20 июля 2001 года.

Чего хотят демонстранты в Генуе?

Майкл Хардт, Антонио Негри

Генуя, ренессансный город, известный как своей открытостью, так и изощренностью в политических играх, сегодня находится в кризисе. Генуя должна была широко распахнуть свои двери для встречи самых могущественных лидеров мира. Но вместо этого город был превращен в средневековую крепость – в систему баррикад, управляемых при помощи высоких технологий. Правящая идеология говорит нам, что нынешней форме глобализации нет альтернативы. Странным образом, это связывает руки как правителям, так и подданным.

Лидерам Восьмерки остается демонстрировать свою политическую изощренность. Они пытаются представить себя благотворителями и показать, что у них прозрачные цели. Они обещают помочь бедным всего мира и преклоняют колена перед Папой Иоанном Павлом Вторым (и его интересами). Но на самом деле важнейший пункт повестки дня – урегулирование отношений между могущественными державами в таких вопросах, как противоракетная оборона.

Тем не менее, мировые лидеры кажутся несколько оторванными от идущих в мире трансформаций, как будто они следовали сценическим указаниям устаревшей пьесы. Мы можем уже сейчас представить себе еще не изготовленную фотографию, изображающую Президента Джорджа В. Буша как невероятного короля, окруженного монархами меньшего калибра. Это вовсе не образ из будущего. Скорее, архивная, снятая до 1914 г. фотография отягощенных годами державных венценосцев.

Но демонстранты в Генуе не отвлекаются на эти старомодные символы власти. Они знают, что формируется принципиально новая мировая система. Эта система не может быть истолкована, исходя из представлений о британском, французском, русском или даже американском империализме.

Протесты, приведшие к событиям в Генуе, основывались на признании того факта, что ни одно национальное государство не контролирует современный мировой порядок в одиночку. Следовательно, протесты должны быть направлены против международных и наднациональных организаций, таких как G-8, ВТО, Мировой Банк и МВФ. Протестные движения – не антиамериканские (хотя они порой и предстают таковыми), а направлены на более широкую систему власти.

Сегодняшней глобализацией управляют не национальные, а наднациональные силы. Но этот новый порядок не имеет, как национальные государства, демократических представительных механизмов: ни выборов, ни форумов для публичной дискуссии.

И действительно, правители слепы и глухи к своим подданным. Демонстранты выходят на улицу, потому что это – единственная доступная им форма выражения. Отсутствие других механизмов и каналов – не их вина.

Протесты в Генуе (в Гетеборге, Квебеке, Праге, Сиэттле) не совсем правильно называть антиглобалистскими. Спор о глобализации останется безнадежно запутанным, пока мы дополнительно не определим термин «глобализация». Демонстранты объединились против нынешней формы капиталистической глобализации, но большинство из них не против глобализационных процессов как таковых, они не изоляционисты, не сепаратисты и даже не националисты.

Сами протесты стали глобальным движением и одна из их наиболее четких целей – это демократизация мировых процессов. Не следует называть это движение антиглобалистским. Это про-глобализм, или скорее альтернативный глобализм, который стремится уничтожить неравенство между богатыми и бедными, могущественными и бессильными, а также расширить возможности самоопределения.

Если можно вынести что-то одно из множества голосов, прозвучавших в этот уик-энд в Генуе, так это понимание того, что возможно иное, лучшее будущее. Зная огромную мощь международных и наднациональных сил, которые поддерживают существующую форму глобализации, легко было бы заключить, что любое сопротивление бесполезно.

Но те, кто вышел сегодня на улицы, достаточно наивны, чтобы верить, что альтернативы возможны, что «неизбежность» не должна быть последним словом в политике. Возник новый тип политического активиста, чей дух напоминает парадоксальный идеализм шестидесятых. Сегодня реалистический курс действий заключается в том, чтобы требовать то, что, по-видимому, является невозможным – а значит, нечто новое.

Движения протеста – интегральная часть демократического общества, и хотя бы уже поэтому мы все должны поблагодарить людей на улицах Генуи, согласны мы с ними или нет. Движения протеста не дают практических инструкций по решению проблем и не этого надо от них ожидать. Скорее, эти движения стремятся трансформировать публичную дискуссию, рождая политическую потребность в лучшем будущем. Мы видим зерно этого будущего в том море людей, которое простирается от улиц Сиэтла до улиц Генуи. Одна из замечательных черт этих движений – их разнообразие: профсоюзные активисты и экологи идут рука об руку со священниками и коммунистами. Мы видим, как рождается множественность (multitude), которая не определяется ни одной отдельно взятой идентичностью. Ее общность – в самой ее множественности.

Эти движения яснее всего связывают сегодняшнюю Геную с открытостью новым видам обмена и новым идеям, характерной для ее ренессансного прошлого.


Источник: http://www.chiapasnews.ukgateway.net/news/010720.html

Перевод с английского Артемия Магуна


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |