 377. У У- 19Г STR.198 Но советский человек меняется не только как объект, но и как субъект познания. Обогащение и усложнение его внутреннего ми- ра необходимо влияет на отражение им других людей. Формиру- ющиеся у него коммунистические идеалы, духовное богатство, моральная чистота сказываются на содержании и уровне тех оце- нок, которые он дает окружающим его людям. <Другой чело- век> - это товарищ по общему делу. Его облик, личность, поступ- ки, судьба становятся предметом действенного интереса каждого гражданина Советской страны. И иначе не может быть: поведение в соответствии с принципом: <Человек человеку-Друг, товарищ и брат> обязательно предполагает наличие у каждого стремления к хорошему знанию другой личности, к верному пониманию ее внутреннего мира, ее потребностей и возможностей, Широкое и глубокое внедрение этого принципа в практику повседневного общения и совместной деятельности советских лю- дей потребует и будет сопровождаться непрерывным подъемом не только политической и общефилософской образованности их, но и невиданным ранее повышением уровня грамотности граждан "нашей страны в сфере человековедения. В ходе строительства коммунистического общества связи от- дельного человека с другими людьми будут неуклонно развивать- ся, становиться богаче, шире. Это будет означать создание объек- тивных условий для формирования у каждого человека разносто- ронних, содержательных и правдивых представлений о людях, ко- торые являются его товарищами по общему делу. Оглавление Предисловие . . ............. Глава 1. Познание человека человеком как научная проблема . . 5 Глава 2. Человек как объект познания ........ 16 .У Глава 3. Восприятие человека человеком (характеристика процесса) 32 Глава 4. Возрастные и индивидуальные особенности восприятия че- ловека человеком ............ 56" \/Глава 5. Профессиональные особенности восприятия человека чело- веком ............... 99 ! Глава 6. Общие особенности понимания людьми друг друга . . 111. V/Глава 7. Возрастные и индивидуальные особенности понимания че- ловека человеком . . .......... Глава 8. Влияние рода деятельности и положения человека на по- нимание им других людей ......... 157 Глава 9. Формирование первого впечатления о другом человеке . 17 Заключение . . . ............. 193. ( STR.200 Бодалев Алексей Александрович ВОСПРИЯТИЕ И ПОНИМАНИЕ ЧЕЛОВЕКА ЧЕЛОВЕКОМ Зав. редаиздни Г. С. Ливанова Редактор В. П. Паэилова Художник А. А. Кущенка Художественный редактор М. Ф. Евстахиева Технический редактор 3. С. Кондрашова Корректоры И. А. Мушникова, С. Ф. Будаева Тематический план 1982 г. № 20 ИБ № 1414 Сдано в набор 30.07.81 Подписано к печати 04.01.82. Л-80502. формат 60Х90/1б. Бумага тип. № 1. Гар- юитура Литературная. Высокая пе- чать. Усл. печ. л. 12,50. Уч.-изд. л. :14,39. Тираж. 20.000 экз. Заказ № 197. Цена 1 р. 20 к. Изд. .V. 1909. Ордена <3на.к Почета> издательство Московского университета. 103009, Москва;, ул. Герцена, 5/7. Типография ордcн;а- <Зн.а1К Почета> изщаггеяьства МГУ. Москва, Левиискте горы STR.202 м. п