НЕЗАВИСИМЫЙ ОТКРЫТЫЙ УНИВЕРСИТЕТ А.П.Бутенко, А.В.Миронов СРАВНИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ В ТЕРМИНАХ И ПОНЯТИЯХ Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебного подобия для студентов высших учебных, заведений ( МОСКВА 1998 ББК 66 Б 93 Рецензенты: Варывдин В.А. к.ф.н., профессор Клоков В.Я. к.ф.н., доцент Бутенко А.П., Миронов А.В. Сравнительная поли- Б93 тология в терминах и понятиях. Учеб, пособие. - М.: НОУ, 1998. - 411с. Книга представляет собой краткое изложение поли- тологии как современной науки о политике посредством сравнительного анализа ее основных, наиболее часто упот- ребляющихся понятий с позиций отечественной и зарубеж- ной политической мысли. Предназначена для преподавате- лей, студентов вузов, всех, кто интересуется политикой. ISBN 5-89505-013-1 ББК 66 (c) АЛ.Бутенко, А.В Миронов, 1998 (c) Оформление издательства НОУ, 1998 ВВЕДЕНИЕ Предлагаемое читателю пособие "Сравнительная политология в терминах и понятиях" представляет собой изложение политологии как современной науки о политике посредством раскрытия ее основных, наиболее часто упот- ребляемых понятий, путем сравнительного анализа их с по- зиций отечественных и зарубежных авторов Сегодня, когда в стране сломались прежние стерео- типы мышления, а новые еще не до конца утвердились, ко- гда имеет место элементарная мировоззренческая дезори- ентация. особенно нужны не только студентам и преподава- телям, но и всем политически грамотным т активным граж- данам определенные научные ориентиры в сфере политики, а вместе с тем и представление о мировых стандартах в этой области. Хлынувший на книжный рынок поток по- литологической литературы своим многообразием школ, подходов и методов анализа способен скорее сбить с толку неискушенного читателя, чем помочь ему разобраться в сложных вопросах политики. Не иметь представления об этом многообразии взглядов, концепций т полити- ческого мышления нельзя, но вместе с тем читатель нужда- ется в ясных и четких ответах на перед ним во- просы или в возможности выбора вариантов ответов на во- просы. Стремясь помочь читателю авторы ставят собой задачу познакомить их с многообразием существую- щих в политологии школ, традиций и течений общественно- политической мысли. В целях развития самостоятельного мышления предлагаются различные варианты позиций и мнений как отечественных, так и зарубежных авторов. Чита- тель сам должен решить, какой из предлагаемых взглядов более убедителен, аргументирован и приемлем для него. Особенностью публикаций взглядов западных ученых явля- ется ознакомление с их авторскими концепциями в ориги- нале путем представления фрагментов и материалов из наиболее распространенных и авторитетных зарубежных изданий. Авторы-составители словаря-справочника выража- ют искреннюю благодарность всем, кто способствовал под- готовке данного издания: А. А. Колядко и Л.В.Фокиной за мно- гоплановую помощь в работе; А.Е.Дементьевой, Ф.Ш.Ошнаковой, Г.К.Ашину за замечания по рукописи, спо- собствовавшие ее улучшению; коллективу преподавателей и слушателей ИППК МГУ, в контакте с которыми сформиро- вались исходные позиции и сама идея словаря- справочника. 4 АВТОРИТАРИЗМ А АВТОРИТАРИЗМ (от лат. auctoritas - власть, влия- ние) - недемократический политический режим с эле- ментами личной диктатуры. Личная власть, или диктату- ра, правителя может быть ограничена парламентом (конституционная монархия в России после 1903 г.) или внешней коллегиальностью руководства (власть Н.Хру- щева после смерти И.Ста- лина, власть Л. Брежнева и К.Черненко в годы застоя). Если существующие ограни- чения личной диктатуры правителя не срабатывают или их нет, авторитаризм может выродиться в авто- кратию (от греческого autokrateia - самодержавие, самовластие), т.е. политиче- ский режим с неограничен- ным и бесконтрольным пол- новластием, одного лица (деспотии Древнего Востока, империи Рим, Византия, аб- солютные монархии Сред- невековья и Нового време- ни). Автократическими при- нято называть также некото- рые политические режимы фашистского типа. В современных демокра- тических политических сис- темах, связанных с парла- ментом и многопартийно- стью, где высшая исполни- тельная власть, в том числе и личная, (скажем, власть президента) находится так или иначе под парламент- ским контролем, чаще всего речь идет не о наличии ав- торитаризма режима личной власти, а об авторитарист- ских тенденциях (например власть генерала де Голля в V республике) Это же имеет место и в том случае, если страна с парламентской многопар- тийной демократией в силу особых условий (экономиче- ский кризис развал хозяйст- ва, межнациональные или межплеменные распри) или вводит чрезвычайное поло- жение, наделяя конкретное лицо, представляющее ис- полнительную власть весьма широкими полномочиями или подобное лицо само посте- пенно, шаг за шагом концен- трирует в своих руках основ- ные бразды правления. На протяжении длитель- ного времени, когда полито- логия как наука не призна валась в советском общест ве понятие "авторитаризм" не использовалось в инст- рументальных целях С на- 5 АВТОРИТАРИЗМ чалом перестройки М.Горба- чева ситуация стала посте- пенно изменяться. Ровно за два года до августовского путча 1991 г. в "Литера- турной газете" появилось интервью двух советских по- литологов И.Клямкина и А.Миграняна под интригую- щим заголовком "Нужна "железная рука"?", где со- держалась едва ли не пер- вая в стране трактовка авто- ритаризма и его роли в об- щественном развитии. Ин- тервью вызвало широкие от- клики. Но многие не замети- ли ни того, что А. Мигранян уже тогда ставил вопрос о введении чрезвычайного по- ложения ("требуется Коми- тет национального спасе- ния"), ни того, что, говоря об авторитаризме, авторы при- держивались разных позиций. И.Клямкин рассматривал авторитаризм как политиче- ский режим "железной ру- ки", являющийся условием перехода от дорыночной экономики к товарной, ры- ночной: "Переход от дото- варной экономики к товар- ной, - утверждал он, - к рынку, никогда и нигде, ни у одного народа не осуществ- лялся параллельно с демо- кратизацией. Политическим переменам всегда предше- ствовало более или менее длительное господство ав- торитарных режимов. Это подтверждает вся мировая практика и XVIII, и XX века". В отличие от И.Клям- кина, А.Мифанян заявлял, будто существует нечто вро- де закономерности самого политического развития, что авторитаризм - условие перехода, переходный ре- жим в движении от тотали- таризма к демократии. "Признать объективную не- обходимость усиления вла- сти при переходе от тотали- тарного режима к демокра- тии вовсе не значит быть в восторге от авторитаризма. Но коли переход к демокра- тии - и в этом я глубоко убежден - лежит только че- рез это..." Возникшая по поводу этих толкований дискуссия не касалась взглядов И.Клямкина, ибо вряд ли можно оспаривать вывод, что беды и катаклизмы пер- воначального накопления, если при этом население хо- тят держать в узде, не давая конфликтам вылиться в гра- жданскую войну, требуют сильной власти (хотя вряд ли точно говорить об усиле- нии власти при переходе от тоталитаризма к авторита- ризму). Другое дело - пози- ция А.Миграняна. Многие быстро заметили отсутствие логики в его рассуждениях: не ясно, на каких основаниях следует считать, что тотали- 6 АВТОРИТАРИЗМ тарная власть "слабее" ав- торитарной? А если так, то можно ли вообще призна- вать "объективную необхо- димость усиления власти при переходе от тоталитар- ного режима к демократии", что является исходным пунктом в рассуждениях А.Миграняна? В ходе дискуссии было показано, что тоталитаризм и авторитаризм - отнюдь не демократические формы правления, но между ними налицо весьма существен- ные различия. Это, как гово- рят в Одессе, "две большие разницы". Если тоталита- ризм характеризуется все- общим (тотальным) порабо- щением человека власть имущими, что приводит в конце концов к исчезнове- нию грани между политиче- скими и неполитическими сферами жизни (языкозна- ние, например, становится политикой), абсолютно вся деятельность общества ока- зывается регламентирован- ной, во всем требуется еди- нодушие и единомыслие ("чем меньше своих мнений, тем больше единомышлен- ников*) то авторитаризм здесь имеет свои черты "Авторитарный же режим - отмечал А.Мигранян, - хотя и концентрирует всю власть в одних руках допускает размежевание и даже поля- ризацию сил и интересов При этом не исключаются определенные элементы демократии - выборы пар- ламентская борьба. Правда, все это строго регламенти- руется". И далее "При ав- торитарном режиме общест- во расслаивается и вызре- вают различные интересы И вот в тот момент когда но- сители их готовы кинуться друг на друга; чтобы пере- грызть глотку, "сильная ру- ка" не допускает до этого Так постоянно создаются условия для гармонизации интересов, а значит, для де- мократических реформ" Не будем спорить о том, явля- ется ли все это "гармони- зацией интересов" более важно другое. Прежде всего нельзя со- гласиться с наличием неко- торой закономерности, как считает А.Мигранян, в том смысле, что история отнюдь не одновариантна, а потому трудно предположить, что в любых условиях авторита- ризм как "железная рука" как твердая власть одного человека - это единствен- ная возможность для вхож- дения и в рынок, и в демо- кратию. Совсем другое дело, ес- ли речь идет о том, что сра - зу перейти от тоталитаризма к демократии невозможно необходимо определенное 7 АВТОРИТАРИЗМ время и на разрушение то- талитарных структур, и на введение демократических, необходимо время и для пе- рестройки общественного сознания, для становления разноплановых предпосылок или устоев демократии. Из этого вытекает, что на пути от тоталитаризма к демокра- тии неизбежно будет какой- то этап, когда некоторые то- талитарные опоры и струк- туры уже рухнули, разруше- ны, а другие продолжают функционировать, когда в одних сферах общество уже руководствуется демократи- ческими нормами и сознани- ем, а в других все еще про- должает следовать нормам и правилам тоталитарного общества. Однако есть ли основания политический ре- жим подобного рода считать авторитаризмом, если это смесь еще не исчезнувших устоев тоталитаризма и еще только становящихся эле- ментов демократизма? Ви- димо, лучше сказать, что здесь возникают переход- ные политические режимы, сходные с авторитаризмом и могущие стать причиной действительного утвержде- ния авторитаризма. Понятия "авторитарная власть"* и "тоталитаризм" очень часто путают, но они все же означают разные ве- щи. Авторитарная власть - это система правления, при которой власть осуществля- ется конфетным лицом при минимальном участии наро- да. Этим лицом может быть и семья - в этом случае ав- торитарный режим называ- ется абсолютной монархией. Это может быть какой- нибудь социальный класс, как в странах с либеральной монархией, где страной пра- вит король, опирающийся на дворянство; или же элитная демократия, при которой у власти находятся несколько выдающихся личностей. В качестве такого лица может выступать и сильная поли- тическая партия, основная задача которой состоит в том, чтобы в случае необхо- димости обеспечить нацио- нальную солидарность. Подобная однопартий- ная система распространена в развивающихся странах Африки, Азии и большей части Латинской Америки. Но устанавливается автори- *Данная статья - извлечение из американского учебника по полито- логии: Майкл Дж.Роскин и др. Вве- дение в политологию. Нью-Джерси, 1988. 8 АВТОРИТАРИЗМ тарная система правления с помощью армии. Авторитарное прави- тельство не пытается кон- тролировать все сферы че- ловеческой деятельности, оно обычно не вмешивается в экономические, социаль- ные, культурные, религиоз- ные и семейные вопросы. Философию авторитаризма резюмировал король Генрих V в одной из шекспировских пьес, сказав: "Обязанности каждого подданного - это собственность короля, но душа каждого подданного - это его личная собствен- ность". Однако это отнюдь не означает, что при автори- тарных режимах возможна личная свобода. Авторитар- ная власть представляет общество в виде некой ие- рархической структуры с особым звеном управления, которым руководит один правитель либо определен- ная группа. Власть, подчи- нение и порядок ценятся при авторитарной системе прав- ления больше, чем свобода, согласие и участие народа. Поэтому граждане повину- ются законам и платят нало- ги, не принимая участия в их обсуждении. Даже если в авторитарном государстве и существуют демократиче- ские институты, реальной силы в обществе они не имеют. Законодательные уч- реждения в таких государст- вах не более, чем "печать", которую ставят на докумен- ты, принятые правящей вер- хушкой. Теория и практика авторитарного правления были выражены Людовиком XIV, который заявил "Государство - это я!" Франкистская Испания 1939-1975 гг. являлась "традиционным авторитар- ным государством", а не то- талитарным государством, так как каудильо (руково- дитель) был заинтересован больше в политической пас- сивности и подчинении, чем в активном участии народа в осуществлении своих пла- нов. У Франко и ею сторон- ников не было четком идео- логической теории, пресса и экономика в какой-то степе- ни были свободными Ж Киркпатрик, политолог и постоянный представитель США ори ООН во время президентства Р. Рейгана считала, что между тотали- тарными и авторитарными режимами правления суще- ствуют четкие различия. Ав- торитарный режим (как, на- пример, в Аргентине или Бразилии) допускает некото- рые изменения, но как толь- ко в стране укореняется то- талитарный режим (напри- мер, коммунизм), никакие изменения уже невозможны. 9 АВТОРИТАРИЗМ И Аргентина, и Бразилия в итоге вернулись в 80-х годах к демократической системе правления. Авторитарная система правления и развивающиеся страны. Пожалуй, наиболее значительным политическим событием с конца Второй мировой войны стал распад бывшей колониальной сис- темы на независимые госу- дарства. Большей частью идеология борьбы за нацио- нальную независимость бы- ла основана на принципах, провозглашенных Деклара- цией независимости США и французской Декларацией прав человека и гражданина. Однако после завоевания независимости этими госу- дарствами демократия там долго не продержалась. По- литическая культура наро- дов, которые не знали само- управления и самоопреде- ления, плохо сочетается с политической демократией. А демократия западного об- разца характеризуется ин- дивидуализмом, который в большой степени обуслов- лен рыночной системой эко- номики при капитализме, ос- нованной на личной конку- ренции. Развивающиеся страны имеют доиндустри- альную, традиционно аграр- ную экономику, в шторой семейные и племенные свя- зи значат гораздо больше. чем личная конкуренция и самообогащение. Практиче- ски во всех этих странах уровень образования и на- ционального дохода низок, и большинство населения просто ведет борьбу за вы- живание... Большинство развиваю- щихся стран отвергли и де- мократию западного образ- ца, и тоталитарно-комму- нистический путь развития, выбрав свой собственный путь развития, который за- ключается в господстве в обществе какой-то одной партии. В Зимбабве в 1980 г. было две партии, но вскоре оказалось, что наличие в стране двух партий приводит к вражде племен и к парти- занской войне. Р.Мугабе, лидер наиболее многочис- ленной партии, при помощи воинов одного из основных племен совершил переворот и установил однопартийную систему правления, заявив, что он не видит другого пути к национальному единству и что Зимбабве останется де- мократическим государством и при однопартийной систе- ме правления. Используя та- кие же доводы, многие стра- ны третьего мира и сами не заметили, как превратились в авторитарные государства. Они сохраняют относитель- ную стабильность, но дости- 10 АНТИТОТАЛИТАРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ гается это путем ущемления политических свобод и сво- боды прессы, а также с по- мощью единовластного правления. АНТИТОТАЛИТАРНАЯ РЕ- ВОЛЮЦИЯ - процесс ра- дикального разрушения то- талитарных порядков и пе- рехода к демократическому устройству общественной жизни. В зависимости от специфики разрушаемого тоталитаризма антитотали- тарные революции бывают антифашистскими, постком- мунистическими и т.п. Наи- более заметный след в ис- тории XX в., его последних десятилетий оставили анти- тоталитарные посткоммуни- стические демократические революции в Советском Союзе и других странах "реального социализма" Общую природу этих рево- люций, их наиболее фунда- ментальные черты лучше всего рассмотреть на при- мере антитоталитарной ре- волюции в бывшем СССР. Тот революционный про- цесс преобразований, кото- рый обрел характер антито- талитарной посткоммуни- стической демократической революции, вырос в СССР из перестройки М. Горбаче- ва, начатой в апреле 1985 г. как средство "обновления социализма". Эта неорди- нарная антитоталитарная революция имеет две прин- ципиальные особенности. Во-первых, она разверну- лась в условиях специфиче- ского псевдокоммунистиче- ского тоталитаризма, свя- занного с эволюцией едино- властия коммунистической партии. Во-вторых, она про- текала в "первой стране со- циализма", что существенно важно: здесь впервые под видом революционных со- циалистических преобразо- ваний были разрушены об- щечеловеческие механизмы прогресса и создано обще- ство казарменного псевдо- социализма - эксплуата- торское и угнетательское общество-монстр, заповед- ник партийно-государствен- ной бюрократии, находя- щееся вне прогресса циви- лизации, не в экономиче- ском кризисе, а в социально- экономическом тупике. Поэтому самая глубокая сущность развертывающей- ся в таких условиях револю- ции заключается в разруше- нии политических и эконо- мических структур, за- крепляющих состояние со- циально-экомического ту- пика, в возвращении на путь прогресса. Рассматривая направленность революции с этой стороны, нужно под- черкнуть, что по своему 11 АНТИТОТАЛИТАРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ объективному смыслу это - не процесс реставрации ка- питализма, хотя есть силы, которые пытаются превра- тить ее именно в такое бур- жуазно-демократическое преобразование (и после ту- пикового казарменного псев- досоциализма даже такой переход прогрессивен). По объективному историческо- му содержанию, по природе сущностных тенденций это - революция возобновле- ния механизмов прогресса, разрыва с тупиковой линией эволюции, возвращения в лоно развивающейся циви- лизации. Очевидно, что та- кая революция, если ее не остановит на полпути, гораз- до более глубока по своему социальному содержанию, чем любой из когда-либо со- вершавшихся переходов, а ее конечный итог может быть весьма впечатляющим. Если общую антитотали- тарную, противотупиковую направленность рассматри- ваемых революционных пе- ремен конкретизировать, то объективное социально- экономическое содержание этих революций, взятых в своих главных чертах, сво- дится к тому, чтобы, во- первых, покончить с тотали- тарными однопартийными политическими режимами, для чего необходимо сверг- нуть господство номенкла- турной бюрократии, которая здесь узурпировала полити- ческую власть трудящихся, и возвратить властные функ- ции самому народу; во- вторых, разрушить тупико- вые экономические структу- ры мобилизационной эконо- мики и казарменного псев- досоциализма, структуры, связанные с бюрократиче- ским огосударствлением средств производства и их отчуждением от трудящихся; но, разрушая эти структуры путем разгосударствления и приватизации, необходимо создать смешанную эконо- мику рыночного типа, что- бы таким путем воссоздать механизмы естественно- исторического прогресса, вывести общество из соци- ально-экономического тупи- ка, возвратить его в лоно цивилизации; в-третьих, реализовать материальные, политические и духовные интересы большинства, обеспечить права и свободы граждан, наций и народов. Таков объективный смысл этих революций. Но, как известно, ход и исход любой революции за- висит не только от объек- тивных причин, лежащих в ее основе реальных проти- воречий. Он в огромной ме- ре зависит и от субъективно- го фактора: общественного сознания, организованности 12 АНТИТОТАЛИТАРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ и борьбы общественно- политических сил. В резуль- тате сначала коммунистиче- ской, а затем демократиче- ской пропаганды в бывших странах "реального социа- лизма" господствовали и господствуют мифы, глав- ным из которых является миф, будто в этих странах потерпел фиаско социализм. Однако это - прокоммуни- стическая ложь, воспроиз- водящая выводы коммуни- стических съездов и утвер- ждения партийно-государст- венной бюрократии о по- строении в этих странах со- циализма. Ни один уважаю- щий себя социолог или по- литолог никогда не согла- сится с тем, что общество, в котором и политическая власть, и средства произ- водства отчуждены от тру- дящихся (общепризнано, что именно таким было положе- ние во всех этих странах), может считаться социали- стическим. Однако миф о крушении здесь социализма, подорвав влияние социали- стической идеи, привел к тому, что во всех странах "реального социализма" трудящиеся временно ли- шились своей идеологии и политических партий, выра- жающих и защищающих их интересы. Этим не замедли- ли воспользоваться демо- кратические приверженцы капитализма, сделавшие все, чтобы придать револю- ционным преобразованиям капиталистическую направ- ленность. Как показывает опыт стран Восточной Европы, революции здесь разверты- вались так. Во-первых, на- род одержал победу, низло- жив тоталитарную власть возглавляемой коммуниста- ми партийно-государствен- ной бюрократии, но закре- пить победу в свою пользу народу не удалось - отби- раемая у номенклатуры по- литическая власть попала не в руки трудящихся, а в руки политической элиты пробур- жуазной ориентации. Во- вторых, под давлением не- довольства масс, отчужден- ных от средств производст- ва и отвернувшихся от усто- ев казарменного псевдосо- циализма и мобилизацион- ной экономики, совершился поворот к СМЕШАННОЙ ры- ночной экономике, способ- ной вывести страну из соци- ально-экономического тупи- ка, вернуть ее в лоно циви- лизации, но при этом вос- станавливаются капитали- стические механизмы про- гресса, сохраняющие отчуж- дение трудящихся от средств производства. В- третьих, под прессом народ- ного недовольства рухнула прогнившая бюрократиче- 13 АНТИТОТАЛИТАРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ская псевдореализация эко- номических, политических и духовных прав трудящихся; ей на смену приходит обыч- ная система прав и свобод граждан и наций обычного буржуазно-демократического общества. В бывшем Советском Союзе события августа 1991 г., означавшие фронтальное поражение партийно-госу- дарственной бюрократии, в своем развитии привели страну уже ко второму - де- кабрьскому - перевороту, упразднившему СССР и от- крывшему новый этап в раз- витии качественных перемен и вызванном ими распаде страны. Перемены в России и других республиках- государствах по своему ходу и исходу (разному в разных государствах) зависят от то- го, какие общественно- политические силы будут ру- ководить ими, чьи интересы окажут решающее воздейст- вие на характер преобразо- ваний. В России уже про- изошла смена политической власти: партократов заме- нили демократы, стремя- щиеся сегодня договориться с частью номенклатуры о дележе власти и смене прежней формы эксплуата- ции - государственно-бюро- кратической на "новую" - капиталистическую. Такой исход возможен, но не пре- допределен. Если подгоняе- мое нуждой и бедами перво- начального накопления боль- шинство тружеников активно и сознательно включится в ход борьбы, защищая свои коренные интересы, то это может придать переменам глубокий революционно- массовый характер, наце- ленный на преодоление всех форм отчуждения каж- дого человека от собствен- ности и власти. Антитоталитарная рево- люция* - После смерти Брежнева в 1982 году пони- мание необходимости пере- мен, реформ и серьезного обновления достигло, нако- нец, политически значимого размаха. Но уже было поте- ряно впустую более двух де- сятилетий. В результате эффект наследия, которое необходимо было преодо- леть, стал кумулятивным и массированным. Единодушие во мнении о необходимости реформ, яв- ляясь на сегодняшний день компромиссом, маскирует существенные разногласия относительно многого в прошлом. Этот компромисс *Данная статья - извлечение из кн Бжевинский 3. Большой про- вал. Рождение и смерть коммуниз- ма в двадцатом веке Нью-Йорк, 1989 14 АНТИТОТАЛИТАРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ имел двойной эффект. С од- ной стороны, он позволил открыто и широко критико- вать сталинскую эпоху. Бла- годаря этому советский опыт и советская модель были еще более дискредитирова- ны во всем мире. С другой стороны, увековечивание то- талитарной в основе своей системы за счет сохранения не только партии ленинского образца с её притязанием на единственно верное по- стижение законов историй, но и сохранение основных институтов государства ста- линского типа крайне уменьшало масштаб потен- циальных реформ. У Горбачева не было иного выбора, кроме как ут- верждать, что перестройка зиждется на ленинизме, ко- ренится в нем и являет со- бой подлинное его возрож- дение. Вольно или неволь- но, но Горбачев вливал но- вую кровь в тяготение пра- вящей элиты к марксизму с заложенными в нем притя- заниями коммунистов на об- ладание абсолютной исти- ной и стремлением к то- тальной власти. В этом и со- стоит суть ленинизма, кото- рая сделала сталинизм не- избежным. Все это говорит о том, что политические препятст- вия на пути подлинной пере- стройки не только чрезвы- чайно велики, но, вероятно, и непреодолимы Разрыв с ленинским наследием по- требует коренной переоцен- ки природы правящей пар- тии, её исторической роли и вопроса о её легитимности. Иными словами, подлинный разрыв потребует отказа от основной посылки коммуни- стической доктрины, а имен- но - от утверждения, что может быть создана совер- шенная общественная сис- тема посредством политиче- ского принуждения, которая подчиняет общество госу- дарству, действующему как всезнающий представитель истории. В сущности, перед со- ветским руководством стоит неразрешимый исторический парадокс: чтобы восстановить престиж коммунизма, СССР должен отречься от боль- шей части своего коммуни- стического прошлого как в теоретическом, так и в прак- тическом смысле. Ключевой вопрос в том может ли советская система успешно развиваться в бо- лее плюралистический орга- низм, такой, который спосо- бен дать большему социальному и экономиче- скому творчеству и этим обеспечить СССР действи- тельную конкурентоспособ- ность на мировой сцене. От 15 АНТИТОТАЛИТАРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ответа на этот вопрос зави- сит не только судьба Совет- ского Союза как великой державы, но также и пер- спективы коммунизма в бо- лее широком смысле. Тепе- решнюю кутерьму можно, вероятно, считать признаком такого изменения, но она также может быть и первой стадией прогрессирующего распада самой советской системы. <...> Развязанные Горбаче- вым силы превращают пе- рерыв исторической преем- ственности в более вероят- ное явление, нежели сохра- нение её. Следовательно, любой анализ будущего коммунизма в СССP зависит от ответа на вопрос: являет- ся ли политика Горбачева сигналом обновления ком- мунизма или она - свиде- тельство его эрозии? Не- смотря на риторику Горба- чева относительно жизнен- ной силы коммунизма, ответ на этот вопрос указывает в сторону эрозии, а не обнов- ления. В тех пределах, в ка- ких перестройка привела к каким-то ощутимым переме- нам, таковые перемены яв- ляются отходом от догматов марксизма-ленинизма как в теории, так и на практике. В Восточной Европе и Китае, где реформы более ощути- мы, а также смелее... и прагматичнее, эта тенден- ция еще более очевидна. Основное направление развития современных ком- мунистических систем, вклю- чая и советскую, - отказ от того, что когда-то считалось сущностью коммунизма. В области экономики - прин- цип государственной и об- щественной собственности в сельском хозяйстве, в сфере обслуживания и даже в про- мышленности выбрасывает- ся за борт или ищутся раз- личного рода компромисс- ные решения. Идет также наступление и на централь- ное планирование и ценооб- разование, наблюдается, пусть и неохотное, продви- жение в сторону каких-то форм рыночного механизма. В сфере политики - разва- ливается система тотально- го коммунистического кон- троля над средствами ин- формации. Идеологическая обработка уступает место сворачиванию идеологиче- ских усилий перед лицом "чужих" влияний. В раде коммунистических стран идет наступление на господ- ство одной единственной партии в сфере политиче- ской жизни общества. В су- щественной степени неза- тронутой остается лишь коммунистическая монопо- 16 АНТИТОТАЛИТАРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ лия на рычаги политической власти. Таким образом, комму- низм в историческом смысле отступает. Приведет ли это отступление к экономически более продуктивным и поли- тически более плюралисти- ческим системам? Ответ на этот вопрос различен в при- менении к разным странам. Относительно СССР тут уместно скептическое отно- шение. Антидемократиче- ское ленинское наследие, многонациональный харак- тер государства и глубоко укоренившиеся централист- ские традиции - все это в совокупности работает на подрыв восприимчивости общества "с реальной пере- даче ему политической и административной власти и препятствует позитивному развитию. Из четырех альтерна- тивных исходов успех плю- рализма в СССР наименее вероятен. Первый - затяж- ной, но не принимающий решительных форм систем- ный кризис, длящийся без какого-либо четкого разре- шения более десятка лет и периодически отмечаемый взрывами общественного негодования со стороны вce более недовольных эконо- мическим положением го- родских масс и особенно со стороны политически более беспокойных народов СССР. Вторая возможность - это возобновление стагнации после того, как волнения в конце концов пойдут на слад." и централистские тен- денции, коренящиеся в рус- ском прошлом, вновь утвер- дят себя. В каши-то момент это может привести к треть- ей возможности - перево- роту, организованному воен- ными и КГБ (может, даже в сочетании с преждевремен- ной кончиной Горбачева) и оправданному в глазах об- щественности эмоциональ- ным призывом к великорус- скому национализму. Чет- вертый потенциальный ис- ход, вероятность которого на данной стадии является наименьшей, - это конеч- ная трансформация затяж- ного кризиса в несомненную и явную гибель режима. По- следний исход может при- вести также к распаду СССР на части, неизбежно вызвав широкомасштабные нацио- нальные и этнические меж- доусобицы. Наиболее вероятный ис- ход - затяжной, но не при- нимающий решительных форм кризис, который в кон- це концов может привести к возврату состояния стагна- ции, - еще более углубит общий кризис коммунизма, будет способствовать уве- личению различий между 17 АНТИТОТАЛИТАРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ коммунистическими государ- ствами и ускорит процесс идеологического распада. Он также неизбежно увели- чит межнациональные тре- ния в СССР, одновременно усиливая сепаратистские устремления. Единственно конструк- тивным решением все уси- ливающегося национального распада СССР (решением, совместимым с провозгла- шенными целями пере- стройки, т.е. экономической децентрализацией и полити- ческим плюрализмом) явля- ется не насильственный возврат к имперскому Со- ветскому "союзу", но дви- жение в сторону подлинной Советской конфедерации. Однако действительно доб- ровольная конфедерация, вероятно, более уже не яв- ляется практической воз- можностью, учитывая подъ- ем национальных чувств на- родов СССР. Военно-полицейский пе- реворот, нацеленный на прекращение затяжного кри- зиса и восстановление цен- трализованного господства, будет тоже способствовать - а может быть даже и ус- корит - отмирание комму- низма в международном масштабе. При данных об- стоятельствах, когда идео- логия стала по преимущест- ву ритуалом, а национализм становится все более напо- ристым, переворот ради восстановления более эф- фективного централизован- ного контроля, даже если он и будет формально оправ- дан ссылками на доктрину, должен будет - ради поли- тической его легитимизации - активизировать национа- листические сантименты русских. Это может дать Мо- скве необходимую народную поддержку для подавления националистических движе- ний других народов. Но со- мнительно, чтобы без воз- врата к сталинским методам можно было полностью ис- коренить эти национальные движения. Националистиче- ские страсти уже вырвались из ящика Пандоры. В век национализма крышку этого ящика уже невозможно дер- жать на глухом запоре. Все варианты будущего предвещают, что СССР бу- дет отступать от коммуниз- ма. 18 БУНТ Б БУНТ - спонтанный взрыв негодования граждан, выхо- дящих из повиновения, сти- хийно разрушающих преж- ние порядки. Где бы ни вер- шилась история, какие бы общественные устои не под- вергались ломке и замене - феодальные или буржуаз- ные, фашистские или псев- досоциалистические - в ос- нове подобных изменений всегда лежат интересы гра- ждан и их противоречия, по- зволяющие или не позво- ляющие реформировать общественные порядки, не доводя дело до взрыва. В том случае, когда власть имущие по тем или иным причинам не считаются с ин- тересами населения, не ре- формируют отжившие по- рядки, накапливается недо- вольство граждан, начина- ется движение масс, "наинижайших низов обще- ства", из чего может вырас- ти или сознательно органи- зованная революция ( рево- люционный переворот) или лишенный "руководящей идеи" протест, взрыв, бунт. Было бы нелепо думать, будто в условиях, когда тот или другой общественным строй или политическое уст- ройство отжили свое или зашли в тупик, когда народу, гражданам невмоготу, когда они оказываются доведен- ными до крайней черты от- чаяния, обязательно свер- шается революция, созна- тельно сметающая отжив- шие порядки и устанавли- вающая новые, приемлемые для народа, для активизиро- вавшихся граждан. Нет у истории не столь однознач- на логика и не настолько просты решения Можно утверждать, что есть два варианта, две принципиально различаю- щиеся линии развития, по- рождаемые нуждой и безыс- ходностью положения, от- чаянием масс. Каждая из них имеет логику в од- ном случае - стихийный протест, непримиримый ни- гилизм и кровавый бунт; в другом - осмысленное про- тивостояние, освободитель- ная борьба и социальная революция. Где и почему расходится бунт и револю- ция, толпа и народ? Почему недовольство граждан в од- ном случае выливается в пустой нигилизм и диктат толпы, а в другом - высту- пает как революционное от- рицание и власть народа? 19 БУНТ Чтобы крайняя нужда и отчаяние масс переросли в революцию, должно быть еще понимание происходя- щего, "руководящая идея", должна быть организующая сила, способная вобрать в себя и аккумулировать рас- тущее недовольство народа, готовая направить стихий- ный протест масс в нужное русло и против действитель- ных врагов прогресса, прив- нести в ряды поднявшихся на борьбу осознание сло- жившейся кризисной ситуа- ции и путей выхода из нее, т.е. ясное понимание цели в средств её достижения. Ко- гда же этого нет, чаще всего реализуется второй вариант. Конечно же, и народ, и толпа - это люди, опреде- ленная сумма людей. Но не толпа, а именно народ - творец истории, его интере- сы, требования и действия определяют социальный прогресс. Причем, если го- ворят: "народ требует", это вовсе не означает, что тре- бует весь народ, все состав- ляющие его люди. И тем не менее, когда говорят: "толпа требует", это совсем не од- но и то же, что "народ тре- бует". В чем разница? Раз- ница в характере требова- ний, в их связи с глубинными потребностями обществен- ного развития, с интересами огромных масс населения Ведь народ - объектив- ная общность людей, ре- шающая часть населения, действия которой опреде- ляются - долговременными глубинными интересами ог- ромных масс населения. Именно они, реализуя эти свои интересы в соответст- вии с социальными закона- ми, вершат историю. Весь народ состоит из социаль- ных групп, классов, отдель- ных индивидов определен- ной национальности. Поэто- му ясно, что толпа не отде- лена китайской стеной от народа, она тоже часть на- селения или народа, причем у каждого представителя толпы как принадлежащего к конкретной социальной груп- пе, страте или классу есть определенные глубинные интересы, но вовсе не они определяют его принадлеж- ность к толпе, вхождение в нее, ибо толпа отличается иными качествами. По своему существу толпа - одна из самых примитивных форм соци- ального объединения и дей- ствия, особенно присущая "наинижайшим низам обще- ства", чаще всего задавлен- ным и политически неопыт- ным массам, просыпающим- ся к активным действиям. Толпа может образоваться из представителей любого класса и самых разных 20 БУНТ классов. Ибо по своему со- ставу, по своему существу толпа - это группа людей, соединившихся ради кон- кретной цели, действующих по вполне определенным законам социальной психо- логии. Чаще всего толпа ха- рактеризуется тем, что со- ставляющие её люди не имеют устойчивых общих интересов, их объединяют сиюминутные устремления, а потому их объединение во многом косит случайный ха- рактер, хотя и возникает, как правило, в условиях нарас- тающего общего недоволь- ства масс. В толпе всегда есть вожак или лидер, вы- двигающий цели толпы и направляющий ее действия. Индивид, захваченный пси- хозом толпы, участвующий в её акциях, находит в этом форму своего социального самоутверждения, своей не- посредственной включенно- сти в социальную деятель- ность, своей осязаемой при- частности к коллективу, его общественной силе, стано- вится "этой силы частицей". Толпа умножает силы инди- вида, освобождает его от личной ответственности за свои действия, придает ему мощь коллектива силу его организованности. Говорят, что народ и толпа отличаются также тем, что действия народа пред- сказуемы, а толпы - нет. С этим нельзя согласиться ибо действия толпы во мно- гом объясняются природой её возникновения и прису- щими ей чертами. Когда лю- ди становятся толпой? Это зависит не от их количества и даже не от уровня спло- ченности, а от характера их группового поведения. Ко- гда-то существовало ныне забытое слово - "толпыга", обозначавшее тех, кто тол- пится, "кучкуется", лезет в толпу, создает ее своим по- ведением. В чем его суть? Социальная психология, за- нимающаяся этими пробле- мами, давно обнаружила что индивид ведет себя в толпе совсем иначе, чем действуя самостоятельно, причем действия толпы во- все не облагораживают ка- честв составляющих ее ин- дивидов, а наоборот. "Я всегда думал, - писал рус- ский философ П.Чаадаев, - что что инстинкты масс беско- нечно более страстны, бо- лее узки и эгоистичны, чем инстинкты отдельного чело- века, что так называемый смысл народа во- все не есть здравый смысл, что не в людской толпе рож- дается истина, что ее нельзя выразить числом..." Во всем этом нет ничего удивительного поскольку толпе нужны общие цели 21 БУНТ для общих действий, цели, понятные для всех участни- ков, постольку для нее ха- рактерны простейшие реше- ния, а мысли и эмоции тол- пы "усредняются" на самом примитивном уровне, на ко- тором только и возможно сплочение всей группы в толпу, готовую к совместным действиям по принципу "делай, как все". Не удиви- тельно и то, что "разношер- стность" объединяющихся в толпу людей создает у них иллюзию "народа в миниа- тюре". Чем больше толпа, тем больше кажется её уча- стникам, что она сама и есть народ. Безнаказанность, мо- ральная раскрепощенность, а точнее аморальная вера каждого участника толпы и бунта, действующего "как все", что он ни за что сам не отвечает, соединенная с ил- люзией, что толпа и есть на- род, хорошо понимающий, что справедливо, а что не- справедливо, превращает толпу в крайне опасное ору- дие самосуда, насилия, по- грома, бунта, в качестве ко- торого она и использовалась во все времена. А в чем различие народа и толпы, революции и бунта? Первое: неодинаковы причины, поднимающие на- род на революцию и толпу на бунт. Народные массы приходят в революционное движение под воздействием долговременных факторов - снижения жизненного уровня, отсутствия полити- ческих свобод и т.п. У толпы же иная динамика: у каждого её участника свои причины, приведшие его на улицу, а значит, будучи случайным объединением людей, толпа может быть сплочена её во- жаками, если вместо причин возбудившего всех события говорить о том, кто виноват? А если враг найден, можно не сомневаться, каким будет действие бунтовщиков. Второе: различается и цель действий. Революци- онный процесс хотя и несет в себе деструктивный, раз- рушительный элемент, на- правленный на устранение сил реакции, его общее со- держание конструктивно, со- зидательно. Ведь любая ра- дикальная революция на- родных масс совершается во имя спасения, сохране- ния и умножения уже соз- данных обществом произво- дительных сил. В противо- положность этому бунт тол- пы всегда деструктивен, разрушителен, он не на- правлен ни на какое созида- ние, его цель заложена в нем самом, в его разруши- тельных акциях. В бунте со- циальная энергия толпы расходуется не на созида- тельные цели, не на расчи- 22 БУНТ стку пути в будущее, а на сиюминутное самоудовле- творение, ибо здесь разру- шение само по себе высту- пает и как средство самовы- ражения, самоутверждения, и как форма выхода нако- пившегося недовольства, т.е. разрушение является начальной и конечной само- целью бунта как формы дей- ствия толпы. Третье: далеко не сов- падают в обоих случаях формы организации и ре- зультаты действий. По- скольку в революции масс возобладают не деструктив- ные, а конструктивные тен- денции, положительная цель, созидание, то именно этой цели подчинены и формы организации масс, что проявляется как раз в том, что участники револю- ции следуют определенной "руководящей идее" с ней соразмеряют свои действия и их организацию. Над всем доминируют не эмоции, а мысли, поставленная с са- мого начала цепь. В бунте же, напротив, возобладают не мысли, а эмоции, а сам бунт и есть разгул необуз- данных эмоций, гнева, не- приязни, нигилизма как про- дукта взаимной индукции, "трения людей в толпе", ве- дущих к безумным поступ- кам. Отсюда: "Не дай Бог, видеть русский бунт, бес- смысленный и беспощад- ный". Бунт*. Приступая к рассмот- рению русской революции, мы должны сразу же отме- тить, что русское развитие было еще более деформи- рованным, чем немецкое, деформировано различными историческими европейски- ми течениями как влево, так и вправо. Действительно, если немцы унаследовали только французский опыт, то русские унаследовали как немецкий, так и француз- ский, как левые идеи, так и практику консервативного характера, как Маркса, так и Бисмарка. <... > В какую форму могла об- лечься революция в подоб- ном обществе, т.е. при ста- ром отсталом режиме? Ос- новная революция западно- го типа, как мне кажется, была полностью исключена вплоть до конца XIX в. В су- ществовавшей русской мо- нархии еще не было различ- ных социальных слоев, ко- торые бы поэтапно могли включиться в процесс ради- кализации революции, что составляет характерность великой революции. Следо- *Данная статья - извлечение из книги:Martin Matia. Understanding the Russian Revolution L. 1985 23 БУНТ вательно, единственной возможной формой револю- ции в России был крестьян- ский бунт, слепое и разру- шительное крестьянское восстание. Но крестьянский бунт от- нюдь не схож с большой ре- волюцией западного типа, поскольку он является пол- ностью отрицательным и разрушительным. Бунт на- правлен против государства и дворянства, но сам он соз- дать ничего не может, и ме- нее всего - новое общество. Я позволю себе сделать в этом месте широкое обобщение: в принципе кре- стьянские общества неспо- собны (разве что на уровне швейцарского кантона) к созданию и управлению го- сударством. Крестьянство является производящим классом, но, по причине сво- его рассеяния, низкого куль- турного уровня, говоря исто- рически, оно всегда было неспособно (за исключением некоторых горных швейцар- ских долин) организовать го- сударство, способное функ- ционировать на большой территории. Для этого дос- таточно взглянуть на рес- публику казахов (по большей части, эта республика была иллюзией). Единственный тип общества, который рус- ские крестьяне смогли соз- дать, была казацкая респуб- лика на Украине, в облаcти Дона, другая - на Кубани и т.д., но эти общественные явления представляли из себя примитивные военные общества, общества маро- деров степного типа. Эти республики были весьма ие- рархичными и далеко не на- родными (народными они были лишь вначале), К тому же эти общества не были ни стабильными, ни хорошо ор- ганизованными. Тем не ме- нее, они были единствен- ными, вышедшими из бунта, которые русским крестьянам удалось создать. Но в ос- тальном русский бунт, начи- ная от Смутного времени до Пугачева, остается разруши- тельным, исключительно от- рицательным, отвергающим государство и любую соци- альную структуру. Следова- тельно, в той мере, в какой бунт добивается успеха, он сеет повсюду беспорядок и анархию. И в такой ситуации возникают лишь два воз- можных выхода: либо соз- дание окраинной казацкой республики в приграничных областях, либо авторитар- ная военная реставрация, сильная власть внутри стра- ны. Наиболее убедительное доказательство этого поло- жения мшено извлечь из пе- риода Смутного времени в XVII веке: единственный раз Россия пережила револю- 24 БУНТ цию, которая, как кажется, развивалась до конца, вплоть до разрушения суще- ствующих государственных структур. Двигательной си- лой Смутного времени был крестьянский бунт, начав- шийся в пограничных облас- тях и быстро достигший цен- тра. Все, что породил кре- стьянский бунт, сводилось к разрушению, дезорганиза- ции, и в конце концов кризис был разрешен самым обыч- ным восстановлением преж- них форм правления, то есть автократией и привилегиро- ванным положением служи- лого дворянства. Смутное время было своего рода отрицательной революцией в том смысле, что оно ничего не изменило в структуре русского обще- ства, оно лишь позволило создать несколько казацких республик на границах госу- дарства, но единственным возможным исходом этой революции оказалось пол- ное восстановление авто- кратии и крепостного обще- ства. Поэтому можно ска- зать, что прежний режим - до царствования Петра Ве- ликого или после него - имел лишь одну возможную форму революционного дей- ствия - крестьянский бунт. Эта форма отнюдь не была позитивной. Настоящие ре- волюции, в конечном счете, обходятся дорого, они соз- дают беспорядок довольно длительное время, немалое количество голов летит до- лой, однако эти восстания также созидательны, они дают рождение новому типу общества. Русский же бунт как мы видим, создать ниче- го не способен <...>. Процесс разрушения го- сударства во время бунта приобретает всегда статиче- ские формы,возникает псевдо-дворянство, псевдо- царь и т.д. Но все это не имеет ничего общего ни с великими западными рево- люциями, ни с военными партизанскими движениями ХХ в. Разумеется, наряду с бунтами бывали и дворцо- вые перевороты. Они доби- вались весьма ограниченно- го конституционализма. По поводу дворцовых револю- ций возникает вопрос: поче- му эти перевороты всегда кончались поражением? Да потому, что основная масса дворянства не желала их, ибо она пользовалась обще- ством , организованным ца- рем значительно лучше, чем государством, управляемым крупной знатью. Кроме того попытки дворцового перево- рота всегда оканчивались неудачей по причине страха бунта вроде пугачевского. Наконец, в России всегда было какое-то внутреннее 25 БЮРОКРАТИЯ И БЮРОКРАТИЗМ ощущение, что любое раз- деление власти сверху раз- вяжет пугачевщину, то есть беспорядок, не поддающий- ся контролю. Мы имеем в данном случае в виду пара- лич декабристского движе- ния. Декабристы были по- беждены, потому что они были в постоянной нереши- тельности, может быть, бес- сознательно опасались чу- довищных последствий, ко- торые они могли бы вызвать при захвате власти. Ими владел тот же страх кресть- янского бунта, разрушитель- ного и нигилистического. БЮРОКРАТИЯ И БЮРО- КРАТИЗМ - Существуют две наиболее широко из- вестные трактовки бюрокра- тии и бюрократизма - Кар- ла Маркса и Макса Вебера. Обе они рассматривают бю- рократию как естественный продуют общественного раз- вития, общественного раз- деления труда, как следст- вие сознательного управле- ния теми или другими сторо- нами сложного социального прогресса. По своему суще- ству эти две трактовки бюро- кратии и бюрократизма принципиально различают- ся. Для К.Маркса бюрокра- тия и бюрократизм на всех этапах исторического разви- тия - явление негативное, оказывающее тормозящее воздействие на ход истории. В противоположность этому М.Вебер, отождествив бюро- кратию с управляющими, оценивал ее позитивно, как необходимую форму всякой социальной организации. В том и заключается об- щая традиция марксистской теории, проявившая себя и в ленинизме, что она рас- сматривает возникновение и существование бюрократии и бюрократизма на общем фоне общественного разде- ления труда, развития эле- ментов сознательности в по- ступательном ходе истории, Маркс и Энгельс считали. что корни бюрократизма уходят в глубины истории, к тому времени, когда обще- ство путем простого разде- ления труда создало органы для защиты своих общих ин- тересов. Но вскоре общест- во оказалось в таком поло- жении, что эти органы и главный среди них - госу- дарственная власть - стали служить особым интересам государственных служащих. Из слуг общества эти органы превратились в его повели- телей. Жизнь развивалась таким образом, что при вы- полнении общих функций управления, необходимых для жизнедеятельности об- щества, предназначенные для этого люди образовали 26 БЮРОКРАТИЯ И БЮРОКРАТИЗМ особую отрасль разделения труда внутри общества и, тем самым, обрели особые инте- ресы, отличные от интере- сов тех, кто их уполномочил управлять, стали самостоя- тельными по отношению к ним, а в определенных ус- ловиях вставали над всем обществом, преследуя свои корыстные цели. В этом и заключаются истоки бюро- кратизма, основы формиро- вания бюрократии. Таким образом, бюро- кратизм - это социальное зло, паразитирующее на общественном разделении функций управления и ис- полнения, на реальном про- тиворечии между управ- ляющими и управляемыми. Бюрократия, как определен- ный корпоративный слой управляющих, пытается под- чинить это противоречие своим корпоративным инте- ресам в ущерб интересам общественного развития. При засилье бюрократии складывается особый ие- рархический тип отношений как внутри самого организма управления, так и между ним и управляемым организмом. Бюрократия есть воплоще- ние государственного фор- мализма, а дух бюрократии есть формальный дух госу- дарства или действительное бездушие государства. Именно бюрократия вершит власть в современном об- ществе, независимо от того, называет оно себя свобод- но-капиталистическим или социалистическим. Поскольку всякий бюро- крат - это управляющий, подчиняющий обществен- ную функцию управления своим эгоистическим целям, поскольку он стремится ис- пользовать доверенную ему, общественно значимую, функцию в корыстных инте- ресах (даже в том случае, если речь едет не о взяточ- ничестве и коррупции, а о получении зарплаты без должного выполнения своих обязанностей), постольку деятельность бюрократа по управлению общественными делами превращается в од- ну видимость управления. Каждый, сталкиваясь с бюрократизмом, замечал, что тот или иной чиновник не проявляет никакого личного интереса к сути дела (скажем, к действительному решению жилищной про- блемы граждан, к вопросам приватизации жилья граж- данами), но, бюрократически затягивая решение вопроса, никогда не берет вину на се- бя: он всегда ссылается на ту или иную инструкцию, на те или иные реальные про- блемы управленческого про- цecca, на букву и дух зако- нов, в результате чего соб- 27 БЮРОКРАТИЯ И БЮРОКРАТИЗМ ственное безделье и без- различие бюрократа выгля- дит как бездушие самого го- сударства. Другая характерная чер- та бюрократии и бюрокра- тизма - отрицательное от- ношение к гласности, к от- крытости, стремление моно- полизировать знание управ- ленческого процесса, вер- шить свое дело в тайне. Развивая мысли Гегеля, Маркс писал: "Всеобщий дух бюрократии есть тайна, та- инство. Соблюдение этого таинства обеспечивается в ее собственной среде ее ие- рархической организацией, а по отношению к внешнему миру - ее замкнутым кор- поративным характером. От- крытый дух государства, а также и государственное мышление представляется поэтому бюрократии преда- тельством по отношению к ее тайне". Весьма важно и то, что бюрократам ценно не то, что говорится, а то, кем говорится, т.е. не аргументы, обосновывающие решения, а чины и должности тех, кто высказывает эти решения и мысли: авторитет - прин- цип знания бюрократии, а обоготворение авторитета - это ее образ мыслей. Все обществознание кон- ца XIX - начала XX в., включая социалистов, не поняло качественного изме- нения роли сознания (а вме- сте с ним и роли управляю- щих). Ни Маркс, ни Ленин не увидели в полной мере oпа- сности бюрократизма. По- этому надежды марксистов на то, что после "соци- алистического переворота начнется отмирание госу- дарства, а вместе с ним начнет исчезать обществен- ное разделение труда между управляющими и управляе- мыми - главный исток бю- рократизма, не оправдались: государство, а вместе с ним управляющие и управляе- мые продолжали существо- вать, создавая фундамент для развития "нового бюро- кратизма" - партийно- государственной номенкла- туры. После Октябрьской революции раковая опухоль бюрократизма все шире и глубже поражала сначала СССР, а позже и те государ- ства, которые встали на "социалистический путь". Развивая мысль Энгель- са, согласно шторой классы возникают не только благо- даря собственности, но и в силу общественного разде- ления труда, в середине XX в. Милован Джилас пришел к выводу, что партийно- государственная бюрократия в так называемых социали- стических странах пред- ставляет собой "новый класс", узурпировавший в 28 БЮРОКРАТИЯ И БЮРОКРАТИЗМ этих странах и политическую власть, и собственность. Жизнь свидетельствова- ла о том, что партийно- государственная бюрокра- тия, возглавляемая в Совет- ском Союзе И. Сталиным, шаг за шагом продвигалась к власти. Переломными ока- зались 30-е гг., с помощью "великого террора" И. Ста- лин уничтожил "ленинскую гвардию" и ее сторонников, благодаря чему партийно- государственная номенкла- тура обеспечила условия для реализации cвoeгo соб- ственного социального идеа- ла - казарменного псевдо- социализма, обеспечиваю- щего всевластие номенкла- туры и являющегося тотали- тарным обществом-монст- ром, стоящим вне общей ло- гики развития цивилизации. Попытка Н.Хрущева ("хрущевская оттепель") реформировать это общест- во, вернуть ему утрачивае- мый динамизм путем ослаб- ления засилья партийно- государственной бюрократии (разделение обкомов пар- тии, замена министерств совнархозами) была встре- чена номенклатурой в шты- ки, а сам реформатор был смещен со всех своих по- стов, что позволило номенк- латурной бюрократии про- длить свою безраздельную власть еще нa два десяти- летия. Перестройка М.Гop- бачева была нацелена на то, чтобы "обновить социа- лизм", которого в стране ни- когда не было, в том числе и с помощью мер, ослаб- ляющих всевластие партий- но-государственной бюро- кратии. Но в этом своем ка- честве она потерпела не- удачу. Однако данный его толчок привел к "бархат- ным" и небархатным рево- люциям 1989-1990 гг. в Вос- точной Европе, что положи- ло начало разрушению здесь всевластия коммуни- стической номенклатуры, отодвижению партийно-госу- дарственной бюрократии и развитию в сторону тради- ционного западного общест- ва. После августовского пе- реворота 1991 г., когда со- ветская партийно-государ- ственная бюрократия попы- талась восстановить свое всевластие, но потерпела сокрушительное поражение, к власти пришли демократы, стремящееся договориться с номенклатурой, создающие свои бюрократические струк- туры и новые проблемы борьбы с бюрократией и бю- рократизмом. 29 БЮРОКРАТИЯ И БЮРОКРАТИЗМ Бюрократия и бюрокра- тизм*. Явление бюрократии, изученное в свое время Максом Вебером и Рицци, затем Касториадисом (Шолье), Лефором, Туреном, сегодня охотно сравнивают с раковой опухолью, подта- чивающей общественный организм и поразившей пре- жде всего социалистические страны. Однако уже такие писатели, как Кафка, Чехов и Куртелин, бичевали в сво- их произведениях предста- вителей бюрократии - ад- министраторов, чиновников, клерков. И действительно, еще до великого перелома, ознаменованного революци- ей 1917 г., и утверждения модели нового общества за пределами СССР бюрокра- тия являлась социальным образованием, господство которого опиралось не на происхождение и деньги, а на знание и применение за- конов, понимание функций и задач институтов и органов власти. Именно бюрократия неизменно представляет со- бой господствующую силу независимо от конкретной формы власти. Форма меня- *Данная статья первоначально напечатана в кн.: 50/50: Опыт сло- варя нового мышления / Под ред. Ю.Афанасьева и М. Ферро. М., 1989, с.356-360. Автор - Марк Ферро (Франция). ется, незыблемыми остают- ся позиции бюрократии, иг- рающей роль относительно автономного фильтра и тор- моза политических измене- ний, порождаемых предста- вительной демократией. Имея в виду эту обществен- ную структуру, Леон Блюм в 1936 г. сказал, что Народный фронт мог, самое большее, стоять у власти, но ни в коем случае не владеть ею. Он понимал, что в условиях представительной и парла- ментской демократии власть находится в руках бюрокра- тии, которую именуют адми- нистрацией. Технократия - еще один общественный слой, сло- жившийся на протяжении века и сросшийся в опреде- ленной мере с администра- цией, - не замедлила обра- зовать новую бюрократиче- скую ветвь. Признанное за нею право на существова- ние также покоится на гло- бальном, всестороннем зна- нии процесса производства. Она как бы воплощает в се- бе тот автономный характер этого процесса, который га- рантирует безопасность ка- питалистическим компани- ям, делая их неуловимыми по отношению к политиче- ской конъюнктуре. Процесс сращивания двух структур усилился по- сле второй мировой войны. 30 БЮРОКРАТИЯ И БЮРОКРАТИЗМ В западных странах, в част- ности в Великобритании и Франции была проведена национализация ряда от- раслей и промышленных предприятий, многие из ко- торых затем вновь были пе- реданы в руки частного ка- питала, что повлекло за со- бой перемещение кадров и сделало иллюзорной освя- щаемую теоретиками грани- цу между государственным и частным секторами. Если на Западе бюро- кратия обеспечивала неза- висимое от политической и социальной конъюнктуры функционирование системы, что служило препятствием для резких изменений, то в СССР, напротив, она все больше отождествляла с политической властью, ко- торая, тем не менее, обви- няла ее в тех же грехах, а общественное мнение, на- падая на бюрократию, вы- ступало с критикой режима и системы в целом. Разумеется, планирова- ние народного хозяйства, национализация средств производства, огосударст- вление многих традицион- ных видов деятельности (медицина, образование, ту- ризм и т. д.) чрезвычайно расширили сферу деятель- ности бюрократии в СССР. Но отнюдь не эта черта со- ставляет специфику бюро- кратической системы в со- циалистических странах. На Западе также порой прибе- гали к использованию совет- ской модели (в частности, к планированию), но при этом расширение государственно- го сектора принимало здесь другие формы, нежели в СССР. Специфические осо- бенности советской системы не претерпели почти никаких изменений, однако и в Вели- кобритании, и в СССР, и во Франции для изложения проблем, существующих в национализированном сек- торе,используется одна и та же терминология. Нередко утверждают, что специфика бюрократической системы в СССР обусловле- на наличием однопартийной системы. Осуществляя кон- троль над администрацией, партия якобы кладет конец ее автономии. Этот факт, несомненно, имеет сущест- венное значение, и к этой мысли мы еще вернемся. Тем не менее, такой взгляд на вещи охватывает лишь часть проблемы. Другая характерная чер- та бюрократии отчетливо проявилась уже в первый день победоносной русской революции 27 февраля 1917 г., т.е. до того как власть перешла в руки од- ной партии. Это проливает свет на одну из особенно- 31 БЮРОКРАТИЯ И БЮРОКРАТИЗМ стей бюрократической сис- темы в момент ее зарожде- ния. Именно в этот день Ис- полнительный комитет Пет- роградского Совета, стихий- но образованный активными участниками революционных событий, внес предложение о расширении своего соста- ва за счет представителей крупных революционных ор- ганизаций с целью узаконить свое положение. Процедура голосования, в результате которой собрание выборных делегатов одобрило данное предложение, носила демо- кратический характер. Но, передав каждой из заинте- ресованных организаций (социалистические партии, профсоюзы, кооперативное движение и т.д.) право на- значать своих представите- лей, съезд Петроградского Совета отказался от своих полномочий в пользу общего Бюро этих организаций (представителям от РСДРПБ/, например, вместо Шляпни- кова и Залуцкого стали Ка- менев и Сталин). В резуль- тате утвердилась процедура отказа от власти, которая очень быстро подорвала демократический порядок. Так число представителей, назначенных (а не избран- ных) конференциями заво- дских комитетов, возросло в период с июня по октябрь с четырех до двенадцати про- центов; своих представите- лей назначали бюро проф- союзов, партии большеви- ков, меньшевиков и эсеров. Позднее данная практика вошла в систему, порождая конфликты, которые приво- дят к тому, что дело не дви- гается с места... Когда единственная пар- тия контролирует одновре- менно, как в СССР, и руко- водящий орган какой-либо организации, и саму органи- зацию, это приводит лишь к единообразию речей и ду- шит плодотворную деятель- ность, поскольку решения принимаются в другом мес- те. В результате энергия людей расходуется на кон- курентную борьбу внутри партии за продвижение по служебной лестнице, что яв- ляется единственным ре- альным стимулом. Сегодня охотно вспоми- нают о том, что еще в 1920 г. Ленин и Троцкий клеймили советскую бюрократию, за- бывая, что они сами способ- ствовали укреплению ее по- зиций (поставив под кон- троль партии деятельность всех советских учреждений, объявив другие партии вне закона, а затем подчинив партии и государство: их ре- волюция породила новую категорию бюрократов, так называемых аппаратчиков, 32 ВЕРА И РЕЛИГИЯ они вытеснили бюрократов и спецов старого режима). Сама по себе бюрокра- тия не является злом. Она может способствовать со- хранению социально-куль- турного облика различных групп населения. Но это возможно лишь при том ус- ловии, что она будет соблю- дать демократические прин- ципы и передаст власть сво- ему представителю, избра- ние которого обеспечит ему необходимые полномочия. Это возможно также при том условии, что избранный ру- ководитель может быть пе- реизбран или смещен как по воле низов, так и по реше- нию высшей государствен- ной власти. Отмирание эта- тизма в обществе, состоя- щем из различных слоев, может происходить поэтап- но. Сегодня путь географи- ческого разукрупнения и де- централизации является наиболее действенным. Конкретный опыт Запада (в частности, закон Деффера во Франции открывает на этом пути широкие перспек- тивы. В ВЕРА И РЕЛИГИЯ. Вера- неколебимое бездоказа- тельное убеждение, ирра- циональная приверженность чему-то, надежда на кого-то. религия (от латинского religio - набожность, святы- ня, предмет культа) - миро- воззрение и мировосприя- тие, связанное с соответст- вующим поведением и свое- образными действиями, ос- нованными на вере в суще- ствование бога или богов, священного мирового разу- ма, т.е. той или иной разно- видности сверхъестествен- ного. Будучи извращенным сознанием, религия не бес- почвенна: в ее основе бес- силие человека перед могу- ществом не подвластных ему естественных и общест- венных сил. Ведь связанное с религией мировоззрение, миросозерцание есть не что иное, как фантастическое отражение в головах людей тех вполне земных, реаль- ных внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни, но отражение перевернутое, ибо в нем земные силы прини- мают форму сил неземных. Наиболее древние про- явления подобной веры в существование сверхъесте- ственных сил - магия, то- темизм, фетишизм, анимизм и т.д. Если же говорить об исторических формах разви- 33 ВЕРА И РЕЛИГИЯ тия религии, то следует на- звать племенные, нацио- нально-государственные (эт- нические) и мировые, охва- тывающие многие народы и страны. Наиболее влия- тельны три мировые рели- гии: буддизм, ислам, христи- анство. При всем своеобра- зии каждой из них им прису- щи и общие черты, связан- ные с природой религии как таковой. Буддизм возник в Древ- ней Индии в VI-V вв. до н.э. Основателем буддизма счи- тается Сиддхартха Гаутама (Будда - просветленный; 623-544 гг. до н.э.), проис- ходивший из царского рода племени шакьев в Северной Индии. Основные направления буддизма: хинаяна и махая- на. Буддизм достиг своего расцвета в Индии в V в. до н.э. - в начале первого ты- сячелетия н.э. и широко рас- пространился в Юго-Вос- точной и Центральной Азии, отчасти в Средней Азии и Сибири. В ходе своего ут- верждения и распростране- ния он ассимилировал эле- менты брахманизма, дао- сизма и других религий, а в XII в. в Индии растворился в индуизме, заметным обра- зом повлияв на него. Буд- дизм выступил против при- сущего брахманизму преоб- ладания внешних, ритуаль- ных форм религиозной жизни. Буддизм - единствен- ная мировая религия, не имеющая бога как творца, как безусловно высшего су- щества. Вся суть буддизма как определенного мировос- приятия заключается в уче- нии о "4-х благородных ис- тинах": есть страдание, его причина, состояние освобо- ждения и путь к нему. Сами по себе страдание и осво- бождение - субъективные состояния и вместе с тем (одновременно) это - некая космическая реальность: страдание - состояние беспокойства, напряжения, ожидания, эквивалентное желанию и одновременно - это пульсация дхарм; осво- бождение же (нирвана) - состояние несвязанности личности внешним миром и одновременно прекращение волнения дхарм. Буддизм, в отличие от других религий, отрицает потусторонность освобождения, в буддизме вообще нет души как неиз- менной субстанции; здесь человеческое "я" отождест- влено с совокупностью функ- ционирования определенно- го комплекса дхарм; равным образом в буддизме нет противопоставления субъек- та и объекта, духа и мате- рии, как нет и самого персо- нифицированного бога, В 34 ВEPA И РЕЛИГИЯ ходе развития буддизма в нем постепенно сложился культ Будды и ботхисатв. развился ритуал, появились сангхи (монашеские общи- ны). Весь буддизм пронизы- вает отрешенность от мира, индивидуализм, очевидна асоциальность этого миро- воззрения. Ислам (это арабское слово в буквальном перево- де означает покорность) - еще одна из трех мировых религий, приверженцами которой являются мусуль- мане. Ислам как религиоз- ное учение и мировосприя- тие, более того, образ жизни возник в Аравии в VlI в. Его основатель и пророк - Му- хаммед. Благодаря араб- ским завоеваниям ислам распространился на Ближ- нем и Среднем Востоке, а затем и в некоторых странах Дальнего Востока, Юго- Восточной Азии и Африки. Главные принципы, суть ис- лама как вероучения изло- жены в Коране. Основной догмат -поклонение одно- му богу - аллаху и призна- ние Мухаммеда "посланни- ком аллаха". Сам Коран на- чинается словами-заклина- ниями: "Во имя Бога мило- стивого, милосердного. Сла- ва Богу, Господу миров. 2. милостивому, милосердно- му. 3. держащему въ своем распоряжении день суда. 4. Тебе поклоняемся и у Тебя просим помощи. 5. веди насъ путемъ прямымъ. 6. путем техъ, которыхъ Ты облагодетельствовалъ. 7. не тех, которые подъ гневомъ ни тех, которые блужда- ютъ" (Коран. Казань. 1907. С. 3). Все страницы Корана пронизывает благодарность аллаху и покорность перед богом, благодарность за уже сделанное и за блага буду- щие. "Люди. Бойтесь Госпо- да нашего, который сотво- рилъ васъ въ одном челове- ке, от него сотворил супру- гу ему, а отъ ихъ двоихъ размножил мужчинъ и женщинъ, разсеял ихъ по земле" (там же С. 139). Основные направления в исламе суннизм и шиизм. При этом в большинстве стран, где распространен ислам, приверженцы сун- низма - сунниты - состав- ляют большинство (кроме Ирана, Южного Ирака, Йе- менской Арабской Респуб- лики, некоторых районов бывшего СССР). Его при- верженцы наряду с Кораном признают сунну (мусульман- ское священное предание, состоящее из хадисов). При решении вопроса о высшей мусульманской власти има- ме-халифе) сунниты опира- ются на "согласие всей об- щины" (практически ее ре- лигиозно-политической вер- 35 ВЕРА И РЕЛИГИЯ хушки), что их отличает от шиитов, признающих имама- ми-халифами лишь Алидов. Христианство возникло в качестве религии угнетен- ных в I в. н.э. в восточных провинциях Римской импе- рии, в Палестине. Христиан- ство постепенно трансфор- мировалось и распростра- нилось по многим провинци- ям империи, в IV в. стало ее господствующей религией; в ходе последующей эволю- ции имело три основных ветви: католицизм, право- славие, протестантизм. Общий признак, объеди- няющий все течения христи- анства, его вероисповеда- ния и секты, - вера в Иису- са Христа как богочеловека, спасителя мира, воплоще- ние второго лица триединого божества. Учение, или дог- мат о Троице, согласно ко- торому бог един по своей сущности, но существует в качестве трех личностей ("лиц" или "ипостасей"): бог-отец, бог-сын (логос- слово) и святой дух, в хри- стианстве появилось в конце II в. Оно вызвало острую дискуссию после того, как было развито Оригеном (известные тринитарные споры). Позже догмат о Троице был закреплен на первом (325 г.) и втором (382 г.) Вселенских соборах. Однако рационалистическое неприятие догмата о Троице стало базой для многих хри- стианских сект (антитринита- рии). Согласно христианскому вероучению каждый человек грешен от рождения и умно- жает грехи свои на протяже- нии своей жизни - в этом источник и первопричина всех человеческих бед и ждущих его перспектив: "Ибо всем нам должно явиться перед судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно то- му, что он делал, живя в те- ле, доброе или худое" (2 кор. 5, 10). Но каждый чело- век волен выбрать или не- честивый путь или путь правды, хотя пройти через ожидающий каждого Страш- ный суд и попасть в рай че- ловек сам по себе не может, это возможно с помощью Христа: "Верующий в Сына имеет жизнь вечную; а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребы- вает на нем" (Иоанна, 3, 36). События XX столетия, пронизанные не только са- мыми неожиданными поли- тическими поворотами, но и весьма впечатляющими идейно-политическими и ми- ровоззренческими столкно- вениями, противоборством верующих и неверующих, борьбой разных концессий и их паствы, показали всю 36 ВЕРА И РЕЛИГИЯ утопичность еще недавних надежд на то, что иррацио- нальная вера, религия как одна из извращенных форм общественного сознания бу- дет последовательно, но неуклонно изживаться из повседневной жизни мил- лионов но мере обществен- ного прогресса. Стало оче- видно, что и в этой сфере необходимы новые подходы, нужно раскрыть никому неведомые тайны этого про- цесса, его ближайшего и бо- лее отдаленного будущего. На протяжении тысячелетий религия* разделяет или объединяет людей под все- ми теми же знаменами рас- прей или надежды. Эта осо- бенность свойственна даже индустриальным обществам, несмотря на ошеломляющий прогресс знаний, происхо- дящий в наш век. И хотя от- торжение неверующих или иноверцев не носит того систематического характера как это было в эпоху кресто- вых походов, в период от- крытия и колонизации Аме- рики или же во времена по- громов, хотя при этом не используются приемы, кото- *Данная статья первоначально напечатана в кн. 50/50. Опыт сло- варя нового мышления. с. 258-260. Автор - Мария Пия ди Белла (Франция). рые применялись судами инквизиции, или же методы, к которым прибегали свет- ские силы, как, например, нацисты при уничтожении евреев , однако то постоян- ство, с которым религиозное кредо проявляется в мо- ральных и политических ре- шениях современных об- ществ, может сначала пока- заться "иррациональным". В тех обществах, где все более конкретизируется роль государства и где все более расширяется оказы- ваемая им помощь в разных областях жизни, постоянство религиозного фактора, не ограничевающегося раство- рением в какой-то абстракт- ной секуляризованной рели- гии, не оказывающей суще- ственного воздействия на повседневную жизнь, при- нимает более специализи- рованный и индивидуализи- рованный характер,что вы- зывает обособление религий отдельных регионов, секто- ров, групп и семей. Действи- тельно, можно сказать, что модернизация обществ со- провождающаяся утратой традиционных форм жизни и рассеянием членов сообще- ства приводит к двум весь- ма различным, но в то же время взаимосопряженным тенденциям к радикализа- ции религиозного наследия и расщеплению конгрегации 37 ВЕРА И РЕЛИГИЯ верующих. В первом случае возникает фундаменталист- ская религия, а во втором - распространение сект. Су- щественно способствовали как росту фундаментализма, так и развитию сектантских движений эмиграционные процессы с их трагедией разрыва с родиной и труд- ностями адаптации на новых местах; в глазах эмигрантов и одиноких людей религиоз- ная община принимает эс- тафету их бывших коллекти- вов и семей, давая им то чувство принадлежности к какой-то общности, которое им более не обеспечивают метрополии. Среди возни- кающих на этой основе сек- тантских движений поучите- лен пример пятидесятников: эти христианские группы протестантского направле- ния оказались особенно привлекательными для ми- грантов, благодаря распро- странившейся практике ис- пользования ими глоссола- лии (многоязычия) взамен единого языка. Опыт такого объединения верующих как бы на основе "многого- лосия", позволяющего об- ходить языковые барьеры, недавно был с энтузиазмом подхвачен и использован при богослужении некото- рыми католиками, В резуль- тате за короткое время воз- никло несколько массовых течений, получивших назва- ние "харизматических"; и официальная церковь выну- ждена была принять их в свое лоно из боязни поте- рять их. А ведь глоссолалия была запрещена ею еще в 177 году - когда церковь отлучила Леонтана и его по- следователей. Резко отрицательное от- ношение к самой возможно- сти более открытых отноше- ний с западным миром, свойственное большинству религиозных руководителей стран "третьего мира", яв- ляющихся резервуаром ра- бочей силы для индустри- альных обществ, - это не только результат колониа- лизма, но и реакция на пе- риодические вспышки эмиг- рационных процессов. Стре- мление сохранения принад- лежности эмигрантов к их первоначальным религиоз- ным общинам исключает любое послабление в этой позиции, хотя можно пред- положить, что в других усло- виях можно было бы наде- яться на большие шаги к открытости. Некоторые ло- зунги и крупные идеологиче- ские баталии способствуют сохранению единства диас- поры и направлены на про- тивостояние угрозе интегра- ции с принимающей стра- ной, иными словами, опас- ности поглощения. Вынесе- 38 ВЕРА И РЕЛИГИЯ ности поглощения. Вынесе- ние смертного приговора мусульманскому писателю Салману Рашди за опубли- кование "Сатанинских сти- хов" и демонстрации, кото- рые произошли вслед за этим в самых разных стра- нах, могут быть поняты именно в этом свете. Пре- поданный нам философами- просветителями урок о том, что люди освободятся от пут религии благодаря разуму, - это урок, который в год 200-летия Великой француз- ской peволюции особенно часто вспоминается в слож- ных условиях современной действительности. Светская система, пропагандируемая и постепенно утверждаемая сначала в Европе, а затем в Америке, эволюционирует не так, как предполагалось. Констатируя это, следует признать, что индустриаль- ное общество не принесло обещанного прогресса. Это объясняется множеством причин, наиболее явной из которых стало существенное ускорение технического про- гресса, слишком обогнавше- го уровень образования, по- лучаемого в школах и даже университетах. Отставание в сфере образования сопро- вождается все большим ос- кудением духовной жизни и постепенным усреднением жизненного уклада, насаж- даемого этим обществом с помощью средств массовой информации во всех частях света. К этой картине до- бавляется нерешенность классовых конфликтов, в силу чего наиболее обездо- ленные покидают города и в массовом масштабе засе- ляют пригороды, зачастую в самых отвратительных ус- ловиях, а также нерешен- ность вопроса о престаре- лых членах общества, не- редко загоняемых в необу- строенные богадельни, что- бы покорно ждать день сво- ей смерти. Не сумев обеспечить ожидаемый прогресс, хотя это было ему по силам, ин- дустриальное общество об- рекло людей на одиночество и безысходность в столкно- вении с жизнью, что неми- нуемо питает религиозное чувство. Культовые шествия, паломничество, божествен- ные явления, чудеса, все чаще встречающиеся в на- ши дни, способствуют со- хранению и развитию рели- гии, которая для многих ос- тается последним оплотом против обезличивания. 39 ВЛАСТЬ ВЛАСТЬ - одна из сторон неравенства в отношениях господства и подчинения, это - господство воли од- них над волей других, а точ- нее - подчинение воли од- них воле других, независимо от того, идет ли речь об от- дельных индивидах, группах людей, классах, нациях или народах. Власть позволяет обладающим ею осуществлять свою волю, оказывать ре- шающее воздействие на под- чиненных и таким путем доби- ваться собственной цели. Говоря о власти или ши- ре - об отношениях господ- ства и подчинения, важно выяснить по меньшей мере три вопроса. Во-первых, на- сколько детерминированы и неизбежны подобные отно- шения? А конкретнее: при- сущи ли такие отношения всей истории человечества или они представляют собой результат только опреде- ленных обстоятельств и су- ществуют только на отдель- ных этапах развития чело- вечества? Во-вторых, каким путем устанавливаются и как могут быть устранены те или другие формы властных от- ношений или отношений власти? В-третьих, в чем специфика государственной власти, господства и подчи- нения в государственно- политической сфере? Если говорить о естест- венноисторической обуслов- ленности таких отношений - отношений господства и подчинения - то трудно отрицать, что везде и всюду, где речь идет о согласован- ных действиях нескольких человек, некоего сообщест- ва людей (семья, род, пле- мя, социальная группа, класс, нация или все обще- ство), сама согласованность этих действий, независимо от того, идет ли речь о се- мейно-бытовой, трудовой или социально-политической деятельности, неизбежно предполагает подчинение деятельности всех опреде- ленной цели, а она пред- ставляет собой совместно- коллективную или индивиду- альную идею, которой доб- ровольно или по принужде- нию подчиняют свою волю и основанную на этом подчи- нении жизнедеятельность все участники данного со- общества, без чего не может быть достигнута поставлен- ная цель. Отношения господства и подчинения, т.е. властные отношения, или отношения власти, естественно прису- щи общественно-производ- ственной , коллективистской природе человека, требую- щей от каждого в качестве платы за жизнь в обществе, в коллективе определенных 40 ВЛАСТЬ жертв: необходимо прино- сить на плаху своей коллек- тивности и разумно согласо- ванной жизни в этом коллек- тиве извечное, постоянное участие в отношениях гос- подства и подчинения, без чего невозможна упорядо- ченная жизнь ни в каком (даже животном) коллективе. Очевидно, что отношения господства и подчинения, или властные отношения, будучи отношениями нера- венства (ибо здесь всегда налицо господствующая и подчиняющаяся стороны), являются вовсе не истори- ческим, а естественным, природным продуктом, они не возникают только с част- ной собственностью, а появ- ляются вместе с обнаруже- нием общественной приро- ды человека, с необходимо- стью согласованности в дей- ствиях всех членов коллек- тива (семьи, трудового кол- лектива и т.д.). Другое дело, что они вполне могут обслу- живать и обслуживают экс- плуататорские отношения - отношения присвоения ре- зультатов труда одного че- ловека другим. Весьма важным пред- ставляется второй вопрос: с помощью каких средств ус- танавливаются и разруша- ются отношения господства и подчинения? В чем источ- ники власти одних над дру- гими, каковы средства и способы присвоения воли одних усилиями других? Парализовать или под- чинить волю одних воле дру- гих можно разными средст- вами: через посредство чувств и с помощью разума, любовью и страхом, под- кармливающим богатством и требующей сострадания ни- щетой, убеждением и при- нуждением. Человеческая история полна неопровер- жимых свидетельств не только того, как чувства любви и беспредельного обожания переплавлялись в рабское подчинение с тем, чтобы возвести сотворенное сердцем божество на вер- шину тиранической власти, но также и того, что все че- ловеческие слабости и дос- тоинства людей не раз слу- жили незыблемыми пьеде- сталами для самой деспоти- ческой власти над своими жертвами, причем она не только возвышалась, но и падала вместе с ними. Третий вопрос - вопрос о государственно-политичес- кой власти. Совершенно очевидно, что проблема власти как таковой неизме- римо шире, чем проблема государственно-политичес- кой власти, ибо эта послед- няя представляет собой лишь частный случай - случай осуществления вла- 41 ВЛАСТЬ сти в обществе, где уже есть государство, а значит и группы, осуществляющие принуждение, насилие, гос- подство или власть одной части общества над другой. Равным образом в таких ус- ловиях есть не только госу- дарство с его средствами принуждения, есть не только политика как отношения по поводу государства и осуще- ствляемой уже через него власти, но и политические интересы, причем несовпа- дающие политические инте- ресы разных социальных групп, стремящихся исполь- зовать государство как сред- ство достижения своей цели. Государственная власть - не просто одна из разно- видностей власти наряду с властью чувств, властью разума, властью предрас- судков, отличающаяся тем, что она осуществляется с помощью насилия. Чаще все- го государственная власть - это материализованная воля экономически господствую- щего класса, причем охва- тывающая всю территорию той или другой страны, все стороны развивающегося на данной территории общест- ва. Она присуща этому клас- су не только из-за его эко- номической силы, не только потому, что он экономически мощнее других, но также и потому, что осуществить. укрепить и умножить свое могущество экономически господствующий класс не может иначе, как присоеди- няя к своей экономической силе и свое политическое господство. А сделать это можно, лишь придавая сво- им особым интересам ха- рактер всеобщности, делая свои устремления устремле- ниями действующего от имени всех государства, чтобы таким образом гене- рализировать собственные интересы и свою волю: ведь подчинив себе государст- венную власть, экономиче- ски господствующий класс достигает того, что осущест- вляемая во всей стране го- сударственная власть и го- сударственная воля - это его собственная воля, воз- веденная в государственный закон, во всеобщность. Если же кто не желает в это ве- рить и не склонен этому подчиниться, есть орудия государственного принужде- ния, которые способны своими средствами убедить непокорных. Государственная власть - важнейшее орудие при- нуждения граждан, причем единственное в своем роде если иметь в виду могуще- ство этого орудия, имеюще- го свои ответвления в лю- бом районе, в любом насе- ленном пункте страны, а 42 ВЛАСТЬ также разноплановость его воздействия на граждан Ведь современная государ- ственная власть - это не только армия, полиция, гос- безопасность и другие воо- руженные формирования призванные своими средст- вами защищать интересы и осуществлять волю, цели господствующей в стране общественно-политической силы. Не менее существен- ную роль в давлении на гра- ждан, в реализации полити- ки власть имущих играют самые разнообразные эко- номические, идеологические (радио, телевидение, пресса и т.д.) структуры. Если абстрагироваться от всех обоснований и рас- суждений, доказывающих необходимость и важность государственной власти для нормальной жизни совре- менного общества, и взгля- нуть на всю государствен- ную власть как на много- слойную надстройку, возвы- шающуюся над обществом и высасывающую из него на- логи, то станет ясно: госу- дарственная власть со все- ми своими ответвлениями и структурами, со своим все более многочисленным и продолжающем расти бюро- кратическим аппаратом - самый крупный господин- угнетатель членов совре- менного общества. Власть* - это способ- ность конкретного руководи- теля заставить людей под- чиняться себе. Законность - это уважение по отноше- нию к правительству, суве- ренитет - это уважение по отношению к стране, a власть - это уважение по отношению к конкретному по- литическому руководителю. Только политическая власть (в отличие от политического влияния, манипуляций, уго- воров и насилия) основыва- ется на обязательствах на- рода подчиняться своему руководителю в силу закон- ности его пребывания у вла- сти. Рядовой подчиняется офицеру, водитель - регу- лировщику, а студент - профессору. Но не все люди подчиняются власти. Быва- ют рядовые, не подчиняю- щиеся дисциплине, среди водителей встречаются на- рушители, а некоторые сту- денты не выполняют зада- ний. Хотя большинство лю- дей чаще всего подчиняется тому, что, по их мнению, яв- ляется законной властью. *Данная статья - извлечение из американского учебника по полито- логии Майкл Дж. Роскин и др. Вве- дение в политологию. Нью-Джерси. 1988. 43 ВЛАСТЬ Иногда власть приходит со вступлением в должность, но и в этом случае ее нужно постоянно поддерживать. Равно как и законность, власть строится на психоло- гических отношениях между людьми. Президент США получает большие полномо- чия уже потому, что он всту- пает в эту должность. Дж.Форду подчинялись и уважали его, несмотря на то, что он не избирался ни на пост вице-президента, ни на пост президента (являясь лидером меньшинства в па- лате представителей, он занял пост вице-президента, когда ушел в отставку Спиро Т.Эгню; а когда Никсон вы- нужден был уйти в отставку, он стал президентом). Но у его предшественника Р.Ник- сона, избранного на этот пост, возникли в этом отно- шении проблемы. Будучи замешанным в уотергейт- ском скандале 1972 г. Ник- сон испытал то, что называ- ется падением авторитета исполнительной власти, при- чем настолько сильное, что больше не мог эффективно управлять страной, даже в том случае, если бы он был оправдан в ходе процедуры по вынесению импичмента в Сенате. Поэтому в 1974 г. он подал в отставку буквально за день до того, как ему должен был быть вынесен вотум недоверия. Президент не может управлять страной посредством указов - он должен добиться согласия и поддержки Конгресса, су- дебных властей, граждан ских служб и различных за- интересованных кругов. Ко- гда Никсон лишился этой поддержки, его карьера как политика закончилась. Его правление становилось все менее и менее законным. Насколько зависит под- чинение власти от страха быть подвергнутым наказа- нию? В конце концов рядо- вой может быть расстрелян, водитель осужден, а студент исключен из учебного заве- дения. В связи с этим возни- кает вопрос: что дает долж- ностным лицам власть над другими людьми, используя которую, они могут отдавать приказы о наказании? Офи- церу для этого необходима определенная структура ко- мандования, регулировщику нужна система судебного законодательства, а препо- давателю в колледже пона- добится система дисципли- нарных взысканий, в соот- ветствии с которой он может отдавать распоряжения о взыскании. Без всех этих структур должностные лица обладали бы совсем не- большими полномочиями Если офицер в припадке ярости отдаст приказ рас- 44 ВЛАСТЬ стрелять рядового, то почти наверняка его приказ не бу- дет выполнен. Ему скажут: "Сэр, это незаконный при- каз, и вы не имеете никакого права его отдавать". И на- оборот, если военный суд признает рядового винов- ным в дезертирстве с места ведения боевых действий, то он действительно может быть расстрелян, так как в данном случае приказ будет вынесен на законных осно- ваниях. Просто быть должност- ным лицом недостаточно для того, чтобы тебе подчи- нялись. Человек, занимаю- щий определенную долж- ность, должен поддерживать к себе уважение. Трусливый или малодушный офицер, неуверенный в себе поли- цейский или нерешительный профессор никогда не смо- гут добиться полного подчи- нения. Для эффективного осуществления власти необ- ходимо твердое, справедли- вое и разумное руководство. Малейший намек на коррум- пированность подрывает власть. Следует заметить, что понятия законности сувере- нитета и власти взаимосвя- заны. Если заходит речь об одном понятии, следует упоминать и другие, где ис- чезает одно, там обычно исчезают и другие. Что бы, например, случилось, если бы Никсон попытался ос- таться у власти путем бло- кирования расследования по уотергейтскому делу? Тогда все правительство США могло бы быть сочтено не- законным. Тогда вопрос о власти президента мог пре- вратиться в вопрос о закон- ности власти вообще. В 1958 г. ливанский президент К. Чамун, христианин, сделал попытку изменить конститу- цию своей страны для того, чтобы остаться президентом еще на один срок. В резуль- тате поднялось мусульман- ское восстание, и законность пребывания ливанского пра- вительства у власти была серьезно подорвана. Впо- следствии проблема ослож- нилась настолько, что был нанесен ущерб суверенитету Ливана.Крушение власти привело к крушению ее за- конности, что в свою оче- редь резко отрицательно сказалось на суверенитете страны. Президент Никсон поистине оказал своей стра- не услугу, вовремя подав в отставку. Если на минуту заду- маться, то законность, суве- ренитет и власть можно представить себе как видо- изменения первого понятия - законности. 45 ВОЙНА ВОЙНА - вооруженное столкновение между проти- воборствующими значи- тельными массами людей, преследующих свои интере- сы; это - политика, осуще- ствляемая с помощью при- менения вооруженной силы. В определенных условиях воина - наиболее ради- кальное средство достиже- ния политических целей. В рамках дикости и вар- варства - до возникновения государства и политики - имели место межплеменные и внутриплеменные воору- женные столкновения. По мере развития человеческих общностей, умножения на- селения и с возникновением государства спорадические вооруженные стычки и столкновения перерастают в войны. Различают войны внутри государств, между социальными и националь- ными группами (гражданская война, межнациональные и национально-освободитель- ные войны); войны между отдельными государствами (например, войны между Римом и Карфагеном, за- воевательные войны Алек- сандра Македонского, войны Наполеона Бонапарта и др.); войны между группами (коалициями) государств (в том числе мировые войны 1914-1919 и 1939-1945 гг.). С возникновением ракетно- ядерного оружия, способно- го уничтожить человечество, война с применением такого оружия, оставаясь продол- жением политики, перестала быть радикальным средст- вом достижения политиче- ских целей: она вела бы к катастрофическим результа- там. В этой обстановке про- тивоборство "капитализма и социализма" трансформи- ровалось в "холодную вой- ну" (1946-1991 гг.) с ее собственными принципами, средствами и формами раз" вития. Вопреки сталинизму, ут- верждавшему, что перво- причиной любых войн явля- ется частная собственность и эксплуатация человека человеком, в действитель- ности войны (например, межплеменные) случались задолго до возникновения частной собственности и эксплуатации: их причинами была борьба за "жизненное пространство", за облада- ние огнем, женщинами и т.д. Но где бы ни возникали вой- ны, в их основе всегда ле- жит столкновение, противо- борство интересов, стрем- ление одних людей путем 46 В0ЙНА применения вооруженного насилия, кровопролития достичь своих целей вопре- ки интересам и стремлениям других людей. Разумеется, с возникновением частной собственности, эксплуата- ции и государства войны обрели качественно новый вид и не только потому, что в их основе чаще всего были распри из-за частной собст- венности, борьба интересов за жизненные, материаль- ные блага, но и потому, что государство стало мощной организацией подготовки и ведения войны. Политика, возникшая вместе с возник- новением государства, стала важнейшим средством под- готовки и осуществления военных действий, а сама война стала лишь продол- жением политики, но иными - военными - средствами. Любая война имеет свои причины и свой характер, справедливый или неспра- ведливый, скоротечный или затяжной, локальный или достаточно широкий, а в но- вейшее время - глобаль- ный, мировой характер. Для реальной политики особо важно определить характер войны чтобы выработать к ней адекватное отношение: становясь на сторону спра- ведливой войны и препятст- вуя развитию и успеху войн несправедливых. Чтобы ра- зобраться в природе, харак- тере войны, нужно выяснить, из каких исторических усло- вий выросла данная война, какие общественные силы ее ведут и во имя чего, т. е. какие цели они преследуют, каких результатов хотят до- биться и что может стать реальным результатом вой- ны. Одно дело - непосред- ственное подчинение того народа, против которого развязана война, другое де- ло - когда война ведется из-за передела колоний, и третье - когда целью войны является истребление опре- деленной национальной или социальной группы, уничто- жение народа или народно- сти (геноцид). На более ранних ступенях человеческой истории (в рамках таких вторичных формаций, как рабство, ази- атский способ производства и феодализм) война, возни- кая на фундамента частной собственности и эксплуата- торских отношений, пресле- довала цель переделить территории и богатства, за- хватить дешевую рабочую силу и т.п. На более высоких ступенях, с ростом произво- дительных сил ставились более существенные цели закабаление народов целых стран или государств. При этом надо учитывать, что главные потери во время 47 ВОЙНА войны несет народ, рядовые граждане - крестьяне, ра- бочие, фермеры, служащие и т.д. Именно они оплачива- ли войны резким падением своего жизненного уровня. В противоположность этому определенная часть имущих, эксплуататоров и угнетате- лей использовала войны в корыстных целях: истребле- ние в ходе войны самой производительной части на- селения, падение жизненно- го уровня широких масс час- то сопровождалось быстрым обогащением той части на- селения, которая занима- лась поставкой оружия, об- мундирования боеприпасов, продовольствия для армии, перекачивая в свои карманы огромную часть средств, мо- билизуемых правительством посредством налогов. Например, англо-бурская война в конце XIX в. принес- ла английским торговцам смертью 1125 фунтов стер- лингов на каждого убитого. В дальнейшем доходы быстро возросли: уже в годы первой мировой войны они состави- ли 8000 долл. на каждого убитого. За время второй мировой войны, унесшей более 50 млн. человеческих жизней, прибыли одних аме- риканских монополий соста- вили свыше 55 млрд. долл. Уничтожая огромные мате- риальные и духовные цен- ности, разрушая производи- тельные силы и их цвет - людей, войны, особенно ми- ровые, нанесли человечест- ву глубочайшие кровоточа щие раны, заживающие де- сятилетиями. Присущая истории нерав- номерность экономического и социально-политического развития отдельных стран постоянно меняет соотно- шение сил на мировой аре- не, что, как справедливо от- мечают политологи и на За- паде, и на Востоке, приводит к попыткам использовать свою возросшую мощь для передела территорий и бо- гатств. Здесь нет иных средств восстановления время от времени нарушае- мого равновесия, кроме кри- зисов - в экономике и войн - в политике. Межгосудар- ственные войны, в том чис- ле и мировые, - продукт сознательной политики. Но это не означает, что на лю- бом историческом этапе су- ществуют равные возможно- сти для недопущения, пре- дотвращения войны. Еще в начале XX в. Ленин и его сторонники исходили из не- избежности войн между го- сударствами, а потому он считал вооруженное восста- ние народа и гражданскую войну, хотя и не лучшей, но наиболее вероятной формой развития народной револю- 48 ВОЙНА ции. Позже ситуация изме- нилась. Почему? Ранее на мировом поприще сталкива- лись интересы и политика только финансового капита- ла, империалистической буржуазии. А силы людей труда, силы миролюбивой демократии были недоста- точны чтобы воспрепятст- вовать войне. Именно в свя- зи с этим В.Ленин писал о "главенствующей ныне во всем мире международной политике финансового капи- тала которая, неизбежно порождает новые империа- листические войны (Соч., т.ЗЗ, с.33). Когда ситуация и соотношение сил измени- лись, подобные войны пере- стали быть неизбежными. Наряду с межгосударст- венными войнами бывают и войны внутри государств, ведущиеся за социальное освобождение (вооруженные восстания, гражданская вой- на или партизанская война во имя национального осво- бождения). Все это - спра- ведливые войны. Было бы неверно считать, будто лю- бое применение вооружен- ного насилия недопустимо. Еще Жан Жак Руссо обосно- вал справедливость воору- женной борьбы против тира- нов: "Восстание, - писал он, - которое приводит к убийству или свержению с престола какого-нибудь сул- тана, это акт столь же зако- номерный, как те акты, по- средством которых он толь- ко что распоряжался имуще- ством и жизнью своих под- данных. Одной только силой он держался, одна только сила его и низвергает". Раз- вивали мысль о справедли- вости и оправдывавли борьбу против тиранов, оправдыва- ли народные восстания мно- гие мыслители. По мере того, как все оче- виднее становились невос- полнимые потери, связан- ные с вооруженными вос- станиями и гражданскими войнами , а тем более с ми- ровым вооруженным кон- фликтом, утверждается кон- цепция, нацеленная на мир- ное разрешение националь- ных, социальных и между- народных споров. Но до то- го, как эта концепция стала возобладать, почти пятиде- сятилетний мир после Вто- рой мировой войны был обеспечен противоборством в условиях крайне опасной гонки вооружений и взаим- ных угроз. Борьба несовмес- тимых интересов в эти годы продолжалась на мировой арене в виде "холодной войны", подстегивавшей гонку вооружений,которая обескровила "реальный со- циализм", обеспечив выиг- рыш Западу. 49 ВОИНА "Холодная война" - это не только советско-аме- риканское столкновение, а глобальное противоборство, исключившее третью миро- вую войну с лобовым столк- новением двух систем и их ракетно-ядерных сил. "Как американцы, так и русские, - писал Артур Шлезингер /младший/, - привыкли рас- сматривать "холодную вой- ну" как своеобразную дуэль между двумя только госу- дарствами, как исключи- тельно советско-американ- скую монополию. Однако будет ошибкой низводить "холодную войну" до дву- сторонней игры, которую вели СССР и США. Государ- ства Европы не были просто зрителями, присутствовав- шими на чьем-то матче. Они тоже принимали участие в "холодной войне". И, как считает автор. Запад побе- дил в этой войне. Война*. Один из самых ще- котливых аспектов в вопросе создания нации - возрас- тающая роль применения военной силы по мере роста государства. Необходимо заметить, что подавляющее * Данная статья - извлечение из американского учебника по полито- логии Майкл Дж Роскин и др. Вве- дение в политологию Нью-Джерси, 1988. большинство европейских наций были образованы и объединены путем их поко- рения. Поэтому ересь, вос- стания и освободительные движения очень жестоко по- давлялись. А во многих странах третьего мира это продолжается и поныне. Для любого правители сохранение государства яв- ляется делом первостепен- ной важности. И монарх, и президент сделают все воз- можное, чтобы не допустить иностранного вторжения в страну или избежать внут- реннего раскола. И они бы- вают безжалостны, когда возникают подобные угрозы. В интересах сохранения го- сударства они наращивают военную мощь своего госу- дарства, для того чтобы иметь возможность противо- стоять любым угрозам, а это, в свою очередь, означает, что им необходимо постоянно совершенствовать политиче- скую систему государства... ...Неспособность усо- вершенствовать армию и систему управления госу- дарством могла привести к потере власти. Территори- альное устройство Европы заметно упростилось по ме- ре того, как небольшие госу- дарства покорялись и сли- вались с более крупными. Поэтому война являлась могучим двигателем объе- 50 ВОЙНА динения и различного рода усовершенствований <...> Почему возникает война? Много было написано о том, почему возникает вой- на. Многие мыслители со- глашаются в том, что у вой- ны имелось много причин, а не одна. Хотя в очень широ- ком плане теории по вопросу о войнах разделяются на две общие категории: микро- и макротеории - малая, крупным планом картина, центром которой являются отдельные люди в противо- поставлении большой, па- норамной картине, в центре которой целые станы и их взаимодействие. Микротеории. Корни микротеории во многом кро- ются в биологии и психоло- гии. Они пытаются объяс- нить войну как результат генетической агрессивности человека. Результатом мил- лионов лет эволюции яви- лось то, что люди преврати- лись в борцов для того, что- бы добыть пищу, защитить свои семьи и охранять свою территорию. В этом люди ничем не отличаются от многих животных. Многие антропологи гневно опро- вергают такой биологиче- ский дарвинизм, утверждая, что поведение первобытных людей широко варьируется - одни из них агрессивные другие - нет, что можно объяснить только их культу- рой. Писатели, ориентирую- щиеся на изучение психоло- гии, исследуют личности ли- деров, что их делает такими и как они добиваются такой власти над массами, благо- даря которой можно вверг- нуть их в войну. Биологические и психо- логические теории обладают некоторой способностью проникновения в сущность проблемы, но они далеко не объясняют сами войны. Ес- ли человек по своей природе агрессивен, то почему стра- ны не находятся в состоянии войны все время? Каким об разом получается так, что страны могут вести длинную серию войн - русско- турецкая война вокруг Чер- ного моря или арабо- израильская война - под руководством различных лидеров, которые наверняка должны быть различными в психологическом отноше- нии? Биологический и пси- хологический подход может проникнуть в сущность при- чин, лежащих в основе, но не непосредственных при- чин. Существует определен- ная человеческая агрессив- ность, но в каких условиях она проявляется? Для того, чтобы понять это, обратимся к макротеориям. Макротеории. Макро- теории уходит своими кор- 51 ВОЙНА нями в историю и политоло- гию. Они концентрируют свое внимание, главным об- разом, на могуществе и ам- бициях государств. Государ- ства, а не индивидуумы яв- ляются главными участвую- щими лицами. Государства там, где они могут, расши- ряют свои владения - как в случае с продвижением Германии на восток в сред- ние века, с "очевидной неиз- бежностью" американцев, с ростом Британской империи и взятия Советами Восточ- ной Европы и Афганистана. Только уравновешивающая сила может остановить дви- жение с целью расширения своих владений. Одна сто- рона, опасаясь роста сосед- ней страны, будет укреплять свою оборону или вступать в союзы для того, чтобы про- тивостоять мощи соседа. Многое в международ- ных отношениях можно объ- яснить пословицей "Si vis расеm para bellum" ("Если хочешь мира, готовься к войне") и "Враг моего врага - мой друг". Политические лидеры почти автоматически чувствуют национальный интерес и власть и стремят- ся к их усилению. Ведет ли погоня за властью к войне или к миру? Здесь вновь су- ществуют две основные теории. Баланс сил. Наиболее старая и распространенна теория гласит, что мир бы- вает тогда, когда государст- ва, укрепляя свое нацио- нальное могущество и обра- зуя альянсы, уравновеши- вают одно другое. Мечтаю- щие об экспансионизме бло- кируются. В соответствии с теорией баланса сил боль- шие периоды относительно- го мира - между Вестфаль- ским миром в 1648 г. и вой- нами, разразившимися в ре- зультате Французской рево- люции /1798-1814/, и затем с 1815 г. до начала I мировой войны в 1914 г. - были временем, когда европей- ские державы уравновеши- вали друг друга. Когда ба- ланс нарушался, начиналась война. Иерархия силы. Изо- щренные аналитики назы- вают баланс сил проблемой в квадрате. Во-первых, по- тому, что рассчитать мас- штаб силы настолько про- блематично, что невозможно знать, как и когда происхо- дит уравновешивание сил. Некоторые авторы отмеча- ют, что периоды мира были тогда, когда силы были сба- лансированы, когда государ- ства в том, что касаются си- лы, были выстроены в ие- рархический ряд. Именно в переходные времена, когда нарушалась эта иерархия, у 52 ВОЙНА стран возникал соблазн на- чать войну. После большой войны с окончательным ис- ходом воцаряется мир, по- тому что в этом случае хо- рошо известно соотношение сил. Если эта теория верна, то попытки достичь точного баланса сил абсолютно не верны: это приведет к войне, поскольку участвующие го- сударства будут думать, что они имеют хороший шанс на победу. Неправильное воспри- ятие. Соединяя воедино микро- и макроподходы, не- которые ученые сконцентри- ровались на "представле- нии" или "восприятии" как ключевом факторе войны. Как психологический, так и силовой подход вносят оп- ределенный вклад, ибо они не являются совершенными. Не реальная ситуация (иметь представление о ко- торой сложно), а ситуация, которую лидеры восприни- мают в качестве таковой, заставляет их принимать решения, касающиеся войны или мира. У них часто скла- дываются ошибочные пред- ставления при столкновении с враждебностью и разра- боткой более совершенного оружия в другой cтpане, ко- торая считает, что ее дейст- вия преследуют оборони- тельные цели и направлены на то, чтобы преодолеть от- ставание в области воору- жений. Джон Ф.Кеннеди по- казывал, что Советы обла- дают преимуществом в ра- кетах над нами; он добился резкого увеличения ракет в США. Это привело к тому, что Советы фактически ока- зались позади нас, и они восприняли усилия амери- канцев как угрозу, которой они должны противостоять. Президент Рейган считал, что советская мощь превос- ходит нашу и является чрез- вычайно опасной; он уско- рил разработку новых ракет для достижения равновесия. Советы восприняли это как агрессивный шаг и противо- поставили этому свое собст- венное новое вооружение. Обе стороны оказались за- ложниками своей собствен- ной уязвимости. Как бле- стяще сказал Генри Кис- синджер: "Абсолютная безо- пасность для одной державы означает абсолютную уязви- мость для всех других". В теории неправильного восприятия или представле- ния психологичский и ре- альный мир сталкиваются друг с другом в делах поли- тических лидеров. Они счи- тают, что они действуют в оборонительных целях, но созданная ими картина си- туации может быть искажен- ной. Интересно отметить, что в наше время ни одна 53 ГЛАСНОСТЬ И СВОБОДА СЛОВА страна, не называет свои действия иначе, как оборо- нительными. Американцы во Вьетнаме рассматривали свои действия как защиту свободного мира; Советы в Афганистане считали, что защищали социализм. В их собственных глазах нация никогда не является агрес- сивной. Страна под руково- дством своих лидеров, под воздействием идеологии и средств массовой информа- ции может довести себя да такого состояния страха, что даже её самые агрессивные шаги могут объясняться как преследующие оборонитель- ные цели. Даже Гитлер и немцы во время второй ми- ровой войны считали, что защищают Германию против враждебных государств. Г ГЛАСНОСТЬ И СВОБОДА СЛОВА (ПЕЧАТИ) - одно из основных прав человека, состоящее в юридическом праве и реальной возможно- сти каждого человека пуб- лично высказывать свое мнение по актуальным во- просам общественной жиз- ни; предпосылка развития инакомыслия и разномыс- лия, открытой борьбы мне- ний, важнейший элемент плюралистической демокра- тии. Гласность - россий- ское выражение и истолко- вание свободы слова, голо- са (гласа), появившееся как либеральное пожелание и в известной мере осуществ- ленное после отмены крепо- стного права и судебно- административных реформ 1860-х гг. Революции XVII - XIX столетий, провозгласившие своим знаменем "свободу, равенство и братство", сде- лали свободу слова (гласность) одним из важ- нейших прав человека, кото- рое с тех пор рассматрива- ется как ключевая общече- ловеческая ценность, тре- бующая толерантности, вза- имной терпимости, согласия с инакомыслием. В свое время французский мысли- тель Вольтер, бывший не революционером-демокра- том, а просветителем, ста- вил свободу слова на одно из первых мест. Он говорил: "Ваше мнение мне враж- дебно, но я отдам жизнь за Ваше право его высказать". Возникает вопрос: поче- му свобода слова (печати), гласность занимают ключе- вое место среди демократи- ческих прав человека? Дело в том, что, лишь имея собст- 54 ГЛАСНОСТЬ И СВОБОДА СЛОВА венное мнение и юридиче- ское право сделать это мне- ние достоянием гласности, каждый обретает возмож- ность выразить суть своих интересов, сформулировать свою позицию и, используя другие права и свободы, до- биваться реализации этих интересов. Без этого права нельзя явить миру свое мнение, свою мысль, а сле- довательно, невозможно сформулировать суть своих интересов, создать необхо- димые условия для борьбы за них. История свидетельству- ет, что все недемократиче- ские режимы (олигархии, деспотии, тирании, а в XX в. тоталитаризм) имели в каче- стве своего обязательного условия сокрытие правды от народа, дезинформацию, цензуру, отсутствие гласно- сти. Поскольку именно сво- бода слова (печати), глас- ность давали знание правды и возможность открыто вы- ражать свои интересы, что являлось необходимой пред- посылкой для организации борьбы против недемокра- тической власти, власть имущие cтpeмились нанести упреждающий удар по демо- кратическим силам именно здесь - лишая граждан свободы слова (печати), вводя цензуру, ликвидируя гласность. Чем более мощ- ной становилась пирамида власти, разрастаясь и за- полняясь управляющими чиновниками, бюрократами, тем больше скрытность, та- инственность распространя- лись на саму систему управ- ления, власти, все больше отчуждавшейся от народа, от граждан. Приспосабливая к своим корыстным интересам испол- няемые общественные функ- ции, чиновники, бюрократы все больше выступали как откровенные противники ин- формированности и гласно- сти, как враги самостоятель- ных, "собственных" мнений. В начале 40-х гг. про- шлого столетия молодой Маркс, излагая на свой ре- волюционно-демократичес- кий лад взгляды Гегеля, пи- сал, что государственная бюрократия прекрасно по- нимает, что все знания так или иначе упираются в ин- формацию, вырастают из нее, что отсутствие инфор- мации исключает возмож- ность любых, как правиль- ных, так и неправильных суждений о положении дел. Поэтому власть имущие ста- раются сделать себя моно- польными владельцами со- циально значимой инфор- мации, стремятся макси- мально сузить гласность в обществе. Ведь только бла- годаря этому, положение 55 ГЛАСНОСТЬ И СВОБОДА СЛОВА власть имущих приобретает особую привлекательность и дополнительный вес и, что не менее важно, уменьшает возможность конкурирующих решений, а вместе с тем и критики, сводит к минимуму возможность обоснованной негативной оценки деятель- ности властей. Иерархиче- ская дозировка информации, скрытность внутренних взаи- модействий и таинствен- ность, окружающая принятие важных решений,- харак- терные черты, присущие не- демократической власти и её бюрократии. "Всеобщий дух бюрократии, - отмечал К.Маркс, - есть тайна, та- инство. Соблюдение этого таинства обеспечивается в её собственной среде её иерархической организаци- ей, а по отношению к внеш- нему миру - её замкнутым корпоративным характером. Открытый дух государства, а также и государственное мышление представляется поэтому бюрократии преда- тельством по отношению к её тайне" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т.1 .с.272). При недемократических режимах цензура, отсутст- вие свободы слова (свободы печати), ограничение глас- ности - необходимые усло- вия политической стабиль- ности. Пропагандируется и внедряется мысль, будто государственное управление доступно только избранным, элите. Власть имущие и об- служивающая их бюрокра- тия поддерживают и насаж- дают такие представления, ибо они возвеличивают всех управляющих как единст- венных людей, способных здраво оценить общее по- ложение в обществе, взаи- моотношение целого и eго частей. И если кто-либо ут- верждает, что какое-нибудь бедствие превращается из "бедствия частных лиц в государственное бедствие, устранение которого являет- ся обязанностью государст- ва перед самим собой", то, как отмечал Маркс, само такое "утверждение управ- ляемых кажется непристой- ным поступком по отноше- нию к правителям. Правите- ли-де могут лучше всех оце- нить, в какой мере та или иная опасность угрожает государственному благу, и за ними следует заранее при- знать более глубокое пони- мание взаимоотношений целого и его частей, чем то, какое присуще самим час- тям. К этому следует еще прибавить, что отдельное лицо, и даже многие отдель- ные лица, не могут выдавать свой голос за голос народа; напротив, то освещение во- проса, которое они дают, всегда сохраняет характер 56 ГЛАСНОСТЬ И СВОБОДА СЛОВА частной жалобы" (там же, с. 205-206). Как показывает опыт пе- рестройки и последующих перемен в бывшем Совет- ском Союзе, а также практи- ка посттоталитарного разви- тия бывших стран "реаль- ного социализма", свобода слова (печати), гласность - важнейшее орудие разруше- ния тоталитаризма: именно с ее помощью были глубоко, "до основания" подорваны существовавшие здесь не- демократические порядки и устои, тоталитарные стерео- типы мышления. Однако, надо иметь в виду, что возможно и весьма уродливое, одностороннее использование гласности, свободы слова (печати), ко- гда "ради красного словца не жалеют и отца", т.е. когда во имя личных амбиций журналистов и комментато- ров, ставящих личное благо выше блага страны, гражда- нам подсовывают "сенсаци- онные разоблачения", соз- нательно очерняя историю народа. Так, инициатор пе- рестройки, еще не имея ее продуманной концепции, не решив проблемы экономи- ческого выживания страны, открыл все шлюзы гласности и "выпустил джина из бу- тылки", что с неизбежно- стью привело к тому, что разрушение устоев псевдо- коммунистического тотали- таризма повлекло за собой подрыв цивилизационных основ общественной жизни, началась вседозволенность, расцвели поpнография, пo- шлость, бездуховность, без- нравственность и бесприн- ципность. Но особенно пе- чально, что сама гласность стала превращаться в нечто уродливое: всe подогревае- мый раскол общества на "наших" и "ваших" обусло- вил то, что и средства мас- совой информации резко разделились по тому же принципу, а это привело к новым формам саморедак- тирования, "охоты на ведьм", печатания в части средств массовой ин- формации одних позиций и взглядов, а в другой - дру- гих, противоположных. От- сюда, восстановление "но- вой цензуры", новые огра- ничения свободы слова, гласности. Как и всякая свобода, свобода печати* управля- ется следующим парадок- сальным принципом: органи- зовать ее - значит ограни- чить, дать ей полную свобо- ду - значит ее убить. * Данная статья была опубликова- на в книге "50/50. Опыт словаря нового мышления". С. 500-506. Автор - Бернар Эдельман. Франция. 57 ГЛАСНОСТЬ И СВОБОДА СЛОВА Если первая часть фор- мулы отвечает здравому смыслу, который далеко не всегда адекватен смыслу юридическому, то вторая вызывает смутные сомне- ния. И тем не менее! Пред- ставим на минутку, что пе- чать может не просто "говорить все", но "говорить все безнаказанно"! Пред- ставим, что она пользуется непомерной привилегией клеветать на людей, чернить их, лгать, пользуясь полным иммунитетом. И сразу же будет виден весь ужас си- туации: рождение новой ти- рании. Поэтому - и тут высту- пает еще один парадокс - все школьники Франции, все влюбленные и любители писать на стенах знакомятся со свободой печати в форме запрещения, воспроизводи- мого крупными буквами на стенах школ и других обще- ственных зданий: "Надписи запрещены. Закон от 29 ию- ля 1881г.!" В общем и целом французы удовлетворены этим почтенным законом, который за столетие с не- большим со дня его приня- тия был лишь кое-где под- правлен последующими за- конами, не исказившими его сути. Я имею в виду, в част- ности, закон о недопустимо- сти расовой ненависти, при- нятый 1 июля 1972 г., и дек- рет от 18 марта 1988 г., за- прещающий публичное но- шение униформы, знаков и эмблем организаций или лиц, признанных виновными в преступлениях против че- ловечности. Не будем удив- ляться тому, что этот декрет включен в рамки закона о печати, поскольку под этой формулой следует понимать все формы выражения, в какие может облекаться мысль ... включая и всякого рода униформы. В чем же секрет этой устойчивости, да еще во времена, когда зако- ны изменяются по воле по- литического большинства; в чем тайна долголетия зако- на, в чем причина всеобщего согласия, которое вдвойне поразительно, если учесть, что возникло оно среди на- рода, отличающегося своей склонностью к фрондирова- нию, и сформировалось на той самой почве, где эта фронда проявляется? Это зависит не только от величественных принципов, которыми отмечен закон от 29 июля 1881 г. - "Книго- печатание и книготорговля свободны" (статья 1), "Лю- бая газета или другое пе- риодическое издание могут быть опубликованы без предварительного разреше- ния и внесения залога..." (статья 5), - поскольку мы знаем, что самые лучшие 58 ГЛАСНОСТЬ И СВОБОДА СЛОВА принципы могут быть подор- ваны существующей практи- кой или посредством исклю- чений. Это объясняется, на мой взгляд, сочетанием умного, взвешенного закона с его гибким применением. Пра- вовое государство является отражением не только "состояния умов", но и "состояния текстов зако- нов". Я хотел бы проиллю- стрировать эти положения в двух аспектах: путем кратко- го изложения "состояния текстов законов" и судебной практики, типичной для "состояния умов" судей. Что касается состояния текстов законов, я ограни- чился бы кратким рассмот- рением вопроса о диффа- мации, который является, по-видимому, наиболее за- путанным и часто фигуриру- ет на судебных процессах. Однако, нетрудно предста- вить, что именно здесь чаще всего встречаются свобода журналиста и лица, ставше- го объектом клеветы, истина и ложь. Перед нами, например, газета, которая утверждает в одной из статей, что госпо- дин X., именитое лицо одно- го крупного города, - взя- точник или, что господин У., известный писатель, - не является настоящим авто- ром своих книг, поскольку он нанимает "негров" для их написания. Очевидно, мы встреча- емся здесь со случаем "диффамации", то есть с упоминанием о факте, нано- сящем "ущерб чести и дос- тоинству" тех, кому он вме- няется в вину. И вновь мы имеем дело с правонаруше- нием, если на лицо все дру- гие, установленные законом условия, включая, например, и публичный характер его совершения. Легко заметить, что на этой стадии вопрос об исти- не даже и не ставится. Закон ограничивается здесь кон- статацией того, что утвер- ждение, наносящее ущерб чести и достоинству челове- ка, является "диффамаци- ей", которая наказуема как таковая. Из этого можно сделать вывод, что свобода печати мертва, поскольку для судебного преследова- ния кого-либо достаточно установить факт нанесения ущерба чети лица или ор- гана (судебное ведомство, армия, полиция). Тем не менее - и имен- но здесь вступает в дело "истина" - журналист име- ет право доказать, что напи- санное им является "прав- дой". "Истинность очер- няющих факторов - говорит- ся в статье 35 закона 1881 г. - всегда может быть дока- 59 ГЛАСНОСТЬ И СВОБОДА СЛОВА занной..." И если журналист представляет такие доказа- тельства, с него снимаются всякие обвинения. Эту любопытную конст- рукцию необходимо допол- нить двумя пояснениями. С одной стороны - и этот пункт наиболее труднодос- тупен для неофитов - исти- на может быть очерняющей. Утверждение, что господин У. является дутой знамени- тостью, может быть и пра- вильно, но оно, конечно же, очерняюще, и пусть даже будет доказано, что это правда, оно тем не менее останется диффамацией. С другой стороны - и этот пункт также удивляет неофитов - существует "право на диффамацию" в той мере, в какой существу- ет возможность представить доказательства, что скры- ваемые факты подтвержда- ются печатью истины. Здесь явный парадокс: диффама- ция остается всегда право- нарушением, которое может быть прощено. "Право на диффамацию", то есть пра- во высказывать обидную истину, является свобо- дой, связанной определен- ными условиями. Бывает и так, что журна- лист, исходя из лучших по- буждений и движимый бес- корыстным желанием рас- сказать своим согражданам о мерзостях, совершенных другими согражданами, не может доказать истинность своих утверждений. Либо это запрещает сам закон - ко- гда упоминаемые факты ка- саются личной жизни по- страдавшего, когда они со- вершены более десяти лет назад, являются нарушени- ем, подпавшим под амни- стию или утратившим силу за давностью лет, - либо просто-напросто потому, что он искренне заблуждается. Однако в рамках этих ги- потез журналист всегда имеет возможность дока- зать, в частности, свою ис- кренность, то есть что он не имел намерений нанесли вред, что преследовал за- конную цель, что были при- няты все необходимые пре- досторожности и что при выступлении была проявле- на должная осмотритель- ность. Истина и искренность - таковы линии самозащиты журналиста. "Свобода диф- фамации" является, таким образом, парадоксальным результатом свободы печати в той мере, в какой её ис- пользование вписывается в рамки ответственности. Ко- роче говоря, журналист не- сет ответственность за сво- боду, какую он дает себе, критикуя своих сограждан 60 ГЛАСНОСТЬ И СВОБОДА СЛОВА Таково состояние тек- стов законов. А как обстоят дела с состоянием умов? Во время телевизионной передачи на тему "Почему вы пишете политические книги?" один автор предста- вил две свои работы: "Фи- нансы Французской комму- нистической партии" и "Коммунистическая Фран- ция". В ходе передачи оппо- нент автора произнес не- сколько явно порочащих фраз: "Я не веду дискуссий с полицией. ..Я считаю вас полицейским, и я повторяю это....Он сумасшедший, на- стоящий сумасшедший, я уже сказал вам, что вы при- гласили чокнутого".. Я не хочу отвечать агенту мини- стерства внутренних дел... ". Апелляционный суд, применив судебную практику Фуайе, счел, что использо- ванные выражения не выхо- дят за пределы, приемле- мые для политической по- лемики, и что оппонент был искренен. Кассационный суд отменил это постановление, подчеркнув, что "упомянутая полемика относилась к по- литической партии" и что "такая группировка, где если она пользуется прерогати- вами, признанными за нею статьей 4 Конституции от 4 октября 1958 г., не владеет даже частью государствен- ной власти и не может в свя- зи с этим рассматриваться в качестве основного государ- ственного института". Что же вытекает из этого решения? Поучительны здесь несколько моментов. Прежде всего, мы видим как, исходя из сравнительно простого правила, выраба- тывается очень хитрая ка- зуистика, развивающая на этой основе самые неожи- данные определения. Кроме того, мы видим, что положения, установлен- ные законом, имеют тот вес, какой им придает судья. Можно, правда, бесконечно рассуждать, и это довольно часто случается, о "прием- лемых границах" политиче- ской полемики, о понятии "осторожность" при полной искренности. Однако, эта неизбежная доля субъектив- ности отсылает нас к "добродетели" судьи, без которой демократия была бы пустым звуком. Другими словами, демократия также является, в конечном счете, "состоянием умов". И, наконец, в сфере об- щей теории права можно выделись отдельные облас- ти внутри самой свободы печати или установить на- правления, которые сами для себя устанавливали бы относительно автономный 61 ГОСУДАРСТВО статус: жанр полемики поли- тической, литературной, ис- торической или жанр изби- рательной полемики... Все это свидетельствует, в конечном счете, о том, что свобода печати не является и не может быть застывшей и жесткой структурой. Она осуществляется в ходе "юридической игры", что является, на мой взгляд, признаком того, что она де- мократична... ГОСУДАРСТВО - истори- чески сложившаяся, созна- тельно организованная об- щественная сила, отделен- ная от самого общества и управляющая им с помощью принуждения, насилия. Глав- ная причина возникновения государства - осознанная обществом необходимость общего управления, объек- тивно обусловленное стрем- ление поддержать силой (насилием) соблюдение тех или других жизненно важных условий существования и совершенствования обще- ственной жизни. Главный признак государства - нали- чие особых организованных групп людей, располагающих средствами принуждения и применяющих их от лица об- щества и в его интересах по отношению к другим членам общества, его гражданам. Вопреки утверждениям марксистов, связывающих возникновение государства с появлением классов и счи- тающих само государство продуктом далеко зашедших классовых антагонизмов, подобной неразрывной свя- зи нет: исторически государ- ство зарождается и форми- руется задолго до возникно- вения классов, причем как следствие не классовых, а общественных потребно- стей, как результат спроса всего общества на созна- тельное и силовое решение насущных проблем, как от- вет на необходимость соз- нательно, в том числе и с помощью средств принуж- дения, осуществлять опре- деленные общественные функции, без реализации которых оказывался невоз- можным общественный про- гресс. Теоретики классового происхождения государства выводят возникновение го- сударства из классовой структуры общества и eго антагонизмов. Но это проти- воречит существу так назы- ваемого азиатского способа производства, многочислен- ным фактам истории (например, возникновению государств Африки), ибо в действительности потребно- сти сознательного управле- ния общественными делами с использованием принуж- 62 ГОСУДАРСТВО дения имеют гораздо более широкие основания, а при- менение принуждения было необходимо не в связи с противоречиями более позд- него вида материального производства - производ- ства средств жизни и средств труда и с возникно- вением частной собственно- сти и эксплуатации, а гораз- до раньше, в связи с про- блемами более древнего вида материального произ- водства - воспроизводства самого человека. На разных исторических этапах в качестве условий, ради насильственного со- блюдения которых и суще- ствует государство, высту- пают разные обстоятельст- ва: одними из первых были принудительное запрещение инцеста (кровосмешения) и межплеменной обмен жен- щинами во имя воспроиз- водства рода, доклассовыми были и обстоятельства, свя- занные с созданием и под- держанием ирригационных сооружений как условий зем- леделия и сохранения среды обитания, позже выступает защита частной собственно- сти и недопущение того, что- бы возникшие классы уничто- жили общество в бесплодной борьбе, а затем уже и вся со- вокупность причин по под- держанию цивилизованного порядка, права и т.д. Как известно, Ф.Энгельс, написавший работу "Проис- хождение семьи, частной cобственности и государст- ва" (1884), опирался в ней на достижения соответст- вующих наук XIX в. и, в пер- вую очередь, на работу Льюиса Моргана "Древнее общество" (1877). С тех пор этнография и история древ- него мира достигли новых рубежей. Усилиями таких исследователей, как Мар- сель Мосс (1872-1950), Клод Леви-Стросс (род. 1908) и других, было показано, что запрещение инцеста явилось важнейшим рубежом в cтрук- турализации общества и воз- никновении государства. Теперь, вопреки маркси- стской схеме, очевидно сле- дующее. Во-первых, запрет инцеста был осознанным выбором длительного исто- рического развития, пока- завшего, что кровосмешение ведет к вырождению рода, ставит племя на грань гибе- ли, что отказ от права на женщину своей группы мо- жет устранить эту гибельную опасность. Во-вторых, чтобы осознание вреда кровосме- шения превратилось в его практическое исключение, нужны были,- и в этом тоже не приходится сомневаться, - весьма суровые меры общественного воздействия, а, скорее, крайне жестокого, 63 ГОСУДАРСТВО если не свирепого, пресече- ния неизбежно случавшихся в начале отступлений от это- го запрета-табу, еще недав- но не существовавшего. В-третьих, когда речь идет о становлении государ- ства, отличительный при- знак которого - наличие особых групп людей, приме- няющих насилие по отноше- нию к другим членам обще- ства, можно не сомневаться в том, что именно те родо- вые органы, которые выпол- няли крайне важную общую функцию - поддерживали запрещение инцеста как по- средством насильственного пресечения его нарушений внутри рода, так и путем развития связей с инопле- менниками в целях взаимо- обмена женщинами - были задолго до появления клас- сов и независимо от наличия или отсутствия частной соб- ственности древнейшими элементами нарождавшейся новой государственной струк- туры, знаменовали собой рождение государства. Государство, возникшее в древности, "в старине глу- бокой", прошло свой, ни с чем не сравнимый истори- ческий путь. Круто менялись, а порой лишь видоизменя- лись причины, лежавшие в его фундаменте. Отмирали одни государственные функ- ции, возникали другие. То, что на одних этапах поддер- живалось насилием, на дру- гих превращалось в мораль- ную норму и привычку. В ор- биту государства попадали новые сферы, а внутри него одни силы приходили на смену другим. Ничего удиви- тельного, что в антагонисти- ческом обществе государст- во, продолжая выполнять общезначимые функции по поддержанию порядка, как правило, является органи- зацией экономически самого могущественного класса, по- лучающего в лице государ- ства новое - политическое - орудие своего господства. Но особенно важно то, что именно с возникновением государства возникнет сама политика, политические от- ношения. За многие столетия и тысячелетия существова- ния, качественных преобра- зований и совершенствова- ния государства сменились не только тысячи поколений, пришли и ушли годы, целые общественно-экономические формации со своими веду- щими общественно-полити- ческими силами, классами- протагонистами и со своими весьма не одинаковыми жизненными проблемами. Цари и короли, диктаторы и демократы, цезари и консу- лы, мудрецы и проходимцы, каждый по-своему, в зави- 64 ГОСУДАРСТВО симости от существовавшей политической системы и ут- верждавшегося политиче- ского режима, но всегда на- стойчиво и неизменно стре- мились захватить, удержать и укрепить государственную власть как важнейший, ре- шающий рычаг своего гос- подства. Однако, государство в своей истории не только бы- ло добычей борющихся про- тагонистов, стремившихся к тому, чтобы, захватив госу- дарственную власть, при- способить государственную политику к своим нуждам. Не раз случалось и так, что са- мо государство, созданное обществом ради осуществ- ления своих общественных интересов - в лице госу- дарственных служащих и прислужников - станови- лось над обществом, подчи- няло и закабаляло его. Есть ли предел у этого противоборства, вечно ли будут противостоять друг другу общество и государст- во? Если обществу хватит умения самому управлять своими делами, не прибегая к помощи особых групп лю- дей, то может наступить пе- риод безгосударственного самоуправленческого разви- тия общества. Что есть "государст- во"?* Ведь государство нельзя социологически оп- ределить, исходя из содер- жания его деятельности. Почти нет таких задач, вы- полнение которых политиче- ский союз не брал бы в свои руки то здесь, то там, с дру- гой стороны, нет такой зада- чи, о которой можно было бы сказать, что она во вся- кое время полностью, то есть исключительно, при- суща тем союзам, которые называют "политическими", то есть в наши дни - госу- дарствам и союзам, которые исторически предшествова- ли современному государст- ву. Напротив, дать социоло- гическое определение со- временного государства можно, в конечном счете, только исходя из специфики применяемого им, как и вся- ким политическим союзом, средства - физического насилия. "Всякое государст- во основано на насилии",- говорил в свое время Троц- кий в Брест-Литовске. И это действительно так. Только если бы существовали со- циальные образования, ко- * Данная статья представляет со- бой извлечение из работы Макса Вебера "Политика как призвание и профессия" (см.: Вебер М. Избран- ные произведения. М., 1990, с. 644- 706). 65 ГОСУДАРСТВО торым было бы неизвестно насилие как средство, тогда отпало бы понятие "госу- дарство", тогда наступило бы то, что в особом смысле слова можно было бы на- звать "анархией". Конечно, насилие отнюдь не является нормальным или единственным средством го- сударства - об этом нет и речи - но оно, пожалуй, спе- цифическое для него средст- во. Именно в наше время отношение государства к насилию особенно интимно (innerlich). В прошлом раз- личным союзам - начиная от рода - физическое наси- лие было известно как со- вершенно нормальное сред- ство. В противоположность этому сегодня мы должны сказать: государство есть то человеческое сообщество, которое внутри определенной области - "область" вклю- чается в признак! - претен- дует (с успехом) на монопо- лию легитимного физиче- ского насилия. Ибо для на- шей эпохи характерно, что право на физическое насилие приписывается всем другим союзам или отдельным ли- цам лишь настолько, на- сколько государство со своей стороны допускает это насилие: единственным ис- точником "права" на наси- лие считается государство. Государство, равно как и политические союзы, исто- рически ему предшествую- щие, есть отношение гос- подства людей над людьми, опирающееся на легитимное (то есть считающееся леги- тимным) насилие как сред- ство. Таким образом, чтобы оно существовало, люди, находящиеся под господ- ством, должны подчиняться авторитету, на который пре- тендуют те, кто теперь гос- подствует. Когда и почему они так поступают? Kaкие внутренние основания для оправдания господства и какие внешние средства служат ему опорой? В принципе имеется три вида внутренних оправда- ний, то есть оснований леги- тимности (начнем с них). Во- первых, это авторитет "вечно вчерашнего": авто- ритет нравов, освященных исконной значимостью и привычной ориентацией на их соблюдение, - "традици- онное" господство, как его осуществляли патриарх и патримониальный князь ста- рого типа. Далее, авторитет внеобыденного личного дара (Gnadengabe) (харизма), полная личная преданность и личное доверие, вызывае- мое наличием качеств вождя у какого-то человека: откро- вений, героизма и других - 66 ГОСУДАРСТВО харизматическое господ- ство, как его осуществляют пророк, или - в области по- литического - избранный князь-военачальник, или пле- бисцитарный властитель, выдающийся демагог и поли- тический партийный вождь. Наконец, господство в силу "легальности", в силу веры в обязательность легального установления (Satzung) и деловой "компетентности", обоснованной рационально созданными правилами, то есть ориентации на подчи- нение при выполнении уста- новленных правил - гос- подство в том виде, в каком его осуществляют совре- менный "государственный служащий" и все те носите- ли власти, которые похожи на него в этом отношении. Понятно, что в действи- тельности подчинение обу- словливают чрезвычайно грубые мотивы страха и на- дежды - страх перед ме- стью магических сил или властителя, надежды на по- тустороннее или посюсто- роннее вознаграждение - и, вместе с тем, самые разно- образные интересы. К этому мы сейчас вернемся. Но ес- ли попытаться выяснить, на чем основана "легитим- ность" такой покорности, тогда, конечно, столкнешься с указанными тремя ее "чистыми" типами. А эти представления о легитимно- сти и их внутреннее обосно- вание имеют большое зна- чение для структуры господ- ства. Правда, чистые типы редко встречаются в дейст- вительности. Но сегодня мы не можем позволить себе детальный анализ крайне запутанных изменений, пе- реходов и комбинаций этих чистых типов: это относится к проблемам "общего уче-- ния о государстве". <...> Любое государство, как предприятие (Herrschaftsbe- trieb), требующее пocтoянно- го управления, нуждается, с одной стороны, в установке человеческого поведения на подчинение господам, при- тязающим быть носителями легитимного насилия, а, с другой стороны,- посред- ством этого подчинения - в распоряжении теми вещами, которые в случае необходи- мости привлекаются для применения физического на- силия: личный штаб управ- ления и вещественные (sachtiche) средства управ- ления. Штаб управления, пред- ставляющий во внешнем проявлении предприятие по- литического господства, как и всякое другое предприятие, прикован к властелину, ко- нечно, не одним лишь пред- ставлением о легитимности, о котором только что шла 67 ГОСУДАРСТВО речь. Его подчинение вы- звано двумя средствами: материальным вознаграж- дением и социальным поче- том (Ehre). Лены вассалов, доходные должности на- следственных чиновников, жалованье современных го- сударственных служащих, рыцарская честь (Ritterehre), сословные привилегии, пре- стиж чиновников (Веатtеn- ehre) образуют вознаграж- дение, а страх потерять их - последнюю решающую основу солидарности штаба управления с властелином. Это относится и к господству харизматического вождя: военные почести (Krigsehre) и добыча военной дружины, "spoils", эксплуатация тех, кто находится под господ- ством, благодаря монополии на должности, политически обусловленная прибыль и удовлетворенное тщеславие для свиты демагога. <...> Теперь все государст- венные устройства можно разделить в соответствии с тем принципом, который ле- жит в их основе: либо этот штаб - чиновников или кого бы то ни было, на чье по- слушание должен иметь возможность рассчитывать обладатель власти,- явля- ется самостоятельным соб- ственником средств управ- ления, будь то деньги, строения, военная техника, автопарки, лошади или что бы там ни было; либо штаб управления "отделен" от средств управления в таком же смысле, в каком служа- щие и пролетариат внутри современного капиталисти- ческого предприятия "отде- лены" от вещественных средств производства. То есть либо обладатель вла- сти управляет самостоя- тельно и за свой счет орга- низует управление через личных слуг или штатных чиновников, или любимцев и доверенных, которые не суть собственники (полномочные владетели) вещественных средств предприятия, но направляются сюда госпо- дином, либо же имеет место прямо противоположное. Это различие проходит че- рез все управленческие ор- ганизации прошлого. <...> Но от оценок этого во- проса мы сегодня воздер- жимся. Для нашего рассмот- рения я фиксирую момент чисто понятийный: совре- менное государство есть организованный по типу уч- реждения союз господства, который внутри определен- ной сферы добился успеха в монополизации лeгитимного физического насилия как средства господства, и с этой целью объединил вещест- 68 ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО венные средства предпри- ятия в руках своих руководи- телей, а всех сословных функционеров с их полномо- чиями, которые раньше рас- поряжались этим по собст- венному произволу, экспро- приировал, и сам занял вме- сто них самые высшие пози- ции. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТ- ВО - собирательное поня- тие, охватывающее всю вне- государственную сферу бы- тия граждан и их объедине- ний, т. е. всю сферу личной и семейной (частной) жизни каждого человека, не под- верженную регламентации и контролю власть имущих, государства. И само гражданское об- щество, и представления о нем исторически изменя- лись, развивались. Весьма широко это понятие исполь- зовалось и углублялось в трудах Макиавелли, Гоббса, Локка, Монтескье, Руссо, Токвиля, Гегеля и Маркса. Становление и поступа- тельное развитие граждан- ского общества отчетливо обнаруживает себя уже в условиях заката феодализ- ма, когда при сохранении абсолютных монархий про- исходит крушение всей сис- темы личных зависимостей от власть имущих сеньоров и сюзеренов, происходит процесс превращения всех жителей в равноправных граждан, подчиняющихся единым законам, охраняе- мых государством. Еще на рубеже XV-XVI вв. Макиавелли отмечает наличие сферы жизнедея- тельности человека, отлич- ной от его подданнических политических функций. Ина- че говоря, разграничивает сферы гражданского обще- ства и государства. В своих "Рассуждениях" Макиавел- ли пишет о самом наихуд- шем гнете, который налага- ется государством, о стрем- лении государства обесси- лить и подорвать всякую деятельность общества, чтобы возвыситься самому. В то время как политическая деятельность и политиче- ская власть - синонимы безнравственности, граж- данское общество выступает как сфера общественной жизни, глубоко аполитичная и несущая нравственное со- держание (это - труд, удов- летворение первичных по- требностей, любовь, семья, любимое занятие). Писавший чуть позже английский философ Гоббс уже широко использовал понятие "гражданское об- щество", противопоставляя его своему государству - Левиафану: "... вне государ- 69 ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО ства владычество страстей, война, страх, бедность, мер- зость, одиночество, варвар- ство, дикость, невежество; в государстве - владычество разума, мир, безопасность, богатство, благопристой- ность, общество, изыскан- ность, знание и благосклон- ность". Вместе с ростом произ- водительных сил Нового времени и подрывом пози- ций деспотического государ- ства усиливаются и позиции приверженцев гражданского общества. В противополож- ность Гоббсу, противопос- тавлявшему государству гражданское общество как нечто недостойное, другой английский философ Локк откровенно провозглашает примат гражданского обще- ства перед государством. Он исходит из того, что основой гражданского общества яв- ляется собственность - ча- стная собственность, кото- рая для него священна и неприкосновенна. Политиче- ская власть не самовольный Левиафан, нет, она должна и имеет право издавать за- коны для регулирования и сохранения собственности. Глазной целью объединения людей в государство явля- ется сохранение их собст- венности. Другими словами, собственность как важней- ший элемент гражданского общества является услови- ем появления государства, а не наоборот. Нет частной собственности, не нужна и власть. Естественно, что своего расцвета гражданское об- щество, основанное на ча- стной собственности, дости- гает после победы нидер- ландской, английской, aмe- риканской и французской революций в качестве граж- данского буржуазного обще- ства. Ведь именно здесь оно выступает как основанная на частной собственности, сво- бодном индивиде и его не- отчуждаемых правах сово- купность внегосударствен- ных индивидуальных и груп- повых (частных) интересов и частных сфер жизни, проти- востоящих государственным сферам и независимых от них. Марксизм ошибочно отождествил гражданское общество с буржуазным об- ществом и отрицал его при социализме. Однако, жизнь доказала как полную несостоятель- ность такого отождествле- ния, там и опасность его: вместе с ростом производи- тельных сил человека и пре- вращением разума в глав- ный источник общественного богатства, а науки в непо- средственную производи- тельную силу на рубеже XIX-XX вв. принципиально 70 ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО изменилось взаимодействие объективных законов и соз- нательных действий людей. Принципиально новая - решающая - роль созна- тельных действий людей вывела на передний план управление и управляющих, средства массовой инфор- мации, способы воздействия на сознание. При опреде- ленных обстоятельствах они оказались в состоянии по- вернуть вспять динамику взаимодействия гражданско- го общества и государства. Наступила качественно но- вая полоса эволюции: в ре- зультате сознательных - прямых и опосредствован- ных, воздействий правителей началось все более настой- чивое и все усиливающееся вторжение власть имущих и их государственных средств (с помощью различных дик- таторских, автократических и тоталитарных режимов) в ранее независимые от госу- дарства сферы гражданско- го общества, в самые сокро- венные сферы человеческо- го бытия с целью их посте- пенного подчинения власть имущим. В такой обстановке граж- данское общество оказалось грубо стиснутым новыми воз- действиями. Все более сужа- ется охватываемая им сфера личной и семейной (частной) жизни. Это требует переос- мыслить соотношения сти- хийного и сознательного, объективных законов и соз- нательной деятельности лю- дей, гражданского общества и государства. Начиная с 70-х годов нашего столетия ни один термин не пользовался большей популярностью, чем "гражданское общест- во"*. Перекочевывая из на- учных публикаций к газет- ным страницам, он и теперь остается предметом нескон- чаемых дискуссий. Со вре- мени его первого употреб- ления в XVI в. в коммента- риях к "Политике" Аристо- теля, этот термин постоянно присутствует во француз- ском языке. Некоторые при- бегают к нему для осужде- ния разрыва между "граж- данским обществом" и "политическим обществом" (т.е. миром профессионалов и политики), другие противо- поставляют в более широ- ком смысле "гражданское общество" государству (в соответствии с берущей на- чало от Маркса традицией), а теоретики правового госу- дарства, следуя гегелевской * Данная статья первоначально опубликована в кн. "50/50. Опыт словаря нового мышления" С. 448- 453. Автор статьи - Доминик Кола Франция). 71 ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО традиции, видят в государ- стве условие для создания "гражданского общества". Таким образом, "граждан- ское общество" - это даю- щий повод кривотолкам штамп, который, однако, не мешает развитию мысли и политической аргументации вплоть до концентрации на- дежд на политические и личные свободы. Оппози- ционеры в странах Востока стремятся анализировать специфические черты их общества и вторят Клоду Лефору, определившему тоталитаризм как поглоще- ние "гражданского общест- ва" государством. Этот тер- мин может, правда, ввести людей в заблуждение, когда он звучит из уст кардинала парижского монсеньора Люстиже, который утвер- ждает, что "христианство остается одной из основных движущих сил нашего граж- данского общества..." Этот термин получил во Франции особенно широкое распространение в период президентских и парламент- ских выборов 1988 г. в связи с попытками политического сдвига к "центру". Тогда президент Миттеран поза- имствовал его у Мишеля Ро- кара, часто представляемого поборником "гражданского общества" и автономии со- циального, человеком, стре- мящимся к некоторому от- ступлению государства, что вызывает негодование тех, кто опасается подрыва гла- венствующей роли государ- ства и политических партий в Республике. Однако его широкое ис- пользование не может за- слонить от нас тот факт, что его смысловая многовари- антность есть концентриро- ванное наследие всех круп- ных фигур западной полити- ческой традиции: понятие "гражданское общество" столь же древнее, что и по- литическая наука, и со вре- мени его первого употреб- ления Аристотелем оно во- брало в себя различные от- личающие его от других по- нятий ценности. Хотя в наши дни проти- вопоставление "политичес- кое общество" - "граждан- ское общество" звучит из уст комментаторов и поли- тических деятелей весьма тривиально, тем не менее речь идет о синонимичных в этимологическом плане тер- минах. "Гражданское обще- ство" есть наивысшая фор- ма общности, оно включает в качестве составных частей "ассоциации" (семья, кор- порация), которые не могут сравниться с ним по своему значению, поскольку общ- ность представляет собой сообщество, основанное на 72 ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО принципе справедливости: в нем человек может найти для себя наивысшее благо. Разве по своей природе он не есть политическое, граж- данское или общественное существо? Если же "граж- данское общество" - это государство, то тогда стано- вится понятно, почему до XIX в. его синонимами были Нация (у Боссюэ) или Госу- дарство (у Руссо). Сформулированное Бла- женным Августином проти- вопоставление двух видов человеческой общности - "града божьего" и "града земного" - имеет опреде- ляющее значение, т.к. оно построено на осмыслении средневековой мысли и про- тестантской реформы. Это принципиальное противо- поставление не закладывает тем не менее основу для пространственного различия между Небом и Землей, это разделение онтологическое и мистическое. В "граде земном", возникшем в ре- зультате первородного гре- ха, бредут "граждане" "града божьего", на которых снизошла селективная ми- лость Бога любви. Итак, Ва- вилон противопоставляется Иерусалиму. "Гражданское общество" - это "град дья- вола", проституированный Вавилон, который исчезнет с апокалипсическим пришест- вием божьего Иерусалима. Блаженный Августин не призывал к восстанию про- тив политической власти, он проповедовал подчинение, в том числе гонителю, Нерону. Это приятие порядка, даже несправедливого, в "граде земном" во имя божествен- ной благодати будет впо- следствии активно теорети- зироваться протестантскими реформаторами, которые обоснуют, таким образом, существование светского государства, где человек на законном основании доби- вается реализации своих насущных интересов и где политическая власть закон- на. Вот почему Лютер столк- нулся с общественными и духовными движениями, ра- дикализировавшими его ра- зоблачения современного католического Вавилона, а именно, папского Рима. На тех же, кто стремился при- вязать "град божий" к "гражданскому обществу" (иконоборцы вo главе с Карлштадтом, анабаптисты во главе с Томасом Мюнце- ром), навешивали ярлык "фанатиков". Отчаявшиеся добиться установления спра- ведливости в "гражданском oбществе" на Земле, дви- жимые надеждой на уста- новление "цapcтва божье- го", они хотели даже по- 73 ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО средством насилия в ходе крестьянской войны добить- ся установления земного "царства божьего", что предполагало уничтожение частной собственности. Однако в результате ре- лигиозных гражданских войн это понятие приобретает новое значение в противо- вес "естественному состоя- нию". И хотя переход от од- ного к другому равносилен разрыву и основывается на договоре (Гоббс) или проис- ходит в модусе протяженно- сти (Спиноза), сила людей от этого возрастает, и они видят, что гарантия их жизни и безопасности в суверене, который прекращает состоя- ние "войны всех против всех". Но если Гоббс видит отрицательное в природе, где человек человеку волк, а позитивное в "гражданском обществе", где люди в об- мен на свою абсолютную свободу получают безопас- ность, то Руссо рассматри- вает переход от "естест- венного состояния" к госу- дарству и от дикого состоя- ния к цивилизованному как падение. В то же время в XVII! в. "гражданское общество" рассматривалось как один из этапов развития челове- чества от варварства к ци- вилизованному состоянию посредством труда; истоки современного "гражданского общества" следует искать в политической экономии. Taк, Гегель, впервые отметивший различие и тесную взаимо- связь между государством и "гражданским обществом", рассматривал последнее как место, где человек своим трудом извлекает для себя пользу, но такую возмож- ность ему открывает госу- дарство. Совершенно иной под- ход мы видим у Маркса: то, от чего Гегель отказывается на уровне отдельных людей (война за интересы), Маркс усматривает в "корпораци- ях". Короче говоря, он счи- тает неэффективным геге- левское государственно- юридическое решение про- тиворечий "гражданского общества". Но он далек от того, чтобы отвергать само понятие, и широко использу- ет его, стремится объяснить его исключительно средст- вами политэкономии, возво- дя его в то же время во все- общий принцип историческо- го развития. По Марксу, речь идет о процессе, в котором поначалу еще мало отли- чавшееся "гражданское об- щество" и государство по- степенно расслаиваются. В период наивысшего расцве- та частной собственности и крупной промышленности, иными словами, в период 74 ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО триумфа капитализма, на- блюдается полный разрыв между политикой и экономи- кой, государством и "граж- данским обществом": госу- дарство полностью подчи- нено интересам имущих классов и используется ими в качестве орудия классовой борьбы против пролетариа- та. Однако во Франции при Наполеоне III сформирова- лось чудовищное государст- во: бонапартизм, стремясь к укреплению своих позиций, расширил бюрократическую касту, которая высасывала все соки из "гражданского общества". Из этого следу- ет, что Парижская коммуна, явившаяся первой попыткой установления диктатуры пролетариата, была восста- нием "гражданского обще- ства" против паразитирую- щего государства. Таким образом, анархизм Маркса, его теория государства ос- нованы на более высокой оценке "гражданского обще- ства", и именно от его имени утверждается диктатура пролетариата. Маркс часто воспевает буржуазию как преимущест- венно цивилизаторский класс. Двусмысленность по- нятия "гражданское общест- во" на немецком языке со- стоит в том, что его можно переводить и как "буржу- азное общество", усиливая эту черту. "Гражданское об- щество" является составной частью истории, в которой "буржуазное общество" - последний цивилизаторский момент, ибо "гражданское общество" складывается полностью лишь с создани- ем современного буржуазно- го общества. Не удивитель- но, что в отсутствие сильно развитой буржуазии в РОС- СИИ Ленин, не употребляв- ший само понятие "граж- данское общество", видел в революционной партии и революции средство осуще- ствления исторических ци- вилизаторских задач, кото- рые из-за "азиатчины" и деспотизма не могли реали- зовать ни буржуазия, ни "гражданское общество". В отсутствие твердого по ха- рактеру и дифференциро- ванного от самодержавного государства "гражданского общества", олицетворяющая собой государство партия будет выполнять роль деми- урга, устраняющего варвар- ство варварскими методами Если борьбу за власть назы- вать маневренной, затем с "самодетермидоризацией" нэп - осадной войной, ко- торая могла бы привести к развитию "гражданского об- щества" (а также нэпманов- ской необуржуазии), позво- лительно считать, что стра- тегия Ленина стала в неко- 75 ДЕМОКРАТИЯ тором роде антимоделью для Грамши. Популярность работ Грамши в 70-х годах отчасти объясняет моду на "гражданское общество" - ключевое понятие в его лек- сиконе... Д ДЕМОКРАТИЯ (от греческо- го demos - народ и kratos - власть) - дословно власть народа или такой тип обще- ственной власти, который обеспечивает выражение и реализацию интересов и воли народных масс. Со времени Английской и Французской революций де- мократия - это также фор- ма правления, предпола- гающая равноправное уча- стие всех граждан в управ- лении делами государства и общества. Есть основания утвер- ждать, что демократия и то- варно-денежный обмен яв- ляются великими открытия- ми человечества, которым в общественной жизни в той же мере, в какой приручению огня и изобретению колеса в материальном производст- ве, суждено было стать мо- гучими орудиями прогресса цивилизации. Демократия - одно из важнейших завоеваний че- ловечества, ибо она пред- ставляет собой выработан- ный и обогащенный в ходе всемирной истории весьма эффективный способ реше- ния жизненных вопросов той или иной общности людей, при этом все члены этой общности обладают возмож- ностью равноправно решать эти вопросы, соблюдая принцип подчинения мень- шинства большинству. Круг проявления демократии, ее принципов и норм весьма широк: это и практика всей общественной жизни, и де- мократизм государства, из- бирательной системы, демо- кратия внутрипартийной жиз- ни, производственная демо- кратия, наконец, демократия в семье в школе и т. п. Исторически демократия как способ решения жизнен- ных вопросов возникает вместе со становлением че- ловека как мыслящего об- щественного существа. Про- являясь уже в древнем ми- ре, в рамках родового строя, когда еще не существовало государства и связанной с ним политики и политиче- ской жизни, демократия в социально-дифференцирован- ном, классовом обществе и при наличии государства 76 ДЕМОКРАТИЯ обрела политический харак- тер и подверглась в услови- ях противоборства антаго- нистических классов суще- ственной трансформации. С развитием производства, ростом численности населе- ния и возникновением круп- ных государств стало не- возможным непосредствен- ное участие всех членов общества в решении жиз- ненно важных вопросов, что породило наряду с непо- средственной и опосредо- ванную - представитель- ную - демократию. Услож- нение общественных функ- ций привело к разделению общества на "управляю- щих" и "управляемых", а реальная возможность каж- дого решать общие вопросы со временем превратилась в демократическое право, од- нако его реализация оказа- лась зависимой от дополни- тельных условий, а потому стала менее реальной; на- конец, классовые антаго- низмы, проявившись в сфе- ре демократии, превратили ее в институт, через посред- ство которого стали осуще- ствляться интересы эконо- мически господствующего класса, в силу чего сама де- мократия стала одной из форм государства, классово- го господства. Поэтому, когда речь едет о демократии как эффектив- ном способе решения жиз- ненно важных вопросов в той или иной общности лю- дей, надо видеть разницу, и весьма существенную, меж- ду демократией в семье, в коллективе, где вовсе не подразумевается государст- венная структуpa и связан- ная с ней политика, и поли- тической демократией в масштабах всего государст- ва, всего современного об- щества. Хотя демократия как та- ковая имеет общепризнан- ные и общезначимые прин- ципы и нормы (равноправие всех перед законом, право каждого участвовать в упра- влении делами государства и общества, выборность властей, подчинение мень- шинства большинству и др.), все же следует разграничи- вать формальную и реаль- ную, представительную и непосредственную демо- кратию. Главное различие фор- мальной и реальной демо- кратии заключаемся в том, чьи интересы реализуются с помощью данной демокра- тии. Если эта демократия заявляет, что она является народовластием, властью большинства, но фактически посредством присущих ей форм осуществляются инте- ресы не большинства, а 77 ДЕМОКРАТИЯ меньшинства, то налицо формальная, а не реальная демократия. Примером этого могут служить не только де- мократии многих государств античного мира - как из- вестно, и римская и грече- ская демократии были демо- кратиями, исключавшими из своей сферы большую часть населения - рабов, не при- знававшихся за граждан и не допускавшихся к участию в политической жизни (воз- можно, здесь лучше гово- рить об элитной демокра- тии). В значительной мере формальными являются и многочисленные демократии в так называемых капитали- стических и социалистиче- ских странах: если в первых демократия вовсе не явля- ется истинным народовла- стием, властью большинст- ва, народа, ибо посредством этой демократии господ- ствует имущее эксплуата- торское меньшинство, то во вторых под маской демокра- тических вывесок осуществ- ляется господство другого эксплуататорского меньшин- ства - партийно-государст- венной номенклатуры. В связи с тем, что весь народ не может быть в пра- вительстве, возникли формы непосредственной и пред- ставительной демократии. Главное различие непосред- ственной и опосредованной (представительной) демо- кратии обусловлено тем, кто реализует власть: caw народ, сами массы или их представители, избранные или так или иначе выдвину- тые народом, массами. На протяжении опреде- ленного времени считалось, что представительная демо- кратия - единственно ре- альная форма демократизма в современных условиях, поскольку непосредственная демократия нереализуема. Высмеяв приписывае- мую социалистам наивную веру в то, что каждая кухар- ка может управлять государ- ством, делая его тем самым демократическим, многие сегодняшние демократы, не переставая считать себя слугами народа, не верят в то, что вообще возможно истинное народовластие, поскольку при представи- тельной демократии сам на- род оказывается отчужден- ным от власти, "замещен- ным" своими представите- лями со всеми вытекающи- ми отсюда опасностями и последствиями для истинно- го народовластия. В дейст- вительности истинное наро- довластие возможно, но для этого необходимо выпол- нить по меньшей мере сле- дующее. 78 ДЕМОКРАТИЯ Во-первых, пока сущест- вует государство и необхо- дима представительная де- мократия, надо сделать так (посредством хорошо про- думанной и законодательно оформленной избиратель- ной системы), чтобы дейст- вительно сами граждане народ, его подавляющее большинство имели воз- можность выдвигать своих кандидатов и избирать своих депутатов, мэров, руководи- телей, президентов и т. п. Во-вторых, важно, чтобы законодательным путем бы- ла предусмотрена система постоянного контроля граж- дан, избирателей за своими выдвиженцами предусмат- ривающая их постоянные встречи, определяющие мe- ру соответствия осуществ- ляемой политики интересам избирателей, народа. В-третьих, до тех пор, пока сохраняется система представительной демокра- тии, властные функции меж- ду народом и управляющей обществом властью должны быть распределены так, чтобы в руках народа всегда оставался "контрольный пакет", т.е. законодательно предусмотренная оператив- ная система народного во- леизъявления, позволяющая быстро узнать мнение наро- да: за или против он осуще- ствляемой политики, за или против сохранения у власти правительства, всех власть имущих. Именно, нежелание соз- давать такую, вполне реаль- ную, юридически закреплен- ную систему, обеспечиваю- щую истинное народовла- стие, и является причиной заявлений о невозможности истинного народовластия. Что такое демократия?* Древние отвечали: строй, при котором власть в руках народа. Такой ответ уже не удовлетворял ни Аристоте- ля, ни даже Платона, по- скольку они проводили черту между демократией, регули- руемой законами, и демо- кратией, лишенной таковых, при которой народ, т. е. большинство, находящееся под влиянием демагогов, обладало неограниченной властью. Современная демокра- тия имеет другую природу, нежели демократия антич- ная. Ей можно поставить в вину тиранию общественно- го мнения, неустойчивость правительства, и то, что назы- валось когда-то дворцовыми интригами. Но, по крайней * Данная статья первоначально опубликована в книге "50/50. Опыт словаря нового мышления". С. 464- 468. Aвтоp - Клод Рефор (Франция). 79 ДЕМОКРАТИЯ мере ее не назовешь режи- мом беззакония. Суверени- тет народа осуществляется здесь лишь в рамках, строго ограниченных конституцией. Не только размеры страны и количество граждан делают невозможным волеизъявле- ние народа как единого це- лого, но и из современных представлений о свободе следует, что каждый имеет право высказать свое мне- ние, не подвергаясь опасно- сти со стороны какой-нибудь группы, без нажима или уг- розы со стороны сущест- вующей власти. Условия осуществления политиче- ских прав, в том числе фор- мирования представитель- ных органов или правитель- ства, далеки от того, чтобы реформировать значение демократического режима. Серьезный предрассудок заставляет выделить сферу политики из так называемой социальной реальности или общественной системы. Ме- жду тем необходимо заме- тить, что независимо от того, ограничена власть или нет, отдалена она от тех, кто ее осуществляет, или нет, она оказывает влияние на весь комплекс общественных от- ношений и на сам образ об- щества. Считать, что обще- ственная система раскрыва- ется в инфраструктуре, со- стоящей из способа произ- водства, а также что полити- ческая организация - это лишь элемент надстройки, созданной для подтвержде- ния могущества обладате- лей средств производства, - значит забывать о том, что поведение классов, групп, индивидуумов зависит от их принадлежности ко всему комплексу, управляе- мому политическими прин- ципами, забывать о том, что у них здесь есть условия для свободного выражения ин- тересов и мнений, условия для свободного объедине- ния, информации, формули- ровки новых прав или, на- против, что они сталкивают- ся здесь с многочисленными барьерами, препятствующи- ми любым изменениям су- ществующего порядка. С другой стороны, верить под влиянием императивов со- временной науки, что дан- ный общественный строй можно понять только при условии вычленения каждо- го предмета познания и чет- кого разграничения полити- ки, экономики и юриспру- денции, религии, этики, эс- тетики и науки, - значит отвергнуть первоначальный опыт, который один придает смысл различию видов дея- тельности, отношений и представлений в общест- венной жизни. 80 ДЕМОКРАТИЯ Современная демокра- тия немыслима, если в ней не признается политическая форма общества. Мы хотим сказать этим, что она пред- полагает воплощение чело- веческих контактов, отноше- ний между людьми и миром и одновременно стремится утвердить целый ряд прин- ципов, которые дают уве- ренность в законности отде- ления реального от вообра- жаемого, справедливости от несправедливости, добра от зла, правды от лжи, допус- тимого от запретного. Если способ управления обществом освещает нам его конституцию (в широком смысле слова), это не зна- чит, что общественные от- ношения сводятся в конеч- ном счете к отношениям власти, скорее, это означа- ет, что власть имеет симво- лический характер, откры- вающийся по ту сторону ее могущества. При внима- тельном рассмотрении мож- но прийти к заключению, что современная демократия - единственный строй, при котором этот символический характер молчаливо призна- ется. Повсюду, где власть принадлежит одному чело- веку, группе или касте (несмотря на отличие мо- нархии старого режима от современного тоталитариз- ма), принцип закона и прин- цип знания общественного порядка, а также мирового порядка сконцентрированы на одном полюсе. Современная же демо- кратия, напротив, разрушив теолого-политическую фор- мацию монархии старого режима, привела к измене- ниям, последствия которых многочисленны и сущест- венны. Как только власть перестала олицетворяться с личностью правителя ("князя" Макиавелли), она стала впервые означать пус- тое пространство. Одновре- менно с этим общество пе- рестало восприниматься как нечто материальное, как те- ло. Возникла новая полити- ческая логика. Деятельность правительства и представи- тельных органов периодиче- ски оспаривается на прин- ципах состязательности. Такое осуществление обще- ственного авторитета регу- лируется правилами сорев- нования, условия которого постоянно охраняются от нарушений. Это обусловли- вается существованием мно- жества партий, призванных обобщать и оформлять в течения различные взгляды. Таким образом, противо- борство обретает кoнcтиту- ционную форму. Одновре- менно с этим, устройство по- литической сцены, где стал- киваются различные дейст- 81 ДЕМОКРАТИЯ вующие лица, влечет за со- бой разделение как состав- ляющую часть единства об- щества. Иными словами, узаконивание чисто полити- ческого конфликта подразу- мевает узаконивание проти- воборства во всем общест- ве. Хотя образ общества и далек от того, чтобы его представляли единым. От- каз от предполагаемых ес- тественных критериев соци- альных различий влечет за собой возникновение идей Народа, Нации, Государства как всеобщих понятий, к ко- торым одинаково причастны все группы и индивидуумы. Тем не менее ни Народ, ни Нация не обладают транс- цендентностью, которая не- когда им приписывалась. Их определение остается пред- метом политического, исто- рического и социологическо- го спора. Что касается самой власти, хотя она и основы- вается на всеобщем избира- тельном праве, это не озна- чает, что ее суть сводится к результату случайного вы- бора в каждом отдельном случае и что она проециру- ется на общество; она про- должает оставаться тем по- люсом, которому общество соответствует и благодаря которому оно демонстрирует свою сплоченность и преем- ственность во времени. В качестве пустого простран- ства власть подает признаки отклонения от общества по отношению к самой себе, т.е. отклонения между ее внутренним и внешним про- явлениями: именно здесь раскрывается ее символи- ческий характер. С другой стороны, неспособность властей предержащих объе- динить в себе добродетели высшей мудрости и спра- ведливости влечет за собой упрощение структуры вла- сти, права и познания. Принцип автономии права и познания находит призна- ние. Так же как осуществле- ние власти рассматривается в своем временном воспро- изводстве, право рассмат- ривается в своем становле- нии (о чем свидетельствует история прав человека), причем мы никогда не мо- жем убедиться, на чем оно зиждется: все вращается вокруг извечного спора о законности того, что было установлено и что должно быть установлено. Точно так же перед знанием открыва- ется неопределенное про- странство, ускользающее от любого определения исти- ны. По рассмотрению выше изложенных преобразований можно прийти к следующему выводу: демократия - это область беспрецедентных экспериментов, где исчезают 82 ИДЕОЛОГИЯ последние вехи уверенно- сти. Такой вывод отнюдь не содержит апологетики реля- тивизму. Возникновение об- щественного пространства вследствие создания граж- данского общества, свобод- ного от непосредственного государственного контроля, есть гарантия того, что никто не является великим учите- лем или верховным судьей и что, по крайней мере в принципе, истина и спра- ведливость всегда будут ставкой в борьбе. Безусловно, манипуля- ции общественным мнением со стороны тех, кто облада- ет могуществом, так же как конформизм большинства, профессионализация поли- тиков, рост бюрократии, право которой на регламен- тацию основывается на раз- ложении ранее существо- вавших связей личной зави- симости, - все это ведет к краху логики демократии. Однако, стоит начать с при- знания ее плодотворности. И ИДЕОЛОГИЯ (от греческих слов idea - понятие и logos - учение) - вероучение или система взглядов, ри- сующих желанное для дан- ной социальной силы обще- ственное состояние (соци- альный идеал), а также путь, ведущий к нему. Состав- ляющий основной смысл идеологии социальный иде- ал - не что иное, как логи- ческий (словесный) образ предполагаемого, желаемо- го, ожидаемого обществен- ного устройства. Привер- женцы того или иного coци- ального идеала, выдвигая его, преследуют, по мень- шей мере, три цели: нарисо- вать ту цель, к которой они стремятся, и тем самым ориентировать свои практи- ческие действия; дать моти- вировку для действий своих сторонников и союзников; определить пути и средства достижений желаемой цели. Впервые понятие "идеоло- гия" было введено в обиход французским философом Антуаном Дестюг де Траси в XVIII в. Если социальный идеал, составляющий вместе со средствами его достижения основное содержание той или иной идеологии, всегда рисует общество не в ре- альном, а идеально-желан- ном виде, то и идеология, претендующая на отражение реальной жизни, является достаточно своеобразным 83 ИДЕОЛОГИЯ ее отражением. Она показы- вает не столько то, что есть, сколько то, что, по мнению творцов идеологии, "долж- но" быть, а само это долж- ное в свою очередь высту- пает как причудливый синтез или сочетание реальных процессов и тенденций с интересами, желаниями и верованиями той силы, о чьей идеологии идет речь, а также с тем, что от этой си- лы ожидается, что ею обе- щано своим сторонникам и союзникам. По этой причине идеология всегда полна не только верных, но и сомни- тельных зарисовок грядуще- го, а также утопических ожи- даний, пожеланий и устрем- лений. На этом основании Маркс и Энгельс называли всю прежнюю идеологию "извращенным сознанием", но заявляли при этом, что только выработанные ими воззрения (марксизм, учение о социализме) представляют собой не "извращенное соз- нание", а научно верное от- ражение действительности. Рабочему классу (чьей идеологией и является мар- ксизм) нет надобности нико- го обманывать, поскольку коренные интересы рабоче- го класса не противоречат ходу истории, ведущей к со- циализму и коммунизму, что и позволяет коммунистам рисовать исторический про- цесс и его будущее, не фальсифицируя их в угоду интересам своего класса. Однако жизнь не под- твердила этот прогноз: став идеологией и предметом социальной борьбы, "марк- сизм", "научный социа- лизм", позже "ленинизм" не избежали судьбы любой идеологии. Основное проти- воречие всякого социально- го идеала и соответственно политической идеологии - противоречие между миро- воззренческими и социаль- но-классовыми функциями, между необходимым для объяснения мира и создания идеала объективным знани- ем и сознательно пресле- дуемой узкоклассовой, соци- альной целью, социальными интересами, ради обслужи- вания которых и создается социальный идеал, обретая необходимый для этого вид. Каждая социальная си- ла, предлагая обществу свои идеал, стремится дока- зать гражданам, что предла- гаемый ею социальный по- рядок, не только лучше су- ществующего, но и более приемлем для всех (по крайней мере, для большин- ства граждан), хотя на са- мом деле он идеален только для данной социальной си- лы. Здесь истоки расхожде- ния слова и дела, причины неправды и корни элементов 84 ИДЕОЛОГИЯ утопизма в любой политиче- ской идеологии. Выдвигая свой социаль- ный идеал, каждая новая, идущая к господству соци- альная сила должна "зажечь" своими лозунгами, призывами, обещаниями возможно более широкий круг граждан (без этого нельзя свергнуть сущест- вующие порядки), а это уве- личивает долю обещаний и элементов утопизма в пред- лагаемой обществу полити- ческой идеологии. Но имен- но благодаря растущему ав- торитету новой (революци- онной) идеологии, благодаря тому, что новый социальный идеал правдами и неправ- дами все шире овладевает массами, подрывается леги- тимность существующего строя, обосновывается не- законность его дальнейшего существования и естествен- ность, легитимность (закон- ность) его замены другим, идущим ему на смену, пред- лагаемым революционной идеологией устройством. Чаще всего социальная сила, выдвинувшая револю- ционную идеологию, наде- ленную на свержение суще- ствующего строя и утвер- ждение нового, действи- тельно имеет с большинст- вом населения общий ко- ренной интерес - сверже- ние существующего строя, что и позволяет революци- онной идеологии собирать, как правило, необходимые для такой цели могущест- венные общественные силы. Но как только эта общая цель - свержение старого строя - достигнута, в пере- довом, революционном ла- гере начинается разброд и шатания, обнаруживается все углубляющееся расхож- дение соединявшихся для свержения старого общест- венных сил. Будучи по своей природе разными социаль- ными силами со своими особыми интересами, они подобно лебедю, щуке и ра- ку начинает тянуть общест- во в разные стороны - в сторону своих особых инте- ресов. Прежней политиче- ской идеологии, объединяв- шей всех борцов воедино, приходит конец, а на её раз- валинах складываются но- вые идеологии, возникают новые "измы", причем неко- торые объявляют себя на- следниками, преемниками прошлой идеологии, хотя это не всегда так. В качества примера можно взять взгляды Маркса и Ленина, которые из поли- тическом идеологии револю- ционных рабочих путем оп- ределенных подтасовок бы- ли превращены И. Сталиным в пресловутый "марксизм- ленинизм" как моноидеоло- 85 ИДЕОЛОГИЯ гию тоталитаризма коммуни- стических цветов. Как стало возможным подобное? Суть этого про- цесса сводится к тому, что марксизм (а позже и лени- низм) выступал на общест- венной арене, претендуя одновременно на роль и науки, и идеологии освобо- дительной борьбы рабочего класса, всех трудящихся. Как наука он призван был дать объективное отражение процессов реальной дейст- вительности со всеми её сложностями и противоре- чиями, а в качестве идеоло- гии его задача - сформу- лировать определенные, мобилизующие массы уста- новки, выразить идеалы ра- бочего класса и всех трудя- щихся, наметить пути и средства их реализации. Это несовпадение двух функций обусловило то, что с первых шагов коммунистического движения под знаменем этой идеологии сначала марксизм, а потом и лени- низм не были застрахованы от опасности выхолащива- ния научного содержания, от упрощенного усвоения и сознательных попыток пре- вратить их в сумму "идеологических установок", "средств мобилизации масс", манипулируя которыми по своему усмотрению, те или иные деятели рассчитывали достичь своих целей, не совпадающих или прямо расходящимися с коренны- ми интересами рабочего класса. С утверждением ре- волюционным путем новой власти подобные опасности не только не исчезали, но и увеличивались: власть мог- ла стать мощным орудием достижения собственных це- лей тех или других оказав- шихся у власти социальных сил или даже отдельных ли- деров. Став после смерти В.Ленина у руководства большевистской партией, И.Сталин начал и постепен- но осуществил подмену на- учных представлений об общественном развитии и будущем обществе, содер- жавшихся во взглядах Мар- кса, Энгельса и Ленина, соз- данным им и его окружением "марксизмом-ленинизмом", выражавшим социальный идеал партийно-государст- венной бюрократии, воз- главляемой И.Сталиным номенклатуры. Этот "марк- сизм-ленинизм" со своим особым содержанием и весьма своеобразным отно- шением к действительным воззрениям Маркса, Энгель- са и Ленина стал теоретиче- ским фундаментом создания мобилизационной экономики и опирающегося на нее 86 ИДЕОЛОГИЯ строя казарменного псевдо- социализма. "Марксизм-ле- нинизм" превратился в мо- ноидеологию сталинского тоталитаризма коммунисти- ческих цветов. Из "первой страны реального социа- лизма" - Советского Союза - эта моноидеология была распространена на другие страны "реального социа- лизма" и на значительную часть международного ком- мунистического движения. Распространение "марк- сизма-ленинизма" как моно- идеологии тоталитарного об- щества коммунистических цветов имело в разных странах свою специфику. Так, если в 30-е или 70-е гг. проанализировать идеоло- гический арсенал всех пар- тий, называвших себя " марксистско-ленинскими", то нетрудно убедиться в его большом несовпадении (особенно в 70-е гг.) и не только потому, что возмож- ности объективного позна- ния общественного развития у разных партий далеко не одинаковы. Даже те объек- тивные знания которые уже имелись (в своей стране или зарубежных странах), от- нюдь не прямо, не непо- средственно включались в официальный идеологиче- ский арсенал соответствую- щей партии для внедрения в общественное сознание. Если говорить о тогдашней практике, то руководство каждой партии по своему усмотрению (а это уже зави- село от многих обстоя- тельств) отбирало те идеи, выводы, установки, которые считались особо важными для партийной работы. Они сначала формулировались в официальных партийных документах, а затем с помо- щью всего пропагандистско- го аппарата (печать, радио, телевидение) многократно умножались, тиражирова- лись (порой весьма упро- щенно), внедрялись в мас- совое сознание. В результате такого формирования официальной идеологии, изображаемой везде в качестве "марксист- ско-ленинской", в нее вклю- чались самые разнообраз- ные тезисы: истинные и ложные, опирающиеся на факты и чисто утопические, продолжавшие взгляды Mapкca, Энгельса, Ленина или не только расходящиеся с ними, но и глубоко чуждые им. Так, в СССР в условиях "культа личности" в качестве объективных истин "марк- сизма-ленинизма" провоз- глашались, например ста- линский тезис "об обостре- нии классовой борьбы по мере продвижения к социа- лизму" (со всеми его прак- тическими выводами), тезис 87 ИДЕОЛОГИЯ о необходимости сверты- вать товарно-денежные от- ношения и спивать две формы собственности, тезис о близости коммунизма и т.д. Нелепость моноидеоло- гии становилась явной, при- ближая неизбежный конец казарменного псевдосоциа- лизма. Что такое идеология?* Идеология начинается с ве- ры в то, что вещи могут быть лучше, чем они есть на са- мом деле; по сути, это план совершенствования об- щества. Как это представлял Энтони Даунс, идеология - это "словесный образ луч- шего общества и основных путей создания такого обще- ства". Последователи лю- бой идеологии утверждают, что если следовать их пла- ну, вещи можно сделать значительно лучше, чем они есть в настоящее время. Значит, политические идео- логии - это совсем не то, что политология; это значит, что они не являются спокой- ными рациональными по- пытками понять политиче- ские системы. Скорее, они представляют собой попыт- * Данная статья - извлечение из американского учебника по полито- логии: Майкл Дж.Роскин и др. Вве- дение в политологию. Нью-Джерси, 1988. ки изменить политические системы (исключением мо- жет служить лишь классиче- ский консерватизм, не ста- вящий своей целью значи- тельно изменить систему), Приверженцы какой-либо идеологии бывают плохими политологами, так как они часто путают идеологиче- ское "должно быть" с поли- тологическим "есть". Французский философ XVIII в. Антуан Дестюг де Траси ввел термин "идео- логия" для обозначения то- го, что он назвал новой "наукой об идеях". Боль- шинство идеологий могут быть прослежены к создав- шим их философам... Клас- сический либерализм, на- пример, можно проследить к его создателю, английскому философу семнадцатого века Джону Локку подчерки- вавшему особое значение личных прав, собственности, разумности. Коммунизм мо- жет быть прослежен к не- мецкому философу XIX в. Гегелю, который утверждал, что все грани человеческого общества - искусство, му- зыка, архитектура, государ- ство, закон и так далее - висят вместе в одной связке с так называемым осново- полагающим принципом. Однако мысли филосо- фов часто упрощаются, по- пуляризируются и искажают- 88 ИДЕОЛОГИЯ ся до неузнаваемости. Идеологи хотят создать план действий, а не абстрактные идеи. Маркс, например, "поставил на голову Геге- ля", чтобы доказать, что экономика является осново- полагающим принципом все- го в обществе. Позднее Ле- нин поставил на голову Мар- кса, чтобы применить его идеи к отсталой стране, к которой Маркс никогда бы их не применил. Мао Цзэдун применил ленинские идеи к еще более отсталой стране, к которой они вообще были неприменимы. Гегель и Маркс, должно быть, крути- лись в своих гробах Но идеологи не связывают себя верностью исходным идеям; они желают изменений. Как только идеи стано- вятся менее абстрактными и приобретают более при- кладной характер они ста- новятся цементом, связы- вающим политические дви- жения, партии и революци- онные группы. Для того, что- бы бороться и идти на жерт- вы людям необходима идеологическая мотивиров- ка. Они должны во что-то верить. Американцы иногда бывали неспособны ухва- тить этот важный момент. С их склонностью к умеренно- сти и прагматизму выра- жавшимся в принципе "если это годится, используй", они не понимали возбуждающе- го эффекта, который идео- логия производила в совре- менном мире. "Наши" и юж- ные вьетнамцы физически не отличались от вьеткон- говцев и северных вьетнам- цев. И "наши" были лучше вооружены. Но вьетнамцы, вооруженные доктриной, в которую они верили, пред- ставлявшую смесь идей Маркса, Ленина и Мао, за- мешанную на крутой дозе национализма и антиколо- ниализма, - победили в войне против американцев, не имевших такой веры. Кроме того, американцы бы- ли поражены падением ша- ха, на смену которому при- шли фанатичные политико- религиозные революционе- ры. Это был и для нас большой сюрприз: нам сле- довало более внимательно следить за тем, чтобы у ша- ха всегда имелась наготове правдоподобная идеологи- ческая подстилка для наро- да. Мы забываем, что более двух столетий назад амери- канцы также имели идеоло- гию и, вдохновленные жаж- дой свободы и самоуправ- ления, не без помощи тру- дов Джона Локка и Томаса Пейна одолели более мно- гочисленную и лучше воору- женную армию англичан и наемников, не имевших та- ких веских поводов сражать- 89 ИДЕОЛОГИЯ ся. Разве мы забыли силу идей? Большую часть идеоло- гий составляет их экономи- ческий раздел. Большинство идеологий довольно много рассуждает об экономике, поскольку именно экономика обеспечивает основу для совершенствования обще- ства. Это относится и к кон- серватизму Рейгана, и к коммунизму Горбачева: оба делают основной упор на экономику. С некоторой степенью упрощения идеологии можно классифицировать, распола- гая их слева направо. Этот обычай берет свое начало с заседания Французской на- циональной ассамблеи в 1789 г. Для того, чтобы объ- единить делегатов со сход- ными взглядами и отделить их от горячих противников, которые сражались не толь- ко словами, но и кулаками, члены Ассамблеи были рас- положены в полукруглом зале заседаний в следую- щем порядке: консерваторы (поддерживавшие сохране- ние монархии) располага- лись справа от спикера, ра- дикалы (стоявшие за свер- жение системы и создание республики свободы и ра- венства) сидели слева от него; и умеренные (предла- гавшие лишь некоторые из- менения в системе) занима- ли места в центре. С тех пор мы называем их идеологи- ческие уклоны левым, пра- вым и центристским, хотя содержание их взглядов ко- ренным образом измени- лось. Теперь левые поддер- живают равенство, програм- мы повышения благосостоя- ния и не возражают против правительственного руково- дства экономикой. Правые подчеркивают значение лич- ной инициативы и частной экономической деятельно- сти. Центристы пытаются смягчить и синтезировать обе точки зрения. Люди, разделяющие частично ле- вые, частично правые взгля- ды, называются, соответст- венно, левые центристы и правые центристы. Полити- ческие партии Швеции пред- ставляют довольно четкий ряд в направлении слева направо: малочисленная коммунистическая партия, довольно многочисленная (правящая) социал-демокра- тическая партия и средние по численности центрист- ская (представляющая, в основном, фермеров), либе- ральная и консервативная партии. Идеология представляет собой план. Как идеологии осуществляются на практи- ке? Они никогда не действу- ют так, как предсказывали их создатели. Некоторые из них 90 ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ просто никуда не годятся. Все идеологии содержат в той или иной степени не- осуществимые идеи, кото- рые разрушаются перед ли- цом действительности. Иде- ологии представляют вооб- ражаемый, совершенный мир; действительность же далека от совершенства. Классический либерализм Адама Смита содействовал экономическому росту в XIX в., однако он также привел к значительному неравенству в распределении богатства и периодически повторяю- щимся депрессиям: он нуж- дался в переосмыслении современным либерализ- мом. Коммунизм привел к ряду тиранических режимов. Коммунистическими страна- ми, в которых еще была возможна жизнь, оставались Венгрия и Югославия, где коммунистическая доктрина была настолько разбавлена, что практически не действо- вала. Тысячелетние надеж- ды движений за националь- ное освобождение постоян- но терпели крах, как только революционеры вставали у власти. Если оценивать идеологии с точки зрения их применимости к действи- тельности, все они имеют в большей или меньшей сте- пени недостатки. Их необхо- димо воспринимать с опре- деленной долей недоверия. ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ (от ла- тинского слова intelligentis - понимающий, мыслящий) - первоначально совокупность образованных, мыслящих людей в обществе специ- ально занимающихся умст- венным трудом и просвеще- нием народа: позже интел- лигенция стала обозначать также совесть нации, ее наиболее задумывающуюся о судьбах отечества, о долге перед страной часть. Выполняя свое призва- ние - "болеть душой за на- род", быть, как писал П. Струве, "чувствилищем", звать народ выполнить долг перед отечеством - интеллигенция постоянно менялась по своему составу и удельному весу, но всегда была призвана так или ина- че решать вопрос об отно- шении народа к существую- щим порядкам и власти, о своем месте в этом отноше- нии и собственных обязан- ностях перед страной и на- родом, а также проблему отношения своей страны и ее развития к собственной истории и к зарубежному опыту. В каждой стране все эти вопросы решались по- разному, а интеллигенция (не в силу своих особых, "врожденных" качеств, а по 91 ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ объективным причинам) кон- центрировала свое главное внимание или на просвети- тельстве, философии и объ- ективном знании, или на общественно-политических вопросах борьбы за про- гресс и социальную спра- ведливость, или, что тоже случалось, сама включалась в реформаторскую деятель- ность. Важно и то, что эти приоритеты, никогда не вы- тесняя других функций, не оставались всегда одними и теми же: одни из них выхо- дили на передний план на одном историческом этапе, другие - на другом, а само соотношение этих приорите- тов, возобладание вполне определенных на протяже- нии длительного времени формировало традиции, ле- пило характерные особен- ности, "врожденные черты" самой интеллигенции той или другой страны. Это и понятно, ибо в тройственном отношении народ - разум - власть интеллигенция каждой стра- ны всегда занимает свое, никем и ничем не заменяе- мое место в зависимости от тот, какая функция оказы- валась для нее более суще- ственной - быть ли средо- точием разума или общест- венным чувствилищем, а также в соответствии с тем, чей интерес - народа или власти - оказывался в цен- тре ее забот. Здесь и истоки формирования облика са- мой интеллигенции - ста- вит ли она интерес выше истины или наоборот, а при сформировавшейся тради- ции и объяснение позиции интеллигенции. Как, пользуясь таким подходом, можно обрисо- вать черты русской интелли- генции? "Русская история, - писал Н.Бердяев, - соз- дала интеллигенцию с таким душевным укладом, которо- му противен был объекти- визм и универсализм, при котором не могло быть на- стоящей любви к объектив- ной, вселенской истине и ценности. К объективным идеям, к универсальным нормам русская интеллиген- ция относилась недоверчи- во, так как предполагала, что подобные идеи и нормы по- мешают бороться с само- державием и служить "на- роду", благо которого стави- лось выше вселенской исти- ны и добра. Это роковое свойство русской интелли- генции, выработанное её печальной историей, свой- ство, за которое должна от- ветить и наша историческая власть, калечившая русскую жизнь и роковым образом толкавшая интеллигенцию исключительно на борьбу против политического и эко- 92 ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ номического гнета, привело к тому, что в сознании рус- ской интеллигенции евро- пейские философские уче- ния воспринимались в иска- женном виде, приспособля- лись к специфическим ин- теллигентским интересам, а значительные явления фи- лософской мысли совсем игнорировались".* Однако сказать только это - мало. Не менее важно и то, что особенности российской ис- тории сказались также и в том, что в среде самой рус- ской интеллигенции, осо- бенно когда подавляющая ее часть была охвачена па- фосом борьбы за освобож- дение народа и социальную справедливость, стали на- блюдаться и другие истори- ческие перекосы - преиму- щественное внимание к проблемам распределения в ущерб проблемам производ- ства и склонность к уравни- тельному распределению Н.Бердяев так объясняет эти перекосы: "Психологи- ческие первоосновы такого отношения к философии, да и вообще к созиданию ду- ховных ценностей можно выразить так: интересы распределения и уравнения * Бердяев Н. Философская истина и интеллигентская правда. Вехи. Из глубины. М. 1991 с.19 в сознании и чувствах рус- ской интеллигенции всегда доминировали над интере- сами производства и твор- чества. Это одинаково вер- но и относительно сферы материальной, и относи- тельно сферы духовной к философскому творчеству русская интеллигенция от- носилась так же, как и к эко- номическому производству. И интеллигенция всегда охотно принимала идеоло- гию, в которой центральное место отводилось проблеме распределения и равенства а все творчество было в за- гоне, тут её доверие не име- ло границ. К идеологии же, которая в центре ставит творчество и ценности, она относилась подозрительно, с заранее составленным волевым решением отверг- нуть и изобличить". И да- лее: "С русской интеллиген- цией в силу исторического её положения случилось вот какого рода несчастье: лю- бовь к уравнительной спра- ведливости, к обществен- ному добру, и народному благу парализовала любовь к истине, почти что унич- тожила интерес к истине. А философия есть школа любви к истине, прежде все- го к истине. Интеллигенция не могла бескорыстно отне- стись к философии, потому 93 ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ что корыстно относилась к самой истине, требовала от истины, чтобы она стала орудием общественного пе- реворота, народного благо- получия, людского счастья. Она шла на соблазн велико- го инквизитора, который требовал отказа от истины во имя счастья людей"*. Само собой разумеется, что, претендуя на роль совес- ти нации, интеллигенция ока- зывается вынужденной по- стоянно заниматься самоана- лизом, самооценкой и само- критикой, впервые особенно громко прозвучавшими из "возмутительницы спокойст- вия" - России: первый раз после революции 1905-1906 гг. ("Вехи", 1909), а второй раз уже после Октября (Из глубины, 1922 г., впервые опубликована в 1967 г.). С тех пор на Западе бы- ло написано и опубликовано много обширных исследова- ний и популярных книг о сущности и роли интелли- генции. Тема эта обрела особую актуальность снача- ла после разгрома нацизма и фашизма во Второй миро- вой войне и конца сталиниз- ма в Советском Союзе, ибо встал вопрос о роли и ответ- ственности интеллигенции стран с тоталитарными ре- * Там же, с. 12-13, 17. жимами за все происшед- шее в этих странах и во всем мире. Сейчас актуаль- ность этой проблематики получила дополнительные импульсы по мере того, как становится все более оче- видной утопичность прогно- зов о всемирной революци- онной победе коммунизма и отчетливо вырисовывается новая полоса истории, ха- рактеризующаяся не близ- кими революционными сдви- гами, а длительной эволю- цией; осмысление всего это- го приводит к концепциям конца истории и конца ин- теллигенции (особенно у тех, кто отождествлял ин- теллигенцию с её револю- ционной частью). Осмысле- ние же новых ступеней на- учно-технической револю- ции, ставящей совершенно по-новому проблемы гума- низации общественной жиз- ни, порождают утверждения о "ненужности" гуманитарной интеллигенции, о "конце совести нации", ненужности "чувствилища". Очевидно, что смена ис- торических эпох и полос ис- тории не только меняет ме- сто и роль интеллигенции, но и разнообразит ошибки, в том числе и касающиеся ис- торических судеб самой ин- теллигенции. 94 ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ Слово интеллигенция* непереводимо, а явление, обозначаемое им, неопре- деляемо. Впрочем непере- водимость - свойство и са- мого явления. В этом смыс- ле понятие интеллигенция - предварительное поня- тие, понятие-предчувствие. Оно появилось как рус- ское заимствование в опре- деленный момент западной истории (во Франции в 20-х гг., вероятно, по следам рус- ской революции).. Интеллигенция, это "рус- ское заимствование", требу- ет или по меньшей мере на- прашивается на сопостав- ление с родственным фран- цузским явлением уже пото- му, что явление это со вре- мени дела Дрейфуса и па- мятного "Манифеста интел- лектуалов" в газете "Ав- роре" имело собственное слово определяющее его, - интеллектуалы. В общих чертах русская интеллигенция может быть определена решительной безнадежностью Адорно, утверждавшим после гено- цида второй мировой: "Интеллигентность - нрав- ственная категория". Но все * Данная статья первоначально напечатана в кн. 50/50. Опыт сло- варя нового мышления, с. 131-137. Автор статьи - Вероника Гаррос (Франция). же (а может, и прежде всего) она определяется следую- щим парадоксом: по опре- делению, она противится всякому определению, и это ее свойство - основа ее бытия. Возьмем за точку от- счета ее упорное нежелание быть заключенной в жесткие рамки социологических кате- горий - хотя бы уже потому, что в данном случае она рассматривалась бы как стабильное явление. Иначе говоря, является ли интел- лигенция как феномен, поя- вившийся исторически срав- нительно недавно, чем-то раз и навсегда данным? ...Особенно примеча- тельны результаты опроса об "интеллектуальной вла- сти во Франции" согласно которым пальма первенства отдается Бернару Пиво, ве- дущему популярной литера- турной телепрограммы и Клоду Леви-Стросу. Совре- менность и груз истории, посредничество и творчест- во уживаются друг с другом, смешиваются и, кажется со временем превращают в повседневность явления самого разного порядка по- нятия "информационного взрыва" и "информацион- ного выбора", движение к новому подъему недооцени- вавшихся прежде радио, прессы, ТВ, родившихся в недрах университетского 95 ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ кризиса 70-х гг., наконец, тот факт, отмеченный Пьером Нора, что неологизм "интел- лектуал" возник во Франции одновременно с понятием "событие". Если вдуматься, то и самый главный вопрос анкеты: "Кому принадлежит интеллектуальная власть?" - не менее красноречив, чем ответы на него. То же чувствуется и в горько- сладком комментарии одно- го из победителей опроса К.Леви-Строса, который буд- то бы не принимает как ре- зультаты анкеты, так и саму действительность: "...Я при- надлежу к прошлому веку... и если мое имя повторяется чаще других, то только по- тому, что я мешаю меньше других". Восьмидесятые годы демонстрируют нам, что уже не ставится вопрос об опре- делении (что такое интел- лектуал?) и об отношении интеллектуала к власти - а это был традиционный во- прос - теперь же спраши- вают о власти как таковой, о власти интеллектуала... От противостояния к ин- теграции - движение, за- метное с начала 70-х гг. и подтвержденное появлени- ем неологизма "интелло- крат" и тем, что интеллек- туалы более не утверждают свой мир без участия вла- сти, что они выступают те- перь не ПРОТИВ, но ВМЕ- СТЕ, а также ощущением того, что интеллигенты, имеющие власть, являются в некоем роде "официаль- ными интеллигентами обще- ства"; это движение вытека- ет не только из того, что эс- хатологическое мышление времени торопилось окре- стить "концом идеологий". Несомненно, здесь особенно чувствуется совпадение кри- зиса идеологического (впол- не реального) и кризиса письменной традиции... И несомненно, "поворот" мно- гих интеллигентов в полити- ческом плане тоже иногда коренится в совпадении этих двух "кризисов". ...Если традиционно по- явление или пребывание интеллигенции на страницах истории XX в. связано с ощущением или предчувст- вием исторического разры- ва, с наступлением момен- тов, несущих в себе истори- ческие события (это и писа- тели 20-30-х гг., участники Сопротивления, послевоен- ные интеллигенты-коммуни- сты, "носильщики" во время войны в Алжире), то появле- ние на сцене "новых фило- софов" соответствует ощу- щению пустоты, ощущению отсутствия истории (это то, что грубо выражено в фор- муле "автомобиль, холо- 96 ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ дильник и телевизор убили революцию")... История не может боль- ше служить оправданием - это обнаружил тот медлен- ный обвал, главное имя ко- торого - сталинизм: XX съезд, Будапешт, Прага, "Архипелаг Гулаг" (1974), а вслед разочарование в Ки- тае, в странах "третьего ми- ра", в собственном рабочем классе. (Кстати, не является ли идея о конце мессианской роли рабочего класса одно- временно и идеей о конце мессианства интеллиген- ции?) Ест, как отмечает историк Л.Булгакова, цен- тром внимания русской- советской интеллигенции последовательно было кре- стьянство, пролетариат, а теперь сама история, то следует признать, что у французской интеллигенции сейчас нет иного предмета, кроме нее самой. Конец всемирности, обозначенный этим обвалом, ожесточен- ный антиутопизм, порожден- ный им, - все это лишило интеллигенцию некоторых из основных ее свойств. Не стала ли утрата прежних предметов и исторических основ истоком этой "своего рода покорности нашего общества, представляемого в качестве непревзойденно- го образца, этого ощущения, что другой модели общества и быть не может", истоком разочарования в истории, спровоцированного тем, что сама история была постав- лена под сомнение? Дейст- вительно, отныне жизнь об- щества скорее комментиру- ется, нежели критикуется или оспаривается. На сцену также выходит "ощущение катастроф", присущее как русской, так и западной ин- теллигенции 20-30-х гг. и прекрасно выраженное Валь- тером Бенжамином: "Кон- цепцию прогресса следует основывать на идее катаст- роф. Если же будет продол- жаться "обычный ход" ве- щей - вот это катастрофа" Но главное, и об этом бес- пощадно говорит М. де Сер- то: "Покончено с виновно- стью интеллигенции перед историей!" - "новые фило- софы" (которых рассматри- вают как представителей интеллигентов нового типа) окончательно отвернулись от этики ответственно- сти, которая нами считается сутью интеллигенции. В этом смысле новые интеллигенты умертвили интеллигенцию, которая яв- ляется теперь лишь социо- логической категорией. ...А история умирает. Это "парадокс, который вовсе не парадокс, а такая сторона нашей жизни, которую мы недостаточно понимаем. Мы 97 ИНТЕРЕС продолжаем жить в мире, которого уже нет. Мы живем по его стандартам, говорим его языком, а его уже нет - он другой. Мы говорим на языке истории о том, что уже не есть история", - так на- писал Михаил Гефтер в сво- ей статье "От ядерного мира к миру миров". Если, как он считает, мы живем, не сознавая того, в эпоху конца истории, то, по той же логике, мы присутст- вуем не при отступлении, но при конце интеллигенции. ИНТЕРЕС человека, соци- альной группы, нации (от латинского слова interest - имеет значение, важно) - ключевая категория полити- ки и политологии, обозна- чающая движущую силу ис- тории, внутренний опреде- литель любой политики. В истории, в обществе ничего не делается без человече- ского интереса: все, что со- вершается в общественной жизни, как плохое, так и хо- рошее - результат чьего-то интереса, следствие чьей-то выгоды. Интересы отдельных людей, личностей, индиви- дов, сталкиваясь и погаша- ясь во взаимной борьбе, не оказывают существенного воздействия на ход событий (если это не выдающиеся личности в истории, боль- шое влияние которых опре- деляется другими обстоя- тельствами). Гораздо важ- нее для политики опреде- ляющие её совпадающие интересы больших групп людей - классов, народно- стей, наций. Но поскольку интерес любой такой общ- ности людей не имеет еди- ного СУБЪЕКТА, носителя этого интереса, а представ- ляет собой определенную интеграцию или соединение интересов входящих в дан- ную общность индивидов, важно определить именно эту исходную категорию - интерес индивида, человека и определить природу этого интереса. Вопреки попыткам при- дать интересу индивида, человека субъективный ха- рактер (трактуя его как оп- ределенное им самим изби- раемое устремление, хоте- ние) или же объективно- субъективный характер (по- скольку, мол, в нем имеется и объективное, не завися- щее от воли человека со- держание, и субъективные моменты, связанные с ис- толкованием и стимулиро- ванием субъектов и т.д.). На самом деле интерес инди- вида и вообще интерес - объективная категория, хотя она неотделима от 98 ИНТЕРЕС субъекта, ее носителя (в этом смысле она субъект- на, присуща одушевленному субъекту, но не субъектив- на, что не одно и то же!). По своему содержанию интерес не зависит от воли и созна- ния своего носителя, хотя и осознается (верно или не- верно) своим субъектом и по его воле реализуется или не реализуется посредством определенных действий. В чем суть интересов че- ловека, индивида? Человек как биологиче- ское и социальное существо имеет совокупность опреде- ленных изменяющихся по- требностей, без удовлетво- рения которых он не может существовать и развиваться как человек. Для удовлетво- рения этих потребностей необходимы те или другие предметы, вещи, отношения с другими людьми как сред- ства удовлетворения тех или иных потребностей, на что и направлены интересы дан- ного индивида. Интерес - это объективное отношение той или иной потребности индивида к предмету ее удовлетворения. Субъект индивид, имеющий потреб- ности, не волен отменить их, исключить интерес к пред- метам удовлетворения сво- их потребностей. Мои по- требности, говорил фило- соф, насилуют меня как лич- ность, требуя своего удовле- творения, порождая во мне интерес - эту всеобщую рефлектированную вовне потребность. Однако объективный ха- рактер потребностей и инте- ресов не означает, что чело- век безволен и беспомощен перед ними. Прежде всего, важно правильно понять, осознать свои действитель- ные интересы и пути их реа- лизации. А это не всегда просто. Когда луддиты в Англии разбивали станки и машины, не довольные сво- им положением, то они вер- но уловили связь между ши- роким внедрением машин и ухудшившимися условиями жизни рабочих. Однако их действительный интерес состоял вовсе не в том, что- бы разрушать машины, а в том, чтобы бороться против капиталистического исполь- зования этих машин, что увеличивало армию безра- ботных, усиливало эксплуа- тацию, ухудшало условия жизни и труда. Следует особо подчерк- нуть, что существо объектив- ного интереса человека не всегда лежит на поверхности, необходимы определенные умственные усилия чтобы за внешним, поверхностным обнаружить суть дела. 99 ИНТЕРЕС Познание коренных ин- тересов всех составляющих общество социальных групп, классов и сил - важнейшая задача политики как для оп- ределения того, что проис- ходит в обществе, так и для выработки общей концепции развития страны, долговре- менного курса по реализа- ции такой концепции, стра- тегии и тактики при ее осу- ществлении. Выясняя, что происходит в обществе, важно, во- первых, определить, в каком направлении толкают обще- ство существующие в нем интересы и стоящие за ними общественные силы. Во- вторых, поскольку сущест- вующие силы преследуют свои особые интересы и по- тому подобно лебедю, раку и щуке толкают общество в разных направлениях, важ- но, взвесив реальную зна- чимость каждой обществен- ной силы, выяснить, какова сегодня и какой станет зав- тра равнодействующая всех этих сил, если направления их усилий не совпадают, ес- ли они находятся в противо- борстве или их усилия рас- ходятся. В-третьих, на этом основании только и можно выработать более или ме- нее обоснованную концеп- цию общего развития стра- ны, долговременную и теку- щую политику. Если бы история начи- налась сегодня, начиналась сначала, то такой общий анализ расстановки общест- венно-политических сил, их объективных интересов и субъективных устремлений мог бы стать фундаментом для избрания долговремен- ных целей. Однако реаль- ность не такова: страна уже на марше и перед ней сама жизнь уже выдвинула на- сущные задачи, причем не терпящие отлагательства: в одном случае - задачу свержения господства пар- тийно-государственной бю- рократии или ограничения распоясавшихся нуворишей, в другом случае, когда поли- тическая задача уже ране- на, нужно найти выход из тяжелейшей экономической ситуации, выход в одних случаях из кризиса, в других - из тупика. Кто, какие силы способ- ны это сделать? Есть ли си- лы, чьи непосредственные интересы и чьи созидатель- ные возможности идут в этом направлении? Как ак- тивизировать их, как оказать им поддержку? Решение всех этих задач далеко не просто. Ведь в обществе есть силы и есть партии, которые ставят сво- ей целью вовсе не обяза- тельно быстрый прогресс всего общества, для которых 100 ИНТЕРЕС на первом месте - защита интересов представляемых этими партиями обществен- ных сил. Как быть, если удовлетворение интересов этих сил, скажем, ветеранов и пенсионеров, вовсе не со- ставляющих самую активную часть населения, требуя су- щественных затрат, не спо- собно обеспечить обществу быстрый подъем? По- видимому в подобных слу- чаях важно выяснить, при каком развитии общества у него возникнут наиболее благоприятные возможности для оказания социальной поддержки именно этим слоям, каши посильный вклад в подобное развитие способны внести данные слои в рамках выдвинутой задачи, какие приоритеты следует избрать, чтобы дос- тичь желаемого с наимень- шими жертвами со стороны общества. К наиболее сложным проблемам повседневной политики относится сочета- ние интересов, если не за- бывать, что интерес, как и потребность, категория объ- ективная, а потому ни для какого соподчинения не го- дится. Здесь необходим це- лый комплекс продуманных мер, позволяющих сначала устранить все то, что, обост- ряя противоречия способно довести их до конфликта. Когда эта задана решена, встает другая, более труд- ная: как найти, выявить и выдвинуть перед вчерашни- ми антиподами объединяю- щие их интересы или хотя бы совпадающие устремле- ния, чтобы в ходе сотрудни- чества на общем пути попы- таться шаг за шагом, не пренебрегая самым малым, или разрешать, или отодви- гать все то, что мешало со- трудничеству, и акцентиро- ватъ внимание на том, что, хотя бы с трудом, но подда- ется разрешению, сближая вчерашних противников, де- лая устранение противобор- ства понятым обеими сторо- нами, взаимным интересом. Только политика, способная идти на компромиссы и умеющая "поступиться принципами" во имя общего блага, общего интереса, и есть настоящая политика! Интерес*. Основной зада- чей "теории групп" является выявление влияния соци- альных групп на процессы принятия политических ре- шений. В изучении полити- ческой деятельности этих * Данная статья - извлечение из реферата статьи Клауса фон Бой- ме "Группы интересов - общест- венные организации", помещенный в энциклопедии "Марксизм, комму- низм и западное общество". 101 ИНТЕРЕС групп используются термины "группы политических инте- ресов", "группы давления" и "лобби". Некоторые иссле- дователи предпочитают упо- треблять выражение "груп- пы интересов" (или "заинте- ресованные группы") вместо термина "группы давления", так как последний ограничи- вает способ осуществления политического влияния. По мнению К.фон Бойме, дале- ко не всегда можно провести четкую градацию между со- циальными группами, руко- водствующимися прежде всего материальными инте- ресами и представляющими группы интересов в более узком смысле слова, и груп- пами, преследующими идео- логические, этические или филантропические цели. В целом, однако, внутригруп- повые связи более прочны у тех, кого объединяют инте- ресы объективные, а не субъективные, основанные на "сознательном выборе". Переходя от понятия "группы интересов" к само- му обозначаемому им явле- нию, автор замечает, что широко распространенная антипатия к этому явлению объясняется отождествле- нием "интересов" со стрем- лением к материальной вы- годе, хотя в политической философии под "интереса- ми" могут иметься в виду также моральные и духов- ные ценности. Далее, инте- рес может быть не только частным, но и государствен- ным, общественным, в "консервативной политиче- ской науке" государство со времен Аристотеля рас- сматривалось как механизм, связывающий воедино мно- жество частных интересов и предотвращающий распад общества. Правда, радика- лы и либералы уже в конце XVIII - начале XIX вв. не соглашались с отождеств- лением государственных и общественных интересов. Концепция общественно- го интереса (а во внешней политике - национального интереса) до сих пар играет важную роль в политической теории. Однако многие уче- ные используют её только в отношении политических компромиссов, достигаемых в борьбе различных групп и партий. Согласно этому объяснению, приписывае- мые государствам и прави- тельствам функции сохра- нения "баланса интересов" соблюдались "только теоре- тически"; на самом деле нет и не было никакого "общего согласия", и для многих современных социологов концепция "общественного интереса" представляется "фиктивной, лишенной на- учной ценности". 102 ИНТЕРЕС Четкой классификации и типологии "групп интересов" фактически не существует. К группам экономических ин- тересов часто относят про- фессиональные и потреби- тельские организации, а в профессиональные группы, в свою очередь, включают профсоюзы, организации ремесленников, фермеров и представителей независи- мых профессий. Группы по- литических интересов - это прежде всего "обществен- ные организации, научные организации, учебные заве- дения, Красный Крест, раз- личные объединения граж- данского и правительствен- ного характера". Все клас- сификации "групп интере- сов" склонны исходить из формальных наименований и пропагандистски деклари- руемых мелей, ввиду чего часто остаются в тени их истинные интересы и рычаги влияния. Даже наиболее не- политические группы пред- ставляют собой потенциаль- ные группы давления. Немецкий социолог Гюн- тер Шмёльдерс в книге "Автопортрет ассоциаций", вышедшей в Западном Бер- лине в 1965 г., различает следующие основные функ- ции "групп интересов": "1. Информирование своих членов о социально-эконо- мическом развитии общест- ва. 2. Представление их ин- тересов в министерствах и парламенте. 3. Консультиро- вание индивидуальных чле- нов и забота о них. 4. Под- держание общественных отношений с целью инфор- мирования окружающих о своих интересах. 5. Сотруд- ничество в штаб-квартире организации". Организация "группы ин- тересов" становится все более бюрократической осо- бенно в силу того, что мини- стерства поддерживают связь лишь с их верхушкой, а это в свою очередь, усиливает концентрацию и иерархиза- цию "групп интересов". В силу этого "внутригрупповая демократия" оказывается все более узкой. Влияние "групп интере- сов" проявляется в парла- менте, правительстве и пра- вительственных органах юридической системе, дея- тельности политических пар- тий, формировании общест- венного мнения и междуна- родных организациях. Существует много форм взаимоотношении между группами интересов и поли- тическими партиями. Наибо- лее важными являются сле- дующие: а) группа интересов контролирует партию, б) группа интересов сама ста- новится партией, в) несколь- ко групп интересов влияют 103 ИНТЕРЕС на партию (это обычное по- ложение вещей); г) одна партия контролирует все группы интересов (тотали- тарные партии). Что касается методов действия групп интересов, то политическое влияние оказывается преимущест- венно посредством власти, дружеских связей, разумного увещевания, взяток, обмана и принуждения. Наиболее действенными средствами являются установление лич- ных контактов и увещевание. Некоторые представители функционалистской школы считают, что в известной степени коррупция необхо- дима для объединения оп- ределенных сил, которых нельзя склонить к сотрудни- честву иными способами. Средства принуждения, ко- торые становятся главными методами властвующих групп во времена револю- ций, имеют второстепенное значение. В целом попытки оказать влияние уже подра- зумевают признание суще- ствующей системы государ- ственного управления, от которой требуется достаточ- ная доля услуг. Политиче- ские забастовки, массовые собрания, митинги, собрания и марши протеста, сопрово- ждаемые угрозами и попыт- ками запугивания, принад- лежат к методам прямого воздействия, которые при- меняются до сих пор и не только синдикалистским движением. Преобладаю- щая в капиталистических странах точка зрения на об- щество все больше отходит от мистических концепций единства, которое основы- вается только на человече- ских отношениях и не остав- ляет места для конфликтов. Ограниченные конфликты, смягчаемые терпимостью и институционализацией, дей- ствительно осуществляют позитивную роль в общест- ве. Плюралистическая мо- дель общества представля- ется автору идеальной, при- чем он полагает, что на За- паде такая модель стала единственно мыслимой, и нарушения принципов бур- жуазной демократии, подоб- ные тем, которые имели ме- сто в нацистской Германии, ныне там невозможны. 104 КОНВЕРГЕНЦИЯ, МИРНОЕ СОСУЩЕСТВОВАНИЕ К КОНВЕРГЕНЦИЯ, МИРНОЕ СОСУЩЕСТВОВАНИЕ - понятия времен двухполюс- ного мира, периода непри- миримой "борьбы двух ми- ровых систем - капитализ- ма и социализма". И все же в каждом случае налицо и своя специфика: если о мирном сосуществовании ("мирном сожительстве") речь шла уже с Октября 1917 г., то конвергенция - понятие более позднего времени (40-х и последую- щих лет). Короче говоря, конвергенция и мирное со- существование - две фор- мулы выражающие реакцию общественности на тупики вооруженного двухполюсно- го мира и ракетно-ядерного века, когда еще не обнару- жилась несостоятельность казарменного псевдосоциа- лизма. Создание ракетно-ядер- ного оружия (40-60-е гг. XX в.) и осознание невозможно- сти и недопустимости в та- кой обстановке военными средствами решить исход борьбы двух систем назы- вашихся капитализмом и социализмом породили в среде естественнонаучной интеллигенции веру в воз- можность конвергенции (от латинского слова convergere - сходиться, приближаться), т.е. взаимопроникновения и соединения положительных качеств, сторон, свойств ка- ждой из двух систем в неко- ем высшем гибриде. Причем конвергенция и как движе- этом направлении оценива- лась как процесс, обеспечи- вающий кардинальное и окончательное разрешение тупиковых ситуаций воору- женного противостояния, ракетно-ядерного противо- борства этой эпохи, как ус- ловие и средство устране- ния самой опасности ракет- но-ядерной и экологической гибели человечества, как средство решения важней- ших глобальных проблем современности и условие дальнейшего поступательно- го развития человечества. Мирное сосуществование - понятие, обозначающее не просто жизнь бок о бок гсоударств двух систем, ис- ключаюшее глобальный конфликт (при наличии всех других форм борьбы и про- тивостояния), а их мирное сожительство и развитие разноплановых связей. Обо- снование такого сосущест- вования получило свое вы- 105 КОНВЕРГЕНЦИЯ, МИРНОЕ СОСУЩЕСТВОВАНИЕ ражение в концепциях мир- ного сосуществования (Восток), сдерживания и от- брасывания (Запад), "холод- ной войны" и разрядки на- пряженности, являющихся конкретизацией исходных позиций на разных этапах. Если подойти к вопросу исторически, то уже в ходе второй мировой воины, ко- гда в воюющих государствах (прежде всего, в Германии, США, Великобритании, Фран- ции и СССР) шла безудерж- ная гонка за скорейшее соз- дание атомного оружия мас- сового уничтожения, значи- тельная часть естественно- научной интеллигенции, особенно той, которая была связана с созданием этого оружия (А.Эйнштейн, Д.Са- харов, Ф.Жолио-Кюри, Дж.Бер- нал и другие), не могла не думать о последствиях по- явления столь могуществен- ных средств массового унич- тожения, о своей непосред- ственной ответственности перед человечеством за его создание. Результатом этого стали не только письма в официальные инстанции к власть имущим, но и обра- щения, манифесты, адресо- ванные широкой общест- венности, нацеленные на поиск сохранения мира и человечества в возникшей новой ситуации. Исходные идеи теории конвергенции как призыв, как пожелание, как надежда первоначально проявились именно в этой, естественно- научной среде. Отброшен- ные и осужденные больше- вистской идеологией они получили определенное со- циально-экономическое раз- витие в трудах Дж.Гэлб- рейта, У.Ростоу (США), Я.Тинбергена (Швеция), Д.Сахарова (СССР), где кон- вергенция, понимаемая как сближение и переплетение качеств и свойств двух сис- тем, сознательно принима- лась за основу рассуждений о будущем. Для этого были свои причины. В то время (40-50-е гг. и позже), когда не только За- пад ("капиталистический мир"), но и Восток ("социа- листический мир") пред- ставлялись всем вполне способными к дальнейшему прогрессу, всем казалось, что будущее человечества следует так или иначе свя- зывать с выбором: "капи- тализм или социализм". Не было очевидно и то, что сам этот выбор мирным путем в ближайшем будущем не реален, хотя власть имущие, получая в свои руки такую могущественную силу, как ракетно-ядерное оружие, оказываются перед искуше- нием пустить его в ход, что- 106 КОНВЕРГЕНЦИЯ, МИРНОЕ СОСУЩЕСТВОВАНИЕ бы обеспечить победу своей стороны, своей идеологии, т.е. чтобы реализовать свой выбор. В этой обстановке естественнонаучная обще- ственность, широкие круги интеллигенции предложили свой выход, не требующий принципиального слома ни той, ни другой системы (на что не пошла бы ни одна из сторон), свой третий путь - конвергенции двух систем, опиравшийся на бесспорную общность целого ряда про- блем и сходность объектив- ных процессов, имевших место в обеих системах. Вера в то, что можно ис- кусственным путем отобрать и соединить в высшем син- тезе положительные сторо- ны двух существовавших систем, была утопией, нере- альной надеждой, но не по- тому, что естественно- исторический процесс обще- ственного развития не под- чиняется наперед создан- ным схемам. Если бы это было так, то социальные революции как сознательно осуществляемый процесс бы- ли бы вообще невозможны, Причины состояли в другом: раскол мира на два полюса был настолько глубок, а взаимоотношения частей бы- ли столь остры и напряжен- ны, что исключали в тех ус- ловиях возможность совмест- ных согласованных действий в глобальном масштабе. И все же, если по на- званной причине считать теорию конвергенции утопи- ей, то это была великая уто- пия по меньшей мере по трем причинам. Во-первых, теория кон- вергенции содержала в себе не вполне сознаваемую ее приверженцами, но верную мысль, состоящую в том, что исторически оправданного выбора нет в общепризнан- ной дилемме (или сущест- вующий капитализм, или "реальный социализм"). Если говорить по cyществу, то, с одной стороны, капита- лизм при всех своих очевид- ных недостатках еще не ис- черпал тогда своих возмож- ностей развития, а с другой - претендовавший на путь в будущее "реальный социа- лизм" вовсе не был самим собой, устремленным в бу- дущее социализмом, а пред- ставлял тупиковое социаль- но-экономическое устройст- во, общество-монстр - ка- зарменный псевдосоциализм, не только не ведущее в бу- дущее всe человечество, но и сошедшее с общего пути прогресса, обреченное на исчезновение. Ничего по- добного не содержалось в теории конвергенции, но сам ее призыв - искать третий 107 КОНВЕРГЕНЦИЯ. МИРНОЕ СОСУЩЕСТВОВАНИЕ путь в будущее - был несо- мненно плодотворен. Во-вторых, теория кон- вергенции опять-таки спон- танно, имплицитно содер- жала в себе и другую мысль, состоящую в том, что буду- щего нет ни у существующе- го капитализма, ни у "реального социализма", что в наличных чертах того и другого есть только опреде- ленные аспекты, элементы, стороны, могущие быть ис- пользованными в будущем. Этим самым утверждалось, что ни существующий капи- тализм в том виде, в каком он существует, не может претендовать на историче- скую жизненность, ни "реальный социализм" не содержит в себе достаточно положительных качеств, чтобы стать основой жизне- способного организма для будущего развития челове- чества. В-третьих, теория кон- вергенции, видевшая буду- щее человечества в органи- ческом синтезе положитель- ных черт существующего капитализма и "реального социализма", вопреки ре- альным убеждениям своих приверженцев, была пред- течей, предвосхищением то- го идеала смешанной ры- ночной экономики (причем экономики социально ориен- тированной), которая сего- дня претендует на роль од- ного из желательных соци- альных идеалов будущего. Таким образом, теория конвергенции, взятая в сво- ем не утопическом, а рацио- нальном смысле, представ- ляла собой намек, надежду, призыв к созданию смешан- ной рыночной экономики, способной в каждой стране по-своему соединить поло- жительные стороны конку- рирующих систем, стать прочным фундаментом мир- ного сосуществования наро- дов и стран, условием ус- пешного решения глобаль- ных проблем, стоящих перед человечеством. Конвергенция, мирное со- существование*. В издан- ном в 1960 г. "Советском энциклопедическом слова- ре" о конвергенции написа- но: "Буржуазная теория, в основе которой лежит идея о якобы происходящем посте- пенном сглаживании эконо- мических, политических и идеологических различий между капиталистической и социалистической общест- венными системами. Воз- никла в 50-х гг. в связи с на- учно-технической революци- * Данная статья А.Сахарова была опубликована в кн.: 50/50: Опыт словаря нового мышления, с. 13-17. 108 КОНВЕРГЕНЦИЯ, МИРНОЕ СОСУЩЕСТВОВАНИЕ ей, ростом обобществления капиталистического произ- водства. Основные предста- вители: Дж.Гэлбрейт, У.Рос- тоу (США), Я.Тинберген (Нидерланды) и др. Корен- ной порок теории конверген- ции - технологический под- ход к анализу социально- экономических систем, игно- рирующий принципиальные отличия в характере собст- венности на средства произ- водства при капитализме и социализме". Такова была (а в значи- тельной степени сохраняет- ся и сейчас) официозная оценка этого важнейшего политического понятия. Но одновременно получают рас- пространение - и в услови- ях гласности частично про- никают на страницы печати - альтернативные точки зрения, по моему мнению, более правильно отражаю- щие историческую реаль- ность и ее требования. Ниже излагается позиция автора данной статьи. Человечество оказалось в XX в, в беспрецедентной ситуации реальной опасно- сти самоуничтожения. Ре- зультатом большой термо- ядерной войны может быть лишь гибель цивилизации, смерть и страдания милли- ардов людей социальная и биологическая деградация оставшихся в живых и их потомков. Не исключена ги- бель всего живого на по- верхности суши. Не менее грозной является многоли- кая экологическая опасность - прогрессирующее отрав- ление среды обитания сред- ствами интенсификации сельскохозяйственного про- изводства и отходами хими- ческих, энергетических, ме- таллургических производств, транспорта и быта, уничто- жение лесов, истощение природных ресурсов, необ- ратимое нарушение равно- весия в живой и неживой природе и - как апогей все- го - нарушение генофонда человека и других живых существ. Мы, возможно, уже вступили на путь, ведущий к экологической гибели. Един- ственное, чего мы не знаем, - какую долю пути мы про- шли, сколько осталось до критической черты, после которой уже нет возврата. Будем все же надеяться, что осталось достаточно, чтобы успеть вовремя ocтановить- ся. В ряду глобальных про- блем - колоссальная не- равномерность мирового экономического и социаль- ного развития, угрожающие тенденции в "третьем ми- ре", голод, болезни, нищета сотен миллионов людей. Безусловно, необходимы срочные меры для предот- вращения непосредственной 109 КОНВЕРГЕНЦИЯ, МИРНОЕ СОСУЩЕСТВОВАНИЕ опасности скатывания в пропасть термоядерной вой- ны - урегулирование регио- нальных конфликтов путем компромиссов, движение к глубокому разоружению, к достижению равновесия и оборонительного характера обычных вооружений. Столь же необходимы срочные ме- ры внутригосударственного и международного характера для улучшения экологиче- ской ситуации, международ- ные усилия для смягчения проблем "третьего мира". Однако я убежден, что единственным путем карди- нального и окончательного устранения термоядерной и экологической гибели чело- вечества, решения других глобальных проблем явля- ется глубокое встречное сближение мировых систем капитализма и социализма, охватывающее экономиче- ские, политические и идео- логические отношения, т.е. в моем понимании - конвер- генция. Именно разделение мира придало глобальным проблемам такую трагиче- скую остроту, поэтому толь- ко устранение этого разде- ления может их разрешить. В разделенном мире не- избежно будет сохраняться в той или иной мере недове- рие, подозрительность. По- этому все международные соглашения окажутся недос- таточно надежными. Очень трудно будет обеспечить необратимость разоружения. В момент обострения "ора- ла" вновь могут быть пере- кованы на "мечи". Возмож- ности современной техники сейчас многократно превос- ходят возможности периода второй мировой войны - Манхэттенского проекта и создания ФАУ-2. В случае военной мобилизации можно очень быстро сделать даже на пустом месте десять (или тридцать) тысяч ракет и термоядерных зарядов к ним и многое другое, не менее страшное. То есть опасность уничтожения человечества сохраняется. Определяющая экономическая задача в разделенном мире - не от- стать (или, соответственно, - догнать и перегнать). Между тем перестройка про- изводства, всего образа жизни на экологически безо- пасный путь требует боль- шого самоограничения, от- каза от форсированного развития. В условиях конку- ренции, соревнования двух систем это невозможно, то есть экологическая пробле- ма тоже не получает своего разрешения. Неэффектив- ной по тем же причинам в разделенном мире окажется также борьба с другими гло- бальными опасностями. 110 КОНВЕРГЕНЦИЯ. МИРНОЕ СОСУЩЕСТВОВАНИЕ Конвергенция подразу- мевает отказ от догматизма капиталистической идеоло- гии ради спасения челове- чества. В этом смысле идея конвергенции примыкает к основному тезису нового политического мышления перестройки. Конвергенция тесно связана с экономиче- ским, культурным, политиче- ским и идеологическим плю- рализмом. Если мы призна- ем, что такой плюрализм возможен и необходим, то мы тем самым признаем возможность и необходи- мость конвергенции. Близки к идеям конвергенции фун- даментальные концепции открытости общества, граж- данских прав человека, от- раженные во Всеобщей дек- ларации прав человека ООН, а также - в более от- даленной перспективе - концепция общемирового правительства. Если мы проанализиру- ем основные тенденции в развитии современного ми- ра, отвлекаясь от частно- стей и зигзагов, то мы уви- дим несомненные признаки движения в сторону плюра- лизма. В тех странах, которые мы называем капиталисти- ческими или западными, во всяком случае во многих из них наряду с частным секто- ром возник сектор государ- ственной экономики. Еще более существенно развитие различных форм участия трудящихся в управлении и прибылях. Чрезвычайно важ- но создание во всех странах Запада институтов социаль- ной защиты населения. Ве- роятно, мы можем сказать, что эти институты - социа- листические по своей при- роде, но они превосходят по своей эффективности все то, что мы реально имеем в странах, называющих себя социалистическими. Я рас- сматриваю все эти измене- ния как капиталистическую часть общемирового про- цесса конвергенции. В социалистических стра- нах трагический путь стали- низма (и различных его ва- риантов) повсеместно при- вел к антиплюралистическо- му обществу. Однако, эта система оказалась неэф- фективной перед лицом за- дач интенсивного развития в условиях научно-техниче- ской революции чрезвычай- но бюрократизированной, социально ущербной и кор- румпированной, губительной в экологическом смысле и расточительной в отноше- нии человеческих и природ- ных ресурсов. Сейчас почти во всех социалистических странах начался процесс изменений получивший в СССР назва- 111 Текст отсутствует. Текст отсутствует. КОНВЕРГЕНЦИЯ. МИРНОЕ СОСУЩЕСТВОВАНИЕ модели современного обще- ства. Одновременно с паде- нием темпов экономического развития повсюду стали вновь возникать идеи защи- ты личности и общества с характерными традициями и поверьями. Место идеи о едином мире заняла защита культурных и социальных различий, которые не только не должны были быть унич- тожены, а, наоборот, пре- вознесены и укреплены. Мир 70-х гг. раскололся, обост- рился антагонизм между Востоком и Западом, Югом и Севером. В начале 80-х гг. более или менее глубокий экономический кризис обо- стрил противоречия и уве- личил количество очагов насилия на стыках зон, ставших прежде всего гео- политическими и соответст- венно определяемых как чуждые и враждебные друг другу. Мирное сосущество- вание уступило место идее "крестового похода". Началось ли теперь об- ратное движение истории? Будем на это надеяться. Только на этот раз противо- стоять столкновениям идео- логических и военных инте- ресов будет не надежда на чисто экономическое разви- тие, а дух свободы, стрем- ление к демократии и защи- те прав человека. В 50-е господствовала экономика, а в 60-е и 70-е - политика; будут ли в 90-е годы господ- ствовать этика и дух свобо- ды? Действительно, теперь недостаточно заявить, что все страны движутся к одной цели, но разными путями Мы сейчас допускаем то, что различия будут существо- вать всегда и даже иногда усиливаться, и это исключа- ет мысль, что все страны проходят одни и те же сту- пени развития. Различия ограничиваются не экономи- кой, а лежащей в основе де- мократии политической мо- ралью. Как здесь не отме- тить удивительный прогресс демократической мысли во всем мире? Несколько деся- тилетий назад считалось, что ее могут себе позволить только богатые страны. Го- воря об этом, надо отметить, что в отличие от Ю.В. Анд- ропова М.С.Горбачев в ос- нову перестройки ставит не только модернизацию но и гласность, т.е. демократиза- цию в начальном ее прояв- лении. Демократия вновь восстанавливается и укреп- ляется в Латинской Америке и во многих регионах Азии. Было бы неосторожным и наивным утверждать, что демократическая мысль в конце концов объединит во- круг себя весь мир, но мож- но выдвинуть идею о том, что государства, сильно от- личающиеся друг от друга по 114 КОНСЕРВАТИЗМ культуре, общественному строю и экономике, могут мирно сосуществовать: если они будут соблюдать основ- ные принципы демократии. Именно это является новым в понятии сосуществования: оно отличается от того, ко- торое было принято у пре- дыдущих поколений, но оно является более глубоким и дает больше надежд. КОНСЕРВАТИЗМ (от латин- ского слова conservо - со- храняю, французское слово conservatismе - сохране- ние) означает в повседнев- ном обиходе привержен- ность ко всему старому, к отжившим обычаям и поряд- кам; косность, враждебность к новому, передовому. В по- литике и политологии это - активная позиция защиты стабильности и отказа от перемен из-за неприемлемо высокой их цены. Следует сразу же под- черкнуть сложность точного определения смыслового понятия "консерватизм" не только из-за его многознач- ности и неравной аксиологи- ческой значимости в обы- денной жизни (чаще всего консерватизм - нечто отри- цательное) и в политической сфере (здесь консерватизм довольно часто - нечто по- зитивное), но и потому, что сплошь и радом переплета- ется аксиологическая не- равнозначность одного и другого смысла "консерва- тизма, требуя уточнений, конкретного выяснения ха- рактера словоупотребления. Но существует и вполне оп- ределенный смысл консер- ватизма, связываемый с конкретной политикой, той или другой консервативной партии (например, консерва- тивной партии Англии). Если не брать широкую область бессознательного, с его часто проявляемым не- приятием перемен, то в сфере человеческого созна- ния прежде всего политиче- ского сознания консерва- тизм выступает как понятие противоположное во многом понятиям "прогрессизм", "модернизация". Однако, и в этом своем содержании кон- серватизм чаще всего быва- ет двух видов: ситуатив- ным с четко выраженной здесь релятивностью, под- вижностью связываемого с ним смысла и онтологиче- ским с неизмеримо более устойчивым и определенным смыслом. Когда речь идет о си- туативном консерватизме, то подразумевается не обя- зательно отказ от прогресса, изменений и перемен, хотя это тоже может иметь место, 115 КОНСЕРВАТИЗМ но в первую очередь - большая сдержанность, взвешенность, устойчивость позиции в сравнении с дру- гой, более радикальной, бо- лее решительной. Только в данной ситуации, только в данном конкретном отноше- нии - в сравнении с этой другой позицией - данная позиция является более консервативной, хотя абсо- лютно консервативной она не является, ибо вполне возможна и, как правило, существует в жизни еще бо- лее консервативная пози- ция, в сравнении с которой данная выглядит уже как прогрессистская. Наглядным примером может служить позиция Е.Лигачева по ко- ренным проблемам пере- стройки, если рассматривать ее в сопоставлении с пози- цией М.Горбачева, инициа- тора перестройки и ее архи- тектора. По отношению к позиции М.Горбачева по ос- новным проблемам пере- стройки Е.Лигачев занимал, как правило, консерватив- ные позиции. Но если сопос- тавить позиции Е.Лигачева с позициями, скажем, В.Гри- шина или других представи- телей брежневско-чернен- ковского окружения по этим же вопросам, то очевидно, что позиции Е.Лигачева вы- глядят предпочтительнее, они значительно более про- грессивны, а вовсе не кон- сервативны. Данное обстоятельство весьма важно учитывать, ибо сплошь и рядом оценка * "консерватизм", "консерва- тор", данная в подобном конкретном отношении, тем более не единожды повто- ренная, без всякого основа- ния абсолютизируется, а ее приверженец навечно зано- сится в число консервато- ров, хотя это и не верно. Говоря о так называе- мом онтологическом кон- серватизме, связанном не с ситуацией и не с отношени- ем "по поводу" с тем или иным аналогом, а с опреде- ленным общим неприятием перемен, что объясняется устойчивой или даже посто- янной негативной оценкой изменений, приверженно- стью к традициям, традици- онным ценностям, что не только обнаруживает связь, но и приводит к отождеств- лению подобного консерва- тизма с традиционализмом. Такого рода консерватизм тоже далеко не одномерен, не однозначен: здесь и эмо- ционально окрашенная не- удовлетворенность измене- ниями, неприязнь к переме- нам, а вместе с тем и ра- ционально осмысленный и достаточно обоснованный отказ от них. 116 КОНСЕРВАТИЗМ Поскольку отличитель- ной чертой XX в. является то, что он особенно богат войнами и революциями, разного рода "революцион- ными ломками", переворо- тами, реформами и пере- стройками, а их общий ба- ланс отнюдь не позитивен, то противостоящий всему этому консерватизм был на- зван Д.Беллом "мятежом против современности". Но при всем сходстве такого консерватизма с традицио- нализмом налицо и замет- ная разница: здесь консер- ватизм - это не просто тра- диционализм, а осознанный традиционализм или, как справедливо считают его приверженцы, это традицио- нализм, который стал созна- тельным. Имеется здесь и другое отличие, состоящее в том, что сознательный тра- диционализм, выступая как консерватизм, чаще всего не включает в себя архаизма, основанного на идеях воз- врата, реставрации, что от- мечал А.Тойнби, но он ор- ганически связан с идеями сохранения, продолжения, премственности. Не менее важно указать на такое проявление онтоло- гического консерватизма, как отказ от нового, неприятие нового в силу непомерно высокой цены замены старо- го новым. Именно это каче- ство, чуждое эмоциям и при- вычкам, вполне рационали- стическое (ибо осоновано оно на обоснованном неприятии нового) и составляет наибо- лее часто встречающуюся форму теоретического и по- литического консерватизма. Рассматривая различ- ные варианты смысла со- держания, вкладываемого в понятие "консерватизм", сле- дует подчеркнуть, что, хотя это понятие действительно связано с реальным соот- ношением изменчивости и устойчивости в обществен- ной жизни, тем не менее по- литическое и политологиче- ское значение консерватиз- ма чаще всего неверно оце- нивается массовым (обыден- ным) сознанием. Вопреки предрассудкам, согласно ко- торым консерватизм вос- принимается в качестве препятствия обновлению и переменам, в реальной жиз- ни консерватизм сплошь и рядом выступает в роли за- щитника общественной жиз- ни от волюнтаризма и во- люнтаристов, авантюризма и авантюристов, в качестве гаранта от необдуманных и необоснованных мер вождей и политических лидеров. Поэтому вразрез с молвой, меры и перемены пропу- щенные через строгий кон- троль и критику консерва- тизма, отличаются особой 117 КОНСЕРВАТИЗМ основательностью, стабиль- ностью, прочностью. В этом плане наиболее существенное политическое значение имеют те формы консерватизма, которые свя- заны не только с рационали- стическим взвешиванием це- ны предлагаемых перемен, но и с практической дея- тельностью консервативных организаций, учреждений и партий. Наличие консерва- тизма как политического те- чения существенно также в том смысле, что оно способ- ствует воспитанию граждан и развитию всей политиче- ской системы общества в традициях взвешенности, выдержанности, обоснован- ности. Всплеск консерватизма в конце XX в. - естественная реакция общества на обнару- жившуюся малую эффектив- ность характерных для этого столетия форм прогрессизма и революционаризма. Классический консерва- тизм*. Классическим кон- серватизмом мы будем на- зывать теорию Эдмунда Берка, которая появилась в конце XVIII в. и которая дос- * Данная статья - извлечение из учебника политологии: Майкл Дж.Роскин и др. Введение в поли- тологию. Нью-Джерси. 1988. таточно отличается от со- временного консерватизма. Берк, выходец из Ирландии и представитель Бристоля в английском парламенте, знал Адама Смита и под- держивал его мнение о том, что лучшей экономической системой является свобод- ный рынок. Берк также вы- ступал против отправки войск в Америку для подав- ления восстания: он гово- рил, что они боролись за права, которыми англичане уже давно обладали. Так что в принципе высказывания Берка кажутся довольно ли- беральными. Но он возражал против того, как французские рево- люционеры воспользовались идеями либерализма. Во Франции либерализм пре- вратился в радикализм под воздействием теорий Жана Жака Руссо и Томаса Пейна, на взгляды которого боль- шое влияние оказала амери- канская революция. И, как часто бывает, идеология, созданная в одном месте и применительно к одним ус- ловиям, была искажена, ко- гда ее попытались приме- нить совсем в других усло- виях и при других обстоя- тельствах. Либерализм на- пример, очень быстро при- жился в Америке как только англичане и сторонники тори покинули страну либера- 118 КОНСЕРВАТИЗМ лизм без всякого сопротив- ления занял свое место в жизни США. Но во Франции значительная прослойка аристократии и католическая церковь, пользовавшаяся поддержкой государства, в штыки восприняли новую теорию. Революционеры тог- да решили воспользоваться гильотиной, чтобы преодо- леть возникшие затрудне- ния; но при этом они разру- шили все ранее существо- вавшие институты. Берк считал это ужасной ошибкой. Либералы слиш- ком полагаются на челове- ческое благоразумие, а на самом деле только часть человеческих действий мож- но считать рациональными, так как люди часто совер- шают нерациональные и неразумные действия. Для того, чтобы каким-либо об- разом их сдерживать, года- ми создавались институты, как, например, монархиче- ская система правления, воспитывались традиции и основы морали, которые например, представляет церковь. Если все это от- бросить, то нерациональные действия людей приведут к хаосу, который в свою оче- редь, повлечет за собой ти- ранию еще хуже той, против которой когда-то боролись революционеры. В 1792 г. Берк в своей книге "Раз- мышлений о французской революции" предсказал, что во Франции установится власть военной диктатуры, и в 1799 г. к власти пришел Haполеон. Существующие институ- ты и традиции не так уж пло- хи, считал Берк, так как они являются результатом веко- вой деятельности человека. Народ уже привык к ним. И лучшие должны быть сохра- ны или "законсервирова- ны" (отсюда название идео- логии - консерватизм). Не стоит обращать внимание, что некоторые из них несо- вершенны - главное, они действуют. Однако, это не значит, что ничего не долж- но меняться, безусловно, эти традиции будут менять- ся, - писал Берк, но только постепенно, давая, таким образом, людям время, что- бы приспособиться к пере- менам. Многие современные консерваторы никак не могут понять, что Берк не был про- тивником перемен. Он пи- сал: "Государство без опре- деленных средств для про- ведения преобразований нельзя назвать консерва- тивным". Берка можно считать серьезным мыслителем по нескольким причинам. Он первым открыл иррацио- нальность человеческого по- ведения. Он понял, что ин- 119 КОНСЕРВАТИЗМ ституты подобны живущим существам: они растут и приспосабливаются к новым обстоятельствам. Но самое главное заключается в том, что Берк понял, что револю- ции обычно добром не за- канчиваются, так как невоз- можно мгновенно перестро- ить общество в соответствии с велением человеческого разума. Хотя идеи Берка часто называли антиидеоло- гией, так как они были на- правлены против набирав- шего тогда силу во Франции радикализма, они все-таки обладают какой-то неосла- бевающей силой. То, что Берк особое значение при- давал религии, традициям, морали, находит сейчас от- клик в сердцах многих кон- серваторов. Сомнения Берка относительно разумного раз- решения социальных про- блем нашли свое отражение в теории Жанны Кирпатрик. Мисс Кирпатрик вывела за- ключение, что ленивые все- гда считают, что положение может быть лучше, чем оно есть на самом деле, когда на самом деле вооруженное восстание только значи- тельно ухудшает положение. В этом отношении классиче- ский консерватизм оказыва- ет влияние на современную мысль даже сейчас. Современный консерва- тизм. Что же стало с другим направлением либерализма, со сторонниками исходной доктрины Адама Смита - невмешательства прави- тельства? Их взгляды в принципе остались прежни- ми, только теперь мы назы- ваем их консерваторами (в Европе позиции либераль- ных партий, по американ- ским меркам, более соот- ветствуют консервативным, т.е. они отдают предпочте- ние регулированию с помо- щью свободного рынка. По- добные позиции занимают либеральные партии Ита- лии, Швеции и Западной Германии). Милтон Фрид- ман, экономист, получивший за свои труды Нобелевскую премию, подверг позиции американских консерваторов острой критике. Он заявил, что принцип свободного рынка действует безотказно, что первоначальная теория Адама Смита была правиль- ной и что вмешательство правительства только при- водит к углублению ситуа- ции. Маргарет Тэтчер в Анг- лии и Рональд Рейган в США пытались применить эту ослабленную теорию классического либерализма в 80-х гг. Это дало самые противоречивые результаты. Уровень инфляции понизил- ся, но безработица поползла вверх, а бюджеты - камень преткновения консерватив- 120 КРИЗИС ПОЛИТИЧЕСКИЙ И КОНФЛИКТ ной политики - оказались в страшном дефиците. И Анг- лия, и США испытали в на- чале 80-х гг. экономический спад. Правительство заняло позицию невмешательства, но это вызвало недовольные отклики, особенно в США, что правительство разбаза- ривает национальные ре- сурсы и что оно снижает до- пустимые нормы, предъяв- ляемые к загрязнению окру- жающей среды, с тем, чтобы богатые стали еще богаче. То, что изложено в теории, не всегда срабатывает на практике, - это применимо ко всем идеологиям. У Эдмунда Берка совре- менный консерватизм заим- ствовал то значение, кото- рое тот уделял традициям, особенно религиозным. Аме- риканские консерваторы до- бились введения молитв в общественных школах, сде- лали все возможное, чтобы было принято законодатель- ство, запрещающее аборты, и чтобы взимался меньший налог с семей, чьи дети учатся в церковноприход- ских школах. Современные консерваторы также при- держиваются традиционного подхода в отношении прав женщин и гомосексуалистов, они просто их не признают. Современный консерватизм, таким образом, является смесью экономических по- ложений Адама Смита и традиционного консерватиз- ма Эдмунда Берка. КРИЗИС ПОЛИТИЧЕСКИЙ И КОНФЛИКТ. Политиче- ский кризис - это глубокое расстройство политической системы, нарушение ее нормального функциониро- вания, заключающееся в том, что значительная часть граждан отказывает управ- ляющей политической орга- низации (таким ее ключевым звеньям, как исполнитель- ная власть и правящие пар- тии) в своей поддержке, так или иначе выражает несо- гласие с осуществляемой в стране политикой, проявляет недовольство ею и тем са- мым не позволяет политиче- ской системе успешно осу- ществлять свои функции. В отличие от политического кризиса общественно-поли- тический конфликт есть лишь одна из форм выраже- ния политического кризиса, состоящая в открытом вы- ступлении масс против по- литической организации и ее политики. Причины, поро- дившие общественно-поли- тический конфликт, состав его участников, а также це- ли, которые преследуют те, кто выступает против поли- тики в целом или ее отдель- ных аспектов, применяемые 121 КРИЗИС ПОЛИТИЧЕСКИЙ И КОНФЛИКТ массами средства дают об- щую картину общественно- политического конфликта и его перспектив: перераста- ние в восстание и револю- цию или переход в реакцию и контрреволюцию. В фундаменте политиче- ского кризиса и конфликта лежат социальные противо- речия, а каждое социальное противоречие (комплекс про- тиворечий) есть не что иное, как противоречие интересов людей или групп (классов и слоев) или общностей (на- ций, народностей, народов). Все, что делается в общест- ве, как хорошее, так и пло- хое, делается во имя опре- деленных интересов, во имя чьей-то выгоды. Однако не каждое различие и расхож- дение интересов, не каждое противоречие уже есть кон- фликт, ибо социальные кон- фликты - это противоречия интересов, дошедшие до оп- ределенной ступени развития и до соответствующей фор- мы своего выражения. Важно видеть, что каждое социаль- ное противоречие развивает- ся, проходит определенные ступени - возникновение, развитие и обострение, про- двигаясь к разрешению. Если бы каждое проти- воречие проходило все эти ступени, то можно было бы утверждать, что конфликт - )дна из заключительных фаз развития противоречия, ко- гда происшедшая на преды- дущих фазах поляризация сил и их обострившееся противоборство переходят в последнюю фазу развития - в фазу открытого столк- новения сторон и разреше- ния противоречия. Так дей- ствительно бывает, но толь- ко там и тогда, где и когда или цена открытого столкно- вения сторон относительно невелика (во всяком случае не выше самого процесса), или общество, его противо- борствующие силы не видят других путей реализации своих интересов, кроме от- крытой борьбы с целью уст- ранения противоположной стороны. Однако в реальной жиз- ни с определенного времени (с появлением могуществен- ных производительных сил на переходе от XIX к XX в. появилась возможность са- моуничтожения человечест- ва) социальные конфликты стали предметом присталь- ного внимания и опеки поли- тиков и политологов, стре- мящихся не допустить сти- хийных взрывов страстей, бунтов, неуправляемых вос- станий и разрушительных революций. Оказалось, что открытое столкновение или конфликт - вовсе не един- ственная и отнюдь не всегда самая лучшая форма раз- 122 КРИЗИС ПОЛИТИЧЕСКИЙ И КОНФЛИКТ решения существующего социального противоречия. Учитывая весьма высокую цену конфликта, революци- онных методов и средств разрешения противоречий для общественного разви- тия, порой лучше идти по другому пути - пути эволю- ционному. Это когда ком- плексы противоречий не на- капливаются и не концен- трируются, а сознательно разукрупняются и дезинтег- рируются, а сами противо- речия с высоты обществен- ной опускаются до челове- ческого уровня и тем или иным путем разрешаются, благодаря чему процесс не доходит до открытого столк- новения граждан, масс лю- дей, классов и наций. Но перевод обществен- ного развития на эволюци- онный путь становится объ- ективно возможным только с определенного времени и в силу реальных обстоя- тельств. И не только потому, что недовольство и озлоб- ление, страх и отчаяние, ненависть и фанатизм, рож- даемые антагонизмом инте- ресов, нет-нет, да и дают спонтанные взрывы, столк- новения, конфликты (доста- точно указать на долго для- щиеся межрасовые, межна- циональные конфликты в США, Канаде, Великобрита- нии, а в самое последнее время в бывших Советском Союзе, СФРЮ, ЧСФР), но и потому, что все еще сильна вера, с одной стороны, в "авось обойдется", а с дру- гой - в возможность одним ударом, решительным ша- гом, выступлением, дейст- вием решить проблемы, ко- торые накапливались года- ми, а порой и целыми деся- тилетиями. В связи с характером противоречий и природой социальных сил, вовлечен- ных в открытое столкнове- ние, сами конфликты быва- ют социальными, когда они возникают на почве несо- вместимости или расхожде- ния интересов классов и со- циально-экономических групп; национальными (межнацио- нальными), когда в их осно- ве лежат противоречия ме- жду нациями, народами и народностями; межличност- ными, когда речь идет о столкновениях отдельных индивидов, граждан. В зави- симости от той среды, а точ- нее сферы, в которой раз- вертываются столкновения, сами конфликты бывают по- литическими, экономически- ми, этническими, расовыми, трудовыми и т. д. Разумеется., что острота конфликтов и их значимость для общества далеко не одинаковы (одно дело кон- фликт между поссоривши 123 КРИЗИС ПОЛИТИЧЕСКИЙ И КОНФЛИКТ мися Иваном Ивановичем и Иваном Никифоровичем, и другое дело конфликт, ска- жем, между Китаем и США, США и Японией и т.д.; одно дело идейно-теоретический конфликт и другое дело тор- говая война и т.п.). Общест- венную силу и значимость конфликта определяют не путем выявления "яблока раздора", а посредством учета объема масс, вовле- ченных в конфликт. Хотя общественные кон- фликты возникают на основе объективных противоречий, связанных с интересами людей, а сами противоречия получают в конфликте одну из форм своего выражения и проявления, нельзя смеши- вать, а тем более отождест- влять конфликт и кризис. Кризис чаще всего вы- ступает как нарушение преж- ней гармонии, как функцио- нальное (а не органическое) расстройство прежнего взаи- модействия, протекавшего удачно и успешно для рас- сматриваемого процесса или явления. Конфликт - уже не простое нарушение прежнего взаимодействия, существовавшей гармонии, а стихийное или сознатель- ное противоборство, столк- новение сторон. Конфликт всегда свидетельствует о кризисном характере разви- тия процесса. В то же время не каждый кризис, и не лю- бое кризисное развитие есть конфликт. Более того, не каждый кризис ведет и при- водит и конфликту. Поэтому для политика и политолога очень важно не только видеть разницу меж- ду кризисом и конфликтом, но и быть в состоянии найти средства своевременного разрешении существующих противоречий, недопущения того, чтобы обнаружившийся кризис перерос в конфликт, стал угрожать нормальным условиям * общественного развития. Здесь нет рецеп- тов на все случаи жизни: только анализ существа противоречий, лежащих в основе кризиса и могущих привести к конфликту, может дать ответ на вопрос: что следует сделать для преду- преждения опасности кон- фликта? Кризис политический и конфликт*. Конфликтная теория "посткапиталистиче- ского общества", разрабо- * Данная статья - изложение по зиции крупнейшего германского теоретика конфликта Р.Дарендор- фа по его работам: 1. Darendorf R. Gesellschaft und Freihen. Munchen, Piper, 1963; 2. Pfade aus Utopia Munchen, Piper, 1968. 3. Konflikt und Freiheit. Munchen, Piper, 1972. 4. Die neue Freiheit, Munchen-Zuncn, Piper, 1975 124 КРИЗИС ПОЛИТИЧЕСКИЙ И КОНФЛИКТ танная Р.Дарендорфом, при- несла ему славу левого тео- ретика и даже революцио- нера. Эта теория, по мысли ее автора, позволяет ради- кально размежеваться как с классической буржуазной со- циологией, так и с марксиз- мом. При этом сам Р.Да- рендорф признает, что ни- кому еще "не удалось пре- одолеть Маркса, т.е. создать теорию, которая позволила бы выводить социальные антагонизмы, исходя из структурных особенностей, а не интерпретировать их как случайные явления" (1, с.86). Но, отдавая дань ува- жения Марксовой теории классовой борьбы, Р.Дарен- дорф выдвигает свою идею - идею "социальной плаз- мы", в рамках которой соци- альные конфликты локали- зуются и утрачивают свой "интенсивный" характер, ко- торый угрожает самому су- ществованию общества. Элементами этой "социаль- ной плазмы" являются: не- устранимое социальное не- равенство, сами конфликты и наличие сильного "сред- него слоя". Таким образом, в плюралистическом, откры- том обществе налицо все необходимое для того, что- бы плюрализм интересов, их столкновение не привели к общественной катастрофе. В чем же суть конфликт- ной теории Р.Дарендорфа? Инструментарий кон- фликтной теории Р. Дарен- дорфа составляют три поня- тия: перманентное измене- ние, сам конфликт и наси- лие. "Общество, - утвер- ждает Р.Дарендорф, - это прежде всего господство, и следовательно, всегда на- силие, определенное отчуж- дение (трагический парадокс договора о господстве) и, кроме того, - конфликт и изменение" (2, с. 334). Для автора сам конфликт не есть нечто аномальное, чрезвы- чайное. Нет, это - естест- венное выражение и прояв- ление многообразия интере- сов и их коллизий. Что же такое конфликт? "...Парла- ментская дискуссия и граж- данская война, - пишет Р.Дарендорф. - мирные тарифные переговоры и за- бастовка, легкое внутреннее напряжение, вследствие из- вестного несогласия между индивидом и профессией, психическое заболевание при ролевом конфликте между происхождением и социаль- ным положением - все эти явления принадлежат к об- ласти социального конфлик- та*. Социальный конфликт не только многообразен, он * Darendorf R. Soziaie Konflict Worterbuch der Soziologie Stultgart. 1969, S. 1006 125 КРИЗИС ПОЛИТИЧЕСКИЙ И КОНФЛИКТ вместе в тем - выражение свободы: "Конфликт озна- чает свободу, поскольку он является единственным вы- ражением многообразия и несовместимости человече- ских интересов и желаний в мире незнания и основыва- ется "на неопределенности человеческой экзистенции" (2, с.276). Кто субъекты кон- фликта? По Р.Дарендорфу, это - "эмпирические соци- альные сущности", "латент- ные классы", т.е. некие ана- логи общественных классов. При этом Р.Дарендорф считает, что для либераль- ной плюралистической де- мократии характерно, во- первых, признание не только наличия, но и неизбежности различий в интересах и воз- зрениях; во-вторых, сосре- доточение внимания не на причинах, а на формах про- явления конфликта; в- третьих, создание опреде- ленных институтов для регу- лирования конфликтов меж- ду разными группами; в- четвертых, развитие правил игры, которыми должны ру- ководствоваться участвую- щие в конфликте партии. Правила зависят от институ- тов. По мнению автора ра- циональное отношение к регулированию конфликтов - необходимое условие осуществления парламент- ского правления и вместе с тем - необходимое условие свободы индивида, которую ему гарантирует представи- тельное государство. Но при этом Р.Дарендорф вовсе не намерен абсолютизировать роль государства в регули- ровании социальных кон- фликтов, более того, он счи- тает, что преувеличение ро- ли государства - одна из характерных немецких тра- диций в интерпретации го- сударства, изображаемого часто в качестве "оконча- тельного", "высшего" авто- ритета или "действительно- сти нравственной идеи". Оценивая социальную жизнь в западных странах, Р.Дарендорф считает, что распределение власти в обществе стало весьма аморфным, а былое равно- весие конкурентных групп, интересов заменило наси- лие, осуществляемое каким- либо классом, причем в ка- честве класса рассматрива- ется и бюрократия. По его мнению, бюрократия играет двойственную роль: она и носитель и "чистый потен- циал" власти. Будучи "пос- ледним" и действительным носителем господства во всех организационных струк- турах общества, включая государство, бюрократия не имеет своей особой соци- альной программы. Цели, во имя которых бюрократия 126 КРИЗИС ПОЛИТИЧЕСКИЙ И КОНФЛИКТ отправляет свою власть, не являются ее целями и рож- даются они не в недрах ее иерархии. По мнению Р.Дарендорфа, бюрократия может оказывать влияние на принятие и осуществление политических решений, мо- жет им сопротивляться, но не может принимать их са- мостоятельно. Но есть и компенсация: в современ- ном государстве никто не в состоянии править, "обхо- дя", "минуя" бюрократию, а тем более против ее воли, Вместе с тем бюрократия не может править, не имея моз- гового треста. В качестве господствующего класса, считает Дарендорф, бюро- кратия является резервной армией власти или, точнее "армией без командующе- го". В свете такого понима- ния господствующие группы общества состоят из посто- янных (бюрократия) и пере- менных (руководящая группа "партии большинства") ве- личин. Р.Дарендорф пишет: "Когда отсутствуют группы, способные осуществлять гос- подство, а вместо них доми- нирует безликая власть бю- рократии, для существую- щей политической системы возникает чрезвычайно боль- шая опасность утраты леги- тимации и угроза устранения со стороны какой-либо груп- пы радикальных реформа- торов. Нередко такая группа в теории и на практике тота- литарна" (3. с.209). Обращаясь к проблемам демократизации западных об- ществ, Р.Дарендорф естест- венно приходит к проблемам активности и пассивности общественности, поскольку степень демократичности общества детерминируется в первую очередь, активным участием населения в реше- нии важных политических проблем. При этом само развитее политической системы на Западе внушает ему опасе- ния, ибо, по его мнению, за- падное общество стоит не на пороге возрождения тра- диционного либерализма, а в преддверии "средневеко- вого рабства в условиях эко- номического изобилия". Эта опасность коренится в сис- теме планово-рационально- го бюрократического обще- ства, в выживании которой заинтересованы чиновники и руководители союзов, уче- ные и специалисты всех ка- тегорий, т.е. те, для кого опасность кроется не только во внепарламентской оппо- зиции, но и в новом либера- лизме. Причем эти общест- венные силы располагают достаточным потенциалом власти, чтобы расправиться и с тем, и с другим. Все это требует рассматривать про- 127 ЛИБЕРАЛИЗМ блемы демократии через призму концепций "актив- ного общества". Однако все более организуемая для действий общественность несет с собой свои трудно- сти. Р.Дарендорф открыто заявляет, что "постоянное участие всех во всем" вовсе не служит процессу демо- кратизации общества, на- оборот, "фактически оно является определением полного застоя". А такой застой всегда опасен: "Когда общества утрачива- ют свою способность изме- няться, они теряют также и свои рубежи в борьбе про- тив разрушения свободы" (4, с.81). Поэтому одной из основных функций активной общественности в концеп- ции Р.Дарендорфа является функция политического кон- троля. "Контроль - это не- что иное, чем законодатель- ная, исполнительная и су- дебная власти, в отличие от них он сам представляет собой часть политического процесса. Слабость консти- туционного мышления в ка- тегориях разделения вла- стей кроется в том, что при этом речь идет о статиче- ском принципе. Разделение властей почти ничего не го- ворит нам о политических процессах, о том, в каком виде они возникают и проте- кают, он предполагает их постоянными" (3, с.232). Та- ким образом, по Дарендор- фу, контроль - решающий аспект политического про- цесса. Л ЛИБЕРАЛИЗМ - (от латин- ского слова liberalis - сво- бодный) по прямому смыслу - свободомыслие, вольно- думство; взятый же как сово- купность взглядов представ- ляет собой весьма разно- стороннюю идеологию част- нособственнического обще- ства, ставящую в центр вни- мания защиту естественных прав человека как собствен- ника и свободу общества от вмешательства властей. Различают классический и современный либерализм (неолиберализм). Классический либера- лизм складывался и форми- ровался в ходе борьбы на- рождающейся буржуазии против феодализма, когда знаменем нового восходя- щего класса были свобода и равенство; свобода от все- властья монархов и догм средневековья; равенство естественных прав граждан, 128 ЛИБЕРАЛИЗМ независимых собственников. Основоположниками либе- рализма являются англий- ский философ Джон Локк (1632 - 1704) и шотланд- ский экономист Адам Смит (1723 - 1790), сформулиро- вавшие идейно-политичес- кую платформу либерализ- ма, опиравшуюся на теорию естественного права и об- щественного договора, под- черкивавшую особую значи- мость для прогресса обще- ства и благополучия народа личных свобод граждан, ча- стной собственности, разута и невмешательства государ- ства в жизнь гражданское общества. Делая свои первые шаги в условиях рассвета, возве- щенного европейским Про- свещением после долгом ночи средневековья с его засильем религиозной мис- тики и инквизиции, класси- ческий либерализм высту- пал как общеевропейское явление, если не течение общественно-политической мысли, впитавшей в себя передовые идеи того време- ни, содержавшиеся в трудах не только Д.Локка и А.Смита, но также Томаса Гоббса (1588 - 1679), Шарля Мон- тескье (1689 - 1775), Воль- тера (1694 - 1778) и многих других передовых мыслите- лей того времени. Выступая в качестве идеологии нового, идущего к господству класса нарож- дающейся буржуазии с ее гражданином - частным собственником, предприни- мателем, классический ли- берализм был разносторон- не обоснованным. Его об- щефилософской основой был рационализм, отметавший всякую мистику и мракобе- сие, его экономическим фун- даментом выступала рыноч- ная экономика, свободная от государственных пут и огра- ничений, его социально- политической базой была теория естественного права и общестенного договора, противопоставленные рели- гиозным мифам о божест- венном сотворении мира и неземном происхождении мо- нархической государственной власти. Хотя разные стороны ли- берализма формировались и развивались в разное вpe- мя и разными мыслителями, но часто утверждают, что либерализм заявлял о себе двумя одновременными со- бытиями: появлением книги А.Смита "Исследование о природе и причинах богатст- ва народов" в старом свете и победой американской ре- волюции в новом свете. Обе даты падают на 1778 г. Kак известно, А.Смит выступал против меркантилистов, счи- 129 ЛИБЕРАЛИЗМ тавших, что основой богат- ства любой страны является размер запасов золота и серебра в ее банках. А.Смит опроверг эту концепцию, до- казав, что истинное богатст- во наций составляет количе- ство товаров и услуг, произ- водимых народом страны. А для обеспечения этого не- обходима полная свобода предпринимательства, уст- ранение вмешательства пра- вительства в развитие ры- ночной экономики, в рамках которой "невидимая рука" (расчет миллионов, стремя- щихся к обогащению) будет и стимулировать экономиче- ский рост, и регулировать экономику, исключая застой и хаос. В том же духе устра- нения государственного вмешательства в свободную жизнь общества выступал и отец американской демокра- тии и американского либера- лизма Томас Джефферсон, считавший, что "лучшее пра- вительство то, которое мень- ше всего управляет". Короче говоря, в центре либерализма была свобода, свобода человека и общест- ва от всего сковывавшего отжившего, средневекового. Но, отвергая несвободу про- шлого, либерализм утвер- ждал свободу новой жизни, свободу человека, причем с самого начала речь шла не о свободном развитии абст- рактной личности, абстракт- ного гражданина, а о свобо- де вполне определенного индивида - частного собст- венника, частного предпри- нимателя, о свободе его де- ла - частного предприни- мательства, рыночной эко- номики. Либерализм как частно- собственническая идеоло- гия, как защитник прав и свобод человека и общест- венного устройства в усло- виях рыночной экономим постоянно эволюциониро- вал, приспособляясь к изме- няющимся условиям. Одно дело идеология либерализ- ма в условиях борьбы с феодализмом и самоутвер- ждения в XVII - XVIII в. и другое дело идеология ли- берализма в обстановке ут- вердившегося частнособст- веннического строя в ряде стран Европы XIX в.: неод- нократные экономические кризисы XIX столетия пока- зали, что "невидимая рука" рыночной экономики - не панацея. Пришло время жертвовать какой-то частью исходных принципов. В 80-х гг. XIX в. англича- нин Томас Гилл Грин при- шел к выводу, что главное в либерализме - не невме- шательство властей в ры- ночную экономику, а защита личности, ее свободы от любых несправедливостей 130 ЛИБЕРАЛИЗМ в том числе и защита с по- мощью государства от не- справедливостей экономи- ческой системы. Осуществ- ляется крутой поворот: те- перь либерализм уже готов (в противоположность либе- рализму А.Смита) согла- ситься на участие прави- тельства в рыночной эконо- мике в целях защиты свобо- ды граждан, ограждения их от явных несправедливо- стей, для уравнения старто- вых условий развития в раз- ных сферах. Этот новый ли- берализм, либерализм XX в., или либерализм Вудро Вильсона, особенно ярко проявил свои новые черты в "Новом курсе" Франклина Д.Рузвельта, когда посред- ством самого решительного вмешательства государства в экономическую жизнь был остановлен развал частно- собственнического строя страна была выведена из глубочайшего экономическо- го кризиса. Соединение либерализ- ма с элементами кейнсиан- ства, регулируемой рыноч- ной экономики, появление и усиление в нем социальных программ противопоставило неолиберализм консерва- тизму, ставшему защитником традиционных частнособст- веннических принципов хо- зяйствований, противником значительных социальных программ,- все это значи- тельно изменило не только исходные принципы либера- лизма, но и его место в об- щественной жизни. Сегодня неолиберализм продолжает эволюционировать. Он не только прошел путь от Вудро Вильсона к Франклину Руз- вельту, но и от Франклина Рузвельта с его программа- ми до Джона Гэлбрейта, вы- ступающего за расширение социальных программ, упре- кающего консерваторов за их стремление "уклониться от ответственности за бла- госостояние бедных", ра- тующего за либеральную теорию "государства все- общего благосостояния". Неудачи неолиберализ- ма и приход к власти кон- серваторов - сначала Ро- нальда Рейгана, а затем Джорджа Буша в США, Мар- гарет Тэтчер, а потом Джона Мейджора в Англии, Гельму- та Коля в Германия, кaк и другие факторы подтверждают высказанную после войны мысль А.Шлезингера (стар- шего), что либералы и кон- серваторы - две фракции господствующего класса, которые подобно "маятнику" будут чередоваться у вла- сти . Высказанная примени- тельно к США, эта концепция подтверждается ныне в ме- ждународном масштабе. 131 ЛИБЕРАЛИЗМ Либерализм*. Классический либерализм. В соответствии с высказыванием Фредерика Уоткинса из Йейла, 1776 г. может считаться "годом оп- ределения возраста идеоло- гии", и не только из-за того, что в этот год произошла американская революция. В тот год шотландский эконо- мист Адам Смит опублико- вал свой труд "Богатство наций", обосновав в нем классическую теорию не- вмешательства в экономику. Истинное богатство наций, писал Смит, составляют не запасы золота и серебра, которыми они владеют, а количество товаров и услуг, производимых их народами. Опыт опровергал приме- нявшееся ранее понятие, так называвшийся меркан- тилизм, в соответствии с которым богатство страны определялось наличием или отсутствием слитков золота или серебра в ее казне. Именно этой точке зрения следовала Испания, гра- бившая страны Нового мира, однако от этого ставшая еще беднее. Франция также со времен, по крайней мере, Людовика XIV следовала * Данная статья - извлечение из американского учебника по полито- логии. Майкл Дж. Роскин и др. Введение в политологию. Нью- Джерси, 1988. принципам политики меркан- тилизма и ставила экономику под контроль правительства, которое создавало планы, представляло право на мо- нополию, субсидии, уста- навливало пошлины и дру- гие ограничения торговли. Смит утверждал, что этим путем невозможно обеспечить максимум эко- номического роста. Вмеша- тельство правительства все- гда сдерживает экономиче- ский рост. Если какой-либо одной компании предоста- вить монополию на произ- водство определенной про- дукции, то исчезнет конку- ренция, а вместе с ней и стремление к производству новой продукции и снижению цен: в экономике наступает застой. Если защищать ин- тересы национальной про- мышленности путем уста- новления высоких ввозных пошлин, такие меры надеж- но устранят иностранную конкуренцию, а у нацио- нальных производителей ис- чезнет побудительный мотив к производству продукции более высокого качества по более низким ценам. Устра- нив правительство от вме- шательства в экономику, оставив экономику в покое (по-французски "невмеша- тельство"), можно действи- тельно добиться улучшения системы. 132 ЛИБЕРАЛИЗМ А как же хаос, который воцарится с установлением свободной конкуренции, не контролируемой правитель- ством? Не беспокойтесь, сказал Смит: рынок сам от- регулирует экономику. Дея- тельные производители бу- дут процветать, а ленивые разорятся. Общество полу- чит продукцию высшего ка- чества по самым низким це- нам. Спрос и предложение определяют цены лучше, чем государственные чинов- ники. В условиях рынка "не- видимая рука" регулирует и подправляет экономику. Ес- ли спрос на какие-то изде- лия повышается, то изгото- вители начинают увеличи- вать производство данного товара или же другие произ- водители начинают постав- лять данное изделие. Кроме того, возможно сочетание всех трех способов. "Неви- димая рука" - на самом деле просто расчет миллионов лю- дей, преследующих собствен- ные интересы обогащения, - производит необходимую эко- номическую корректировку. Идеология либерализма получила свое название от латинского слова "либер", что означает "свободный": род этим подразумевается, что общество должно быть свободным от вмешательст- ва со стороны правительст- ва. Как метко подметил То- мас Джефферсон: "лучшее правительство то, которое меньше всего управляет". Американцы настолько при- вержены классическому ли- берализму, что это отноше- ние можно сравнить с любо- вью утки плавать. Эта тео- рия, кaк нельзя лучше, подо- шла к стране со свободным и энергичным народом, за- нимавшим достаточно боль- шую территорию. Внеэконо- мические элементы теории тоже устраивали американ- ское общество. Точно так же, как правительство не управ- ляет экономическим разви- тием, оно не должно вмеши- ваться в дела религии, прес- сы или свободы слова. Но вы можете сказать: "То, что здесь называется либерализмом, на самом деле является консерватиз- мом. Это действительно так. В конце XIХ в. либерализм как идеология значительно видоизменился и расколол- ся на два течения - совре- менный либерализм и то, что мы сейчас называем консерватизмом. Просто для того, чтобы придерживаться строгого соответствия тер- минологии, мы будем назы- вать первоначальные воз- зрения AДАМА Смита "классическим либерализ- мом", чтобы отличать его теорию от современных по- нятий о либерализме. 133 ЛИБЕРАЛИЗМ Современный либера- лизм. Так что же случилось с истинным либерализмом Ада- ма Смита? В конце XIX в. стало ясно, что свободный рынок оказался не настолько саморегулирующимся, как это предсказывал Адам Смит. Конкуренция оказа- лась слабой. Производители искусственно повышали или понижали цены на рынке - о возможности подобного явления предупреждал, кста- ти, Адам Смит. Явно наблю- далась тенденция к образо- ванию монополий. Экономи- ческая система породила самый низкий класс, состо- явший из самых нищих сло- ев населения. Классовое положение определенным образом наследовалось: дети из богатых семей полу- чали лучшее образование и имели необходимые связи, помогавшие им продвинуть- ся по службе. Но наихудшим злом были повторяющиеся экономические депрессии, от которых страдали бед- нейшие слои населения и рабочий класс. В целом, по- литика невмешательства приводила в обществе к не- гативным последствиям. В 1880-х гг. англичанин Томас Гилл Грин пересмот- рел идеологию либерализ- ма. Он отталкивался от того, что основной целью либера- лизма является построение свободного общества. Но что происходит, когда эко- номическое развитие страны не позволяет этого сделать? Сторонники классического либерализма уделяли много внимания соглашениям (со- глашение между договари- вающимися сторонами при отсутствии контроля со сто- роны правительства): если тебе не нравится соглаше- ние, можешь его не заклю- чать. Но что, если стороны не равны по своему положе- нию, как это бывает с бога- тым работодателем и бед- няком, который нигде не мо- жет найти работу. Имеет ли последний возможность сво- бодного выбора: согласить- ся или не согласиться на работу с очень низкой опла- той? Классический либера- лизм заявлял: пусть все ос- танется, как оно есть, в кон- це концов уровень зарплаты как-нибудь установится. Но как быть в том случае, если зарплата находится ниже прожиточного уровня? Грин считал, что здесь уже время правительству подключаться к решению проблемы. И в данном случае это будет не ущемление прав и свобод правительством, а наоборот, их защита. И вместо нега- тивной тенденции "ограни- чения свобод" в данном случае присутствует пози- тивная тенденция их защиты 134 ЛИЧНОСТЬ И ИНДИВИДУАЛИЗМ и сохранения. Грин называл это "позитивной свободой". Правительство гарантировало свободу обеспечения опреде- ленного уровня жизни. Классический либера- лизм исключал участие пра- вительства в рыночных от- ношениях; современный ли- берализм, наоборот, при- ветствует участие прави- тельства в рыночной эконо- мике для того, чтобы защи- тить людей от несправедли- востей экономической сис- темы. Современные либе- ралы добились повышения заработной платы и сниже- ния продолжительности ра- бочего дня, права организо- вывать различные союзы, выплаты пособия по безра- ботице и медицинскому страхованию; кроме того, они сумели добиться равных для всех возможностей при поступлении в учебные за- ведения. При этом они хоте- ли повысить налоги для со- стоятельных слоев населе- ния, а не для рабочего клас- са. Этот либерализм можно назвать либерализмом США XX в., либерализмом Вудро Вильсона и Франклина Де- лано Рузвельта. Новая вол- на либерализма подчерки- вает значение свободы сло- ва и прессы. ЛИЧНОСТЬ - индивиду- альная совокупность биоло- гических, социальных и нравственных качеств чело- века, являющихся результа- том его развития и самоут- верждения. Индивидуаль- ность дана человеку приро- дой только в виде задатков, но как реальность формиру- ется им самим в ходе ис- полнения разных общест- венных ролей и внутри не- одинаковых социальных общностей. Индивидуализм - концепция или позиция, ставящая в центр внимания индивида, личность челове- ка, отдающая индивиду предпочтение перед коллек- тивом или другими общно- стями и силами. Видя выс- шую ценность в уникальной человеческой жизни и инте- ресах человека, индивидуа- лизм верит в возможность отдельного человека влиять на окружающую действи- тельность, изменять ее в соответствии со своими представлениями и ценно- стями. Индивидуализм принципиально отличается от эгоизма, и отличается именно тем, что каждый че- ловек становится личностью, видит в другом индивиде тоже личность, а потому не использует другого человека в качестве средства, что как раз и характерно для эгоизма. 135 ЛИЧНОСТЬ И ИНДИВИДУАЛИЗМ Вопреки утверждениям марксистов, сплошь и рядом сводящих природу или сущ- ность человека к "сово- купности общественных от- ношений", а потому счи- тающих, что достаточно из- менить систему обществен- ных отношений, существую- щий строй или даже уже - отменить частную собствен- ность и утвердить общест- венную, чтобы сразу же, как из пробирки Петруччио, воз- ник новый человек не толь- ко с характерным для него набором хромосом, но и с позитивными, общественно значимыми качествами и свойствами, но изменение природы человека, развитие человеческой личности не столь просто. Действительность много сложнее хотя бы уже пото- му, что человек - не только социальное, нравственное, но и биологическое сущест- во, а эта сторона его приро- ды формируется и шлифу- ется сотнями тысячелетий и миллионами лет, т.е. ее раз- витие асинхронно с темпом социальных перемен. У че- ловека есть и сфера созна- ния и подсознания (начало углубленному изучению ко- торой положил З.Фрейд), у нее свои принципы и темпы изменений. Подобно тому как над миллионами лет биологической эволюции на- ших предков, где развива- лась "животная основа че- ловека", в виде почти неза- метной надстройки возвы- шается относительно непро- должительное время "оче- ловечивания" природы ста- новящегося человека, так и цивилизация, культура толь- ко еще начали свое вхожде- ние в мир человека, индиви- да. Поэтому рассчитывать, что они легко и просто су- меют подчинить "челове- ческий космос", "вселенную индивида" своему решаю- щему воздействию так же наивно, как верить в то, буд- то извлеченного из джунглей тигра можно с помощью не- скольких дрессировок пре- вратить в домашнюю кошку. И все же, когда после темной ночи средневековья пришли века возрождения, столетия искренней веры во всесилие человеческой мыс- ли и разума, мир поддался обаянию величественных картин общественного про- гресса Вико и Ксндорсэ, был загипнотизирован рациона- листическими системами Гегеля и Маркса, провоз- глашавшими не только то, что все действительное ра- зумно, но и то, что разумное обязательно станет дейст- вительным. Это преклонение перед разумом в XVIII и XIX вв., вера в рационализацию всех 136 ЛИЧНОСТЬ И ИНДИВИДУАЛИЗМ сторон общественной жизни оказали противоречивое воз- действие на судьбы реаль- ного индивида и на концеп- цию индивидуализма. Если над миром, над обществен- ной жизнью господствует разум, если ход истории диктуют логически постигае- мые общие законы, то удел индивида - подчинить себя, свою волю и свою мысль этому господству общего, господству разума, правяще- го человеческим миром, гос- подству рационального. Кон- цепция же индивидуализма, которая никогда не отрицала принадлежности человека к разнородным человеческим общностям и их значимости для человека, должна была видеть благо индивида в рамках общею подчинения логосу истории, в границах совместного коллективного приспособления к "желез- ным законам" истории. Однако, по мере того, как действительно возрастала реальная сила человеческо- го разума в общественной жизни (ведь приближалось время, когда разум сначала наряду с природой и трудом, а потом все более само- стоятельно, благодаря пре- вращению науки в непо- средственную производи- тельную силу, становился главным источником сози- дания общественных бо- гатств), обнаруживалась и все возрастающая несо- вместимость этой новой ро- ли разума и науки со все еще принимаемым всерьез мнимым всесилием "желез- ных законов" истории. Уже в начале XX века прежняя вера в первооснову прогресса - вo всесилие объективных законов исто- рии, будто бы определяю- щих весь смысл созида- тельной деятельности лю- дей,- была подорвана и стала разрушаться мощным всплеском человеческих эмоций и настроений мил- лионов. Бунтом иррацио- нального, выходом на пе- редний план человеческой воли и организованности. Они быстро оттесняли разум и его позитивистских аполо- гетов на достойное, но не господствующее место, чем возвратили личности ее це- лостность, а истории - ее действительный смысл. На гребне этого поворота фи- лософия воли, концепции, воздающие свое и чужое до этого оттесненному ирра- циональному, выходят на передний план, оттесняя позитивизм кaк раз тогда, когда сам разум готовился совершить новую револю- цию не только в науке и про- изводительных силах обще- ства, но и в самом соотно- шении объективных законов 137 ЛИЧНОСТЬ И ИНДИВИДУАЛИЗМ и сознательной деятельно- сти людей, отдав пальму первенства последней. Как только обнаружилась невозможность уложить че- ловеческую историю в про- крустово ложе рационально- го, все предопределяющего погоса, как только стало яс- но, что уже не только объек- тивные законы, открывае- мые и используемые людь- ми, но и сами, организуемые идеей или волей (а скорее всего и тем, и другим) созна- тельные действия людей творят и начинают по- своему писать человеческую историю, стало ясно: грядет господство не объективных законов и не властвование умных проповедников и их послушной науке паствы, а время господства харизма- тических личностей, утвер- ждение господства сначала бюрократии, а потом попу- листских лидеров и импуль- сивной толпы, вполне спо- собных подменить револю- цию анархией, вообще со- крушить бунтом хрупкое здание человеческой циви- лизации. Началась новая полоса истории, открывшая невиданные прежде воз- можности для общественно значимых действий лично- сти, для все более неожи- данных модификаций кон- цепции индивидуализма. Как в древности, выходя из полосы постоянной при- вязанности к природе и же- сткой зависимости от огра- ниченностей своего природ- но-биологического бытия, становящийся человек стре- мился раскрыть и утвердить все стороны своей индиви- дуальности (биологической, социальной и нравствен- ной), так и теперь, вырыва- ясь из-под все более могу- щественной зависимости от своего социально-истори- ческого бытия, уже ставший человек постепенно освобо- ждался от власти над ним разума и воли - чужого ра- зума и чужой воли незави- симо от того, шла ли речь о господстве над индивидом выдуманных мифов с их ре- альными оковами и жрецами или о господстве над инди- видом реальных обществен- ных сил и их пророков. Уси- ливающаяся власть индиви- да над собой и над условия- ми своего существования показала: действительный путь свободы, ее обретения и расширения лежит вовсе не через новое закабаление индивида коллективом или коллективной силой, а через защиту непререкаемых прав человека - гражданина и личности; что свободное развитие каждого является условием свободного разви- тия всех, но отнюдь не на- 138 ЛИЧНОСТЬ И ИНДИВИДУАЛИЗМ оборот, как это думали кол- лективисты, когда их господ- ство над личностью, над ин- дивидом обернулось господ- ством тоталитаризма над всеми. Личность и индивидуа- лизм*. Очень долго инди- видуализм рассматривался как продуют новейшего вре- мени и противопоставлялся социальной интегрирован- ности так называемых тра- диционных обществ. Соот- ветственно, для его харак- теристик использовалась экономическая терминоло- гия. Человек, стремящийся путем рациональных дейст- вий получить как можно больше с меньшими затра- тами, был назван "чело- веком экономическим" (гомо экономикус). Тот же, кто ста- вил свои религиозные или политические убеждения, свои семейные или профес- сиональные привязанности выше материальных убеж- дений, считался скорее кол- лективистом, чем индиви- дуалистом. Но вокруг этой центральной фигуры инди- вида, отстаивающего свои * Данная статья под заголовком "Индивидуализм, личность" перво- начально была опубликована в кн.: 50/50. Опыт словаря нового мыш- ления. с. 111-115. AВТОР - Ален Турен (Франция). интересы в мире конкурен- ции, сложился гораздо бо- лее емкий образ человека в котором стремление к лич- ному благополучию оказа- лось совмещенным со сво- бодой политического выбора и со всей совокупностью прав человека. Сегодня на место этого оптимистически привлека- тельного образа индивидуа- листа нередко выдвигается более пессимистический об- раз человека, противостоя- щего централизованной вла- сти и всей системе управле- ния и манипулирования эко- номикой и культурой. Этот образ не только нашел сво- их защитников. На еще бо- лее пессимистической ноте возвеличивается непостоян- ство его взглядов как лично- сти, свободной от религиоз- ных и коллективистских убе- ждений, которые, якобы, не- сут угрозу индивидуальным свободам. Эта либеральная, скажем, даже анархистская концепция индивидуализма неизбежно вызывала два основных возражения. Во- первых, поскольку вce люди являются членами какого- либо коллектива - по про- фессиональной принадлеж- ности или по месту житель- ства, по национальному при- знаку или как участники тех или иных движений и орга- низаций - то человек, взя- 139 ЛИЧНОСТЬ И ИНДИВИДУАЛИЗМ тый сам по себе, в его про- тивопоставлении коллекти- ву, представляется всего лишь жалким отщепенцем, протест которого против принуждений коллективной жизни респектабелен по форме, но весьма ограничен по своим возможностям. Во- вторых, индивид с его сво- бодой выбора отнюдь не является ни человеком ра- зумным, ни хозяином самому себе. Его скорее можно сравнить с песчинкой, он объект рекламы и пропаган- ды. Более того, он всего лишь псевдоактер, роль ко- торого практически полно- стью определена его местом в обществе, хотя он при этом уверен, что больше других свободен от всякого принуждения и не находится ни под чьим влиянием. Пси- хологи и особенно психо- анализ освободили нас от иллюзий своего "я" в той же мере, в какой литература и живопись низвергли портрет, который восторжествовал как жанр в эпоху великих побед классического рацио- нализма. Наш век был богат речами в защиту личности, но эта защита никогда не отделялась от призывов к сплочению либо в нацио- нальных, либо в религиоз- ных общинах. И новые со- циальные движения вряд ли обрели бы право на сущест- вование, если бы защищали интересы отдельных инди- видов, а не групповые инте- ресы категорий лиц. Поэто- му напрашивается вывод о том, что в обществе, где од- новременно господствуют и крупные организации произ- водителей и потребителей, и массовая культура, и посто- янно растущий бюрократи- чески-принудительный аппа- рат, эта форма индивидуа- лизма сдает свои позиции. Итак, индивидуализму должен быть придан иной смысл, если, конечно, есть желание избежать такой си- туации, когда он изживает сам себя и превращается в ширму для абсолютной вла- сти, которая заинтересована в ликвидации всех промежу- точных групп ради упроче- ния своего господства над обезличенным обществом. Наступление новых вре- мен не только привело к за- мене религиозного и коллек- тивистского подхода подхо- дом индивидуально-утили- таристским. Произошла ин- териоризация критериев мо- ральной оценки путем заме- ны закона всевышнего зако- ном индивидуального созна- ния. Место уважаемого все- ми миропорядка заняли пра- ва человека, который перво- начально был задуман как гражданин, затем, в период бурного развития индустри- 140 ЛИЧНОСТЬ И ИНДИВИДУАЛИЗМ ального общества, стал на- зываться трудящимся, а се- годня рассматривается и отстаивается вне связи с какой-либо его особой ро- лью как некая способность к утверждению своей индиви- дуальности перед лицом экономических и политиче- ских властей, распростра- нивших свое господство уже не только на вещи и маши- ны, но и на информацию язык, идеи. Именно с появ- лением новой формы гос- подства, все более и более откровенно подчиняющего себе личность и культуру, первостепенное значение приобретает защита субъек- та, его естественного права на самовыражение и отстаи- вание своей индивидуально- сти. Отсюда новизна поста- новки вопроса о правах че- ловека и воздействие этиче- ских принципов на отноше- ние к техническому прогрес- су, который самым непо- средственным образом со- действует трансформации человеческого существа как в биологическом плане, так и с точки зрения его социально- культурных ценностей. Таким образом, выдви- жение проблемы индиви- дуализма на одно из цен- тральных мест объясняется тем, что в одном слове со- жительствуют две все более и более отдаляющиеся друг от друга реальности и даже два образа действия, из ко- торых один с легкостью под- чиняется диктату централь- ных властей, а другой ему противится. Индивидуализм не является принципом, гла- венствующим над социаль- ной жизнью и ее конфликта- ми. Он служит почвой, на которой развиваются эти конфликты, причем настоль- ко питательной, что сразу же обрастает новыми социаль- ными и даже политическими характеристиками, не имею- щими ничего общего с дей- ствительностью. Еще белее тесно эти два противопо- ложных толкования одного и того же слова увязаны в си- лу того, что самоутвержде- ние субъекта неотделимо от разрушения "я", к чему ве- дет наше новое время. Раз- рушение создаваемых и пе- редаваемых из поколения в поколение социальных ро- лей, норм культурного обме- на и утвердившейся соци- альной иерархии, уничтожает "я" и может привести к дюркгеймовской аномии. Но именно это разрушение по- зволяет индивидуальному и коллективному aктеpy отка- заться от эмпирического са- мосознания в пользу норма- тивного сознания, позволяет заявить о себе не фактом своего существования, а своей волей, как личности. 141 ЛИБЕРАЛИЗМ Пример. С отказом женщине в ее роли, с разрушением этой роли появились одно- временно и порнография, превратившая женщину в лишенный социальной зна- чимости объект сексуальных вожделений, и феминист- ские движения, призываю- щие к признанию женщины как субъекта своей собст- венной сексуальности, к уважению ее личной жизни в целом. Понятие индивида не является более синонимом эмансипации, оно все боль- ше становится ширмой для всяческого принуждения к конформизму перед лицом сил, господствующих в со- циальной жизни. Напротив, главный принцип новых со- циальных движений заклю- чается впредь в понятии субъекта. Этот принцип ста- вит в качестве цели коллек- тивных действий обеспече- ние большинству людей возможности жить своей собственной жизнью, на высшем уровне проявления индивидуальности. Личность и индивидуа- лизм*. Слово "индивидуа- * Данная статья - извлечение из книги: Науеk F.A. The Road to Serfdom. Lю, 1944 Цитируется по русскому переводу: Хайек Ф.А. Дорога к рабству//Вопросы фило- софии. 1990, № 10,11,12. лизм" приобрело сегодня негативный оттенок и ассо- циируется с эгоизмом и са- мовлюбленностью. Но, про- тивопоставляя индивидуа- лизм социализму и иным формам коллективизма, мы говорим совсем о другом качестве, смысл которого будет проясняться на про- тяжении всей этой книги. Пока же достаточно будет сказать, что индивидуализм, уходящий корнями в христи- анство и античную филосо- фию, впервые получил пол- ное выражение в период Ренессанса и положил на- чало той целостности, кото- рую мы называем теперь западной цивилизацией. Его основной чертой является уважение к личности как та- ковой, т.е. признание абсо- лютного суверенитета взгля- дов и наклонностей челове- ка в сфере его жизнедея- тельности, какой бы специ- фической она ни была, и убежденность в том, что ка- ждый человек должен раз- вивать присущие ему даро- вания. Я не хочу употреб- лять слово "свобода" для обозначения ценностей, гос- подствующих в эту эпоху: значение его сегодня слиш- ком размыто от частого и не всегда уместного употреб- ления. "Терпимость" - вот, может быть, самое точное слово. Оно вполне передает 142 ЛИЧНОСТЬ И ИНДИВИДУАЛИЗМ смысл идеалов и ценностей, находившихся в течение этих столетий в зените и лишь недавно начавших клониться к закату, чтобы совсем исчезнуть с появле- нием тоталитарного госу- дарства. Постепенная трансфор- мация жестко организован- ной иерархической системы - преобразование ее в сис- тему, позволяющую людям по крайней мере пытаться самим выстраивать свою жизнь и дающую им возмож- ность выбирать из многооб- разия различных форм жиз- недеятельности те, которые соответствуют их склонно- стям - такая трансформа- ция тесно связана с разви- тием коммерции. Новое ми- ровоззрение, зародившееся в торговых городах северной Италии, распространялось затем по торговым маршру- там на запад и на север че- рез Францию и юго-запад- ную Германию в Нидерлан- ды и на Британские острова, прочно укореняясь всюду, где не было политической деспотии, способной его за- душить. В Нидерландах и Британии оно расцвело пышным цветом, и впервые смогло развиваться свобод- но в течение долгого време- ни, становясь постепенно краеугольным камнем обще- ственной и политической жизни этих стран. Именно отсюда в конце XVII-XVIII вв. оно начало распространять- ся вновь уже в более разви- тых формах на запад и на восток, в Новый Свет и в центральную Европу, где опустошительные войны и политический гнет не дали в свое время развиться рост- кам этой новой идеологии. На протяжении всего этого периода новой истории Европы генеральным на- правлением развития было освобождение индивида от разного рода норм и уста- новлений, сковывающих его повседневную жизнедея- тельность. И только когда этот процесс набрал доста- точную силу, стало расти понимание того, что спон- танные и неконтролируемые усилия индивидов могут со- ставить фундамент сложной системы экономической дея- тельности. обоснование прин- ципов экономической свобо- ды следовало, таким обра- зом, за развитием экономи- ческой деятельности, став- шей незапланированным и неожиданным побочным продуктом свободы полити- ческой. Быть может, самым зна- чительным результатов вы- свобождения индивидуаль- ных энергий стал порази- тельный расцвет науки, со- провождающий шествие 143 ЛИЧНОСТЬ И ИНДИВИДУАЛИЗМ идеологии свободы из Ита- лии в Англию и дальше. Ко- нечно, и в другие периоды истории человеческая изо- бретательность была не меньшей. Об этом свиде- тельствуют искусные авто- матические игрушки и другие автоматические устройства, созданные в то время, когда промышленность еще прак- тически не развивалась (за исключением таких отрас- лей, как горное дело или производство часов, кото- рые почти не подвергались контролю и ограничениям). Но в основном попытки вне- дрить в промышленность механические изобретения, в том числе и весьма пер- спективные, решительно пресекались, как пресека- лось и стремление к знанию, ибо всюду должно было ца- рить единомыслие. Взгляды большинства на то, что должно и что не должно, что правильно и что неправиль- но, прочно закрывали путь личной инициативе. И толь- ко когда свобода предпри- нимательства открыла доро- гу использованию нового знания, все стало возмож- ным, - лишь бы нашелся кто-нибудь, кто готов дейст- вовать на свой страх и риск, вкладывая свои деньги в те или иные затеи. Лишь с этих пор начинается бурное раз- витие науки (поощряемое, заметим, вовсе не теми, кто был официально уполномо- чен заботиться о науке), из- менившее за последние 150 лет облик нашего мира. Как это часто случается, характерные черты нашей цивилизации более зорко отмечали ее противники, а не друзья. "Извечная бо- лезнь Запада: бунт индиви- да против вида", - так оп- ределил силу, действитель- но создавшую нашу цивили- зацию, известный тоталита- рист XIX в. Огюст Конт. Вкладом XIX в. в развитие индивидуализма стало осоз- нание принципа свободы всеми общественными клас- сами и систематическое распространение новой иде- ологии, развивавшейся до этого лишь там, где склады- вались благоприятные об- стоятельства. В результате она вышла за пределы Анг- лии и Нидерландов, захва- тив весь европейский конти- нент. Процесс этот оказался поразительно плодотвор- ным. Всюду, где рушились барьеры, стоявшие на пути человеческой изобретатель- ности, люди получали воз- можность удовлетворять свои потребности, диапазон которых все время увеличи- вался. И поскольку по мере роста жизненных стандартов в обществе обнаруживались 144 ЛИЧНОСТЬ И ИНДИВИДУАЛИЗМ темные стороны, с которыми люди уже не хотели мирить- ся, процесс этот приносил выгоду всем классам. Было бы неверно подходить к со- бытиям этого бурного вре- мени с сегодняшними мер- ками, оценивать его дости- жения сквозь призму наших стандартов, которые сами являются отдаленным ре- зультатом этого процесса и, несомненно, позволяют об- наружить там много дефек- тов. Чтобы на самом деле понять, что означало это развитие для тех, кто стал его свидетелем и участни- ком в тот период, надо соот- носить его результаты с чаяниями и надеждами предшествовавших ему по- колений. И с этой точки зре- ния, его успех превзошел все самые дерзкие мечты: к началу XX в. рабочий чело- век достиг на Западе такого уровня материального бла- гополучия, личной незави- симости и уверенности в завтрашнем дне, который за сто лет перед этим казался просто недостижимым. Если рассматривать этот период в масштабной исто- рической перспективе, то, может быть, наиболее зна- чительным последствием всех этих достижений сле- дует считать совершенно новое ощущение власти че- ловека над своей судьбой и убеждение в неограниченно- сти возможностей совер- шенствования условий жиз- ни. Успехи рождали новые устремления, а по мере того, как многообещающие пер- спективы становились по- вседневной реальностью, человек хотел двигаться вперед все быстрее. И тогда принципы, составлявшие фундамент этого прогресса, вдруг стали казаться скорее тормозом, препятствием, тре- бующим немедленного уст- ранения, чем залогом со- хранения и развития того, что уже было достигнуто. * * * Сама природа принципов либерализма не позволяет превратить его в догматиче- скую схему. Здесь нет одно- значных, раз и навсегда ус- тановленных норм и правил. Основополагающий принцип заключается в том, что, ор- ганизуя ту или иную область жизнедеятельности, мы дол- жны максимально опираться на спонтанные силы обще- ства, и как можно меньше прибегать к принуждению. Принцип этот применим в бессчетном множестве си- туаций. Одно дело, напри- мер, целенаправленно соз- давать системы, предусмат- ривающие механизм конку- ренции, и совсем другое - принимать социальные ин- 145 ЛИЧНОСТЬ И ИНДИВИДУАЛИЗМ ституты такими, какие они есть. Наверное, ничто так не навредило либерализму, как настойчивость некоторых его приверженцев, твердо- лобо защищавших какие- нибудь эмпирические прави- ла, прежде всего, "laisses- faire". Впрочем, это было в определенном смысле неиз- бежно. В условиях, когда при столкновении множества заинтересованных конкури- рующих сторон каждый предприниматель готов был продемонстрировать эф- фективность тех или иных мер, в то время как негатив- ные стороны этих мер были не всегда очевидны и зачас- тую проявлялись лишь кос- венно, в таких условиях тре- бовались именно четкие правила. А поскольку прин- цип свободы предпринима- тельства в то время уже не подвергался сомнению, ис- кушение представить его в виде такого железного пра- вила, не знающего исключе- ний, было просто непреодо- лимым. <...> Но поскольку движение к тому, что принято называть "позитивными" мерами, бы- ло по необходимости мед- ленным, а при осуществле- нии таких мер либералы могли рассчитывать только на постепенное увеличение благосостояния, которое обеспечивала свобода, им приходилось все время бо- роться с проектами, угро- жавшими самому этому дви- жению. Мало-помалу либе- рализм приобрел славу "негативного" учения, ибо все, что он мог предложить конкретным людям, - это доля в общем прогрессе. При этом сам прогресс вос- принимался уже не как ре- зультат политики свободы, а как нечто само собой разу- меющееся. Можно сказать поэтому, что именно успех либерализма стал причиной его заката. Человек, живу- щий в атмосфере прогресса и достижений, уже не мог мириться с несовершенст- вом, которое стало казаться невыносимым. 146 МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ М МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ. Как известно, понятие "марк- сизм" появилось еще при жизни Маркса, что не раз вынуждало его отчитывать недобросовестных интер- претаторов, заявлять, что, если следовать их понима- нию "марксизма", то он, Маркс - не марксист. Поня- тие "ленинизм" появилось уже после смерти Ленина, а понятие "марксизм-лени- низм" вошло в обиход, когда уже ни Маркса, ни Ленина не было в живых, а потому мы не располагаем сведениями об их согласии или несогла- сии таким образом исполь- зовать их имена. И тем не менее под влиянием много- летней пропаганды и у нас в стране (в России) и за рубе- жом многие политики, исто- рики и политологи до сих пор отождествляют слово- сочетание "марксизм-лени- низм, появившееся в 20-е гг. XX в., со взглядами Маркса и Ленина. Это и есть та прин- ципиальная ошибка, которая закрывает путь к верному пониманию происходящего во многих странах "реаль- ного социализма", не позво- ляет уяснить проблемы и судьбы социалистической идеологии в нынешнем мире. Дело в том, что "марк- сизм-ленинизм" - совсем не то, что говорили о нем многие коммунисты. Это во- все не совокупность взгля- дов К. Маркса, Ф. Энгельса и В. Ленина, а особый идеоло- гический продукт, созданный для специфических целей и для особой общественной силы - партийно-государ- ственной бюрократии. Имен- но в этом качестве "марк- сизм-ленинизм" утвердился и существовал как важней- ший элемент сталинских по- рядков, как мессианская мо- ноидеология сталинского тоталитаризма. В качестве самостоя- тельного учения, выдающего себя за систематизацию взглядов Маркса и Ленина, но на самом деле грубо фальсифицирующего их воззрения, марксизм-лени- низм стал вырабатываться и формироваться И.Сталиным после смерти В. Ленина в 1924 г. Уже в конце 20-х - начале 30-х гг. марксизм- ленинизм утверждается в качестве официальной идео- логии ВКП(б) и советского общества, как взаимосвя- занная система "общест- венных нayк" (марксистско- ленинская философия, по- 147 МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ литическая экономия, науч- ный коммунизм), лежащая в основе всей организации народного образования и воспитания. Вновь родив- шееся идеологическое соз- дание - марксизм-ленинизм - начало свой непростой, но затем все более облегчае- мый власть имущими свое- образный исторический путь. Характеризуя суть мар- ксизма-ленинизма и пути его создания, известный рос- сийский экономист Г.Лисич- кин писал: "Марксизм- ленинизм - это самостоя- тельное учение, системати- зированное Сталиным в ос- новном в сборнике "Вопро- сы ленинизма". Он издавал- ся одиннадцать раз. По- следний - в 1952 г., за год до смерти автора. Одинна- дцать залпов было выпуще- но по учению Ленина, при- чем разрывными пулями. Разрывались его черты на части, склеивались по нуж- ной Сталину логике, с до- бавкой компонентов особого свойства, и на вновь соз- данном продукте ставилось не авторское клеймо - ста- линизм, а фальшивый яр- лык, утверждающий, что он - продукт этот - создан великими мастерами. Лицемерие, подлог, де- магогия были главными средствами в деятельности Сталина. Все эти качества воплотились и в созданном им учении, получившим на- звание "марксизм-лени- низм"". Как же относится "марк- сизм-ленинизм" к действи- тельным взглядам К.Маркса и В.Ленина, чьим именем он спекулирует? Как он относит- ся к рабочему классу, чьей идеологией себя называет? Клянясь в верности идей- ному знамени Маркса и Ле- нина, во многом исходя из их тезисов, официально принятый сталинский мар- ксизм-ленинизм вместе с тем имел сложные отноше- ния со своими идейными источниками - марксизмом и ленинизмом. Что-то в них замалчивалось, что-то иска- жалось, что-то отвергалось или запрещалось и что-то раздувалось, но всегда это делалось так, как это было необходимо для сталинизма, для упрочения его собствен- ной теории и практики - для обоснования узурпации пар- тийно-государственной бю- рократией и политической власти и собственности. На- пример, таким путем исчез- ла принципиально важная разница между эксплуатаци- ей и угнетением, между обобществлением и огосу- дарствлением, между собст- венностью и владением, что было весьма важно для гос- подства бюрократии. Пере- 148 МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ стал существовать азиат- ский способ производства, опасный своим сходством со сталинским производством, возникло учение о пяти об- щественно-экономических формациях, приписанное К.Марксу, который совсем иначе понимал эти пробле- мы. Но это было важно для "исторического оптимизма" сталинистов. Рассматривая взгляды Маркса и Энгельса в целом. можно утверждать, что осо- бой фальсификации была подвергнута их трактовка отношения социализма и частной собственности (марксизму было приписано ее "зряшное отрицание"). Во взглядах Ленина фаль- сифицировались две про- блемы: оценка Лениным Ок- тябрьского переворота как несоциалистического, а де- мократического, и взгляды Ленина на пути и способы утверждения социализма в Советской России. Если же говорить об идеологии рабочего класса, то официальный сталинский "марксизм-ленинизм" (вопре- ки сути действительного марксизма) вовсе не являл- ся руководством к действию ни для рабочего класса, ни для крестьянства и интелли- генции, ни для правящей партийно-государственной бюрократии, номенклатуры. Это было скорее объясне- ние мира, чем средство его преобразования, в том смы- сле, что отобранные для него и заключающиеся в нем тезисы, вся совокупность идей, навязываемых мас- сам, содержала, то, КАК должны эти массы понимать и интерпретировать проис- ходящее, т. е. это была идеология, которая, по мет- кому выражению Л.Троцкого, укрепляя господство бюро- кратии, "страховала бы ее от недовольства снизу". Особенно важно то, что отобранные идеи были так соединены и интерпретиро- ваны в официальном "марк- сизме-ленинизме", что слу- жа избранным прагматиче- ским целям, создавали ви- димость внутренне согласо- ванного цельного учения. Ведь в сталинские времена и позже эта сталинская вер- сия взглядов Маркса и Ле- нина штопалась, подчища- лась, подгонялась под тек- сты и усиленно внедрялась (во многом это продолжа- лось еще и в годы пере- стройки) в общественное сознание; написаны горы монографий и учебников, тысячи брошюр и сотни ты- сяч статей, воспитаны це- лые поколения обществове- дов, исповедывающих эту правдоподобную версию. А давно известно, что не так 149 МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ благотворна истина, как зло- вредна ее видимость. Весьма существенно и то, что в этом процессе "отработки", латания и под- гонки , осуществленных И.Сталиным и его прибли- женными, было запрещено любое сомнение в произво- димой селекции и проделы- ваемых операциях. Фикция шаг за шагом становилась все больше и больше похо- жей на истину. Как тут не вспомнить афоризм: "для ниспровержения фиктивной власти слов нужна свобода слова". Это-то как раз и ис- ключалось сталинским тота- литаризмом. Люди, все об- щество годами и десятиле- тиями приучались верить в догмы, очевидные нелепо- сти и утопии. Именно отсут- ствие свободы слова, уду- шение инакомыслия, гнет и подавленность всего мыс- лящего в обществе привели к тому, что сталинская вер- сия взглядов Маркса и Ле- нина - официальный мар- ксизм-ленинизм - превра- тился в господствующую в СССР и других странах "реального социализма" идеологию, в важнейшее духовное освящение тотали- таризма. Только с началом горба- чевской перестройки, со свободой инакомыслия и плюрализма мнений нача- лось развенчание этой ста- линской фальсификации и освобождение обществ быв- шего "реального социализ- ма" от этой духовной отравы. Марксизм-ленинизм*. В то время как социал-демо- кратия развивалась и стано- вилась на позицию умерен- ных реформ, более мало- численная ее часть исход- ных социалистов осталась на позициях учения Маркса. Они стали коммунистами. Ключевой фигурой в этом преобразовании был русский интеллигент Владимир Иль- ич Ленин. Он внес опреде- ленные изменения в мар- ксизм, чтобы сделать его применимым к той ситуации, в которой находилась Рос- сия в начале нашего века. Поэтому другим названием коммунистического учения является "марксизм-лени- низм". Империализм. Марксизм глубоко проник в умы рус- ской интеллигенции конца прошлого века. Многие из них ненавидели царизм и нашли в марксизме теорию, которая могла им помочь избавиться от царистской * Данная статья - извлечение из американского учебника политоло- гии. Майкл Дж. Роскин и др. Введе- ние в политологию Нью-Джерси, 1988. 150 МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ системы. Маркс полагал, что его теория применима к наиболее развитым капита- листическим странам, но никак не к России, где капи- тализм только зарождался. Но, как мы отмечали ранее, идеологии часто искажаются при переносе из страны их происхождения в другую страну. Ленин, находивший- ся большей частью в ссылке в Цюрихе, Швейцарии, был озадачен проблемой, как приложить марксизм к от- сталой России. С этой це- лью он выступил с теорией экономического империа- лизма, заимствованной им у немецкой коммунистки Розы Люксембург и английского экономиста Дж.Л.Гибсона. Эти два мыслителя зада- лись вопросом, почему про- летарские революции, пред- сказанные Марксом, не про- изошли в промышленно раз- витых странах. И они при- шли к выводу, что капита- лизм успешно преобразо- вался, распространившись за океан, в колонии, для ис- пользовании их сырьевых запасов, дешевой рабочей силы и новых рынков. Таким образом, капитализм полу- чил отсрочку своей гибели, преобразовавшись в импе- риализм. Внутренний рынок не мог поглотить все, что производила капиталистиче- ская система, поэтому она открыла для себя заморские рынки. Получая огромные прибыли с колоний, импе- риалистическая страна мог- ла себе позволить перепла- чивать рабочему классу, чтобы удержать его на ре- формистских, а не револю- ционных позициях. Ленин заметил, что рас- пространение империализма происходит неравномерно. Некоторые страны, напри- мер, Великобритания и Гер- мания, были в высшей сте- пени развитыми, но те стра- ны, в которых капитализм только зарождался, напри- мер, Япония, Россия, были довольно слабыми. Эти бо- лее отсталые страны также эксплуатировались между- народной капиталистической системой. Именно в таких странах революционные на- строения проявляются наи- более ярко, они были "слабейшим звеном" импе- риализма. Таким образом, Ленин полагал, что револю- ция может - вначале - произойти в такой отсталой страна, а затем распростра- ниться на более развитые страны. Империалистиче- ские страны находилась в сильной зависимости от своих колоний: если импе- риализм лишить возможно- сти эксплуатировать коло- нии, он погибнет. Далее Ле- нин полагал, что он нашел 151 МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ объяснение первой мировой войны: это было столкнове- ние империалистических дер- жав в борьбе за мировое экономическое господство. В действительности же Ленин сдвинул центр тяже- сти учения Маркса от поло- жения внутри капиталисти- ческих стран к положению между этими странами. Центр тяжести переместил- ся с утверждения Маркса о том, что пролетариат вос- станет против буржуазии, к утверждению о том, что экс- плуатируемые нации вос- станут против империали- стических держав. Маркс, возможно, не одобрил бы подобный сдвиг. Организация. Но реаль- ный вклад Ленина заключа- ется в том, какое значение он придавал организации. Ленин считал, что, находясь под постоянным наблюде- нием царской тайной поли- ции партия российских со- циалистов не может быть похожей на другие партии и быть такой же, как они, от- крытой, многочисленной, ста- рающейся получить как мож- но больше голосов. Вместо этого она должна быть ма- лочисленной, тайной, крепко организованной под цен- тральным руководством и состоять из профессиональ- ных революционеров. В 1903 г по этому вопросу произошел раскол Россий- ской социал-демократиче- ской партии. Ленин имел достаточно большую под- держку на съезде партии в Брюсселе и получил 33 го- лоса из 51 присутствующего делегата. Ленин назвал свою фракцию большевист- ской (от русского "большин- ство"), те же, кто набрал меньшее число голосов, проводил более умеренную линию и, представляя пар- тию более открытой, полу- чил название меньшевиков ("меньшинство"). В 1918 г большевики изменили на- звание партии, и она стала называться коммунистиче- ской. В хаосе 1917 г. внимание Ленина к вопросам органи- зации ослабло. Россия была страшно ослаблена войной. В марте 1917 г. группа уме- ренных захватила власть, но они не могли управлять страной. В ноябре больше- вики, умело управляя сове- тами - организациями, воз- никшими в основных городах - пришли к власти. После жестокой гражданской вой- ны, укрепив свою власть, Ленин обратился ко всем истинным социалистам мира с предложением объеди- ниться в новое международ- ное движение под непосред- 152 МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ ственным руководством Мо- сквы. Эта организация на- зывалась Коммунистический интернационал, или Комин- терн. Почти все партии со- циалистов в мире расколо- лись: их левое крыло всту- пило в Коминтерн и в 1920- 1921 гг. партии стали комму- нистическими партиями. С тех пор социал-демо- кратические и коммунисти- ческие партии относятся друг к другу достаточно вра- ждебно. В то время как пар- тии демократических социа- листов продолжали взаимо- действовать с государствен- ными чиновниками своей страны и старались содей- ствовать проведению мер по повышению благосостояния, коммунистические партии, назвав их изменническими и продажными, следовали ука- заниям из Москвы. Интерес- ная картина складывалась на выборах: в тех странах, где партии социалистов являют- ся многочисленными, партии коммунистов сравнительно небольшие, и наоборот. Ино- гда эти партии бывают отча- янными соперниками. Насколько в действи- тельности верят в марксизм- ленинизм сегодняшние ру- ководители Советского Сою- за? Они постоянно цитируют Маркса, однако некоторые обозреватели полагают, что в действительности они без- различны или даже циничны по отношению к идеологии и пользуются ею как занавес- кой. Они определяли свое общество не как коммуни- стическое - оно еще не на- ступило, над этим они сей- час работают - а как обще- ство "развитого" или еще какого-нибудь в этом роде "социализма". Это мы у се- бя на Западе называем эти страны "коммунистическими". В 1961 г. руководитель пар- тии Никита Хрущев погоря- чился, пообещав, что "наше поколение будет жить при коммунизме", и указал, что эта утопия будет осуществ- лена к 1980 г. Нет надобно- сти напоминать, что партии так и не удалось осущест- вить это и что никто в Со- ветском Союзе не обещает построения в скором буду- щем совершенного общест- ва, о котором мечтал Маркс. МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ - собирательное понятие, обо- значающее сознание значи- тельной части людей, массы граждан, принадлежащих чаще всего к разным соци- альным группам, слоям и классам. Этим понятием ха- рактеризуются, если не гос- подствующие, то во всяком случае весьма влиятельные в обществе воззрения и на- 153 МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ строения, учет которых суще- ственно важен для политики. Другие формы общест- венного сознания (классо- вые, национальные, этниче- ские и т.п.) отличаются ус- тойчивой определенностью своего носителя и соответ- ственно относительной ста- бильностью своих содержа- тельных характеристик, по- скольку при помощи подоб- ных форм сознания отража- ется и выражается существо интересов вполне опреде- ленного носителя такого сознания. Массовое же соз- нание характеризуется как раз тем, что его носителем является особая совокуп- ность граждан, называемая массой (значительная сово- купность граждан, объеди- ненных в те или другие вне- классовые, межклассовые и надклассовые движения: ре- лигиозные, экологические, антивоенные и т.д., т.е. со- вокупность людей, социаль- ные интересы которых во многом различны), а причи- ны объединения этих граж- дан в определенную массу или движение связаны не столько с общим или сход- ным социально-экономиче- ским или историко-этниче- ским положением, сколько со сплочением участников вокруг определенной идеи, лозунга, цели, выражающих совпадение их устремлений лишь по данному вопросу или аспекту интересов. Массовое сознание важ- но именно своей массово- стью, распространенностью среди населения, причем независимо от экономиче- ского или социального по- ложения людей, а в силу других причин: из-за попу- лярности того или другого идола или лидера поклоне- ния, из-за популистского ха- рактера лозунгов и обеща- ний определенных партий, из-за привлекательности це- лей движения и т.п. Массовость, широкая распространенность, хотя и важный, ключевой, но все же не единственный признак массового сознания: ведь и классовое сознание может распространиться в массах, стать массовым, охваты- вающим не один класс, но в этом конкретном случае, как правило, речь идет о сход- стве или близости социаль- но-экономического положе- ния классов. Скажем, созна- ние, идеи, взгляды рабочего класса могут распростра- няться в среде городского плебса, среди низкооплачи- ваемых служащих или в среде крестьян-бедняков и т.д. Не только положение и интересы подобных классов и слоев, как классов-тру- жеников, малоимущих или неимущих очень близки; не 154 МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ менее важно и то, что все эти социальные группы экс- плуатируются одними и теми же эксплуататорами, угне- таются одной бюрократией и т.п. И все же близость соци- ально-экономического поло- жения и интересов не стира- ет различий, не делает эти группы тождественными. Наглядным примером мас- сового сознания может слу- жить религия. Здесь и широ- кая распространенность ре- лигии, и ее глубокое проник- новение в толщу народа не- зависимо от классового по- ложения и расхождения ин- тересов разноклассовых при- верженцев той или иной ве- ры. Примером массового сознания, внушенного тра- дицией, привычкой и активи- зированного лидером, может служить гапоновщина в Рос- сии, выражавшая наивную веру миллионов и десятков миллионов самых отсталых, самых неподготовленных слоев рабочего класса и крестьянства в доброту рус- ского царя, готовность масс во имя этой веры пойти на испытания и жертвы. Очень часто подобная мифология заражает широкие слои на- селения именно потому, что она не только переносит от- ветственность за беды мил- лионов, за нужды масс на- селения с их действительно- го и могущественного винов- ника - общественного уст- ройства и защищающих его сил - на более "мелких сошек", более легко побе- димых противников, но так- же и потому, что благодаря подобной рокировке сохра- няется надежда и вера в то, что стоит только захотеть верховному благодетелю- царю, и без борьбы масс и жертв с их стороны все об- разуется, утрясется. Чтобы лучше разобрать- ся с основными аспектами массового сознания, следует рассмотреть субъект массо- вого сознания, содержание такого сознания, общест- венную роль массового соз- нания. Мы уже говорили, что носителем массового созна- ния является масса. Совре- менная политология, как и социология, видит в массе ряд существенных особен- ностей. Прежде всего сле- дует выделить статистиче- ский характер образующего ее множества граждан, при- чем само это множество не является каким-то самостоя- тельным целостным образо- ванием, отличным от со- ставляющих его элементов, граждан; важна не только статистическая, но и веро- ятностная природа этого множества, поскольку вхож- дение в него индивидов имеет неупорядоченный, слу- чайный, сплошь и рядом си- 155 МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ туативный характер; суще- ственно важен и отчетливо внегрупповой (или межгруп- повой) характер подобного множества, "разрушающий" границы между всеми суще- ствующими в обществе со- циальными группами; сме- шанный состав - одна из отличительных черт такого множества. Есть и другие особенности, свойственные подобным множествам. Что касается содержа- тельной стороны массового сознания, то в нем из-за не- определенности носителя субъекта, при общей форму- лировке оказывается со- вмещенным несовместимое, ибо возможны самые раз- ные варианты. Так, если мы будем рассматривать мас- совое сознание связанное с определенной верой, то окажется, что его содержа- нием является моноидеоло- гия (причем в одном случае - христианство или его те- чение, в другом - мусуль- манство, в третьем - буд- дизм и т.д.). Если же мы выйдем за пределы массо- вого религиозного сознания и обратимся к массовому сознанию, связанному с мирскими делами, то обна- ружим совсем иную картину. Если под массовым созна- нием подразумевать всю совокупность форм обыден- ного человеческого созна- ния, то мы обнаружим широ- кую совокупность знаний, представлений, иллюзий, чувств, настроений, отра- жающих все многоцветье общественного бытия, все, что, воздействуя на массы, вызывает в них отклик. Ко- нечно, во всем многообра- зии духовной жизни людей находят свое место и все формы общественного соз- нания - философия и рели- гия, политика и право, мо- раль и искусство, наука. Од- нако взятое в полном объе- ме массовое сознание не совпадает с общественным сознанием, ибо последнее включает также сознание классов и социальных групп, все многообразие их обо- собленной духовной жизни. Если говорить об обще- ственной роли массового сознания, его влиянии на общественную жизнь, то, не ставя под вопрос огромную роль всех форм обществен- ного сознания, особенно сложившихся исторически и уже неотделимых от челове- ческой истории, было бы большим заблуждением не видеть, что массовое созна- ние - один из важнейших каналов воздействия на массы и манипулирования массами и что в критиче- ские периоды общественных переломов, когда недоволь- ство больших масс населе- 156 МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ ния перерастало в бунты и революции, трудно отде- латься от мысли, что каждая форма общественного соз- нания так или иначе участ- вовала в этом процессе и играла свою, только ей при- сущую роль. Массовое сознание и об- щественное мнение*. Под термином "общественное мнение" во Франции XVIII в. подразумевались публичные выражения личных мнений ограниченной, но довольно значительной части населе- ния, которая, обладая боль- шим экономическим и куль- турным капиталом, претен- довала на участие в управ- лении и намеревалась воз- действовать на политиков с помощью пасквилей и так называемой "обществен- ной" прессы. В XIX в. под воздействием демократиче- ских взглядов, основанных на том, что единственным источником законности по- литики является воля наро- да, публично выраженные мнения "социальной элиты" превращаются в народное * Первоначально эта статья под заголовком "Общественное мне- ние" была опубликована в кн.: 50/50. Опыт словаря нового мыш- ления, с.217-220. Авторы - Пьер Бурдье и Патрик Шампань (Франция). мнение, представительная система правления приводит к тому, что элита, состоящая из избранных представите- лей, считает себя естест- венной выразительницей ин- тересов "народа" и рас- сматривает свои мнения как выражение общих интересов и благосостояния, исключив узкие и ограниченные инте- ресы определенного класса или группировки. И лишь совсем недавно, в связи с появлением изо- бретенных общественными науками таких новых мето- дов исследования, как опро- сы общественного мнения, анонимное анкетирование, быстрая и автоматическая обработка ответов компью- тером, понятие обществен- ного мнения стало почти полностью совпадать с со- держанием, хотя существо- вание объективного рефе- рента продолжает оставать- ся неясным. Этот метод да- ет возможность назвать "общественное мнение" и "демократичным", так как прямо или косвенно опра- шиваются все, и "научным", так как мнение каждого ме- тодично регистрируется и учитывается. Вначале ис- пользованный в политике для выявления намерений избирателей накануне вы- боров этот метод смог пред- ставить данные, поразитель- 157 МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ ные по точности предсказа- ния и безупречные с научной точки зрения, так как точ- ность и достоверность были проверены самими выбора- ми. Другое дело, когда по просьбе высокопоставлен- ных лиц, а чаще всего важ- нейших органов прессы ин- ституты опроса обществен- ного мнения проводят опро- сы с целью определения, как "общественное мнение", то есть мнение большинства, относится к чрезвычайно разным и сложным вопро- сам, таким, как вопросы ме- ждународной и экономиче- ской политики, на которые у большинства опрошенных нет определенного мнения и они даже не задумывались над ними. Хотя и находясь в меньшинстве, что объясня- ется спецификой вопросов, однозначные заявления об отсутствии мнения и их слу- чайное распределение в за- висимости от пола, уровня образования и социального положения, достаточны, что- бы понять, что вероятность наличия мнения распреде- ляется неравномерно. Не уделяя этому никакого вни- мания, институт обществен- ного мнения, не ограничива- ясь сбором уже существую- щих мнений, создает часто из разных слоев общества "общественное мнение", ко- торое является чистейшим артефактом, полученным при помощи записи и статисти- ческой агрегации положи- тельных и отрицательных ответов на уже сформулиро- ванные, часто в расплывча- тых и двусмысленных выра- жениях, мнения, которые ведущие опрос предлагают взятым наугад и подходя- щим для голосования по возрасту людям. Опублико- вание этих результатов в "общественных газетах", ко- торые очень часто заказы- вали опрос, в большинстве случаев является политиче- ским шагом, имеющим ви- димость законности, научно- сти и демократичности, с по- мощью которого обществен- ная или частная группировка, располагающая средствами заплатить за проведение оп- роса, может придать своему частному мнению видимость всеобщности, которая подра- зумевается под "обществен- ным мнением". Распространяясь, прак- тика проведения опросов общественного мнения при- вела к изменениям в поли- тической игре: политики те- перь вынуждены считаться с этой новой, находящейся под контролем политологов инстанцией, которая лучше, чем "представители наро- да", должна высказать, чего хочет и что думает народ. Институты опроса общест- 158 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ венного мнения теперь вме- шиваются в политическую жизнь на всех уровнях: они проводят конфиденциаль- ные опросы для политиче- ских группировок с целью выяснения, придерживаясь логики маркетинга, самых плодотворных тем избира- тельной кампании, оценки самых перспективных для выдвижения кандидатов; они также находятся в центре передач, которыми средства массовой информации, по- свящая их политике, стара- ются превратить телезрите- лей в судей "клятвенных обещаний" политиков; на- циональная пресса регуляр- но заказывает проведение опросов об актуальных во- просах политики с целью опубликования их результа- тов. По мере того, как все шире используются якобы научные методы, претен- дующие на способность из- мерения, воздействующего на "общественное мнение" влияния политики коммуни- кации основных политиче- ских лидеров, становится заметным возникновение нового понятия политики: политическое воздействие все больше становится ис- кусством управления целого комплекса разработанных специалистами "коммуника- тивной политики" методов, направленных на "управле- ние общественным мнени- ем". Под этим подразумева- ется распространение более или менее подтасованных мнений, которые создаются институтами на основе лич- ных и частных ответов, соб- ранных у населения, которое в большинстве своем мало знает о тонкостях политиче- ской игры. Таким образом, опрос общественного мнения позволяет выдать за решен- ный любой важнейший во- прос политической акции, используя технику навязыва- ния проблематики и подта- совки отдельных ответов, считая за таковые как личные мнения, так и выраженные посредством представителей коллективные мнения. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНО- ШЕНИЯ - отношения меж- ду народами, опосредуемые при наличии государств от- ношениями государственных институтов и структур; исто- рическое призвание между- народных отношений - обеспечивая разноплановый обмен между народами и странами, реализовывать во внешней межгосударствен- ной сфере коренные нацио- нально-государственные ин- тересы своей страны, своего народа, сопоставляя и согла- совывая их с национально- 159 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ государственными интереса- ми других стран и народов. Поскольку главным эле- ментом международных от- ношений, их основой явля- ются национально-государ- ственные интересы отдель- ных стран, важно учитывать следующее. Национально-государст- венные интересы - катего- рия объективная. Но ее особенность заключается в том, что интерес вообще, национально-государствен- ный интерес, в частности - субъектная категория, т.е. носителем интереса всегда является определенный субъ- ект - отдельный человек, нация, народ и т.д. Именно это обстоятельство часто является причиной ошибоч- ных трактовок интереса как субъективной или субъектив- но-объективной категории. Это - неверно. Подобно тому как интересы отдель- ных людей представляют собой не продукт человече- ской воли и человеческого сознания, а являются ре- зультатом его естественно- исторических потребностей, диктующих человеку необ- ходимость их удовлетворе- ния, так и национально-го- сударственные интересы страны, населяющих ее на- ций и народов - порожде- ние реальных условий их внутреннего развития, взаи- моотношений с другими на- родами и нациями. Национально-государст- венные интересы - катего- рия историческая. Нацио- нально-государственные ин- тересы обусловлены исто- рически сложившейся раз- дробленностью человечест- ва на обособленные общно- сти, живущие в своих нацио- нально-государственных или многонациональных образо- ваниях. Не будь государств и наций, не существовало бы и национально-государ- ственных интересов. Они становятся реальностью лишь в сфере межгосударственно- го общения, где и проявля- ются как международные отношения. Историзм на- ционально-государственных интересов обнаруживается также в том, что они не ос- таются неизменными, а пре- терпевают существенную эволюцию в связи с измене- нием внутренних и междуна- родных условий развития страны. Наконец, важно и то, что национально-государ- ственные интересы не вечны: они существуют, пока суще- ствуют нации и государства, их интересы и действия. Национально-государст- венные интересы - катего- рия, тесно связанная с соци- ально-политическими от- ношениями, ибо в ней отра- 160 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ жаются и выражаются инте- ресы нации, страны, пре- ломленные через интересы общественно-политической силы, стоящей у власти, формирующей политику стра- ны как внутри, так и возне. Мало того, важна и общая расстановка сил в стране и ее изменения, что сказыва- ется в сфере международ- ных отношений. Национально-государст- венные интересы - ком- плексная категория, вклю- чающая систему компонен- тов, охватывающих различ- ные сферы общественной жизни. Сюда относятся, в первую очередь, политиче- ские и экономические инте- ресы, связанные с обеспе- чением благоприятных ус- ловий и предпосылок разви- тия данной страны, ее насе- ления. Весьма существен- ное значение имеют и про- изводные формы выражения национально-государствен- ных интересов: военно- стратегические, дипломати- ческие интересы и т.д. Подходя с этих позиций к определению сущности на- ционально-государственных интересов той или иной страны (ее нации, народа), нужно учитывать, что этот субъект международных от- ношений вовсе не сам опре- деляет суть интересов: со- держание экономических, политических и других инте- ресов составляют объектив- ные, т.е. не зависящие от воли и сознания партий и правительств потребности страны, живущего в ней, оп- ределенным образом орга- низованного сообщества лю- дей. При формировании собственно национально-го- сударственных интересов эти потребности выступают в объективной связи, в объек- тивном взаимоотношении с внешними, международными условиями своего удовле- творения. Другими словами, если потребность выражает нужду, нужность для субъек- та чего-то, то интерес есть объективное отношение субъ- екта, имеющего соответст- вующую потребность, к ус- ловиям удовлетворения этой потребности. Причем сами эти условия являются пред- метом данного интереса. Очевидно, что нацио- нально-государственные ин- тересы - объективный фак- тор международной жизни. Но если это так, то не следу- ет ли из этого, что в между- народных отношениях субъ- ективному фактору вообще "нечего делать", разве что собирать и организовывать силы, чтобы под угрозой их применения продиктовать партнеру свои, вытекающие из национально-государст- 161 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ венных интересов требова- ния, настаивая на их бес- прекословном выполнении, или, если подобных сил нет или они заведомо слабее, сознательно подчиниться силе своего более могуще- ственного партнера-против- ника? Хотя такое и случает- ся, в силу чего сами между- народные отношения быва- ют отношениями господства и подчинения или отноше- ниями равноправного со- трудничества, все же зна- чение субъективного факто- ра в международных отно- шениях весьма велико. Одна из исходных и главных задач субъективно- го фактора состоит в том, чтобы правильно осознать и сформулировать суть на- ционально-государственных интересов данной страны, населяющей ее общности людей. А это - далеко не простая задача, если учиты- вать все многообразие гео- политических, географиче- ских, экономических, поли- тических, этнических, исто- рических и других факторов, обусловливающих объек- тивное содержание нацио- нально-государственных ин- тересов. Следующая, не менее важная и трудная задача - учесть внутренние тенден- ции и международные усло- виях развития своей страны (и других) и в свете ее на- ционально-государственных интересов и их реализации сформулировать внешнепо- литическую концепцию, рас- крывающую, какие основные цели и по каким внешнепо- литическим направлениям должны быть достигнуты во внешнеполитической сфере в определенный срок. Необходимо эту общую внешнеполитическую кон- цепцию, определяющую стра- тегические цели внешней политики, конкретизировать во вполне определенный внешнеполитический курс, определяющий, что и как, в отношениях с какими стра- нами и в каких областях должно быть достигнуто, что- бы была реализована внеш- неполитическая концепция, а вместе с ней и удовлетворе- ны национально-государст- венные интересы. Если к этому добавить формулировку главных принципов внешней полити- ки, необходимое соотноше- ние традиций и новшеств, а также способов, средств и путей согласования своих национально-государствен- ных интересов с таким же комплексом интересов как противников, так и союзни- ков, а также все многообра- зие конкретных действий всех внешнеполитических служб, ответных акций, 162 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ страховок и запасных ходов и т.д., то при учете взаимо- действия всего этого на ми- ровом поприще и в истори- ческом развитии мы и полу- чим то, что называется меж- дународными отношениями. Достаточно в эту общую картину поставить конкрет- ную страну, ее народ и дей- ствия его правительства, его многоплановые взаимоот- ношения, действия и проти- водействия не с одним, а со всеми другими субъектами международных отношений, чтобы их сложная мозаика приобрела близкий к реаль- ности вид. Международные отноше- ния*. Международная поли- тика имеет небольшое отли- чие от политики внутрен- ней... Внутренняя политика имеет место в рамках суве- ренного субъекта междуна- родных отношений - то, что мы называем государством или страной. В то время как международная политика имеет место между такими субъектами международных отношений. Суверенитет <...> означает быть хозяи- ном на своей собственной * Данная статья - извлечение из американского учебника по полито- логии: Майкл Дж. Роскин и др. Вве- дение в политологию. Нью-Джерси 1988. земле, сохранять за собой последнее слово в юридиче- ских спорах на территории страны. Понятие суверени- тета возникло в XVI в., когда абсолютистские монархии укрепляли свои позиции и искали правового оправда- ния для этого. Суверенитет является одерживающей силой в стране. Преступни- ки, повстанцы и отступники теоретически контролиру- ются или подавляются суве- ренным правителем, кото- рым сейчас является уже не король, а национальное правительство. Суверенитет также означает, что ино- странные державы не имеют никакого права вмешиваться в дела вашей страны; их влияние прекращается на ваших границах. <...> Внутри суверенного субъ- екта международных отно- шений существует (или, по крайней мере, предполагает- ся, что существует) закон. Если у вас есть основание для жалобы на кого-то, "не берите закон в свои собст- венные руки. Отнесите его в суд". В международных от- ношениях применимым ока- зывается почти противопо- ложное: взятие закона в свои собственные руки - путем угрозы военной силой или ее использованием - является совершенно нормальным 163 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ явлением. Часто другого подхода не существует. Эта важная разница ме- жду внутренней и междуна- родной политикой вызывает негодование у искусных спе- циалистов в области одной из них и когда они вторгают- ся в область другой. Прези- дент Джонсон был мастером во внутренней политике; он получал от Конгресса все, что он только желал. Но он не смог поставить на место худого, маленького Хо Ши Мина, потому что Хо был хозяином на своей собст- венной территории. То, что срабатывало у Джонсона внутри страны - сделки, угрозы, убеждения - потер- пело фиаско в международ- ном плане. Некоторые ут- верждали, что именно ис- пользование Никсоном "не- честных приемов" междуна- родной политики в политике внутренней, привело к уотер- гейтскому скандалу и его падению. В действительно- сти, Никсон был умным госу- дорстиешьш деятелем: он одновременно улучшил от- ношения с Советским Сою- зом и Китаем. И его неис- кренность и склонность к секретам сослужила ему плохую службу в разреше- нии внутренних проблем. Международная политика не есть внутренняя политика в большем масштабе. Без ми- рового суверенитета, слу- жащего для установления правил и власти, междуна- родная политика носит бо- лее неуправляемый и слож- ный характер. Политика как могуще- ство. Международные от- ношения, которые страдают от недостатка суверенитета, превалирующего во внут- ренних ситуациях, во многом зависят от могущества. По- койный великий Моргентау считал, что могущество яв- ляется основным элементом международной политики и что идеалисты игнорируют это на свой страх и риск. Не обладая достаточным могу- ществом страна не может выжить, добиться самостоя- тельно своих целей в этом беспокойном мире. Следует иметь в виду, что могущест- во - это не то же, что и си- ла. Сила - это конкретное применение военной мощи; под могуществом подразу- мевается более общая спо- собность страны идти своим путем. Могущество включает военные, экономические, по- литические и психологиче- ские факторы. <...> Некото- рые элементы могущества поддаются оценке и их мож- но рассчитать. А именно: География. Благодаря размеру территории, клима- ту и естественным границам некоторые страны легче за- 164 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ щищать, чем другие. <...> В жизни стран география в значительной степени явля- ется судьбой. Природные ресурсы. Про- довольствие, полезные иско- паемые и нефть являются важными факторами могу- щества. <...> Население. Здесь учи- тывается как количествен- ный, так и качественный со- став. Как поняли арабы в войне с Израилем, большое, обедневшее, слаборазвитое население не может быть источником могущества. При всех равных параметрах большее по величине насе- ление, из которого набирают солдат и рабочую силу, оз- начает, несомненно, воз- росшее могущество страны. Экономика. Индустриаль- но развитая страна обычно значительно сильнее, чем сельскохозяйственная стра- на. Первая может произво- дить свое собственное ору- жие и имеет более подго- товленное население для его использования. Страна более развитая в экономи- ческом отношении может дольше выдержать военную конфронтацию. Кроме войны индустриальная экономика располагает большим по- тенциалом для торговли и вызывает большее уваже- ние, чем отсталая экономи- ка. Япония благодаря тор- говле сделала то, чего бы не смогла сделать при помощи военной силы. Правительство. Прави- тельство, твердо стоящее у власти, является значитель- но более сильным оппонен- том, чем то, которое не об- ладает такой властью. Сильное правительство мо- жет совершенствовать эко- номику, повышать благосос- тояние своего населения и укреплять национальную ин- теграцию. <...> Возможности в военном отношении. Страна может обладать всем, о чем гово- рилось выше, но не смочь превратить это в военную мощь. Франция и Британия, испытавшие ужас от потерь, понесенных во время первой мировой войны, не позаботи- лись об укреплении своей мощи для борьбы с Гитле- ром. Япония, промышленный гигант, является карликом в военном отношении, по- скольку составленная амери- канцами конституция запре- щает ей иметь армию, и этот пункт многие японцы хотели бы изменить. <...> Психологические ис- точники могущества. Са- мым большим условием при выравнивании является пси- хология страны. Объедине- на ли она, уверенная в са- 165 НАСИЛИЕ мой себе и своем деле, в своем стремлении к пожерт- вованию? Вот где заключена самая большая ошибка, ко- торую делают. Линдон Джонсон направил амери- канцев во Вьетнам, считая, что мы одержим легкую по- беду. Но коммунисты знали, что бы они хотели: объеди- ненного Вьетнама без ино- странцев при определенного рода социализме. Наша страна не была настолько уверена в себе, и поэтому война была проиграна на внутреннем фронте, как в Сайгоне, так и в Вашингтоне. В 1980 г. Ирак, наблюдая за кажущимся хаосом иранской революции, посчитал, что будет легко захватить иран- скую территорию. Но иранцы сражались как маньяки, жертвуя тысячами в своих атаках, в которых они шли на верную смерть, благода- ря чему иракцы были от- брошены на свою собствен- ную территорию. В 1982 г. Аргентина, сама страдаю- щая от разъединенности и жестокого военного прави- тельства, посчитала, что будет легко присвоить Фолк- лендские острова, принад- лежащие ослабевшей в эко- номическом отношении Бри- тании. Но именно британцы оказались сильными в пси- хологическом плане, а ар- гентинцы слабыми. Некоторые элементы мо- гущества поддаются расче- ту, но наиболее важный мо- мент - психологический - расчету не подлежит. Имен- но это делает международ- ную политику такой сложной и обворожительной. Даль- новидные политические ли- деры умеют использовать могущество страны как для сохранения своей страны, так и для поддержания ми- ра. Неумные или самонаде- янные лидеры, с другой сто- роны, могут не понимать, что их могущество имеет преде- лы и что игра в высокой сте- пени непредсказуема. Они могут как разрушить свою страну, так и ввергнуть в войну весь мир. Н НАСИЛИЕ - целенаправ- ленное силовое принужде- ние, действие одного субъ- екта над другим субъектом, осуществляемое с опреде- ленной целью, вопреки со- гласию, воле и интересам последнего. Насилие имеет место там и тогда, где и ко- гда, во-первых, один субъект желает добиться опреде- ленной цели вопреки согла- 166 НАСИЛИЕ сию других, оказывающих противодействие его про- движению к цели; во-вторых, когда добивающийся цели субъект, чтобы сломить про- тиводействие несогласных, прибегает к силе, принуждая несогласных подчиниться. Насилие может прояв- ляться во всех сферах чело- веческого общежития, где имеет место подчинение воли одних воле других, на- чиная от отношений членов семьи и кончая взаимодей- ствием социальных групп, классов и целых народов. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к взаимоотношениям в семье, особенно родителей и де- тей. Непонимание своих ин- тересов, страх перед болью, неспособность заставить се- бя подчиниться необходи- мости часто бывают причи- ной применения целена- правленного принуждения и даже физического насилия, что связано с полом, возрас- том, незнанием, бескуль- турьем или капризом, дур- ным воспитанием. Иные ис- токи и другой масштаб наси- лия в обществе, где перво- причиной насилия чаще все- го является объективное несовпадение интересов и устремлений не только ин- дивидов и больших соци- альных групп, индивида и общества. Показателем то- го, что общество не могло раньше, не может и теперь нормально функционировать и развиваться, не прибегая систематически к насилию, является наличие у всех ци- вилизованных народов госу- дарства, этой сознательно созданной людьми органи- зации легализованного на- силия, поддерживающего своими силовыми действия- ми интересы господствую- щих общественно-полити- ческих групп и классов, су- ществующую законность, порядок и правила челове- ческого общежития. Возникает вопрос: вся- кое ли подчинение чужой воле связано с принуждени- ем, насилием? Существует точка зрения, согласно кото- рой любой коллективизм, любая организация общест- венной жизни, требующая подчинения того или иного субъекта (индивида, группы людей, или класса) общей коллективной воле или об- щей цели, "общему плану", уже предполагает несвободу и принуждение, угнетение и насилие, а потому является шагом к тоталитаризму, представляет собой "дорогу к рабству". Ошибочность такого подхода заключается, прежде всего, в том, что ин- дивид и коллектив берутся в абстрактной, неподвижной, мертвой противоположно- 167 НАСИЛИЕ сти, а связанные с ним ин- дивидуализм и коллективизм изображаются как полно- стью взаимоисключающие друг друга, в то время как свобода здесь рассматрива- ется в отрыве от естествен- но-исторической необходи- мости, трактуется как следо- вание индивида только сво- ей воле, как простое непод- чинение никому и ничему, кроме своего собственного индивидуального интереса или каприза. Тем самым, та- кое понимание не только вольно или невольно ведет к оправданию произвола и антиобщественных дейст- вий, но и исключает возмож- ность любой совместной коллективной деятельности, предполагающей подчине- ние действий индивида "об- щему плану", общей идее, совместно принятой цели. Жизнь опровергла такое понимание. Уже с первых шагов человеческой жизне- деятельности коллективные, совместные действия (кол- лективная охота, возведение ирригационных сооружений - каналов, плотин и т.п., оборонных и ритуальных объектов - крепостей, пи- рамид, церквей и пр.), веде- ние боевых действий и т.п., были важнейшими условия- ми прогресса и отдельных общностей и человечества в целом. Но подобные со- вместные коллективные дей- ствия, чтобы привести к же- лаемому результату, всюду имели своим обязательным условием - добровольное подчинение отдельных ин- дивидов и групп людей, больших масс населения единой воле (цели), "обще- му плану" вождя, организа- тора, полководца, без чего было невозможно достичь принятой данной человече- ской общностью (но не обя- зательно каждым ее членом) цели. Было бы неверно отри- цать тот факт, что любые коллективные действия, пред- полагающие подчинение ин- дивида коллективу, совме- стно преследуемой цели, "общему плану" связаны с действительными ограниче- ниями индивидуальной сво- боды, что при определенном стечении обстоятельств мо- жет привести к несвободе, тоталитаризму, рабству (см.: Хайек Ф. Дорога к рабству. Лондон, 1944). При каком "определенном стечении" и каких "обстоятельств"? От- вечая на этот вопрос, нужно иметь в виду следующее. Во-первых, подчинение индивида "общему плану", общей цели коллектива со- держит только возможность несвободы, тоталитаризма, но само по себе таковым не является. В противном слу- 168 НАСИЛИЕ чае пришлось бы признать всякую дружную семью ячейкой тоталитаризма, по- скольку в такой семье каж- дый ее член добровольно подчиняется общим прави- лам, коллективным целям, семейным планам. Во-вторых, только там, где интересы составителя "общего плана" расходятся с интересами граждан-ис- полнителей плана, где в связи с этим в "общий план" включены (в большей или меньшей степени) цели, расходящиеся с интересами граждан-исполнителей, само подчинение граждан такому "общему плану" содержит элемент подчинения "чужой воле", т.е. содержит эле- мент несвободы. Когда идет речь о расхождении, несов- падении интересов, выра- жаемых "общим планом", с индивидуальными интере- сами граждан, то имеется в виду не то совпадение, в каком общее, являющееся абстрагированием из кон- кретного (индивидуального), никогда не совпадает с са- мим этим конкретным во всем его многообразии, на- ходится с ним в противоре- чивом отношении, а в том смысле, что выдаваемое за "общее", за "общий план" уже представляет собой не что иное, а именно такое "общее", которое только по видимости учитывает инте- ресы всех индивидов, со- ставляющих общность или общество, но в действи- тельности выражает интере- сы и цели иных индивидов их общности. Так, под видом "общих интересов", "общих целей" в странах так назы- ваемого реального социа- лизма пропагандировалась и навязывалась массам кон- цепция не действительного, а "казарменного псевдосо- циализма", представлявшая собой социальный идеал не трудящихся, а партийно-го- сударственной бюрократии, ибо реализация этой кон- цепции обеспечивала поли- тическое и экономическое полновластие номенклату- ры. Приверженность масс ошибочным идеям, чужому социальному идеалу, чужому "общему плану" и в этом случае, хотя и сопряжена с несвободой, но вовсе не в том объеме, в каком это ха- рактерно для тоталитарного общества. В-третьих, только там и тогда, где чуждый идеал под маской "общего плана" не только обманным путем "овладевает массами" и становится официальным вы- разителем их интересов, но и где этот "общий план", а на деле чужой социальный идеал, силой навязывается всем, как принимающим его, 169 НАСИЛИЕ так и не принимающим, со- гласным с ним и сопротив- ляющимся ему, там, где ин- дивиды принуждаются сле- довать этой цели или идеа- лу, а сам такой "общий план" становится идейным фундаментом всей общест- венной жизни, там и оказы- вается налицо то "стечение обстоятельств", которое приводит к несвободе, тота- литаризму, рабству. Жизнь свидетельствует о том, что для тоталитаризма сущест- венно важно не только при- нуждение, насилие, террор по отношению к гражданам, индивидам, но также и сле- дование масс (порой весьма активное, искреннее и дос- таточно широкое) офици- альной общей идее, "обще- му плану", лжеидеалу или социальной утопии. Соот- ношение насилия над мас- сами и массового психоза, связанного с поклонением вожде) и представляемой им идее, идеалу, цели, в каждой тоталитарной стране свое, причем оно не остается раз навсегда данным, а изменя- ется на разных ступенях то- го или иного тоталитарного строя. Если говорить о формах насилия, то они весьма мно- гообразны: одно дело физи- ческое насилие без приме- нения вооруженной силы и другое дело, вооруженное насилие (индивидуальный и государственный террор, вооруженное восстание, пар- тизанские военные действия и гражданская война). Раз- личают формы насилия и в зависимости от характера противоборствующих субъ- ектов: одно дело насилие индивида над индивидом, другое дело, когда речь идет об общественных группах, классах, и третье - если речь идет о войнах между странами, народами. Суть войны в том и состоит, что она является продолжением политики, но именно на- сильственными средствами. Важно учитывать и то, как соотносится насилие с об- щественным прогрессом: направлено ли оно на устра- нение реакционных сил и носит революционный или прогрессивный характер или имеет целью реставрацию уже свергнутого, отжившего и выступает как контррево- люционное насилие. Насилие*. Политические системы подвержены распа- ду и действительно распа- даются. Более того, многие страны мира сегодня уже * Данная статья - извлечение из- американского учебника по полито- логии: Майкп Дж. Роскин и др. Вве- дение в политологию. Нью-Джерси, 1988. 170 НАСИЛИЕ испытали или испытывают распад своих систем. Этот распад проявляется в круп- ных волнениях, революци- онных движениях, военных переворотах и авторитарных формах правления, отли- чающихся различной степе- нью жестокости. Диктатуры редко бывают результатом деятельности лишь неболь- ших групп заговорщиков, они возникают как следствие краха системы, который по- зволяет небольшим, но хо- рошо организованным груп- пам - как правило, военным - захватывать власть. Вот почему недостаточно лишь осуждать тот или иной жес- токий военный режим. Вполне очевидно, что ряд режимов осуществляет акции чрезвычайной жесто- кости: военные режимы в Аргентине, Чили и Гватема- ле привели к убийству тысяч людей, на которых падало лишь малейшее подозрение в сочувствии к левым. Но как произошло, что эти военные режимы пришли к власти? Почему распад системы сис- тематически повторяется в таких странах? Это важней- шие вопросы, которые сле- дует задать себе, если мы хотим прийти к пониманию сущности таких ужасающих событий. В основе распада лежит эрозия легитимности. Леги- тимность - это убеждение граждан в законности прав- ления режима, в том, что ему следует, как правило, подчиняться. Там, где уро- вень легитимности высок, правительствам требуется меньше полицейских; там же, где он низок, им требу- ется гораздо большее их количество. В Англии, на- пример, населению свойст- венна в большинстве своем законопослушность; полиция весьма малочисленна и по- лицейские не вооружены огнестрельным оружием. В Северной Ирландии, с дру- гой стороны, убийства лю- дей террористами с приме- нением взрывных устройств и огнестрельного оружия являются обычной картиной, так как значительное мень- шинство населения рас- сматривает правительство как незаконное. Поэтому здесь полиция вооружена, и британские войска осущест- вляют патрулирование с ис- пользованием автоматиче- ского оружия и бронемашин. Гражданская война в Север- ной Ирландии унесла уже жизни более, чем 2500 че- ловек. <...> Насилие - волнения, массовые забастовки, тер- рористические акции и поли- тические убийства - отнюдь не означает как таковое, что 171 НАСИЛИЕ революция неизбежна. Бо- лее того, наиболее распро- страненной реакцией на серьезные гражданские бес- порядки является вовсе не революция, а военный пере- ворот. Насилие же, в свою очередь, может рассматри- ваться как симптом эрозии состоятельности и легитим- ности правительства. Вполне возможно, что такие беспорядки не приве- дут ни к чему существенно- му; возможно, что новое ру- ководство успокоит и умиро- творит население, приступив к решению проблем, вы- звавших беспорядки, как в 1930-х гг. поступил Франклин Д. Рузвельт. Но если прави- тельство проявляет непово- ротливость, если оно пыта- ется просто сокрушить и по- давить недовольство, то это может привести к обостре- нию положения. <... > Разновидности насилия. Не все проявления насилия одинаковы. Различные мыс- лители по-разному подраз- деляют эти проявления. Од- ной из наиболее удачных классификаций является классификация политолога Фреда Р. фон дер Мехдена, который выделяет пять ос- новных типов насилия. Примордиальный. Этот тип насилия вырастает из конфликтов между основны- ми общинами - этнически- ми, национальными или ре- лигиозными, - к которым люди принадлежат с рожде- ния. Выступления сикхов в Индии, многосторонний кон- фликт в Ливане, межпле- менные конфликты в ряде африканских стран служат примерами примордиально- го насилия. Оно не обяза- тельно ограничено лишь развивающимися регионами мира, ибо такие антагониз- мы проявляются в Квебеке, в стране басков в Испании, в Северной Ирландии, где противостояние протестан- тов и католиков имеет что-то общее с межплеменной враждой. Сепаратистский. Сепа- ратистское насилие, которое зачастую вытекает из при- мордиального конфликта, имеет целью достижение независимости для соответ- ствующей группы. Народ- ность ибо предприняла по- пытку отмежеваться от Ни- герии, образовав свое соб- ственное новое государство Биафра в конце 60-х гг., од- нако оно потерпело пораже- ние в результате затяжной кровопролитной войны. Бен- гальцам, с другой стороны, удалось отделиться от Па- кистана, образовав в 1971 г. свое собственное новое го- сударство Бангладеш. Эрит- рейцы ведут затяжную войну 172 НАСИЛИЕ с Эфиопией с целью созда- ния на берегах Красного мо- ря независимой Эритреи, и это сопротивление до сих пор не удается полностью сломить. В Европе сепара- тистские движения сущест- вуют у басков, бретонцев и корсиканцев. Однако с уче- том стабильности европей- ских границ эта борьба в политическом отношении об- речена на неуспех. Революционный. Этот тип насилия имеет целью свержение или смену суще- ствующего строя режима. Свержение сандинистского режима Сомосы в Никарагуа в 1979 г., падение режима шаха в Иране в том же году, а также завоевание незави- симости бывшими порту- гальскими колониями Анго- лой и Мозамбиком в 1975 г. служат примерами успешно- го применения революцион- ного насилия. Центральная Америка и Южная Африка являются ареной непрекра- щающегося революционного насилия. Фон дер Мехден включает в данную катего- рию и "контрреволюцион- ное" насилие, попытки бо- лее консервативных групп противостоять революцион- ной борьбе - например, действия правых в Сальва- доре. Подавление движений к либерализации в Венгрии, Чехословакии и Польше также можно было бы отне- сти к этой категории, причем здесь парадоксально то, что коммунисты становятся контр- революционной консерватив- ной силой. Такую свойствен- ную 80-м гг. форму террора, как взрывы начиненных взрывчаткой автомобилей, также, по-видимому, следует относить к категории рево- люционного насилия. Перевороты. Переворо- ты обычно преследуют контрреволюционные цели и направлены на предотвра- щение прихода к власти ре- волюционеров. Перевороты почти всегда осуществляют- ся военными, хотя они, как правило, имеют связи и под- держку со стороны основных гражданских групп, как это было во время переворота в Бразилии в 1964 г. Боль- шинство переворотов осу- ществляется без большого насилия, по крайней мере на первоначальном этапе. Тан- ки вооруженных сил берут в кольцо президентский дво- рец, и президент оказывает- ся вынужден уйти в отставку и обычно покинуть страну, а место президента занимает какой-нибудь генерал. В хо- де некоторых переворотов фактически на проливается ни капли крови. Однако, ко- гда военные все еще подоз- ревают угрозу со стороны левой оппозиции, они могут 173 НАЦИЯ И НАЦИОНАЛИЗМ развернуть истерию легали- зованных убийств. Чилий- ские военные, осуществив в 1973 г переворот, убили де- сятки тысяч людей. Около 9000 аргентинцев бесследно "исчезли" вслед за захва- том военными власти в 1976 г. Военные правители ма- ленькой Гватемалы в 70-х и 80-х гг. уничтожили почти сорок тысяч своих сограж- дан по подозрению в оппо- зиции режиму. В Латинской Америке контрреволюцион- ный террор вслед за некото- рыми переворотами по чис- лу жертв во много раз пре- восходит любые акции ре- волюционеров. Если в той или иной стране произошел переворот, то вероятность следующего переворота по- вышается. Некоторые стра- ны увязают в "преториан- стве" (от названия претори- анской гвардии в Древнем Риме), и им требуются деся- тилетия, чтобы вернуться к гражданскому правлению. Частично феномен перево- ротов объясняется потря- сающей слабостью тради- ционных институтов власти - партий, парламентов и исполнительных органов, что ставит военных перед выбором - либо захватить власть, либо стать очевид- цами надвигающегося хаоса. НАЦИЯ (от лат. natio - на- род) - устойчивая социаль- но-этническая общность лю- дей, сложившаяся историче- ски на фундаменте общих антропологических особен- ностей и единой этнической судьбы, общности языка, черт психического склада и особенностей культуры, ча- ще всего связанных общно- стью территории и экономи- ческой жизни. Национализм - идеология, ставящая в центр внимания свою нацию (национальность) и ее про- блемы, отдающая нацио- нальному приоритет перед социальным. Одна из характерных черт сталинского марксизма- ленинизма - принижение роли национального в обще- ственной жизни, подчинение национального как второ- степенного общесоциально- му или интернациональному. Вульгарная политология, стремясь преодолеть стали- низм и предоставить нацио- нальному должное место, вообще отказалась от вся- кой субординации нацио- нального и социального. Исходным пунктом для правильного понимания сути национального и его роли в общественной жизни явля- ется признание того, что че- ловек - биосоциальное су- щество. А это значит, что 174 НАЦИЯ И НАЦИОНАЛИЗМ природа человека не может быть сведена ни к "сово- купности общественных от- ношений", как это делал вульгарный марксизм, ста- линизм, игнорировавший роль биологических сторон человеческой сущности (антропологические, этниче- ские, половозрастные, эмо- ционально-волевые, психи- ческие и другие особенно- сти), ни к "комплексу биоло- гических качеств", что свой- ственно социал-дарвинизму, расизму и другим учениям, недооценивающим общест- венную сторону человече- ской сущности (общециви- лизационные, социально- производственные, общест- венно-политические и другие качества). Однако признание чело- века биосоциальным суще- ством, ориентирующее на учет и биологических и со- циальных сторон человече- ской сущности, вовсе не оз- начает, что на разных эта- пах антропогенеза, на раз- личных исторических пере- ломах и для любых этниче- ских общностей эти аспекты человеческой сущности все- гда выступали и выступают в статических, а не динамиче- ских взаимосвязях и взаи- модействиях, что можно хоть в какой-то мере игнори- ровать исключительную слож- ность, подвижность и все еще слабую изученность протекающих здесь процес- сов (скажем, влияние осо- бенностей развития этноса, его возраста на социальное поведение наций, на взрывы межэтнических, расовых и межнациональных конфлик- тов и т.д.). Нации и национальные отношения, развившиеся уже в новое время, все еще не имеют адекватной своей важности теории. Несмотря на все претензии марксизм не решил эту проблему. Вы- пячивание социальной сущ- ности человека в ущерб его биологической стороне, ха- рактерное и для Маркса, и для Ленина, привело не только к постоянному под- черкиванию интернациона- лизма в ущерб националь- ному, но и к постоянной кри- тике любой защиты нацио- нального, к отождествлению такой защиты с чуждым про- грессу национализмом. В действительности идеология национализма, понимаемая как идеология защиты прав и свобод граждан своей на- ции, как защита языка, на- циональной культуры, обы- чаев и привычек (традиций), сама по себе не содержит ничего реакционного. Другое дело, если национализм превращается в шовинизм, в деление всех наций на выс- шие и низшие, в отождеств- 175 НАЦИЯ И НАЦИОНАЛИЗМ ление своей нации с общно- стью, которой уготована особая миссия, чем оправ- дываются неуважение к дру- гим нациям и народам, аг- рессивность и другие не- справедливые действия. Отождествив национа- лизм с шовинизмом, некото- рые марксисты часто проти- вопоставляли свои демокра- тические лозунги, осененные знаменем интернационализ- ма, вполне естественной защите национальных инте- ресов. Сталинизм довел эти односторонности до крайно- стей, осуждалась всякая за- щита своей нации, нацио- нального языка и культуры, считалось, что сама нация уже принадлежит прошлому, что уже идет всемирный процесс слияния наций. Со- ветский Союз, задуманный и провозглашенный как феде- ративное объединение су- веренных народов и наций, был шаг за шагом перестро- ен в деспотически централи- зованное унитарное госу- дарство со многими чертами империи с бесчисленными национальными неравенст- вами и несправедливостями. Такой подход, выдававший- ся за марксистско-ленин- ский, был повторен во всех многонациональных странах "реального социализма". Под прессом репрессий и идеологической демагогии, скрывавших действительное положение дел, накаплива- лись и множились нацио- нальные противоречия и обиды. Национальный вопрос, провозглашенный в "социа- листическом мире" подчи- ненной частью социально- классового вопроса и объ- явленный во всех многона- циональных странах чуть ли ни решенным раз и навсе- гда, сразу же обнаружил и свою нерешенность и край- нюю остроту, как только с началом перестройки в СССР (1985) развернулась демократизация и пришла свобода печати. При всех особенностях межнациональных отноше- ний в СССР, СФРЮ, Чехо- словакии и других европей- ских странах общими для всех стали взрыв национа- лизма и полная неспособ- ность как партийно-государ- ственной бюрократии, так и пришедших ей на смену де- мократов найти разумное теоретическое и практиче- ское решение национально- го вопроса: началось разру- шение прежних отношений, структур и многонациональ- ных государств. Фактический недемократизм прежней и новой власти исключал воз- можность действительного решения национального во- проса. 176 НАЦИЯ И НАЦИОНАЛИЗМ Советский Союз первым пошел на сознательную пе- рестройку прежних отноше- ний, встал на путь подготов- ки нового Союзного догово- ра, подписание которого бы- ло сорвано августовским переворотом 1991 г., а затем упразднением СССР в ре- зультате второго, декабрь- ского переворота (Беловеж- ское соглашение). Захлест- нувшая распадающийся СССР суверенизация рес- публик стала угрожать цело- стности Российской Федера- ции, Украины, Грузии. Где же выход? В настоящее время есть основания утверждать, что социальное и национальное находятся в столь сложном взаимодействии, что эта сложность не допускает ни примата социального (выра- жением чего являлась оши- бочная формула "ограни- ченного суверенитета" или "делегирования прав рес- публик центру"), ни примата национального над социаль- ным (выражением чего ста- ла ошибочная формула "брать суверенитета столь- ко, сколько переварите"). Жизнь обнаружила очевид- ную несовместимость прин- ципа суверенизации и прин- ципа нерушимости границ, роста производительных сил, интернационализации и интеграции экономик с суве- ренизацией и т.д. С учетом сложившейся ситуации выход видится в следующем: всюду, где на- лицо развившиеся нации и народности, должен быть провозглашен и обеспечен абсолютный и неотчуждае- мый суверенитет каждой нации или народности. Если такая нация входит в более широкое, многонациональ- ное объединение (федера- цию, конфедерацию, содру- жество, союз), в этом более широком объединении дол- жны быть учреждены посто- янные совместные органы, которым вовсе не делегиру- ются какие-либо права и полномочия наций (респуб- лик), и где их представители совместно решают пред- ставляющие для них инди- видуальный и общий инте- рес вопросы. При этом каж- дая нация имеет неотчуж- даемое право принимать или не принимать участие в том или ином акте, соглаше- нии, действии. Причем пред- ставляющая нацию респуб- лика как независимое госу- дарство будет участвовать в решении общих проблем либо в федеративных, либо в конфедеративных формах, либо как ассоциированный член. При этом никакие ре- шения совместных государ- 177 НАЦИЯ И НАЦИОНАЛИЗМ ственных (политических) ор- ганов, как и национально- республиканских, затрагива- ющих интересы данной на- ции (народа), не могут иметь места без законодательно предусмотренного согласия нации (народа), их полно- мочных представителей. В течение всей истории человечества любое органи- зованное человеческое об- щество считалось нацией.* Под нацией подразумевался народ со своей историей, культурой и языком, у кото- рого даже не всегда было официальное правительство или четко определенное ме- сто проживания. Многие на- ции, по сути, представляли собой племена, как, напри- мер, чероки из штата Окла- хома. В XVII в. определение нации изменилось, т.к. поли- тические ценности смести- лись в сторону понятия "нация-государство". С по- явлением современной кон- цепции национализма, под которым понимается сильно развитое чувство культурно- го исторического и террито- риального единства, люди осознали свое право прожи- вать в своих собственных * Данная статья - извлечение из американского учебника по полито- логии Майкл Дж. Роскин и др. Вве- дение в политологию, Нью-Джерси, 1988 национальных государствах. Сегодня понятие нации или национального государства определяется как мини- мальная численность людей с четко выраженным чувст- вом культурного единства, которые проживают на тер- ритории с официально при- знанными границами и име- ют независимое националь- ное правительство. Стремительное развитие современного понятия нации вызвало за прошедшие века серьезные изменения в ми- ре. Преданность монархам, церкви или своим владыкам сменилась преданностью делу нации. В двадцатом столетии мировая политиче- ская структура продолжала коренным образом менять- ся, что было вызвано разви- тием современных средств связи и передвижения, вследствие чего национа- лизм стал еще более замет- ной политической силой. Обширные империи, подоб- но Австро-Венгрии или Бри- танской империи, раскалы- вались по мере того, как по- коренные народы начинали борьбу за права своих наций на самоопределение. Это вызвало появление многих новых государств, особенно в Америке, Азии и Африке. Сейчас в мире насчитывает- ся 160 отдельных наций, и процесс их образования еще 178 НАЦИЯ И НАЦИОНАЛИЗМ не закончился, хотя это про- исходит и не так быстро. Что такое нация? Раз- личные нации мирового со- общества являют собой пример разных стадий соци- ального, экономического и культурного развития. Неко- торые из них, например, американцы и японцы, пред- ставляют собой сильно раз- витые в техническом отно- шении государства с высо- ким жизненным уровнем. Другие же, как Индия и Заир, пытаются побороть у себя нищету. Но несмотря на все их различия, все нации имеют ряд общих характер- ных особенностей, которые делают их национальными государствами. Каждая нация занимает и контролирует независимую географическую территорию с признания (если не одоб- рения) этого мировым сооб- ществом. Например, весь мир признает, что Уэльс яв- ляется частью Великобрита- нии, а Украина - частью Советского Союза, хотя и Уэльс и Украина имеют свои культурные традиции и гово- рят на национальных язы- ках. Иногда одна нация мо- жет отказаться признать ди- пломатический статус другой нации, действуя при этом из политических или идеологи- ческих соображений. В те- чении почти 25 лет Соеди- ненные Штаты отказывались признать Китайскую Народ- ную Республику как закон- ный политический режим на территории Китая. Но КНР была признана в качестве независимого государства большинством наций миро- вого сообщества. Территориальные пре- тензии наций иногда приво- дят к спорам вокруг границ из-за того, что оба государ- ства считают, что они впра- ве контролировать данную территорию. Разногласия вокруг территории Техаса привели в 1846 г. к войне между Мексикой и США; а между Индией и Пакистаном возник вооруженный кон- фликт вокруг территории Кашмира и Бангладеш. По- добные конфликты обычно не урегулируются, пока не начнется война, и нация- победительница не получит право на признание закон- ности своих требований. Способность людей к единению; национализм. На- ционализм является главной опорой существования на- ции. Во времена перемен политических сдвигов и бес- порядков чувство нацио- нального единства выступа- ет как объединяющая сила, которая позволяет народу почувствовать себя нацией, что облегчает действия пра- вительства по урегулирова- 179 НАЦИЯ И НАЦИОНАЛИЗМ нию ситуации. Национализм помогает оправдать дейст- вия государственной власти, т.к. люди, обладающие чув- ством национального един- ства, вряд ли будут считать свое правительство чуждой политической надстройкой. Национализм, таким обра- зом, помогает оправдать применение властями силы против собственного народа или в отношении других го- сударств. Важным моментом на- ционализма является эмо- циональная приверженность людей какому-либо геогра- фическому региону. Каждый народ питает свои чувства по отношению к родине. Английские колонизаторы тоже пытались захватить в Америку частицу родины, поэтому они давали своим поселениям такие названия, кал Джорджия, Вирджиния и Нью-Йорк. Сейчас русские говорят о "Матери-России", а японцы считают гору Фудзия- ма символом своей нации. Но на одной привязанно- сти к географической терри- тории чувства национально- го единства не построишь. Для его возникновения так- же необходимы общие исто- рические и культурные кор- ни. Сознание общего про- шлого, общей истории очень объединяет людей, подобно тому как оно объединяет граждан Республики Ирлан- дии, которые гордятся веко- вой борьбой своего государ- ства с Англией. Точно так же сознание общего культурно- го наследия, такого как рели- гия, национальная литера- тура, художественные или музыкальные традиции, мо- гут помочь формированию чувства национального един- ства. Римская католическая церковь и памятники архи- тектуры и искусства эпохи Возрождения в Италии, рус- ское литературное наследие таких писателей, как Лев Толстой, - все это в нема- лой степени способствовало формированию чувства на- ционального единства италь- янцев и русских. Отсутствие общих традиций - один из источников нестабильности политических режимов мно- гих африканских и азиатских государств. Этим странам приходилось рассчитывать на пропаганду с помощью средств массовой информа- ции, на "внушения" в шко- лах, на воспитание на при- мере новых национальных героев, чаще всего военных, чтобы развить в людях чув- ство национального единст- ва, которое на самом деле не смогло восполнить истори- ческий и культурный вакуум. Подобно исторической и культурной общности, язы- ковая общность также явля- 180 НАЦИЯ И НАЦИОНАЛИЗМ ется важной частью нацио- нализма. Именно с помощью языка происходит передача исторических, культурных и социальных традиций из по- коления в поколение; кроме того, язык - основной при- знак, по которому различа- ются этнические группы. В некоторых странах, как, на- пример, в Индии и Швейца- рии, используются два язы- ка. Но в принципе существо- вание и функционирование в стране нескольких языков лишь ведет к расколу обще- ства, в то время как нацио- нальный язык выступает как его объединяющая сила. Деление Канады на англого- ворящее население и фран- коговорящее население, по- жалуй, один из самых труд- ных моментов в истории на- ции. В некоторых азиатских и африканских государствах, состоящих из множества племен, наряду с нацио- нальным языком получил распространение английский или французский, поскольку ранее эти государства были английскими или француз- скими колониями. Что же удерживает от распада государство, в кото- ром вроде бы нет общих традиций и народы которого составляют различные в эт- ническом отношении группы со своей религией, историей и традициями? В Соединен- ных Штатах отсутствуют многие признаки националь- ного государства: в стране нет единой национальной религии, а культура США представляет собой "син- тез" культурных традиций других стран. Деннис Броган, английский политический обозреватель, заметил, что американский национализм опирается в первую очередь на некие символические по- нятия: в качестве объединяю- щей силы выступают идеалы нации, выраженные в Кон- ституции и Билле о правах. В самом деле, религиозное учение мормонов гласит, что Конституция была божест- венным вдохновением и на- писана рукой Господа. Независимость и закон- ность. Важной составной частью национализма явля- ется историческая и куль- турная общность, но другой, не менее важной - стрем- ление наций к независимо- сти. Под независимостью нации подразумевается уп- равление страной без вме- шательства извне. <...> Как уже говорилось.., оплотом национальной независимо- сти служит законность, кото- рая может быть определена как способность правитель- ства поддерживать в народе доверие к себе. <...> 181 НАЦИЯ И НАЦИОНАЛИЗМ Как происходит разви- тие наций? Что появляется вначале - государства или нации? Нация - это общ- ность людей, обладающих самосознанием, чувством единства, сходностью пози- ций и идеалов и чаще всего (но не всегда) говорящих на одном и том же языке. Госу- дарство - это правительст- венная структура, чаще все- го независимая и обладаю- щая достаточной властью, чтобы заставить выполнять свои предписания (надо за- метить, что здесь слово "государство" используется в своем прямом значении, в этом смысле 50 штатов США государствами не являются). Многие, возможно, возразят, что нации появились задол- го до возникновения госу- дарства. Государства, в кон- це концов, довольно искус- ственные образования: они рождаются, умирают и пре- терпевают изменения. Есте- ственно, что именно нации лежат в основе государств, а не наоборот; люди с их об- щими национальными чув- ствами важнее, чем прави- тельственные структуры. Исторические исследо- вания, однако, опровергают эту точку зрения, основан- ную на здравом смысле. Почти во всех случаях сна- чала появлялись государст- ва - правительственные структуры - и только затем вокруг них формировались нации. <...> Толпы мятежников, вы- крикивая антиправительст- венные лозунги, разливают- ся по улицам столицы стра- ны третьего мира. Они уста- ли от постоянного голода, в то время как друзья и родст- венники президента живут в роскоши. Даже привилеги- рованные деловые круги от- дают себе отчет в том, на- сколько коррумпировано пра- вительство, и выступают за отставку президента. Прези- дент, опасаясь за свою жизнь и благосостояние, да- ет армии приказ стрелять в мятежников. Вместо этого армия встает на сторону бунтовщиков, и президент спасается бегством, прихва- тив с собой чемоданы с деньгами, драгоценностями и произведениями искусст- ва. И хотя он провозглашал себя отцом и спасителем своей страны, оказалось, что мало кто поддержал его. На другом континенте члены радикальной подполь- ной группы встречаются в маленькой квартире для раз- работки плана террористиче- ского акта. Они раздражены и возмущены тем, что они при- нимают за нарушение их на- циональных прав. Каждый человек имеет родину, поче- му они не могут ее иметь? Правительство, которое они 182 НОМЕНКЛАТУРА ненавидят, отказывается их признать; более того, оно определяет их как врагов государства, их мирный по- литический протест был встречен полицейскими ду- бинками и арестами, поэто- му террористы решают до- биться своего более дейст- венными средствами. Они начиняют машину взрывчат- кой и ставят ее на стоянку возле правительственного здания; часовой механизм приводит в действие взрыв- ное устройство, в результате чего погибают прохожие. Террористы считают, что они сделали важное дело и гордятся своей работой. В это время американ- ский президент пытается осторожно отказаться от своих обещаний по ряду по- литических вопросов. На выборах победил его про- стой лозунг, продвинувший его далеко вперед от сопер- ников по одному из событий текущего момента. Однако, вступив в президентство, он осознал, насколько затруд- нительно будет выполнять свои обещания по данному вопросу и как сложно про- вести этот вопрос через Кон- гресс, бюрократическую сис- тему и через слои с различ- ными интересами. Прези- дент пытается ослабить свою политику, высказывает стремление к компромиссам и старается выглядеть уве- ренным в данном политиче- ском вопросе. Критики гово- рят, что он становится сла- бым и нерешительным. По иронии судьбы именно в та- ких выражениях президент высказывался о своем пред- шественнике, которого он победил на выборах. Быть президентом, молчаливо раз- мышляет он, значительно труднее, чем он себе пред- ставлял. <...> НОМЕНКЛАТУРА (от латин- ского слова nomenklatura - список) - список должно- стей, утверждаемых сверху; господствующий класс в то- талитарных обществах ком- мунистической окраски, со- стоящий из партийно-госу- дарственной бюрократии. Сталинский марксизм- ленинизм как моноидеология тоталитарного общества от- вергал любые разговоры о бюрократическом перерож- дении правящего в странах "реального социализма" слоя номенклатуры в осо- бый "новый класс", называл подобные разговоры реви- зионистскими выдумками из- вестного югославскою поли- тика и политолога Милована Джиласа (см.: Новый класс. Анализ коммунистической системы. Нью-Йорк, 1957). Однако, в противополож- ность этим утверждениям ни 183 НОМЕНКЛАТУРА К.Маркс (см. азиатский спо- соб производства), ни Ф.Эн- гельс не отрицали возмож- ности возникновения новых классов при посредстве ис- полнения общих управлен- ческих функций. Так, Ф.Энгельс в работе "Происхождение семьи, ча- стной собственности и госу- дарства" (1884), говоря о возникновении отношений господства и подчинения, классового деления, подчер- кивал, что "они возникают двояким путем" (Соч., т.20, с. 183). В данном случае особое значение имеет пер- вый путь. Он заключается в том, что необходимое для существования любого об- щества, в том числе и пер- вобытного, осуществление общих функций, сосредото- чиваясь в руках отдельных лиц, все более обособляет- ся от общества, превраща- ясь в функции, передавае- мые и используемые в коры- стных целях, что приводит к противопоставлению гос- подствующих групп и подчи- ненных масс. "Нам нет на- добности, - писал Ф.Энгельс, - выяснять здесь, каким образом эта все возрастаю- щая самостоятельность об- щественных функций по от- ношению к обществу может со временем вырасти в гос- подство над обществом; ка- ким образом первоначаль- ный слуга общества, при благоприятных условиях, постепенно превращается в господина над ним; каким образом господин этот вы- ступает, смотря по обстоя- тельствам, то как восточный деспот или сатрап, то как греческий родовой вождь, то как кельтский глава клана и т.д.; в какой мере он при этом превращении применя- ет в конце концов и насилие и каким образом, наконец, отдельные господствующие лица сплотились в господ- ствующий класс" (Соч., т.20, с. 184). Развивая свою мысль, он добавлял: "Нам важно только установить здесь, что в основе политического гос- подства повсюду лежало отправление какой-либо об- щественной должностной функции и что политическое господство оказывалось дли- тельным лишь в том случае, когда оно эту свою общест- венную должностную функ- цию выполняло" (там же). Милован Джилас, рас- сматривая партийно-госу- дарственную бюрократию, номенклатуру как "новый класс", надолго утвердив- шийся в качестве господ- ствующего в странах "реаль- ного социализма", рассуж- дал в рамках истинно мар- ксистских традиций. Тем бо- лее, что Ф.Энгельс прямо на- зывал бюрократию "классом". 184 НОМЕНКЛАТУРА Как же утверждалась в странах "реального социа- лизма" власть номенклату- ры, каковы цели и историче- ские судьбы этого "нового класса"? Ключевое значе- ние для ответа на эти во- просы имеет вопрос о но- менклатуре в СССР - "первой стране социализ- ма", ибо случившееся в дру- гих странах "реального со- циализма" шло уже прото- ренным путем, но со своими особенностями. В СССР номенклатура утвердила свою власть и реализовала свой социаль- ный идеал в рамках Советов и под руководством И.Ста- лина. Дело в том, что в ре- альном процессе, посредст- вом которого утверждались и развивались Советы, с самого начала содержалась опасность постепенного уга- сания в них черт народовла- стия и признаков само- управления. Речь идет об общих ограниченностях пред- ставительной демократии, которые были присущи и Советам. Когда, используя представительную демокра- тию, говорят: властвует на- род, правит пролетариат и т.д., то все сведущие люди прекрасно понимают, что это не совсем так, хотя бы по- тому, что ни весь народ, ни даже весь класс не могут усесться в правительствен- ное кресло. Поэтому на деле "от имени" народа или класса власть вершат их представители, которые мо- гут при этом действовать только от имени народа, осуществляя по сути свои собственные интересы, а могут и действительно вер- шить власть народа, реали- зуя его интересы, осуществ- ляя его цели. В том и состо- ят диалектические качества представительной демокра- тии, что она, делая причаст- ными к власти, к обществен- ному управлению миллионы людей, выбирающих и по- сылающих в органы власти своих представителей, вме- сте с тем посредством пред- ставительных органов мас- кирует, чья действительная власть (какого класса или слоя) на самом деле реали- зуется в том или ином демо- кратическом государстве. Длительный опыт функцио- нирования представитель- ной демократии в ряде стран позволил выработать меха- низмы контроля, позволяю- щие классу или общественно- политической силе, пришед- шим к политической власти, осуществлять через предста- вителей свои интересы. Таким опытом не обла- дали рабочие трудящиеся Страны Советов, впервые пришедшие к власти при отсутствии в стране демо- 185 НОМЕНКЛАТУРА кратических традиций. Это в огромной степени способст- вовало бюрократии, возни- кавшей номенклатуре посте- пенно оттеснить рабочий класс, трудящихся от поли- тической власти. Если Ле- нин, указывая на сущест- вующие здесь сложности, подчеркивал, что "низкий культурный уровень делает то, что Советы, будучи по своей программе органами управления через трудя- щихся, на самом деле явля- ются органами управления для трудящихся через пе- редовой слой пролетариата, но не через трудящиеся массы" (ПСС, т. 38, с.170) и намечал пути реализации программной задачи Сове- тов, то И.Сталин повел раз- витие в сторону узурпации власти создаваемой им пар- тийно-государственной бю- рократией - номенклатурой. Идя по этому пути, Советы постепенно превратились в безвластную демократиче- скую ширму, прикрывавшую реальное господство в стра- не номенклатуры. Что же собой представ- ляет номенклатура? Каково ее историческое место, ее социальный идеал и пер- спективы? Говоря о номенклатуре как новом угнетательском и эксплуататорском классе пар- тийно-государственной бю- рократии, сразу же следует подчеркнуть, что этим тер- мином обозначаются вовсе не все государственные чи- новники и не все члены пра- вящей монопартии, а только высший корпоративный слой администраторов и функ- ционеров, оторвавшихся от трудящихся, от народа и ис- пользующих управленческие функции, свое господствую- щее положение в своих ко- рыстных интересах, чем этот класс и тормозит общест- венный прогресс, препятст- вует ему. В основе форми- рования и развития партий- но-государственной бюро- кратии как нового класса ле- жит номенклатурный прин- цип, т.е. назначение и пере- мещение руководящих кад- ров по воле "верхов" пар- тийно-государственной ие- рархии, а чаще всего и пря- мо по воле "вождя и учите- ля". Это и есть главный ан- тидемократический стержень командно-административной системы управления, ибо этот принцип обеспечивает личную зависимость назна- чаемых кадров от верха управленческой пирамиды и полную неподотчетность этих кадров трудящимся, тем, кем они управляют. Это, ес- ли можно так выразиться, та самая покрытая позолотой власти и глазурью привиле- гий палочка-выручалочка, 186 НОМЕНКЛАТУРА которую обсиживают все жаждущие власти и благ, готовые взамен быть бес- прекословными исполните- лями, бездумно подчиняю- щимися верхним эшелонам власти, молящимися на "вождя и учителя", от жела- ния и каприза которого зави- сит не только их благополу- чие, но также карьера, а то и сама жизнь. В историческом процес- се для всевластья номенк- латуры нет законного места. Поэтому и ее собственный социальный идеал наполо- вину если не украден, то по- заимствован: это - "казар- менный псевдосоциализм" - общество-монстр, двули- кий Янус, клянущийся в сво- ей верность людям труда, но служащий интересам пар- тийно-государственной бю- рократии. Создаваемая но- менклатурой экономика - "мобилизационная экономи- ка" - антигуманна, ибо ее цель - не удовлетворение насущных потребностей на- селения, а решение внеоче- редных чрезвычайных задач правящей номенклатуры, причем ценой разрушения самих механизмов общест- венного прогресса, что шаг за шагом заводит тотали- тарное общество, управляе- мое номенклатурой в соци- ально-экономический тупик. Господство номенклату- ры обречено: дело в том, что господство партийно-госу- дарственной бюрократии в любой стране "реального социализма" содержит в себе неразрешимое проти- воречие. Его суть заключа- ется в глубоком разрыве сущности и формы, слова и дела. Реализуя свои коры- стные интересы (при обе- щании улучшить жизнь всех трудящихся), номенклатура вынуждена постоянно изо- бретать все новые и новые приемы, способы, методы сокрытия своего фактиче- ского всевластия и своей корысти. Именно это нераз- решимое противоречие ме- жду обещаемым народу и делаемым для себя, проти- воречие политического и фактического господства бюрократии и порождает по- стоянные взрывы недоволь- ства на обеих сторонах про- тиворечия: со стороны масс, где накапливается критиче- ское напряжение, и внутри номенклатуры, где периоди- чески появляются лидеры типа Н.Хрущева и М.Горба- чева, приближающиеся к тому, чтобы в борьбе с за- сильем партийно-государст- венной бюрократии встать на сторону народа и в противо- речивом союзе с ним повес- ти борьбу за свержение все- властья номенклатуры, за 187 НОМЕНКЛАТУРА разрушение общества-монст- ра и возвращение на обще- человеческий путь прогрес- сирующей цивилизации. Номенклатура*. Вождь ре- волюции Ленин изобрел ор- ганизацию профессиональ- ных революционеров. Глава аппарата Сталин изобрел номенклатуру. Изобретение Ленина было рычагом, кото- рым он перевернул Россию, оно, как писал Шульгин, сда- но в музей революции. Изо- бретение Сталина было ап- паратом, при помощи кото- рого он стал управлять Рос- сией, и оно оказалось гораз- до более живучим. Латинское слово "номен- клатура" обозначает бук- вально перечень имен или наименований. Этимологи- ческий смысл термина в об- щем соответствует его со- держанию в странах реаль- ного социализма. Первоначально этим тер- мином обозначали распре- деление функций между различными руководящими органами. Но постепенно этот смысл утрачивался и вытеснялся другим. По- скольку при распределении * Данная статья - извлечение из кн. Восленский М. Номенклатура. М., 1991, с. 82, 83, 91, 110, 111- 114. функций были расписаны между руководящими орга- нами и те высокопоставлен- ные должности, на которые эти органы должны были производить назначения, именно этот кадровый ас- пект, оказавшийся исключи- тельно важным, и вместил в себя все содержание терми- на "номенклатура". Номенклатура - это: 1) перечень руководящих дол- жностей, замещение кото- рых производит не началь- ник данного ведомства, а вышестоящий орган, 2) пе- речень лиц, которые такие должности замещают или же находятся в резерве для их замещения. <...> В 1937 г. - через 20 лет после Октябрьской револю- ции - ленинская гвардия профессиональных револю- ционеров была весьма не- молода. Но до естественно- го ухода ей оставалось еще примерно полтора десятка лет, если не больше. Этих- то лет жизни ей и не хотели давать обосновавшиеся в разных звеньях номенклату- ры карьеристы, метившие на занятые постаревшими ре- волюционерами высшие по- сты. Помните пророчество Шульгина: "Их, конечно, ско- ро ликвидируют", как только под ними "образуется дру- жина, прошедшая суровую 188 НОМЕНКЛАТУРА школу. Эта должна уметь властвовать..."? Номенклатурная дружи- на образовалась, прошла суровую школу и научилась властвовать. Осталось лик- видировать "двурушников" - ленинскую гвардию. <...> Опыт истории показыва- ет, что господство каждого класса всегда было властью незначительного меньшин- ства над огромным боль- шинством. Обеспечение ус- тойчивости такой системы требует многочисленных тща- тельно продуманных мер. Тут - прямое насилие над недовольными и угроза его применения в отношении потенциальных противников, экономическое давление и поощрение, идеологическое одурманивание и не в по- следнюю очередь - маски- ровка подлинных отношений в обществе. Так было всегда. Власть класса феодалов маскирова- лась как освященная Богом власть короля и тех, кому он ее делегировал. Господству- ющий класс стремился скрыть факт своего господства. "Новый класс" идет в своей маскировке еще даль- ше: он скрывает самое свое существование. В области теории выдвигается с этой целью сталинская схема структуры советского обще- ства; в области практики класс "управляющих" упот- ребляет все свое искусство мимикрии, чтобы предста- вить себя частью нормально- го - хотя при реальном со- циализме всегда патологиче- ски раздутого - государст- венного аппарата, армии обычных служащих, которые есть во всех странах мира. Номенклатура и есть пресловутый "один из отря- дов интеллигенции", "профес- сионально занимающийся управлением" и поставлен- ный "в несколько особое положение по отношению к тем, кто занят исполнитель- ским трудом". Ей принадле- жит "особое место в обще- ственной организации труда при социализме". Зачислен- ные в номенклатуру и есть "лица, которые от имени общества... выполняют ор- ганизаторские функции в производстве и во всех дру- гих сферах жизни общест- ва". Номенклатура - та ор- ганизованная Сталиным и его аппаратом "дружина", которая научилась властво- вать, а в годы ежовщины перегрызла горло ленинской гвардии. Номенклатура и есть господствующий класс советского общества. "Управ- ляющие" - это номенклатура. Она знает это и окружает себя завесой секретности. Все данные о номенклатур- ных должностях хранятся в 189 НОМЕНКЛАТУРА строгой тайне. Списки но- менклатуры считаются со- вершенно секретными доку- ментами. Только крайне ог- раниченному кругу лиц рас- сылаются отпечатанные ти- пографским способом в виде книжки с заменяющимися ли- стами "Списки руководящих работников", хотя, казалось бы, что в них секретного? ...Номенклатура возник- ла как историческое про- должение организации про- фессиональных революцио- неров, сделавшихся после победы революции профес- сиональными правителями страны. Номенклатура - это "управляющие". Функция уп- равления - стержень но- менклатуры. С точки зрения исторического материализ- ма, речь идет об управлении общественным производст- вом. Во всех формациях гос- подствующий класс осущест- вляет такую функцию. Но бы- ло бы неверно игнорировать существенную разницу в этом отношении между клас- сом номенклатуры и классом буржуазии - управляющим общественным производст- вом при капитализме. Буржуазия руководит в первую очередь именно эко- номикой, непосредственно материальным производст- вом, а уже на этой основе играет роль и в политике. Так пролег исторический путь буржуазии от ремесла и тор- говли, от бесправия третьего сословия к власти. Иначе проходит истори- ческий путь номенклатуры. Он ведет от захвата госу- дарственной власти к гос- подству и в сфере производ- ства. Номенклатура осуще- ствляет, в первую очередь, именно политическое руко- водство обществом, а руко- водство материальным про- изводством является для нее уже второй задачей. По- литическою управление- наи- более существенная функция номенклатуры. В своей совокупности номенклатура обеспечивает всю полноту власти в обще- стве. Все действительно под- лежащие выполнению реше- ния в стране реального со- циализма принимаются но- менклатурой. Эта особен- ность делает необходимым четкое разделение полити- ко-управленческого труда в номенклатуре.<...> Четкое осознание но- менклатурой принципа раз- деления в ее рамках полити- ко-управленческого труда нашло отражение и в но- менклатурном жаргоне. На этом косноязычном, но все- гда точно выражающем по- нятия волапюке принято го- ворить, что вышестоящие в номенклатуре не должны "подменять" нижестоящих. 190 НОМЕНКЛАТУРА Каждый номенклатурщик имеет свой отведенный ему участок властвования. Здесь заметно сходство режима номенклатуры с феодаль- ным строем. Вся номенкла- тура является своеобразной системой ленов, предостав- ляемых соответствующим партийным комитетом - сюзереном его вассалам - членам номенклатуры этого комитета. Известно, что на заре средневековья эти ле- ны состояли не обязательно из земельных наделов, но, например, и из права соби- рать дань с населения опре- деленных территорий. Не кто иной, как Маркс, писал о "вассалитете без ленов или ленах, состоящих из дани". Номенклатурный "лен" со- стоит из власти. Даже термин, приме- няемый в партжаргоне к но- менклатуре, соответствует средневековому русскому термину, применявшемуся по отношению к вассалам: "посадить". О князе говори- ли в феодальной Руси, что сам он "сел на княжение", своих же ленников "поса- дил" в различные города и области; отсюда и термин "посадник" /княжеский упол- номоченный/. В сегодняш- ней советской номенклатуре вы тоже то и дело слышите, что товарища такого-то "посадили на министерст- во", "посадили на область", "посадили на кадры". Главное в номенклатуре - власть. Не собствен- ность, а власть. Буржуазия - класс имущий, а потому господствующий. Номенкла- тура - класс господствую- щий, а потому имущий. Ка- питалистические магнаты ни с кем не поделятся своими богатствами, но повседнев- ное осуществление власти они охотно уступают про- фессиональным политикам. Номенклатурные чины - сами профессиональные политики и, даже когда это тактически нужно, боятся отдать крупицу власти своим же подставным лицам. За- ведующий сектором ЦК спо- койно относится к тому, что академик или видный писа- тель имеет больше денег и имущества, чем он сам, но никогда не позволит, чтобы тот ослушался его приказа. 191 ОБЩЕСТВО О ОБЩЕСТВО - это осно- ванная на взаимном удовле- творении интересов взаимо- связь и взаимозависимость определенной массы людей, совместно ведущих свое хозяйство, практикующих принятый ими образ жизни; это - совокупность истори- чески сложившихся форм совместной деятельности людей; исторически кон- фетный тип социально- экономической системы. Людей объединяют в общество не идеи, а прежде всего материальные интере- сы, обусловленные их био- логической и социальной природой, разделением тру- да и развивающейся на этой основе взаимной зависимо- стью. Теории "договорного" происхождения общества несостоятельны: человек из- начально существо общест- венное, социальное. Как бы высоко себя не ставил тот или другой индивид, его ро- ждение, существование и развитие как человека не- возможно вне общества. Молодой Маркс, перелагая на свой лад взгляды Гегеля о гражданском обществе, писал, что "эгоистический индивидуум гражданского общества в своем нечувст- венном представлении и безжизненной абстракции воображает себя атомом, т.е. не стоящим в отношении к чему бы то ни было, само- довлеющим, лишенным по- требностей, абсолютно пол- ным, блаженным существом. Нечестивой чувственной действительности и дела нет до его воображения. Ка- ждое из его чувств застав- ляет его верить в существо- вание мира и других инди- видуумов вне его, и даже его грешный желудок ежедневно напоминает ему о том, что мир вне его не пуст, а, на- против, есть то, что, собст- венно, его наполняет. Каж- дое деятельное проявление его существа, каждое его свойство, каждое его жиз- ненное стремление стано- вится потребностью, нуж- дой, которая делает его се- бялюбие любовью к другим вещам и другим людям, на- ходящимся вне его. А так как потребность одного индиви- дуума не имеет для другого эгоистического индивидуума, обладающего средствами для удовлетворения этой потребности никакого, само собой разумеющегося смыс- ла, т.е. не находится ни в какой непосредственной свя- 192 ОБЩЕСТВО зи с удовлетворением по- требности, то каждый инди- видуум должен создать эту связь, становясь в свою очередь сводником между чужой потребностью и пред- метами этой потребности. Таким образом, естествен- ная необходимость, свой- ства человеческого суще- ства, в каком бы отчужден- ном виде они ни выступали, интерес, - вот что сцепля- ет друг с другом членов гра- жданского общества".(Соч., т.2, с.134). Человек, будучи и биоло- гическим и социальным су- ществом, вопреки сущест- вующим упрощенцам, не может быть сведен к "сово- купности общественных от- ношений, поэтому и в его индивидуальном развитии и прогрессе всего общества всегда проявляют себя и биологическая, и социальная природа человека. Но здесь важно иметь в виду следую- щее: человек - единст- венное живое существо, удов- летворение потребностей которого ведет к возникнове- нию новых потребностей, требующих своего удовле- творения. В этом постоянном расширении человеческих потребностей - первопри- чина общественного про- гресса, двигатель поступа- тельного развития общества. Труд создал человека и человеческое общество, ибо, опосредовав обмен веществ между человеком и приро- дой (а без такого обмена невозможно само существо- вание человека (общества) так же, как и существование любого живого существа), труд, производство выдели- ли человека из природы и составили материальную основу качественно новой, уже общественно-человече- ской, а не просто коллектив- но-животной жижи. На фун- даменте связи с трудовой деятельностью возникли язык, речь, сознание, не только за- крепившие, но и усилившие общественную, социальную природу и самого человека, и образа жизни человеческих общностей. Если первоначально при- рода была для становящего- ся человека и кладовой средств труда, и главным источником средств сущест- вования, а изменения в при- родной, географической сре- де оказывали решающее воздействие на изменение обмена веществ и самого человека, то с возникнове- нием труда, производства качественно изменяется за- висимость человека от ок- ружающих условий жизни: уже не одна природа, а на- ряду с ней и все в большей 193 ОБЩЕСТВО мере труд, производство, опосредствующие обмен ве- ществ с природой, оказыва- ют все возрастающее воз- действие на естественную и общественную эволюцию че- ловека, на прогресс челове- ческого общества. Абсолютизация этого бесспорного факта привела коммунистов к выводу, будто единственным и постоянным критерием общественного прогресса является разви- тие и умножение матери- альных средств труда, а его показатель - смена обще- ственно-экономических фор- маций (первобытно-общин- ный строй, рабовладение, феодализм, капитализм и коммунизм) - и есть глав- ный, если не единственный показатель общественного прогресса. Такой подход крайне упрощает проблему прогресса общества, ступеней его развития. А при догмати- зации его, что и имело место в жизни, делает просто не- возможным понимание исто- рии в самом деле, ведь при таком подходе оказывалось, что коммунисты завершают и "закрывают" историю: комму- низм - вершина и конец раз- вития, знающего качествен- ные перемены. Главная методологиче- ская ошибка здесь заключа- лась в том, что в качестве постоянного критерия обще- ственного прогресса исполь- зовались средства прогрес- са, которые могли оказаться и оказались на самом деле не только разными на разных этапах человеческой истории (что еще полбеды), но и со- вершенно несопоставимыми, несравнимыми между собой, а это уже исключало саму возможность использования подобного критерия. Представляется правиль- ным другой подход: в каче- стве постоянного критерия прогресса человеческого об- щества следовало брать не средства, а результаты развития, причем сравни- мые, сопоставимые при всей неодинаковости средств, при- менявшихся для достижения подобных результатов. Сейчас можно утверж- дать, что общественный прогресс или восходящее развитие общества, имея своей материальной осно- вой все более полное удов- летворение возрастающих человеческих потребностей (это в рамках разных полос истории достигается качест- венно разными средствами выступающими в качестве главного источника общест- венных богатств: природа, непосредственный труд, ра- зум), всегда имеет своим результатом, с одной сторо- ны "очеловечивание чело- 194 ОБЩЕСТВО века", т.е. развитие естест- венных и общественных сил рода "человек", самореали- зацию его человеческих по- тенций, а с другой стороны, возрастание господства об- щественного человека над естественными и общест- венными условиями своего существования, над самим собой. Как то, так и другое - ключевой критерий общест- венного прогресса, высоты, на которую поднялось обще- ство, свидетельство достиг- нутой человечеством степе- ни свободы в рамках естест- венной и исторической не- обходимости. Такой подход должен по- зволить исключить односто- ронность, когда прогресс общества измерялся одним уровнем развития произво- дительных сил, материаль- ного производства и при этом не принимались во внимание социальные усло- вия развития общества, жизни человека. Исключает- ся и другая односторон- ность, когда прогресс обще- ства, превосходство одного общественного устройства над другим измерялись только качеством общест- венных отношений при пол- ном игнорировании того, ка- кой уровень благосостояния, какое качество жизни пред- лагает данный строй для своих граждан. Общество*. Это - в рамках любого общественного строя сфера деятельности всей совокупности различных ор- ганизаций, исследования которых производятся со- циологами, значительно ши- ре деятельности "прави- тельства" в узком смысле этого слова. Необходимо ясно представить себе, что даже в условиях либераль- ной политической системы такие органы, как печать, экономические учреждения, молодежные организации, профессиональные объеди- нения, религиозные органи- зации и всякие другие обще- ственные институты также являются частью политиче- ской системы. В центре внимания авто- ра - два противоположных типа политического устройст- ва - тоталитарное и "откры- тое" общества. Тоталитар- ная политическая система к которой автор относит и бывший СССР, "если рас- сматривать ее как огромный, сложный бюрократический организм, схожа по своей структуре и функциям с ги- гантскими корпорациями. * Данная статья - извлечение из переложения статьи А.Мейера "Советская политическая система. Интерпретация". Maeyer A.G. The Soviet Political System. An Interpre- tation. Randan House N.Y. 1965. 195 ОБЩЕСТВО армиями, аппаратом госу- дарственного управления и прочими институтами Запа- да. Подобно всем гигантским организациям, где бы они ни были, тоталитарное общест- во стремится рационально организовать всю человече- скую жизнь, начиная от про- фессиональной деятельно- сти до регулирования по- требления и организации досуга. Подобно перечис- ленным выше бюрократиче- ским системам тоталитарное общество имеет предельно авторитарную политическую структуру, в которой правя- щая элита не подчиняется какому-либо контролю со стороны рядовых членов организации, хотя большин- ство гигантских бюрократий современного мира и утвер- ждает, что их рядовые чле- ны участвуют в обществен- ной жизни организации. В таких системах отдельные люди оказываются в поло- жении, когда невидимые и не поддающиеся контролю власти непрестанно прово- дят в обществе какие-то из- менения, нежелательные членам этого общества. Все люди вынуждены жить в ми- ре, который был создан не ими и который кто-то посто- янно пытается изменить. Термин "открытое обще- ство" используется сейчас очень широко, но смысл ему придают неправильный или неточный. Все же мы можем указать на некоторые основ- ные особенности, которые имеют в виду те, кто упот- ребляет этот термин. На- пример, следует назвать отсутствие в таком обществе единообразия и наличие противоречий. Говоря об "открытом обществе", все считают, что для него харак- терны плюралистическая структура и противоречивые интересы отдельных инди- видуумов и групп, состав- ляющих его. Поэтому в "открытом обществе" долж- но постоянно происходить столкновение интересов, несмотря на то, что в хоро- шо функционирующем об- ществе имеются соответст- вующие способы для улажи- вания конфликтов, достиже- ния компромиссов и сохра- нения общности. Поскольку, однако, отсутствие единооб- разия и наличие конфликтов, несомненно, можно обнару- жить в любом обществе, тот, кто говорит об "открытых обществах", вынужден до- бавить, что плюрализм дол- жен быть свободным и спон- танным, что борьба за лич- ные и групповые интересы не должна быть ограничена никакими рамками и что не должно быть никакой деспо- тической власти, берущей на себя разрешение конфлик- 196 ОБЩЕСТВО тов, навязывающей свои решения соперничающим группам. Кто употребляет термин "открытое общест- во", тот, несомненно, согла- сится, что исход столкнове- ния интересов в конечном счете зависит от относи- тельной мощи различных групп (эта мощь может зави- сеть от богатства группы, ее численности, престижа, лег- кости доступа к лицам, оп- ределяющим политику, от ее экономической роли в обще- стве и других факторов), од- нако понятие "открытое об- щество" предполагает, что, как правило, различные ин- тересы имеют тенденцию уравновешиваться, в ре- зультате чего "открытое об- щество" находится в со- стоянии постоянно изме- няющегося равновесия. По- этому конфликты обычно разрешаются путем компро- мисса. И наконец, с постула- том о динамическом равно- весии тесно связано пред- ставление о свободе как важнейшем условии сущест- вования "открытого общест- ва". При ближайшем рас- смотрении свобода в этом понимании оказывается не чем иным, как отсутствием обязательной для всех сис- темы ценностей (пожалуй, за исключением единодуш- ного решения о соблюдении именно этого последнего условия). "Открытое обще- ство" предполагает отрица- ние каких-либо моральных абсолютов. Это - релятиви- стское, индивидуалистское и, пожалуй, в некотором смыс- ле, аморальное общество. Но этот моральный реляти- визм, опять-таки, можно оха- рактеризовать в положитель- ном смысле как привержен- ность свободе, индивидуа- лизму и антиавторитарности, а следовательно, как выра- жение в высшей степени гуманистических моральных принципов, о которых граж- дане не забывают, ибо все- гда обращаются к этим вы- соким идеям, когда утвер- ждают свою свободу и за- щищают ее от посягательств деспотической власти. Здесь не место пускать- ся в рассуждения, соответ- ствует ли нарисованная кар- тина "открытого общества" какой-либо политической си- стеме, действительно суще- ствовавшей в прошлом или существующей в настоящее время. Однако мы можем с полным основанием утвер- ждать, что централизован- ный контроль, единообраз- ная система организации и обязательная для всех сис- тема ценностей и приорите- тов господствуют в тотали- тарном обществе и отлича- ют его от индустриальных обществ Запада. Правда, в 197 ОБЩЕСТВО широких рамках тоталитар- ной политической системы есть и некоторая свобода, и эластичность, и разнообраз- ность, как во всякой гигант- ской бюрократической сис- теме. Однако вся система в целом объединена под еди- ным началом, деятельность ее координируется одним комплексом целей, обяза- тельных для всех, направ- ляется и координируется одной центральной иерар- хией. Бюрократические черты в этой системе проявляются неизмеримо сильнее, чем элементы свободы. Бюро- кратия в том виде, в каком она известна нам в запад- ных обществах, в тотали- тарной системе, претерпе- вает существенные измене- ния: она становится факти- чески всемогущей. На Запа- де бюрократия обычно су- ществует в рамках более широкого общества, которое как-то ограничивает ее эф- фективное функционирова- ние. В тоталитарной же сис- теме она пронизывает все общество и в результате этого не поддается никакому контролю. Ни одна из запад- ных корпораций, никакая организация, армия или бю- рократическая система не обладает такой властью бук- вально над всеми сторонами человеческой жизни, какой обладает тоталитарный ре- жим. ...Хотя я глубоко ценю многие блага западного кон- ституционализма, я все-таки остерегаюсь показывать са- модовольство, ибо слишком много еще зла вокруг нас. Я стремлюсь привлечь внима- ние читателя ко многим про- явлениям этого зла, не "реабилитируя" советскую систему, а указывая на бревно в нашем собствен- ном глазу. Полезно также напомнить, что исследова- тели в других странах мира вполне могут построить иную схему классификаций и оценок, в которой СССР и США окажутся на одном конце, а другие политиче- ские системы - на другом. В то же время я оставляю за собой право утверждать, что фактически существующие политические системы часто становятся всего лишь кари- катурами на утопию, во имя которой они были созданы, и что советский социализм дискредитирует идею со- циализма не меньше, чем действительность Запада дискредитирует идеи сво- бодного предприниматель- ства и конституционной де- мократии. 198 ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮ- ЦИЯ - революция, проис- шедшая 25 октября (7 нояб- ря) 1917 г. в России, утвер- дившая Советскую власть с целью перехода страны от капитализма к социализму. Существует несколько версий о характере Ок- тябрьской революции: одна из них - сталинская версия Октября как классической социалистической револю- ции; другая - версия вуль- гарной политологии, опи- рающаяся на ту же сталин- скую версию, но изображаю- щая Ленина и большевиков авантюристами и демагога- ми, пытавшимися ради лич- ных амбиций навязать наро- ду отсталой России социали- стический выбор, что ввергли население в неисчислимые бедствия и катастрофу. Обе версии фальсифицируют ис- торию. Чтобы показать это, обратимся к их общей основе. Исходная сталинская ложь здесь такова. Вернувшись в Россию после победы фев- ральско-мартовской буржу- азной революции 1917 г., Ленин сходу отбросил догму меньшевиков о социально- экономической незрелости России для социалистиче- ской революции и "введения социализма", на апрельских партийных конференциях нацелил большевистскую партию на немедленный пе- реход от буржуазной к со- циалистической революции. Развернув агитационную ра- боту в массах, большевики собрали необходимые силы, совершили Октябрьский пе- реворот как классическую социалистическую револю- цию, свергнувшую буржуаз- ное Временное правитель- ство, утвердившую диктатуру пролетариата в форме Со- ветов, чем была открыта прямая дорога для строи- тельства социализма в по- слеоктябрьской России. Ес- ли принять эту сталинскую фальсификацию Октября за правду (именно это и делает вульгарная политология), воз- никает целый ряд недоумен- ных вопросов. Главные из них таковы. Первый вопрос. Если Ленин считал, что в России назрела социалистическая революция, то почему он, выступая за новый этап ре- волюционной борьбы и ут- верждение более радикаль- ной власти, день за днем настойчиво подчеркивал, что Россия - крестьянская страна, "одна из самых от- сталых европейских стран. Непосредственно в ней не может победить тотчас со- циализм" (ПСС. т.31. с.91). Почему уже после апрель- ских конференций Ленин 199 ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ заявлял, что он не стоит за немедленное перерастание идущей буржуазной револю- ции в социалистическую? Почему на подобное обви- нение Л.Каменева он отве- чал так: "Это не верно. Я не только не "рассчитываю" на немедленное перерождение нашей революции в социа- листическую, а прямо пре- достерегаю против этого, прямо заявляю в тезисе № 8: "...Не "введение" социа- лизма как наша непосредст- венная задача", "а переход тотчас лишь (!) к контролю со стороны С.Р.Д. за обще- ственным производством и распределением продуктов" (ПСС, т.31, с.142, 116)? Второй вопрос. Если Ленин и большевики наме- ревались совершить в Ок- тябре социалистический пе- реворот, то почему они предлагали утвердить не диктатуру пролетариата как власть социалистической революции, а диктатуру про- летариата и беднейшего крестьянства как вариант власти, способной сделать то, что в условиях двоевла- стия не сделала "демокра- тическая диктатура пролета- риата и крестьянства", воз- никшая как орудие не со- циалистической, а ради- кальной демократической революции? Третий вопрос. Почему, когда уже совершился Ок- тябрьский переворот, Ленин, выступая на Втором Всерос- сийском съезде Советов, сказал: "Рабочая и крестьян- ская (а не социалистическая - А.Б.) революция, о необ- ходимости которой все время говорили большевики, со- вершилась" (ПСС, т.35, с.2)? Четвертый вопрос. Ес- ли Октябрьский переворот - это социалистическая ре- волюция, то почему даже после победы вооруженного восстания Ленин утверждал: "Нам говорят, что мы хотим "ввести" социализм, - это абсурд. Мы не хотим делать крестьянский социализм" (Троцкий Л. Сталинская шко- ла фальсификации. М., 1990, с. 119)? Ответ на все вопросы может быть только один: вопреки лжи сталинского времени и фальсификациям современной вульгарной по- литологии, Октябрьская ре- волюция ни по замыслу и предпосылкам, ни по приро- де установленной власти, ни по характеру развития не являлась, как утверждалось, "классической социалисти- ческой революцией". Она представляла собой слож- ное, противоречивое пере- плетение разнородных про- цессов, и прежде всего это 200 ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ было соединение радикаль- ного завершения демокра- тической революции с вы- званной войной вспышкой социальной революции ра- бочего класса. Ни до Октяб- ря, ни во время Октября, ни после него Ленин не считал, как утверждают фальсифи- каторы, что Россия, ее эко- номика созрела для перехо- да к социализму. Ни Ленин, ни большевики совсем не возбуждали у трудящихся ненависти к угнетателям, не занимались "сознательной эксплуатацией этого вечного качества", как заявляют клеветники, ибо социально- классовой ненависти и без них было более чем доста- точно. Правда состояла в том, что большевики своими призывами стремились вве- сти колоссальной силы все- народный бунт в русло орга- низованных революционных действий. И в основном это им удалось, что отмечал еще Н.Бердяев. Но в ряде случаев они оказывались в плену у пугачевщины и об- щей классовой оголтелости. Если Ленин, зовя ко вто- рому этапу революции, ни- где не называет его социа- листической революцией, то зачем он был необходим? Это делалось ради трех ос- новных целей и Октябрь подтвердил это. Во-первых, новый этап революции с более ради- кальной властью был необ- ходим для завершения бур- жуазно-демократической ре- волюции, для осуществле- ния ее основных задач, ко- торые не хотела решать буржуазия и ее Временное правительство (даже при двоевластии). Именно по- этому Ленин, подводя массы к Октябрю, вовсе не выдви- гал лозунга диктатуры про- летариата как истинного ло- зунга социальной революции рабочего класса. Он выдви- нул лозунг не социалистиче- ской диктатуры пролетариа- та, а демократической дикта- туры пролетариата и бедней- шего крестьянства как орудия не социалистической, а наи- более радикальной демокра- тической революции. Как известно, до фев- ральско-мартовскои револю- ции 1917 г. Ленин рассчиты- вал на то, что демократиче- ская диктатура пролетариа- та и крестьянства будет именно той властью, кото- рая из-за нереволюционно- сти российской буржуазии осуществит задачи буржуаз- но-демократической рево- люции в России. Но жизнь оказалась хитрее: утверди- лось двоевластие, мало то- го, Советы как органы демо- кратической диктатуры про- летариата и крестьянства 201 ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ пошли за Временным прави- тельством как властью бур- жуазии. В результате страна не получила от революции ни земли, ни воли! Поэтому- то Ленин и звал к новому, второму, этапу революции, ибо, как он пишет, теперь рассчитывать на реализа- цию "старой формулы" большевиков, на утвержде- ние демократической дик- татуры пролетариата и кре- стьянства нельзя, ибо было неизвестно, "может ли те- перь быть еще в России особая "революционно-де- мократическая диктатура пролетариата и крестьянст- ва, оторванная от буржуаз- ного правительства" (ПСС, т.31, с.140). Л.Троцкий тоже писал о "самостоятельной борьбе за завоевание власти, хотя бы только во имя демократиче- ских задач" (Троцкий Л. Сталин. т.1, с.265). Характе- ризуя тогдашнюю ленинскую позицию он утверждал, что из нее вытекало "Довер- шить демократическую ре- волюцию возможно лишь при господстве рабочего клacca" (там же, с.267). Та- кова первая причина, выну- ждавшая Ленина звать мас- сы к новому этапу револю- ции, к Октябрю, к Октябрь- скому перевороту. Во-вторых, никакой про- гресс в тогдашней России не был возможен, пока она уча- ствовала в империалистиче- ской войне, изматывавшей страну, ведшей ее к катаст- рофе. Но выход страны из этой войны, разрыв импе- риалистических связей Рос- сии, безусловно, не уклады- вался в рамки обычной бур- жуазной революции, такая задача была не под силу любому, в том числе самому демократическому буржуаз- ному правительству. "Рос- сийская революция, - пи- сал тогда Ленин, - свергнув царизм, должна была неиз- менно идти дальше, не ог- раничиваясь торжеством буржуазной революции, ибо война и созданные ею не- слыханные бедствия изну- ренных народов создали почву для вспышки социаль- ной революции. И поэтому нет ничего смехотворнее, когда говорят, что дальней- шее развитие революции, дальнейшее возмущение масс вызвано какой-то от- дельной партией, отдельной личностью или, как иногда кричат, волей "диктатора". Пожар революции воспламе- няется исключительно бла- годаря неимоверным стра- даниям России и всеми ус- ловиями созданными вой- ной, которая круто и реши- тельно поставила вопрос перед трудовым народом: либо смелый, отчаянный и 202 ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ бесстрашный шаг, либо по- гибай-умирай голодной смер- тью" (ПСС, т.35. с.239). В-третьих, Октябрьская революция была необходи- ма для того, чтобы, вырвав Россию из империалистиче- ской бойни и завершив за- дачи буржуазной революции, создать благоприятные ус- ловия для постепенных, опо- средованных шагов к социа- лизму. Если проследить исто- рию 1917 г., начиная с фев- раля, то мы обнаружим, как Ленин настойчиво повторял, что Россия не готова для "введения" социализма. В то же время он подчеркивал, что жизнь заставляет Рос- сию, как и другие страны, осуществлять меры, пред- ставляющие собой не непо- средственный переход к со- циализму, а подход к нему, опосредованные "шаги к социализму". Легкая победа Октябрь- ского переворота, всколых- нувшая "наинижайшие ни- зы" общества, породила в массах веру в близость со- циализма и эйфорические настроения в среде револю- ционеров. Выражая эти на- строения масс, многопар- тийный II Всероссийский съезд Советов декларирует социалистический выбор дальнейшего развития стра- ны. Уже 4 (17) ноября 1917 г. Ленин говорил: "Теперь мы свергли иго буржуазии. Со- циальную революцию при- думали не мы - ее провоз- гласили члены съезда Сове- тов, никто не протестовал, все приняли декрет, в кото- ром она была провозглаше- на" [ПСС, т.35, с.54]. На- сколько была сильна у наро- да вера в близость социа- лизма, говорит то, что даже в Учредительном собрании, собравшемся в марте 1918 г. партиям "социалисти- ческой ориентации" (социа- листам-революционерам и социал-демократам) при- надлежало более 85% мест. Оценивая этот факт, пред- седатель собрания эсер В.Чернов сказал: "Страна высказалась, состав Учре- дительного собрания - жи- вое свидетельство мощной тяги народов России к со- циализму" (Аргументы и факты, 1990, № 35, с.5). По- следующие события - гра- жданская война, "военный коммунизм" и смерть Лени- на - позволили Сталину и его окружению извратить факты, навязать обществу и миру сталинскую версию Октября. Но, чтобы ни делали фальсификаторы, им не скрыть того, что в Октябре 1917 г. была начата герои- ческая, всемирно-историче- ская попытка самой обездо- 203 ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ленной, но политически ак- тивной части населения вы- рваться из нищеты, гнета, эксплуатации. Революцион- ные перемены не случайно начались там, где капита- лизм с его достатком еще не стал терпимым строем. Эта попытка возникла не на пус- том месте и вовсе не была авантюрой: в тех конкретных условиях она имела реаль- ный шанс, хотя реализовать его было чрезвычайно труд- но. Более того, эта попытка с самого начала была про- низана противоречием меж- ду инициировавшей ее пе- редовой западноевропей- ской теорией и восточноев- ропейской и азиатской от- сталостью, между марксиз- мом - духовным продуктом Европы и устоями азиатско- го способа производства, подвергаемого революцион- ной переделке. Поэтому ей органически присуще соеди- нение героизма коммунаров, "штурмовавших небо", с трагизмом масс, "осчастлив- ливаемых" своими вождями. Эта всемирно-истори- ческая попытка героического штурма недосягаемых вер- шин, обернувшаяся миллио- нами жертв и страшной тра- гедией народов, вовсе не бессмысленна для истории: мир в XX в. изменялся и из- менился прежде всего под непосредственным воздей- ствием этого героического штурма и трагического экс- перимента, а сегодняшние достижения и проблемы ми- ра нельзя понять, не обра- щаясь к этому историческо- му катаклизму, кровь и жерт- вы которого проложили все- му человечеству дорогу к иным, более светлым гори- зонтам. Чем на более высо- кую ступень поднимается человечество, тем более жалкой становится клевета на революционеров XX в. Все яснее и очевиднее: ни- кто не сможет по-насто- ящему понять историю на- шего столетия, если не уяс- нит себе весь героизм мил- лионов эксплуатируемых тружеников, поверивших в то, что они - не "выдрес- сированная рабочая сила", а тоже люди, способные своими действиями обеспе- чить "освобождение труда". Первая всемирно- историческая попытка до- биться этого не удалась, но именно из-за нее ход исто- рии изменился, устранив прежнюю остроту противо- борства, а вместе с ним и ясные тогда пути и способы его неудавшегося разреше- ния. Но жизнь продолжает- ся, труд еще не освобожден, а отчуждение человека тру- да от собственности и вла- сти не может быть вечным. 204 ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ Октябрьская революция*. Русские добились в октябре 1917 г. того, чего не доби- лись ни революционеры 1789 г., 1830 г., 1848 г., ни коммунары 1871 г.: одновре- менного свержения старого режима, уничтожения соци- ального и экономического неравенства и установления народного правительства. Поэтому легко представить себе, что основные творцы такого завершения могли выглядеть как строители "Города Солнца", утопии столь же древней, как и ис- тория человечества. Уничтожив частную соб- ственность на средства про- изводства, изменив условия вступления в брак и обещая всем материальное благо- получие, основанное на но- вой организации труда, эти деятели осветили Восток "лучом надежды". Они утвер- ждали, что достигли успеха благодаря новой науке, мар- ксизму, последовательными воплотителями которого бы- ли Ленин и большевики. Но уже с 1917 г. многие отрицали мысль о том, что эта революция была исто- рической необходимостью, что она завершала собой * Данная статья была опубликова- на в кн.: 50/50. Опыт словаря ново- го мышления с.425-429. Автор - Марк Ферро (Франция). Историю. Многие также от- рицали, что октябрьское пробуждение было выраже- нием воли русского народа. Они считали, что успех ре- волюции можно было бы объяснить только ловкостью руководителей - большеви- ков, почти военной дисцип- линой их партии, некомпе- тентностью или слабостью их противников. Эта точка зрения, приравнивающая Октябрь к государственному перевороту, к военному пут- чу, берет начало в резких замечаниях Мартова, обра- щенных к Ленину (осень 1917 г.), в работах Каутского и Розы Люксембург. Позднее ее подхватили англосаксы, в частности Шапиро, а теперь и некоторые диссиденты. Напротив, советские ис- торики, старающиеся дока- зать законность власти боль- шевиков и выступающие таким образом, в роли слуг государства, доказывают, что развитие капитализма в России неизбежно вело к революционным противоре- чиям и привело, благодаря деятельности партии боль- шевиков - авангарда про- летариата, к победе этого последнего. Заранее пред- виденная логически пред- сказуемая Октябрьская ре- волюция была, по их мне- нию, исторической необхо- димостью, и они доказыва- 205 ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ют, что Ленин был прав, вы- ступая одновременно против анализа меньшевиков и анализа Зиновьева, Камене- ва, Троцкого и других про- тивников вооруженного вос- стания. При этом они добав- ляют, что воина сыграла боль- шую роль, чем оплошности Николая I или Керенского, и что мирное развитие страны является мифом, потому что и оно несло в себе револю- ционные противоречия. По правде говоря, ни теория заговоров в феврале или переворота в октябре, ни позиция исторической закономерности не дают полного представления о революционном феномене, более того, это даже затруд- няет его понимание. Прежде всего, граница между Февралем и Октяб- рем была не так очевидна, как того хочет большевист- ская легенда. Во многих областях ряд перемен, приписываемых вла- сти большевиков, произошел до Октябрьского восстания; так, в деревне крестьяне еще до лета 1917 г. захвати- ли часть земли и сельскохо- зяйственного инвентаря. На заводах также заводские комитеты (фабкомы) органи- зовали контроль за произ- водством и даже само- управление более, чем на 500 мелких и средних пред- приятиях; после Октября при поддержке большевистских профсоюзов возник рабочий контроль - новообразова- ние, заменявшее собой прежнюю практику рабочих. Далее, в некоторых уни- верситетах, например, в Одессе, с 8 октября 1917 г. профессора и студенты пол- ностью перестроили тради- ционную систему образова- ния; в театрах и кинемато- графе актеры и авторы ос- вободились от зависимости администрации (хотя это продолжалось недолго). В целом можно даже сказать, что для общества настоящей переменой был Февраль; Октябрь означал радикализацию и оконча- тельный разрыв со старой элитой. Фактически свершение Октябрьской революции бы- ло результатом двусторон- него движения: сверху с ок- тября 1917 г. это были дей- ствия Ленина и наиболее авторитетных из его сорат- ников - Свердлова и Троц- кого и снизу, учитывая, что еще до Октября возникла целая сеть народных коми- тетов, которая постепенно заняла государственный ап- парат. Следовательно, Ок- тябрьскую революцию мож- но охарактеризовать как противоборство между пра- вительством (Керенского), 206 ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ не имевшим больше власти над государством, которое развивалось после падения царя, и государством (та са- мая сеть комитетов, Сове- тов, профсоюзов и т.д.), у которого не было головы, но которое постепенно попада- ло под контроль большеви- ков, иногда демократиче- ским (например, Советы де- путатов), иногда бюрократи- ческим (например, совет ме- стных комитетов или ПВРК), а иногда и авторитарным путем. Еще до Октября образо- валась народная бюрокра- тия (аппаратчики), которая захватила контроль над ог- ромным количеством мелких комитетов: районные коми- теты, комитеты по снабже- нию и т.д. Члены этих новых центров власти обладали новыми функциями в обще- стве, а также и новыми ис- точниками доходов (взносы, небольшие зарплаты, вы- плачиваемые управляющим и т.д.). Таким образом, они теряли связь с классом, из которого вышли (бывшие рабочие, солдаты и унтер- офицеры), и их будущее за- висело от победы больше- виков над контрреволюцио- нерами или оппозиционера- ми. Эти первые аппаратчики, выходцы из народа, часто из крестьянства, становились большевиками, чтобы со- хранить полученное благо- даря революции новое со- циальное положение и свое место в новом обществе. Постепенно эта народ- ная бюрократия поднима- лась по ступенькам лестни- цы госаппарата; она достиг- ла высот власти в 30-е гг., сняв с ответственных постов специалистов в таких раз- ных областях, как армия, образование, промышлен- ность, медицина и т.д., и все это благодаря уникальной в истории политике выдвиже- ния масс. Власть сумела привлечь к участию в этой политике и нерусских, даже если для достижения цели и было использовано насилие (к инородцам, как и по отно- шению ко всем остальным). Плебеизация власти объ- ясняет в равной мере как коммунистическую идеоло- гию и политику, так и тот кон- сенсус, который позволил режиму укрепиться, несмотря на все допущенные переги- бы. Он смог, таким образом, выиграть гражданскую войну. Способы образования этого консенсуса очень сло- жны, что породило по край- ней мере несколько проти- воречивых легенд. Одна из них существует еще со времен Троцкого, утверждая, что подрыв де- мократии Советов, бюрокра- 207 ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ тизация системы происхо- дили только при Сталине, на самом же деле внутренняя демократия партии больше- виков существовала только с Февраля по Октябрь, а вне партии Ленин и Бухарин осуждали представительную демократию (статьи Бухари- на в "Спартаке" в июне 1917 г. и позднее). Более того, Ленин и Троцкий допускали перегибы народной власти и насилие, узаконивая их. На- родная власть Советов, вто- рой очаг революции наряду о большевистскими руково- дителями и присоединив- шимся к ним, состояла из солдат и недавно прибыв- ших из деревни молодых рабочих, которые не допус- кали даже принципа плюра- лизма и боролись с ним как с "буржуазным", присоеди- няясь в этом к лидерам большевиков, которые хоте- ли избавиться от соперни- чающих партий. Вторая легенда старает- ся обвинить большевиков (и только их) в том, что про- изошло после 1917 г. Однако в действительности отказ от чисто социалистических цен- ностей (возвращение к тра- диционной семье в 1926 г., к великорусскому патриотизму в основном после 1936 г. и к антисемитизму прославле- ние академичности в искус- стве и отвержение авангар- дизма и т.д.) был проявле- нием плебеизации власти. Это не проистекало из со- циалистических идей, при- сущих основным руководи- телям (Коллонтай, Зиновьев, Луначарский и т.д.), но ведь они погибли в борьбе за власть и оставили место но- вым, не имеющим настоя- щей культуры кадрам и ру- ководителям. Наконец, третья легенда, что сталинский тоталита- ризм является следствием однопартийной системы, тоже ошибочна. Во-первых, пото- му что многопартийность была уничтожена насильно еще во времена Ленина, Троцкого, Бухарина и других; затем потому, что это унич- тожение, подчинение или подрыв остальных учрежде- ний политическими партия- ми есть источник этого фе- номена. В 1918 г., например, для уничтожения заводских комитетов большевики ис- пользовали помощь левых меньшевиков и даже не- большевистских профсою- зов; на самом же деле воз- родить настоящую демокра- тическую систему может как плюрализм мнений и партий, так и предоставление неза- висимости власти Советам, университетам, профсою- зам, областям и т.п. В настоящее время кон- фликты между различными 208 ПАРТИЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ И МНОГОПАРТИЙНОСТЬ советскими учреждениями за контроль над партией и жиз- нью страны, как и начало предоставления автономии общественной жизни, изме- нили первоначальное поло- жение дел. Новое, образо- ванное поколение содержит молодые ростки новой вла- сти, культурные запросы ко- торой будут другими, более высокими, чем запросы кре- стьян, рабочих, солдат пер- вых лет большевистской вла- сти, ставших аппаратчиками. П ПАРТИЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ И МНОГОПАРТИЙНОСТЬ. Партия - организованная часть социальной группы или общества, преследую- щая определенные полити- ческие цели и выступающая посредницей между общест- венностью и органами госу- дарственной власти. Много- партийность - выработан- ная человеческой цивилиза- цией форма общественного управления, при которой борьба нескольких полити- ческих партий за государст- венную власть выступает механизмом использования расхождения интересов и разномыслия в целях обще- ственного прогресса. Мно- гопартийность - естест- венная спутница социально разделенного общества: она не только яркое свидетель- ство, но и реальное выраже- ние присущей данному об- ществу борьбы за политиче- скую власть. История клас- сового общества - впечат- ляющий монумент никогда не исчезавшей, так или ина- че выраженной многопар- тийности, ее жизненности и действенности. Нет ничего удивительного в том, что свое наибольшее развитие многопартийность получила уже в новое время, в усло- виях господства частной собственности, где социаль- ное расслоение находило и находит яркое выражение в возникновении и исчезнове- нии общественно-политиче- ских образований и объеди- нений, в конфронтации по- литических партий и их коа- лиций, в создании и разру- шении межпартийных бло- ков и союзов. Многопартийность имеет ряд характерных черт. Одна из наиболее существенных - выявление мнений, инте- ресов и их гармонизация. Вторая - и может быть важнейшая ее черта - это легитимация (узаконение) демократического политиче- 209 ПАРТИЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ И МНОГОПАРТИЙНОСТЬ ского строя, отвечающего принципам волеизъявления народа. Ведь именно леги- тимация является камнем преткновения для антидемо- кратических и тоталитарных режимов. Псевдовыборы, подтасовка результатов го- лосования, декоративная многопартийность - все это уловки подобных режимов для прикрытия своей сути, придания видимости демо- кратии. Важная черта многопар- тийности - чередование партий у кормила власти, что резко уменьшает воз- можность их перерождения при обладании властью, чреватого длительным об- щественным застоем. Как показывает опыт многих стран, общество с однопар- тийной системой, где одна и та же партия десятилетиями находится у власти, в силу уже одного этого обстоя- тельства подвергается стаг- нации ибо нет конкурента, ревниво следящего за пра- вящей партией, ее полити- кой подвергающего критике каждый шаг власть имущих, что если и не приводит к отстранению правящей пар- тии от власти, но способст- вует лучшему ведению госу- дарственных и обществен- ных дел. Следует заметить, что еще и сегодня многие плохо знающие нашу отечествен- ную историю, готовы биться об заклад, что уже Маркс, но особенно Ленин были убеж- денными противниками раз- номыслия, борьбы позиций и многопартийности, не говоря уже о чередовании партий у власти, если речь шла об условиях, когда к власти приходит рабочий класс и возглавляющие его комму- нисты. Ведь согласно такому весьма распространенному подходу, Ленин всегда был одержим идеей борьбы за безраздельную власть, а потому он даже и в мыслях не мог допустить чего-то по- добного чередованию пар- тий у власти. Ведь совсем недавно, ссылаясь на Лени- на, ортодоксы времен бреж- невского застоя именно с таких позиций подвергали критике "еврокоммунизм", когда чередование партий у власти наряду с отказом от диктатуры пролетариата клеймились как "обыкновен- ный ревизионизм" или идейное отступничество. Нелишне напомнить, что автором концепции чередо- вания партий у власти в пе- реходный период и связан- ной с этим возможности ка- чественных изменений в по- ложении самой коммунисти- ческой партии (она может оказаться лишенной власти!) был не кто иной, как Ленин. 210 ПАРТИЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ И МНОГОПАРТИЙНОСТЬ Правда, взгляды эти отстаи- вались им до прихода боль- шевиков к власти, но исто- рия есть история. В чем суть этой позиции? Рассматривая перспективы советской многопартийности в условиях полновластья Советов, сотрудничества и борьбы "советских партий", т.е. партий, стоящих на поч- ве Советской власти, В.Ле- нин писал в июле 1917 г.: "Советы по своему классо- вому составу были органами движения рабочих и кресть- ян, готовой формой их дик- татуры. Будь у них полнота власти, главный недостаток мелкобуржуазных слоев, глав- ный грех их, доверчивость к капиталистам, изжился бы на практике, критиковался бы опытом собственных ме- роприятий. Смена классов и партий, имеющих власть, могла бы внутри Советов на почве их единовластия и всевластия, идти мирно". Однако как одна ласточ- ка не делает весны, так и одно подобное высказыва- ние, весьма важное для правды истории, не может заслонить того, что после прихода к власти в Октябре 1917 г. Ленин часто высту- пал против любых предло- жений о передвижках вла- сти, а позже был идеологом разгона Учредительного со- брания и усечения много- партийности в послеок- тябрьской России. Следует отметить и та- кую черту многопартийности, как ее нацеленность не на силовое, военное, а на дого- ворное, словесное решение спорных вопросов, гаранти- рующее мирное развитие самых радикальных пере- мен. Ведь многопартийность - важнейший механизм со- гласования интересов, поис- ка компромисса. Как уже по- казал опыт истории, именно многопартийность, соглаше- ния между партиями и объе- динениями не раз спасали страны от насилия и крово- пролития, от гражданской войны. Отмечая все эти положи- тельные качества многопар- тийности, доказывающее не- сравнимое ее превосходство над однопартийной систе- мой, не обладающей этими свойствами, полезно обра- тить внимание на следую- щее. Страшная эпоха стали- низма с ее большевистской однопартийностью и крова- вым террором грубо засло- нила весь предшествующий, в том числе и ценный исто- рический опыт советской истории. Многим сегодня кажется, будто СССР явля- ется чуть ли не единствен- ной в мире страной, разви- вавшейся в XX в. в условиях однопартийности, что, разу- 211 ПАРТИЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ И МНОГОПАРТИЙНОСТЬ меется, далеко не так. Есть и такие поборники сего- дняшней многопартийности, которые, столкнувшись с первыми трудностями и ки- вая на неудачи в формиро- вании многопартийной сис- темы в Российской Федера- ции, заявляют, что всему виной система Советов, не- совместимая с многопар- тийностью, а потому, дес- кать, надо упразднить тра- диционную для страны со- ветскую систему и позаимст- вовать за рубежом иную представительную систему. Что можно сказать по этому поводу? Невежество всегда есть невежество, как бы оно ни приукрашивалось и ни маскировалось! Только не помнящие собственной истории манкурты могут не знать того, что мы вовсе не создаем впервые многопар- тийную систему, а восста- навливаем на новой основе то, что уже было в России и до Октября, и после него. Советы с самого начала бы- ли многопартийными заро- дышами новой власти. Ут- вержденная II съездом Со- ветов советская власть с самого начала была много- партийной: в верховный ор- ган государственной власти - ВЦИК - были избраны представители ряда партий. Из 101 члена ВЦИК 62 были большевиками, 29 - левы- ми эсерами, 6 - социал- демократами (меньшивики- интернационалисты), 3 - украинскими социалистами, 1 - эсером-максималистом. Однако на долю первой со- ветской многопартийности история возложила непо- сильную ношу: крайне слож- ное экономическое положе- ние страны, острые проти- воречия, пронизывавшие все сферы общественной жизни, в том числе межпар- тийные отношения, начи- навшаяся гражданская вой- на не позволили сложиться многопартийной системе как средству ускорения общест- венного прогресса. Оказав- шись ареной бескомпро- миссной борьбы оппозици- онных партий с большеви- ками, первая советская мно- гопартийность сошла с ис- торической сцены. Можно не сомневаться в том, что но- вый опыт создания много- партийности в стране ока- жется гораздо более счаст- ливым. Партии, многопартий- ность*. Политические пар- тии современной Франции * Данная статья была опубликова- на под названием "Политические партии, государство" в кн.: 50/50. Опыт словаря нового мышления с. 334-337. Автор - Доминик Кола (Франция). 212 ПАРТИЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ И МНОГОПАРТИЙНОСТЬ сильны, как никогда, по- скольку именно им принад- лежит коллективная моно- полия в сфере отбора поли- тических руководителей. Ес- ли определенная организа- ция не обеспечивает канди- дата поддержкой своих ак- тивистов, всей своей агита- ционной системой и финан- совыми средствами, его шансы на избрание практи- чески равны нулю. Это на- блюдается даже в ходе ме- стных выборов, требующих более скромных затрат и долгое время являвшихся приватной сферой деятель- ности именитых граждан. Генерал де Голль не скупился на критику "пар- тийного режима" и в резуль- тате натолкнулся на сопро- тивление большинства пар- тий в ходе конституционной реформы 1962 г., вводившей избрание президента рес- публики на основе всеобще- го избирательного права, а на деле, сам того не желая, он обеспечил полный три- умф этих партий. Мажори- тарные президентские вы- боры, проходившие в два тура, когда только два кан- дидата, лидирующие после первого тура, участвуют во втором, предоставили пар- тии исключительное право предварительного отбора главных кандидатов и игра- ют основополагающую роль в политической жизни стра- ны. Избрание президента республики на основе все- общего избирательного пра- ва в сочетании с парламент- скими выборами по округам в два тура - с 1958 г. имело место лишь одно исключе- ние, когда в 1986 г. парла- ментские выборы проводи- лись на пропорциональной основе, - привело к сокра- щению числа партий, усили- ло роль профессиональных политиков (выборных лиц и партийных функционеров), повлекло за собой крушение политической карьеры вне- партийных деятелей. Таким образом, в V Республике выявилась явная тенденция к усилению власти профес- сиональных политических деятелей... Все это воспри- нимается как парадокс, если иметь в виду довольно огра- ниченную роль, которую Конституция V Республики, первая из французских Кон- ституций, включившая пар- тии в определение плюра- листической демократии, отводит им в статье 4: "Партии и политические объ- единения способствуют во- леизъявлению избирателей. Они свободно формируются и осуществляют свою дея- тельность. Они должны ува- жать принципы националь- ного суверенитета и демо- кратии. К этому парадоксу 213 ПАРТИЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ И МНОГОПАРТИЙНОСТЬ связанному с господством политических партий в поли- тической жизни Франции, что расходится с намерени- ем основателя V Республи- ки, необходимо добавить еще один: сами партии - важнейший элемент демо- кратической игры - не яв- ляются "демократически- ми". Действительно, фран- цузские партии объединяют в своих рядах небольшое количество членов (макси- мум несколько сотен тысяч в каждой из четырех наиболее значительных партий: Со- циалистической партии, Объединении в поддержку Республики, Союзе за фран- цузскую демократию, Фран- цузской коммунистической партии). Во Франции, в от- личие от Великобритании и ФРГ, не существует мощной социал-демократической партии, органически связан- ной с рабочем классом. Именно этот факт с успехом используют демагоги, напа- дающие на политиков и ра- зоблачающие гегемонию политических партий, имен- но он в сочетании с проник- нутыми ксенофобией и ра- сизмом лозунгами способст- вовал внезапному появле- нию, пусть временному, но симптоматичному, крайне правой партии, ловко вос- пользовавшейся пропорцио- нальным представительст- вом, чтобы широким фрон- том выйти на политическую сцену. Третий парадокс: в ФРГ возникла деятельная политическая партия "зеле- ных", в других европейских странах "зеленые" утвер- ждали свои позиции в каче- стве группы давления или политической партии, а Франция в середине 80-х гг. отличалась ростом избира- тельного влияния крайне правых, что привело к выну- жденному обсуждению навя- занных ими тем и к крену вправо, всех политических партий. Борьба политических партий подчиняется элемен- тарным и жестоким меха- низмам: необходимость за- воевания избирательного корпуса, в особенности в рамках политической систе- мы, где победа на выборах одерживается незначитель- ным большинством голосов, вынуждает политические пар- тии занимать схожие со своими ближайшими конку- рентами позиции. Правые партии стремят- ся равняться на крайне пра- вых, едва возрастает сила последних, а левые сполза- ют вправо. Идеологические очертания центра в системе партий все более и более размываются, речи теряют специфические признаки, что позволяет обращаться к 214 ПАРТИЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ И МНОГОПАРТИЙНОСТЬ максимально широкому кругу избирателей. Партии утрачи- вают всякую идеологическую определенность, поэтому про- граммы теперь менее важны, чем фигура лидера, побеж- дающего с тем большей лег- костью, чем шире его изби- рательная база, а ее расши- рение достигается с помо- щью замалчивания наиболее острых вопросов. Таким образом, все па- радоксы, связанные с фран- цузскими партиями, объяс- няются принципиальными трудностями политического представительства: оно по- рождает механизмы узурпи- рования и подмены общест- венного мнения и организует политику как мизансцену, главная сложность которой, вероятно, в одновременном обеспечении "изономии" (равенство всех перед зако- ном) и "изологии" (свобода высказывания для всех). Даже несмотря на неде- мократический, элитарный характер, уставные привиле- гии, демагогичность, порож- дающую пустословов от бю- рократии, политические пар- тин все же являются одним из институтов, позволяющих и стремящихся, хотя до сих пор безуспешно, заменить отношения с позиции силы обсуждением, обществен- ными отношениями, закреп- ленными словом, и постро- ить общность, основавшую не на противопоставлении друзья - враги, которое в глазах вольных или неволь- ных ленинистов является сущностью политики. В свете роли политиче- ских партий, театральные, даже фарсовые параметры которой становятся все за- метнее в политической сис- теме современной Франции, особенно странными кажут- ся положения Конституции СССР 1977 г. Она прямо признает за КПСС цен- тральное место (Консти- туция 1936 г едва его обо- значала) в статье 6, часть 1: "Руководящей и направ- ляющей силой советского общества, ядром его поли- тической системы, государ- ственных и общественных организаций является Ком- мунистическая партия Со- ветского Союза". КПСС есть изначальная власть, абсо- лютная законность которой опирается на науку, позво- ляющую партии руководить "великой созидательной дея- тельностью советского на- рода". С этим демиургом нельзя ни спорить, ни конку- рировать. Следовательно, отнюдь не численность и не тот факт, что партия рас- пределяет привилегии, со- ставляют ее специфику, а ее претензии на монополию истины, отрицание не столь- 215 ПЕРЕСТРОЙКА ГОРБАЧЕВА ко политического плюрализ- ма, сколько самой возмож- ности разделения общества. Единственная, крепко спло- ченная и стремящаяся объ- единить общество партия - таков план, лежащий в осно- ве ленинской концепции ре- волюционной партии. От разрешения кризиса, пора- зившего эту модель, зависит в определенной мере буду- щее политических партий, поскольку оспаривание од- нопартийности именно там, где она возникла, может привести к тому, что систе- ма, ведущая к различного рода диктатурам, будет по- ставлена под сомнение. ПЕРЕСТРОЙКА ГОРБАЧЕ- ВА - вторая крупномас- штабная сознательная по- пытка реформировать об- щественный отрой в СССР, предпринятая по инициативе Генерального секретаря ЦК КПСС М.Горбачева после смерти К. Черненко в 1985 г. По своему существу это - определенная система мер революционного и рефор- мистского характера, осуще- ствленных М. Горбачевым (апрель 1985 - август 1991) и задуманных в целях "обновления социализма", придания ему "второго ды- хания". Демократизировав общество, широко введя свободу печати и гласность, идейный и политический плюрализм, разрешив мно- гопартийность и провозгла- сив необходимость экономи- ческих реформ, перестройка не достигла своей цели. Инициированные ею про- цессы в 1991 г. трансфор- мировались в антитотали- тарную, посткоммунистиче- скую, демократическую ре- волюцию, уже не нуждав- шуюся в М.Горбачеве, про- должающуюся и сегодня. Если общей причиной появления М.Горбачева в качестве лидера партии и страны было то же противо- речие, которое за тридцать лет до этого выдвинуло в лидеры организатора хру- щевской оттепели, то непо- средственным стимулятором перестройки Горбачева ста- ло определившееся отста- вание СССР в гонке воору- жений (на фоне американ- ской программы СОИ), бы- стрый упадок производства, отчетливо обнаруживший се- бя в 80-е гг. Начавшаяся в апреле 1985 г. как "ускоре- ние социально-экономичес- кого развития" перестройка Горбачева не сумела обно- вить социализм по объек- тивной причине: социализма в Советском Союзе, где средства производства и 216 ПЕРЕСТРОЙКА ГОРБАЧЕВА политическая власть были отчуждены от трудящихся, никогда не существовало, а потому "обновлять" было нечего. Имелись и субъек- тивные причины неудачи перестройки: инициатор пе- рестройки неверно оценил состояние советского обще- ства (налицо был не эконо- мический кризис, а социаль- но-экономический тупик, что требует совсем иных спосо- бов врачевания в сравнении с теми, которые применяют- ся при экономическом кри- зисе). Ошиблись организа- торы перестройки и в опре- делении цели перемен. Имея перед собой не- удачный опыт реформатора Н.Хрущева и его оттепели, М.Горбачев гораздо глубже, чем его предшественник по- нимал случившееся со стра- ной: происшедшее нельзя было свести к бедам стали- низма, а следовательно, было недостаточно освобо- диться от "скверны стали- низма", ибо дело не в одних уже оставленных в прошлом массовых репрессиях, а в самом понимании социализ- ма, который не только у Ста- лина был недемократическим и негуманным, но и потом строился по велению сверху и основывался не на эконо- мических стимулах к труду, а на приказе, команде и стра- хе, исчезновение которого глубоко подорвало сложив- шийся за многие десятилетия порядок. Необходимо было менять весь производствен- ный фундамент общества, вводить экономические сти- мулы, подряд, рынок, резко расширять сферу товарно- денежных отношений. Однако дальше М. Горба- чев не пошел. Следуя дог- мам созданного И.Сталиным "марксизма-ленинизма", ви- девшего суть социализма в уничтожении частной собст- венности и огосударствле- нии средств производства, инициатор перестройки счи- тал, что все же социализм в стране есть, он только де- формирован, бюрократизи- рован. На чем основывалось это ошибочное убеждение? Оно строилось, с одной сто- роны, на господстве в стра- не общественной ("социали- стической") собственности: государственной и коопера- тивной. С другой стороны, поскольку власть находится в руках КПСС, а партия ус- тами Горбачева заявляет о перестройке в интересах народа, значит, не только собственность, но и власть у народа. Именно здесь и за- ключались основные заблу- ждения М .Горбачева. Ведь именно псевдосо- циалистическая огосударст- вленная и кооперированная собственность являлась фун- 217 ПЕРЕСТРОЙКА ГОРБАЧЕВА даментом экономического гос- подства и благополучия но- менклатуры, партийно-госу- дарственной бюрократии в стране. Как раз из-за этой отчужденной от трудящихся собственности, на фунда- менте этой собственности осуществлялась эксплуата- ция, совершалось угнетение трудящихся в обществе- монстре - в казарменном псевдосоциализме. Господ- ство КПСС, сосредоточив- шей в своем руководстве основные правящие кадры партийно-государственной бюрократии (несмотря на все заверения М. Горбачева с его желании перестроить экономику и политику так, чтобы вернуть и собствен- ность и власть народу, тру- дящемся) оставалось гос- подством номенклатуры, ее продолжающимся всевла- стием, а заявления Гене- рального секретаря ЦК КПСС и Президента СССР остава- лись только обещаниями и заявлениями о намерениях, так как действительная поли- тическая власть и собствен- ность продолжали оставать- ся у прежних властителей. Своими постоянными за- явлениями о социализме, якобы имеющемся в стране (пусть даже в деформиро- ванном виде) М. Горбачев объявлял наличные экс- плуататорско-угнетательские отношения "социалистичес- кими" и тем самым, вольно или невольно, становился на сторону господствующей, властвующей номенклатуры, оказывался с ней "в одной лодке", "по одну сторону баррикад". Пытаясь же из- менить существующие от- ношения, перестраивая их сверху, через партийные и государственные организа- ции, т.е. через номенклату- ру, инициатор перестройки тем самым пытался сделать невозможное: руками самой номенклатуры подорвать ее собственное благополучие, ее экономическую и полити- ческую власть. Действуя сверху и при- зывая поддержать его снизу, М.Горбачев приводил в дви- жение самые разные обще- ственно-политические силы. Особенно это было заметно тогда, когда, рассчитывая сломать сопротивление пе- рестройке со стороны кон- сервативных партаппарат- чиков, он предоставил ши- рокий простор для действий неформалов, нацеливая их против консерваторов. Нет ничего удивительного в том, что высвобожденные такой перестройкой разнородные социальные силы подобно лебедю, раку и щуке стали звать в разные стороны, расшатывая общественные устои что не улучшало, а 218 ПЕРЕСТРОЙКА ГОРБАЧЕВА ухудшало условия жизни. Естественно, что все это основательно подорвало ве- ру простого человека в пе- рестройку как обновление социализма, лишило авто- ритета ее инициатора. В августе 1991 г. пере- стройка Горбачева как об- новление социализма окон- чательно исчерпала себя партийно-государственная бюрократия совершила ан- тиконституционный перево- рот, чтобы под видом вос- становления "порядка" вер- нуть жизнь в русло казар- менного псевдосоциализма. Путч потерпел сокрушитель- ное поражение: к власти пришли демократы, настро- енные прокапиталистически. Так перестройка Горбачева была похоронена дважды: сначала перестройка как обновление социализма уми- рала под гусеницами танков, выведенных на улицы учре- дителями ГКЧП, которые никак не хотели продолже- ния горбачевской пере- стройки, шаг за шагом ли- шавшей власти номенклату- ру. Второй раз перестройка умирала тогда, когда осво- божденный из форосского заточения Президент СССР уступал свою власть побе- дившим путч демократам, у которых не было никакого желания продолжать пере- стройку и обновлять социа- лизм, а было намерение ввести рыночную экономику капиталистического типа. Ког- да в результате декабрьского второго переворота был уп- разднен СССР, а тем самым лишен власти Президент СССР и союзное правитель- ство, конец перестройки стал очевиден для всех. Но перестройка Горба- чева вовсе не исчезла бес- следно. Вопреки утвержде- ниям партократов пере- стройка похоронила не со- циализм, которого не было в стране, а иллюзию о нем. Как говорится, "чего нет, того не отнимешь!" Став эпицентром потря- сений в бывшем "социа- листическом мире", пере- стройка проявилась в целой серии "бархатных" и небар- хатных антитоталитарных демократических революций в странах Центральной и Юго-Восточной Европы и в республиках самого распав- шегося Советского Союза. Их капиталистический исход наиболее вероятен. Об этом свидетельствуют распад ЧССР, конфликты и столк- новения в Югославии, Ру- мынии, Венгрии и т.д. Не- ожиданные процессы проте- кают, судя по выборам, в Польше. Литве неясно со- отношение сил во многих республиках-государствах, возникших на территории бывшего Советского Союза. 219 ПЕРЕСТРОЙКА ГОРБАЧЕВА Выросшие из перестрой- ки Горбачева глубокие пе- ремены продолжаются, их ход и исход будет опреде- ляться тем, какие общест- венно-политические силы окажутся во главе перемен, интересы каких социальных групп в наибольшей мере скажутся на исходе преоб- разований. Перестройка Горбачева*. Неотвратимость и приро- да перемен. Несмотря на преобладание противопо- ложных взглядов в научных кругах и средствах массовой информации в 70-х и начале 80-х гг., легко было понять, что в советской системе в конце концов произойдут значительные изменения. В истории и политике нет не- преложных вещай, и факто- ры в пользу реформы уже тогда были заметны. Сейчас трудно быть уверенным на- счет того, что изменилось необратимо, а что - нет, и взвесить, что ушло, а что остается. Взять, к примеру, расхожий вывод, ставший до того аксиоматичным, что его уже не оспаривают: "со- ветская система рухнула". * Данная статья - извлечение из статьи: Коэн С. Что же происходит в России? // Свободная мысль, 1992. № 8, с. 14-23. Это верно во многих, но не во всех отношениях. В течение многих лет совет- ская система ошибочно при- равнивалась к коммунисти- ческой партии, как и комму- низм к тому, что мы называ- ем "советизмом". Партия была весьма важной его ча- стью, но далеко не всем. Скажем, она контролирова- ла государство, но государ- ство (или "административ- но-командная система", как его стали называть) осуще- ствляло контроль прежде всего над обществом, во всяком случае над его эко- номикой. И что же произош- ло? КПСС фактически утра- тила монополию на политику еще в 1989 г. - в этом ос- новополагающем отношении ленинская система уже рас- падалась в результате гор- бачевских реформ, но госу- дарственная организация про- должала функционировать. После попытки переворота в 1991 г. партия рухнула, но рухнула ли советская госу- дарственная система? Не следует обманываться по- верхностными переменами, сколь бы драматичными они ни выглядели. Многие зве- нья в системе оказались по- рванными, особенно в от- ношениях между Россией и республиками, а также в системе экономического рас- пределения. Поменялись 220 ПЕРЕСТРОЙКА ГОРБАЧЕВА названия многих городов, учреждений, улиц. Но рассмотрим некото- рые фундаментальные про- явления преемственности в России (1992 г.). Экономика (по крайней мере ее 95%) остается в руках государст- ва. Никаких новых элит, как уже отмечалось, не возник- ло. На областных и местных уровнях старые власти удерживают свои позиции, покинув партию и другие властные структуры. А клас- совые отношения остаются прежними. Поднимается но- вый класс предпринимате- лей, но пока он немногочис- лен и слаб. Наиболее рас- пространенные взгляды не слишком изменились. Боль- шинство граждан, как и раньше, уповает на пожиз- ненное социальное обеспе- чение со стороны государст- ва, что было определяющей чертой советского комму- низма до последних дней. Во всех этих важных от- ношениях в России не про- изошло никакой революции, хотя о таковой стало модно говорить. И если мы хотим с большей точностью опреде- лить перспективы дальней- ших реформ в системе, то в первую очередь должны от- ветить на вопрос: каким же образом действительно вве- сти рынок и демократизацию в системе, где крупные сек- торы местного чиновничест- ва, за десятилетия вырос- шие в касту политических, экономических и военных властителей, и население встали в оппозицию друг другу? Мне думается, это можно сделать, но не легко и не быстра Тут возникает еще одна, даже более существенная проблема интерпретации. Были ли коммунизм и сове- тизм чем-то в самом деле чуждым и навязанным Рос- сии, как теперь утверждают многие западные и россий- ские комментаторы. Если так, то легко вообразить бы- стрый отход от прошлого. Но если советский коммунизм в значительной мере укоренил российские авторитарные тра- диции, как, на мой взгляд, и случилось, то здесь требует- ся иная точка зрения. Не- смотря на модернизацию и вестернизацию, происходя- щие в последние годы. Рос- сия на может вылезти из своей кожи и, разумеется, поменять ее на нашу... Михаил Горбачев. Боль- шинство наблюдаемых нами перемен - результат почти семилетнего пребывания Горбачева у власти. Можно ли дать сегодня всесторон- нюю оценку его роли? Ис- черпан ли его политический потенциал? Это достаточно трудные вопросы. Публи- 221 ПЕРЕСТРОЙКА ГОРБАЧЕВА куемые после ухода Горба- чева с поста главы государ- ства политические некрологи весьма различны. Западные комментаторы склонны со- глашаться - и вполне спра- ведливо - что его роль в международных делах обес- печила ему видное и пози- тивное место в истории. Он более, чем кто-либо, сделал для прекращения "холодной войны", освобождения Вос- точной Европы, воссоедине- ния Германии и выхода Рос- сии из длительной изоляции от Запада. С другой сторо- ны, многие, особенно в Рос- сии, считают, что лидера, председательствовавшего при развале своей страны, кри- зисе ее экономики и крахе собственной партии, нельзя поздравить с успехом. Некото- рые пытаются балансировать: Горбачев "принес свободу, но ликвидировал колбасу". Так что во внимание следует принять множество сложных факторов. Полную научную оценку горбачев- скому руководству нельзя будет дать по ряду причин еще несколько лет. Во- первых, советологи, десяти- летиями отрицавшие воз- можность перемен в систе- ме, сейчас не имеют надеж- ных критериев даже для оп- ределения успеха, либо про- вала подобных реформ. Во- вторых, Горбачев покусился на нечто беспрецедентное в истории, решившись на од- новременные преобразова- ния в направлении демокра- тии, рыночной экономики и подлинного федерализма. Сравнение с менее крупны- ми реформами в других об- ществах могут быть лишь частичными и вести к серь- езным заблуждениям. В- третьих, нам все еще не из- вестно, насколько большой свободой для принятия ре- шений обладал Горбачев, находясь у власти, и потому какое число неудачных ре- шений можно ему в действи- тельности приписать. Для этого нужны мемуары и ар- хивы. В-четвертых, не ис- ключено, что Горбачеву еще суждено некое продление политической жизни, которое изменит суждения о нем, как это было, например, с Чер- чиллем и де Голлем. Но самое главное, мно- гое зависит от того, чем обернутся великие преобра- зования, начатые им, в по- следующие годы и десяти- летия. Если Россия станет преимущественно демокра- тическим государством с процветающей рыночной экономикой, по-доброму со- существующим с бывшими республиками, то историки придут к выводу, что Горба- чев был величайшим лиде- ром XX в., предпринявшим 222 ПЕРЕСТРОЙКА ГОРБАЧЕВА преобразование своей об- ширнейшей страны. Но если Россия будет ввергнута в новую деспотию с прожор- ливой государственной эко- номикой и милитаризмом, то скорее всего его расценят как еще одну трагическую фигуру в длительной рос- сийской истории провалив- шихся реформ. Лично я склонен считать Горбачева одним из вели- чайших реформаторов этого столетия и самым великим реформатором в истории России. Противопоставив се- бя многовековому россий- скому и советскому опыту, он сознательно вознамерил- ся освободить общество от политического и экономиче- ского засилья государства и преуспел на этом пути го- раздо больше, чем кто-либо мог себе вообразить. Кстати, многие нынешние критики горбачевских внутренних ре- форм - это люди, которые раньше считали, что ему не удастся ничего изменить. Кроме того, Горбачев мимо- ходом привел Россию ближе к реальному демократиче- скому процессу, чем это удавалось кому-либо преж- де. Он смог убедить консер- вативную элиту в необходи- мости перехода к рынку и приватизации. А догма мо- нополистического государ- ственного хозяйства была лишь одной из потрясенных им ортодоксии, и это был подвиг, обеспечивший но- вым реформаторам полити- ческий капитал на пред- стоящие годы, Кроме того, в отличие от любого другого лидера, царского или совет- ского, Горбачев предложил обсудить судьбу Российской империи вместе с населяю- щими ее народами. И делая все это, он сумел избежать крупных кровопролитий, за что надо отдать должное его вере в то, что радикальные цели должны подкрепляться центристской тактикой и консенсусом. Наконец, Гор- бачев добился всего этого вопреки куда большей оппо- зиции, чем это нам известно. Популярные комментаторы вменяют ему в вину то, что он двигался недостаточно быстро и не принимал более мужественных шагов. Но о лидерах надо судить в свете того, какие препятствия им пришлось преодолеть. А есть множество свидетельств, что горбачевские реформы - от капитального ремонта поли- тико-экономической системы до переговоров с Соединен- ными Штатами и ухода из Афганистана - встречали действительное сопротив- ление, даже саботаж со сто- роны политических сил на всех уровнях в партии и го- сударстве. 223 ПЛЮРАЛИЗМ ПЛЮРАЛИЗМ (от латинско- го pluralis - множествен- ный) - политологический термин, означающий много- образие интересов, взгля- дов, позиции, партий, обще- ственных сил, открыто про- являющихся в западной плюралистической демокра- тии. Наиболее существенны: плюрализм мнений (идей- ный плюрализм) и политиче- ский плюрализм, связанные друг с другом, но отнюдь не тождественные. Плюрализм мнений, сво- бода мысли, право на ина- комыслие - все это почти одинаковые обозначения од- ного из важнейших, а вместе с тем элементарнейшего права или свободы совре- менного человека - права мыслить так, как считаешь нужным, свободно судить обо всем, с чем тебя сталки- вает жизнь. Для граждан демлкратического общества (идет ли речь о Западе или Востоке), давно распола- гающих этим правом, здесь нет особой проблемы. Иначе обстоит дело с нашими гра- жданами. На протяжении многих десятилетий они бы- ли лишены или почти лише- ны этого права. Стоявшая у кормила власти партийно-государ- ственная бюрократия, опа- саясь за свою еще при И.Сталине узурпированную у рабочего класса, трудящих- ся власть, боялась и инако- мыслия, и политического плюрализма. Не очень-то разбираясь в их отличиях, номенклатура чутьем пони- мала, что любой плюрализм - будь то идейный или по- литический - угрожает ее монополии на узурпирован- ную власть. Ведь без идей- ного плюрализма нельзя было даже поставить во- прос: кому же власть при- надлежит и принадлежит ли она народу? А без политиче- ского плюрализма нельзя вести борьбу за возвраще- ние этой власти народу. Принцип номенклатуры: "Чем меньше своих мнений, тем больше единомышленни- ков". Бюрократия и ее идео- логи создали целые тома псевдоаргументов, начиная от "безыдейности и идеоло- гического капитулянтства" и кончая "политической над- классовостью и всеядно- стью", чтобы, размахивая этими красными тряпками, заклеймить и запретить идейный и политический плюрализм как опаснейшее "антисоциалистическое изо- бретение буржуазии", как нечто чуждое научной опре- деленности. Если увязывать плюра- лизм как многообразие с по- литической и идеологиче- 224 ПЛЮРАЛИЗМ ской жизнью общества, то нужно сказать, что кроме самого понятия нет плюра- лизма вообще, а есть кон- фетный плюрализм, будь то сфера идей, мнений или сфера интересов, политики. Идейный плюрализм или плюрализм мнений - это вечная, естественная форма человеческого разномыслия, без которой невозможно са- мо поступательное развитие человечества. В каждой об- ласти и в любой сфере каж- дый человек, будучи по- своему уникальным, обла- дает своим уровнем знаний и неповторимым опытом, у людей не одинаковы и умст- венные способности, а по- тому в каждый данный мо- мент каждый имеет свое мнение, свое суждение по тому или иному вопросу, от- личающееся всем или чем-то от мнения других. Это есте- ственное инакомыслие, и его результаты - величайшее достояние человечества, его повседневный мыслитель- ный фонд, неисчерпаемый резервуар знаний. Политический плюра- лизм - продукт социально- разделенного общества, его политических отношений, условие его прогресса. Суть данного феномена заключа- ется в объективной обу- словленности различия ин- тересов разных социальных групп, классов, слоев, а сле- довательно, в многообразии этих интересов и форм их выражения в политической сфере. Плюрализм интере- сов в классовом обществе неустраним, если даже по тем или иным причинам субъективного рода разли- чие интересов игнорируется и не допускаются никакие официальные, законом при- знанные формы их выраже- ния и защиты. Тот и другой плюрализм различаются между собой как по времени и условиям своего существования, так и предметно, имеют своим со- держанием разные элементы общественной жизни, ее раз- личные аспекты. Но есть разница не только эта, но и государственно-правовая. Идейный плюрализм как личное достояние юридиче- ски неподсуден в правовом государстве. Сегодня ни в одном цивилизованном об- ществе не судят и не нака- зывают за разномыслие, за мнение, не совпадающее с официальным, т.е. за ина- комыслие. Такое мнение - дело убеждений каждого, его личное достояние, которое не может быть подвергнуто запрету или насильственно- му изменению. Именно этого элементарного демократи- ческого принципа никогда не понимала и не признавала 225 ПЛЮРАЛИЗМ партийно-государственная бюрократия, старавшаяся распространить свою власть даже на мысли людей. Так было и при И Сталине, и при Н.Хрущеве, и при Л. Брежне- ве, и при К.Черненко, хотя меры на разных этапах бю- рократы применяли разные. В отличие от различия мнений политический плю- рализм как различие инте- ресов и форм их выражения и защиты не всегда непод- суден. Сегодня любое циви- лизованное государство, за- щищающее избранную его гражданами форму челове- ческого общежития, прибе- гает к мерам и действиям по защите от распада, насиль- ственного разрушения из- бранных, конституционно за- крепленных общественно- политических форм, наказы- вает тех, кто нарушает за- кон. А это случается там и тогда, где и когда инакомыс- лие и разномыслие сопро- вождаются действиями или превращаются в действия, противоречащие закону. Ес- ли, например, политический плюрализм как объективно обусловленная разность ин- тересов и политических пози- ций организационно оформ- ляется и реально выражает- ся, и данный процесс связан с неразрешенными организа- циями и неконституционными действиями, то он преследу- ется по закону (в этом неза- конном своем выражении). Нельзя отрицать прямую связь между идеологическим и политическим плюрализ- мом. Ведь несовпадающие интересы порождают наибо- лее острые идейные споры и идеологическое разномыс- лие, а оно, в свою очередь, ведет к политическому плю- рализму, стремящемуся со- ответствующим образом оформиться, выразиться, реализоваться. И тем не ме- нее существует тонкая грань, отделяющая одно от другого, разрешенное от недопусти- мого, законное от подсудно- го, чего иные руководители не замечают, а то и не по- нимают. Не видеть этой гра- ни недопустимо. Жизнь идет вперед, культура общая и политическая растет, а вме- сте с ней вчерашние "забитые" граждане сегодня становятся политическими активистами и лидерами, чутко улавливающими то, что еще недавно казалось незаметным, что в условиях политизации общества и наэлектризованности граж- дан приводит к тому, что граждане остро реагируют на любой недемократизм, на всякую несправедливость. Все это говорит о том, что, чем живее, многообраз- нее, плюралистичнее поли- тическая жизнь общества, 226 ПЛЮРАЛИЗМ тем острее она требует от власть имущих обдуманных, взвешенных реакций и на многообразие мнений, и на политический плюрализм, все больше находящий вы- ражение в своей развитой форме - многопартийности. Плюрализм*. Другая школа политологов - плюралисты - утверждает, что правле- ние в Америке осуществля- ется не единой элитной группой, а несколькими, то есть множеством таких спе- циализированных и конкури- рующих между собой групп. Причисление к этим влия- тельным группировкам зави- сит от течения времени и складывающихся обстоя- тельств. Оппозиционные де- ловые круги и руководители союзов, например, могут объединяться для совмест- ной поддержки высоких по- шлин на иностранные това- ры, но противостоять друг другу в вопросе о контроле над заработной платой и вовсе не принимать участия в спорах, относительно обеспечения школ автобус- ным транспортом. Конкурен- ция между несколькими * Данная статья - извлечение из американского учебника по полито- логии Майкл Дж.Роскин и дp. Вве- дение в политологию, Нью-Джерси, 1988. группами не позволяет дру- гим лицам или группировкам добиться контроля над по- литической системой. Плю- ралисты считают, что поли- тические решения являются результатом торга и конку- ренции между группами. В соответствии с этим взгля- дом правительство выпол- няет роль арбитра, следя за тем, чтобы группы с различ- ными интересами соблюда- ли "правила игры". Роберт Даль, среди про- чих, утверждает, что такая плюралистическая система является истинно демокра- тической в том смысле, что отдельные личности и мень- шинства имеют возможность оказывать влияние на при- нятие решений посредством участия в выборах и заинте- ресованных группировках. Ни один общественный дея- тель не может позволить себе игнорировать своих избирателей. Если люди, имеющие свою определен- ную позицию по какому-либо конфетному вопросу, объе- диняются в группу и открыто заявляют о своем мнении, и если их точка зрения будет считаться законной боль- шинством избирателей, их представители в органах власти непременно отреаги- руют. В американской поли- тической системе, пишет Даль, "все активные и за- 227 ПЛЮРАЛИЗМ конные группы населения могут заставить услышать себя на определенном, ре- шающем этапе принятия решения". Таким образом, плюралисты полагают, что правление в Америке осу- ществляется множеством групп, контролирующих друг друга в процессе открытой конкуренции. Кто правит Америкой? Ни сторонники элитизма, ни плюралисты не согласны с традиционным изображени- ем Америки, как популист- ской демократии, которой управляет простой человек. Сторонники обоих направ- лений сходятся во мнениях в том, что политические реше- ния принимаются не средним американцем, а небольшой группой людей, как правило, достаточно обеспеченных и имеющих хорошее образо- вание и связи. Однако сто- ронники элитизма и плюра- листы резко расходятся в вопросе относительно спло- ченности элиты и участия народа в выборах и заинте- ресованных группировках. Элитисты считают, что "люди наверху" работают сообща, а выборы и заинте- ресованные группы имеют, по большей части символи- ческий характер. Плюрали- сты же доказывают, что те, кто стоит у власти, сильно соперничают между собой и что проведение выборов и наличие заинтересованных групп дает представителю среднего класса возмож- ность доступа в систему. <...> Плюралисты часто при- водят в пример Новый курс как свидетельство того, что люди могут оказывать влия- ние на правительство. Сто- ронники элитизма с ними не соглашаются. Сам Рузвельт был выходцем из высших слоев общества. Он увидел, что "крутой индивидуализм" капиталистов раннего пе- риода потерпел неудачу в годы Великой депрессии, и осознал, что элита смогла бы в большей степени отра- жать мнение всего общест- ва, если бы она заняла его правящую позицию. Новый курс основывался на усиле- нии действия принципа "по- ложение обязывает", и свя- занные с ним новые подхо- ды привели непосредствен- но к более активному уча- стию Америки в междуна- родных делах в качестве оплота демократии и опо- средованно - к росту воен- ной силы. <...> Сторонники плюрализма настаивают на том, что оп- ределенные группы людей все же могут оказывать влияние на деятельность правительства и корпора- ций. Если президент или мэр 228 ПЛЮРАЛИЗМ назначит в правительствен- ное учреждение скомпроме- тировавших себя деятелей, то на выборах избиратели проголосуют против него. Точно так же люди могут от- казаться покупать автомо- били, не соответствующие требованиям безопасности, или различными способами поддерживать лоббистские группировки в конгрессе. Сто- ронники элитизма считают, что общественное давление - посредством участия в выборах или воздействия на определенные заинтересо- ванные круги - практически не оказывает влияния на тех, кто находится у власти. <...> Плюралистическая точ- ка зрения. Плюралистиче- ский взгляд на Америку большей частью основан на понимании демократии Мэ- дисоном. Мэдисон считал, что власть развращает лю- дей и что государственные чиновники склонны к узурпи- рованию власти, если не существует определенной системы ограничения их полномочий. "Одна амбиция должна нейтрализовать дру- гую амбицию",- писал Мэ- дисон. Разработанная им и его последователями кон- ституционная система раз- деления законодательной исполнительной и судебной властей предназначена для ограничения власти отдель- ных лиц и их возможностей действовать в угоду тем, чьи интересы они представляют. Мэдисон также считал, что классовый конфликт в обществе неизбежен и что он обладает потенциальной разрушительной силой: "Соб- ственники и неимущие все- гда будут образовывать в обществе группы с опреде- ленными интересами". В любой момент неимущее большинство может вос- стать, угрожая таким обра- зом имущему меньшинству. Посредством довольно слож- ных доказательств Мэдисон пришел к выводу о том, что для того, чтобы защитить меньшинство, необходимо распространить избиратель- ное право на все население страны. Несхожесть слоев американского общества, счи- тал он, не позволит боль- шинству узурпировать власть. "Привлеките народ к более активному участию в поли- тической жизни, и вы полу- чите большее количество политических партий и инте- ресов; при этом значительно снижается возможность то- го, что у большинства насе- ления появится общее по- буждение ущемлять права других граждан, если же та- кое побуждение все-таки воз- никнет, то те, кого оно объе- диняет, не почувствуют свою 229 ПЛЮРАЛИЗМ сипу и не смогут действовать в согласии друг с другом". Роберт Даль в своей кни- ге "Введение в теорию де- мократии" утверждает, что Америка действительно дер- жится на системе сдержек и противовесов, хотя происхо- дит это не совсем так, как предсказывал Мэдисон. Соз- датели Конституции предпо- лагали, что палата предста- вителей будет органом, вы- ражающим волю народа, ор- ганом радикального, попули- стского мышления и что пра- во президента накладывать вето будет ограничивать полномочия палаты предста- вителей. Согласно Далю, на самом деле все наоборот. Президент определяет политический курс страны, он создает новые законы, а также выступает в качестве представителя националь- ного большинства, в то вре- мя, как деятельность Кон- гресса все больше напоми- нает вето на решения пре- зидента - вето, которое на- кладывается, чтобы защи- тить интересы тех групп, чьи привилегии ставятся под угрозу курсом, проводимым президентом. <...> Децентрализованная власть. Плюралисты счита- ют, что существуют веские доказательства того, что между влиятельными лица- ми и группами существуют серьезные разногласия и даже конкуренция, причем это в равной степени каса- ется и правительства, и ча- стного сектора экономики. Конгресс иногда отвергает предложенные президентом кандидатуры на высшие правительственные должно- сти и некоторые его законо- дательные проекты. <...> Отчетность перед из- бирателями. Плюралисты ка- тегорически отвергают мысль о том, что выборы являются просто "символическим дей- ствием". Все избранные служащие должны периоди- чески встречаться со своими избирателями, что оказыва- ет реальное влияние как на их политические решения, так и на их личное поведе- ние в своем учреждении. Даль пишет: "Принимая ре- шения в отношении одобре- ния или отклонения полити- ческого курса, выбранные чиновники постоянно помнят о реальном или воображае- мом предпочтении, отдан- ном им их избирателями". <...> Почему многие амери- канцы столь апатичны? В соответствии со взглядами плюралистов, отказ от голо- сования, прежде всего, яв- ляется выражением "молча- ливого согласия", а не при- знаком разочарования в по- литической системе. И хотя 230 ПОЛИТИКА некоторым незначительным группам людей могли вос- препятствовать отдать голо- са, все же большинство тех, кто отказывается голосо- вать, просто в большей сте- пени заняты своими домаш- ними, семейными и служеб- ными делами, чем полити- кой. И только когда создает- ся угроза их благополучию (например, безработица), политически пассивные гра- ждане образуют заинтере- сованные группы и приходят голосовать; в противном случае они оставляют при- нятие решений на усмотре- ние экспертов. Таким обра- зом, выборы можно опреде- лить как сочетание выраже- ния воли заинтересованного меньшинства и молчаливого согласия большинства. Го- лосующие и неголосующие граждане оказывают влия- ние на тех, от кого зависит принятие политических ре- шений, даже если они не имеют над ними непосред- ственного контроля. ПОЛИТИКА (от греческого слова politika - госуда- рственное или обществен- ное дело, polis - город-го- сударство) - понятие, обо- значающее отношения, взгля- ды (концепции) и действия в связи с определенным госу- дарственным устройством; сфера деятельности возни- кающая в социально-диф- ференцированном обществе при наличии государства. Ядром этой сферы челове- ческой жизнедеятельности являются отношения и дей- ствия, связанные с завоева- нием, удержанием и исполь- зованием государственной власти, участием в формиро- вании такой власти, в опре- делении форм, задач и со- держания ее деятельности. Вопреки марксистским вульгаризаторам, выводя- щим политику из наличия классов и их борьбы, в дей- ствительности политика воз- никает вместе с возникнове- нием государства и сущест- вует вместе с ним, незави- симо от того, есть ли в об- ществе классы и классовая борьба. Хотя, разумеется, там и тогда, где и когда на- лицо антагонистические клас- сы и государство, когда го- сударство является допол- нительной - политической - силой экономически гос- подствующего класса, борь- ба между классами-про- тагонистами неизбежно об- ретает характер борьбы за государственную власть, за осуществление им опреде- ленных действий, т. е. харак- тер политической борьбы. Не менее бесплодными представляются и противо- 231 ПОЛИТИКА положные попытки - ото- рвать политику от государ- ства и интересов социаль- ных групп, изобразить в ка- честве политики любую форму управления людьми: при таком подходе политика непозволительно расширя- ется, ибо тогда любые уп- равленческие действия (вну- три семьи, на стройке, на охоте, в учреждении или ар- мии) объявляются полити- кой, что неверно. Связывая политику с от- ношениями и действиями людей, социальных групп по удержанию, завоеванию и использованию государст- венной власти, было бы не- верно считать, что тем са- мым преодолены все слож- ности с определением поли- тики. Сегодня трудно на- звать другое понятие, кото- рое вызывало бы столько споров и недоразумений в политической науке, как по- нятие самой политики - объекта и предмета изуче- ния политологии. Не будет преувеличением сказать, что сам вопрос о сущности по- литики многих политологов заводит в тупик. И это не случайно: не будучи в со- стоянии диалектически по- дойти к природе самих поня- тий, не учитывая того, что существуют понятия, охва- тывающие не одно-два, а целый комплекс органически переплетенных связей, от- ношений и качеств, многие политологи теряются перед этой многоплановостью. Од- ни говорят о политике как о реальных отношениях лю- дей по поводу государствен- ной власти, другие называют политикой взгляды и кон- цепции о государственном устройстве и его совершен- ствовании, третьи видят в политике умение или искус- ство государственного управ- ления, четвертые заявляют, что политика - это концен- трированное выражение эко- номики и т.д. и т.п. Обилие самых разнообразных ха- рактеристик политики, кото- рые при поверхностном взгляде кажутся оторванны- ми друг от друга и не своди- мыми к какому-то общему знаменателю, и является, на мой взгляд, первопричиной алармистских настроений при попытках дать опреде- ление политики. Не отрицая сложности задачи, было бы неверно поддаваться паническим на- строениям. Гораздо важнее применить к политике сис- темный анализ, абстрагируя шаг за шагом ее конкретные аспекты и характеристики с тем, чтобы таким путем по- лучить более полное пред- ставление о той системе органически переплетенных связей, отношений и ка- 232 ПОЛИТИКА честв, которые во всей сво- ей совокупности и выража- ются понятием "политика". Трудно оспорить, что наиболее общим является представление о политике как понятии, характеризую- щем всю сумму реальных отношений граждан данного общества и его социальных групп по поводу сущест- вующего в нем государст- венного устройства. Это, прежде всего, отношения гос- подства и подчинения между государством и его поддан- ными, а также конкуренция и прямая борьба граждан и со- циальных групп по поводу ис- пользования государственной власти в своих интересах, взаимодействия и противо- борства общественных сил в связи с конкретными дейст- виями государственных орга- нов, его целей и используе- мых средств, т.е. по поводу государственной политики. Если реальные отноше- ния граждан и социальных групп вокруг действий госу- дарственной власти состав- ляют самый первый, непо- средственный слой полити- ки, то ее "второй слой" включает совокупность взглядов, концепций, уста- новок, отражающих, ос- мысливающих как реальные политические отношения, так и пути развития госу- дарства, т.е. все то, что со- ставляет политику как специфическую форму об- щественного сознания в отличие, скажем, от право- вой или религиозной форм сознания. Естественно возникает вопрос: что составляет глав- ное содержание политиче- ской формы сознания, да и самой политики, есть ли здесь какая-либо путеводная нить Ариадны, которая по- зволила бы во всем много- образии выражаемых в по- литике устремлений выбрать главные, ключевые? Да, есть! Это - экономические интересы граждан, социаль- ных групп. Именно они ле- жат в основе политики, в силу чего сама политика в значительной мере и явля- ется концентрированным выражением экономики. Ес- ли не вульгаризировать этот тезис, то он позволяет са- мые абстрактные политиче- ские баталии, противоборст- ва возвышенных целей и высоких идеалов опускать на землю, обнаруживать за ними вполне конкретные экономические интересы и материальные устремления. Может показаться, что перечисленными характери- стиками уже охвачены все основные стороны, аспекты политики как общественного 233 ПОЛИТИКА явления, но это не так, ибо политика не есть нечто без- личное, "ничейное". Кон- кретная политика - всегда результат сознательного вы- бора самих политиков, кото- рые, хорошо или плохо учи- тывая общественные по- требности и расстановку сил в обществе, из многих вари- антов удовлетворения на- зревших потребностей стре- мятся выбрать наилучший. И здесь политика выступает как искусство, как искусст- во возможного, как профес- сиональное умение (или не- умение) правильно опреде- лить политические задачи, выбрать средства, при- нять необходимые решения и обеспечить их выполне- ние. Сфера политики как искусства - весьма широ- кая сфера, ибо она в ходе анализа охватывает все стороны политики, полити- ческих отношений, решений и действий, но рассматрива- ет их под своим специфиче- ским углом зрения - через призму оценки, сравнения имевшихся политических возможностей, сделанного политиком выбора, удач и неудач в реализации приня- тых решений, через сопос- тавление итогов с задуман- ным и обещанным. Разумеется, данным пе- речнем разных сторон поли- тики, характеристикой ее неодинаковых аспектов во- все не исчерпывается вся суть политики (остается, скажем, соотношение поли- тики и экономики; верно ли, что политика имеет первен- ство перед экономикой и почему; остается связь по- литики и идеологии; полити- ческой теории и государст- венной практики; проблема судеб государства и полити- ки и т.д.).Но все же можно утверждать, что взятая в совокупности, в единстве даже только названных сто- рон и аспектов политика все же выступает как вполне оп- ределенное общественное явление, не растворимое в других социальных явлениях и не отождествляемое с ни- ми. Само собой разумеется и то, что наука о политике, политология, если она дей- ствительно претендует на аккумуляцию знаний о поли- тике, должна стремиться дать представление и о всей совокупности аспектов са- мой политики и системати- ческое знание хотя бы ее главных аспектов. Политика*. С тех пор, как на- чалось систематическое изу- * Данная статья под названием "Определения политики" (Polit- begriffe) первоначально была опуб- ликована в немецкой энциклопедии 234 ПОЛИТИКА чение политики, т.е., по суще- ству, со времен Аристотеля и Макиавелли, предпринимают- ся все новые попытки опре- деления политики. "Вся политика - это ис- кусство, - так начинает X. фон Трайчке свой труд "Политика" (1897). "Она движется в мире историче- ских деяний, видоизменяет- ся и порождает новые обра- зования в то время, как мы говорим о ней. Поэтому лю- бая теория не будет свобод- на от недостатков". За вре- мя, прошедшее с тех пор, как были произнесены эти слова, знаменующие отказ от любой политической нау- ки в пользу искусства госу- дарственных деятелей, по- литика, хоть и стала наукой, но до сих пор не достигнуто единство относительно по- нятия "политика". Спорным остается вопрос о том, что же, собственно, является сущностью политики: власть, конфликт, господство, поря- док или мир. Многочисленные проти- воположные определения политики можно классифи- цировать попарно в трех ас- пектах. 1. "Правительственные" - "эмансипаторские". Ис- Stаat und Politik. Bonn. 1991. S.490- 492. Автор - У. фон Алеманн (Германия). ходя из представления о "государственном искусст- ве", сформулированного еще Трайчке, в центре опреде- ления политики как действия правительства находятся по- нятия "управление", "гос- подство", "власть" и "иерар- хия". "Политика - это наука о целях государства и о наи- лучших средствах их дости- жения", - такое определе- ние было дано в словаре Брокгауза в начале века (1903, т.13). Потом А Берг- тики: "Под политикой мы понимаем искусство органи- зовать и осуществлять руко- водство группами людей" О.К.Флехтгейм (1958) объе- динил понятие государства и понятие власти: " Политичес- кую науку можно определить как специальное направле- ние социальных наук, кото- рое объективно-критически исследует государство в ас- пекте власти, а также все остальные феномены вла- сти с привлечением иных целей, причем исследует в той мере, в какой эти фено- мены власти более или ме- нее непосредственно связа- ны с государством". В поли- тологии разных стран "власть" - это одна из важнейших категорий поли- тики, хотя и подвергающаяся критике. Ведь несмотря на все попытки, начиная с Мак- 235 ПОЛИТИКА са Вебера, конкретизировать это понятие, трудноулови- мый, аморфный характер власти представляет собой проблему для фиксирующей свое внимание на власти политологии, которой грозит опасность стать "техниче- ским пособником власти и властителей" (Зонтхаймер, 1952). Поэтому понимание политики как действий, на- правленных на эмансипа- цию, выделяет аспект огра- ничения власти путем уча- стия, равенства, демократи- зации. "Практико-критиче- ская политическая наука на- целивает на политическую теорию, интегрирующую ре- зультаты общественной кри- тики. Понятие демократии становится для нее основ- ным при анализе политиче- ски значимых, господствую- щих структур общества" (Каммлер, 1958). 2. "Нормативные" - "дескриптивные". Различ- ные измерения понятия по- литики - это не исключаю- щие друг друга категории, ведь и упомянутое понятие демократии относится к нормативным категориям. Более ярко это демонстри- руют такие определения, как "политика есть борьба за справедливый порядок" (Зур, 1950), "политическая наука - это наука о свобо- де" (Нойманн, 1950) или "предметом и целью поли- тики является мир. Мир - эта абсолютно политическая категория" (Штернбергер). Нормативное значение политики (т.е. чем она долж- на быть, каковы ее цели) поднимается до уровня ос- новной политической кате- гории. При этом, как демон- стрирует, прежде всего, по- нятие "справедливого по- рядка", часто предлагаются гармонизирующие представ- ления о всеобщем благе, которые предпосылаются политической этике. Подобное заострение внимания политологии на нормативности подвергается критике со стороны авторов, представляющих чисто де- скриптивное определение политики. "Политика - это общественная деятельность, направленная на обязатель- ное регулирование общест- венных конфликтов с помо- щью ценностей",- так Г.Лембрух (1968) перевел на немецкий язык распростра- ненное системное опреде- ление политики, данное прежде Д.Истоном. 3. "Ориентированные на конфликт" - "ориентиро- ванные на консенсус". Упо- мянутая выше системная теория исходит из конфлик- та, как основного факта по- литики. Теории конфликта (представленные, например 236 ПОЛИТИКА Л.Козером или Р.Дарен- дорфом) усматривают в нем основную пружину любого социального изменения, в отличие от прежних теорий гармонии, согласно которым только консенсус может привести ко всеобщему бла- гу. Предпосылкой использо- вания конфликта как основ- ной категории в либераль- ных политических теориях является, впрочем, сущест- вование гибкой и потому стабильной структуры прин- ципов мирного урегулирова- ния конфликтов между соци- альными группами. Созда- ние этой структуры возмож- но в плюралистическом об- ществе, в условиях предста- вительной парламентской демократии, характеризую- щейся взаимодействием пар- тий и групп интересов. Марксистское понимание политики также базируется на конфликте, однако оно подвергает критике либе- рально-плюралистические теории за их якобы антиис- торический характер, защиту существующего строя и под- чинение определенным ин- тересам, за отсутствие со- мнений в существующих правилах игры. "Политика - это борьба классов и их пар- тий, государств и мировых систем за осуществление их социально-экономически обу- словленных интересов и це- лей" (Клаус, Бур, 1975). Участники проходивших в последние годы политоло- гических дискуссий прекра- тили поиски определения политики и рассматривают политику в обществе как многомерную структуру. С этой точки зрения, по- литика имеет, во-первых, институциональное измере- ние, установленное с помо- щью конституции, правового порядка и традиций. Прави- тельства, парламенты, суды, комитеты и ведомства, шко- лы и корпорации - четко просматриваемые институты конституционного правового порядка. Основы политиче- ского волеизъявления также закладываются через инсти- туты: выборы, право на сво- боду мнений, партии и сою- зы. Два остальных измере- ния политики - содержание и осуществление - устанав- ливаются в форме институ- тов; границы ее действия также определяются институ- тами. В английском языке это институциональное измере- ние политики обозначается термином "роlitу". Во-вторых, политика име- ет нормативное содержа- тельное измерение, указы- вающее на цели, задачи и предметы политики. Форми- рование политики и выпол- нение ею задач зависит от 237 ПОЛИТИКА интересов, имеющихся в обществе. Так как эти инди- видуальные, материальные и идеальные интересы чрез- вычайно многообразны, ан- тагонистичны и противоре- чивы, содержательная сфе- ра политики наполнена кон- фликтным материалом. Со- держательное измерение по- литики в английской терми- нологии обозначается тер- мином "роliсу". В-третьих, политика имеет процессуальное из- мерение, направленное на передачу интересов с помо- щью конфликта и консенсу- са. Этот постоянный про- цесс политического воле- изъявления нельзя понять только путем изучения ин- ститутов или содержания политики. Следует учиты- вать все формы власти и ее осуществления, формаль- ные нормы конституционно- го правового порядка, а так- же неформальные и скры- тые. Для третьего измерения политики английский язык предлагает термин "politics". Все вместе - "polity", "policy" и "politics" - со- ставляют то, что можно на- звать политикой. Итак, поли- тика - это тройной принцип, определяемый в институ- циональном, нормативном и процессуальном аспектах. Не все в обществе имеет политический характер, но почти все может иметь по- литическое значение, будучи связанным с одним из трех принципов. Политика*. Что мы по- нимаем под политикой? Это понятие имеет чрезвычайно широкий смысл и охватыва- ет все виды деятельности по самостоятельному руково- дству. Говорят о валютной политике банков, о дисконт- ной политике Имперского банка, о политике профсою- за во время забастовки; можно говорить о школьной политике городской и сель- ской общины, о политике правления, руководящего корпорацией, наконец, даже о политике умной жены, ко- торая стремится управлять своим мужем. Конечно, сей- час мы не берем столь ши- рокое понятие за основу на- ших рассуждений. Мы наме- реваемся в данном случае говорить только о руково- дстве или оказании влияния на руководство политиче- ским союзом, то есть в наши дни - государством. <...> Итак, "политика", судя по всему, означает стремле- * Данная статья Макса Вебера является извлечением из его книги: Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произве- дения. М . 1990, с.644-735. 238 ПОЛИТИКА ние к участию во власти или к оказанию влияния на рас- пределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает. В сущности, такое пони- мание соответствует и сло- воупотреблению. Если о ко- ком-то вопросе говорят: это "политический" вопрос, о министре или чиновнике: это "политический" чиновник, о некотором решении: оно "политически" обусловлено, то тем самым всегда подра- зумевается, что интересы распределения, сохранения, смещения власти являются определяющими для ответа на указанный вопрос, или обусловливают это реше- ние, или определяют сферу деятельности соответствую- щего чиновника. Кто зани- мается политикой, тот стре- мится к власти: либо к вла- сти как средству, подчинен- ному другим целям (идеаль- ным или эгоистическим), ли- бо к власти "ради нее са- мой", чтобы наслаждаться чувством престижа, которое она дает. Отметив, что у господ- ства имеется три вида внут- ренних оправданий, Макс Вебер писал: "В данном случае нас интересует, пре- жде всего, второй из них: господство, основанное на преданности тех, кто подчи- няется чисто личной "ха- ризме" "вождя". Ибо здесь коренится мысль о призва- нии (Вeruf) в его высшем выражении. Преданность харизме пророка или вождя на войне, или выдающегося демагога в народном собра- нии (Ekklesia) или в парла- менте как раз и означает, что человек подобного рода считается внутренне "приз- ванным" руководителем лю- дей, что последние подчи- няются ему не в силу обычая или установления, но пото- му, что верят в него. Правда, сам "вождь" живет своим делом, "жаждет свершить свой труд", если только он не ограниченный и тщеслав- ный выскочка. Именно к личности вождя и ее качест- вам относится преданность его сторонников: апостолов, последователей, только ему преданных партийных при- верженцев. В двух важней- ших в прошлом фигурах с одной стороны, мага и про- рока, с другой - избранного князя-военачальника, глава- ря банды, кондотьера - во- ждизм как явление встреча- ется во все исторические эпохи и во всех регионах. Но особенностью Запада (что для нас более важно) явля- ется политический вождизм в образе сначала свободно- 239 ПОЛИТИКА го "демагога", существо- вавшего на почве города- государства, характерного только для Запада, и прежде всего, для средиземномор- ской культуры, а затем - в образе парламентского "пар- тийного вождя", выросшего на почве конституционного государства, укорененного тоже тишь на Западе. Конечно, главными фи- гурами в механизме полити- ческой борьбы не были одни только политики в силу их "призвания" в собственном смысле этого слова. Но в высшей степени решающую роль здесь играет тот род вспомогательных средств, которые находятся в их рас- поряжении. Как политически господствующие силы начи- нают утверждаться в своем государстве? Данный вопрос относится ко всякого рода господству, то есть и к поли- тическому господству во всех его формах: к традици- онному, равно как и к ле- гальному, и к харизматиче- скому. <...> Политический союз, в ко- тором материальные сред- ства управления полностью или частично подчинены произволу зависимого штаба управления, мы будем назы- вать "сословие" (standisch) расчлененным союзом. На- пример, вассал в вассаль- ном союзе покрывал расхо- ды на управление и право- судие в округе, пожалован- ном ему в лен, из собствен- ного кармана, сам экипиро- вался и обеспечивал себя провиантом в случае войны, его вассалы делали то же самое. Это, естественно, имело последствия для мо- гущества сеньора (Неrr), ко- торое покоилось лишь на союзе личной верности и на том, что обладание леном и социальная честь (Ehre) вас- сала вели свою "легитим- ность" от сеньора. Но всюду, вплоть до са- мых ранних политических образований, мы находим и собственное правление гос- подина (Herr): через лично зависящих от него рабов, домашних служащих, слуг, любимцев и обладателей доходных мест, вознаграж- даемых натурой и деньгами из его кладовых, он пытает- ся взять управление в свои руки, оплатить средства из своего кармана, из доходов со своего родового имуще- ства, создать войско, зави- сящее только от него лично, ибо оно экипировано и снабжено провиантом из его кладовых, магазинов, ору- жейных. В то время как в "сословном" союзе сеньор осуществляет свое господ- ство с помощью самостоя- тельной "аристократии", то 240 ПОЛИТИКА есть разделяет с нею гос- подство, здесь он господ- ствует, опираясь либо на челядь, либо на плебеев - неимущие, лишенные собст- венного социального пре- стижа слои, которые полно- стью от него зависят и от- нюдь не опираются на соб- ственную конкурирующую власть. Все формы патриар- хального и патримониально- го господства, султанской деспотии и бюрократическо- го государственного строя относятся к данному типу. В особенности бюрократиче- ский государственный строй, то есть тот, который в своей самой рациональной форме характерен и для современ- ного государства и именно для него. <...> В ходе политического процесса экспроприации (власти. - А.Б.), который с переменным успехом разыг- рывался в разных странах мира, выступили, правда, сначала на службе у князя первые категории "профес- сиональных политиков" во втором смысле, то есть лю- дей, которые не хотели сами быть господами, как хариз- матические вожди, но посту- пили на службу политиче- ским господам. В этой борь- бе они предоставляли себя в распоряжение князьям и сделали из проведения их политики, с одной стороны, доходный промысел, с дру- гой стороны - обеспечили себе идеальное содержание своей жизни. Подчеркнем, что лишь на Западе мы на- ходим этот род профес- сиональных политиков на службе не только князей, но и других сил. В прошлом они были их важнейшим инстру- ментом для исполнения власти и осуществления по- литической экспроприации. Прежде чем заняться рассмотрением таких "про- фессиональных политиков" более подробно, надо все- сторонне и однозначно вы- яснить, что представляет собой их существование. Можно заниматься "по- литикой", т.е. стремиться влиять на распределение власти между политически- ми образованиями и внутри них как в качестве политика "по случаю", так и в качест- ве политика, для которого это побочная или основная профессия, точно так же, как и при экономическом ремес- ле. Политиками "по случаю" являемся все мы, когда опускаем свой избиратель- ный бюллетень или совер- шаем сходное волеизъявле- ние, например, рукоплещем или протестуем на "поли- тическом" собрании, произ- носим "политическую" речь 241 ПОЛИТИКА и т.д.; у многих людей по- добными действиями и ог- раничивается их отношение к политике. Политиками "по совместительству" являют- ся в наши дни, например, все те доверенные лица и правления партийно-полити- ческих союзов, которые - по общему правилу - зани- маются этой деятельностью лишь в случае необходимо- сти, и она не становится для них первоочередным "делом жизни" ни в материальном, ни в идеальном отношении. Точно так же занимаются политикой члены государст- венных и подобных совеща- тельных органов, начинаю- щих функционировать лишь по требованию. Но равным же образом ею занимаются и довольно широкие слои наших парламентариев, ко- торые "работают" на ней лишь во время сессий. <... > Есть два способа сде- лать из политики свою про- фессию: либо жить "для" политики, либо жить "за счет" политики и "полити- кой" ("VON" Dеr Politik). Дан- ная противоположность от- нюдь не исключительная. Напротив, обычно, по мень- шей мере идеально, но чаще всего и материально, дела- ют то и другое: тот, кто жи- вет "для" политики, в каком- то внутреннем смысле тво- рит "свою жизнь из этого" - либо он открыто наслажда- ется обладанием властью, которую осуществляет, либо черпает свое внутреннее равновесие и чувство собст- венного достоинства из соз- нания того, что служит "делу" (Sache), и тем самым придает смысл своей жизни. Пожалуй, именно в таком глубоком внутреннем смыс- ле всякий серьезный чело- век, живущий для какого-то дела, живет также и этим делом. Таким образом, раз- личие касается гораздо бо- лее глубокой стороны - экономической. "За счет" политики как профессии жи- вет тот, кто стремится сде- лать из нее постоянный ис- точник дохода: "для" поли- тики тот, у кого иная цель. Чтобы некто в экономиче- ском смысле мог жить "для" политики, при господстве частнособственнического порядка должны наличест- вовать некоторые, если угодно, весьма тривиальные предпосылки: в нормальных условиях он должен быть независимым от доходов, которые может принести по- литика. Следовательно, он просто должен быть само- стоятельным человеком или же, как частное лицо, зани- мать такое положение в жизни, которое приносит ему 242 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА достаточно постоянный до- ход. Так, по меньшей мере, обстоит дело в нормальных условиях. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА - продукт эволюционного и революционного развития страны, имеющий место там и тогда, где и когда в обще- стве есть государство, а следовательно, политиче- ская жизнь и политические отношения. Политическая система - это структурно изменяющаяся и развиваю- щаяся система государст- венно-правовых и общест- венно-политических инсти- тутов, учреждений и органи- заций, через посредство ко- торых стоящие у власти об- щественно-политические си- лы осуществляют свое гос- подство, вершат власть в обществе (сохраняют свой уже установленный общест- венный строй или утвер- ждают новый строй и новую форму правления, если речь идет о приходе к власти но- вых общественно-политиче- ских сил). Если попытаться диф- ференцировать это сложное образование, то придется признать, что ключевыми элементами политической системы наряду с государст- вом являются политические партии, а также политиче- ские институты, учреждения (скажем, институт монархии или институт президентской власти), организации и структуры (профсоюзы, жен- ские и молодежные органи- зации, церковь), через по- средство которых реализу- ется политическая власть и которые определяют спосо- бы и методы реализации политической власти в дан- ном обществе. Следует подчеркнуть, что, хотя политическая сис- тема в любой стране созда- ется обществом и функцио- нирует во имя его развития, сами индивиды, граждане, социальные слои, группы, классы, являясь СУБЪЕК- ТАМИ или ОБЪЕКТАМИ по- литической системы, не яв- ляются ее структурными элементами. Выполняя всюду одну и ту же роль - осуществление господства, властных функ- ций стоящей у кормила вла- сти общественно-полити- ческой силы - сами полити- ческие системы не остаются одними и теми же на разных этапах истории и в разных географических и социаль- но-экономических условиях. В связи с наличием реально- го многообразия политиче- ских систем как в историче- ском, так и в географическом плане в разных течениях общественно-политической 243 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА мысли и в разных политоло- гических школах налицо разные логические основы классификации политиче- ских систем. Марксизм, например, ис- ходил из формационного подхода в классификации политических систем, со- гласно которому каждая об- щественно-экономическая формация имеет свой гос- подствующий класс, свой тип государства, а значит и свою политическую систему (рабовладельческая, фео- дальная, буржуазная и со- циалистическая политиче- ские системы). Если такой подход и давал самую общую зарисовку или схему смены политических систем и по- зволял наметить связь между экономикой и политикой, он все же не позволял уловить многие более конкретные отличия, связанные с тем, что в рамках одного и того же типа политической системы случались весьма разные политические режимы. Политический режим -- это, прежде всего, совокуп- ность методов и способов осуществления власти, а потому он характеризует не только государственное уст- ройство, но и всю политиче- скую систему в целом. Для демократических политиче- ских систем особенно харак- терны: разделение властей (законодательной, исполни- тельной, судебной и др.), конституционность и закон- ность (правовое государст- во), наличие выборных ор- ганов государственной вла- сти в центре и на местах; здесь, как правило, наряду с существующей правительст- венной (правящей) партией имеют место и оппозицион- ные партии. Здесь провоз- глашается и реализуется равенство прав и свобод всех граждан, причем не только равенство перед за- коном, но также и равное право всех граждан на уча- стие в управлении делами государства и общества. Однако демократический режим и политическая сис- тема (ДЕМОКРАТИЯ) - не единственно возможный из существовавших и сущест- вующих. Весьма часто поли- тические системы бывают авторитарными (АВТОРИ- ТАРИЗМ), автократическими и тоталитарными (ТОТАЛИ- ТАРИЗМ), каждая из кото- рых имеет свои отличитель- ные особенности и черты, причем возникновение каж- дой из них обусловлено оп- ределенными обстоятельст- вами и имеет своих жрецов и поклонников. Поскольку демократия представляет собой наибо- лее эффективный способ решения проблем той или 244 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА иной общности, как и обще- ства в целом, то и демокра- тические политические сис- темы и демократические ре- жимы при прочих равных условиях оказываются наи- более устойчивыми, ста- бильными и результативны- ми. Главная причина этого преимущества демократиче- ских политических систем заключается в механизмах связи между политическими партиями и государством, между объектами и субъек- тами политической системы. Ведь наличие многопартий- ности, борьбы правящих и оппозиционных партий, ха- рактерное для демократиче- ской политической системы в отличие от всех других по- литических систем, позволя- ет плюрализм интересов и борьбу партий, групп, сил направлять не на разруше- ние существующих поряд- ков, а на разрешение воз- никших противоречий, на поиск наилучшего выхода из создавшейся ситуации. Было бы неверно абсо- лютизировать преимущества демократической политиче- ской системы, не видеть ее определенных недостатков: многословие при обсужде- нии необходимых законов и решений, сильно затруд- няющее быстрое их приня- тие; как правило, неэффек- тивный контроль за испол- нением принятых решений; подверженность различным влияниям, а зачастую и не- способность противостоять чуждым демократии силам (приход Гитлера к власти с использованием демокра- тизма Веймарской республи- ки). Однако как бы сущест- венны не были эти недос- татки демократической по- литической системы, ничего лучшего человечество пока не изобрело. Как показывает опыт стран Центральной и Юго- Восточной Европы, где в рамках так называемого ре- ального социализма был налицо целый веер автори- тарно-тоталитарных послес- талинских политических ре- жимов (достаточно сравнить Венгрию Яноша Кадара с Албанией Энвера Ходжа, чтобы убедиться, сколь ощу- тимой была эта разница), переход этих стран к постто- талитарному обществу был далеко не одинаковым, и эта неодинаковость во многом была связана с различиями существовавших здесь по- литических систем. В чем суть дела? В тех странах, где были налицо многопартийные сис- темы (даже если это были декоративные многопартий- ные системы) в лице неком- мунистических партий, была в сущности легальная поли- 245 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА тическая база для перегруп- пировки общественно-поли- тических сил, а тем самым и для мирной трансформации общества. Там же, где по- добной легальной основы не было, перегруппировка об- щественно-политических сил протекала более болезнен- но, что не в последнюю оче- редь стало причиной немир- ного развития здесь (ска- жем, в Румынии) революци- онных перемен. Разное ка- чество исходных политиче- ских систем в этих странах обнаруживает себя и в харак- тере демократической поли- тической системы после то- талитарного общества. Политическая система*. Понятие "политическая сис- тема" является настолько общепринятым в политике и политологии, что вроде бы не нуждается ни в каких по- яснениях. Только с этим можно связать тот факт, что монографии по националь- ным политическим системам и их сравнительному анали- зу не содержат определений политической системы. Мож- но различать два подхода к этому понятию - общий и системный. * Данная статья - извлечена из немецкой энциклопедии: Staat und Роlitik. Bonn. 1991, S. 551-554. Авто- ры - Д. Нолен, У. Вайе (Германия). В первом случае понятие политической системы вклю- чает в себя то, что прини- мают во внимание отдель- ные авторы, исходя из кон- кретного случая. В зависи- мости от времени и места оно будет иметь различное содержание, так как значи- тельные компоненты поли- тической системы варьиру- ются соответственно типу политического режима (авто- ритаризм, демократия, дик- татура) и общественной сис- темы (капитализм, социа- лизм). Системно-теорети- ческий подход позволяет дать более точное опреде- ление, так как его предста- вители исходят из опреде- ленных функций политиче- ских систем и, прежде всего, разрабатывают аналитиче- скую схему изучения всего многообразия политических систем. Первый подход, характе- ризующийся расплывчатым пониманием политической системы, противопоставляет политическую систему дру- гим феноменам и абстракт- ным категориям, например, государству, конституции и правительственной системе. По сравнению с полити- ческой системой государст- во является гораздо более абстрактной, не так легко дефинируемой категорией, имеющей иные, конституи- 246 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА рующие его черты (терри- тория, население, монопо- лия на применение силы и т.