ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ КРИЗИСА В КОСОВО. КАКОВЫ ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ ЗАПАДА В КОСОВСКОМ КРИЗИСЕ?

Сергей Казеннов, Владимир Кумачев

Прежде всего — это трансформация власти в Белграде, смещение "социал-патриота" С. Милошевича (или его "приручение") и попытка приведения к власти в Белграде политиков, полностью ориентированных на Запад. Другая задача — отвлечение внимания мирового сообщества от ряда скользких проблем, таких как палестино-израильский переговорный тупик. Именно под этим углом зрения нужно рассматривать попытки умиротворения албанских сепаратистов и поддерживающих их мусульманских сил. Для США косовский кризис — перевод стрелок с внутренних проблем на международные, в частности — обеспечение прикрытия проблем, возникших у президента США, демонстрация его "решительности", на что Америка всегда очень благосклонно реагирует. Очевидно также стремление Запада оправдать чрезмерную в нынешних условиях силовую компоненту НАТО и расширение блока, оправдать в глазах общественности ежегодные военные расходы стран НАТО в размере более 400 млрд долл. И уже потом, отчасти даже как наживка для общественного мнения, — "забота" об албанских беженцах и правах человека. Кстати, за последние десять лет из Косово были изгнаны сотни тысяч сербов при мощной миграции сюда этнических албанцев, что во многом и обеспечило нынешний перевес последних над сербами в демографической структуре края и способствовало росту напряженности.

Почему сегодня Запад склоняется к варианту "мирного решения" косовского кризиса?

Милошевич все равно уже серьезно "проиграл" — он уступил НАТО. Не исключено, что в случае силового варианта он потерял бы меньше, оставшись "героем" в глазах своих соотечественников. Важно отметить, что на Западе, в НАТО, скорее всего, не ожидали столь жесткой реакции Москвы на возможное силовое решение, особенно с учетом кризиса в России, в момент дебатов о предоставлении Западом Москве финансовой помощи. Кроме того, в НАТО, пусть с опозданием, но начинают считать последствия силового решения в Косово, в том числе последствия горизонтальной эскалации конфликта. При силовом варианте война неизбежно "опустится на землю", примет затяжной противопартизанский характер, при котором соотношение сил и средств меняется в пользу "слабой стороны". Неизбежны серьезные потери, как у натовской стороны, так и среди гражданского населения. Общее число беженцев, в том числе экономических, может превысить 1 млн человек, значительная часть которых устремится в Центральную и Западную Европу. Конфликт выплеснется за пределы Косово и Сербии, в другие республики бывшей Югославии, в первую очередь — в Боснию и Македонию: он будет использован как повод "дорешить" не решенные ранее проблемы и территориальные споры. Западные СМИ не смогут обеспечить фильтрацию информации о ходе конфликта в центре Европы, о потерях, как это, например, имело место в ходе "Бури в пустыне". Неизбежно изменение отношения к конфликту со стороны общества, прежде всего в Европе. В ряде случаев это вызовет нежелательные политические "обвалы", в том числе в самых высоких властных эшелонах.

Косовский конфликт, до определенного времени казавшийся натовским стратегам полностью "управляемым" (и дающим беспроигрышные политические дивиденды), сегодня, это очевидно, способен выйти из-под контроля. Бездумное умиротворение албанских сепаратистов со стороны Запада уже приводит к росту их новых амбиций, несговорчивости, даже враждебности к Западу. Сегодня можно прогнозировать рост нестабильности на территориях, населенных этническими албанцами, в Македонии (Скопье), Греции. Косово превращается в еще один плацдарм исламского влияния в Европе. Дуга нестабильности будет продвигаться с Балкан, этого взрывоопасного подбрюшья Европы, в сторону Центральной и Западной Европы. Болгария же, участвующая в косовской драме на стороне НАТО, может в перспективе оказаться зажатой между Турцией и "Великой Албанией".

Следствием кризиса в Косово (при любом дальнейшем развитии ситуации) будут новые трещины в отношениях США и Европы. Балканы для США — лишь одна из многих точек в глобальной геополитической игре (в случае отмены ударов по Сербии США уже сейчас снова обращают свой взор на Ирак, предъявляя ему новые претензии), а для Европы — это нежелательный конфликт в одном из центральных регионов. США, за неимением или нежеланием предъявлять иные аргументы, все более полагаются в своей политике на силу. Европа в этом плане проводит гораздо более взвешенную и разумную политику.

Можно констатировать, что "косовский муравейник" сегодня серьезно растревожен, какое-либо конструктивное и мирное решение конфликта представляется маловероятным. Албанские сепаратисты будут настаивать на выведении Косово из состава Югославии, а уступки им в рамках новой автономии будут прежде всего означать ползучий и все более стремительный уход региона из-под власти Белграда. Для сербов, югославов потеря Косово, в котором все еще проживает до 300 тыс. сербов, потеря древних православных святынь на территории края, в том числе священного Косова Поля, означали бы серьезный удар по самоидентификации нации, так что "битва за Косово" с обеих сторон будет носить ожесточенный характер. В конфликт будут вовлекаться все новые внешние силы, он может превратиться в незаживающую рану Европы, представляющую серьезную угрозу для ее безопасности и стабильности.

Что касается России, то она, скорее всего, сделает для себя следующие выводы из косовского кризиса. Крепнет мнение, что на югославском полигоне отрабатываются схемы, которые, не исключено, могут быть применены и на иных плацдармах, в том числе, при определенных обстоятельствах, и на российском. Геополитический зазор между Россией и Западом отнюдь не сокращается, имеются серьезные различия в представлениях о целях и средствах построения нового мирового и регионального порядка. И это отнюдь не сводится к тому, что с Россией в очередной раз "не посоветовались". Разумеется, не следует преувеличивать негативное влияние косовского кризиса на отношения России и НАТО, России и Запада. Однако Россия будет вынуждена снизить темпы своей интеграции в мировое сообщество, а в ходе реформ проводить более автономную, закрытую, регулируемую государством политику, полагаться больше на свои силы, дабы в будущем избежать экономического и военно-политического шантажа со стороны Запада. В России будут усиливаться уже заметные антизападные настроения, причем не только в кругах политиков, но и в широких общественных слоях разной социально-политической ориентации. Под вопросом глубокие сокращения стратегических вооружений и, в частности, ратификация Договора СНВ-2, неизбежны корректировки в планах военной реформы, реформы ВПК. Россия будет вынуждена в целях подстраховки искать новых партнеров и союзников, в том числе за пределами очерченного Западом "круга приличия", включая сферу военно-технического сотрудничества. Что касается оценки дипломатической активности России на косовском направлении в последнее время, то эта оценка должна быть осторожной, без излишней эйфории: возможные плюсы могут сопровождаться определенными потерями в отношениях России с западными партнерами.

Из "Русского журнала"


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |