Геоэкономика против геополитики

Борис Межуев

Политические события конца прошлого года изменили не только конфигурацию политических сил, но и сам политический климат в российском обществе. Конспективно, данные изменения можно свести к трем основным: оказалось полностью дискредитированным представление о реальной весомости т.н. общественного мнения; стало модно апеллировать не к имеющимся данностям, а к своего рода виртуальным заданностям (это, кстати, совпало с констатированной многими исследователями сменой парадигмы в науке от теоретически-дескриптивной к проективной), побочным следствием последнего обстоятельства оказалась утрата своего реноме популярной в недавнее время геополитики (донаучную основу которой составляет все таки консервативный пафос "верности земле"). Итак, Россия-реальность уступила место России-проекту.

На первый план в связи с таким положением дел необходимо должны были выступить люди и ассоциации, которых я когда-то иронически определил как "партию ценностей" в российском обществе, противопоставив ей некую "партию жизни", аппелировавшую к существовавшей на то время политико-социальной действительности как единственно-возможной и усматривавшей оптимальную стратегию по отношению к ней как пассивную адаптацию и приспособление к ней. Наиболее ярко противоречие между двумя группами проявилось в конце 1995 г. в ходе парламентских выборов, когда демонстрировавшие свой проективный задор лидеры КРО оказались неспособны одолеть партию новых "хозяев жизни" НДР с утверждаемым ею (тогда казалось на долгие годы) "гедонистическим конформизмом".

Теперь той в чем-то комфортной эпохе переломили позвоночник и для всех проектировщиков и создателей виртуальных пространств появляется уникальный шанс попробовать свои конструктивные возможности по созданию новых реалий и переформатированию старых. Проект Русский Мир (РМ) [http://www.archipelag.ru/text/008.htm] - по всей видимости первый, но не последний проект, нацеленный на то, чтобы заполнить нишу, образовавшуюся после катастрофического поражения "партии жизни" (она несколько раз меняла обличия и наименования, возрождаясь в самых разных организациях и движениях). Любопытно, что именно так - "Русский мир" - называлась выходившая в 60-70-х годах XIX века в Петербурге газета, создатели которой (наиболее известен генерал Р.А.Фадеев) выступали за необходимость усилиями дворянской элиты искусственного создания гражданского общества, способного выступать контрагентом самодержавной власти. Теперь конкретнее о ППД.

Следует, видимо, различать глобализацию и миф о глобализации. Конечно, многое и в самом деле меняется: и тут свою роль играют и ТНК, и новые средства коммуникации и обострившаяся потребность государств в иностранных инвестициях. Однако вывоз капитала - явление довольно старое, глобальное регулирование в какой-то форме осуществляли, скажем, творцы Венской и Версальской систем, и в этом отношении, я думаю, тоже чего-то принципиально нового за последнее время не появилось. Главное, пожалуй, что можно констатировать с некоторой определенностью - это распространение доллара в качестве новых мировых денег при признаваемой всеми специалистами беспрецедентной завышенности его курса. В результате, в России, как по-видимому, и в других странах периферии и полупериферии возник слой людей, материальное положение которых зависит не столько от состояния национальной экономики их стран, сколько от устойчивости американской валюты.

Я - не экономист и мои предположения не могут считаться безусловной констатацией, а скорее гипотезой, открытой для пересмотра. Но пока я не вижу причин для того, чтобы согласиться с тезисом о глобализации как о какой-то не зависящей от воли и сознания людей объективной реальности (вспомним, булгаковскую "разруху"). Давайте представим себе, что произойдет, если к власти в Америке придет крайне консервативный президент, подобный П.Бьюкенену или П.Робертсону, морально готовый положить "глобализацию" на алтарь американских национальных интересов. Проще говоря, девальвировать явно надутую американскую валюту. Если такое произойдет, о какой объективной глобализации мы сможем далее говорить?

Если приток "глобальных денег" после удешевления доллара несколько сократится, такие полупериферийные регионы как Россия погрузятся в состояние вторичной реархаизации (первичной реархаизацией условимся называть последствия т.н. либеральных преобразований 90-х годов). Скорее всего сырьевые экспортеры понесут значительные потери, однако наиболее катастрофическим такой поворот дел будет для своеобразного российского "культурного навеса", в политических битвах последнего времени сумевшего отстоять свою независимость от разных групп интересов внутри российского общества и на выборах 1999 г. утвердившего себя как самостоятельную политическую силу (какой ценой и какими средствами - это другой вопрос).

Тут действительно возникает некоторая дилемма. С одной стороны, нельзя относиться как к нормальному факту к независимости этого слоя людей от российской национальной экономики и к тому, что свою неожиданно обретенную независимость вышеупомянутый слой стремится конвертировать в некий виртуальный проект, который можно условно обозначить как "геоэкономика против геополитики", или еще более определенно как "ресурс инициативы против ресурса солидарности" (см. ст. И.А.Климова "Полис", 2000, ¦1), т.е. солидарности 55 млн. "the best" с 135 млн. "the rest". Но, с другой стороны, нельзя не согласиться с тем, что "геоэкономическая партия" или "партия глобализации" в настоящее время вобрала в себя наиболее активную, инициативную и талантливую часть населения РФ и конец данной "глобализации" по той или иной причине приведет к архаизации общественных отношений в нашей стране. "Новому поколению строителей" тогда придется вновь пристраиваться в подмастерья к, условно говоря, Лужкову, Иванькову при возведении уже не РМ, а муляжей разрушенных Советской властью храмов и финансовых пирамид. Иначе говоря, нынешнее, очевидно, искривленное положение страны, чреватое самоубийственным разрывом головы нации с ее телом, нужно исправлять. И если именно на это направлен проект РМ, то он может принести позитивные результаты.