п.). Государство более долговечно. Понятие поли- тической системы более уз- кое, ограниченное, в частно- сти, формами господства, типами режима (демократия, диктатура), типами полити- ческой системы (президент- ская, парламентская), отно- шениями власти (партии, правительство) и формами общественной и политиче- ской репрезентации (плюра- лизм, корпоративизм). Конституция от политиче- ской системы отличается тем, что институциональные учреждения и положения, лежащие в основе конститу- ции, хотя и имеют значение для политического процесса, но не структурируют его пол- ностью и не охватывают его реально. Понятие конститу- ции относится к юридически- нормативному уровню, поня- тие политической системы - к эмпирико-фактическому. Правительственная сис- тема от политической сис- темы отличается тем, что в расчет берутся не только политические институты, но и реалии и изменения обще- ственной среды, исследует- ся взаимодействие между институтами и обществом. Представление о том, что в политической системе суще- ствует взаимозависимость между системой институтов и общественно-политиче- скими процессами, приводит к необходимости уточнения понятия политической сис- темы, осуществленного в системной теории. До конца 60-х гг. в за- падногерманской политоло- гии преобладало понятие правительственной системы (gouvernement). Решитель- ная замена в начале 70-х гг. этой категории на категорию политической системы яви- лось реакцией ученых и практиков на развитие со- временных индустриальных обществ западного типа с их многообразными взаимосвя- зями и возможностями дей- ствия, процессами принятия решения и их непредсказуе- мыми последствиями, а так- же на изменение среды под влиянием общества. Поли- тики осознали, что пробле- мы окружающей среды не могут быть решены без уча- стия политической системы. Структурно-функциональ- ная системная теория исхо- дила из постоянных, до- вольно простых функций политической системы по сохранению самое себя. Она преувеличивала не только возможности власти отдельного политика, но и предполагаемого политиче- ского центра. Кроме того, 247 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА она устанавливала слишком широкие связи между поня- тиями "вход" и "выход" по- литической системы. Экстен- сивное понимание политики отводило политической сис- теме слишком широкие пол- номочия, не соответствующие политической реальности. "Вход" означает влия- ние (входные величины) ок- ружающей среды на систему или ее отдельные части. С этим понятием сочетается понятие "выход", которое характеризует воздействие системы на ее среду. "Выход" одной системы мо- жет, таким образом, стать "входом" или окружающей средой другой системы. Эту пару понятий ис- пользовали и разрабатыва- ли подробнее с целью ана- лиза политической системы прежде всего Г.Алмонд (1960) и Д.Истон (1967). Ал- монд называет четыре "входные" функции полити- ческой системы: 1) полити- ческая социализация и рек- рутирование; 2) артикуляция интересов; 3) агрегирование интересов; 4) политическая коммуникация, а также три "выходные" функции: 1) нормотворческая; 2) исполь- зование правил, норм, 3) контроль за соблюдением правил, норм. Истон разде- ляет "вход" на требования, предъявляемые к политиче- ской системе (demands), и на услуги по оказанию по- мощи (supports). Они обра- зуют окружающую среду по- литической системы и обо- значают переменные вели- чины для ее сохранения или выживания (persistence). Этот подход Истон хотел использовать для рассмот- рения следующих проблем: Как политическая система может достичь своих целей? Какие изменения подводят ее переменные к критиче- ской границе? Какие реакции обнаруживает система? Ка- ковы критерии ее стабиль- ности и управляемости? С помощью каких процессов она обеспечивает себе под- держку и какие требования могут быть переработаны в "исходящие" конечные про- дукты? Так как схема ориен- тирована в конечном счете на выживание системы, то процессы политической вла- сти, влияния, слома систе- мы, изменений не анализи- руются. Поэтому политиче- ские системы не изобража- ются в конкретно-исто- рическом плане и не срав- ниваются между собой. Ис- тон не разработал свой под- ход во всех деталях, и в не- мецкой политологии при анализе внутри- и межсис- темных процессов он при- меняется скорее для иллю- страции, чем для системати- 248 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА зирования. Некоторые поли- тологи подвергали критике идеи Истона за их неисто- ричность, за приверженность абстрактным моделям; кроме того, с их точки зрения, тео- рия Истона сильно преувели- чивает независимость поли- тической системы от ее ок- ружения, особенно от эконо- мической системы. Современная концепция политической системы, со- держащаяся в структурно- функциональной системной теории, опирается, в проти- воположность своим пред- шественницам, на пред- ставления высокой степени абстракции, избегающие нор- мативных и неисторических целей. Новое в функциона- листской системной теории и ее подходе к политической системе состоит в том, что она исследует функцию соз- дания структуры. При комплексном анали- зе политической системы это означает, прежде всего, разделение политики на по- литику и управление. При- чем управление ограничива- ется принятием важных для общества решений, которым политика обеспечивает леги- тимность. В процессе услож- нения общественной систе- мы произошло дальнейшее разделение политики на по- литику как таковую, общест- венность и управление, что увеличивает возможности политической системы по принятию решений. Связь между политикой и общест- венностью осуществляется через общественное мне- ние, между общественно- стью и управлением - через право. В концепции Лумана подчеркивается, что "государство не стоит вне общества, а являются одной из его функциональных сис- тем". Недостатки этой кон- цепции таковы. Во-первых, преувеличивается автономия каждой политической под- системы. Во-вторых, допус- кается плюрализм в поста- новке и осуществлении це- лей, лишь частично одержи- ваемый с помощью эмпири- ческого анализа. В-третьих, создается основа для утра- ты индивидуумом идентич- ности. Наконец, концепция Лумана неспособна четко обозначить уменьшающуюся дифференциацию внутри политической системы. Политическая система*. Упрощающая реальность. Модель представляет собой упрощенную картину реаль- ности, которую социологи * Данная статья - извлечение из американского учебника по полито- логии: Майкл Дж. Роскин и др. Вве- дение в политологию. Нью-Джерси, 1988. 249 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА разрабатывают для того, чтобы они могли на ее при- мере пользоваться данны- ми, теоретизировать и зани- маться предположениями... По своей природе мо- дель призвана упрощать ре- альность. Модель, прибли- жающаяся по своей сложно- сти к реальному миру, мало поможет в понимании ре- ального мира, но, упрощая реальность, модель всегда рискует излишне ее упро- стить. Реальную проблему представляет определение возможностей человеческо- го ума. Мы не можем охва- тить всю имеющуюся ин- формацию сразу; мы долж- ны выбрать, какие вопросы представляют для нас инте- рес, а остальное отбросить. Но, занимаясь этим, мы рис- куем обескровить политоло- гическое исследование и проглядеть многие ключе- вые вопросы. Точно так же, когда мы встречаемся с по- литической моделью или разрабатываем собственную, не торопитесь выяснять, на- сколько далеко эта модель отстоит от реальности. Если она действительно слишком далека от реальности, от- бросьте или измените такую модель. Если между моде- лью и реальностью возника- ют противоречия всегда ру- ководствуйтесь реальностью. Политические системы. Давайте рассмотрим важный пример: модель "политиче- ской системы", которая, с одной стороны, содейство- вала нашему пониманию политики путем упрощения реальности, а с другой - в некоторых случаях отдаля- ла, отрывала нас от реаль- ности. Идея рассматривать сложные существа как сис- темы пришла к нам из био- логии. Живые существа чрезвычайно сложны и це- лостны. Сердце, легкие, кровь, пищеварительный тракт, мозг осуществляют свои функции так, чтобы поддержать жизнь. Уберите один орган, и животное погибнет. По- вредите один орган, и ос- тальные компоненты систе- мы изменят свои функции для того, чтобы восполнить работу недостающего органа и сохранить животному жизнь. Суть системного под- хода заключается в сле- дующем: вы не можете из- менить ни один из ее компо- нентов. Изменение одного компонента ведет за собой изменение других. Многие доказывают, что в модели "политической системы" политика страны должна рассматриваться и функционировать как биоло- гическая система. В соот- ветствии с моделью Истона запросы и потребности, так 250 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА называемые "вводы в сис- тему", граждан улавливают- ся правительственными слу- жащими, отвечающими за принятие решений, и преоб- разуются ими в авторитет- ные решения и действия от имени властей, - так назы- ваемые "выводы из систе- мы". Эти "выводы" оказы- вают определенное влияние на социальную, экономиче- скую и политическую жизнь, изменение которой может нравиться или не нравиться гражданам. Граждане вновь высказывают свои требова- ния - и здесь мы наблюда- ем звено "обратной связи" системы, которая может из- менить ранее принятое реше- ние. Так называемый процесс изменения решений проходит втемную и представляет со- бой "черный ящик". В некоторых случаях ме- тод моделирования "полити- ческой системы" очень близко соответствует реаль- ности. Преступность посто- янно тревожила обществен- ность Соединенных Штатов Кандидат на пост президен- та Рональд Рейган поклялся объявить войну преступно- сти, назначив на должности федеральных судей и чле- нов Верховного суда лиц, которые были бы заинтере- сованы в защите интересов граждан, а не в защите ин- тересов преступников. Став президентом, Рональд Рей- ган провел такие назначе- ния, и за несколько лет Вер- ховный суд сумел урезать права лиц, осужденных за преступления. Большинство американцев одобрило эти изменения, и обратная связь была положительной. Дру- гим примером является не- гативная обратная связь по военным проектам во время войны во Вьетнаме. Адми- нистрация Никсона развеяла гнев молодежи, завершив в 1971 г. военный проект и переведя армию на добро- вольную основу. Еще один пример связан с попытками президента Франции Франсуа Миттера- на придать экономике социа- листический характер, что повлекло за собой инфля- цию и безработицу. Фран- цузский народ, в особенно- сти деловые круги, начал громко протестовать, и Мит- теран изменил свою полити- ку, вновь повернув ее от со- циализма к капитализму. Эти изменения в политическом курсе были впоследствии усилены, когда в 1986 г. по- литические оппоненты Мит- терана из консервативной партии победили на законо- дательных выборах. Прин- цип обратной связи срабо- тал и вo Франции. Трудности политиче- ских систем. В некоторых 251 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА случаях модели политиче- ских систем бывают неудач- ными. Соответствовала ли гитлеровская Германия или сталинская Россия моделям этих систем? Есть ли какое дело диктаторскому режиму до запросов и потребностей своих граждан? Если быть точным, то всегда существу- ет ввод в систему, направ- ленный на граждан, и обрат- ная связь. Гитлеровские ге- нералы пытались уничто- жить такой "ввод", что впрочем, тоже можно рас- сматривать как вид обратной связи. Рабочие в коммуни- стических системах, плохо выполняя свои обязанности, также оказывают влияние на политику своего правитель- ства. Они требуют больше потребительских товаров, но, не желая напрягаться, они перекладывают ответст- венность за их отсутствие на правящий режим. Рано или поздно режим будет вынуж- ден держать ответ. В Совет- ском Союзе ответ сейчас (1988 г.) держит режим Горба- чева. Советские рабочие шу- тят: "Они притворяются, что они нам платят, а мы притво- ряемся, что мы работаем". Как можно моделью полити- ческой системы объяснить войну во Вьетнаме? Неуже- ли граждане Соединенных Штатов потребовали, чтобы администрация направила туда сражаться полмиллио- на солдат? Нет, совсем на- против: Линдон Джонсон одержал безоговорочную победу на выборах 1964 г. со своей антивоенной плат- формой. Мы можем исполь- зовать модель системы для того, чтобы проиллюстриро- вать, как протест американ- ской общественности против войны способствовал паде- нию популярности Джонсона и принятию им решения не выдвигать свою кандидатуру на выборах 1968 г. Вошел в действие и сработал прин- цип обратной связи, однако решение направить войска во Вьетнам было принято значительно позднее. Сле- дуя этому же принципу, как может модель системы объ- яснить уотергейтский скан- дал? Разве американские граждане требовали, чтобы члены администрации Ник- сона отдавали приказ о про- слушивании штаб-квартиры Демократической партии? Вовсе нет, но как только в 1973 г. об этом начали про- сачиваться первые подроб- ности, вступил в действие принцип обратной связи, что в конечном итоге вынудило Палату представителей выне- сти решение об импичменте. Честно говоря, в связи с моделями политических сис- тем возникает много про- блем, которые связаны с 252 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ "черным ящиком", внутри которого принимаются ре- шения об изменении преды- дущих решений или дейст- вий. В правительстве реша- ется много проблем и во- просов, которые вовсе не были инициированы гражда- нами и вообще имеют мало общего с их интересами и желаниями. Решение Джон- сока послать войска во Вьетнам отвечало требова- ниям лишь нескольких гене- ралов и близких советников. Такое решение не принесло Джонсону удовлетворения, так как являлось по сути на- рушением его предвыбор- ных обещаний. Однако к на- чалу 1965 г. он не мог боль- ше игнорировать требования своих советников, которые оказывали на его мышление значительно большее воз- действие, чем интересы и желания общественности. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ - это абстрактно-логиче- ское отражение и объясне- ние политических отноше- ний и процессов. В зависи- мости от характера отра- жаемого объекта и уровня логической абстракции раз- личают: общую политиче- скую теорию (теорию высше- го уровня или метатеорию), стремящуюся дать самую общую концепцию развития политики как общественного явления; политическую тео- рию среднего уровня - это теория, призванная дать или общую теорию какого-либо сложного политического яв- ления (теория государства, теория самоуправления, теория конфликта и т.п.) или общую концепцию вполне определенной политики (на- пример, политика в фео- дальном обществе, политика при тоталитаризме, полити- ка в рамках парламентарной республики и т.д.); полити- ческую теорию низшего уровня, имеющую своей це- лью дать концепцию разви- тия конкретного политиче- ского явления (концепция "холодной войны", "хрущев- ской оттепели" или "горба- чевской перестройки" и т.п.). Иногда под политической теорией понимают или саму политологию, или ее концеп- туальную часть. И для такого понимания имеются вполне определенные основания, состоящие в том, что, во- первых, нельзя представить действительную науку о по- литике (политологию) без определенной теоретиче- ской концепции, бросающей самый общий взгляд на по- литику, ее сущность, струк- туру и ход развития: во- вторых, сама наука о поли- тике (политология) была не- возможна до тех пор, пока 253 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ общественная мысль не создала теории или концеп- ции, раскрывающие природу основных элементов поли- тической жизни (государ- ства, общества, свободы, демократии, социальной спра- ведливости, международных отношений и т.д.); наконец, политология только тогда окончательно конституирова- лась как наука, когда разроз- ненные знания о важных эле- ментах политической жизни не были органически соеди- нены в единое целое, наи- лучшим образом отражающее политику, позволяющее ис- пользовать полученные зна- ния в практических целях. Существует много раз- личных трактовок самой природы теории, что, есте- ственно, сказывается и на понимании существа поли- тической теории. Для одних политическая теория - не что иное, как систематизи- рованный справочник по ис- тории политической мысли, набор сведений о том, кто что сказал по данной про- блеме, сопровождаемый ав- торским комментарием. В этом случае ни о какой дей- ствительной теории речь не идет, ибо никакого прираще- ния теоретических знаний о политике не происходит. Для других политическая теория есть лишь средство упоря- дочения эмпирических дан- ных, независимо от того, идет ли речь об авторской модели (Дюркгейм) или об определенной типологиза- ции (Вебер). Для третьих политическая теория - это определенная парадигма, а потому само развитие поли- тической науки - не в нако- плении позитивных знаний об объективных политиче- ских отношениях, а в рево- люционной смене парадигм (Т.Кун, 1976). Для четвертых сама политическая теория - это вовсе не сумма общих знаний, отражающих полити- ческую жизнь, а устоявшиеся по тем или иным причинам определенные стили мышле- ния (Галтунг, 1983) и т.д. Весь этот разнобой в по- нимании теории как таковой, политической теории в осо- бенности, а в связи с этим и в трактовке развития поли- тической теории и, соответ- ственно, политологии связан с утратой перечисленными авторами главного - пони- мания того, что теория, не- зависимо от степени абст- рактности ее выводов (выс- шего, среднего или низшего уровня), только тогда может претендовать на роль науч- ной теории, когда она дает приращение наших знаний об изучаемом предмете, ес- ли ею схвачены и аккумули- рованы в выводах некоторые новые связи и отношения, 254 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ имеющиеся в изучаемом объекте и ранее не отмечав- шиеся наукой, т.е. если эта теория хотя бы немного при- ближает нас к истине. Только в меру содержа- щегося в той или иной поли- тической теории и нового, и прошлого абстрактно-логи- ческого знания, отражающе- го суть политики, данная теория и может служить ин- струментом дальнейшего познания, моделью система- тизации эмпирического ма- териала и средством про- гнозирования. Все великие мыслители прошлого, внес- шие свой существенный вклад в науку о политике - будь то Платон или Аристо- тель, Макиавелли или Гоббс, Руссо или Монтескье, Вебер или Маркс - потому и заня- ли достойное место в исто- рии политической науки, что, опираясь на знания своего времени, обогащенные соб- ственным политическим опы- том, они обогатили челове- чество не умными изрече- ниями и красивыми афориз- мами, а теоретическими вы- водами, настолько далеко выходящими за пределы обобщаемого ими эмпириче- ского материала, что эти вы- воды в том или ином аспекте "работают сегодня", помо- гают нашим современникам ориентироваться в нынешней политической жизни. Сила любой, в том числе и полити- ческой, теории в том и состо- ит, что ее выводы глубже и шире того содержания, кото- рое подвергалось обобще- нию, что и позволяет выво- дам прошлого не только жить сегодня, но и указывать путь в будущее. Разумеется, у политиче- ской теории каждого (выс- шего, среднего, низшего) уро- вня свои задачи, а потому неодинакова их эмпирическая база, различаются их метода и не равноценны выводы. Для политологии как нау- ки первостепенное значение имеют две самые абстракт- ные метатеории: общая тео- рия общественного развития и общая теория политики. Иногда можно встретиться со сближением, если не отождествлением этих весь- ма разных теорий. Так, Ю.Красин и М.Лейбзон пи- сали: "Если исходить из ма- териалистического понима- ния истории, то нельзя не признать того, что и полити- ка имеет свою теорию, в ос- нове которой лежит наука об обществе, о законах его функционирований и разви- тия".* Конечно же, для по- нимания политики как обще- * Красин Ю., Лейбзон М. Револю- ционная теория и революционная политика. М., 1979, с. 8. 255 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ственного явления, как оп- ределенной стороны обще- ственной жизни огромное значение имеет наука об обществе в целом, о законах его функционирования и развития. Это важно в двух планах: во-первых, без зна- ния науки об обществе нельзя определить место политики в общественной жизни и, соответственно, место политологии в систе- ме наук об обществе. Во- вторых, не имея представ- ления о законах и принципах развития общества в целом, нельзя понять законов и принципов развития такой части общественной жизни, как политика. И все же, го- воря о политике, нельзя счи- тать, что в ее основе "лежит наука об обществе, о зако- нах его функционирования и развития", ибо политика - специфическое обществен- ное явление, имеющее свое время возникновения, не совпадающее со временем возникновения общества, свою структуру, свои законы функционирования и разви- тия. Они связаны с "законами функционирова- ния и развития общества", но по своему существу весьма специфичны, ибо часть никогда не совладает с целым. Общая политическая тео- рия (метатеория политики) как раз и должна глубоко раскрыть не только суть по- литики и закономерности ее функционирования и разви- тия, но и показать их отли- чия от законов функцио- нирования и развития всего общества, ибо развитие по- литики более дискретно, чем развитие общества. Но осо- бенно важно здесь то, что необходимо проникновение теории (политической тео- рии) во внутреннюю структу- ру политики, выявление всех ее составных элементов и аспектов и изучение всех их во всей совокупности и ор- ганическом единстве. Только таким путем можно прийти к структуре политологии как науки. Политическая теория* . По сравнению с другими соци- альными науками политоло- гия мало "нагружена" тео- рией. На случайно, что но- вые теоретические подходы в 60-е гг. были заимствова- ны из смежных дисциплин: системной теории, киберне- тики, герменевтики, структу- рализма, функционализма. * Данная статья была первона- чально опубликована в немецком тематическом словаре под назва- нием "Политическая теория": Staat und Politik. Bonn, 1991, S.541-546. Автор - Клаус фон Бейме (Германия). 256 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Политология использует и обобщающий метод социо- логии, и индивидуализирую- щий метод исторической науки, и казуистический ме- тод юридической науки. В качестве форм абстракции политология использует на- ряду с селективным описа- нием типологии также сис- темный анализ. В политологии неодно- кратно предпринимались по- пытки изучать политику ме- тодами естествознания. Принцип сравнения по сход- ству или различию воспри- нимался еще в XIX в. Дж.С.Миллем как метод ис- кусственного эксперимента, который лишь в незначи- тельной степени можно ис- пользовать в сфере соци- альных процессов. Принцип согласования применяется гораздо чаще, и это не слу- чайно, так как эксперименты в политике возможны лишь в микросфере. Движение за новую науку о политике (Чикагская школа), бихевио- ризм, критический рациона- лизм дали толчок попыткам превращения политической теории в точную науку. Кри- тический рационализм ис- пользует дедуктивные мето- ды исследования, бихевио- ризм- более эмпиричен и ориентирован скорее на ин- дуктивные способы иссле- дования. Ученые, называющие себя эмпирическими анали- тиками, принадлежат к двум основным направлениям, которые можно охарактери- зовать на примере двух со- циологов: Эмиля Дюркгейма и Макса Вебера. Подход Дюркгейма ориентирован на моделирование и прогнози- рование, подход Вебера - на типологию, сохраняющую в своих теоретических вы- водах историческую ком- плексность. Поскольку мета- теоретические исследования имеют множество ответвле- ний, то и подходы к созда- нию политической теории отличаются переплетенно- стью принципов и методов. Часть аналитиков-эмпириков настаивает, как и прежде, на таком подходе, когда теория понимается как инструмент эмпирических исследований в отличие от более широкого понимания теории Поппером и его школой. Подходы и методы мож- но избирать в соответствии с предметом. Плюрализм методов обязателен. Он мо- жет проявляться и при по- пытке создания какой-то теории. При формировании современной теории соци- альных наук теория и метод все больше различаются, хотя некоторые подходы, например, функционализм или диалектическая теория 257 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ все больше склоняются к соединению того и другого. Теория и метод связаны ме- жду собой. Теория без мето- да, контролирующего и рас- ширяющего ее, бесполезна; метод без теории, которая приводит к его осмысленно- му использованию, беспло- ден. Метод оказывает об- ратное воздействие на фор- мирование теории, однако, ввиду своей немногочислен- ности, методы в политологии довольно независимы по отношению к многочислен- ным теориям, значимость которых долина быть пере- проверена с помощью огра- ниченного числа методов. Теорию можно фальсифи- цировать, и тогда она пере- стает существовать. Метод может быть дискредитиро- ван в результате фальсифи- кации теории, но не ликви- дирован, так как один метод способен порождать много теорий одновременно. Теория не меняется про- извольно На нее оказывают влияние внешние факторы. Самое общее объяснение изменения теории состоит а том, что меняется парадиг- ма, лежащая в ее основе. Кун (1976) определял пара- дигму как "общее для чле- нов научного коллектива", то есть "сочетание мнений, оценок и методов". Про- гресс в науке нельзя пони- мать как процесс количест- венного накопления, что пы- тается доказать критический рационализм с помощью метода "проб и ошибок". Динамика изменений тео- рии в социальных науках исследована пока мало. Предпринимались попытки объяснить периодическую смену одних теорий другими сменой поколений. После победы какой-либо теории от нее начинают отпочковы- ваться различные направ- ления, наблюдается стрем- ление к деидеологизации, новое поколение начинает восставать против старой теории. Однако эта диалек- тика идеологических изме- нений лишь в незначитель- ной степени может объяс- нить образование научной теории в узком смысле сло- ва. Кроме того, политология как наука слишком молода, чтобы можно было сделать широкие обобщения. Т.С.Кун говорит об отно- сительности идеи научного прогресса и пытается пока- зать, что развитие происхо- дит не рациональным и ку- мулятивным путем, а рево- люционным. Единственное, что достойно изучения в ис- тории науки - это не столь- ко конкуренция теорий, сколько борьба парадигм при внезапном возникнове- нии нового мировоззрения 258 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ (как реакции на кризисы, ко- торые уже не могут быть разрешены с помощью со- ответствующих теорий). Од- нако победившая парадигма пытается утвердиться не столько благодаря силе сво- ей интеллектуальной убеди- тельности, сколько благода- ря завоеванию господству- ющих позиций в научной по- литике. Критические рацио- налисты, разделяющие плю- ралистическую идею Поппе- ра, выражают свое несогла- сие с этим и допускают воз- можность защиты побеж- денных парадигм со стороны отдельных меньшинств. Так, Шпиннер (1974) писал: "Чтобы иметь возможность утвердиться, теорию нужно прежде всего сохранить" и далее: "С помощью плюра- листического принципа дол- жно быть предотвращено "убийство" многообещаю- щих, только что рожденных идей, чтобы сохранить для пока побежденных точек зре- ния шанс на победу в этом соревновании". В анархист- ской теории познания П.Фейерабенда (1976) со- держится даже требование равноправного положения для всех, кажущихся на пер- вый взгляд абсурдными, идей. Понятие парадигмы, ко- торое призвано способство- вать изучению социальных основ прогресса науки, представляется пока слиш- ком многозначным. Связь между теорией и парадигмой остается неясной. Макиа- велли и Гоббс не "опе- редили" Аристотеля в той степени, в какой Коперник опрокинул представление о мире Птоломея. Идеи Ари- стотеля продолжают жить в политической теории, нахо- дясь отчасти под защитой власти. Конфликты 60-70-х гг. в немецкой политологии тоже показали, что смене парадигмы можно воспре- пятствовать административ- ным путем. Союз враждо- вавших между собой "нормативистов" и "неопо- зитивистов" способствовал - под давлением неомар- ксизма - сохранению в уни- верситетах на первый взгляд побежденной парадигмы. Если тезис Куна верен, то сравнения теорий, к кото- рым проявляет все больше интереса немецкая социоло- гия, на имеют смысла. Па- радигмы враждебны друг другу и не готовы к диалогу. Фактически же оказывается, что использованные методы и их результаты демонстри- руют гораздо больше совпа- дений, чем можно предпола- гать на основе тезисов раз- вивавшихся предшественни- ками соответствующей ме- татеоретической позиции. После нескольких лет бес- 259 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ полезных споров парадигмы часто устремляются на- встречу друг другу и взаимо- обогащаются, несмотря на игнорирование друг друга, продемонстрированное, на- пример, в дискуссии о пози- тивизме, в споре между Ха- бермасом и Луманом или во французской дискуссии ме- жду структуралистами и марксистами. Усиленное внимание к постоянным величинам в формировании теории обна- руживает преемственность со старым спором о стилях мышления. Так, Дж.Галтунг (1983) выделил четыре ос- новных интеллектуальных стиля в социальных науках. Чтобы не идентифицировать их с конкретными странами, им были даны общие назва- ния: "саксонский", "тевтон- ский", "галльский" и "нип- понский" (японский). Все они, за исключением по- следнего, относятся ко мно- гим странам. Галльский стиль объявляется типич- ным для романских стран. Тевтонский стиль характе- рен не только для стран не- мецкого языка, но и распро- странился после войны в Восточной Европе под влия- нием марксистских идей и культурного взаимодейст- вия. В этих стилях Галтунг видел "идеальные типы", а не дескриптивные эмпири- ческие категории. Типология интеллектуальных стилей, с точки зрения Галтунга, пред- полагает постоянные вели- чины в образе действия уче- ных в формировании теории, редко подверженные рево- люционной смене парадигм. При использовании ти- пологии Галтунга в полито- логии обнаруживается, что англосаксонской модели со всеми аспектами, упоминае- мыми им, не существует. США и Великобритания раз- личаются между собой, пре- жде всего, во взаимодейст- вии социальных наук, обще- ства и политики. Несмотря на некоторую склонность к преобладанию дедуктивного мышления в Германии и в Советском Союзе, научные стили этих стран имеют ма- ло общего. Также и три ос- новные романские страны - Франция, Италия и Испания - имеют большие различия, связанные с разными исто- рическими традициями. И все же понятие "идеальных типов" не бес- полезно при поиске влияния внешних факторов, способ- ствовавших развитию поли- тической теории в различ- ных системах. Важнейшие из них следующие: 1) влия- ние долгосрочных политиче- ских тенденций на форми- рование теории, прежде все- го в 60-70-е гг.; 2) институ- 260 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ циональные факторы, на- пример, системы воспита- ния; 3) типично профессио- нальные барьеры для поли- тологов в отдельных систе- мах и значение этой науки в политическом процессе; 4) интеллектуальный климат в различных странах. Политологическая тео- рия современности должна будет сфокусировать внима- ние на фрагментированно- сти общества и эгоизма от- дельных его частей, укло- няющихся от участия в по- литике. История политиче- ского мышления в XX в. по- казывает, что политическая система все меньше пре- тендует на управление об- ществом. С другой стороны, пока мало данных для того, чтобы предположить, что развитие политической тео- рии будущего пойдет по пути дальнейшего теоретического обоснования бессилия госу- дарства. Политические тео- рии развиваются не в вакуу- ме. Они отвечают на соци- альные и политические про- блемы. Постмодернистское мышление и теории саморе- гулирующихся систем после периода эйфории, вызван- ной возможностями плани- рования и управления, и в западных демократиях не оправдали чрезмерных ожи- даний. Однако грядущие проблемы реальной полити- ки, катастрофы, миграцион- ные потоки невиданного до сих пор масштаба, экономи- ческие потрясения скоро могут вновь вызвать потреб- ность в теориях управления. Могут вновь раздасться при- зывы воспользоваться арсе- налом почившего в бозе со- циализма, без, надо надеять- ся, его авторитарных черт. Теории, согласно не очень удачному переводу английского термина, не яв- ляются отражением дейст- вительного мира, а лишь только подтверждают свою собственную жизнеспособ- ность (viability). Они могут утвердить себя, но это не доказывает их истинность. Политологии, эклектичной с самого начала, легче согла- ситься с этим утверждением, чем тем дисциплинам, кото- рые руководствуются в сво- ем развитии принципом "наука - метод - правиль- ная теория". В микросферах бихевиористский подход бу- дет и впредь выполнять свои задачи. Часть полито- логов может и впредь созда- вать жизнеспособные тео- рии. Если следовать точке зрения Лумана, то можно заниматься только метатео- ретической эволюционной теорией, но ни один подход не ориентирован на микро- уровень. 261 ПОЛИТОЛОГИЯ ПОЛИТОЛОГИЯ, или поли- тическая наука - отрасль обществоведения, изучаю- щая политику, политические учреждения и политические отношения. Политология - не единственная наука, об- ращающая свои взоры на политику. Политика является объектам изучения не толь- ко политологии, но и ряда других наук, скажем, социо- логии, политической эконо- мии, права и т.д. Если со- циология, политическая эко- номия, право и другие науки имеют своим предметом изучения не политику, кото- рую они изучают только под тем углом зрения, который помогает им глубже уяснить собственный предмет (напри- мер, государство и его воз- действие на экономику в по- литической экономии, госу- дарство и закон, законо- творчество и законодатель- ство в праве и т.д.), то поли- тология имеет политику как раз своим собственным предметом изучения, при- чем ее интересует политика и как сфера жизнедеятель- ности, и как форма общест- венного сознания, и как со- вокупность политических уч- реждений и политических отношений. Все эти аспекты политики интересуют поли- тологию не сами по себе, а взятью во всей совокупно- сти, целостности, внутрен- ней связи. Политология как специ- фическая отрасль знания зародилась еще в древности (в государствах на террито- рии Китая и Индии, Египта и Двуречья, в Афинах и Риме). Однако наибольшего рас- цвета политология достигла уже в новое время, когда выявились ее основные ка- тегории, и на их фундаменте стала складываться полито- логия как внутренне целост- ная наука. Существенный вклад в этот процесс внесли Платон (428-348 до н.э.), Аристотель (384-322 до н.э.), Н.Макиавелли (1469 - 1527), Т.Гоббс (1588 - 1679), Ш.Монтескье (1689 - 1755), Ж.Ж.Руссо (1712 - 1778), Ж.Кондорсе (1743 - 1794), А.Токвиль (1805 - 1859), М.Бакунин (1814 - 1876), К.Маркс (1818 - 1883), Г.Спенсер (1820 - 1903), М.Вебер (1864 - 1920), В.Ленин (1870 - 1924), Г.Плеханов (1856 - 1918), Н.Бердяев (1874 - 1948) и многие др. Уже в начале XX в. поли- тология, конкурируя с други- ми отраслями обществове- дения, все прочнее утвер- ждается как самостоятель- ная наука. В дореволюцион- ной России политология, как и социология, шаг за шагом 262 ПОЛИТОЛОГИЯ завоевывала свое место под солнцем, конкурируя, в пер- вую очередь, с политизиро- ванной интеллигенцией мно- гочисленных политических партий, в рамках которых эта интеллигенция вела со- циологические и политоло- гические исследования, под- чиненные нуждам политиче- ской борьбы. 1917 г. дал ог- ромный пласт подобной по- литологической литературы самых различных направле- ний и оттенков. После Октябрьской ре- волюции и особенно в усло- виях единовластия коммуни- стов происходит процесс свертывания политологии и постепенного запрещения любых политологических исследований, не выпол- няющих агитационно-пропа- гандистских, апологетиче- ских функций, нужных пра- вящей партии большевиков. Шаг за шагом все общество- ведение втискивается в про- крустово ложе трех состав- ных частей марксизма (лени- низма): марксистской фило- софии, марксистской поли- тической экономии и научно- го коммунизма. Вплоть до "перестройки Горбачева" политология как наука не признавалась в Со- ветском Союзе. Это объяс- нялось политическими при- чинами: политология была и ненужной, и опасной. Это объясняется по меньшей мере тремя причинами, Во- первых, политологии не бы- ло места в рамках "марк- систской" общественной триады (философии, поли- тической экономии и научно- го социализма, коммунизма). Это свидетельствовало о том, что правящая партийно государственная бюрокра- тия, клявшаяся своей при- верженностью науке, заяв- лявшая о научном характере своей политики, в действи- тельности не желала иметь дело с научным подходом к политике, а потому ревност- но оберегала застывшую обществоведческую триаду, длительное время вообще не признавая ни политоло- гии, ни политологических анализов и экспертиз. Она уповала на общекоммуни- стические рассуждения о сущем и должном, рассуж- дения, способные увести внимание от повседневных событий и их научного ана- лиза. Во-вторых, политоло- гия была неприемлемой для власть имущих также и по- тому, что в рамках этой нау- ки, как она развивалась за рубежом, были поставлены и получили разработку такие проблемы, как политические системы и политические ре- жимы, толкавшие на внима- тельное изучение механиз- мов борьбы за власть и ее 263 ПОЛИТОЛОГИЯ осуществление. Здесь уже обсуждались проблемы то- талитаризма и авторитариз- ма, популизма, цели и сред- ства политики и многие дру- гие, угрожавшие вскрыть механизмы власти в стране, методы и способы подчине- ния и закабаления граждан. В-третьих, по самому своему существу политология была нацелена не на общие рас- суждения, а на практический анализ происходящего, на экспертные оценки, анализы, выводы, совершенно непри- емлемые для существовав- шей организации власти. Поэтому нет ничего уди- вительного в том, что много- численные попытки консти- туировать в стране социоло- гию и политологию не при- водили к положительным результатам: власть хорошо знала, чего она хочет! По- ложение стало существенно изменяться в условиях пе- рестройки, политология, на- конец-то, была легализова- на и стала преподаваться в учебных заведениях. Сего- дня, когда политология как наука все еще формируется в российском обществе, ее официальных служителей здесь больше, чем где бы то ни было: сюда пришли слу- жители других общество- ведческих дисциплин, пре- кративших свое существо- вание (история КПСС, науч- ный коммунизм). В этом есть и свои трудности, и свои преимущества, связанные с наличием определенной куль- туры политического мышле- ния, что облегчило станов- ление если не науки, то учебной дисциплины. Сегодня можно утвер- ждать, что политология как наука - это разветвленная область знаний, включаю- щая в себя ряд разделов, дающих понимание ее пред- мета изучения и структуры, применяемых ею методов, раскрывающих историю по- литологических идей и ста- новление политологии как целостной науки, излагаю- щих проблемы теоретиче- ской политологии, а также сравнительной политологии, разъясняющих ее приклад- ные аспекты. Не претендуя на оконча- тельную формулировку того, что все еще продолжает складываться и уточняться, можно утверждать, что сего- дняшняя политология вклю- чает такие важнейшие про- блемы, как теория общест- ва, власти и демократии; гражданское общество и его судьбы; государство, его природа и эволюция; теория личности и права человека; государство и бюрократия; политическая партия как по- средник между человеком и государством; нация и на- 264 ПОЛИТОЛОГИЯ циональные отношения; по- литическое лидерство и роль злит; антитоталитарная, по- сткоммунистическая, демо- кратическая революция; про- тиворечия и конфликты в со- циально-экономическом и об- щественно-политическом раз- витии; современные между- народные отношения Среди актуальных про- блем прикладной политоло- гии и экспертизы сегодня на первый план выдвигаются: расстановка и борьба обще- ственно-политических сил в современном обществе; че- ловек в системе социально- политических отношений; что случилось с перестрой- кой М.Горбачева?; экономи- ческая реформа и куда она ведет?; почему распался Советский Союз?; есть ли социальный идеал у России; что взамен социализма?; характер политической вла- сти в сегодняшней Россий- ской Федерации; как анали- зировать происходящее? Политология*. Какая поль- за от политологии? Неко- торые студенты считают, что политология - это всего- навсего политические взгля- * Данная статья - извлечение из американского учебника по полито- логии: Майкл Дж.Роскин и др. Вве- дение в политологию, Нью-Джерси, 1988. ды; они сдают экзамены и выполняют домашние зада- ния, не обращая внимания ни на что. Да, каждый из нас имеет свои политическое взгляды, но если они будут преобладать в исследова- ниях, то их результаты ста- нут недействительными. Про- фессиональный политолог отбрасывает свои личные взгляды на то время, пока он или она занимается изуче- нием вопроса. Настоящий ученый может прийти к та- ким выводам, которые опро- вергают точку зрения, кото- рой он раньше придержи- вался. И если это происхо- дит, то налицо настоящий интеллектуальный рывок - незабываемое впечатление, то, к чему нужно стремиться. Но вместе с этим приходит и понимание того, что не сле- довало раньше так уж рьяно отстаивать свою точку зре- ния. Вполне возможно, что вы откажетесь от некоторых своих прежних взглядов. Вы начнете относиться к любым политическим взглядам, да- же своим собственным, с некоторой долей сомнения. Поэтому необязательно, что, изучив политологию, вы нач- нете работать в качестве политолога. Просто вы нау- читесь спокойному взве- шенному политическому ана- лизу, в то время как профес- сиональная работа в облас- 265 ПОЛИТОЛОГИЯ ти политологии требует час- то наличия устойчивых, об- щераспространенных и уп- рощенных точек зрения. Политология может при- нести большую пользу пра- вительству, в основном, ука- зывая, что что-то не в по- рядке, т.е. "говоря властям правду", по образному вы- ражению квакеров. Опросы общественного мнения, на- пример, показывали посте- пенную утерю законности правительством США с се- редины 60-х до начала 80-х гг. Точно причину этого яв- ления установить нелегко: было ли это связано с вой- ной во Вьетнаме, уотергейт- ским скандалом или просто с инфляцией? Или же в этом виноваты все три события? Кандидаты на президентский пост, зная результаты опро- са общественного мнения, строили свои избирательные кампании так, чтобы с при- ходом к власти суметь про- тивостоять этому опасному явлению Рональд Рейган с его многообещающей пред- выборной кампанией и све- жими идеями, сумел обер- нуть это недовольство себе на пользу. Десятилетиями полито- логи предупреждали полити- ческие партия США, указы- вая на недостаточный кон- троль или ослабленное ру- ководство. Политические пар- тии в США не могут даже определить, каких они при- держиваются позиций или кого можно считать их чле- ном. В 1986 г. в штате Илли- нойс на предвыборном соб- рании для выдвижения кан- дидатов от демократической партии двое экстремистов - сторонников взглядов Лин- дона Ларуша, которые назы- вали себя демократами, при голосовании получили боль- шинство и были избраны на высокие государственные должности. Претендент на должность губернатора пред- почел убрать свое имя из спи- ска кандидатов на выборах, нежели оставаться там вме- сте с двумя сторонниками Ла- руша, тем самым окончатель- но подорвав шансы демокра- тической партии на победу в ходе избирательной кампа- нии. Еще в 1950 г. Американ- ская ассоциация политологов предупредила, что участие в выборах малочисленных пар- тий имеет негативные по- следствия. В области внешней по- литики, политологи, напри- мер, предупреждали о сла- бости правления шаха в Иране. К сожалению, подоб- ные предупреждения оста- лись без внимания. В это время внешняя политика Вашингтона была направле- на на поддержку шаха, и только за два месяца до па- 266 ПОЛИТОЛОГИЯ дения его режима американ- ское посольство в Тегеране стало докладывать о неста- бильности его правления. Это пример игнорирования политиками тщательного ана- лиза, выданного политоло- гами. Правительство США сумело бы гораздо лучше построить свою внешнюю политику, если бы оно при- няло во внимание замечания политологов и игнорировало бы сообщения своего по- сольства в Тегеране. Развитие политологии. Политология как наука не статична. За время своего развития она прошла через три стадии подхода к ней, что особенно характерно для Соединенных Штатов: это - традиционный подход, поведенческий и постпове- денческий подходы. Невоз- можно сказать, какой из них является наиболее удачным, поскольку сейчас использу- ются все три, хотя между их сторонниками и возникают иногда трения. Называть первый подход "традицион- ным" будет не совсем пра- вильным, потому что это на- звание было дано ему сто- ронниками поведенческого подхода из-за того, что он заключает в себе широкий спектр более детальных подходов, начиная от фило- софского и этического и за- канчивая общественным и ориентированным на власть. Большинство греческих, средневековых мыслителей и мыслителей эпохи Возро- ждения принимали за основу нормативный подход к изу- чению деятельности прави- тельства и политики. Многие из них пытались найти ответ на вопрос: "что должно быть?" и уделяли мало вни- мания тому, что было на са- мом деле. Исходя из рели- гиозных, правовых и фило- софских ценностей, они пы- тались найти такую систему правления, которая обеспе- чила бы людям счастливое существование; причем очень часто они ориентировались при этом на господствующие в то время теории. Хотя сто- ронники поведенческого под- хода отвергли их в качестве умозрительных, теории Ари- стотеля, Гоббса, Локка, Рус- со несут в себе много заме- чательных и глубоких идей, которые, по иронии судьбы, иногда подтверждаются по- следними "научными" ис- следованиями. Макиавелли разработал другой подход, основанный на вопросе о власти. Хотя многие американские поли- тические мыслители осуди- ли и отвергли этот подход и ушли от обсуждения вопроса о власти, в котором есть, по 267 ПОЛИТОЛОГИЯ их мнению, что-то нечисто- плотное, теория Макиавелли прижилась в Европе, и ее немало использовали в своих лучших работах Моска, Па- рето и Микель. Американцы познакомились с подходом, в основе которого лежит во- прос о власти, из работ не- мецкого эмигранта-ученого в области международных от- ношений Ханса Дж.Морген- тау, который подчеркивал, что "любая политика - это борьба за власть". Тем временем, амери- канские мыслители сконцен- трировали свое внимание на правительственных учреж- дениях, организациях и официальных государствен- ных структурах. Этим они пытались доказать влияние закона на развитие полито- логии в Соединенных Шта- тах. Например, Вудро Виль- сон, прежде, чем он стал профессиональным полито- логом, был юристом (хотя и неудачником); он также кон- центрировал свои исследо- вания на совершенствова- нии правительственных уч- реждений и организаций. Конституции были излюб- ленным предметом изучения политологов этого периода, поскольку они часто исходи- ли из положения о том, что структура правительства на бумаге почти полностью со- ответствовала тому, какой она впоследствии была в действительности. Становление диктатор- ских режимов в Советском Союзе, Италии и Германии, а также ужасы второй миро- вой войны сильно пошатну- ли веру многих политологов в силу и значение прави- тельственных организаций. Конституция печально известной Веймарской рес- публики в Германии (1919 - 1933) на бумаге выглядела прекрасно; ее разработкой занимались эксперты. Одна- ко в действительности она выглядела совсем иначе, поскольку Германия тех лет не имела опыта демократи- ческого правления. Точно так же сталинская конститу- ция 1936 г. представляла Советский Союз образцом демократии, хотя очевидно, что на самом деле это было далеко от действительности. Отсюда пошло желание выяснить, как же в действи- тельности функционирует политическая власть, а не какой она задумывалась на бумаге. В данном вопросе послевоенные американские политологи были последо- вателями традиций фран- цузского философа начала XIX в. Огюста Конта, кото- рый разработал доктрину позитивизма, заключавшую- ся в применении методов исследования, применяв- 268 ПОЛИТОЛОГИЯ шихся к естественным нау- кам, к исследованию обще- ства. Позитивизм Конта был оптимистической филосо- фией, утверждавшей, что накопление данных путем научных наблюдений, не прибегая к предположениям и интуиции, позволит усо- вершенствовать науку об обществе и тем самым усо- вершенствовать само обще- ство. Пожалуй, психологи более других увлекались этим подходом (и до сих пор продолжают его придержи- ваться); многих из них стали называть "бихевиористами" за их приверженность к изу- чению реального поведения людей в ущерб изучению их мыслей или чувств. Политологи - привер- женцы поведенческой тео- рии начали с пятидесятых годов перенимать подход, применявшийся психолога- ми и накопили статистиче- ские данные по результатам выборов, опросов общест- венного мнения, голосова- ния в законодательных уч- реждениях и прочих всевоз- можных событий, позволяв- ших им получить дополни- тельные цифры. Бихевиори- сты внесли своего рода за- мечательный вклад в поли- тологию, развеяв ряд долго существовавших, но неизу- ченных предположений и дав теоретической полито- логии практическую точку опоры для дальнейшей ра- боты. Поведенческие ис- следования были особенно полезны при изучении "социальных основ" поли- тики, отношений и ценно- стей среднестатистических граждан, что является осо- бенно важным для функ- ционирования любой поли- тической системы. Постповеденческая те- ория. Поведенческая школа исследований была оконча- тельно создана и закрепила свои позиции в течение шес- тидесятых годов. Однако, в конце 60-х гг. поведенческая теория подверглась жесто- кой критике и не только со стороны последователей тра- диционализма. Многие моло- дые политологи, находив- шиеся под влиянием ради- кального движения против Вьетнамской войны, сетова- ли на то, что поведенческий подход был слишком статич- ным, консервативным, из- лишне перегруженным соб- ственными профессиональ- ными ценностями, и не отве- чал насущным задачам те- кущего момента. Будучи да- лекими от "научности" и "непредвзятости", привер- женцы поведенческой тео- рии часто характеризовали текущее положение в Со- единенных Штатах как нор- му, а любое отличие от по- 269 ПОЛИТОЛОГИЯ ложения в США квалифици- ровали как отклонение. Мо- дель политической системы, созданная Истоном.., пред- ставляет собой идеализиро- ванную модель политическо- го устройства США. Ученые Олмонд и Верба пришли к выводу, что американцы во- площают в себе все добро- детели человеческой куль- туры. Изучая только то, что существует в данный мо- мент, последователи пове- денческой теории отрицают возможность изменений; их исследования являются ог- раниченными во времени. Они отдают необоснованное предпочтение существую- щему положению в своих исследованиях и склонны к изучению установившихся, устоявшихся систем, по- скольку именно в этих во- просах их методологические средства проявляют себя с наиболее выгодной стороны. Они испытывают тяжелые времена, если им приходит- ся осмысливать обществен- ные спады и подъемы, по- скольку их теории учат, что все политические системы находятся постоянно в со- стояния равновесия и не могут разрушаться. Хотя возможно, что наи- более суровой критике при- верженцев поведенческой теории подвергли за то, что они стремились заниматься изучением сравнительно незначительных вопросов, избегая крупных политиче- ских проблем. Сторонники этой теории могут сказать нам, например, какой про- цент служащих католиков в Детройте голосует за демо- кратов, однако они почти ничего не смогут нам сказать о том, что это значит приме- нительно к качеству руково- дства в Детройте или к раз- личным решениям, прини- маемым местными выбор- ными властями. Отсутствует связь между итогами голо- сования и последующей деятельностью выборного руководства. Короче говоря, основные обвинения крити- ков сводятся к тому, что по- веденческие исследования часто бывают непоследова- тельными. К 1969 г. даже Дэвид Ис- тон был вынужден признать наличие объектов для кри- тики в своей теории, которую он называл "поведенческая революция". Он назвал но- вое движение "постповеден- ческая революция". В опре- деленной мере постпове- денческий подход можно представить как синтез тра- диционного и поведенческо- го подходов. Сторонники новой теории признавали, что факты и оценки являют- ся взаимосвязанными; в своих исследованиях они 270 ПОПУЛИЗМ использовали как количест- венные данные, полученные в результате традиционных исследований, так и качест- венные данные, полученные сторонниками поведенческо- го подхода. Помимо сущест- вующего на текущий момент общественного мнения они готовы были заниматься изучением истории и обще- ства. Было бы преждевре- менным заявлять, что в этом споре подходов победило постповеденческое направ- ление, так как если вы зада- дите вопрос об этом на по- литологическом факультете, вы сможете обнаружить среди его профессоров, или даже во мнении одного про- фессора, точки зрения, ха- рактерные для традиционно- го, поведенческого и постпо- веденческого подхода. ПОПУЛИЗМ (французское слово populismе происходит от латинского populus - на- род) - понятие, появившее- ся в начале XX в., под ним подразумевали тогда фран- цузскую литературную школу 20-х гг., считавшую своим принципом реалистическое изображение быта городской и сельской бедноты, плебса, но фактически оказавшуюся одной из разновидностей натурализма. Сейчас этот термин гораздо чаще упот- ребляется в другом смысле: популизм - политологиче- ское понятие, означающее специфические действия по- литических лидеров и партий, рассчитанные на дешевую популярность, на завоевание быстрой поддержки масс. Появление популизма как устойчивого явления, как новой формы воздействия на массовое сознание при переходе от XIX к XX столе- тию отнюдь не было случай- ным. Именно в это время происходит качественный перелом - принципиальное изменение роли сознания в истории: объективные зако- ны начинают пасовать перед сознательной деятельно- стью масс. Это не осталось незамеченным политикой и политиками. Если созна- тельные действия масс по силе своего воздействия на ход истории уравниваются с ролью объективных законов, то нужны новые средства мобилизации больших масс людей, способных подчи- нить их воле и задачам ли- дера, политика. Появляются харизматический лидер* иЭ * Харизма (греческое слово charisma - милость, божественный дар) - исключительная одарен- ность; харизматический лидер - это лидер, который в глазах его последователей наделен особым авторитетом, основывающимся на 271 ПОПУЛИЗМ популизм, нацеленные на решение этой задачи и яв- ляющиеся, в сущности, ре- зультатом осознания поли- тиками уже происшедших и еще происходящих измене- ний в динамике истории. Ха- ризматический лидер со своими популистскими иде- ями призван был заместить дрогнувшую веру в "же- лезные законы" истории. В рамках этого весьма благоприятного общеисто- рического фона, объективно способствовавшего широко- му распространению попу- лизма, были и другие, более конкретные причины, тол- кавшие в том же направле- нии. Прежде всего, следует отметить связанное с быст- рым ростом и качественным изменением производитель- ных сил постоянное воспро- изведение деклассирован- ных элементов и люмпени- зированных масс. Возрас- тающий потенциал выбитых из колеи и легко поддаю- щихся внешнему воздейст- вию таких слоев, которые в силу неустойчивости и неоп- ределенности положения го- товы сложить с себя бремя поиска выхода и поверить его исключительных личных каче- ствах - мудрости, героизме, не- подкупности и т.п., которых на са- мом деле у него может и не быть, но которые желает видеть в нем и приписывает ему масса. харизматическому лидеру, его подкупающим обещани- ям, рассчитанным именно на доверчивость подобных масс, был и остается реальной че- ловеческой базой популизма. XX век оказался на ред- кость богатым крутыми по- воротами и изломами (две мировые войны, многочис- ленные революции, распад колониальных империй и т.п.), что требовало от поли- тиков "быстрого реагирова- ния". Само собой разумеет- ся, что здесь никакой серь- езный политический анализ не мог угнаться за ошелом- ляющими популистскими ло- зунгами и обещаниями. Важно и то, что связанный со всей обстановкой рост влияния средств массовой информации позволял бы- стро и многократно транс- формировать и усиливать воздействие на массы того или другого лидера, его по- пулистских лозунгов и обе- щаний. Не последнее значе- ние в росте влияния попу- лизма имело и то, что могу- щественные силы, сконцен- трированные под эгидой го- сударства, если они стано- вились добычей приходив- ших к власти лидеров-по- пулистов, часто позволяли им выполнять часть своих широковещательных обеща- ний, чем резко повышалась авторитетность такого ха- 272 ПОПУЛИЗМ ризматического лидера, а вместе с тем умножалась вера в сам популизм (обе- щание Гитлера дать каждо- му немцу по автомобилю и выпуск "фольксвагенов", ежегодное снижение Стали- ным цен на важнейшие то- вары народного потребле- ния, хрущевская жилищная программа и т.д. и т.п.). Среди многочисленных отличительных черт попу- лизма (стремление ответить на наиболее насущные во- просы широких масс насе- ления, масштабность попу- листских обещаний и их эга- литарный характер, бро- скость формулировок "Лягу на рельсы, если повышу це- ны" и т.д.) особое место принадлежит непосредст- венному общению с масса- ми, прямому контакту лиде- ра-популиста с народом, ко- гда даются простые, в чем- то ожидаемые массами от- веты, прямо называются виновники провала попули- стских лозунгов, чем реаби- литируется сам лидер, вза- мен невыполненных даются новые обещания и т.д. Всякий раз, когда речь идет о популизме главное внимание обращается на раскрытие присущих попу- лизму методов общения с массами, завоевания деше- вой популярности, поддерж- ки населения, но при этом почти ничего не говорится о том, как бороться с популиз- мом, как противостоять по- пулизму как весьма искусно- му способу обмана масс. Главное, чего не терпит популизм, это анализа обос- нованности выдвигаемых популистами обещаний и показа тех тяжелых послед- ствий, к которым неизбежно ведет популистская полити- ка, как в том случае, если необоснованные популист- ские обещания будут выпол- нены, так и тогда, когда об- наружится, что обещания были даны только для за- воевания расположения масс, а не для действитель- ного решения насущных во- просов. Чтобы не быть голо- словным, обратимся к неко- торым популистским обеща- ниям российского руково- дства. Сначала остановимся на борьбе с привилегиями, а потом на обещании не по- вышать цены на потреби- тельские товары. Нет надобности распро- страняться на тот счет, на- сколько населению нашей страны к середине 80-х гг. опостылела власть партий- но-государственной бюро- кратии с ее привилегиями и беззастенчивой коррупцией. Не будет преувеличением сказать, что многие честные граждане незавидную свою жизнь связывали не с пло- 273 ПОПУЛИЗМ хой организацией всего про- изводства (в том числе и распределения) в стране, а, в первую очередь, именно с распределением, с теми при- вилегиями, которыми поль- зовалась правящая номенк- латура. Поэтому призыв Б.Ельцина развернуть широ- кую борьбу с привилегиями, "отобрать награбленное", хотя и не сулил больших пе- ремен в материальном по- ложении широких масс, был встречен ими с неподдель- ным энтузиазмом. Популист- ский смысл призыва не был раскрыт, не было показано, что привилегии - неизбеж- ный спутник государственно- административной системы управления. Поэтому, когда демократы пришли к власти и начался настоящий шабаш с "дележом добычи" новы- ми управляющими, массы были потрясены происхо- дящим. Для элементарно гра- мотного человека ясно: вый- ти из тяжелейшей ситуации, в которой находится страна, без экономических жертв со стороны народа (т.е. без по- вышения цен, снижения жизненного уровня) невоз- можно. Но стоило в свое время правительству Рыж- ова заикнуться об этом, а правительству Павлова сде- лать весьма робкие шаги в этом направлении, как под- нялся вселенский шум. Да, бюрократические способы осуществления экономиче- ской реформы нужно было критиковать. Но нельзя было заявлять: "Лягу на рельсы, если повышу цены!". Однако такое популистское заявле- ние было сделано, а цены на важнейшие предметы потребления, товары повсе- дневного спроса в результа- те десятимесячных реформ в России выросли в 50-60 раз и продолжают расти, а заработная плата выросла, в лучшем случае, в 10 раз. Граждане, живущие на зара- ботную плату, стали жить в 5- 6 раз хуже, чем они жили при господстве партийно-государ- ственной бюрократии. Почему же держатся по- пулистские лидеры? По меньшей мере, по двум при- чинам. Во-первых, средства массовой информации - сегодня самая могуществен- ная общественная сила - прислуживают демократам, скрывают правду от народа. Во-вторых, вопреки заявле- ниям демократов, основная часть населения страны не желает возврата назад, но пока не видит альтернатив- ной силы, способной гораздо разумнее, чем демократы, провести необходимую эко- номическую реформу. Но можно не сомневаться, что народ вряд ли смирится с 274 ПОПУЛИЗМ продолжающимся популист- ским обманом. Популизм* - Полемика о том, какая демократия нужна и на какую можно рассчиты- вать, характерна не только для общества, стремящего- ся установить ее. Этот во- прос включен в постоянный дискурс в условиях уже ставших демократическими систем, но претерпевающих социальные изменения. Классическое определение демократии как "управле- ния, осуществляемого для народа и самим народом", вполне достаточно в качест- ве начала размышлений о происходящем в США или где-либо еще. Но сразу за- метим, для демократии ха- рактерно весьма неустойчи- вое отношение между ее эле- ментами, а точнее - отноше- ние взаимного недоверия. Исторически популизм фигурировал как защитное и корректирующее, а отнюдь не разрушительное или ре- волюционное движение. Его суть в восстановлении утра- ченного. В начале XX в. ка- лифорнийские фермеры, ре- * Данная статья - извлечение из обширной статьи: Биллеберг И. Популизм и плебисцит. Почему народу не нравится созданное об- щество?//Социологические иссле- дования. 1992, № II с. 121-133. месленники, мелкие пред- приниматели совместно с рабочими выступили против могущественных организа- ций - банков, железных дорог, корпораций, коррум- пированных законодателей и правительственных орга- нов - и заклеймили позо- ром правящую элиту. Их мишенью стали силы зла, которые, злоупотребляя взлелеянными упорством и трудом демократическими и экономическими принципа- ми, захватили контроль над рынком, ценами, законода- тельством и администраци- ей и даже судами, причини- ли вред жизни людей, счи- тавших себя полноправными и независимо мыслящими, но, к сожалению, оказавши- мися на самом деле уни- женными и оскорбленными. Под флагом морали и спра- ведливости началась борьба за жизнь идеалы, личное достоинство. Популизм и есть моральная кара за из- вращение системы. Задачей калифорнийских популистов было вовсе не строительст- во чего-то нового, а исправ- ление несправедливости, возвращение того, что пред- ставлялось принадлежащим им изначально по праву. Безусловно, антиинституцио- нальные и антиэлитарные чувства направлялись пред- ставителями элитарных кру- 275 ПОПУЛИЗМ гов, обделенных в доступе к институциональному кон- тролю, но жаждущих его за- получить... Плодотворный эмпири- ческий подход к изучению мотивов и влияния популиз- ма содержится в анализе плебисцитарного законода- тельства, прежде всего, об- щественных инициатив как одной из форм, наиболее распространенных в Кали- форнии. Хотя и не все ка- лифорнийские инициативы отличаются чисто популист- ской природой, тем не менее большая часть их использу- ет популистские настроения. Все они функционально рас- считаны на "народ" как власть, обладающую кор- ректирующей силой... Схемы действий популизма при по- мощи инициатив можно об- наружить и в делах, касаю- щихся контроля за большим бизнесом, охраны окружаю- щей среды, налоговой над- бавки в торговле, а также совершенствования защиты потребителя. Здесь сужде- ние не должно быть скоро- спелым. Популистские аргу- менты и решения, которые по сути направлены против эксплуататорской элиты и институтов в целом, нельзя подогнать под жесткое од- номерно-идеологическое кли- ше "правое-левое". Политическое влияние популизма имеет консерва- тивный характер в самом общем смысле слова, выра- жающийся в охране выпес- тованных традиционных цен- ностей. Его цели близки не только твердолобым кон- серваторам. Популистские кампании, возвышающие го- лос массового недовольства и протеста, невозможно вместить в рамки традици- онной партийной принад- лежности. Именно таковыми выступают движения за прямой контроль за законо- дательными органами, огра- ничение сроков выборных полномочий и переизбраний на официальный пост. Социальные корни и функции популизма придают ему особую значимость, но благодаря устоявшимся де- мократическим ценностям и комплексности системы уп- равления, этот феномен ста- новится достаточно пробле- матичным. Исторические ос- нования популизма нужно искать в двойственности ре- акции людей на кризисы в процессе развития, подры- вающие устои жизни пери- ферийной части населения, которая, если и понимает не- избежность реформы "их" общества, то только с позиции традиционных ценностей. Популизм интерпретиру- ется в достаточно мягкой 276 ПОПУЛИЗМ форме - как преждевре- менная попытка поставить корпоративное государство под демократический кон- троль. Но были и такие тол- кователи, которые обращали внимание на менее достой- ные плоды популистского творчества: идеи конспира- ции, антисемитизма и шови- низма. Ныне популистская риторика, граничащая с ра- сизмом, рассчитана на ши- рокие массы, взбудоражен- ные далеко зашедшими структурными и культурными изменениями. Проблема легитимности популизма представляется вариантом поиска социаль- ной базы реформ и разума. Реформаторы, рационали- стически настроенные, пола- гают, что народ восприимчи- вый к популистским обраще- ниям, нуждается в воспита- нии, и они обвиняют попули- стов в упрощении реальных проблем, т.е. структурных деформаций, требующих структурных реформ. С вы- соты рациональности попу- листы видятся жаждущими популярности приверженца- ми упрощенных решений а они - иррациональны... Тем не менее политическая кри- тика популизма должна за- нять платформу, усиленную анализом социальных бо- лезней, чреватых взрывным эффектом. И сегодня рацио- налистические критики попу- лизма должны, наконец, ре- шить для себя проблему - каким образом системную рациональность можно санк- ционировать и защитить свободным народным выбо- ром, чтобы она стала рабо- тающей. Обсуждая проблему ле- гитимации, нужно обратить внимание на технику попу- листских кампаний. Посколь- ку политика предполагает легитимацию, то вопрос об источниках финансирования популистских кампаний так же важен, как и сумма за- траченных денег (Пожерт- вования должны быть заяв- лены, а сообщения о них опубликованы в печати). Вершиной популистской практики является создание службы экспертов по обще- ственным отношениям. Она обнаруживает болевые точ- ки общественной жизни, эмоционально окрашенные политические ценности. Один из наиболее эффек- тивных инструментов в этой работе - прямая связь. При помощи прямой свя- зи можно обратиться к раз- личным общественным кру- гам без всякого риска попа- сться на противоположных утверждениях. Различные по- пулистские обращения дохо- дят до общественности не- 277 ПОСТТОТАЛИТАРНОЕ ОБЩЕСТВО обязательно исповедующей одни и те же взгляды... Популизм может быть выделен из сферы массовых чувств, таких как национа- лизм, расизм, этноцентризм, на основе специфики его символических средств мо- билизации гнева и обид лю- дей. Он направляет их про- тив институтов власти и эли- ты, которые, понятно, ото- рвались от "народа". Функ- ционально популизм можно расценивать в качестве движения, корректирующего, наказывающего, но не рево- люционного. Это, своего ро- да, моральный курс лечения демократии, а не ее истяза- ние. Нападая, например, на службу социальной защиты и разбухшую бюрократию, популизм лечит преимуще- ственно консервативно. Популистские наладки могут, в известной мере, ослабить интегративные структуры, привести к разъединяющим общество результатам. Ска- зывается его радение за ин- дивидуальную свободу и мо- раль в противовес коллек- тивной мысли и согласию, за потребление и в противовес инвестициям. Но популизм сам по себе не способен трансформироваться в ра- бочую систему, ибо попули- стские движения обходят молчанием способы реали- зации желаемого. Демокра- тической системе можно на- вязать популистские атрибу- ты, конфликты, но это не означает возникновения но- вого способа перестройки системы, тем более универ- сального для всех случаев жизни. Чтобы прервать бес- конечную цепь популистских выступлений, вероятно, нужны реформы, позволяю- щие вовлечь движения, ба- зирующиеся на классах, в организацию и жизнедея- тельность всего общества... ПОСТТОТАЛИТАРНОЕ ОБ- ЩЕСТВО - собирательное политологическое понятие, обозначающее самые раз- личные общественные уст- ройства, возникающие в ре- зультате разрушения тота- литаризма, после него и на его развалинах. Характери- зуя такие общественные устройства, естественно вы- делить ряд общих черт, обу- словленных самой сутью разрушаемого в них тотали- таризма: устранение полной зависимости общества и че- ловека от власти и посте- пенное восстановление гра- жданского общества, конец господства идеократии и моноидеологии, развитие плюрализма мнений и глас- ности, разрушение механиз- ма репрессий и освобожде- 278 ПОСТТОТАЛИТАРНОЕ ОБЩЕСТВО ние граждан от постоянного страха, неопытность масс в политической сфере (осо- бенно там, где тоталитаризм господствовал длительное время) и др. Как далеко по этому пути продвинулось то или иное посттоталитарное общество, зависит от кон- кретных обстоятельств. Само собой разумеется, что по своим основным па- раметрам посттоталитарное общество в той или иной мере противоположно тота- литаризму, на развалинах которого оно и возникает. Но констатировать только это - мало, ибо характер по- сттоталитарного общества, а также его конкретной разно- видности, возникающей в той или другой стране, зави- сит в первую очередь от двух обстоятельств: от того, какой вид тоталитаризма господствовал в данной стране, на смену чему при- ходит посттоталитарное об- щество; от того, какие обще- ственно-политические силы осуществляют разрушение тоталитаризма, его замену иными порядками, кто явля- ется гегемоном внутри этих сил, какие цели он при этом преследует. Одно дело, если мы сталкиваемся с посттотали- тарным обществом, прихо- дящим на смену фашист- скому тоталитаризму, и дру- гое - если речь идет о по- сттоталитарном обществе, заменяющем общественное устройство, созданное тота- литарной властью партийно- государственной бюрократии в бывших странах "реаль- ного социализма". Сущест- вующие в каждом случае свои особенности (обуслов- ленные спецификой господ- ствующей идеологии раз- ными механизмами массо- вых репрессий, а главное, разной социально-экономи- ческой основой, разным эко- номическим фундаментом тоталитаризма) не могут не проявить себя как в процес- се разрушения тоталитариз- ма, так и в самом посттота- литарном общественном уст- ройстве. Но эти, присущие определенным группам стран, особенности, конечно же, не могут заслонить индивиду- альных отличий, присущих каждой отдельной стране. Так, если мы имеем дело с посттоталитарным обще- ством, приходящим на смену фашистскому тоталитариз- му, господствующему в об- ществе с частной собствен- ностью, национал-шовини- стической идеологией, все- общей слежкой и особой формой сочетания страха и энтузиазма широких масс, то все это будет весьма непо- хоже на посттоталитарное общество, складывающееся 279 ПОСТТОТАЛИТАРНОЕ ОБЩЕСТВО в результате антитоталитар- ной посткоммунистической революции, имеющее дело с засильем государственно- бюрократической собствен- ности, с интернационализ- мом "марксизма-ленинизма" и т.п. Но и то, и другое не бу- дет одинаковым в разных странах: достаточно срав- нить фашизм гитлеровской Германии с фашизмом Мус- солини, чтобы убедиться в этом. Как бы ни были похожи социально-экономические и общественно-политические устои жизни в бывшем Со- ветском Союзе, Румынии, Венгрии и Югославии, вряд ли кто будет отрицать, что не только во времена Ста- лина, когда все страны осо- бенно настойчиво загоня- лись в единое прокрустово ложе, существовавшие по- рядки в Советском Союзе и порядки в Югославии не бы- ли тождественными, но и много позже нельзя было опровергнуть то, что "режим Кадара" и "режим Чауше- ску", хотя и назывались одинаково властью трудя- щихся, на деле же пред- ставляли собой "две боль- шие разницы". Особенно существенны- ми являются различия меж- ду посттоталитарными об- ществами в зависимости от того, какие общественно- политические силы и на ос- нове какого понимания осу- ществляют разрушение то- талитарного строя и созда- ние посттоталитарного об- щества. И здесь дело не только в том, скажем, что возникшая после гитлеров- ского тоталитаризма аде- науэровская Германия прин- ципиально отличалась и от хрущевского и от горбачев- ского послесталинского Со- ветского Союза, поскольку представляемые последни- ми двумя лидерами силы и тенденции существенно рас- ходились с тем, что имело место в Германии. Если же говорить о понимании, на основе которого происходит разрушение тоталитаризма, то вряд ли кто будет спо- рить, что "горбачевская пе- рестройка" и "реформы Дэ- на" в Китае несут на себе печать отличий этих двух лидеров. Если общественно-поли- тические силы, разрушаю- щие тоталитаризм и заме- няющие его посттоталитар- ным обществом, качествен- но различны, как это мы ви- дим в послегитлеровской Германии и послесталин- ском Советском Союзе, то и утверждаемые ими постто- талитарные общества отли- чаются друг от друга по всем основным параметрам. Если же эти силы не столь раз- 280 ПОСТТОТАЛИТАРНОЕ ОБЩЕСТВО личны, то данное обстоя- тельство, пусть и не столь заметно, но все же обяза- тельно скажется на резуль- тате. Так, общественно- политические силы, утвер- дившие посттоталитарный строй в современной Поль- ше, сходны, хотя и не тож- дественны тем силам, кото- рые утвердили аналогичный строй в Чехословакии, но и имеющихся здесь различий вполне достаточно, чтобы результаты были далеко не одинаковыми. С какими наиболее труд- ными проблемами сталки- ваются посттоталитарные общества? Таких проблем огромное множество, укажем здесь только на две, связан- ные соответственно с эко- номикой и политикой. Одна из главных задач для всех посттоталитарных устройств - воссоздание гражданского общества как независимой от государства и не подчиняющейся давле- нию власть имущих сферы частной (личной и семейной) жизни всех граждан, каждого человека. Насколько не оди- наковы практические задачи, встающие в этой сфере пе- ред разными посттоталитар- ными обществами, можно показать, сравнивая после- гитлеровскую Германию и современную Украину. И де- ло здесь не только в том, что в Западной Германии при- шлось сразу же активно бо- роться против наследия гит- леризма, национал-шовини- стической идеологии, что облегчалось тотальным по- ражением Германии во Вто- рой мировой войне. В отли- чие от этого у современной Украины вообще нет такой проблемы, ибо господство моноидеологии (в данном случае "марксизма-ленини- зма") было ликвидировано уже в годы горбачевской пе- рестройки, да и интернацио- нализм "марксизма-ленини- зма" в известном плане ан- типод национализма, шови- низма. Но особенно важны различия в воссоздании гражданского общества - этой колыбели общечелове- ческих механизмов прогрес- са - в том, что в Германии и при Гитлере, при всем его диктате, экономика все же основывалась на частной собственности и товарно- денежных отношениях, чего не было в Советском Союзе. Другая важная и тоже общая задача всех постто- талитарных обществ - вос- создание демократии, де- мократических порядков, при- чем в той или иной степени гарантирующих от возврата тоталитаризма. Нет надоб- ности доказывать, что и здесь в огромной мере ска- зывается не только то, име- 281 ПОСТТОТАЛИТАРНОЕ ОБЩЕСТВО лись ли в данной стране традиции демократизма и насколько прочными они были, но также и то, сильно ли дискредитировал себя тоталитаризм, насколько он внутренне гнил, но особенно то, какие общественно- политические силы участву- ют в разрушении тоталита- ризма, в строительстве но- вого общества. Есть все ос- нования утверждать, что без участия широких народных масс, без того, чтобы сами трудящиеся благодаря сво- ей организованности и силе, благодаря своему сознанию и своим самостоятельным требованиям демократизиро- вали общественную жизнь, никакое разрушение тотали- таризма нельзя считать прочным и необратимым. Посттоталитарное обще- ство*. На протяжении мно- гих лет эту систему (со- ветскую. - Авт.) называют тоталитарной не только по- тому, что общество принуди- тельно ей подчиняется, но и потому, что общество было насильственно переделано в соответствии с идеологиче- ской схемой. Так были соз- * Данная статья - извлечение из книги: Бжезинский З. Большой про- вал. Рождение и смерть коммуниз- ма в двадцатом веке. Нью-Йорк, 1989 (на русском языке). даны условия для деполити- зированной ортодоксии, на- стоящая политическая жизнь прекратилась, и молчаливое согласие, казалось, отража- ло тотальное общественное единодушие. Политика стала заповедным правом и преро- гативой только верховного руководства. Эволюционный отказ от тоталитарных характеристик системы, таким образом, потребует постепенного уза- конивания более плюрали- стических форм политиче- ской жизни, таких, которые позволят обществу играть более активную роль и в ре- зультате приведут к тому, что некая разновидность действительной политиче- ской жизни станет нормой общественного существова- ния. Окончательный ответ на вопрос о вероятности та- кой эволюции зависит от того, можно ли разрешить две явно несовместимые между собой дилеммы, при- сущие текущей советской реальности. Первая: можно ли достичь оживления эко- номики без действительно фундаментального пере- смотра роли партии в управ- лении обществом? Вторая: можно ли достичь децентра- лизации экономики, так же как и сопутствующего ей не- обходимого сужения роли партии как главной правя- 282 ПОСТТОТАЛИТАРНОЕ ОБЩЕСТВО щей силы без существенно- го увеличения силы народов СССР, дабы децентрализа- ция в конечном счете не стала эквивалентом поэтап- ного демонтажа Советского Союза? Феномен коммунизма - это историческая трагедия. Порожденный нетерпели- вым идеализмом, отвергаю- щим несправедливость су- ществующего порядка ве- щей, он стремился к лучше- му и более гуманному обще- ству, но привел к массовому угнетению. Он оптимистиче- ски отражал веру в мощь разума, способного создать совершенное общество. Во имя морально мотивирован- ной социальной инженерии он мобилизовал самые мощные чувства - любовь к человеку и ненависть к угне- тению. Таким образом, ему удалось увлечь ярчайшие умы и самые идеалистиче- ские души, но он привел к самым ужасным преступле- ниям нашего, да и не только нашего столетия. Коммунизм сегодня в со- стоянии общего кризиса - как идеологического, так и системного. Глубинные кор- ни этого кризиса в малости его исторических достиже- ний. Первоначальная его привлекательность в значи- тельной мере была следст- вием того факта, что в нача- ле XX в. многие из сущест- вовавших тогда систем, да- же демократических, были невосприимчивы к страда- ниям и несправедливостям ранней капиталистической фазы промышленного раз- вития. Но фактом является также и то, что ни один ком- мунистический режим не пришел к власти в результа- те свободно выраженной воли народа. Ни одна из правящих коммунистических элит - даже после десяти- летий пребывания у власти - не желает обрести поли- тическую легитимность, по- зволив своему народу сде- лать свободный выбор отно- сительно продолжения су- ществования коммунистиче- ской системы. Это нежела- ние подвергнуть коммунизм испытанию на демократию является частично следст- вием манихейства и само- званного присвоений себе исторической миссии, свой- ственных марксистско-ле- нинской доктрине, а частич- но - следствием знания, что коммунизм у власти не преуспел в удовлетворении стремления общества к ма- териальному благосостоя- нию и стремления людей к личному счастью.<...> Мизерность исторических достижений коммунизма от- ражена и в уровне жизни на- селения коммунистических 283 ПОСТТОТАЛИТАРНОЕ ОБЩЕСТВО стран. Сорок лет спустя по- сле Второй мировой войны советское правительство все еще распределяет мясо по карточкам, а недавно ввело карточки и на сахар. <...> Это исторический про- вал, теперь откровенно при- знаваемый выступающими за реформы коммунистиче- скими лидерами, имеет бо- лее глубокие корни, нежели "ошибки и эксцессы", о ко- торых стали наконец сожа- леть. Он берет начало в так- тических, институциональ- ных и философских изъянах коммунистического экспери- мента. Он, в сущности, глу- боко коренится в самой при- роде марксистско-ленинской практики. <...> Теперь обнаруживается новый феномен - постком- мунизм. Хотя XX в. не стал веком триумфа коммунизма, над этим веком тяготел ком- мунистический вызов. С увя- данием самого коммунизма этот вызов начал быстро терять свою силу. Парадокс состоит в том, что будущий успех коммунизма будет все сильнее измеряться его спо- собностью двигаться в на- правлении большей свобо- ды предпринимательства и способностью демонтиро- вать институции прямого партийного контроля над политической жизнью обще- ства. Соответственно, постком- мунистическая система будет системой, в которой отмира- ние коммунизма дойдет до такой черты, когда ни мар- ксистская теория, ни былая коммунистическая практика уже не будут в значительной мере определять - если будут определять вообще - текущую общественную по- литику. Посткоммунизм про- сто станет системой, в кото- рой люди, провозглашаю- щие себя "коммунистами", уже не будут всерьез трак- товать коммунистическую доктрину как руководство для социальной политики, - ни те, кто будет объявлять ее источником легитимности их власти, при которой сис- тема пребывает в состоянии стагнации, ни те, кто будет призывать к следованию ей, одновременно на деле ус- пешно подрывая ее суть, ни те, кто станет отвергать ее, уже более не опасаясь де- лать это публично. Пусть и в различной степени, но об СССР, Китае и Восточной Ев- ропе можно сказать, что все они приближаются к такой посткоммунистической фазе. Вслед за великим прова- лом коммунизма для комму- нистических режимов суще- ствуют, говоря обобщенно, две долговременные воз- можности. Первая - эволю- ция в сторону все более 284 ПРАВА ЧЕЛОВЕКА плюралистических обществ. Это первоначально будет означать введение различ- ных степеней смешанности государственных и частных секторов экономики, узако- ненных все более частым употреблением социал- демократической фразеоло- гии, которая затем в некото- рых случаях создаст отправ- ной пункт для широкой на- родной поддержки реши- тельного поворота к системе с преобладанием свободно- го предпринимательства. Вторая - пребывать в со- стоянии стагнации, в значи- тельной мере сохранив су- ществующие институции с власть предержащими, ла- тающими изношенную док- трину, но сохраняющими дик- таторскую власть посредст- вом военно-полицейской коа- лиции, которая все в боль- шей степени полагается на национализм, а не на риту- альную доктрину как на глав- ный источник политической легитимности. В обоих слу- чаях возникает вопрос: воз- можно ли, чтобы движение в том или ином направлении было эволюционным или же оно приведет к каким-то на- сильственным переворотам? Пока что исторические данные дают мало свиде- тельств в пользу первой возможности. Даже в отно- сительно нетоталитарной Югославии монополистиче- ская коммунистическая тра- диция, коренящаяся пре- имущественно в ленинизме, препятствует возникновению альтернативных источников политического руководства и пока что загоняет в тупик прогрессирующую транс- формацию страны в нечто, приближающееся к социал- демократии. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА - совокупность прав и свобод граждан, в наличии или от- сутствии которых обнаружи- вается степень демократиз- ма того или иного строя. Права и свободы человека, гражданина - основа демо- кратии, свободы общества. Права человека в их совре- менном виде - право на жизнь, право на труд и на отдых, право на жилище и его неприкосновенность, право на обеспечение в ста- рости, на медицинское об- служивание, свобода слова, свобода инакомыслия, сво- бода совести, свобода соб- раний и демонстрации, пра- во на забастовку и др., - записанные в билли о пра- вах, конституции, занесен- ные в международные доку- менты (Устав ООН) и меж- дународные соглашения (Хельсинкская хартия) и 285 ПРАВА ЧЕЛОВЕКА провозглашенные на много- численных съездах и кон- ференциях широкой обще- ственности, составляют ог- ромный пласт конституцион- но-юридических, внутренних и международных докумен- тов, соглашений и решений. Одно из главных отличий демократических форм по- литического развития состо- ит именно в том, что эти формы предполагают пре- доставление широких прав и свобод всем слоям населе- ния, в то время как недемо- кратические и антидемокра- тические формы политиче- ского развития или резко ограничивают, или полно- стью исключают многие пра- ва и свободы граждан. Права человека - про- дукт истории, причем как в том смысле, что все права и свободы не появляются сра- зу в готовом виде, а появив- шись, не обретают тут же общепризнанный характер, так и в том, что реализация того или другого уже провоз- глашенного права (свободы) - продукт реальной борьбы, имеющей свой уровень дос- тижений в разных странах. Ведь это зависит от многих обстоятельств. Например, каковы в данной стране пра- ва государства: не окажутся ли они такими, что, вторга- ясь во все стороны жизни, те или иные щупальца государ- ства не оставят никакого пространства для свободы самого человека. Каждая историческая форма общественно-полити- ческой организации вслед- ствие уровня экономическо- го развития и характера стоящей у власти общест- венной силы (класса, соци- альной группы, правящей личности и ее окружения) имеет свои объективные и субъективные причины, пре- допределяющие сущест- вующий в данном обществе уровень прав и свобод граж- дан. Так, при рабовладель- ческом строе имевшая ме- сто в его рамках политиче- ская демократия не предос- тавляла никаких прав рабам, рассматривая их в качестве "говорящих орудий" труда. Политическая демократия феодального общества ча- ще всего не предусматрива- ла прав для крепостных кре- стьян в политической сфере, но, в отличие от рабовла- дельческой, в определенных случаях гарантировала юри- дически (но не фактически) часть их прав (на жизнь, се- мью, на часть недвижимого имущества и т.д.). В при- шедшем на смену феода- лизму буржуазном общест- ве, в его демократических формах, признается равен- ство всех перед законом, а демократия здесь и есть 286 ПРАВА ЧЕЛОВЕКА юридическое признание рав- ного права каждого гражда- нина на участие в управле- нии государством. Это ра- венство всех перед законом тесно связано с экономиче- ским фундаментом и пред- ставляет собой политиче- ский слепок с принципов то- варно-денежных отношений. Возникает вопрос: а как же быть с общечеловече- скими правами и свободами граждан, разве это миф, не имеющий никакого отноше- ния к реальности, к тому, что реализовано западными де- мократиями? Дело обстоит значитель- но сложнее. Если говорить о практике, то очевидно, что в жизни концепция прав и свобод человека не может быть внеисторической, об- щечеловеческой, созданной раз и навсегда и годной для всех исторических этапов человеческого развития, для любых общественных уст- ройств. Можно вызвать только гомерический смех, если утверждать, что кон- цепция прав и свобод, прак- тикуемая в Великобритании, тождественна той, что прак- тикуется в США. Другое дело - теория. Теоретически можно пред- ставить себе абстракт, со- ставленный на основании общих черт демократических устройств, эмансипирован- ный от своего конкретного воплощения, где эти права и свободы органически связа- ны с сущностью политиче- ского строя, с конкретной расстановкой общественно- политических сил. Само со- бой разумеется, что подоб- ная, созданная посредством абстрагирования общечело- веческая концепция прав и свобод может находить свое реальное проявление только в определенных, общих дек- ларациях и заявлениях (Пакты ООН о правах чело- века, Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе и т.п., причем со своим меха- низмом гарантий), где при- нятие этой концепции яви- лось результатом равнодей- ствия, компромисса различ- ных общественно-политиче- ских сил, по тем или иным причинам согласившихся на подобное, общее выражение своих на практике весьма расходящихся позиций. Названные международ- ные документы, а также по- добные им, являются наибо- лее наглядным свидетель- ством такого подхода: они были приняты как результат компромисса между силами западного капиталистическо- го мира, всегда заявлявшего о своей приверженности к демократии, и силами то- гдашней международной 287 ПРАВА ЧЕЛОВЕКА партийно-государственной бюрократии коммунистиче- ского толка, выдававшей себя за сторонницу "соци- алистической демократии", прав и свобод трудящегося человека. По этим причинам в названных документах, имеющих в целом общеде- мократический характер, приемлемый для капитали- стических, освободившихся и так называемых социали- стических стран, есть поло- жения, формулировки, раз- нокачественные по своему социально-экономическому и политическому содержа- нию. Поэтому если и можно говорить об общечеловече- ском выражении в этих до- кументах прав и свобод гра- ждан, то все же следует иметь в виду, что провоз- глашенные в них права и свободы в каждой стране реализуются лишь в своей конкретно-исторической фор- ме, определяемой характе- ром политической организа- ции общества, расстановкой и борьбой в нем обществен- но-политических сил. Нельзя забывать и о традициях в реализации прав и свобод граждан. За- пад и Восток, Север и Юг в этом весьма отличаются. Так, западная демократия часто фиксирует противопо- ложность интересов инди- вида и государства и, сохра- няя за индивидом юридиче- ское право критики государ- ства и его институтов, пре- доставляя широкую возмож- ность гражданам в форми- ровании представительных органов, как правило, стре- мится оградить само госу- дарство, исполнение им своих властных функций от какого бы то ни было реаль- ного вмешательства широ- ких масс населения. В отли- чие от этого, в постотали- тарных обществах Восточ- ной Европы, в государствах, возникших на территории бывшего Советского Союза, сохраняется стремление к тому, чтобы добиться проти- воположности интересов го- сударства и его граждан, сделать так, чтобы государ- ство в основном и главном выражало не интересы того или иного меньшинства, не- совместимые с интересами большинства, а именно ин- тересы этого большинства. Разумеется, при этом тоже остается достаточно широ- кое поле несовпадения и противоречивости общего и частного, а также неизбеж- ной и необходимой критики гражданами действий госу- дарственных органов, поли- тики власть имущих. Дума- ется, что такой подход имеет свои преимущества, ибо по- зволяет реализовать права и свободы граждан достаточ- 288 ПРАВА ЧЕЛОВЕКА но полно, а при учете госу- дарством критических заме- чаний граждан позволит су- жать сферу расхождений и противостояния, а тем более злоупотребления как права- ми и свободами человека в ущерб обществу, так и дей- ствиями государства в ущерб индивиду, граждани- ну, его правам и свободам. Права человека* мыс- лимы только в контексте других "прав", в частности прав государства. Если не признать по-настоящему автономию каждого челове- ка, то отпущенные ему права будут лишь фикцией. Конеч- но, автономия человека имеет разный смысл для каждого из нас. Для верую- щего христианина - это свобода, данная Богом вся- кому созданию, сотворенно- му "по его подобию". Даже не будучи христианином, можно согласиться с Яном Паточкой, говорящим о пра- ве на "спасение души" и о том, что Европа на протяже- нии всей своей истории раз- вивала именно это право. Можно также допустить, что речь идет о потенциале ин- теллектуального и духовного * Данная статья первоначально бы- ла опубликована в кн.: 50/50. Опыт словаря нового мышления, с 473- 476. Автор - Жорж Нива (Франция). развития, который есть в ка- ждом человеческом сущест- ве и который позволяет ему в силу того, что он человек, быть призванным к неведо- мому для него будущему. "Люди рождаются сво- бодными и равными" - в этой формуле выражено право человека, отнюдь не являющееся законом приро- ды, и это право, как всякое другое, не имеет смысла иначе, как будучи признан- ным всей общностью людей. С момента рождения чело- век нуждается в защите и воспитании: его свобода - вся в становлении, а равен- ство уменьшается по мере того, как определяется мера его способностей. Но никто не знает заранее этой меры, поэтому права человека - это признание фундамен- тального качества - досто- инства - как основы, на ко- торой зиждутся свобода и равенство. В каждом чело- веке есть достоинство, кото- рое можно уважать. Но один человек не представляет собой сумму своих собст- венных действий вопреки тому, что можно было бы подумать в соответствии с ложной теорией свободы. Никакая высшая цель - го- сударственная, религиозная или любая другая - не должна отменять права на признание достоинства че- 289 ПРАВА ЧЕЛОВЕКА ловека. Вероятно, это дос- тоинство не должно быть совершенно отделено от достоинства животных и природы, т.е. от всякого "творения". Некоторая со- лидарность с другими цар- ствами природы не усколь- зает от внимания, но досто- инство человека все же иное: оно абсолютно с точки зрения нравственности. Тоталитаризм XX в. пе- речеркнул достоинство во имя конечной цели, которой могла быть чистота расы или социальная утопия. Принудительный труд унич- тожил это достоинство, по- грузил людей не только в страдания, но и в унизи- тельное ощущение беспра- вия. Одинокий борец против тоталитарной махины обно- вил концепцию прав челове- ка. Он не только подтвердил ту правоту Антигоны, что лишь человек может быть правым в противоборстве с законом, т.е. большинством, но доказал также, что быва- ют такие моменты, когда этот маленький Давид может поставить в тупик Голиафа - государство, слуг госу- дарства. По пути, указанно- му совестью, шли Владимир Буковский и Ян Палах. У обоих этот предначертанный путь не был следствием ре- лигиозности: он соответст- вовал, следовательно, сущ- ности кантовской концепции "прав человека". Диссиденты и члены "Международной амнистии" показали всем, что права человека - это ценность, которую надо защищать шаг за шагом, в каждой мелочи. Последнее двадцатилетие преподало урок таких упря- мых "маленьких шагов": помощь заключенным, связь с выявленными заключен- ными, постоянный призыв к ответу психиатров-палачей - вот основные задачи. Для этого нужно иметь целую армию борцов за права че- ловека, не церковь, не Крас- ный Крест, а армию ведущих расследование. Надо признать, что, не- смотря на весь существую- щий юридический и консти- туционный арсенал, права человека до сих пор так и не реализованы. Почти все то- талитарные и авторитарные режимы XX в. начертали на своих фронтонах демокра- тические девизы, но на деле их демос не мог осуществ- лять свое право на несогла- сие. Он имеет право лишь на единогласие. Как же обеспечить права человека без права на возражение и даже на вызов? Идя на риск издержек, следует утвердить право на интерпелляцию любого авторитета, любой власти. Нужны "диссиден- 290 ПРОГРЕСС И РЕГРЕСС ты" - этим именем сегодня зовут тех, кого еврейский народ называл пророками. Один из узловых момен- тов проблемы прав человека - ограничение прав роди- телей по отношению к де- тям: родители имеют не все права, но у них есть право передавать им свой жизнен- ный опыт. Полис, отнимаю- щий детей у родителей для воспитания, - это неспра- ведливость. Семья - это естественная среда осуще- ствления прав человека. Необходимо вычленить понятие "права человека" из понятия "ценз просвеще- ния", ведь если что-то и бы- ло доказано этим последним понятием, так это то, что разум может быть безрас- судным, что утопия "царства разума" дала осечку и при- вела к опустошениям, не замеченным и по сей день. Мы - всего лишь счастливо спасшиеся от этой утопии. Следует допустить, что су- ществуют различия, чужие традиции, разнородные куль- туры, но не надо отказы- ваться от "прав человека". Призыв к автономии лично- сти в каждом человеке - это и есть то, что объединя- ет людей всех широт, и с этой точки зрения у нас у всех есть категорический моральный долг вмешивать- ся в дела других. Это огра- ниченный, но принципиаль- ный универсализм. Права человека должны быть все- гда обращены на пользу уг- нетенному, даже если он провозглашает философию нетерпимости. Но если он сам станет угнетателем, то вопрос о правах человека должен быть, в свою очередь, поднят и по отношению к нему. На права человека наследство не распростра- няется: правилом здесь яв- ляется их вечная постановка под вопрос. ПРОГРЕСС И РЕГРЕСС (от латинских слов рrоgressus - движение вперед, успех, и regrеssus - обратное дви- жение) - широко употреб- ляемые в политологии поня- тия, обозначающие проти- воположные направления эволюции: если прогресс характеризует восходящую линию развития, переход от низшего к высшему, то рег- ресс, напротив, обозначает нисходящее направление, возврат к пройденным рубе- жам, деградацию. В сфере обществозна- ния понятие "общественный прогресс", как и "регресс", и связанные с ними проблемы с давних пор являются предметом непреходящего интереса. Существует ли общественный прогресс? 291 ПРОГРЕСС И РЕГРЕСС В чем его показатели или критерии? Что такое обще- ство и что такое прогресс вообще? Не идет ли история вспять? Не наступает ли ко- нец истории? Эти и другие вопросы волновали мысли- телей многих поколений, да и сегодня говорят о конце истории. В трактовке одних философов история челове- чества выступала в качестве доброй феи, исполнитель- ницы людских идеалов, в изображении же других она превращалась в кладбище утраченных надежд. Руково- дствуясь здравым смыслом и социальным умыслом, гражданским долгом и не- прикрытым цинизмом, мно- гочисленные летописцы и пророки (каждый на свой лад) трактовали события общественной жизни, их нервущуюся связь и сокро- венный смысл. Для одних этот смысл состоял в том, что лучшее осталось позади, в "золотом веке" прошлого, а другие видели желанное благополучие в "царстве справедливости" будущего. Отсутствие объективных кри- териев наличия или отсутст- вия прогресса, непонимание его содержания, крайний субъективизм, и до наших дней не исчезающий при описании общественной эво- люции, заставили француз- ского поэта Поля Валери на- звать историю "самым опас- ным продуктом, выработан- ным химией интеллекта". Однако человеческий разум рождал не одни ле- генды и вымыслы. Великие умы прошлого Гесиод и Се- нека, Платон и Аристотель, Вико и Руссо, Кондорсэ и Гегель, Маркс и Ленин, Ве- бер и Сорокин и многие дру- гие мыслители, стремясь понять ход человеческой истории, высказали немало смелых гипотез и гениаль- ных догадок, сформулиро- вали выводы, которые не только разрывали узкий го- ризонт их социальной сре- ды, но и далеко выходили за рамки ограниченных условий своего времени. Обобщая уже достигнутое человече- ской мыслью и сопоставляя выводы с сегодняшней жиз- нью и долговременными тенденциями, есть основа- ния утверждать следующее. Содержанием общест- венного прогресса с самого начала существования че- ловека как биологического и социального существа явля- лось обусловленное естест- венно-исторической необхо- димостью удовлетворение человечеством возрастаю- щих потребностей с помо- щью развития своих сил в ходе преобразования и при- своения объективной дейст- вительности. Результатом 292 ПРОГРЕСС И РЕГРЕСС этого процесса выступает, с одной стороны, "очеловечи- вание человека", развитие естественных и обществен- ных сил рода "человек", самореализация его "чело- веческих" потенций, а с дру- гой - возрастание господ- ства общественного челове- ка над естественными и об- щественными условиями своего существования. И то и другое - критерии про- гресса, свидетельства дос- тигнутой человечеством сте- пени свободы в рамках ес- тественной и исторической необходимости. Если с этих общих пози- ций подойти ко всей исто- рии, то придется признать, что прогресс человечества не оставался всегда одним и тем же, а был разнокачест- венным: с точки зрения уже случившегося он прошел три качественно разные полосы в зависимости от того, что являлось в рамках данной полосы главным источником общественного богатства, а значит и господства челове- ка над условиями жизни. Та- кими источниками богатства выступают: вначале только природа, затем наряду с ней и в первую очередь труд и, наконец, разум (наука как непосредственная произво- дительная сила). А как же быть с утвер- ждениями, будто смена об- щественно-экономических формаций - постоянный кри- терий общественного про- гресса? Это утверждение в таком виде не выдерживает критики: человечество долго развивалось без смены формаций, это же его ждет и в будущем! Только там и до тех пор, пока труд является главным источником обще- ственного богатства, пере- вороты в труде, в способе производства равнозначны переворотам во всей обще- ственной жизни, и поэтому же смена общественно-эко- номических формаций в рамках этой полосы истории является показателем про- гресса. Но как только разум заменяет труд в этой обще- ственной роли, как только наука, становясь непосред- ственной производительной силой, превращается в авто- матизированном производст- ве в главный источник обще- ственного богатства, перево- роты в самом труде, в спосо- бе производства уже не пока- затель прогресса. Прекраща- ется смена общественных формаций, критерии прогрес- са обретают иной вид, но сам прогресс продолжается. Но история - это вовсе не предопределенный для всех народов прямо-таки "роковой" путь прогресса. Это путь, где прогресс - только одна из линий, наря- 293 ПРОГРЕСС И РЕГРЕСС ду с регрессом, где налицо не только в конечном счете возобладающее русло по- ступательного развития че- ловечества, развития, могу- щего быть (особенно в со- временных условиях) пре- рванным, прекращенным, если не ракетно-ядерной, то экологической катастрофой. Но если в этой истории су- ществуют и тупиковые ли- нии, безвозвратные "истори- ческие ниши", то это значит, что целая сумма проблем, связанных с таким понима- нием общественной эволю- ции до сих пор оказывалась вне внимания, вне политоло- гического и социологическо- го исследования. Разве об- ществоведы могут похва- литься исследованием со- циальных причин гибели многих ранее существовав- ших цивилизаций или пони- манием безвозвратных "ис- торических ниш" или же, на- конец, сути исторических ту- пиков и путей выхода из них. Обращаясь к этим про- блемам, следует подчерк- нуть: их особая актуальность определяется тем, что раз- витие многих стран "реаль- ного социализма" в XX в. на определенном этапе (у каж- дой страны своем) утратило прогрессивную направлен- ность, сошло со столбовой дороги развития цивилиза- ции, оказалось в социально- экономическом тупике, на обочине человеческой исто- рии. Сбылись пророчества М.Бакунина, Г.Плеханова, И.Франко об опасности рег- рессивного общественного развития, сопряженного с экстремистским использова- нием марксистских догм. Что же собой представ- ляет общественный рег- ресс, какие его черты про- явились в реальной исто- рии? Прежде всего регресс - это не просто движение вспять, назад, это - воз- вратная эволюция, что со- всем не одно и то же. Под регрессом следует понимать такой тип эволюции, в ходе которой рассматриваемые явления и организмы не только не поднимаются от одной, менее высокой сту- пени к другой, более высо- кой, но и, остановившись на каком-то рубеже, не остают- ся самими собой, а посте- пенно утрачивают механиз- мы прогресса, шаг за шагом деградируют в своих внут- ренних потенциях, причем в ходе понижения уровня ор- ганизации и утраты ряда прежних функций оконча- тельно лишаются собствен- ных возможностей для воз- вращения на путь поступа- тельного развития, чем об- рекают себя сначала на за- стой, движение по кругу с возвратом к изжившим себя 294 ПРОГРЕСС И РЕГРЕСС формам и структурам и, в конце концов, оказавшись в исторической нише, могут обречь себя на полное вы- рождение и разложение. Та- кой регресс - нисходящая ветвь общественной эволю- ции, действительно прямо противоположная прогрессу. Пока еще история не вы- работала проверенных кон- цепций разрыва с регрес- сом, успешного возвраще- ния из социально-эконо- мического тупика. В бывшем Советском Союзе, Югосла- вии и других странах идет болезненный поиск выхода. Прогресс и регресс*. На- блюдая за ходом событий в последнее десятилетие, трудно избавиться от чувст- ва, что всемирная история переживает события фунда- ментального характера. В прошлом году появилось множество статей, свиде- тельствующих об окончании "холодной войны", а также о том, что "мир" прорывается во многих регионах земного шара. Данные исследования в большинстве страдают отсутствием достаточно кон- цептуального подхода для * Данная статья - извлечение из статьи: Фукуяма Ф. Ф. Конец исто- рии? // Тhе National Interest, 1989, №16. определения, что есть суще- ственное и что случайное в мировой истории и являются во многом поверхностными. Если г-н Горбачев был бы изгнан из Кремля или новый аятолла провозгласил из разрушенной ближневосточ- ной столицы начало 1000- летнего царства, те же ком- ментаторы боролись бы за право объявления начала новой эры конфронтации. Эти люди все еще не- достаточно осознают, что идет более значительный процесс, который вносит смысл и порядок в заголовки ежедневных изданий. Два- дцатый век оказался свиде- телем провала цивилизо- ванного мира в пароксизм идеологического насилия: либерализм, борющийся с остатками абсолютизма, за- тем большевизм и фашизм и, наконец, современный марксизм, угрожающий при- вести к апокалипсису ядер- ной войны. Кажется, что столетие, начавшееся с чув- ством полной уверенности в конечной победе западной либеральной демократии, пройдя полный круг, на сво- ем закате возвращается к исходной точке: не к "концу идеологии" или конверген- ции между капитализмом к социализмом, как это ранее предсказывалось, но к явной 295 ПРОГРЕСС И РЕГРЕСС победе экономического и политического либерализма. Триумф Запада, запад- ной идеи очевиден, прежде всего, исходя из полного ис- тощения существующих как системы альтернатив запад- ному либерализму. В по- следнее десятилетие проис- ходили несомненные изме- нения в интеллектуальном климате двух наиболее крупных коммунистических стран, и в обеих начались важные реформаторские дви- жения. Однако данная тен- денция развивается помимо высокой политики, а также прослеживается в распро- странении потребительской западной культуры в таких разнообразных проявлени- ях, как крестьянские рынки и повсеместное распростра- нение цветных телевизоров в Китае, кооперативные рес- тораны и магазины одежды, открытые в прошлом году в Москве, музыка Бетховена в японских универсальных ма- газинах и рок-музыка, равно распространенная в Праге, Рангуне и Тегеране. То, чему мы, вероятно, являемся свидетелями, не означает просто конец хо- лодной войны или заверше- ние конкретного периода истории, но конец истории как таковой, т.е. конечную точку идеологической эво- люции человечества и уни- версализации западной ли- беральной демократии как последней формы управле- ния в человеческом общест- ве. Это не означает, что в дальнейшем не будет собы- тий, попадающих на страни- цы ежегодных обзоров "Форин Афферз" по между- народным отношениям, так как победа либерализма бы- ла одержана, в первую оче- редь, в сфере идей или соз- нания и до сих пор неокон- чательна в реальном или материальном мире. Тем не менее существуют серьез- ные причины считать, что это идеал, который в пер- спективе будет править ма- териальным миром. Для по- нимания этого мы, прежде всего, должны остановиться на некоторых теоретических положениях, касающихся природы исторических из- менений. Представление о конце истории не является ориги- нальным. Наиболее извест- ным его пропагандистом был Карл Маркс, который полагал, что ход историче- ского развития является це- ленаправленным, определя- ется взаимодействием ма- териальных сил и завершит- ся лишь с достижением коммунистической утопии, что окончательно разрешит все существующие противо- речия. Однако концепция 296 ПРОГРЕСС И РЕГРЕСС истории как диалектического процесса с началом, сере- диной и концом была заим- ствована Марксом у его ве- ликого немецкого предшест- венника Георга Вильгельма Фридриха Гегеля. Так или иначе, гегелев- ский историзм во многом сделался частью нашего современного интеллекту- ального багажа. Представ- ление о том, что человече- ство на своем пути к на- стоящему прошло ряд при- митивных этапов сознания, и данные этапы соответство- вали конкретным формам общественной организации, таким, как родо-племенная, рабовладельческая, теокра- тическая и, наконец, демо- кратически-эгалитаристская, стало неотъемлемой частью современного понимания человека. Гегель явился первым философом, кото- рый заговорил на языке со- временной общественной науки в той степени, в какой человек до него представ- лял собой продукт его кон- кретной исторической и со- циальной среды, а не средо- точие более или менее оп- ределенных "естественных" свойств, как полагали ранее теоретики "естественного права". Идея о влиянии ес- тественной человеческой среды и ее изменении вследствие внедрения науки и технологии исходно явля- лась не марксистской, а ге- гелевской концепцией. В от- личие от последующих исто- риков, чей исторический ре- лятивизм выродился в реля- тивизм вообще, Гегель пола- гал, что история достигает кульминации в некий абсо- лютный момент - момент, в который окончательная ра- зумная форма общества и государства побеждает. Несчастье Гегеля заклю- чается в том, что сейчас он известен, прежде всего, как предшественник Маркса; на- ше несчастье - в том, что лишь немногие из нас зна- комы с работами Гегеля не- посредственно, а не через искажающие очки марксиз- ма. Во Франции была пред- принята попытка оградить Гегеля от eго интерпретато- ров-марксистов и воскресить его как философа, который наиболее точно высказыва- ется о нашем времени. Наи- более значительным среди упомянутых современных французских интерпретато- ров Гегеля, несомненно, был Александр Кожев, блестя- щий русский эмигрант, кото- рый провел в Париже в 30-х гг. ряд впечатляющих семи- наров в Ecole Practique des Hautes Etudes. Малоизвестный в Соеди- ненных Штатах Кожев оказы- вал значительное влияние на 297 ПРОГРЕСС И РЕГРЕСС интеллектуальную жизнь в Европе. В числе его студентов были такие будущие светила, как Жан Поль Сартр - слева, и Раймон Арон - справа; по- слевоенный экзистенциализм позаимствовал многие из сво- их основных категорий у Геге- ля через Кожева. Кожев стремился оживить Гегеля - автора "Феноме- нологии духа", Гегеля, про- возгласившего приход конца истории в 1806 г. В поражении Прусской монархии, которое ей нанес Наполеон в битве при Йене, Гегель видел победу идеа- лов Французской револю- ции, неминуемую универса- лизацию государства, осно- вывающегося на принципах свободы и равенства. Кожев, далекий от отрицания Геге- ля в свете бурных событий последующих полутора ве- ков, настаивал на его прин- ципиальной правоте. Битва при Йене знаменовала ко- нец истории, так как именно в данный момент авангард человечества (термин, хо- рошо известный марксис- там) привел в действие принципы Французской ре- волюции. Несмотря на то, что после 1806 г. еще пред- стояла значительная работа - отмена рабства и рабо- торговли, предоставление избирательного права рабо- чим, женщинам, неграм и другим расовым меньшинст- вам и так далее - основные принципы либерально-демо- кратического государства не нуждались в дальнейшем совершенствовании. Две ми- ровые войны этого столетия и сопутствующие им рево- люции и перевороты лишь способствовали территори- альному распространению данных принципов, в резуль- тате чего провинции челове- ческой цивилизации были подняты до уровня ее наи- более передовых форпо- стов, а общества Европы и Северной Америки выдвину- лись в авангард цивилиза- ции в целях возможно более полного осуществления ли- берализма. Заявление Кожева о кон- це истории должно было по- казаться его современникам в середине века типичным эксцентрическим солипсиз- мом французского интел- лектуала, возникшим на ис- ходе Второй мировой войны и в разгар холодной войны. Исчезновение марксиз- ма-ленинизма сначала из Китая, а затем из Советского Союза будет означать ги- бель его как действующей идеологии мирового истори- ческого значения. Несмотря на то, что в таких местах, как Манагуа, Пхеньян, Кем- бридж или Массачусетс могут оставаться отдельные 298 ПРОГРЕСС И РЕГРЕСС правоверные, тот факт, что нет ни одного крупного госу- дарства, в котором эта идеология имела бы реаль- ный вес, окончательно под- рывает ее претензии на ме- сто в авангарде человече- ской истории. Гибель этой идеологии означает расши- рение "Общего рынка" ме- ждународных отношений и снижение вероятности круп- номасштабного конфликта между государствами. Это ни в коем случае не означает завершения меж- дународного противостояния как такового, так как в это время мир был бы разделен на две части, одна из кото- рых являлась бы историче- ской, а другая постисториче- ской. Конфликт между госу- дарствами, остающимися в истории, и государствами, находящимися в конце исто- рии, был бы по-прежнему возможен. Сохранялся бы и, вероятно, возрастал уровень этнического и национали- стического насилия, т.к. эти импульсы не исчерпаны полностью даже в постисто- рическом мире. Палестинцы и курды, сикхи и тамилы, ирландские католики и вал- лийцы, армяне и азербай- джанцы будут сохранять свои неисчерпанные обиды. Это обусловливает сохране- ние терроризма и националь- но-освободительных войн в международной повестке дня. Однако крупномасштабный конфликт должен охватывать крупные государства, все еще находящиеся во власти истории, а они, как оказыва- ется, уходят со сцены. Конец истории будет очень печальным временем. Стремление к признанию, готовность рисковать жиз- нью ради чисто абстрактной цели, всемирная идеологи- ческая борьба, которая тре- бовала дерзости, отваги воображения и идеализма, будут заменены экономиче- скими подсчетами, беско- нечным решением экономи- ческих и экологических про- блем и удовлетворением извращенных запросов по- требителя. В постисториче- ский период не будет ни ис- кусства, ни философии, а лишь вечная забота о музее человеческой истории: я ощущаю в себе самом и за- мечаю в окружающих мощ- ную ностальгию по времени, когда история существовала. В течение некоторого вре- мени эта ностальгия, по сути, будет питать соперничество и конфликт даже в постисто- рическом мире. Признавая неизбежность цивилизации, созданной в Европе после 1945 г. с ее атлантической и азиатской ветвями, я испы- тываю к ней противоречи- вые чувства. Может быть, 299 РЕВОЛЮЦИЯ именно перспектива много- вековой скуки в конце исто- рии вынудит историю начать- ся вновь. Р РЕВОЛЮЦИЯ (от лат. revolutio - поворот, измене- ние) - способ перехода от одного общественно-полити- ческого строя к другому, бо- лее прогрессивному, по- средством активных дейст- вий самих граждан. Главный вопрос революции - вопрос о государственной власти, хотя чаще всего революция - это социальный сдвиг и качественный переворот во всей социально-экономиче- кой структуре общества. Вопреки утверждениям вульгарной политологии, пытающейся изобразить ре- волюцию как нечто всегда разрушительное и негатив- ное в ходе истории, дейст- вительная революция - по своему существу позитив- ная, созидательная форма общественного развития, нацеленная не на разруше- ние, а на спасение и умно- жение главного обществен- ного богатства - уже соз- данных обществом произво- дительных сил. Разруши- тельная функция любой на- стоящей революции ограни- чивается устранением сил, препятствующих общест- венному прогрессу, ставя- щих свои эгоистические ин- тересы выше интересов все- го общества, большинства его граждан. Но случается и так, что революционный процесс, выйдя за свои ес- тественно-исторические рам- ки, разрушает не только препятствующие прогрессу силы и структуры, но и сами общечеловеческие меха- низмы прогресса. Тогда речь идет уже не о революции, а о ее трансформации, пере- рождении в принципиально иной процесс. Экономической основой революции всегда являются противоречия экономическо- го развития, но вовсе не все- гда они сводятся к противо- речию между ростом произ- водительных сил и отжив- шими, ставшими тормозом производственными отно- шениями, как это считают марксистские догматики. Ис- тории, особенно в XX в., из- вестны революции (напри- мер, антитоталитарные, по- сткоммунистические), эко- номической основой которых является противоречие ме- жду возросшими экономиче- скими потребностями обще- ства и застоем, деградацией 300 РЕВОЛЮЦИЯ мобилизационной экономики казарменного псевдосоциа- лизма, оказавшегося в соци- ально-экономическом тупи- ке. Поэтому историческое призвание революции может состоять как в том, чтобы разрушить отжившие произ- водственные отношения, утратившие стимулы разви- тия производительных сил, ставшие оковами их разви- тия, так и в том, чтобы по- рвать с тупиковой линией эволюции и восстановить общечеловеческие механиз- мы прогресса. Но во всех случаях революция - это локомотив истории, ускори- тель ее развития, ибо, спасая уже созданные производи- тельные силы от разруше- ния, она вместе с тем утвер- ждает новые, эффективные стимулы их быстрого роста. Творцами или движите- лями революции являются общественные группы, слои, классы, граждане, объектив- но заинтересованные в на- зревших переменах, чье не- довольство существующими порядками выпивается в активные выступления про- тив них. Так как степень ну- жды и бедствий у разных таких групп различна, а уро- вень их сознания и органи- зованности неодинаков, то не каждый класс, социаль- ный слой и группа, состав- ляющие народ, объективно заинтересованный в обще- ственном прогрессе, активно действует, вершит револю- цию. Революцию творят только политически актив- ные, передовые представи- тели этих социальных групп и сил, составляющие рево- люционный народ, т.е. ак- тивно действующий аван- гард народа. Общественно- политическая сила, класс, группа, действующая в ре- волюции наиболее последо- вательно, решительно и ра- дикально, как правило, ока- зывается гегемоном рево- люции, сплачивающим во- круг себя всех ее творцов. Главным вопросом лю- бой революции является вопрос о власти, ибо, не свергнув прежнюю государст- венно-политическую власть, стоящую на страже уста- ревших порядков, и не ут- вердив власть передовых сил, заинтересованных в переменах нельзя решить социально-экономические задачи революции обеспе- чить замену одного строя другим, прежнего - новым. Эти два главных аспекта центрального вопроса - вопроса о власти сверже- ние прежней и утверждение новой - чаще всего осуще- ствляются одними и теми же революционными силами - революционным народом страны. Но обстоятельства 301 РЕВОЛЮЦИЯ могут сложиться и так, что эти задачи история возлага- ет на разные силы, как это было при освобождении от фашизма стран Централь- ной и Юго-Восточной Евро- пы, где задачи по сверже- нию и разрушению гитле- ровского "нового порядка" выполняла советская армия- освободительница в союзе с внутренними силами этих стран (воссозданными ар- мейскими формированиями и партизанами), которые, учитывая мощь гитлеров- ской военной машины, сами, в одиночку были не в со- стоянии решить эту задачу. Вторая же задача - утвер- ждение новой политической власти в этих странах - ре- шалась уже их народами в присутствии советских войск, что породило особый ком- плекс проблем. С точки зрения форм борьбы за власть, форм поли- тического переворота, прин- ципиальное значение имеет разграничение мирной и не- мирной форм развития ре- волюции. Суть этого разгра- ничения сводится к тому: имело ли место в ходе ре- волюции применение воору- женного насилия, было ли кровопролитие при сверже- нии прежней власти, утвер- ждении и защите новой? Так, относительно бескров- ное вооруженное восстание Октября 1917 г. в России было сопряжено с кровопро- литной гражданской войной 1918-1921 гг. в целях защи- ты этой власти "красными" от "белых". Мирным был переход от первого ко вто- рому этапу революций в странах "народной демокра- тии" в конце 40-х гг., мир- ными и немирными, "бар- хатными" и "небархатными" были антитоталитарные ре- волюции в этих странах в конце 80-х гг. Характер (содержание) революции определяется в первую очередь характером ключевых социально-эконо- мических и общественно- политических противоречий, разрешаемых революцией, а также природой ее движущих сил, социальным сдвигом и реальной переменой власти, ее преобразованиями. Если в основе револю- ции лежит внутреннее про- тиворечие между ростом производительных сил и сковывающими это развитие отжившими отношениями, то в соответствии с характером утверждаемых отношений и природой социальной силы, призванной утвердить эти отношения, революция мо- жет быть, например анти- феодальной, буржуазной (такими были голландская, английская революции, а позже французская револю- 302 РЕВОЛЮЦИЯ ция 1789- 1794 гг., такой же характер имела и револю- ция в России 1905 г., а поз- же Февральская революция 1917 г. и др.). Истории из- вестны и революции, счи- тавшие своей задачей ут- верждение рабочим классом социалистических порядков (Октябрьская революция 1917 г., социалистические революции в странах "на- родной демократии" Европы во второй половине 40- х гг., а также революции в Китае, Вьетнаме и др.). Если же в основе рево- люции лежат не только внут- ренние противоречия разви- тия, но и противоречие меж- ду интересами национально- го развития и засильем ино- странного капитала, гнетом империализма, тогда налицо революции национально-ос- вободительные, националь- но-демократические и т. п. Важно также иметь в ви- ду, что революции, осущест- вляемые широкими слоями народа, народными масса- ми, независимо от социаль- но-экономического содержа- ния преобразований (буржу- азного, национально-освобо- дительного, антифашистско- го или антитоталитарного и т.д.) являются народными революциями в противопо- ложность "верхушечным" революциям и дворцовым переворотам. Вопреки догматическим представлениям, согласно которым будто бы револю- ций существует столько, сколько имеется качествен- ных переходов от одной об- щественно-экономической формации к другой,- а зна- чит, всего четыре: при пере- ходе к рабству, феодализму, капитализму и социализму. - многообразие революций выглядит иначе. Прежде все- го надо доказать, насколько общеприменима схема де- ления всей истории на из- вестные общественно-эконо- мические формации. Но да- же если согласиться с этой спорной схемой, то и тогда, во-первых, отнюдь не каж- дый качественный переход в общественном развитии яв- ляется революцией: о по- следней можно говорить только там, где такая форма перехода обеспечивается открытым столкновением общественно-политических сил, а главное - наличием у революционных сил класса или социальной группы - носителя нового обществен- ного строя. Учитывая это, видимо, нельзя говорить о революции при переходе от бесклассового общества к классовому, а также при пе- реходе от рабовладения к феодализму. Во-вторых, не- верна догма, сводящая вce многообразие революций 303 РЕВОЛЮЦИЯ только к революциям меж- формационным, так как есть и другие причины сущест- вующего здесь многообразия. 1. Широко известно, что и внутри одной и той же об- щественно-экономической формации возможен ряд революций, связанных с разными социально-полити- ческими сдвигами и борьбой разных сил. Так, во Франции становление и совершенст- вование капитализма знало не только революцию 1789- 1794 гг., но и революции 1830 г., 1848 г., а также револю- цию 1871 г., предшествовав- шую Парижской Коммуне. Следует напомнить и о том, что ряд революций, наце- ленных на утверждение капи- тализма, прошла и Россия. 2. Теперь очевидно и то, что случаются революции и совсем иного рода, связан- ные с возникновением вне- формационных устройств, обществ-монстров, казар- менного псевдосоциализма. В этом случае революцион- ные перемены направлены на разрыв с тупиковой эво- люцией и налицо антитота- литарные, посткоммунисти- ческие, демократические ре- волюции. Вряд ли можно утверждать, что история уже исчерпала все многообразие возможных революций. Однако недовольство недовольством, а револю- ция* - это нечто совершен- но иное. Люди могут испы- тывать недовольство в от- ношении того или иного ас- пекта - крестьяне в отно- шении цен на сельскохозяй- ственную продукцию, интел- лигенция по поводу недос- татка свободы, бизнесмены в отношении коррупции и т.д. Однако если не сущест- вует какой-либо организа- ции, способной сфокусиро- вать их недовольство, то, возможно, из этого совер- шенно ничего не выльется. Беспорядки и волнения сами по себе не приводят к паде- нию режима; для того, чтобы это произошло, абсолютно необходима организацион- ная работа. В исследовании, посвященном изучению по- литических течений в Бра- зилии, Питер Мак Доноху и Антонио Лопес Пина выяви- ли "наличие существенного уровня ни на что не направ- ленного недовольства авто- ритарным режимом", однако это было "стихийное" воз- мущение, особо ориентиро- ванное против находящихся у власти военных. Исследо- * Данная статья - извлечение из американского учебника по полито- логии: Майкл Дж.Роскин и др. Вве- дение в политологию. Нью-Джерси, 1988. 304 РЕВОЛЮЦИЯ ватели пришли к выводу, что "отсутствие организованных альтернатив чаще всего вы- ражается в форме апатии и безразличия". Рассмотренные нами факторы могут привести к насилию - беспорядкам и забастовкам - однако без организации из этого не по- лучится революции. Кто же создает такую организацию? Чтобы выяснить это, нам не- обходимо рассмотреть роль интеллигенции. Интеллигенты и рево- люция. Интеллигенты почти везде выражают недоволь- ство существующим поло- жением вещей, поскольку они получили хорошее обра- зование и знакомы с широ- ким спектром теорий, многие из которых носят утопиче- ский характер. Проповедни- ки, преподаватели, юристы, журналисты и другие, кто имеет дело с идеями, зачас- тую имеют профессиональ- ный интерес в критике сис- темы. Если бы все пред- ставлялось в полном поряд- ке, тогда бы не о чем было говорить или писать. Интел- лигенты, как правило, не бедные люди, однако редко бывают богачами. Они склонны без оптимизма от- носиться к тем, кто лучше обеспечен материально, но не столь умен, как они - к бизнесменам и правитель- ственным чиновникам. Подобные факторы под- талкивают некоторых интел- лигентов - но ни в коем случае не всех и даже не большинство из них - к развитию в себе того, что Джеймс Биллингтон назвал "революционной верой" в то, что имеющаяся система может быть заменена чем-то гораздо лучшим. Согласно Биллингтону, революции на- чинаются, прежде всего, с такого "горения в умах лю- дей". Простой народ, про- стые рабочие и крестьяне редко проявляют интерес к абстрактным идеологиям ин- теллигентов... они стремятся лишь к улучшению своего материального положения. Однако, именно идеалистиче- ские убеждения интеллиген- ции предоставляют револю- ционным движениям тот це- мент, который скрепляет их вместе, те цели, на которые они направлены, а также прослойку их руководителей. Интересно отметить, что у истоков и у руководства большинства революцион- ных движений XX в. стояли образованные люди. Ленин, сын провинциального ра- ботника просвещения, полу- чил блестящее и разносто- роннее образование. Мао Цзэдун активно участвовал в 305 РЕВОЛЮЦИЯ создании Китайской комму- нистической партии, будучи библиотекарем в Пекинском государственном универси- тете. Фидель Кастро и большинство из его перво- начальных партизанских со- ратников вузов не оканчива- ли. Однако один из них - знаменитый Че Гевара, ко- торый был убит в 1967 г., когда он пытался поднять революцию в Боливии, - имел диплом врача. Лидер движения "Сияющий путь" в Перу был университетским профессором. Лидеры ан- тишахской революции в Иране были выпускниками либо религиозных, либо светских высших учебных заведений. <... > Этапы революции. В небольшой книге, опублико- ванной в 1938 г. и ставшей впоследствии классическим трудом, историк из Гарвард- ского университета Крейн Бринтон развил теорию о том, что все революции про- ходят через похожие стадии, подобно тому как человече- ский организм проходит че- рез стадии болезни. В Анг- лийской революции 1640-х гг., Американской революции 1776 г., Французской рево- люции 1789 г. и революции в России в 1917 г. Бринтон выявил следующие общие черты. Распад старого режима. Система управления прихо- дит в расстройство, проис- ходит рост налогов. Народ больше не верит в свое пра- вительство; более того, са- мо правительство уже не верит в себя. Интеллигенция утрачивает лояльность ре- жиму и выражает предан- ность новой идеализирован- ной системе. И всё это про- исходит в то время, когда экономика, как правило, на- ходится на подъеме, однако это как раз вызывает недо- вольство и зависть. Первый этап револю- ции. Образуются многочис- ленные комитеты, движения, ячейки и тайные общества, имеющие целью свержение старого режима. Население отказывается выплачивать налоги. Возникает политиче- ский тупик, из которого нет выхода, поскольку противо- стояние зашло слишком да- леко. И когда правительство вызывает на помощь войска, этот шаг приводит к обрат- ным результатам, так как войска отказываются подчи- няться, а гнев населения возрастает. Первоначаль- ный захват власти не со- ставляет труда, так как ста- рый режим уже сам почти отстранился от дел. Народ торжествует свою победу. 306 РЕФОРМА И РЕФОРМИЗМ Первоначальный приход к власти умеренных сил. Те, кто боролся со старым режимом, но все еще оста- ется связанным с ним в силу своего происхождения или образования, принимают власть. Они начинают про- водить умеренные, половин- чатые реформы. Эти преоб- разования недостаточны для экстремистского крыла рево- люционеров, и его предста- вители обвиняют умеренных в трусости и в попытках пой- ти на компромисс с силами старого режима. Умеренные - "добрые ребята" и не на- столько решительны, чтобы сокрушить радикалов. Приход к власти экс- тремистских сил. Экстре- мисты, которые более без- жалостны и лучше организо- ваны, чем умеренные силы, и которые точно знают, чего они хотят, вытесняют уме- ренных и доводят револю- цию до безумного апогея. Ниспровергается все старое. От населения требуют сле- довать канонам нового, идеалистического общества, которое пытаются создать экстремисты. Тех, кто с этим не согласен, уничтожают в разгуле террора. Ведут на казнь даже революционных соратников, которые якобы отошли от верного пути: "революция пожирает своих детей". Похоже, что все об- щество близко к безумию, ко- торое Бринтон сравнил с ли- хорадкой во время болезни. "Термидор", конец разгула террора. В конце концов, общество уже не может тер- петь дальнейшего нагнета- ния напряженности. Населе- ние приходит к мысли о том, что неплохо было бы успо- коиться, снова наладить экономику и обрести опре- деленный уровень личной безопасности и благоденст- вия. Людям надоела рево- люция. Даже экстремисты от нее устали. Затем наступает "термидор" - так называл- ся месяц во французском революционном календаре, когда лидер экстремистов Робеспьер сам был гильоти- нирован - этот период Бринтон сравнивает с вы- здоровлением от лихорадки. Зачастую какой-нибудь дик- татор, который в конечном итоге мало чем отличается от тиранов прежнего режи- ма, берется за восстановле- ние порядка, и большинство населения ничего не имеет против. РЕФОРМА (от лат. rеformare - преобразовы- вать) - способ изменения, преобразования или пере- устройства тех или иных сторон общественной жизни. 307 РЕФОРМА И РЕФОРМИЗМ осуществляемый сверху, самой властью. РЕФОР- МИЗМ - идейно-теоретиче- ское и общественно-поли- тическое течение, отдающее реформе предпочтение пе- ред революцией, считающее реформу лучшим способом осуществления обществен- ных перемен. Левацкие эле- менты в рабочем движении, делающие ставку на восста- ния и революции, отвергают реформизм как предатель- ство, как оппортунизм. Исторически понятие "реформа" закрепляется в общественном сознании уже в XVIII в., в эпоху Просвеще- ния. Этому способствовали по меньшей мере два об- стоятельства. Во-первых, во многих странах, где рост капита- лизма протекал под фео- дально-монархической обо- лочкой, соотношение сил между нарождавшейся бур- жуазией и противостоявши- ми ей устоями и силами Средневековья было таким, что ни одна из противобор- ствующих сил не была в со- стоянии господствовать, пре- небрегая другой силой. Это- му состоянию как раз и соот- ветствовала реформа как способ постепенных, но уже явно назревших и очевидно необходимых перемен, при- способления общества и существующей власти к ме- няющимся условиям соци- альной жизни. Во-вторых, в этом обще- ственном состоянии, тем более в условиях веры во всесилие разума, просвеще- ния, в безграничность со- вершенствования самого че- ловека, широко распростра- нилось убеждение, что имен- но реформа является впол- не приемлемым средством совершенствования жизни, выступает лучшим способом реального прогресса, ибо связана с наименьшими со- циальными издержками. Естественно, что на этом этапе общественная рефор- ма имела вполне опреде- ленное социальное содер- жание , соответствовавшее тогдашним условиям, сути сил, осуществляющих ре- формы, причем в рамках ставившихся ими ограни- ченных целей. Главными ре- форматорами в странах, еще только выходивших из Средневековья, выступали сами монархи и конституци- онные монархии, сторонники которых, естественно, были убеждены, что именно ре- форма, проводимая ими, за- трагивающая только отдель- ные стороны социальной жизни, а главное - дарован- ная народу сверху - это и есть способ действительного 308 РЕФОРМА И РЕФОРМИЗМ прогресса, ибо в таком по- степенном прогрессе им больше нравилась постепен- ность, а не сам прогресс, и главное - незыблемыми оставались если не основы строя, то его существенные элементы, весьма дорогие для самих реформаторов. Уже Английская револю- ция второй половины XVII в., но особенно Французская революция конца XVIII в. разрушили эту иллюзию, по- казывая, что для удержания богатств, созданных челове- чеством, и ускоренного дви- жения вперед более подхо- дяща не реформа, а рево- люция как более радикаль- ный способ преобразования старого в новое. Весь XIX век заполнен теоретической и практической борьбой раз- ных концепций и способов перехода от старого к ново- му, благодаря чему были существенно обогащены и само понимание реформ и связанный с тем временем буржуазный реформизм. После смены на полити- ческом поприще ведущих общественно-политических сил и выхода на обществен- ную авансцену рабочего класса, в освободительном движении которого еще ши- ре распространяются рево- люционные марксистские идеи, прежний реформизм не исчезает: с одной сторо- ны, он продолжает свою эволюцию в буржуазной сре- де, а с другой - реформизм обретает новый облик, шаг за шагом проникая в рабо- чее движение, в составляю- щие его партии и профсою- зы. В некоторых из них, на- пример, в лейборизме, в специфической форме "фаби- анского социализма" ре- формизм господствовал из- начально, а в других он, бо- рясь с "революционари- стами", становился все бо- лее влиятельной силой, что отчетливо высветила Пер- вая мировая война, когда принципиальные расхожде- ния "революционаристов" и "реформистов" предопре- делили конец II Интернацио- нала, распад мирового осво- бодительного движения ра- бочих, его глубокий раскол. Вслед за этим расколом последовала многолетняя непримиримая борьба ком- мунистов, "марксистов-ле- нинцев" против "преда- телей-реформистов", ста- новление осененного "марк- сизмом-ленинизмом", так на- зываемого, реального социа- лизма, а фактически, обще- ства-монстра, клявшегося в своей верности рабочему классу, трудящимся, а на деле бывшего реализацией социального идеала партий- но-государственной бюро- кратии, заповедником сотво- 309 РЕФОРМА И РЕФОРМИЗМ ренных номенклатурой но- вых форм эксплуатации и угнетения своих граждан. На протяжении многих десяти- летий этой весьма жестокой борьбы, пронизанной идей- ной оголтелостью и крайним субъективизмом, были сме- щены многие акценты: ряды противников не раз попол- нялись вчерашними друзья- ми. Были во многом забыты буржуазный реформизм и его политика, а коммунисты постепенно изгоняли из сво- ей среды разномыслие и инакомыслие, не желая счи- таться с тем, что внутренняя и внешняя политика, выра- ботанные без борьбы мне- ний, без демократического обсуждения, рано или позд- но, но неизбежно заведут в социально-экономический ту- пик, что и произошло. Коммунистический "рево- люционаризм" не только не победил, но и бесповоротно подорвал свое некогда ши- рокое влияние. Однако, воз- никшие в границах прежней "мировой социалистической системы", где безраздельно господствовали коммунисты, посткоммунистические, по- сттоталитарные общества нуждаются в глубоком ре- формировании, снова ставят в повестку дня вопрос о су- ществе и видах реформ. Сегодня очевидно, что по своему существу реформы могут быть коренными, на- правленными на изменение самой природы обществен- ного строя, преобразуемого явления или процесса; они могут быть и частичными, не затрагивающими самой сути преобразуемого строя, явле- ния, процесса. При этом очень важно различать су- щество перемен, даваемых реформой, и их видимость, то, как эти перемены изобра- жаются пропагандой. Возьмем в качестве при- мера реформы, ведущей к изменению самой природы существовавшего строя, пе- рестройку Горбачева, кото- рая в силу сложившейся си- туации - неспособности (или нежелания?) архитек- тора перестройки М. Горба- чева осуществить необхо- димые в обществе переме- ны в интересах социализма, из-за наивной веры масс в то, что "шаги перестройки" делаются во имя интересов трудящихся, и благодаря до- вольно умелым действиям пробуржуазных "прорабов пе- рестройки" - не привела к тому, к чему обещала привес- ти - дать обществу "гуман- ный демократический социа- лизм". Приводя этот пример, было бы неверно считать, будто перестройка Горбаче- 310 РЕФОРМА И РЕФОРМИЗМ ва загубила социализм (его никогда в стране не сущест- вовало) и заменила общест- венный строй социализма общественным строем со- временного цивилизованно- го капитализма. Первого у нас не было, второй не по- лучился и в ближайшие годы не получится. В действи- тельности существовавший в стране партийно-государст- венный казарменный псевдо- социализм был разрушен и заменяется диким капита- лизмом в состоянии первона- чального накопления. Очевидно, проблема ре- форм, реформирования об- щества была и остается од- ной из весьма важных тео- ретических и практических проблем современности: без хорошо продуманных ре- форм, осуществляемых так, что желаемое и обещаемое действительно достигается в результате намеченных пе- ремен, у человеческого об- щества нет будущего. На рубеже столетий (XIX и XX. - Авт.) немецкие со- циал-демократы, поддержи- вавшие теорию Маркса, ста- ли крупнейшей партией в Германии. Маркс не утруж- дал себя размышлениями о традиционных партиях и трудовых союзах; он был уверен, что буржуазные пра- вительства просто раздавят их. Самое большее, на что они годились, так это слу- жить учебной основой для более серьезной революци- онной деятельности. Но не- мецкие социал-демократы успешно начали свой путь. Членов этой партий выбира- ли в рейхстаг и местные уч- реждения; их союзы начали с того, что добились более высокой заработной платы и лучших условий труда. Неко- торые начали думать, что рабочий класс сможет дос- тичь своих целей без со- вершения революции. Зачем нужны пули, если есть изби- рательные бюллетени? Эдуард Бернштейн раз- вил свою точку зрения. В своей теории "эволюцион- ного социализма" (1901 г.) он отметил весьма реаль- ные достижения рабочего класса и пришел к выводу о том, что Маркс был не прав, говоря о неизбежности кру- шения системы и револю- ции. Он считал, что рефор- мы*, дающие возможность получить определенные вы- * Данная статья - извлечение из американского учебника по полито- логии: Майкл Дж. Роскин и др. Вве- дение в политологию. Нью-Джерси, 1988. 311 РЕФОРМА И РЕФОРМИЗМ годы рабочему классу, могут также привести к социализму. За пересмотр учения Маркса ортодоксальные марксисты дали Бернштейну уничижи- тельное имя "ревизионист". Хотя в целом СДПГ не удалось поколебать, ко вре- мени создания печальной судьбы Веймарской респуб- лики (1919-1933) социал- демократы умерили свою воинственность и вместе с либералами и католиками работали над тем, чтобы спасти зашатавшуюся демо- кратию. Запрещенная на- цизмом социал-демократи- ческая партия возобновила свою деятельность после Второй мировой войны. В 1959 г. она вообще отошла от марксизма, как это сде- лали все социал-демокра- тические партии. Поскольку во многих странах социал- демократы стоят на умерен- ных позициях, их все чаще и чаще избирают: избиратели более не обеспокоены, что их будут подстрекать к рево- люции. В 1979 г. испанские социалисты убрали слово "марксистский" из партий- ных определений и в 1982 г. за счет резкого изменения в распределении голосов ме- жду партиями они победили на национальных выборах и пришли к власти в прави- тельстве. Повсюду социал- демократы преобразовались в левоцентристские партии. За что тогда стоят демо- краты? Они большей частью отказались от своих планов по национализации про- мышленности. Например, в Швеции национализировано только около 12% промыш- ленности, причем это было сделано довольно давно консерваторами, чтобы спа- сти компании от разорения и избежать безработицы. Вот слова бывшего премьер- министра Швеции Улофа Пальме: "Если основной целью промышленности яв- ляется расширение произ- водства, создание новых рынков, создание новых ра- бочих мест, ей нет нужды ничего опасаться. Промыш- ленность Швеции никогда не развивалась столь быстро, как в эти годы правления социал-демократов". Вместо национализации промышленности социал-де- мократы теперь поставили своей целью меры по улуч- шению культурных и быто- вых условий: пособия по безработице, национальные планы здравоохранения, уве- личение пенсий, субсидиро- вание питания и жилья. 312 РЕФОРМА И РЕФОРМИЗМ Страны с социал-демокра- тическим правлением стали процветающими государства- ми; поэтому представляется более целесообразным заме- нить термин "социализм" словом "благосостояние". Но здесь есть одна ло- вушка (здесь всегда нахо- дится по меньшей мере одна ловушка): дело в том, что государства с высоким уров- нем благосостояния ужасно дорогие. Из-за того, что при- ходится платить за все эти меры по повышению благо- состояния, ползут вверх на- логи. В Швеции на уплату налогов уходит большая часть валового националь- ного дохода. Одна из каж- дых двух крон, заработан- ных шведом, уходит к прави- тельству. <...> Это как раз одна из тех вещей, о которых предупре- ждал консервативный эко- номист Милтон Фридман... При таких налогах скоро нельзя будет свободно вы- бирать, как жить. Социал- демократы и современные либералы довольно близко подошли друг к другу в неко- торых вопросах, хотя исхо- дят они из достаточно раз- личных позиций. В Велико- британии умеренные члены лейбористской партии отко- лолись от нее в 1981 г. и об- разовали новую, социал- демократическую партию. На выборах 1987 г. они объ- единились и проходили по одному списку вместе с чле- нами малочисленной либе- ральной партии и получили 23% голосов. То, что в США называет- ся либерализмом, на самом деле окрашено идеями со- циал-демократии о создании государства всеобщего бла- годенствия. Будет справед- ливым сказать, что левое крыло демократической пар- тии идеологически сходно с умеренными течениями ев- ропейских социал-демокра- тических партий. 313 САМОУПРАВЛЕНИЕ С САМОУПРАВЛЕНИЕ - форма организации общест- венной жизни определенно- го региона (города, района, области, страны), характе- ризующаяся тем, что все жители этого региона сами осуществляют функции уп- равления своими общест- венными делами, не пере- доверяя их своим предста- вителям и не закрепляя их за определенными лицами. Очевидно, что отличитель- ная черта этой формы орга- низации общественной жиз- ни в особой форме осущест- вления в ней функции управления. Сама же функция управ- ления присуща только общ- ностям, обладающим созна- нием, т.е. человеческим общ- ностям, а направлена эта функция на сохранение структуры общности, под- держание режима ее рабо- ты, осуществление про- граммы или цели ее дея- тельности, что свидетельст- вует о достаточно высоком уровне развития рассматри- ваемой общности. С появ- лением человека как соци- ального существа, поддер- живающего посредством труда обмен веществ между собой и окружающей приро- дой, возникает и сознание как отражение бытия, как осознание и познание прак- тически изменяемой челове- ком объективной реально- сти. С первых шагов стано- вящегося человека его соз- нание являлось одним из важнейших, специфически человеческим средством обеспечения дальнейшего общественного прогресса, совершенствования жизни общества, служило необхо- димой предпосылкой созна- тельного управления обще- ственным развитием. Однако практическая реа- лизация такой возможности - сложный, длительный и противоречивый процесс, ибо от сознательного управ- ления человеком собствен- ным поведением до созна- тельного управления разви- тием общества так же дале- ко, как далеко от пращи до баллистической ракеты. И тем не менее прогресс и здесь совершался, ибо соз- нательное управление, бу- дучи мощным ускорителем прогресса, шаг за шагом входило в плоть и кровь со- циального развития. В са- мом деле, в любой органи- зованной человеческой общ- ности, будет ли это семья, 314 САМОУПРАВЛЕНИЕ трудовой коллектив или об- щество в целом, осуществ- ление управленческих функ- ций, придающих общности определенную организацию, является условием ее выжи- вания, сохранения ее струк- туры, достижения целей ее деятельности. Сложные че- ловеческие общности - большие коллективы, обще- ство в целом, как правило, имеют специальную управ- ленческую структуру, т.е. особую организацию особых людей - управляющих. Развитие и совершенст- вование функции управле- ния и связанного с ним осо- бого слоя людей привело к тому, что с возникновением государства как отделенной от общества и управляющей обществом с помощью при- нуждения, насилия особой организации людей возникла возможность (и она быстро стада превращаться в дей- ствительность) сначала ис- пользования управляющими доверенного им управления в своих корыстных целях, а затем и в узурпацию ими самой общественной власти, в превращение скромных слуг общества в деспотиче- ских господ над ним. Анализ ситуации привел к выводу, что решающим, если не единственным сред- ством для устранения такого положения и этой опасности, является обратное погло- щение обществом выде- лившихся из него управлен- ческих функций, переход от управления общественными делами к самоуправлению, когда управленческая функ- ция не закреплена за опре- деленными лицами и осуще- ствляется самой человече- ской общностью. Очевидно, что противо- положность управления и самоуправления относитель- на в том смысле, что и тут, и там имеет место управле- ние, а значит все то, что предполагает управление: познание подлежащего упра- влению процесса, предви- дение направления его раз- вития, выработка целей управления, подбор допус- тимых для реализации цели средств такой реализации и, наконец, организация самих практических действий по достижению избранной уп- равленческой цели. Но в том случае, если налицо не са- моуправляющийся, а управ- ляемый процесс, все на- званные этапы и функции управленческого процесса могут быть разделены на свои составные части и за- креплены за теми или иными людьми, когда одни познают подлежащий управление процесс, другие вырабаты- 315 САМОУПРАВЛЕНИЕ вают управленческие реше- ния, третьи организуют прак- тическое достижение цели. Разумеется, что такая дифференциация и специа- лизация существенно повы- шают качество управленче- ского процесса, позволяют в каждом звене опираться на специалистов, что позволяет рассчитывать на лучший ре- зультат. Но в этой же услож- ненности управленческого процесса содержатся и но- вые опасности его все большего отчуждения от управляемых, все больше соблазнов для управляющих подчинить управление своим интересам, узурпировать уп- равленческую власть. Ведь такое дробление управлен- ческого процесса и его про- фессионализация отделяют, отчуждают его от тех, на ко- го будут направлены управ- ленческие функции и усилия, делают само управление подобного рода глубоко чу- ждым самим управляемым. Жизнь ставит дилемму: или все большая профессиона- лизация управленческого процесса, а вместе с тем все большее отчуждение его от управляемых, или во имя преодоления подобного от- чуждения устранения непо- средственной опасности узурпации управленческих функций и власти согласить- ся на депрофессионализа- цию управления, передавая функции управления самому обществу, его гражданам. Как же разрешить возни- кающее здесь противоре- чие? Путем органического сочетания позитивных сто- рон того и другого, повыше- ния грамотности, профес- сионализма членов общест- ва, его граждан и умножения предпосылок для развития самоуправления. Что это значит? В условиях, когда сохра- няется государство, полити- ка и политические отноше- ния, т.е. когда важнейшие функции управления совер- шаются посредством госу- дарственных управляющих, служащих, чиновников, бю- рократов, для развития на- чал самоуправления необ- ходимо следующее. Во-первых, самоуправ- ление, не отрицая индиви- дуальных различий между гражданами, предполагает равенство между людьми в отношении к управленче- скому процессу, здесь долж- но устраняться деление на управляющих и управляе- мых, а также на граждан, постоянно выполняющих те или иные управленческие функции и не выполняющих подобных функций. Рост об- разованности и культуры позволит все более широко- му кругу людей быть способ- 316 САМОУПРАВЛЕНИЕ ными к выполнению любых управленческих функций. Во-вторых, необходима децентрализация управле- ния, т.е. перераспределение управленческих функций меж- ду центральными (для дан- ного региона) и местными органами управления в пользу последних. Это объ- ясняется следующим. Преж- де всего, граждане, жители данного региона (города, района) лучше знают суще- ство стоящих здесь про- блем, ибо сама жизнь еже- дневно сталкивает их с эти- ми вопросами. Такого зна- ния более широких проблем более высокого уровня у них, естественно, нет. С этим связано и то, что и принимать решения по во- просам, с которыми ты стал- киваешься повседневно го- раздо легче, да и решения будут вполне компетентны- ми в сравнении с решением тех проблем, которых ты не знаешь, с которыми сам не имеешь дела. Совершенно очевидно, что каждый, ре- шая "свои" вопросы, тем самым сам управляет собой, занимается самоуправлени- ем, чего нельзя оказать о тех, кто решает по преиму- ществу не "свои" вопросы, а "чужие", затрагивающие ин- тересы других людей. В-третьих, необходима "ротация" граждан, т.е. смена ими общественного места или выполняемой ими функции: сегодня "управля- ющий", а завтра "управ- ляемый" и наоборот, причем не только с точки зрения вхождения или невхождения в управленческие структуры (избрание депутатом, работа в комиссиях и т.п.), но также и в связи с поочередным выполнением управляемыми то одних, то других управ- ленческих функций, исклю- чающих их закрепление за определенными лицами, что и будет означать присвоение этих функций не индивида- ми, а обществом, обратное их обобществление, харак- терное для самоуправления. Самоуправление*. Термин "самоуправление" появился во французском языке лишь в начале 60-х годов и упот- реблялся применительно к Югославии, однако полити- ческая теория и обществен- ное движение, т.е. та самая реальность, которую он отра- жает, имеют намного более древние и глубокие корни. В начале "Манифеста Коммунистической партии" Маркс и Энгельс отмечали, что "история всех до сих пор * Первоначально эта статья была опубликована в кн.: 50/50. Опыт словаря нового мышления. с 324- 326. Автор - Ивон Бypде (Франция). 317 САМОУПРАВЛЕНИЕ существовавших обществ была историей борьбы клас- сов". Эта борьба приводит не к победе одного класса над другим, а к революцион- ному рождению нового клас- са, который усиливает и, вместе с тем, видоизменяет антагонизм между группами эксплуататоров и эксплуати- руемых. На смену подобной неравноправной и, следова- тельно, несправедливой си- туации должно прийти, опять же по Марксу и Энгельсу, "такое объединение людей, где свободное развитие каж- дого явится условием сво- бодного развития всех". Эта формулировка прекрасно определяет самоуправление. Таким образом, основой самоуправления является утверждение равенства ме- жду людьми. Подобное по- нимание уходит корнями в глубокую древность, так как еще философы-стоики счи- тали каждого человека "гражданином мира", а апо- стол Павел осуждал всякое превосходство одной нацио- нальности над другой и, следовательно, выступал против расизма и угнетения одним "избранным" наро- дом других "народов без истории". Позднее Декарт разработал философские основы демократии, отвер- гая авторитет на основании принципа, гласящего, что любой человек должен при- нимать за истинное лишь то, что явно представляется ему таковым. Руссо сделал политические выводы из этого основополагающего принципа равенства, назвав общественным договором такое объединение людей, где "каждый отдает общест- ву себя и все свои возмож- ности при высшем главенст- ве общих интересов". И действительно, по Канту, необходимое чувство досто- инства каждого человека повелевает ему повиновать- ся лишь такому закону, кото- рый он сам установил для себя, а поскольку этот закон отвечает рациональной при- роде человеческого рода, он приведет к созданию все- мирного миролюбивого со- юзного общества. На раз- личные второстепенные фор- мы неравенства между людьми следует смотреть как на источник разнообра- зия и богатства человече- ских проявлений, а не как на предпосылку господства. В течение долгого вре- мени эти идеи великих мыс- лителей игнорировались ие- рархической организацией обществ вплоть до семьи, за редким исключением не- больших "первобытных" об- щин, не имеющих "государ- ственности". Слабые прак- тически повсеместно были 318 САМОУПРАВЛЕНИЕ готовы мириться со своим положением и даже желали защиты сильных мира сего, живя, таким образом, в усло- виях "добровольного рабст- ва", передав свои дела в чу- жие руки, что можно было бы назвать "чужеуправлением". Однако веками противо- естественный характер тако- го неравноправного разде- ления вызывал бунты, рево- люции, а следовательно, имели место и периоды са- моуправления. Начиная с XIX в. такое порабощение большинства породило круп- ные общественные движе- ния, в частности анархизм и марксизм, которые застави- ли философию спуститься на землю. Несмотря на не- которые различия, они ста- вили перед собой одну за- дачу - положить конец ка- питалистической эксплуата- ции рабочей силы путем уничтожения буржуазии в интересах пролетариата, ставшею всемирным клас- сом. Такие попытки, часто называемые "рабочими со- ветами", имели место в 1871 г. - Парижская Комму- на, в 1917-м - Советы в России, а также в Германии, Венгрии и, несколько позже, в Каталонии. К сожалению "экспроприация экспроприа- торов" не смогла надолго установить самоуправление: в одной стране Советы раз- громлены силой оружия, в другой, например, в СССР, на смену частным собствен- никам средств производства пришли политические бюро- краты, частные собственни- ки средств принятия реше- ний. Неудачи самоуправле- ния привели к коротким вос- станиям в некоторых вос- точноевропейских странах и побудили Югославию объя- вить всеобщее самоуправ- ление. Однако, в этой стра- не, равно как и позднее в Алжире, упорное сохранение однопартийной системы спровоцировало упадок сис- темы самоуправления, вновь возникло экономическое не- равенство, в частности в ре- зультате отсутствия реаль- ной ротации руководящих кадров. Эти кризисы отнюдь не служат непреложным дока- зательством утопического характера самоуправления, но высвечивают саму его суть. Самоуправление не сводится к национализации средств производства, это- самоуправление производи- телей, объединенных ориги- нальными формами децен- трализованного планирова- ния. Конечно же, противопо- ложностью самоуправления является эксплуатация, но в более широком смысле это и отчуждение. Устранение отчуждения означает не 319 СВОБОДА только обеспечение необхо- димых условий труда (как трактует, например, тейло- ризм), но и создание новых видов свободной деятельно- сти, революционизирующих труд, орудия труда и продук- ты труда, в то время как сейчас товары являются объектами, которые искусст- венно производят субъектов, способных их потреблять. Самоуправление касается не только сферы труда, но и всех областей человеческой жизни. Чтобы быть свобод- ным, самоуправляемое об- щество нуждается в гласно- сти и просторе для творче- ской энергии - основного источника радости человека. СВОБОДА - состояние, характеризующееся не толь- ко возможностью человека самостоятельно принимать решения в рамках познанной естественно-исторической необходимости (свобода - познанная необходимость), но также и господством че- ловека над этой необходи- мостью в том смысле, что в результате своих практиче- ских действий человек реа- лизует свои интересы и цели (свобода - практически ис- пользуемая необходимость). Свобода, ее достигнутый уровень - высший критерий общественного прогресса. Хотя проблемам свобо- ды уделялось внимание с первых шагов человеческой истории, что находило свое выражение в философских размышлениях древних, в своем современном виде свобода - дитя нового вре- мени, когда лозунг "свобода, равенство и братство" стал общепризнанным лозунгом нарождающегося буржуазно- го строя, все больше выдви- гавшего свободу на перед- ний план для сопоставления итогов общественного про- гресса. И в этом содержался глубокий смысл. Содержанием общест- венного прогресса с самого начала существования че- ловека как биологического и социального существа явля- лось обусловленное естест- венно-исторической необхо- димостью удовлетворение людьми постоянно возрас- тавших потребностей с по- мощью развития своих сил в процессе преобразования и присвоения объективной действительности. Резуль- татом этого процесса высту- пало, с одной стороны, "очеловечивание человека", развитие естественных и общественных сил рода "человек", самореализация его "человеческих" потен- ций, а с другой - возраста- ние господства обществен- ного человека над естест- 320 СВОБОДА венными и общественными условиями своего существо- вания. И то, и другое - сви- детельства достигнутой че- ловечеством степени свобо- ды в рамках естественной и исторической необходимо- сти. А как быть со свободой не человечества, а отдель- ного человека? Противоречивое несов- падение общественного и личного, обнаружившееся с первых шагов человеческого общества, требовало поиска хотя бы временного разре- шения этого противоречия. И длительное время из-за низкого уровня развития производительных сил об- щество было вынуждено подчинять личное общему, индивидуальное - общест- венному. Но это не могло продолжаться бесконечно: переход развития общества из рамок естественной не- обходимости в границы ис- торической необходимости, когда уже налицо условия для удовлетворения эле- ментарных естественных потребностей людей, пока- зал, что с переходом в рам- ки исторической необходи- мости, где господствуют по- требности, созданные исто- рически самим прогрессом общества, человек и его личностные силы все боль- ше становятся самоцелью общественного прогресса, мало того, без свободного развития каждого становит- ся все более трудным сво- бодное развитие всех. Однако попытка решить эту проблему с позиций раз- личных форм псевдосоциа- лизма, продолжая подчинять индивида коллективу, лич- ность обществу, обернулась тоталитаризмом: на западе фашистским тоталитариз- мом, а на востоке сталин- ским тоталитаризмом. Стало очевидно: без создания объективных предпосылок свободы личности решить проблему не удастся. В чем суть вопроса? Как известно, матери- альным фундаментом сво- боды личности и основой демократии в западном об- ществе является частая собственность. Именно ча- стная собственность, при- надлежащая индивиду, де- лает его относительно неза- висимым от "сильных мира сего", способным поступать свободно, по своему выбору и усмотрению, с учетом сво- их интересов, а товарно- денежные отношения, со- единяющие между собой частных собственников и производителей, как извест- но, служат объективной ос- новой демократии, пред- ставляющей в этом случае по своим нормам и принци- пам не что иное, как полити- 321 СВОБОДА ческий слепок с господ- ствующих здесь отношений купли-продажи, равноправ- ных - с равенством прав и обязанностей их участников - товаропроизводителей, покупателей и продавцов. Поставив и решив оши- бочную задачу - уничто- жить, упразднить частную собственность - "марксизм- ленинизм", сталинский "на- учный социализм" вместе с ней уничтожил и объектив- ную основу свободы лично- сти и фундамент демокра- тии, уже имевшей свои дос- тижения в западном обще- стве. Поэтому попытка ком- мунистов, быстро устранив частную собственность как основу свободы личности и утвердив безраздельное гос- подство государственной (псевдообщественной) соб- ственности, сохранить прин- ципы и нормы уже известной западной демократии, на- полнив их новым социали- стическим содержанием, оказалась утопией: содрав шкуру с нескольких овец, нельзя рассчитывать натя- нуть ее на слона. Здесь - важнейшие причины неудач с демократией и свободой в странах так называемого "реального социализма". Они связаны с тем, что в условиях безраздельного господства обобществлен- ных форм собственности в их государственно-бюрокра- тическом виде отсутствуют не только прежние формы частно-капиталистической эксплуатации, но отсутствует также необходимая соци- ально-экономическая база свободы личности. Не пото- му ли в ходе перестройки так много говорилось о демо- кратии и почти не говори- лось о свободе, что для сво- боды необходимо было при- знание частной собственно- сти, что в тех условиях счи- талось недопустимым. А ведь очевидно, что без не- обходимых социально-эко- номических основ свободы личности не только любые демократические проекты теряют реальную почву, но вместе с тем возникают предпосылки для угнетения человека человеком. Более того, есть основания счи- тать, что и культ личности, и узурпация власти, и тотали- тарно-авторитарные формы правления, всё не желаю- щие оставить страны "реального социализма", имеют свой фундамент не в частной, а именно в общест- венно-государственных фор- мах собственности. Где же выход? Как в эко- номике без восстановления частной собственности нель- зя восстановить общечело- веческие механизмы про- гресса, порвать с тупиковой 322 СВОБОДА линией эволюции и вернуть- ся в лоно развивающейся человеческой цивилизации, так и для обеспечения сво- боды и демократии необхо- димо создание особого типа смешанной рыночной эко- номики со своим многоуров- невым обобществлением и со своей особой многоук- ладностью, обеспечиваю- щей свободу выбора каж- дым трудящимся места при- ложения своих способно- стей, своего труда. Это оз- начает, что в результате ан- титоталитарной революции нужно создать гражданское общество нового вида, принципиально отличаю- щееся от порядков тотали- тарного казарменного псев- досоциализма и несовпа- дающее с буржуазным граж- данским обществом, ибо в его основе будет лежать не только частная собствен- ность как основа свободы граждан, но и освобождае- мый, все более свободный труд как основа обществен- ного положения гражданина; во взаимосвязи этих условий и будет заключаться эконо- мическая основа свободы личности, гражданина. Свобода*. ...Социализм вы- теснил либерализм и стал доктриной, которой придер- живается (1944 г.) большин- ство прогрессивных деяте- лей. Но это произошло не потому, что были забыты предостережения великих либеральных мыслителей о последствиях коллективиз- ма, а потому, что людей удалось убедить в том, что последствия будут прямо противоположными. Пара- докс заключается в том, что тот самый социализм, кото- рый всегда воспринимался как угроза свободе и открыто проявил себя в качестве ре- акционной силы, направлен- ной против либерализма Французской революции, завоевал всеобщее призна- ние как раз под флагом сво- боды. Теперь редко вспоми- нают, что вначале социа- лизм был откровенно авто- ритарным. Французские мыслители, заложившие ос- новы современного социа- лизма, ни минуты не сомне- вались, что их идеи можно воплотить только с помощью диктатуры. Социализм был для них попыткой "довести революцию до конца" путем * Данная статья - извлечение из кн.: Hayek F. A. The Road to Seefdom (цит. пo переведу: Хайек Ф. А. Доро- га к рабству//Вопросы философии. 1990, № 10,11,12). 323 СВОБОДА сознательной реорганизации общества на иерархической основе и насильственного установления "духовной вла- сти". Что же касается сво- боды, то основатели социа- лизма высказывались о ней совершенно недвусмыслен- но. Корнем всех зол общества XIX столетия они считали свободу мысли. А предтеча нынешних адептов планиро- вания Сен-Симон предсказы- вал, что с теми, кто не будет повиноваться указаниям пре- дусмотренных его теорией плановых советов, станут об- ходиться "как со скотом". Лишь под влиянием модных демократических те- чений, предшествовавших революции 1848 г., социа- лизм качал искать союза со свободолюбивыми силами. Но обновленному "демокра- тическому социализму" по- надобилось еще долгое время, чтобы развеять по- дозрения, вызываемые его прошлым. А кроме того, де- мократия, будучи по своей сути индивидуалистическим институтом, находилась с социализмом в непримири- мом противоречии. Лучше всех сумел разглядеть это де Токвиль. "Демократия расширяет сферу индивиду- альной свободы, - говорил он в 1848 г., - социализм ее ограничивает. Демократия утверждает высочайшую ценность каждого человека, социализм превращает че- ловека в простое средство, в цифру. Демократия и социа- лизм не имеют между собой ничего общего, кроме одного слова: равенство. Но по- смотрите, какая разница: если демократия стремится к равенству в свободе, то социализм - к равенству в рабстве и принуждении". Чтобы усыпить эти по- дозрения и продемонстри- ровать причастность к силь- нейшему из политических мотивов - жажде свободы, - социалисты начали все чаще использовать лозунг "новой свободы". Наступле- ние социализма стали тол- ковать как скачок из царства необходимости в царство свободы. Оно должно при- нести "экономическую сво- боду", без которой уже за- воеванная политическая сво- бода "ничего не стоит". Только социализм способен довести до конца многове- ковую борьбу за свободу, в которой обретение полити- ческой свободы является лишь первым шагом. Следует обратить осо- бое внимание на едва за- метный сдвиг в значении слова "свобода", который понадобился, чтобы рассуж- дения звучали убедительно. Для великих апостолов по- литической свободы слово 324 СВОБОДА это означало свободу чело- века от насилия и произвола других людей, избавление от пут, не оставляющих инди- виду никакого выбора, при- нуждающих его повиновать- ся власть имущим. Новая же обещанная свобода - это свобода от необходимости, избавление от пут обстоя- тельств, которые, безуслов- но, ограничивают возмож- ность выбора для каждого из нас, хотя для одних - в большей степени, для дру- гих - в меньшей. Чтобы че- ловек стал по-настоящему свободным, надо победить "деспотизм физической не- обходимости", ослабить "око- вы экономической системы". Свобода в этом смысла - это, конечно, просто другое название для власти или богатства. Но хотя обеща- ние этой новой свободы час- то сопровождалось безот- ветственным обещанием неслыханного роста в со- циалистическом обществе материального благосостоя- ния, источник экономической свободы усматривался все же не в этой победе над природной скудостью наше- го бытия. На самом деле обещание заключалось в том, что исчезнут резкие различия в возможностях выбора, существующие ны- не между людьми. Требова- ние новой свободы своди- лось, таким образом, к ста- рому требованию равного распределения богатства. Но новое название позволи- ло ввести в лексикон социа- листов еще одно слово из либерального словаря, а уж из этого они постарались извлечь все возможные вы- годы. И хотя представители двух партий употребляли это слово в разных значениях, редко кто-нибудь обращал на это внимание и еще реже возникал вопрос, совмести- мы ли в принципе два рода свободы. Обещание свободы ста- ло, несомненно, одним из сильнейших орудий социа- листической пропаганды, посеявших в людях уверен- ность, что социализм прине- сет освобождение. Тем бо- лее жестокой будет траге- дия, если окажется, что обещанный нам Путь к Сво- боде есть в действительно- сти Столбовая Дорога к Рабству. Именно обещание свободы не дает увидеть непримиримого противоре- чия между фундаменталь- ными принципами социа- лизма и либерализма. Именно оно заставляет все большее число либералов переходить на стезю социа- лизма и нередко позволяет социалистам присваивать себе само название старой партии свободы. В результа- 325 СВОБОДА те большая часть интелли- генции приняла социализм, так как увидела в нем про- должение либеральной тра- диции. Сама мысль о том, что социализм ведет к не- свободе, кажется им поэто- му абсурдной. ...Однако в последние годы доводы о непредви- денных последствиях со- циализма, казалось бы, дав- но забытые, зазвучали вдруг с новой силой, причем с са- мых неожиданных сторон. Наблюдатели один за дру- гим стали отмечать порази- тельное сходство условий, порождаемых фашизмом и коммунизмом. Факт этот вы- нуждены были признать да- же те, кто первоначально исходил из прямо противо- положных установок. И пока английские и иные "про- грессисты" продолжали убе- ждать себя в том, что ком- мунизм и фашизм - поляр- но противоположные явле- ния, все больше людей ста- ли задумываться, не растут ли эти новоявленные тира- нии из одного корня. Выво- ды, к которым пришел Макс Истмен, старый друг Ленина, ошеломил даже самих ком- мунистов. "Сталинизм, - пишет он, - не только не лучше, но хуже фашизма, ибо он гораздо более бес- пощаден, жесток, неспра- ведлив, аморален, антиде- мократичен и не может быть оправдан ни надеждами, ни раскаянием". И далее: "Было бы правильно опре- делить его как сверхфа- шизм". Но еще более широ- кое значение приобретают заключения Истмена, когда мы читаем, что "сталинизм - это и есть социализм в том смысле, что он пред- ставляет собой неизбежный, хотя и непредвиденный ре- зультат национализации и коллективизации, являю- щихся составными частями плана перехода к социали- стическому обществу". Свидетельство Истмена является весьма примеча- тельным, но далеко не единственным случаем, ко- гда наблюдатель, благо- склонно настроенный к рус- скому эксперименту, прихо- дит к подобным выводам. Несколькими годами ранее У.Чемберлен, который за двенадцать лет, проведен- ных в России в качестве американского корреспон- дента, стал свидетелем крушения всех своих идеа- лов, так суммирует свои на- блюдения, сопоставляя рус- ский опыт с опытом италь- янским и немецким: "Вне всякого сомнения, социа- лизм, по крайней мере, на первых порах, является до- рогой не к свободе, но к дик- татуре и к смене одних дик- 326 СОЦИАЛИЗМ таторов другими в ходе борьбы за власть и жесто- чайших гражданских войн. Социализм, достигаемый и поддерживаемый демокра- тическими средствами, - это, безусловно, утопия". Ему вторит голос британско- го корреспондента Ф.Войта, много лет наблюдавшего события в Европе. "Марк- сизм привел к фашизму и национал-социализму, пото- му что во всех своих суще- ственных чертах он и явля- ется фашизмом и национал- социализмом". А Уолтер Липпман приходит к выводу, что "наше поколение узнает теперь на собственном опы- те, к чему приводит отступ- ление от свободы во имя принудительной организа- ции. Рассчитывая на изоби- лие, люди в действительно- сти его лишаются. По мере усиления организованного руководства разнообразие уступает место единообра- зию. Такова цена планируе- мого общества и авторитар- ная организация человече- ских дел". В публикациях послед- них лет можно найти множе- ство подобных утверждений. Особенно убедительны сви- детельства тех, кто будучи гражданами стран, ступив- ших на путь тоталитарного развития, сам пережил этот период трансформации и был вынужден пересмотреть свои взгляды. Приведем еще только одно высказыва- ние, принадлежащее немец- кому автору, который выра- жает ту же самую мысль, но, может быть, даже более глубоко проникает в суть дела. "Полный крах веры в достижимость свободы и равенства по Марксу,- пи- шет Петер Друкер,- выну- дили Россию избрать путь построения тоталитарного, запретительного, не-эконо- мического общества, обще- ства несвободы и неравен- ства, по которому шла Гер- мания. Нет, коммунизм и фашизм - не одно и то же. Фашизм - это стадия, кото- рая наступает, когда комму- низм доказал свою иллю- зорность, как это произошло в сталинской России и до- гитлеровской Германии". СОЦИАЛИЗМ (от латинского слова socialis - общест- венный) - совместный строй людей труда, осно- ванный на социальной спра- ведливости и равенстве, строй, устраняющий экс- плуатацию и угнетение че- ловека человеком. Идея справедливости возникла вместе с обществом; идея социальной справедливости появляется с частной собст- венностью, неравенством, с 327 СОЦИАЛИЗМ разделением общества на богатых и бедных, а идея социализма- порождение и спутница общества, основан- ного на эксплуатации и угне- тении человека человеком. Появившись в древности и заметно заявив о себе уже в раннем христианстве, идея социализма на протяжении многих столетий развива- лась и совершенствовалась, превращаясь в концепцию, в учение об освобождении угнетенных и эксплуатируе- мых. Это учение шаг за ша- гом обретало все более мно- гоплановый и аргументиро- ванный характер. Сущест- венный вклад в разработку социалистических идей вне- сли: Томас Мор (1478-1535), Томмазо Кампанелла (1568- 1639), Мелье и Морелли, Клод Анри Сен Симон (1760- 1825), Шарль Фурье (1772- 1837), Роберт Оуэн (1771- 1858) и др. В середине XIX в. К.Маркс (1818-1883) и Ф.Эн- гельс (1820-1895) написали "Манифест Коммунистиче- ской партии", где сформу- лировали свое социалисти- ческое и коммунистическое кредо с тем, чтобы посвя- тить жизнь разработке кон- цепции освобождения рабо- чего класса, трудящихся, которую они рассматривали как теорию "научного со- циализма". Во второй поло- вине XIX в. под знамена это- го учения - марксизма - стало почти все революци- онное движение континен- тальной Европы, оно стало знаменем и российской со- циал-демократии, возглав- лявшейся сначала Г.Плеха- новым, а затем также В.Лениным и др. В начале XX в. вся социал-демо- кратия Европы разделила идеи марксистского "научно- го социализма". После рас- кола II Интернационала (из- за разного отношения к вой- не 1914 г.) на "револю- ционное" (большевистское) и "реформистское" течения, наметился поворот к практи- ческой реализации теорети- ческих концепций: первому путевку в жизнь дала Ок- тябрьская революция 1917 г., второму - давно уже на- чавшееся сотрудничество с властью, своими правитель- ствами. Становление и развитие "реализуемого социализ- ма", начавшееся в Октябре 1917 г., наложило свою пе- чать на весь XX век: раско- лов мир на две части - прежнюю, капиталистиче- скую, и новую, желающую социализма, - эта револю- ция положила начало поло- се практического экспери- ментирования, попыткам осуществления на деле вер- ных и ошибочных, обосно- 328 СОЦИАЛИЗМ ванных и утопических идей "научного социализма". Бо- лее 70 лет развития по это- му пути завершились в 80- 90-х гг. XX в. падением того устройства, которое в СССР и других странах называлось "реальным социализмом". В чем причина случившегося? Чтобы разобраться в происшедшем, нужно знать, что приверженцы "научного социализма", называвшие себя марксистами и строив- шие социализм в СССР и других странах, знали только часть работ К.Маркса и Ф.Энгельса по проблемам строительства нового обще- ства. Но они не знали важ- нейшего научного комплекса работ К.Маркса - "Экономических рукописей", написанных в конце 50-х гг. XIX в. и опубликованных у нас в 50-е гг. XX в. Согласно мыслям К.Маркса, изложен- ным здесь, социализм ста- новится возможным только тогда, когда уже не ТРУД в его непосредственной фор- ме, а НАУКА как непосред- ственная производительная сила становится главным источником общественных богатств: только в этих ус- ловиях, освобождаясь от БЕДНОСТИ и всех МЕРЗО- СТЕЙ старого мира, связан- ных с частной собственно- стью и эксплуатацией, об- щество достигает рубежа, когда "с самого непосредст- венного процесса матери- ального производства сов- лекается форма скудости и антагонистичности" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.46, ч.II, с.214). Сегодня экономиче- ски наиболее развитые страны - США и Япония - топью подходят к этому ру- бежу. А если это так, то все случившееся в XX в. со все- мирно-исторической попыт- кой трудящихся создать об- щество СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ и РА- ВЕНСТВА было ни чем иным, как огромным ИСТО- РИЧЕСКИМ ЗАБЕГАНИЕМ - ЗАБЕГАНИЕМ В БУДУ- ЩЕЕ или, если угодно, ГЕ- НЕРАЛЬНОЙ РЕПЕТИЦИЕЙ перехода к социализму, не- удачу конторой мы сейчас и переживаем. С этих позиций Ленин и большевики, победив в Ок- тябре и утвердив власть Со- ветов, выиграли граждан- скую войну и, повернув эко- номически неразвитую Рос- сию от неудач "военного коммунизма" к успехам "новой экономической поли- тики", верили в то, что опо- средованно, "нэповским пу- тем" Россия придет к со- циализму. Но после смерти В.Ленина в 1924 г. к руково- дству большевиками и стра- ной пришел И.Сталин, кото- рый, действуя по принципу 329 СОЦИАЛИЗМ "цель оправдывает средст- ва", варварскими способами осуществил индустриализа- цию, коллективизацию и мо- дернизацию страны и, ото- ждествив формальное обоб- ществление с социализаци- ей, когда миллионы совет- ских граждан расстрелива- лись, сидели в тюрьмах и лагерях, объявил во второй половине 30-х гг., что в СССР в основном построен социализм. Обнаружившая- ся внутренняя несостоя- тельность созданного обще- ственного устройства (казарменный псевдосоциа- лизм) привела после смерти Сталина (1953) к попыткам реформировать созданный строй (сначала во время "оттепели Хрущева", а за- тем с помощью "пере- стройки Горбачева"), но это не привело к положитель- ным результатам. Вопреки широковещательным заяв- лениям коммунистов, пра- вящей номенклатуры социа- лизм так и не был построен ни в Советском Союзе, ни в других странах "реального социализма". Почему? Причины и в проекте со- циализма и в действиях экс- периментаторов. Само осу- ществление социализма как общества людей труда было сведено к уничтожению ча- стной собственности, оши- бочно считалось, что жить без частной собственности и капиталистов-эксплуататоров - значит жить при социа- лизме. На протяжении мно- гих десятилетий слепленный Сталиным официальный "марксизм-ленинизм" дока- зывал, что суть социализма в общественной собствен- ности на средства производ- ства, что замена частной собственности общегосу- дарственной и кооператив- ной - важнейший показа- тель или ключевой критерий "социалистичности" того или иного общества. В соот- ветствии с таким подходом считалось: чем большим является объем или удель- ный вес национализирован- ных и кооперированных средств производства в стране, тем ближе она по- дошла к социализму. При таком подходе оказывалось, будто монгольские араты, живущие в юртах, в 70-е гг. жили при более зрелых "социалистических" услови- ях, чем трудящиеся ГДР, где удельный вес обобществ- ленных средств производст- ва был тогда значительно ниже, чем в Монголии. Откуда вырастал подоб- ный абсурд? Из сталинской версии "марксизма-ленини- зма", широко цитировавшей положение Манифеста о том, что коммунисты могут выразить свою позицию од- 330 СОЦИАЛИЗМ ним положением - "унич- тожение частной собствен- ности". Разумеется, И.Ста- лину и его окружению, пре- творявшим в жизнь этот ло- зунг-призыв, не было никако- го дела до того, что у Маркса и Энгельса ничего подобного не было, что это ошибка пе- ревода, что они говорили не об "уничтожении", а о "снятии" (aufheben) частной собственности, а это - "две большие разницы". Условием такого "снятия" должно было стать "всесто- роннее развитие человека", ибо при преждевременных попытках обобществления обществу грозит "казармен- ный коммунизм". Так и по- лучилось: почти стопроцент- ная "социализация" средств производства в Советском Союзе и других странах не привела к "земле обетован- ной", не принесла ожидав- шегося процветания челове- ку труда: он не стал жить в достатке, не стал счастли- вей, ибо созданный казар- менный псевдосоциализм оказался не реализованным идеалом рабочего класса, трудящихся, а мечтой пар- тийно-государственной бю- рократии. Отрицательный опыт Со- ветского Союза, всех стран "реального социализма" привел сегодня к новым представлениям о социа- лизме: социализм как и лю- бой общественный строй включает в себя целую гам- му отношений - экономи- ческих, научно-технических, социально-политических, нравственных, идеологиче- ских - обусловливающих здесь новое положение тру- дящихся, каждого человека в обществе. Важнейший кри- терий "социалистичности" того или иного общества - его отношение не к абст- рактному человеку, не при- оритет человека, его инте- ресов и потребностей (это - возрождение фейербахиан- ства), а его отношение к че- ловеку труда, именно к его интересам и потребностям. Социализм, согласно се- годняшним представлениям, - это и есть общественный строй, который освобождает человека труда от эксплуа- тации и гнета, ставит его в центр общественной жизни, превращает в ее хозяина, создает условия, чтобы сво- бодное развитие каждого стало условием свободного развития всех. С позиций этого крите- рия (а жизнь и здесь внесет свои коррективы) более "социалистической" или ближе к социализму будет не та страна и не то общест- во, которое, ликвидировав частную собственность, за- менив ее государственной и 331 СОЦИАЛИЗМ кооперативной, так и не удовлетворило насущных потребностей трудящихся, не сделало их хозяевами жизни, но, забегая вперед, многие десятилетия называ- ло себя социалистическим, а тот общественный строй и в той стране, пусть не назы- вающей себя социалистиче- ской, где в результате огра- ничения эксплуатации и гне- та человек труда не только все более полно удовлетво- ряет свои потребности и ин- тересы, но и обретает все больше свободы и веса в определении судеб своей страны, перспектив развития общества. Известно, что Маркс, оп- ределяя суть социальной революции рабочего класса, выражал ее формулой "ос- вобождение труда". Не по- няв ее сути или сознательно извратив ее смысл, И.Ста- лин и "марксисты-ленинцы", указывая на освобождение человека труда как на при- звание социализма, стали ограничивать это освобож- дение ликвидацией эксплуа- тации человека человеком, замалчивая или почти ниче- го не говоря об освобожде- нии от угнетения человека человеком. Случайно ли та- кое упущение для сталиниз- ма и бюрократии вообще? Эксплуатация и угнете- ние - не одно и то же! При эксплуатации речь идет о присвоении прибавочного продукта, созданного одним и присвоенного другим. А при угнетении речь идет о другом - о присвоении во- ли одного человека другим. Поэтому такое усечение ло- зунга освобождения труда имеет вполне реальный под- текст. Смысл его в обоснова- нии казарменного псевдосо- циализма, насаждавшегося И.Сталиным и партийно- государственной бюрократи- ей и являвшегося действи- тельным, хотя и скрывав- шимся идеалом бюрократии (только казарменный псевдо- социализм обеспечивает всевластие номенклатуры). Бюрократия, не поступа- ясь своими интересами, вполне способна предоста- вить трудящимся свободу от прежних форм эксплуата- ции. Но по самой своей со- циальной сущности бюро- кратия не может предоста- вить трудящимся свободу от угнетения и связанных с этим новых форм отчуждения и эксплуатации, процветающих при казарменном псевдосо- циализме с его огосударст- влением средств производ- ства, т.е. формальным, а не- 332 СОЦИАЛИЗМ реальным обобществлением. Реальное обобществление может дать только настоя- щий социализм. Социализм*. Что это озна- чает - государство заду- мывает создание социализ- ма? Дело в том, что до этого периода (1918 г. - А.Б.) европейское социалистиче- ское движение, несмотря на свой почтенный столетний возраст, никогда не прихо- дило к отчетливой разработ- ке программы того, что, соб- ственно говоря, значит со- циализм. Социализм и капи- тализм (как понятия) - не могут быть сравнимы. Капи- тализм - это термин, кото- рый был создан для описа- ния целой серии социальных и экономических институций, которые складывались по- степенно, весьма эмпириче- ским образом с XVI до XIX в. Капитализм существовал в действительности и являлся более или менее связной системой. Само понятие "капитализм" возникло в 1830-1840 гг. (период, ко- гда возникло большинство современных экономических понятий): это понятие не- адекватно, потому что та * Данная статья - извлечена из кн.: Маrtin Malia. Understanding the Russian Revolution. London, 1985. система или различные сис- темы, функционирующие с XVI в. и по наши дни, кото- рые называли или продол- жают называть "капитали- стическими", на деле сильно разнятся между собой. Та- ким образом, можно сказать, что понятие "капитализм" является довольно туман- ным понятием, как и многие понятия такого рода. Понятие "социализм" было создано в ту же эпоху для определения антитезы капитализму. Понятие "капи- тализм" использовалось социалистами для оттене- ния противоположного ему нового идеального общества, которое еще не существова- ло. Понятие "социализм" возникло так, как возник об- раз единорога - мифологи- ческого зверя. Этот дивный зверь, никогда не существо- вавший в действительности, был составлен на основе ря- да элементов, взятых из ре- ального мира у реальных жи- вотных: сознательный иде- альный тип, разумеется, ни- когда не существовал. Все конкретные элементы были налицо, но зверь как таковой отсутствовал. В чем заключался смысл этого "социализма" до 1917 г.? Taк как дивный зверь ни- когда не существовал, поня- тие тогдашнего социализма предполагало (но не так уж 333 СОЦИАЛИЗМ доктринерски) обобществ- ление средств производства и системы распределения. Вот что означало это обоб- ществление государством - сегодня мы называем это самоуправлением, в России в 1917 г. это называли "ра- бочим контролем". Но на мировом уровне или, во вся- ком случае, европейском, это обобществление не бы- ло вполне ясным понятием (socialisation). Предполагало ли оно уничтожение рыноч- ной экономики и введение плановой системы? До 1917 г. о плане не было речи. В сочинениях Маркса не упо- минается это понятие. Коро- че говоря, до 1917 г. не так уж ясно понимали, что озна- чает "социализм". В практическом отноше- нии в слове "социализм" есть две существенные осо- бенности - то, что социал- демократические партии на- зывали программой-мини- мум и программой-макси- мум. В них понятие социа- лизма является конкретным, но надо указать, что на поли- тической сцене до 1914 или до 1917 г. играют роль лишь эти знаменитые программы социал-демократов, в осо- бенности социал-демокра- тической немецкой партии. Тем не менее, несмотря на все двусмысленности, обволакивающие понятие "социализм", можно из него вычленить два элемента: прежде всего - обобщест- вление. Средства производ- ства и система распределе- ния должны быть обобщест- влены. На каком уровне? На этот вопрос никогда не было ясного ответа: имеется не- сколько возможных уровней - от совершенно статиче- ского социализма до социа- лизма анархическо-профсо- юзного типа. Вот такими в сознании различных социа- листических групп, которые существовали в Европе око- ло 1914 г., должны быть ин- ституциональные проявле- ния социализма. О плане в то время не было и речи, он отнюдь не являлся состав- ной частью социалистиче- ской идеологии. Итак, институциональ- ный аспект этого социализ- ма связан непосредственно с неопределенным обобще- ствлением; и несмотря на критику в адрес капитализма из-за его безрассудной сис- темы, определяющейся вы- годой, социализм не разра- ботал еще понятие плана. Кроме институционально- го аспекта существует и мо- ральный аспект. Социализм построит общество более справедливое, братское и т.д. Социализм позволит осу- ществить полное развитие человеческой личности, что 334 СОЦИАЛИЗМ не означает, однако, конец отчуждения, потому что по- нятие "отчуждение" не было в ходу в марксистской среде той эпохи: в то время с поня- тием "социализм" неизбежно сочетался второй аспект, ко- торый превышал в их глазах институциональный, - пол- ное развитие человеческой личности, общество более справедливое и братское и т.д. Социалисты полагали - хотя никогда достаточно ясно не объяснили причины - что моральный облик социа- лизма явится следствием социальных перемен. До 1917 г никакой со- циалистический режим в действительности не суще- ствовал. Конечно, всем бы- ло известно эфемерное су- ществование Парижской Коммуны, но она, прежде всего, не была социалисти- ческой и длилась так недол- го, что о ней нельзя говорить как о режиме. Вот в таком положении оказываются Ленин и боль- шевики, захватившие власть в октябре 1917 г. В течение восьми месяцев они не ре- шаются приступить к учреж- дению социализма, он воз- можен лишь тогда, когда страны Западной Европы и в особенности Германия так- же совершат революцию. Вот тогда-то и придет пора строить социализм. Пока же в России существует госу- дарственный капитализм. Затем, в течение летнего кризиса 1918 г. большевики приступают к созданию того, что впоследствии получит имя "военного коммунизма". Этапы этого военного коммунизма широко извест- ны. В целом, этот коммунизм представлял собой общую этатизацию, государствен- ную национализацию, пред- принятую Лениным. И вне- запно большевики отдают себе отчет в том, что это и является социализмом. Бла- годаря этим мерам приня- тым Лениным (общая на- ционализация в апреле-мае 1918 г. и декабре этого же года), социализм наконец приобретает свой конкрет- ный современный смысл, который, конечно, не явля- ется единственным - мно- гие троцкисты, маоисты, шведские социалисты и дру- гие скажут, что советское правительство никогда не создало подлинного социа- лизма, что настоящий со- циализм - это нечто дру- гое. То есть их воображению рисуются другие единороги - но основной единорог был выведен в Советском Союзе. Что же представляет из себя этот социализм? 1. Обобществление в смысле национализации или этатизации. Этатизация всей 335 СОЦИАЛИЗМ экономики и, следовательно, все социальные отношения подчиняются единственной центральной власти - пар- тии-государству. Вот это-то и было создано Лениным - подвергнув все этатизации, потом объявить, что насту- пил военный коммунизм. 2. Социализм означает плановое хозяйство, потому что сам план возник во вре- мя гражданской войны, во время военного коммунизма, в результате ряда мер, кото- рые продолжались от июня до декабря 1918 г. Реши- тельно все этатизируют и национализируют. Но для того, чтобы вся система функционировала слаженно, большевики создают ВСНХ (Высший Совет народного хозяйства), центральный ор- ганизм со множеством глав- ков для управления полно- стью этатизированной эко- номикой. Большевики рас- суждают приблизительно так: "До сих пор вся мировая экономика действовала по нерациональному принципу частной выгоды: теперь же мы уничтожили этот принцип частной выгоды". Уничтоже- ние этой выгоды означает в итоге уничтожение рынка и основание планового хозяй- ства. Уже не рыночная сис- тема, а плановая определя- ет капиталовложения. <...> В действительности сис- тема военного коммунизма кончается полным прова- лом, /что/ вскоре приведет страну к решающему кризи- су. <...> Ленин задумывает нэп столь же быстро, как он задумал военный коммунизм. Первое решение было принято на X съезде партии относительно создания свободного рынка для продажи излишков хле- ба: как только крестьяне справлялись с поставками государству, они имели от- ныне право продавать из- лишки. <...> Но Ленин быстро понял и вынужден был признать, что даже национализированный сектор, оставшийся значи- тельным, начал функциони- ровать сообразно с экономи- кой свободного рынка. Таким образом, меньше чем за год (между мартом и декабрем 1921 г.) Ленин соорудил вто- рую экономическую систему. После сооружения первой, которая называлась воен- ным коммунизмом, это - система смешанной эконо- мики, в которой существует огромный общественный сек- тор, но все действует по системе рыночной экономи- ки. Государство использует кредиты и налоги для собст- венных нужд в сфере рынка, не доводя до крайности 336 СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ И РАВЕНСТВО свою программу. Это поло- жение было нечто вроде простейшей формы кейнси- анства с национализацией в придачу, которая не входит в систему Кейнса. Подобная система до тех пор не суще- ствовала. <...> В начале, когда все ог- раничения периода военного коммунизма были аннулиро- ваны с тем, чтобы как можно скорее восстановить сель- ское хозяйство, рыночная экономика была жизненной необходимостью. С течени- ем времени такие меры должны были прийти в про- тиворечие с Партией-Госу- дарством. Лишь в 1924 г. сельское хозяйство оказыва- ется способным прокормить страну - пришлось потра- тить три года на его восста- новление. И в конце 1924 г. эта новая экономика рынка начинает нормально функ- ционировать: наконец, более или менее, страна снабжена зерном, мясом и другими продуктами питания. Затем следуют три года нэпа, относительно нор- мальные - с 1924 по 1927 гг. В 1927 г. промышлен- ность и сельское хозяйство с трудом достигают показате- лей валовой продукции 1913 г. (учитывая территориаль- ные потери, достигнуто 90% показателей промышленно- сти 1913 г. и почти 100% сельского хозяйства). Сле- дует признать, что достигну- тый результат, после десяти лет революции равнявшийся уровню 1913 г., был далеко не блестящим. СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕД- ЛИВОСТЬ И РАВЕНСТВО - это древнейшие социаль- ные идеи и идеалы челове- чества, они проходят сквозь всю его историю. Именно в борьбе за социальную спра- ведливость и равенство на- ходит свое наиболее яркое выражение общественная природа человека. Поскольку в общественной жизни, а со- ответственно, и в общество- ведении проблемы справед- ливости и равенства неотде- лимы друг от друга, их часто смешивают, отождествляют, хотя в действительности ка- ждое из этих понятий имеет свой особый смысл, свое со- держание. Рассмотрим эту связь и это различие. Социальная справедли- вость (несправедливость) и социальное равенство (нера- венство) - это объективные качества социальных форм связей членов общества, граждан. Сами социальные связи представляют собой совокупность всех отноше- ний людей как обществен- ных существ (т.е. отношений экономических, политиче- 337 СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ И РАВЕНСТВО ских, идеологических, се- мейных, нравственных и др.), в которые они вступа- ют, творя человеческую ис- торию. Поэтому и социаль- ная справедливость (неспра- ведливость), и социальное равенство (неравенство) могут иметь место в самых различных сферах общест- венной жизни. По своему качеству в за- висимости от того, в каком положении оказываются вза- имодействующие стороны, - в равном (например, обе стороны сотрудничают, не эксплуатируя и не угнетая друг друга, обе одинаково причастны к власти и управ- лению, к общественной иде- ологии и материальным ценностям и т.д.) или нерав- ном (одна сторона эксплуа- тируется и угнетается, а дру- гая, наоборот, эксплуатирует и угнетает, одна властвует и управляет, другая лишена власти и является управ- ляемой и т.д.), социальные связи и отношения вопло- щают отношения социаль- ного равенства или нера- венства. Вместе с тем по своему качеству, но уже в зависимо- сти от того, в каком отноше- нии рассматриваемые соци- альные связи находятся к общественному прогрессу: либо способствуют ему (скажем, неравное отноше- ние к средствам производ- ства в условиях замены пер- вичной формации вторичной или в обстановке социально- экономического тупика, соз- данного уравниловкой ка- зарменного псевдосоциа- лизма и т.д.), либо тормозят его (например, равное от- ношение к средствам труда в древней общине при ази- атском способе производст- ва, соединение в нем про- мышленности и сельского хозяйства; эксплуатация на завершающих стадиях анта- гонистического общества, уравниловка при государст- венно-общественной собст- венности на средства произ- водства), эти связи могут воплощать в себе социаль- ную справедливость (или несправедливость). Очевидно, что и соци- альное равенство (неравен- ство), и социальная спра- ведливость (несправедли- вость) - объективные свой- ства общественных связей, отношений. Тем не менее это разные объективные свойства указанных связей, ибо они отражают разнопо- рядковые качества общест- венных отношений: в первом случае выражен характер актуального общественного положения взаимодейству- ющих индивидов, а во вто- 338 СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ И РАВЕНСТВО ром - отношение этого взаимодействия к истории, к общественному прогрессу, к развитию человечества. По- этому далеко не всегда и не всякое социальное равенст- во (скажем, уравниловка при общественной собственно- сти на средства производст- ва) - историческое благо, совпадающее с социальной справедливостью, и, наобо- рот, отнюдь не всякий раз социальное равенство (ска- жем, связанное с распреде- лением по труду в обществе с общественной собственно- стью) - историческое зло, тождественное социальной несправедливости. Как раз потому, что для большинства трудящихся, эксплуатируемых и угнетен- ных социальная несправед- ливость, как правило, высту- пала также и как весьма ощутимое, очевидное соци- альное неравенство, то тре- бования социального равен- ства во многих случаях были не только гораздо более ак- туальными, чем что-либо другое, но и (и часто без должного основания) ото- ждествлялись с требовани- ем социальной справедли- вости, в результате чего укоренилось ошибочное убе- ждение о тождестве соци- ального равенства и соци- альной справедливости. Подобному отождеств- лению способствовало и то, что на любом историческом этапе проблемы равенства и справедливости были тесно связаны хотя бы потому, что справедливость всякий раз оказывалась определенной мерой равенства и неравен- ства, т.е. выступала как та- кое сочетание равенства и неравенства, которое было общественно допустимым и достаточным для осуществ- ления общественного про- гресса на соответствующем этапе человеческой истории. В этом случае необходимая степень равенства как раз и была выражением справед- ливости. И все же их отождеств- ление неверно. Чтобы убе- диться в этом, достаточно обратиться к истории, она знает немало примеров, ко- гда выдвигавшиеся требо- вания социального равенст- ва, уравнения имуществен- ного и всего общественного положения индивидов, счи- тавшиеся социально спра- ведливыми, не могли быть реализованы как раз в силу того, что история еще не создала объективных пред- посылок для осуществления подобного равенства как выражения справедливости, ибо сохранение классовых различий и неравенства все 339 СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ И РАВЕНСТВО еще оставалось условием общественного прогресса, оставалось социально спра- ведливым. Вся история человече- ского общества, рассматри- ваемая под углом зрения реализации социальной справедливости и равенст- ва, представляет собой по- степенное формирование объективных и субъектив- ных условий и предпосылок, делающих невозможным все расширяющееся осуществ- ление социальной справед- ливости и равенства. Нет ничего удивительного в том, что в рамках разных истори- ческих формаций и соци- альная справедливость, и социальное равенство не только реализовывались, но и трактовались по-разному: от первобытнообщинного равенства и воздающей ("око за око", "зуб за зуб") социальной справедливости до их высших форм в инду- стриальном и постиндустри- альном обществе. Общий вывод здесь таков. До тех пор, пока общест- венный прогресс, имея анта- гонистический характер, протекает в рамках естест- венной необходимости, в рамках еще не полного удовлетворения естествен- ных потребностей общест- венных индивидов, пробле- мы справедливости стоят и решаются как проблемы со- циальной справедливости, связанные с общественным положением индивидов, они не могут еще касаться об- щественного признания и учета естественного нера- венства индивидов. Ведь на первых фазах общественно- го производства общество "молчаливо признает не- равную индивидуальную одаренность, а, следова- тельно, и неравную работо- способность естественными привилегиями" (К. Маркс). Только когда общественный прогресс вырывается из ра- мок естественной необхо- димости и по мере продви- жения к высшим фазам об- щественного производства развертывается уже в рам- ках "царства свободы", он начинает протекать в грани- цах исторической необхо- димости. Тогда проблемы справедливости основыва- ются уже на учете и естест- венного неравенства инди- видов, нацелены на то, что- бы устранять общественные последствия неравной инди- видуальной одаренности, добиться положения, когда свободное развитие каждого становится условием сво- бодного развития всех, когда возникает социально спра- ведливое общество, "нера- венство которого есть не что иное, как разноцветное 340 СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ И РАВЕНСТВО преломление равенства" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.1, с.125). Социальная справедли- вость и равенство*. Спра- ведливость, о которой гово- рится в Декларации прав человека и гражданина, ав- томатически не равнозначна социальной справедливости. Некоторые идеи, развивав- шиеся социальным католи- цизмом и марксизмом в рам- ках соответствующих тео- рий, разоблачавших нищету трудящихся в XIX в., были в определенном смысле, правда временно, признаны господствующей идеологией "позднего капитализма" по- сле Второй мировой войны. Кейнс с блеском охаракте- ризовал эту революцию идей, порожденную страхом перед общей революцией: под страхом исчезновения капитализм должен социа- лизироваться. Но лишь война и осо- бенно "холодная война" привели к тому, что идеи государства всеобщего бла- годенствия начали про- скальзывать в правительст- венной экономической поли- * Переоначально эта статья была опубликована в кн.: 50/50. Опыт сло- варя нового мышления, с. 534-536, Автор - Катрин Самари (Франция). тике. Доклад Бевериджа, представленный британско- му правительству в 1942 г., ставил в один ряд с другими правами (которые прави- тельство должно было обес- печить) право на социальное обеспечение, гарантирован- ный минимальный доход и занятость. Автор кардиналь- но изменил привычную формулу либеральной мыс- ли: "Полная занятость обес- печивает процветание, а не наоборот". Отныне темы, ранее ин- тересовавшие рабочий ре- формизм, нашли новых сто- ронников на сей раз на госу- дарственном уровне. По мнению Джона Роулза (1958), справедливость под- разумевает существование подлежащего перераспре- делению "неуравненного из- лишка". Однако в конце 60-х гг. социальные условия рос- та резко изменились: тейло- ризм и фордизм достигли своего предела. Снижение производительности труда сначала повлекло за собой инфляцию, а потом кризис. Кризис узаконения (Ю. Хабер- мас)? Кризис "монополи- стического способа регули- рования", который включил социальные преимущества в сами механизмы роста, час- тично освободившись от влияния колебаний рынка ("школа регулирования")? 341 СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ И РАВЕНСТВО Многие критики капита- лизма, указывая на противо- речия, характерные для по- слевоенного роста, видели в развитии государственного сектора своего рода "косты- ли" системы. Механизмы государства-провидения уза- конивали и сковывали ос- новные виды социального неравенства (см., например, Джеймс О'Коннор, Ле Пор, Мандель, Бурдье и Пассе- рон; в качестве противника такой точки зрения упомя- нем Будона). Новая длительная депрес- сия капиталистической эко- номики привела к пересмот- ру идей и даже истории: ле- вые силы Запада, в особен- ности Старого Света с его сильными рабочими тради- циями, выступили против ликвидации государственно- го сектора и коллективных соглашений, разоблачая "двухскоростное" либе- ральное общество (одна скорость - для богатых и тех, кто имеет работу и над- лежащую квалификацию, другая - для всех осталь- ных). Парадокс заключается в том, что в это же время реформистские речи, вос- хваляющие достоинства рын- ка, индивидуальный подход к заработной плате на осно- ве конкуренции и передачи в частный сектор сферы услуг, раздались и на Востоке. Од- новременность кризиса го- сударства всеобщего благо- денствия и системы госу- дарственного планирования дала либеральной мысли преимущество (особенно в первой половине 80-х гг.), так как казалось, что она способна дать рецепт борь- бы с одним и тем же злом: только "невидимая рука" рынка может победить бю- рократизм. И именно ради рынка социальные преиму- щества роста были объяв- лены неэффективными. Традиционная либеральная проблематика дополнилась критикой государственного управления и стоящих за ним бюрократов. Северо- американские теории "прав собственности" и "общест- венного выбора" (А.Бьюке- нен, Р.Теллисон, вслед за ними Лепаж) разоблачили "политические сделки" под предлогом псевдоглавенст- ва интересов государства и доказывали правильность политики реприватизации. В этих условиях появи- лись различные точки зре- ния, авторы которых стре- мились примирить само- управленческие настроения с либеральной критикой то- варной политики государст- ва-провидения. Коллектив- ные ценности уступили ме- сто психологии "победите- ля", идеализации "малых 342 СТАЛИНИЗМ работ" и индивидуальных или семейных решений. Правда, политики либе- рального рынка не могут объяснить отсутствие меха- низмов выхода из кризиса, усиление неравенства, на- личие только в странах ОЭСР в 1988 г. каких-то 30 млн. безработных (несмотря на восстановление прибы- лей). Отныне вопрос встает в новых исторических усло- виях, для которых характе- рен кризис всех "моделей". СТАЛИНИЗМ - совокуп- ность взглядов и практиче- ских действий И.