После политической катастрофы 1999 г. ставки геоэкономической партии явно возросли, а геополитической несколько снизились. От будущего президента можно ждать что угодно, этот человек при всех изгибах своей политической карьеры примыкал к сильным и непонятно, как станет он поступать, оказавшись вдруг, в одночасье, не просто сильным, а сильнейшим. Поэтому нужно заранее, скажем так, наиболее нормальным, не радикальным представителям "геоэкономической партии" искать контактов с нормальными же представителями партии геополитической. К сожалению, время работает на разрыв российского политического сообщества как целого, и последний год показал, что никакого открытого пакта, держащегося на единой, разделяемой всеми сторонами системы ценностей быть уже не может. Соответственно то, что казалось мне 3 года назад возможным (см.: Российское аналитическое обозрение. 1997. Сборник дезинтеграция России. Статья "Трехпартийная система для России"), теперь немыслимо. Декларированные онтологические и аксиологические установки двух партий - геоэкономической и геополитической - настолько разнятся, что я не вижу, на чем кроме общих слов об абстрактном величии России они могли бы сойтись. Напомню, что прежде разные фланги российского общества, на словах по крайней мере, сходились друг с другом в признании оптимальности многополярно структурированного человечества. Теперь, когда от этой многополярности бегут все, как от чумы и в том числе ее прежние адепты, а непосредственно связанный с этой доктриной Примаков буквально выброшен из российской политики, мы имеем действительно две страны (Черняховский, Полис, 1997), одна из которых - РФ - исповедует геополитическую идеологию - философию (принудительной или добровольной) солидарности всех живущих на одной территории, а другая - РМ идеологию геоэкономическую - философию сегрегации тех, кто приобщился к глобальной экономике и тех, кто по психологическим, антропологическим, интеллектуальным, образовательным способностям сделать это не в состоянии.

Геоэкономическая партия нацелена на изменение прежнего миропорядка, ей ошибочно кажется и она пытается уверить всех, что миропорядок меняется сам, совершенно спонтанно, а не она изо всех сил толкает его к выгодным для себя переменам. В этом деле ей на помощь приходит закономерно усилившееся к концу века и тысячелетия недовольство миром, рожденным Новым временем, точнее эпохой модерна с ее рационализмом, в определенной степени секуляризмом, индивидуализмом и т.д. Модерном недовольны уже почти все по самым неодинаковым причинам: одни проклинают феномен нации-государства как порождение масонского Просвещения, атлантической цивилизации и т.п., другие высмеивают его как безнадежно устаревший в эпоху глобальных коммуникаций, для либералов в эту уходящую эпоху было слишком мало свободы, для консерваторов - слишком мало иерархии и порядка. Я в свою очередь предполагаю, что мир вообще устал от свободы, ему хочется чего-то иного, более острого на вкус, тайных элит, например. Вы замечаете, с какой страстью говорят об этих тайных элитах признанные с ними борцы? Так что запоздалый fin de siecle работает на "глобализацию" и в свою очередь "глобализация" с ее неопределенными перспективами является мощным стимулом для самых разнообразных надежд и чаяний, как грандиозно либеральных, так и немыслимо консервативных.

Если все-таки говорить не о РФ и РМ, а о России и российских национальных интересах, то она некоторым образом заинтересована в "глобализации" - именно для поддержания на плаву некоторой культурной инфраструктуры, будущее которой при приостановке данного процесса далеко не гарантировано. Поэтому в глобализацию нужно продолжать играть, но привносить в игру что-то свое, добиваясь расклада сил на своих, а не чужих условиях. Например, нужно усиливать идеологическую компоненту этой глобализации, доказывая необходимость не только культурного воздействия стран Севера на государства Юга, но и обратного процесса. Если глобализация, то до конца, до ее естественных логических пределов. Почему англичане не имеют права участвовать в выборах президента Соединенных Штатов, почему Мексика не может присоединиться к Техасу или Нью-Мексике или образовать еще один новый североамериканский Штат? России нужно входить в этот "глобализирующийся" мир, привнося в него идею глобального политического равенства и указывая на пороки Pax Democratica провозглашать свой идеал как глобальную демократию без разделения ведущих и ведомых.

С другой стороны, все в России вообще полетит вверх тормашками, если либеральную геоэкономическую партию в России не будет уравновешивать консервативная геополитическая с приматом всеобщей солидарности и постулатом цивилизационной особости. Конечно, если между двумя партиями не будет в какой-то форме сговора или некой координации и если геоэкономическая партия начнет формировать Россию под себя в форсированном режиме, то следствием такого положения вещей будет цивилизационный взрыв, который потом кто-то задним числом сочтет закономерным результатом мировых процессов.

19 марта 2000 г.


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |  
>