Сталина и его окружения, господство- вавших в советском общест- ве с конца 20-х гг. до 1953 г., в результате чего в стране были разрушены общечело- веческие механизмы про- гресса, создана тупиковая мобилизационная экономика и строй казарменного псев- досоциализма - эксплуата- торское и угнетательское общество-монстр, лежащее вне развития цивилизации и воплощающее социальный идеал партийно-государ- ственной бюрократии. Все, кто всерьез зани- мался изучением истоков и природы сталинизма, не мо- гут отделаться от мысли, что в нем до сих пор скрывается какая-то не разгаданная ис- торическая тайна. Причем, чем больше пишут об извра- щениях И.Сталиным марк- сизма и ленинизма, чем больше разоблачают орга- низованные им массовые репрессии и беззакония, ужасы раскулачивания и коллективизации, тем силь- нее ощущение отсутствия концептуального понимания сталинизма, тем острее осознание того, что все это обилие разоблачений ос- тавляет за кадром что-то важное, неуловленное и не- понятое. Причем в этой не- разгаданной тайне, в этом оставшемся не понятым и не уловленным как раз и со- держится значительная часть объяснений того, почему сталинизм оказался интер- национальным и столь попу- лярным в разных слоях, по- чему и после смерти Стали- на сталинизм там долго не умирает, почему не только в Советском Союзе, но и в других странах, если не ста- линизм, то его близнецы- братья: маоизм, ракошизм, полпотизм и другие подоб- ные "измы" столь успешно внедрялись в жизнь и какое- то время даже процветали? Тайна сталинизма не в том, что он был и верой и надеждой многих, и не в том, что он выдавал себя за од- но, а являлся другим, выда- 343 СТАЛИНИЗМ вал себя за строительство социализма, а являлся его имитацией. Его тайна слож- нее и глубже, и принес он весьма впечатляющие ре- зультаты, оказавшиеся ро- ковыми для ближайшей и будущей жизни страны, где он (или его подобие) побе- дил и проделал весь свой путь. В чем же конкретно суть этой тайны? Сталинизм - это вовсе не форма социалистическо- го строительства, возникшая и реализованная в Совет- асом Союзе, хотя именно это было его главной, только в последнее десятилетие сов- леченной маской. Сталинизм по своему существу, по сво- ей реальной теории и прак- тике был продуктом истори- ческого забегания, интер- национальным способом мо- дернизации страны, крайне жестоким, варварским спо- собом первоначального на- копления и индустриализа- ции, прикрываемым маркси- стско-ленинской фразеоло- гией и выдаваемым за тео- рию и практику социалисти- ческого строительства в первой стране социализма, идущей в одиночку от невы- сокого уровня капиталисти- ческого развития к комму- низму в условиях враждеб- ного капиталистического ок- ружения и в обстановке ост- рейшей внутренней и внеш- ней борьбы с "классово чу- ждыми силами". Но сказать только это, значит сказать только о том, что совершил сталинизм, преобразуя ста- рое, как совершил, под каки- ми лозунгами и какими мето- дами. Этого недостаточно. Нужно сказать еще о том, что он дискредитировал и разру- шил, что сделал возможным и невозможным. Сталинизм в своем "со- циалистическом обличье" не есть просто фальсификация и извращение марксизма- ленинизма (хотя это тоже имеет место). Ревизия по- сталинистски значительно глубже, ибо он пересматри- вает соотношение ЦЕЛИ и СРЕДСТВ и выступает как теория и практика построе- ния социализма в любых условиях и любой ценой, как способ действия по принци- пу "цель оправдывает сред- ства". Этот принцип не ве- рен вообще: в любом целе- направленном преобразова- нии СРЕДСТВА подчинены ЦЕЛИ в том смысле, что вы- ход за рамки средств, со- вместимых с целью, означа- ет утрату цели. Но в еще большей мере такой подход несовместим с социализ- мом, его созиданием: гума- нистическая природа социа- лизма не сопрягаема с принципом "цель оправды- вает средства", поэтому при 344 СТАЛИНИЗМ избрании средств созидания социализма особенно важно помнить, что "достойная цель достижима только достойны- ми средствами" (К.Маркс). Малейший выход за рамки средств, совместимых с гу- манной сущностью социа- лизма как общества челове- ка и для человека, для тру- дящихся, равнозначен утра- те ориентиров, уходу от со- циалистических целей к строительству уже не дейст- вительного, а извращенного, ублюдочного, примитивного социализма, а точнее псев- досоциализма, уже не яв- ляющегося строем человека и для человека. Для тех, кто не понимает действительного соотноше- ния цели и средств в исто- рии, кто согласен с принци- пом "цель оправдывает средства", кто считает, что социализм может быть по- строен в любых условиях и любой ценой, нет критериев, способных отделить правду от лжи, разумное от безум- ного, нравственное от без- нравственного, справедли- вое от несправедливого, ошибку от преступления. Поэтому для них "эра ста- линизма" была и остается весьма славной, даже воз- вышенной полосой совет- ской истории и строительст- ва социализма, где массо- вые жертвоприношения вы- глядят не иначе, как массо- вый героизм, классовая оз- верелость отождествляется с революционной одержи- мостью, разгул беззакония - с силой авторитета вла- сти, рабская исполнитель- ность, сочетаемая с полным самоотречением, считается массовым энтузиазмом, а тысячи и миллионы безвин- ных жертв изображаются как неизбежные издержки самых глубоких революционных перемен. Такая утрата социальных критериев и нравственных ориентиров, постоянно под- держиваемая духовными жрецами сталинизма, глубо- ко вошла в психологию не только служителей сталин- ской командно-администра- тивной системы, но и под- вергла эрозии сознание мно- гих тружеников, отождест- вивших реализацию стали- низма со строительством социализма. В свою оче- редь, отождествляемый со строительством социализма реализованный сталинизм своими жестокостями и без- закониями глубоко дискре- дитировал социалистиче- ский идеал, подорвал веру многих тружеников, рабочих, крестьян, интеллигентов в возможность построения со- циалистического общества, в возможность реализовать свой социальный идеал. 345 СТАЛИНИЗМ Сталинизм в своей мо- дернистской сущности, по- жертвовав социалистически- ми перспективами тружени- ков "первой страны социа- лизма", но, клянясь в верно- сти этим идеалам и имити- руя их, паразитируя на энту- зиазме веривших в социали- стические идеалы масс тру- дящихся, на их готовности к жертвам, сумел варварскими способами, держа жизнь трудящихся на грани нище- ты и доводя миллионы кре- стьян до голодной смерти, погрузив все общество в со- стояние страха и суеверного поклонения идолу вождя, осуществить скачком перво- начальное накопление и ин- дустриализацию страны, раз- вить ее производственный аппарат, модернизировать ее, поднять от сохи к инду- стриальному прогрессу, от массовой неграмотности ко всеобщей образованности. Модернизация общест- ва, отождествлявшаяся с успешным строительством социализма, своей быстро- той и грандиозностью по- трясла и восхитила патриар- хальное сознание, сформи- ровала как в советском об- ществе, так и в других, не высоко развитых странах огромную армию привер- женцев сталинизма, гордя- щихся не только своим уча- стием в модернизации стра- ны, но и теми жертвами, что им пришлось принести на алтарь сталинизма или его национального подобия. Ви- дя внешние перемены, осу- ществленные сталинизмом, восхищаясь быстрым про- грессом, они не задумыва- ются о последствиях, о цене этого прогресса. А она измерялась не только в жертвах, исчисляе- мых миллионами загублен- ных человеческих жизней, десятками миллионов сло- манных судеб, бедами и не- счастиями всех советских народов, но и кое в чем дру- гом, крайне важном и суще- ственном для хода всемир- ной истории. Здесь особен- но важны три момента. Во-первых, следуя прин- ципу "цель оправдывает средства", "построить со- циализм любой ценой", И.Сталин и возглавляемая им партия реализации забе- гания увели общество с из- бранного им в октябре 1917 г. социалистического пути на дорогу варварской модерни- зации и индустриализации, утвержения казарменных порядков. Бесконечные клят- вы верности социализму при- крывали и скрывали главное - утрату социалистиче- ской перспективы, уход с найденного Лениным нэпов- ского пути к социализму на путь сталинского бездорожья 346 СТАЛИНИЗМ и псевдосоциалистической имитации. Это и есть ни с чем не сравнимая первая и главная цена, уплаченная советским народом стали- низму, принесенная на ал- тарь его утверждения. Во-вторых, сами модер- низация и индустриализация страны, проведенные по- сталински, разрушили обще- человеческие механизмы про- гресса, создали такие замас- кированные под социализм социально-экономические и общественно-политические структуры, которые, придав советскому обществу перво- начальное индустриальное ускорение, обеспечив по- трясший всех "скачок" на- чала 30-х гг., в дальнейшем обрекли советское общество на стагнацию и вырождение, ибо созданная в те годы мо- билизационная экономика с ее командно-администра- тивной системой управле- ния являлась тупиковой экономикой, лишенной об- щецивилизационных меха- низмов поступательного раз- вития, со структурой, лежа- щей вне общей логики про- гресса. Такова вторая цена: утрата механизмов прогрес- са, уход со столбовой дороги цивилизации. В-третьих, самой страш- ной ценой "строительства социализма" по-сталински стал сам социально-эконо- мический сталинизм как особый вид казарменного псевдосоциализма, общест- во-монстр, нуждающееся в невиданных жертвах для своего утверждения и функ- ционирования, но - что особенно важно - требую- щее если не человеческих, то огромных социально- экономических и нравствен- ных жертвоприношений для своего разрушения, для возвращения из тупика на путь общечеловеческого про- гресса. Именно эти жертвы наше общество уже начало приносить. В этом главная разгадка того, почему, не поняв происходящего, по- терпела фиаско перестройка и ее инициатор М. Горбачев, и по той же причине терпят неудачу Б.Ельцин и его ко- манда. Ведь возвращение общества-монстра в лоно человеческой цивилизации еще никогда не происходило в истории. Сталинизм*. Будучи созда- телем понятия "ленинизм" Сталин никогда не употреб- лял слова "сталинизм" и не позволял льстецам исполь- зовать его, несмотря на то, * Данная статья впервые была опубликовала в кн.: 50/50. Опыт словаря нового мышления, М., 1989, с. 377-385, Автор - Элен Каррер д'Анкос (Франция). 347 СТАЛИНИЗМ что преобладавшая тогда идеологическая система при- соединяла имя Сталина к имени его предшественни- ков. И формула "Учение Маркса-Энгельса-Ленина-Ста- лина" была в ходу до самой его смерти. Этот факт ста- вит перед историками ряд важных вопросов. Сущест- вует ли особая категория явлений, которую можно на- звать сталинизмом? Или это только вариант тоталита- ризма, как утверждают Х.Аренд, а за ней многие другие специалисты по со- ветской истории, включая М.Фэйнсода и Зб.Бжезин- ского? Если принять стали- низм как самостоятельное понятие, в чем его истоки? В преемственной связи с тра- дицией русской политиче- ской культуры? В прямом развитии большевизма Ле- нина? Или следует допус- тить, что сталинизм немыс- лим вне связи с личностью и планами человека по имени Сталин? Каковы, наконец, его отличительные черты, и в какой мере сталинизм со- ставляет систему, опреде- лившуюся при самом ее за- рождении? Или он прошел через ряд последователь- ных форм? Другими слова- ми, является ли сталинизм результатом медленного выз- ревания, последовательного развития отдельных его черт? Гипотеза, выдвигаемая в данной статье, состоит в том, что сталинизм как сис- тема существовал, но как явление он не покрывается полностью понятием тотали- таризма. Сочетая теорию и практику власти, сталинизм представляет собой план радикального преобразова- ния общества, проводимый посредством неограниченно- го террора. И хотя его от- дельные черты напоминают русскую политическую тра- дицию, он уходит корнями, главным образом, в крайне извращенную интерпрета- цию марксизма и в ранний большевизм Ленина. Троц- кий, который первым попы- тался сформулировать по- нятие сталинизма, описан- ного как бюрократическая контрреволюционная систе- ма (эволюционируя, впро- чем, в своем анализе от идеи сталинизма, занимаю- щего центристские и рефор- мистские позиции, до обви- нения его в русском терми- дорианском перевороте, вы- двинутого в середине 30-х гг.), не проявил ни постоян- ства, ни глубины в своем анализе системы, главным отличием которой, с его точ- ки зрения, является абсо- лютный разрыв с больше- визмом и его идеалами. Мы 348 СТАЛИНИЗМ не пойдем этим путем за Троцким, а позаимствуем у него лишь само понятие, автором которого он без всякого сомнения является. Сталинизм - это преж- де всего система власти. Чтобы узаконить эту систе- му, ее создатели ссылаются на марксистскую концепцию диктатуры пролетариата. В той форме, в которой ее ис- пользовал Сталин, она пре- вратилась в диктатуру одно- го человека, опирающегося на несколько структур: пар- тию, государство, полицию. Отводя партии роль веду- щей силы в построении но- вого общества, Сталин ис- ходил из концепции Ленина, для которого пролетариат, занимающий центральное место в идеях Маркса, сле- дует за своим авангардом. Как в вопросе о захвате вла- сти, так и в ее осуществле- нии партия не выражает ин- тересы пролетарского дви- жения, она лишь использует его как средство для осуще- ствления целей, которые сама себе ставит на основе отвлеченной исторической науки. Как и Ленин, и даже в большей мере, чем он, Ста- лин извратил указание Мар- кса о том, что власть должна утратить свой политический характер.., что /это/ отжи- вающий институт, а Сталин реабилитировался, оправды- вая это капиталистическим окружением и необходимо- стью защиты завоеваний социализма... Он не только отбросил идею конечного отмирания государства, но и разработал теорию "государ- ства нового типа" (идущего к единовластию). Это едино- властие проходит несколько этапов - от ликвидации составных частей демокра- тии и завоеваний революции 1905 г., февраля 1917 г. до роспуска Учредительного собрания, запрещения сво- бодных выборов, плюрализ- ма политических партий и печати. Все это было реше- но Лениным и осуществлено уже в 1921 г. Одновременно была ликвидирована демо- кратия и в самой большеви- стской партии, а рабочий класс как независимая поли- тическая сила был разгром- лен посредством перепод- чинения Советов и проф- союзов власти партии, после ее X съезда приобретшей видимость монолитности и пронизанной агентурой по- лиции, роль которой все увеличивалась. Завершени- ем этого процесса стала власть одного человека, распространившаяся на все аппаратные структуры, кото- рыми он манипулировал всеми сразу или стравливая друг с другом. Таково было творение Станина. 349 СТАЛИНИЗМ В 1936 г. Советский Со- юз получил Конституцию. Она "была дополнена сис- темой законов - уголовных кодексов, которые стали юри- дической основой террора". Если эти элементы ста- линской системы - абсо- лютная власть партии и го- сударства, террор и зло- употребление законодатель- ством - связывают ее как с теорией Ленина, так и с дру- гими тоталитарными систе- мами, то развиваемая Ста- линым концепция модерни- зации хотя и исходит из уче- ния Ленина, но имеет и соб- ственные отличительные черты. В этом вопросе Ста- лин полностью порывает с Марксом, который рассмат- ривает революцию как сред- ство преодоления отчужде- ния в обществе и освобож- дения личности ...Преобразования Ста- лин будет проводить с край- ним радикализмом, который составляет один из элемен- тов ленинской концепции революции. ...Избавившись от соперников, Сталин ясно показал, каковы же его соб- ственные позиции; волюнта- ристский характер тотально- го и быстрого преобразова- ния всех сторон экономиче- ской, социальной и культур- ной жизни страны; радика- лизм методов, то есть навя- зывание своих планов свер- ху безгласному обществу без всякого учета его инте- ресов путем систематиче- ского применения насилия. По мнению Сталина, пе- ремены могут быть достиг- нуты лишь радикальными методами. ...Сталинизм хотя и модернизировал страну (если свести понятие мо- дернизации к индустриали- зации и росту могущества), одновременно двинул ее назад по сравнению с по- следним периодом царского строя или 20-ми гг., если го- ворить о политических и со- циальных свободах, а также об установлении реальной законности. Сталинизм, наи- более очевидной чертой ко- торого является всеохваты- вающий и систематический террор, может быть также определен как план ради- кального преобразования общества, исключающий ос- вобождение человека как конечную цель, направлен- ный, напротив, на его соци- альное порабощение. Если зачатки такого плана прояв- ляются в отдельные перио- ды развития русской поли- тической культуры, что свя- зано более всего с личными качествами некоторых тира- нов, его конечную форму следует искать, главным об- разом, в ленинском вариан- те марксизма. С русской по- литической традицией, ухо- 350 СУВЕРЕНИТЕТ дящей во времена Ивана Грозного, связана особая роль государства и бюрокра- тии в управлении общест- вом. И как дополнительный момент - особая роль по- лиции. Второй чертой стали- низма является постоянное стремление придать види- мость революционной за- конности тем практическим мерам, которые Маркс, всего вероятнее, осудил бы. Об- ладая полной властью и действуя вопреки всякой идеологии, Сталин постоян- но заботился о самооправ- дании, создании всякого ро- да теорий, которые он объ- являл марксистскими. Тако- вы теории капиталистиче- ского окружения или рас- тущей агрессивности вра- гов революции по мере ее успехов, которые оправды- вали в глазах Сталина уси- ление власти и постоянное развитие репрессивной сис- темы. И наконец, Сталин был продуктом политической культуры европейской ок- раины, которая колебалась между подражанием евро- пейской модели и привязан- ностью к особенностям Рос- сии. Если марксистская уто- пия, пронизывающая всю его деятельность, подталки- вала его к подражанию за- падной модели, - его бук- вально преследовал призрак индустриализации и стрем- ление догнать Европу, - то от славянофильской культу- ры он унаследовал крайнее недоверие к внешнему миру, к Западу, что толкало его к созданию барьеров вокруг своей страны, изоляции ее от Европы. СУВЕРЕНИТЕТ (от франц. souverainete - вер- ховная власть) - верховен- ство прав. Суверенитет на- ции - верховенство прав нации, неделимое и неотде- ляемое право каждой нации самостоятельно без чуждо- го воздействия решать все вопросы своей внутренней и международной жизни; одно из важнейших международ- ных прав, лежащее наряду с другими в основе демокра- тических отношений, право, закрепленное в Уставе ООН и других международных актах. Необходимо разли- чать национальный и госу- дарственный суверенитеты означающие соответственно верховенство прав нации и прав государства, где суве- ренитет нации является первоосновой, а государст- венный суверенитет - од- ной из форм реализации суверенитета нации, живу- щей в данном государстве. 351 СУВЕРЕНИТЕТ Суверенитет нации, на- циональный суверенитет уже со времен Французской революции прочно входит в число основополагающих демократических принципов и прав. Бурное развитие производства и его интерна- ционализация, связанные с перекройкой государствен- ных границ и созданием ко- лониальных империй, с за- кабалением одних наций другими, с непрекращаю- щейся миграцией населения и перемешиванием наций и народностей, а также разви- тие национального самосоз- нания и национальных дви- жений ставят проблему раз- вития наций, межнацио- нальных отношений и ут- верждения суверенитета на- ции на одно из первых мест. XX век обострил эту проблематику: две мировые войны, Октябрьская рево- люция и провозглашенное ею право наций на самооп- ределение, вплоть до отде- ления и создания самостоя- тельных государств, а также распад колониальных импе- рий в середине и конце XX в. еще больше драматизирова- ли эту проблематику, сдела- ли ее осью многих междуна- родных конфликтов и пред- метом многочисленных меж- дународных переговоров. Несмотря на всю акту- альность и остроту межна- циональных проблем и про- блем суверенитета наций можно утверждать, что ни одно течение общественно- политической мысли и ни одно политологическое на- правление не сумело пока предложить научного реше- ния этих проблем, о чем свидетельствуют острые, а иногда и весьма кровопро- литные, не прекращающиеся межнациональные конфлик- ты на Ближнем Востоке и в Великобритании, в Канаде и США, на территории бывше- го Советского Союза. Наиболее обширным и поучительным является экс- перимент коммунистов, по- пытавшихся на марксист- ской основе решить нацио- нальный вопрос в странах "реального социализма". Правильно объявив нацио- нальный вопрос частью об- щесоциальных проблем, но не поняв органической связи национальных проблем не только с классовыми отно- шениями, но и с общечело- веческой проблемой прав и свобод граждан, марксизм, а позже ленинизм, хотя и на- метили ряд решений, допус- тили много принципиальных просчетов и ошибок. Реали- зуя эти концепции на практи- ке, коммунисты хотя и реши- ли некоторые вопросы (спа- сение от вырождения и ис- чезновения ряда народов, 352 СУВЕРЕНИТЕТ создание национально-госу- дарственных структур, воз- рождение языков и культур, выравнивание уровней со- циально-экономического раз- вития, провозглашение рав- ноправия и дружбы народов, налаживание практического сотрудничества и взаимо- действия народов и др.), в целом не решили проблему межнациональных отноше- ний. Более того, допущенные ими грубейшие несправедли- вости, просчеты и ошибки обусловили то, что создан- ные под их эгидой многона- циональные объединения и образования - "содружество социалистиче- ских стран", Советский Союз РСФСР, СФРЮ, Чехослова- кия - в своем коммунисти- ческом виде не выдержали испытания временем: одни распались, другие столкну- лись с небывалыми трудно- стями и конфликтами. Осо- бенно негативно сказалось здесь наследие сталинизма. Одним из центральных постулатов сталинского пре- образования Советского Союза, задуманного как фе- дерация, в унитарно-тота- литарное, сверхцентрализо- ванное государство, в новую "тюрьму народов" или ста- линскую империю - реаль- ный Советский Союз, был постулат "ограничения су- веренитета", т.е включения республик в Советский Союз с "ограниченным" суверени- тетом. Позже эта велико- державная идея воспроиз- водилась всеми советскими номенклатурными руководи- телями - Н.Хрущевым, Л.Брежневым ("доктрина Брежнева"), К.Черненко, М.Горбачевым, Б.Ельциным (концепция "делегирования республиканских прав в центр"). В чем ее суть? Советский Союз (сейчас Россия) как единое, центра- лизованное государство объ- являлся носителем общих интересов всех людей (народов), всех республик, которые во имя этих интере- сов, для их реализации доб- ровольно "ограничивают" свой суверенитет, переда- вая (или, как стали говорить при М.Горбачеве и Б.Ель- цине - "делегируя") часть своих суверенных прав в Центр. При принятии ста- линской Конституции 1936 г. широко обосновывалось "ограничение суверенитета" как необходимое и естест- венное условие успешного развития Союза. Чем это обернулось для всех совет- ских народов, особенно рус- ского, оказавшегося даже в худшем положении, в срав- нении с другими, не говоря уже о "выселенных" наро- дах, утративших свои на- ционально-государственные 353 СУВЕРЕНИТЕТ структуры, свои земли, на- родах, подвергшихся огра- ничениям в развитии нацио- нального языка, литературы, культуры, - всем известно. Концепция "ограничен- ного суверенитета" (и все ее разновидности - от "докт- рины Брежнева" до концеп- ции Горбачева о "деле- гировании части суверенных прав республик в Центр") глубоко ошибочна и вредна. Чтобы убедиться в ее оши- бочности, задумаемся над содержащейся в ней логи- кой. Она проста: дескать, чем больше развивается производство, чем органич- нее связи между республи- ками, их специализация и кооперация, тем большим становится и объем общих координирующих и управ- ляющих функций, а значит - тем больший объем суве- ренных прав и полномочий республик должен быть пе- редан Центру. Таким обра- зом, каждый шаг вперед об- щесоюзного производства, республиканской специали- зации и кооперации означа- ет шаг назад в развитии су- веренитета нации (народа), чем дальше продвинулась интернационализация и ин- теграция производства, тем ограниченнее суверенитет нации (народа). Однако жизнь свиде- тельствует о другом: суве- ренитет нации (народа) как совокупность их прав и пол- номочий, определяющих их развитие, их судьбу, в демо- кратическом обществе не- делим и неотчуждаем ни полностью, ни по частям. Но этот суверенитет не следует смешивать с государствен- но-политическими формами его реализации, которые могут быть разными: нацио- нально-государственными (республиканскими), меж- республиканскими (в СССР или в СНГ) и надгосударст- венными (скажем, с помо- щью ООН). Спрашивается: есть ли возможность мирным путем, политическими договоренно- стями решить вставшие здесь острые вопросы? Да, есть! Во всех случаях, когда речь идет о многонацио- нальных объединениях, фе- дерациях, конфедерациях или других образованиях, должен быть провозглашен и обеспечен абсолютный и неотчуждаемый суверенитет всех и каждой входящей в такое объединение нации (народа). Если внутри по- добных политических или государственных объедине- ний возникает потребность в создании общих координи- рующих или даже управ- ляющих органов, то должно быть заявлено, что этим ор- ганам никто не делегирует, 354 СУВЕРЕНИТЕТ не отдает какие бы то ни было права и полномочия республик (наций), что в этих органах представители наций, народов, республик- государств СОВМЕСТНО РЕ- ШАЮТ вопросы, представ- ляющие для них и индиви- дуальный и общий интерес. При этом каждая нация (республика) имеет неотчу- ждаемое право принимать или не принимать участие в том или ином акте, соглаше- нии, действии. Каждая рес- публика-государство будет участвовать в решении об- щих проблем либо в феде- ративных, либо в конфеде- ративных формах, либо как ассоциированный член. Ина- че говоря, никакие решения государственных или поли- тических органов подобного объединения, скажем, СНГ, как и своих национально- республиканских, затрагива- ющие интересы данной на- ции (народа), не могут иметь места без законодательно предусмотренного согласия нации (народа), их полно- мочных представителей. Понятие суверенитета* относится к праву данного Данная статья - извлечение из учебника по политологии. Майкл Дж.Роскин и др. Введение в поли- тологию. Нью-Джерси, 1988. государства на существова- ние. Суверенитет - слово дошедшее до нас из средних веков (от еврофранцузского "править, господствовать") - исходно означало власть монарха на господство в своем королевстве. Впо- следствии значение данного термина расширилось, и он стал употребляться для обо- значения национального кон- троля над территорией страны, владение ее земля- ми. Нации довольно ревно- стно относятся к своему су- веренитету, а правительства прилагают все усилия к его сохранению. Они содержат армии для отражения втор- жения извне, они охраняют целостность граним путем введения паспортного и ви- зового режима. Они высле- живают и захватывают тер- рористов, имеющих целью нарушение суверенитета данного государства. Споры в отношении су- веренитета являются одни- ми из наиболее яростных в мире. Эти споры сотрясают многие страны. Большинст- во палестинцев хотело бы чтобы Израиль как государ- ство исчез с лица земли, а вместо него возникло бы новое суверенное государ- ственное образование - Палестина. Некоторые уме- ренно настроенные пале- 355 СУВЕРЕНИТЕТ стинцы согласились бы на "остатки страны", имея в виду ее сохранившиеся час- ти, т.е. западный берег реки Иордан и сектор Газа. Пале- стинские террористы, однако, готовы убить каждого, кто, по их мнению, противостоит их принципам, включая амери- канских туристов и дружест- венных арабов. Израиль, ес- тественно, не собирается жертвовать своим суверени- тетом и оказывает им твер- дое противодействие. В Северной Ирландии тоже стоит вопрос о сувере- нитете. Ирландская револю- ционная армия, представ- ляющая католические мень- шинства в стране, занялась организацией убийств и взрывов с целью выделения Ольстера из сферы дейст- вия британского суверените- та. ИРА стоит за объедине- ние Северной Ирландии с Республикой Ирландией. Мо- нархисты же, представляю- щие протестантское боль- шинство, клянутся, что они этого никогда не допустят. В результате - гражданская война, в которой погибли уже 2500 человек. На севере Испании баск- ские сепаратисты занимают- ся убийствами полицейских и правительственных чинов- ников, безуспешно пытаясь основать независимое госу- дарство басков, чего Мадрид никогда не допустит. Очевидно, что понятия законности и суверенитета взаимосвязаны. Король или королева могут с помощью силы установить суверени- тет своего государства, но их наследники, безусловно, его потеряют, если они не сумеют доказать законности своей власти. С утратой су- веренитета исчезает и за- конность. На примере Лива- на можно проиллюстриро- вать, как с утратой режимом законности может серьезно встать вопрос о националь- ном суверенитете. Десяти- летиями у власти в Ливане находились христиане, хотя в целом в стране их было меньшинство. В глазах большинства ливанских му- сульман правительство в Бейруте не обладало закон- ностью, т.к. большей частью проводило прохристианскую политику и мало прислуши- валось к голосу мусульман. В 1975 г. началось восста- ние, в котором между более чем десятком национально- политических вооруженных формирований разверну- лась борьба за первенство. В 1976 г. Сирия заняла вос- точную часть страны, а в 1982 г. Израиль оккупировал юг Ливана. Ливан, по суще- ству, потерял свою незави- 356 ТОТАЛИТАРИЗМ симостъ. Правительство боль- ше не контролировало си- туацию в стране и не могло организовать отпор ино- странным захватчикам. Стра- ны со слабой законностью власти становятся легкой добычей для своих агрес- сивных соседей. С другой стороны, чем больше ди- пломатического признания получает страна, тем силь- нее ее суверенитет и закон- ность власти.<...> Международная полити- ка имеет небольшое отличие от политики внутренней, ко- торую мы рассматривали. Внутренняя политика имеет место в рамках суверенного субъекта международных отношений - то, что мы на- зываем государством или страной, - в то время как международная политика имеет место между такими субъектами международных отношений. Суверенитет ... означает быть хозяином на своей собственной земле, сохранять за собой послед- нее слово в юридических спорах на территории стра- ны. Понятие суверенитета возникло в XVI в., когда аб- солютистские монархии ук- репляли свои позиции и ис- кали правовое оправдание для этого. Суверенитет яв- ляется одерживающей силой в стране. Преступники, пов- станцы и отступники теоре- тически контролируются или подавляются суверенным правителем, которым сейчас является уже не король, а национальное правительст- во. Суверенитет также озна- чает, что иностранные дер- жавы не имеют никакого права вмешиваться в дела вашей страны; их влияние прекращается на ваших гра- ницах. Т ТОТАЛИТАРИЗМ (от позд- нелатинского totelitas - весь, целый, полный) - антигу- манная общественно-полити- ческая система, которая ра- ди определенных целей своих создателей стремится к полному (тотальному) кон- тролю над всей жизнью об- щества и всеми сторонами жизни каждого индивида. Слово "тоталитарный" (tota- litario) впервые было упот- реблено в Италии в начале 20-х гг. XX в. Дж.Амендола и П.Гобетти при критике Мус- солини, утверждавшего од- нопартийную фашистскую систему. Перехватывая ини- циативу, Муссолини сам провозгласил тогда своей целью создание "тоталитар- 357 ТОТАЛИТАРИЗМ ного государства" (stato totalitario). Позже в положи- тельном смысле термин "тоталитарное государство" употреблялся нацистскими правителями в Германии. Негативный смысл в понятие "тоталитаризм", "тоталитар- ное" в 20-е и 30-е гг. вклады- вали итальянские и немецкие антифашисты, критиковав- шие фашистские порядки. Новая полоса расши- ряющегося употребления понятия "тоталитаризм", а также производного "тотали- тарный" начинается после Второй мировой войны, в условиях "холодной войны" между Западом и Востоком. На этом этапе наряду с прежним употреблением этих понятий они широко применяются для характе- ристики сталинского Совет- ского Союза, а позже маои- стского Китая, Кампучии "красных кхмеров". В боль- шой степени этому способ- ствовали книги Х.Арендт "Происхождение тоталита- ризма" (1951 г.) и К.Фрид- риха и З.Бжезинсного "Тота- литарная диктатура и авто- кратия" (1956 г.), содержав- шие как социологическую, так и политологическую ха- рактеристику рассматривае- мого явления. Многообразие форм и способов реализации то- тального контроля над об- ществом и его гражданами обусловливает большой раз- брос в раскрытии сути рас- сматриваемого явления. И все же наиболее существен- ные черты тоталитаризма таковы. Во-первых, абсолютное (тотальное) господство над обществом и человеком рассматриваемой системы обеспечивается, как прави- ло, сочетанием политическо- го господства с идеологиче- ским порабощением, что проявляется не только в том, что в тоталитарных системах налицо господство определенных идей (идео- кратия), обосновывающих право подобных режимов на существование, стремящих- ся цель режима и его орга- низацию сделать единст- венно возможными для всех. Особенно важно то, что в силу этого в тоталитарных системах всегда господ- ствуют не государственные, а партийные структуры (партия-государство). Соот- ветственно, вся власть со- средоточивается в руках по- литического лидера хариз- матического типа, вождя, присоединяющего к своим политическим атрибутам властвования еще суевер- ное поклонение граждан, что достигается путем созна- тельного насаждения культа вождя. 358 ТОТАЛИТАРИЗМ Вместе с тем идеократи- ческий характер тоталитар- ного режима связан с его идеологической нетерпимо- стью, с преследованием инакомыслия, что приводит не только к запрещению дру- гих партий, но и к подавле- нию всякого инакомыслия внутри правящей политиче- ской организации. Во-вторых, идеократия в условиях тоталитаризма ор- ганически связана с моно- польным использованием власть имущими средств массовой информации, что позволяет не только господ- ствовать над мыслями граж- дан, но и обращаться через пропаганду к чувствам граж- дан, насаждая угодные вла- сти мифы и мифологию, культы и культики, воспиты- вая население в духе обо- жествления своих вождей, окружая их ореолом всемо- гущества и непогрешимости. Широко используемый в этих целях популизм призван внушить гражданам не толь- ко то, что поставленная пе- ред обществом цель наи- лучшим образом отвечает интересам каждого челове- ка, но и то, что стоящие у власти лидеры - наилуч- шие выразители устремле- ний и чаяний народа. В-третьих, тотальное под- чинение общества и граждан власть имущим закономерно связано с проникновением идейно-политического кон- троля во все сферы жизне- деятельности человека и общества, что неизбежно ведет к стиранию грани ме- жду политическим и соци- альным, к отрицанию водо- раздела между государст- венной властью и общест- вом, к уничтожению всякой автономии индивида и его жизни, что приводит к по- глощению гражданского об- щества государством. В са- мом деле, о какой частной жизни индивида, состав- ляющей основу или фунда- мент гражданского общест- ва, может идти речь, если все аспекты человеческой жизнедеятельности (хозяй- ственной, общественной, се- мейной и личностной) ока- зываются подконтрольными общественно-политическим институтам, государственно- партийным структурам? В тоталитарном общест- ве человек нигде и никогда не находится у себя caмого, а общество почти никогда и ни в каком аспекте не высту- пает как гражданское обще- ство, отделенное от госу- дарства и существующее отдельно и независимо от него, ибо для существующей в тоталитарном обществе власти нет никаких законо- дательных или правовых ог- раничений, закрывающих ей 359 ТОТАЛИТАРИЗМ доступ в те или иные сферы общественной или личной жизни: все подконтрольно, а сам контроль тотален. В-четвертых, одно из центральных мест в тотали- тарных системах отводится системе насилия, механизму репрессий, призванных обе- спечивать и поддерживать контроль власть имущих над всем обществом и его граж- данами. Конечно, репрес- сивные органы, обеспечи- вающие существование и функционирование тотали- таризма как антигуманной общественно-политической системы, возникают и скла- дываются не в один день и, естественно, отличаются друг от друга не только по своей структуре, но и по своей жестокости. Весьма существенны здесь разли- чия также на разных ступе- нях истории той или другой системы тоталитаризма. Однако неизменно то, что, где бы ни имел место тота- литарный режим, террор - неотъемлемое средство его внутренней политики, а страх граждан перед произволом, необоснованными репрес- сиями - один из важнейших гарантов стабильности тота- литарных систем. Хотя перечисленные чер- ты отнюдь не исчерпывают всех признаков тоталита- ризма, они все же позволяют уловить наиболее сущест- венное в этой антигуманной системе. Разумеется, в за- висимости от конкретной разновидности тоталитариз- ма, а также ступеней его развития в той или иной стране, в связи с конкрет- ными условиями жизни на- званные черты или свойства тоталитаризма реализуются с разной полнотой: одни больше, другие меньше; на одних этапах больше вни- мания уделяется одним из них, на других - другим. Всегда имеются и различия в степени контроля тотали- тарным режимом тех или иных сфер общественной жизни. Стремление обеспе- чить режиму большую выжи- ваемость ведет к ослабле- нию контроля в тех или иных сферах, что создает условия для возникновения "очагов сопротивления" тоталита- ризму. А если еще учесть неспособность тоталитар- ных режимов к саморазви- тию, их слабую адаптацию к изменениям общественных реалий, то станет ясно, что раньше или позже, но неиз- бежно возникают предпо- сылки и возможности для разрушения или низверже- ния тоталитаризма. 360 ТОТАЛИТАРИЗМ Слово "тоталитаризм"* стало применяться запад- ными социологами после Второй мировой войны. С помощью этого термина де- лались попытки охарактери- зовать правление и Стали- на, и Гитлера, а также неко- торых их союзников, сател- литов. Появление термина связано с резкими измене- ниями во внешней политике, наступившими в то время, когда западные союзники тотчас же после разгрома держав оси оказались во- влеченными в ожесточенную холодную войну со своими прежними союзниками. Тер- мин этот нельзя считать удачным, поскольку, пред- ставляя собой попытку най- ти какой-то общий знамена- тель для обоих режимов, он не отражал существенных различий в предпосылках, структуре, целях и функцио- нировании этих режимов. При составлении переч- ня специфических черт, при- сущих и третьему рейху, и СССР, исследователи столк- нулись с тем фактом, что * Данная статья - извлечение из работы американского политолога А. Мейера "Советская политическая система. Ее истолкование" (A.W. Meyer. The Soviet Political System An Interpretation N.Y. 1965). обе системы претерпели изменения... Западные ис- следователи, по-прежнему используя этот термин, ста- ли говорить о смягченном тоталитаризме, о тоталита- ризме нового направления, что уже само по себе пока- зывает, насколько неудовле- творителен сам термин. Тоталитаризму можно дать следующее определе- ние, с которым, пожалуй, согласятся все, кто о нем пишет: тоталитарной поли- тической системой является такая система, в которой вся деятельность людей подчи- няется политическим зада- чам и все человеческие взаимоотношения организу- ются и планируются. На- блюдая подобные системы со стороны, можно обнару- жить некое давление, мол- чаливую трансформацию или извращение всех убеж- дений, всех ценностей, всего образа жизни в соответствии с установленными нормами. По существу это сводится к распространению бюрокра- тических принципов органи- зации, принятия решений и контроля на все области че- ловеческой жизни. Здесь конечно, предполагается су- ществование господствую- щей элиты или иерархии, достаточно могущественной, 361 ТОТАЛИТАРИЗМ чтобы провести подобную перестройку всего общест- ва... ...Во всех бюрократиче- ских системах основные це- ли предопределены. Цели устанавливаются теми, кто принимает окончательные решения. Конечно, цели мо- гут быть изменены, и быва- ют случаи, когда руководи- тели под влиянием острого кризиса или быстрых изме- нений в обществе оказыва- ются вынужденными решать этот вопрос. И все же бюро- кратии всех типов в основ- ном исходят из той предпо- сылки, что глубокое, всесто- роннее обсуждение целей и интересов излишне и вред- но. Именно в этом смысле можно сказать, что бюрокра- тии означают отмирание по- литики. Однако бюрократии не удается вовсе устранить политику, поскольку люди, как отдельные индивидуумы, так и их сообщества, слиш- ком автономны, а цели са- мих иерархов слишком про- тиворечивы. Таким образом, идеально функционирующая бюрократия - это мираж. Отсюда проистекают хрони- ческие трения между офи- циальными и неофициаль- ными организациями, посто- янное несоответствие между постановлениями и их ис- полнением, между планами и реальной действительно- стью. Сложность человече- ской деятельности ограни- чивает и делает тщетными все бюрократические зако- ны. Поэтому исследователи "тоталитаризма" вынужде- ны отмечать, что он никогда не встречается в чистом ви- де, а всегда является либо целью, либо тенденцией... Те, кто осуждает СССР как абсолютно антигуманную форму правления, часто не видят жестокостей своего собственного политического строя, подобно тому как со- ветские специалисты по об- щественным отношениям не признают никаких обвинений по адресу их режима. И те, и другие фарисейски утвер- ждают - либо открыто, либо завуалированно - что их сис- тема близка к совершенству. Правильнее было бы по- строить систему ценностей, а затем посмотреть, на- сколько разные политиче- ские системы, включая со- ветскую, соответствуют ей. Такой комплекс критериев должен включать в себя максимально возможное чис- ло норм, касающихся свобо- ды, равенства и уважения человеческой личности. Ка- ждый человек мог бы сгруп- пировать эти нормы в сис- 362 УГНЕТЕНИЕ тему мер - создать, так ска- зать, свою личную утопию - и прикладывать эти меры к различным политическим режимам. Вполне вероятно, что при такой оценке ни один из режимов ни по од- ному из критериев нельзя будет оценить как лучший. Другим критерием оцен- ки существующих систем являются интересы и цели тех, кто в них живет и дейст- вует. При этом необходимо помнить, что цели могут из- меняться и что различные группы в обществе могут иметь противоречивые ин- тересы и взгляды... Следует поинтересоваться, насколь- ко хорошей или ненавистной оказывается система, если оценивать ее с точки зрения надежд и чаяний, нужд и опасений рабочих, крестьян и многих других групп, вклю- чая самих лидеров правя- щих партий и привилегиро- ванные группы населения. У УГНЕТЕНИЕ - отношение, основанное на присвоении чужой воли и состоящее в систематическом принужде- нии угнетенного поступать в соответствии с волей угне- тателя. Угнетение - разно- видность отношений господ- ства и подчинения, его спе- цифика заключается в том, что угнетение имеет место только там и тогда, где и ко- гда подчиняющийся выпол- няет волю угнетателя вопре- ки своему желанию и своим интересам. Сталинский марксизм- ленинизм, вопреки действи- тельным взглядам Маркса, четко разграничивавшего отношения эксплуатации и отношения угнетения, фак- тически отождествлял эти принципиально различаю- щиеся отношения, ставил их в ряд через запятую. Вуль- гарная политология, не за- нимающаяся различными аспектами "освобождения труда", вообще не обраща- ется к этим вопросам. Одна- ко в действительности это - одна из ключевых проблем современности, поскольку именно принуждение прони- зывает все сферы совре- менного как западного, так и восточного обществ. Основой принуждения при угнетении могут быть чувство, долг, авторитет субъекта, навязывающего свою волю другому. При только складывающемся 363 УГНЕТЕНИЕ неравноправном отношении чаще всего имеет место злоупотребление чувством, долгом, авторитетом. Но если угнетаемый подобным злоупотреблением не ока- зывает сопротивления угне- тателю, а принуждение по- следнего приобретает сис- тематический характер, по- степенно разрушающий фун- дамент первоначально доб- ровольного подчинения (пре- клонения) одного субъекта перед другим, то доброволь- ная власть одного над дру- гим переходит в принужде- ние, основанное, с одной стороны, на сложившейся уже традиции или привычке, а с другой - она осуществ- ляется уже вопреки интере- сам или с определенным насилием над волей подчи- няемого. Здесь добровольно принятые отношения гос- подства и подчинения пре- вращаются в навязанные, принудительные, угнетатель- ские отношения. Другими словами, только с этого рубежа начинается угнетение как ущербное, за- висимое положение угне- тенной стороны от угнетаю- щей, ибо теперь угнетенный постоянно чувствует несво- боду, невозможность посту- пать в соответствии со своими интересами и по своему выбору. Такое угне- тение есть постоянно зави- симое положение, раз за разом перерастающее в прямую обязанность выпол- нять чужую волю вопреки своим интересам и своей свободе выбора, обязан- ность поступать так, как счи- тает угнетатель. Это угнетенное зависи- мое положение шаг за ша- гом приводит к разрушению личностных качеств индиви- да, порождает в нем син- дром неполноценности, пре- вращает его в робота, отвы- кающего мыслить и посту- пать самостоятельно, при- нимать решения по своему разумению и своему выбору, привыкающего ждать указа- ний, решений, приказов сво- его угнетателя. Распространение и уко- ренение угнетения и сопут- ствующих ему синдромов несамостоятельности, пас- сивности и послушания - прямой результат выхода на общественно-политическую арену бюрократии и бюро- кратизма, суть которых в узурпации функций общест- венного управления, при- способления, подчинения этих функций своим корыст- ным интересам, превраще- ния самого управления в команду, в исполнение по принуждению, создающего и умножающего несвободу граждан. 364 УГНЕТЕНИЕ Уже говорилось о том, что отношения угнетения принципиально отличаются от отношений эксплуатации: если при эксплуатации одно- го другим происходит при- своение прибавочной стои- мости, созданной одним в пользу другого, то при угне- тении человека человеком налицо присвоение воли одного другим. Однако прин- ципиальное отличие сущно- сти эксплуатации и угнете- ния не отрицает того, что эти отношения неравенства со- провождают друг друга, вза- имно индуктируются, а при определенных условиях и переходят друг в друга, а точнее одни отношения ста- новятся основанием для возникновения других отно- шений. И в этом нет ничего удивительного: и в том, и в другом случаях речь идет об отчуждении, о лишении че- ловека или созданного им (прибавочного продукта), или присущего ему от рождения (воли). Естественно, что в последнем случае - при уг- нетении - отчуждение осо- бенно чувствительно, а не- свобода, подчиненность ин- дивида особенно болезненны. Для того, чтобы нагляд- нее представить разницу между угнетательскими и эксплуататорскими отноше- ниями, возьмем, к примеру самодержавную царскую Россию. Царь-самодержец стоял над всеми: не только над крепостными крестья- нами, но и над всеми други- ми сословиями и классами, в том числе и над дворянами- помещиками; его деспотиче- ская самодержавная власть простиралась над всеми она подчиняла себе волю каждого, а точнее угнетала всех. Но непосредственно эксплуатируемыми царем были отнюдь не вce и уж вовсе не помещики, не все граждане и не все крестья- не, а только приписанные к казне, "казенные крестья- не", вносившие продоволь- ственный и денежный оброк на содержание царя и его двора. Подобным же обра- зом помещик угнетал всех уже на своем уровне: и до- машнюю челядь, и крепост- ных крестьян, хотя приба- вочный продукт он отбирал именно у крепостных. Оче- видно, что и тут, и там гнет, угнетение дополнительным прессом ложились на экс- плуатируемых, многократно усиливая их зависимость, не- свободу, подчненность сво- ему эксплуататору-угнетателю. Когда же речь идет о трансформации одних от- ношений в другие - угнете- ния в эксплуатацию и экс- плуатации в угнетение - то очевидно, что, скажем, про- центный долг крестьянина 365 УГНЕТЕНИЕ ростовщику представлял со- бой не только форму экс- плуатации крестьянина рос- товщиком, но и кабалу, за- висимость крестьянина от ростовщика, угнетение им крестьянина. В самое новейшее время наиболее часто встречаю- щейся формой перераста- ния угнетения в эксплуата- цию оказывается превраще- ние чиновниками, бюрокра- тией функций управления общественными делами в свою частную собственность и использование этих при- своенных функций для пе- рераспределения произве- денного общественного про- дукта в свою пользу и вовсе не в соответствии со своим вкладом в общественный прогресс, а следовательно, для превращения управле- ния в угнетение, а угнетения в условие эксплуатации. Вряд ли можно оспорить то, что с точки зрения прав и свобод личности общество- монстр, т.е. общество ка- зарменного псевдосоциа- лизма, являясь заповедни- ком партийно-государствен- ной бюрократии, ее идеалом и всевластием, было осо- бенно безжалостным, жест- ким и жестоким к своим гра- жданам, обставляя их жизнь многочисленными формами номенклатурного угнетения, Разрушение общества-мон- стра не тождественно осво- бождению от гнета и угнете- ния. И прошлый и совре- менный опыт говорит о том, что пока гражданское обще- ство будет состоять из ин- дивидов, чей труд, матери- альное благосостояние и просто физическое сущест- вование зависят не от них самих, не от их самостоя- тельного выбора места тру- да, не от их способностей и их активности в труде, а от воли государства, т.е. власть имущих, от капризов рабо- тодателей: директоров пред- приятий, высокопоставлен- ных чиновников и админист- раторов в аппарате, руково- дителей исследовательских институтов в сфере науки, от директоров издательств, студии т.д., пока по индивиду- альной воле всех этих "работодателей" или по их совместному решению (харак- теристики, рекомендации и т.п.) будет определяться экономическое положение тружеников, до тех пор не будет должных оснований говорить о ликвидации угне- тения и свободе личности. Достаточно оглядеться вокруг, чтобы убедиться в том, что не только вчераш- няя, но и наша сегодняшняя повседневная жизнь полна бесчисленных свидетельств личной несвободы граждан, их угнетенного положения. 366 УГНЕТЕНИЕ Пусть каждый, кто работает с дураком или самодуром- директором, вышепостав- ленным начальником прямо и свободно скажет ему эту правду, подвергнет его не- лицеприятной, но честной оценке. Такой честный граж- данин сразу же или через определенное время будет уволен с предприятия или учреждения, и при этом под- берут вполне благопристой- ные формулировки и опи- рающиеся на факты предло- ги. Если такой честный гра- жданин попробует перейти на другое предприятие, за ним пустят "хвост" характе- ристик и кличек - "склоч- ник", "критикан", "демагог" и т.п., которые надолго пре- вратят его в изгоя. Так не- подчинение угнетению мо- жет обернуться безработи- цей с ее жесткими требова- ниями подчиняться и заис- кивать перед "работодате- лями". Есть все основания ут- верждать, что эксплуатация и угнетение, являясь обо- ротной стороной отчуждения от собственности и власти, будучи отношениями нера- венства, господства и под- чинения, потому и не диф- ференцируются в общест- венном сознании, что они органически слиты друг с другом, причем настолько тесно, что взаимодополне- ние и взаимопереход здесь констатируется далеко не просто и не однозначно, хо- тя, разумеется, это - вовсе не основание для отрицания существующей здесь спе- цифики и необходимости научного различения экс- плуатации и угнетения. Угнетение*. Когда цивили- зация делает в своем разви- тии неожиданный поворот, когда вместо ожидаемого прогресса мы вдруг обнару- живаем, что нам со всех сторон грозят опасности, как будто возвращающие нас к эпохе варварства, мы гото- вы винить в этом кого угод- но, кроме самих себя. Разве мы не трудились в поте ли- ца, руководствуясь самыми светлыми идеалами? Разве не с ростом свободы, спра- ведливости и благополучия были связаны все наши на- дежды и упования? И если результат настолько расхо- дится с целями, если вместо свободы к процветания на нас надвинулись рабство и нищета, разве не является это свидетельством того, что в дело вмешались темные силы, исказившие наши на- * Данная статья - извлечение из кн.: Хайек Ф.А. Дорога к рабству. Вопросы философии, 1990, № 10, 11, 12. 367 УГНЕТЕНИЕ мерения, что мы стали жертвами какой-то злой во- ли, которую, прежде чем мы выйдем вновь на дорогу к счастливой жизни, нам предстоит победить? И как бы по-разному ни звучали наши ответы на вопрос "кто виноват?", будь то злонаме- ренный капиталист, пороч- ная природа какой-то нации, глупость старшего поколе- ния или социальная систе- ма, с которой мы тщетно боремся вот уже в течение полувека, - все мы абсо- лютно уверены (по крайней мере, были до недавнего времени уверены) в одном: основные идеи, которые бы- ли общепризнанными в пре- дыдущем поколении и кото- рыми до сих пор руково- дствовались люди доброй воли, осуществляя преобра- зования в нашей общест- венной жизни, не могут ока- заться ложными. Мы готовы принять любое объяснение кризиса, переживаемого на- шей цивилизацией, но не можем допустить мысли, что этот кризис является следст- вием принципиальной ошиб- ки, допущенной нами сами- ми, что стремление к неко- торым дорогим для нас идеалам приводит совсем не к тем результатам, на кото- рые мы рассчитывали... Однако главное - и в этом мало кто отдает себе сегодня отчет - это не масштабы перемен, проис- шедших на памяти преды- дущего поколения, но тот факт, что эти перемены знаменуют кардинальную смену направления эволю- ции наших идей и нашего общественного устройства. На протяжении двадцати пяти лет, пока призрак тота- литаризма не превратился в реальную угрозу, мы неук- лонно удалялись от фунда- ментальных идей, на кото- рых было построено здание европейской цивилизации. Путь развития, на который мы вступили с самыми ра- дужными надеждами, при- вел нас прямо к ужасам то- талитаризма. И это было жестоким ударом для целого поколения, представители которого до сих пор отказы- ваются усматривать связь между двумя этими факта- ми. Но такой результат толь- ко подтверждает правоту основоположников филосо- фии либерализма, последо- вателями которых мы все еще склонны себя считать. Мы последовательно отка- зались от экономической сво- боды, без которой свобода личная и политическая в прошлом никогда не сущест- вовали. И хотя величайшие политические мыслители XIX в. - де Токвиль и лорд Эктон - совершенно недву- 368 УГНЕТЕНИЕ смысленно утверждали, что социализм означает рабст- во, мы медленно, но верно продвигались в направлении к социализму. Теперь же, когда буквально у нас на глазах появились новые формы рабства, оказалось, что мы так прочно забыли эти предостережения, что не можем увидеть связи между этими двумя вещами*. Современные социали- стические тенденции озна- чают решительный разрыв не только с идеями, родив- шимися в недавнем про- шлом, но и со всем процес- сом развития западной ци- вилизации. Это становится совершенно ясно, если рас- сматривать нынешнюю си- туацию в более масштабной исторической перспективе. Мы демонстрируем удиви- * Почти полностью забыты сегодня и гораздо более поздние предосте- режения, сбывшиеся с ужасающей точностью. Не прошло и тридцати лет с тех пор, как Хилэр Беллок писал в книге, объясняющей собы- тия, происшедшие с тех пор в Гер- мании, лучше, чем любое иссле- дование, написанное постфактум "Воздействие социалистического учения на капиталистическое об- щество приведет к появлению но- вообразования, не сводимого к породившим его источникам, - назовем его Государством всеоб- щего порабощения" (Hillaire Bellok. The Servile State. 1913, 3rd ed. 1927, p. XIV). тельную готовность рас- статься не только со взгля- дами Кобдена и Брайта, Адама Смита и Юма или даже Локка и Мильтона, но и с фундаментальными цен- ностями нашей цивилиза- ции, восходящими к антич- ности и христианству. Вме- сте с либерализмом XVIII- XIX вв. мы отметаем прин- ципы индивидуализма, унас- ледованные от Эразма и Монтеня, Цицерона и Таци- та, Перикла и Фукедида. <...> Многие люди называю- щие себя социалистами имеют в виду только первое значение термина, то есть они искренне верят в необ- ходимость достижения ко- нечных целей, но им все равно, или они не понимают, каким образом цели эти мо- гут быть достигнуты. Но для тех, для кого социализм - это не только надежда, но и область политической дея- тельности, современные методы, характерные для этой доктрины, столь же важны, как и цели. С другой стороны, существуют люди, которые верят в цели со- циализма не меньше, чем сами социалисты, но тем не менее отказываются их под- держивать, поскольку усмат- ривают в социалистических методах угрозу другим чело- веческим ценностям. Таким образом, спор идет скорее о 369 УГНЕТЕНИЕ средствах, чем о целях, хотя вопрос о том, могут ли быть одновременно достигнуты различные цели социализ- ма, тоже иногда становится предметом дискуссий. Этого уже достаточно, чтобы возникло недоразу- мение, но оно усугубляется еще и тем, что людей, от- вергающих средства, часто обвиняют в пренебрежении к целям. А если мы вспомним, что одни и те же средства, например, "экономическое планирование", являющееся ключевым инструментом со- циалистических реформ, мо- гут использоваться для дос- тижения различных целей, то поймем, насколько в дей- ствительности запутана си- туация. Конечно, мы должны направлять экономическую деятельность, если хотим, чтобы распределение дохо- дов шло в соответствии с современными представле- ниями о социальной спра- ведливости. Следовательно, все, кто мечтает, чтобы про- изводство развивалось не "во имя прибыли", а "на благо человека", должны начертать на своем знамени лозунг "планирование". Од- нако то же самое планиро- вание может быть использо- вано и для несправедливого (по нашим теперешним пред- ставлениям) распределения доходов. Хотим ли мы, что- бы основные блага в этом мире доставались предста- вителям расовой элиты или людям нордического типа, членам партии или аристо- кратам, - мы должны будем использовать те же методы, что и при уравнительном распределении. Быть может, ошибка за- ключается в том, чтобы ис- пользовать термин "социа- лизм" для описания кон- кретных методов, в то время как для многих людей он обозначает прежде всего цель, идеал. Наверное, луч- ше обозначить методы, ко- торые можно использовать для достижения различных целей, термином "коллекти- визм", и рассматривать со- циализм как одну из его мно- гочисленных разновидно- стей. И хотя для большинст- ва социалистов только один тип коллективизма будет также являться подлинным социализмом, мы будем помнить, что социализм - это частный случай коллек- тивизма и потому все, что верно для коллективизма, будет также применимо к социализму. Практически все пункты, по которым расхо- дятся социалисты и либера- лы, касаются коллективизма вообще, а не конкретных целей, во имя которых со- 370 ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ циалисты предполагают этот коллективизм использовать. И все вопросы, которые мы будем поднимать в этой кни- ге, связаны с последствиями применения коллективист- ских методов безотноситель- но к целям. Не следует также забывать, что социализм - самая влиятельная на сего- дняшний день форма коллек- тивизма или "планирования", под воздействием которой многие либерально настроен- ные люди вновь обратились к идее регламентации экономи- ческой жизни, отброшенной в свое время, ибо, если вос- пользоваться словами Адама Смита, она ставит правитель- ство в положение, в котором, "чтобы удержаться, оно должно прибегать к произволу и угнетению". Ф ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮ- ЦИЯ - буржуазно-демокра- тическая революция в Рос- сии в 1917 г. Она свергла царизм и в силу особенно- стей своего развития стала прологом Октябрьской рево- люции. Сегодня много раз- говоров о том, что, "если бы не большевики", "если бы не Октябрь", то Россия по- сле Февраля пошла бы ка- питалистическим путем и сегодня была бы процве- тающей страной цивилизо- ванного капитализма. То, что история не знает сослагательного наклоне- ния, знают все, но не все понимают, что это означает? А это означает только одно: само случившееся неизмен- но. Но литературную исто- рию, истолкование случив- шегося можно переписать, что у нас и делается при ка- ждом не только принципи- альном, но и существенном повороте текущей политики. Отечественная, особен- но советская история была одной при И.Сталине, другой - при Н.Хрущеве, третьей - при Л.Брежневе, четвер- той - при М.Горбачеве и совсем-совсем на свой лад ее сейчас хотят переписать историки-демократы. Пере- писать историю можно и ее перепишут, но главная за- гвоздка в том, что переиг- рать саму историю нельзя, ибо, как гласит древняя муд- рость, "даже богам не дано отменить случившееся". Именно в этом заключается смысл слов, что история не знает сослагательного на- клонения: что было, то бы- ло, и никуда от этого не де- 371 ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ нешься. Но это вовсе не оз- начает, что у людей, вер- шащих историю, нет или не было выбора. На любом этапе есть варианты, есть альтернативы, и за выбор осуществленного варианта, а равным образом за нереа- лизацию возможно лучшего выбора несут ответствен- ность перед историей те, кто реализовал, осуществил случившееся. Если бы было иначе, история была бы фа- тальной, и у нее нечему бы- ло бы учиться! Поэтому анализ возмож- ных после Февраля 1917 г. альтернатив развития не противоречит науке. Такой анализ необходим, ибо по- зволяет уяснить не только богатый или небогатый вы- бор предоставила история россиянам, но и то, какие силы и лидеры несут ответ- ственность за состоявшееся, и кто виновен за несостояв- шееся. В рамках этого мето- дологического подхода вы- ясним: был ли возможен и насколько вероятен капита- листический путь России после Февраля 1917 г.? Абстрактно говоря, т.е. учитывая только наличные силы и их устремления, но не взвешивая их реальный вес, все возможно, в том числе было возможно и вступление России после Февраля на капиталистиче- ский путь. Что же касается реальности, то здесь дело обстоит так: шансов вступ- ления России на капитали- стический путь в 1917 г. бы- ло весьма мало (меньше, чем в 1914 г.), ибо общест- венно-политические силы, способные повести страну по этому пути, не умножали свои ряды и не усиливали свои позиции, а месяц за месяцем слабели. Основанием для такого общего вывода является учет уровня социально- экономического и общест- венно-политического разви- тия тогдашней России. Про- низанная противоречиями запоздалого развития капи- тализма, перераставшего в империализм, втянувший Россию в мировую войну, страна ЕЩЕ не имела необ- ходимых предпосылок для успешного продвижения к социализму, но острота ре- альных антагонизмов и рас- становка сил были таковы, что российская буржуазия УЖЕ не могла решительно выступать за утверждение страны на капиталистиче- ском пути. Именно это "межеумочное" состояние "еще не" и "уже не" не только обусловило две ре- волюции 1917 г., но и вело к тем результатам, в которые в конечном счете вылился Октябрь 1917 г. 372 ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ Именно по этой причине и сама февральская рево- люция была революцией больших ожиданий, ограни- ченных возможностей и не- ожиданных продолжений. Ожидалось, что эта револю- ция устранит общественно- политические и социально- экономические остатки фео- дализма и откроет для Рос- сии капиталистический путь развития (будет устранено самодержавие и утвердится буржуазно-демократическая республика, будут разруше- ны устои феодально-поме- щичьего строя посредством раздела земли между кре- стьянами, чем будут созда- ны экономические основы частнособственнического строя). Однако этим ожида- ниям не суждено было сбыться в силу реального противоречия между мас- штабностью подлежавших решению задач и состояни- ем естественного субъекта этих преобразований - рос- сийской буржуазии. Суть этого противоречия фев- ральской революции, обу- словившего необычный ход и неожиданный ее исход, заключалась в противоречии между объективно назрев- шими антифеодальными буржуазными преобразова- ниями и нерешительностью, колебаниями российской буржуазии, которая в усло- виях империализма и войны, при наличии уже сложивше- гося революционного рабо- чего класса больше боялась решительной победы собст- венной революции, чем ца- ризма и остатков средневе- ковья, а потому всячески уклонялась от осуществле- ния своих исторических за- дач, уступая инициативу дру- гим силам и тем самым пре- допределяя существенное изменение общего хода и исхода революции. Уже в Феврале 1917 г. политическая власть факти- чески "свалилась" в руки российской буржуазии, при- чем вовсе не благодаря ее собственным революцион- ным действиям. Все обстоя- ло проще: царистская власть сгнила, и было достаточно легкого движения широких масс, чтобы эта власть упа- ла в две руки, породив двое- властие - Временного пра- вительства, представлявше- го устремления российской буржуазии, и Советов как выразителей интересов ра- бочих и крестьян. Однако все нараставшая в условиях завоеванных свобод поли- тическая активность граждан наталкивалась на боязнь и нежелание властей дать мир стране, землю - крестьянам, свободу - народу. Нере- шаемость насущных задач все накапливала и накапли- 373 ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ вала революционный потен- циал неизбежного взрыва, все больше сужая возможно- сти капиталистического вы- хода из кризисной ситуации. Вульгарные фальсифи- каторы событий 1917 г., ни- когда всерьез не изучавшие истории, часто "клеймят" большевиков за Октябрь, ставят им в вину вооружен- ное восстание. Но при этом они забывают напомнить, как настойчиво требовал народ мира, как далеко не одни большевики требовали от Временного правительст- ва решительных мер по осуществлению задач бур- жуазной революции, выпол- нения программы "земли и воли". И что же? Кто прово- цировал все новые и новые выступления масс? Кто мешал А.Керенско- му, эсеру, крестьянскому лидеру принять и осущест- вить, скажем, декреты о земле? Никто! Но он этого не сделал! Когда накал по- литических страстей дошел до предела, и стало ясно, что, изуверившись во Вре- менном правительстве, в его способности сделать что- либо подобное, большевики, опираясь на требования масс, взяли курс на воору- женное восстание. Керен- ский, знавший об этом, во- все не пожелал пойти на- встречу требованиям наро- да, чтобы не допустить взрыва. Он самонадеянно рассчитывал на то, что его "силы порядка" легко усми- рят бунтовщиков. Как отмечает американ- ский советолог А.Рабинович, еще 24 октября (6 ноября) у А.Керенского была возмож- ность направить события по другому пути. В этот день Предпарламент принял ре- золюцию, нацеленную на создание Комитета спасения из представителей городско- го самоуправления и Сове- тов с тем, чтобы немедлен- но провозгласить радикаль- ные реформы под лозунгом "земли и мира". Однако этот компромисс, с предложени- ем которого к главе Времен- ного правительства пришли виднейшие представители Предпарламента - Н.Авксен- тьев, А.Гоц и Ф.Дан, был от- вергнут А.Керенским, высо- комерно заявившим, что правительство "не нуждает- ся в наставлениях и указа- ниях и само справится с восстанием". Как ему это удалось, и как развертыва- лись события в дальнейшем, всем известно: капиталисти- ческий путь развития России был закрыт. Очевидно, что россий- ская буржуазия, ее предста- вители и союзники не поже- лали взять на себя ответст- венность за капиталистиче- 374 ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ское будущее России, усту- пив власть большевикам, для реализации социалисти- ческих целей которых Рос- сия тоже не была готова. Это подтвердил и caw Ок- тябрь, и все послеоктябрь- ское развитие страны. Февральская революция*. Прежде чем завершить изу- чение характернейших осо- бенностей революции 1917 г., следует еще раз пере- смотреть быстрое и доволь- но смутное развитие собы- тий этого года. Это изучение должно нам помочь понять, почему события 1917 г. не являются столь ясными и отчетливыми, как их обычно представляет официальная историография. 1. ЧЕТЫРЕ ЭТАПА 1917 Г. Для обнаружения струк- туры событий 1917 г. необ- ходимо последовательно представить четыре периода этого года, попутно резюми- руя предыдущие события 1. Первое Временное правительство. Новый режим кажется очевидным правлением ли- бералов, представителями которых являются Милюков * Из кн.: Martin Malia. Understanding the Russian Revolution. London. 1985. и Гучков. Но это правление более чем иллюзорно. По мнению либералов, после свержения монархии и когда русский народ получил гарантии демократических свобод, не существует больше никаких внутренних проблем. Поэтому первая национальная задача за- ключается в том, чтобы по- кончить с войной, выиграть ее для защиты новой рус- ской демократии и вдобавок для осуществлений наци- нальных целей России на Балканах и в проливе Дар- данеллы. Таким образам, общий демократический ла- герь предполагает вести на- циональную войну. Эта по- литика либералов становят- ся еще более уверенной, когда США вступают в войну в апреле этого года: налицо с одной стороны, весь демо- кратический лагерь союзни- ков, к которым причислена и Россия, и центральные мо- нархические державы - с другой. Но эта попытка либе- рального правления длится всего лишь два месяца, что разумеется, слишком мало. Либералы действительно остаются у власти до конца года, но после апрельского кризиса 1917 г. они пере- стают быть основной поли- тической силой. 375 ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 2. Интермедия умерен- ного социализма. После этого периода Временного правительства следуют два месяца уме- ренно-социалистической гегемонии: Керенский, эсе- ры, меньшевики, которые пытаются продолжить поли- тику либералов, т.е. прежде всего продолжать войну. Однако на этот раз цель уже заключалась не в нацио- нальной победе классиче- ского типа, но в сохранении русской демократии от не- мецкой автократии. Кроме того, эти умеренные социа- листы надеялись с помощью не только русского оружия, но и морального примера русской революционной ар- мии оказать воздействие на народы стран-союзниц с тем, чтобы те в свою оче- редь оказали давление на свои правительства и при- нудили их к принятию пере- мирия без аннексий. Но мо- ральный ореол русской ре- волюции не произвел особо- го впечатления ни на эти народы, ни на великие дер- жавы, еще меньше - на их правительства. Позиция Лон- дона и Парижа лишь стала еще тверже по отношению к Временному правительству, что выразилось, например, в том, что в Россию были по- сланы такие социалисты, как Альбер Томас, убежденные в обоснованности войны. Эта слабость морального влияния русской революции была удвоена военной сла- бостью: наступление Бруси- лова в июле окончилось по- ражением. С этого момента действенная социалистиче- ская политика обрывается. В течение последующих четырех месяцев прави- тельство Керенского пыта- ется хотя бы сохранить то, что было уже достигнуто. Правительство в некотором смысле переживает самое себя, у него больше нет по- литической программы ни внутренней, ни внешней, потому что после поражения Брусилова оно не обладает никакими средствами воз- действия ни на союзников, ни на Германию. Россия больше не может претендо- вать на то, чтобы оказывать влияние на международное положение. Сверх того, в отношении внутренних дел Временное правительство постоянно является мишенью как пра- вых, так и левых, и все, что оно может сделать, - дер- жаться до поры до времени в Зимнем дворце (едва можно поверить, что оно действи- тельно находится у власти). После четырех месяцев поражение двух легитимист- ских формаций - кадетов и умеренных социалистов - 376 ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ вынуждает нас заключить, что эти две силы в той си- туации, какая была в 1917 г., не располагали никакой возможностью создать в России демократический, конституционный, парламен- тарный строй. Сожалеть об этом - значит попусту те- рять время. В 1917 г. это было невозможно. В 1914 г., если бы удалось сломить монархию, может быть, эти две политические силы об- ладали бы некоторой воз- можностью создать демокра- тическое государство по за- падному образцу, но в 1917 г. это было невозможно, и тот факт, что две попытки в об- щей сложности продлились всего четыре месяца, весьма показателен. 3. Попытка правых сил. В июле-августе происхо- дит новая попытка овладеть ситуацией для окончатель- ной победы. Корнилов и правые кадеты, связанные с этим делом, рассуждали примерно так: поскольку двойная власть, Советы и эта попытка осуществления народно-революционной вой- ны посеяли повсюду лишь беспорядок и анархию, не- обходимо устранить их, ус- тановить твердую власть, уничтожить анархию в армии и возобновить войну. Такова была цель Корнилова, но вскоре обнаружилось, что кроме правых кадетов на- ционально-консервативная среда в целом не имела достаточной опоры в стране. Попытка, предпринятая Кор- ниловым, была поражением более чем плачевным Та- ким образом, опасение контрреволюции, неотступно преследовавшее умеренных социалистов в период между февралем и августом, не имело никакого основания Правые круги были обезо- ружены, поскольку уже были обезоружены офицеры "При- казом № 1". Значит, и третья политическая сила проигры- вает в этой игре: ни либера- лы, ни умеренные социали- сты, ни правые не смогли выиграть. В конце августа 1917 г. наступает пустота: больше нет ни реальной власти, ни реального правительства в России. Керенский еще удер- живается в Зимнем дворце и после кризиса, продолжав- шегося месяц, создает по- следнее правительство: он собирает что-то вроде пар- ламента (поскольку нет вре- мени для избрания инсти- туционной ассамблеи), со- ставленного в основном из видных представителей ле- вых кругов и центра, что должно было придать суще- ствующему режиму хоть не- много законности. Но все это имеет вид фантомов на- 377 ХРУЩЕВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ стоящего правительства нет, страна стремительно дви- жется в пропасть, военные действия прекращены. 4. Захват власти боль- шевиками. В этой образовавшейся политической пустоте боль- шевики организуют заговор и осуществляют (кстати ска- зать, довольно непрофес- сионально) 25 октября госу- дарственный переворот, ко- торый ставит предел этой политической пустоте, но и большевики не могут управ- лять страной, поскольку она стала неуправляемой. Стало быть, в 1917 г. можно проследить четыре этапа в развитии русской политики, каждый из которых был отмечен некоторым ис- кривлением. Всякий раз, ко- гда та или иная политиче- ская группа терпела пора- жение, она заменялась дру- гой. Кризис был вызван, прежде всего, вопросом ве- дения войны: апрельский кризис, июльский кризис (когда военные подразделе- нии отказывались идти на фронт). Корнилов пытался осуществить государствен- ный переворот как раз для того, чтобы продолжать вой- ну. Первым лозунгом боль- шевиков был призыв к миру. Одним словом, вся полити- ческая ситуация 1917 г. тес- ным образом связана с вой- ной, что укрепляет и под- держивает известный тезис о влиянии войны на ход ре- волюции, и не только офи- циальную советскую точку зрения о решающей роли русских социальных сил. X ХРУЩЕВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ - первая крупномасштаб- ная сознательная попытка разрушения сталинского то- талитаризма , предпринятая по инициативе Первого сек- ретаря ЦК КПСС Н.Хрущева после смерти И.Сталина в марте 1953 г. По своему со- держанию это - система тогдашних реформ Н.Хру- щева. Они внесли сущест- венные перемены в общест- венно-политическую жизнь Советского Союза, его внут- реннюю и внешнюю полити- ку, положили конец грубому беззаконию и массовым ре- прессиям. Однако, не раз- рушив социальных основ тоталитаризма, оттепель закончилась отстранением Н.Хрущева от руководства партией и страной, вступле- нием советского общества в полосу застоя и деградации. 378 ХРУЩЕВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ Хотя созданный под ру- ководством И.Сталина тота- литарный строй - казар- менный псевдосоциализм - противоречил сути взглядов Маркса и Ленина, а также коренным интересам людей труда, его разрушение не было предопределено смер- тью И.Сталина. Созданная "великим кормчим" и чет- вертым классиком тотали- тарная моноидеология "марк- сизм-ленинизм" освящала существующее устройство как общественный строй людей труда ("победивший социализм"), а выпестован- ная под эгидой И.Сталина партийно-государственная бюрократия стояла на стра- же общественных порядков, в то время как запуганный и задавленный репрессиями народ продолжал верить в успешное продвижение стра- ны к славному коммунисти- ческому будущему. Важно и другое. С того времени, когда сталинская деспотическая власть, от- теснив рабочий класс и его союзников от руководства и управления страной, утвер- дила безраздельное господ- ство партийно-государст- венной бюрократии, в цен- тре противоречий советского общества стало противоре- чие между трудящимися, народными массами и ад- министративно-бюрократи- ческими силами, а само это противоречие заняло место главного противоречия со- ветского общества, остава- ясь в качестве такового с конца 20-х гг. Характер этого противоречия далеко не прост. Безраздельная власть Сталина вовсе не означала, что при этой власти не было попыток тех или иных пред- ставителей партийно-госу- дарственного аппарата стать на сторону народа, трудя- щихся, бросить вызов дес- потическому господству Ста- лина (неоднократные попыт- ки такого рода как раз и обу- словили сталинское уничто- жение "ленинской гвардии" в 30-е гг.). Хотя попытки изменить власть и не привели к же- лаемым результатам, само их появление было неиз- бежным и неистребимым. Дело в том, что политиче- ское господство партийно- государственной бюрократии содержит в самом себе не- разрешимое противоречие. Его суть в глубоком разрыве содержания и формы, слова и дела. Ведь господство партийно-государственной бюрократий возможно толь- ко в обществе, идущем со- циалистическим путем, где необходимость сознательно- го осуществления идеалов трудящихся делает управ- ляющих этим процессом 379 ХРУЩЕВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ людей ничем не заменимой, ключевой частью общества, его политической власти. А это значит, что подчиняя этот процесс своим корыст- ным интересам и целям, бюрократия вынуждена де- лать вид, что реализует ин- тересы рабочего класса, трудящихся. В результате недовольны и обманывае- мые рабочие, и обязанная постоянно обманывать бю- рократия. Это порождает периодические взрывы не- довольства на обеих сторо- нах противоречия - в среде трудящихся и среди номенк- латуры, что свидетельствует о зыбкости, непрочности бюрократического господ- ства, приводя в движение лидеров, недовольных гос- подством бюрократии и всей фальшью, желающих воз- врата власти трудящимся. Смерть Сталина как раз и дала возможность активизи- роваться такому лидеру - Н.Хрущеву - и поддержи- вавшим его деятелям. Чтобы реализовать пред- ставившуюся возможность, необходимо было личное мужество и недюжинные способности нового лидера. Н.Хрущев был политическим самородком. Речь идет не только о его политической прямоте, непосредственно- сти темперамента, но и об особенности его политиче- ского мышления, опиравше- гося чаще всего не на логи- ческие рассуждения, а на интуицию, которая часто его выручала. Возглавив партию в сен- тябре 1953 г., Н.Хрущев встал перед задачей: верно оценить происходящее и наметить пути дальнейшего развития. Новый Первый секретарь видел и понимал многое, но далеко не все. Сразу надо подчеркнуть, что и для начинавшего ре- формы Н.Хрущева, как мно- го позже и для М.Горбачева, выступавших в качестве высших руководителей КПСС, не было сомнений в истин- ности марксизма-ленинизма, как они его представляли (а оба его знали, как и все, че- рез сталинскую интерпрета- цию, ибо другой не учили). При том, что шахтер и юрист воспринимали "марксизм- ленинизм" индивидуально неодинаково, не было у них сомнения в правильности избранного в Октябре 1917 г. социалистического пути. Однако оценка случившего- ся со страной после Октября у каждого лидера, как это по- том выяснилось, была своя. Для Н.Хрущева все беды советского (и мирового) со- циализма и коммунистиче- ского движения (если не за- бывать о постоянном давле- нии и "происках" империа- 380 ХРУЩЕВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ лизма) были связаны с "культом личности и его по- следствиями", т.е. с грубей- шими просчетами, ошибка- ми, беззаконием И.Сталина, соратником которого дли- тельное время был сам Н.Хрущев. Поэтому через всю реформаторскую дея- тельность Н.Хрущева про- ходит одна генеральная мысль: если "очиститься от сталинизма" и в первую очередь от всего, что связа- но с массовыми репрессия- ми, и вести дело в духе об- щих истин марксизма- ленинизма, то при выполне- нии выдвинутой на XXII съезде КПСС в октябре 1961 г. Программы "развернутого строительства коммунизма" коммунисты победят и внут- ри, и на мировой арене. Именно с таким понима- нием были связаны основ- ные реформы и действия Н.Хрущева: арест, суд и расстрел Л.Берия, разруше- ние репрессивного аппара- та, XX съезд КПСС и закры- тый доклад на нем, осудив- ший Сталина и его репрес- сии, XXII съезд с новатор- скими идеями и выносом тела Сталина из мавзолея разоблачение антипартий- ной группы в 1957 г, целина, жилищная эпопея, целый массив новаторских идей во внутренней и внешней поли- тике и вместе с тем нападки на неугодных писателей, поэтов, художников и другие отступления и колебания. И все же при всех своих непоследовательностях и противоречиях "хрущевская оттепель" стала весьма важным этапом в советском развитии не только потому, что она от имени КПСС на- несла смертельный удар по сталинизму, после которого он уже не смог подняться. Именно эта полоса совет- ской истории стала колыбе- лью зарождающегося демо- кратизма, многих реформа- торских начинаний, именно здесь начала формировать- ся плеяда "шестидесятни- ков" - предтеч перестрой- ки, здесь не только заявил о себе А. Солженицын, но и стали создаваться условия для утверждения разномыс- лия; советские граждане приучались без страха и не шепотом обсуждать полити- ку и критиковать своих поли- тических лидеров, а полити- ка мирного сосуществования переставала быть лозунгом, фразой становилась реаль- ностью, осмысленной сис- темой мер. Но, осуждая сталинизм и разрывая с ним, Н. Хрущев так и не понял (позже эту ошибку повторит и М. Гор- бачев), что надо глядеть значительно шире, если всерьез говорить о бедах 381 ХРУЩЕВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ сталинизма, ибо суть его не в одном злодействе вождя - И.Сталина, а в опреде- ленной общественно-поли- тической силе, классе - партийно-государственной бюрократии, номенклатуре, которая вовсе не искажает и извращает научные взгляды Маркса и Ленина, а имеет собственную идеологию - сталинский "марксизм-лени- низм", свой социальный идеал - казарменный псев- досоциализм, в рамках кото- рого она эксплуатирует и угнетает трудящихся, без- раздельно властвует, при- крываясь социалистическим словоблудием. Эта ошибка будет Н.Хрущеву стоить его поста, а для советских людей обернется утратой возмож- ности возврата на социали- стический путь. В конце своей реформа- торской деятельности Н.Хру- щев начнет понимать, что всевластие партийно-госу- дарственной бюрократии - главное препятствие оздо- ровления советского обще- ства. Он наметит два ре- шающих удара по (пар- тийной и государственной) номенклатуре: разделение обкомов на городские и сельские и замену мини- стерств совнархозами. Од- нако партийно-государст- венная бюрократия, хорошо понимая все грозящие ей опасности, исходящие от "кукурузника", тайно, за спиной Н.Хрущева подгото- вит свой ответ: срочно созо- вет октябрьский (1964 г.) Пленум ЦК КПСС, где сни- мет лидера-реформатора со всех постов, а хрущевская оттепель станет уже достоя- нием истории. Хрущевская оттепель* - Деятельность таких лично- стей, как Хрущев, может служить иллюстрацией са- мых серьезных попыток про- ведения реформы в СССР. Довольно поздно став чле- ном Политбюро, он лишь постепенно приближался к реформаторскому течению, представленному Маленко- вым... Однако после XX съезда и изгнания антипар- тийной группы все весьма быстро изменилось. Созна- вая объективную необходи- мость и неисследованные возможности политического развития, Хрущев при мощ- ной поддержке Микояна все энергичнее утверждает себя защитником набирающего силу и открытого антистали- * Данная статья - извлечение из статьи А.Адлера. "Политика и идеология в советском опыте". См.: Storia dei marxismo, vol,4. II. Marxismo oggi Giulio Einaudi editore. Torino, 1982. 382 ХРУЩЕВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ низма... Сельское хозяйство, либерализация, мирное со- существование - вот три стабильных основополагаю- щих элемента советского антисталинизма. Эта удивительная поли- тика, которая в течение все- го нескольких лет мобилизо- вала против себя разношер- стную коалицию, прости- равшуюся от крайне правых до крайне левых на совет- ском политическом горизон- те, явилась выражением своего рода неонародниче- ства, по содержанию и нор- мам своим восходящего к определенному, ленинскому интегризму. Так, темы отми- рания государства и по- строения коммунизма были использованы с конца 50-х гг. для того, чтобы устано- вить новые, хотя бы и утопи- ческого характера отноше- ния с народными массами. Частичная неудача этих по- пыток в дальнейшем вызва- ла все более неудержимое стремление на последнем этапе хрущевского руково- дства к демонтажу самого партаппарата. Перманент- ная ротация руководящих работников партии, разде- ление партии на городскую и сельскую - все это откры- вало дорогу... к своего рода социально-политическому плюрализму, неприемлемо- му для большей части пар- тийных кадров. Однако сле- дует отметить и глубокую враждебность Хрущева... к диалогу с советской интел- лигенцией и со специали- стами в области экономики До самого конца Хрущев так и остался враждебно на- строенным к реформам в сфере управления, предпо- читая поощрять формы ин- дустриального корпорати- визма, а его выступления на темы культуры отличались грубостью, не лишенной да- же презрения. Открытые заявления Хрущева о своем антиста- линизме не должны созда- вать у нас впечатления, буд- то указанные элементы сви- детельствуют о разрыве с прошлым. К тому же и спи- сок жертв сталинизма почти символический, выбранный Генеральным секретарем* для упоминания в докладе зачитанном только перед советскими делегатами XX съезда, указывает на то, что критике прошлого были по- ставлены определенные гра- ницы.., а коллективизация и пятилетки рассматривались как правильные стратегиче- ские решения, которые осу- * Став в 1953 г. Первым секрета- рем ЦК КПСС Н.Хрущев никогда не был Генеральным секретарем, эта должность была возобновлена Л.Брежневым (Примечание - А.Б.). 383 ХРУЩЕВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ ществляло мифическое кол- лективное руководство. Это крайне осторожное и даже раболепное отношение к ортодоксии в оценках совет- ской истории - уже само по себе ценное указание на ограниченность операции, предпринятой Хрущевым. Будучи бессильным сви- детелем нравственного ог- рубления верхушки аппарата в последние годы сталинско- го господства, Хрущев пред- принял попытку, как показы- вает Солженицын в своей повести "Бодался теленок с дубом", направить массовую динамику сталинизма в иное русло, очистив сталинизм от присущих ему наиболее зверских аспектов и сгладив его наиболее вопиющие ав- торитарные тенденции... Оказавшись неспособным реально изменить централь- ный механизм воспроизвод- ства руководящего состава партии и государства, Хру- щев обратился к мерам, на- правленным на установле- ние прямой связи с массами; он начал даже приглашать "ударников" на заседания Центрального Комитета и выставлять напоказ приват- ные стороны своей жизни, появляясь на экранах кино и телевидения. Таким обра- зом, он стал изобретателем своего рода аппаратного "на- родничества" с целью со- единения авторитарных ас- пектов сталинизма с народ- ной базой в новом синтезе, смелом на словах, но на де- ле мало чем отличавшемся от прежней ситуации. Ос- новной аспект "хрущевиз- ма" как раз и заключается в стремлении передать в руки "всего народа" ... ту часть инициативы, которая была конфискована у него парти- ей и государством, не изме- няя при этом по существу предшествующий тип соци- ального развития. В области сельского хозяйства Хрущев, отклонив выдвинутые ранее Маленковым предложения по расширению сферы личной инициативы, попытался выйти из положения, снаб- див обращение к массам (роспуск МТС, который, по крайней мере формально, позволял колхозникам стать владельцами средств про- изводства; освоение целин- ных земель) традиционной верой в преобразующую си- лу техники, получаемой ими сверху, обещаниями улуч- шить производство удобре- ний, ввести новые сельско- хозяйственные культуры (например, кукурузу) и об- ращаться за советами к Лы- сенко и прочим шарлатанам. С точки зрения традици- онных структур, самой важ- ной реформой, которая бы- ла осуществлена, стало уп- 384 ХРУЩЕВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ разднение многочисленных министерств и резкое огра- ничение власти Госплана в пользу объединений терри- ториального типа. <...> В последние годы хру- щевского периода (1962- 1964) произошли более су- щественные изменения: был поставлен под вопрос при- оритет тяжелой промышлен- ности, появлялось автоном- ное по отношению к партии общественное мнение. Ли- берман опубликовал свои первые статьи о необходи- мости введения новых крите- риев управления экономикой. Именно в этот момент кон- сервативные союзники Хру- щева пришли к выводу, что рубикон, за которым начина- ется кризис власти, уже пе- рейден. Аналогичные "волюнта- ристские" позиции просле- живаются и в хрущевской внешней политике. Совет- ское руководство, демонст- рируя добрую волю, стреми- лось расширить антиимпе- риалистическую борьбу. От- крытие дверей в отношении Тито и Мао, носившая порой авантюристический характер поддержка Фиделя Кастро и Насера - вот наиболее зна- чительные шаги в этой по- пытке "возврата к Ленину", которая предусматривала очевидный пересмотр кон- цепции интернационализма. Но и здесь недостаточное понимание "отношений меж- ду СССР и мировым рево- люционным движением вы- звало почти повсюду вне- запное похмелье. <...> "Хрущевизм" предстает перед нами как политика, по сути дела не лишенная оп- ределенной последователь- ности, как массовая неона- родническая политическая линия, рассчитанная на то, чтобы преодолеть сталин- ское наследие путем под- ключения к политической жизни новых социальных элементов, которые до того были исключены из сферы власти, т.е. крестъянства, национальных меньшинств. Однако отказ пойти на ре- альное соглашение с авто- ритетными представителями этих элементов весьма ско- ро полностью остановил реформаторское движение. Тем не менее критика пусть даже только словесная ста- линского догматизма все сильнее объединяла тос- кующих по прошлым време- нам, так что правые и крайне правые т.е. сталинисты сумели развернуть свое контрнаступление, тогда как заинтересованные в рефор- мах социальные слои не ус- пели мобилизоваться в под- держку народничества, ко- торое в данном случае об- наружило не только свою 385 ЦЕЛЬ И СРЕДСТВО неуверенность, но даже и неспособность защищаться. Конечно, Хрущев мог бы за- писать себе в актив значи- тельное ускорение экономи- ческого развития СССР, ко- гда на протяжении 10- летнего правления были реализованы неиспользо- ванные возможности экстен- сивного развития сельского хозяйства и промышленно- сти, что сопровождалось быстрым социальным подъ- емом, а также последние революционные результаты деколонизации. Однако, ис- черпав этот капитал, поли- тика Генерального секрета- ря вступила в полосу явного кризиса. Было очевидно, что для проведения последова- тельной и решительной по- литики экономических ре- форм и мирного сосущество- вания нужны гораздо более решительные и не столь им- провизированные действия. Ц ЦЕЛЬ И СРЕДСТВО - важнейшие категории поли- тики и политологии, харак- теризующие органическую взаимосвязь и взаимозави- симость между сознательно избранными методами, спо- собами, действиями и полу- ченными благодаря этому результатами. На протяжении всей по- литической истории челове- чества вопрос о соотноше- нии цели и средств стоял в центре внимания политиков - практиков и теоретиков. Одни школы и концепции сменялись другими, выдви- гались формулы и принципы типа "достичь цель любыми средствами" или "цель оп- равдывает средства". Одна- ко смысл существующей здесь реальной зависимости оставался не открытым. Только в новое время с изу- чением таких теоретических проблем, как интерес и идея, необходимость и свобода, стихийность и сознатель- ность наука и обществове- дение подошли к сути дела. Оказалось, что у каждой цели существует строго оп- ределенный арсенал средств, применение которых только и может привести к избран- ной цели. Выход же за рамки средств, совместимых с данной целью, неизбежно ведет к утрате самой из- бранной цели, приводит к неожиданным результатам, весьма расходящимся с на- мечавшейся целью. Реаль- ный механизм влияния при- 386 ЦЕЛЬ И СРЕДСТВО меняемых средств на про- движение к цели обусловлен взаимозависимостью, суще- ствующей между генезисом и результатом, между стано- вящимся и ставшим. Все, бывшее в генезисе, присут- ствует в результате, в став- шем есть только то, что бы- ло в самом становлении, причем не только сам мате- риальный состав, но и сред- ства его организации сказы- ваются в результате: непра- вильно проведенная плавка при всей доброкачественно- сти сырья не даст столь же- лаемой марки. Все яснее выступала и специфика соотношения це- ли и средств в обществен- ном развитии: средством изменения социальных ус- ловий здесь являются сами люди, их действия, в ходе которых участники событий сами становятся другими, причем, как отмечал моло- дой Маркс, достойная цель здесь достижима только достойными средствами. Отмечая глубокое измене- ние общественно-экономи- ческих условий в XIX в., К.Маркс, М.Вебер и Э.Берн- штейн указали на принципи- ально новую роль сознания, сознательных действий в истории: разум становился главным условием созида- ния общественного богатст- ва, наука - непосредстве- ной производительной си- лой. Возникла ситуация, ко- гда в результате негодных средств - заблуждений, об- щественных психозов, ма- нипуляции сознанием масс, а также непредвиденных последствий организован- ных действий - может быть или прямо погублена сама человеческая цивилизация (в случае сознательно орга- низованного ракетно-ядер- ного конфликта, взрыва из- за халатности или некомпе- тентности ряда атомных электростанций типа Черно- быльской, в результате про- мышленного разрушения озоновою слоя вокруг Зем- ли, или могут быть разруше- ны основы человеческой цивилизации (экологическая среда обитания наследст- венные основы воспроиз- водства человеческого рода, механизмы естественно-ис- торического прогресса и т.п.). В силу этого все чело- вечество или его опреде- ленная часть, страна, нация, народ могут оказаться в со- циально-экономическом ту- пике или даже исторической нише, выйти из которой и вернуться на общую дорогу прогресса такая страна или такой народ будут уже не в состоянии. Избежать подоб- ного можно, правильно со- размеряя средство и цель. 387 ЦЕЛЬ И СРЕДСТВО зная принцип их взаимодей- ствия. Советское общество вступило на послеоктябрь- ский путь в условиях, когда человечество еще не созна- вало не то что всех, но даже главных опасностей, могу- щих стать роковыми при пе- реходе к полосе преимуще- ственно сознательной эво- люции. Уже в рамках поли- тики "военного коммунизма" 1918-1921 гг., когда цель стремились достичь любыми средствами, была предпри- нята "кавалерийская атака" на капитал, совершена пер- вая губительная попытка неадекватными средствами - "непосредственными ве- лениями государства" - достичь желаемой цели: "наладить государственное производство и государст- венное распределение про- дуктов по-коммунистически в мелко-крестьянской стране". (Ленин В.И. ПСС, т.44, с. 151). Жизнь заставила признать, что это - ошибка. Осознание привело к реши- тельному повороту от "воен- ного коммунизма" к "новой экономической политике" как адекватному средству продвижения к социалисти- ческой цели. Но усвоение урока истории было не принципиальным, а прагма- тическим: нереальные "штур- мовые" средства достиже- ния социалистической цели были заменены опосредст- вующими. Не было понято главное: наличие глубокой, органической связи между целью и средствами ее дос- тижения. В этом таилась ог- ромная опасность, ибо на- ступала полоса реального "переворачивания" соотно- шения цели и средств в со- ветской истории. Суть социализма - по- ставить человека труда в центр общественной жизни, удовлетворить его потреб- ности и интересы, сделать хозяином жизни. Но для это- го необходимы определен- ные предпосылки: уровень развития производительных сил и благосостояния насе- ления, культура людей тру- да, демократические тради- ции и т.д. Все это обеспечи- вает высокоразвитое капи- талистическое общество. Но если переход к социализму начинается в стране не вы- соко развитой, то само соз- дание названных предпосы- лок или условий, будучи по своему существу средством или даже условием освобо- ждения человека труда как цели социализма, практиче- ски для общества становит- ся на более или менее про- должительное время целью, точнее промежуточной це- лью, без достижения кото- рой нельзя осуществить 388 ЦЕЛЬ И СРЕДСТВО главную сущностную цель социализма - обеспечить освобождение человека тру- да, удовлетворение его по- требностей и интересов. Так сама жизнь "перевертыва- ла" сущностные связи меж- ду целью и средством, ме- няла их местами, придавала средствам в сознании людей ореол цели, отводила им центральное место. Пока была еще жива ленинская гвардия, она пыталась объ- яснить суть дела. Так, пред- седатель совнаркома А.Ры- ков говорил в 1929 г.: "Вопросы, касающиеся ве- щей и технических вопросов, совершенно справедливо занимают огромное место в нашей жизни, но нельзя за- бывать того, что все это су- ществует для людей - для рабочих и для крестьян". Реальное переворачивание соотношения цели и средств по необходимости было дол- говременным. Опираясь на эту объективно-субъектив- ную предпосылку, И.Сталин и его окружение предприня- ли вторую попытку "по- строить социализм любой ценой", встав на путь забе- гания, стали исповедовать и осуществлять формулу "цель оправдывает средства", явив- шуюся откровенным оправ- данием субъективизма и во- люнтаризма, официальным согласием с нетерпением масс, желавших, невзирая на условия, на реальные возможности и средства, достичь конечной цели - социализма, получить свя- занные с социализмом бла- га, а точнее - их пропаган- дистское изображение, ибо общество еще не распола- гало необходимыми для ре- ального социализма средст- вами. Так возникло общест- во-монстр, или казарменным псевдосоциализм, клявшее- ся в своем служении трудя- щимся, но бывшее на деле реализацией социального идеала партийно-государст- венной бюрократии. Как показывает опыт Со- ветского Союза и не только его, если делается попытка построить социализм любой ценой и при этом применя- ются не совместимые с при- родой социализма антигу- манные средства, цель не будет достигнута. Использо- вание средств, не совмес- тимых с избранной целью, изменяет направление и ха- рактер самого развития, приводит к весьма неожи- данным результатам. В этом и заключается вся пагуб- ность неадекватных средств решения революционных задач, достижения социали- стической цели, тех средств, которые навязывали обще- ству сталинизм, маоизм, полпотизм и т.п. Они разру- 389 ЦЕЛЬ И СРЕДСТВО шали не то, что следовало разрушать, и создавали не- что другое в сравнении с тем, что обещали. Цель и средство*. Но каково же тогда действи- тельное отношение между этикой и политикой? Неуже- ли между ними, как порой говорилось, нет ничего об- щего? Или же, напротив, следует считать правиль- ным, что "одна и та же" эти- ка имеет силу и для полити- ческого действования, как и для любого другого? Иногда предполагалось, что это два совершенно альтернативных утверждения: правильно ли- бо одно, либо другое. Но разве есть правда в том, что хоть какой-нибудь этикой в мире могли быть выдвинуты содержательно тождествен- ные заповеди применитель- но к эротическим и деловым, семейным и служебным от- ношениям, отношениям к жене, зеленщице, сыну, кон- курентам, другу, подсуди- мым? Разве для этических требований, предъявляемых к политике, должно быть действительно так безраз- лично, что она оперирует *Данная статья - извлечение из большой работы Макса Вебера "Политика как призвание и про- фессия" (Вебер М. Избранные произведения. М. , 1990, с. 644-706). при помощи весьма специ- фического средства - вла- сти, за которой стоит наси- лие? <...> Чем, кроме лично- сти деспотов и дилетантиз- ма отличается господство рабочих и солдатских Сове- тов от господства любого властелина старого режима? Чем отличается полемика большинства представите- лей самой якобы новой эти- ки против критикуемых ими противников от полемики каких-нибудь других демаго- гов? Благородными намере- ниями! - следует ответ. Хо- рошо. Но ведь речь здесь идет именно о средстве, а на благородство конечных намерений совершенно так же притязают с полной субъективной честностью и уязвляемые враждой про- тивники. <...> Если вывод акосмической этики любви гласит: "Не про- тивостоять злу насилием", - то для политика имеет силу прямо противоположное: ты должен насильственно про- тивостоять злу, иначе за то, что зло возьмет верх, ответ- ствен ты... Мы должны уяснить се- бе, что всякое этически ори- ентированное действование может подчиняться двум фундаментально различ- ным, непримиримо противо- положным максимам: оно может быть ориентировано 390 ЦЕЛЬ И СРЕДСТВО либо на "этику убеждения", либо на "этику ответствен- ности". Но в том смысле, что этика убеждения оказа- лась бы тождественной без- ответственности, а этика ответственности - тождест- венной беспринципности. Об этом, конечно, нет и речи. Но глубинная противопо- ложность существует между тем, действуют ли по макси- ме этики убеждения - на языке религий: "Христианин поступает как должно, а в отношении результата упо- вает на Бога", - или же действуют по максиме от- ветственности: надо распла- чиваться за (предвидимые) последствия своих дейст- вий. <...> Главное средство поли- тики - насилие, а сколь важно напряжение между средством и целью с этиче- ской точки зрения - об этом вы можете судить по тому, что эта сторона (революци- онные социалисты - А.Б.) нравственно отвергает "дес- потических политиков" ста- рого режима из-за использо- вания ими тех же самых средств, как бы ни был оп- равдан отказ от их целей. Что касается освящения средств целью, то здесь эти- ка убеждения вообще, ка- жется, терпит крушение. Ко- нечно, логически у нее есть лишь возможность отвергать всякое поведение, исполь- зующее нравственно опас- ные средства. Правда, в ре- альном мире мы снова и снова сталкиваемся с при- мерами, когда исповедую- щий этику убеждения вне- запно превращается в хи- лиастического пророка, как, например, те, кто, пропове- дуя в настоящий момент "любовь против насилия", в следующее мгновение при- зывает к насилию - к по- следнему насилию, которое привело бы к уничтожению всякого насилия, точно так же, как наши военные при каждом наступлении говори- ли солдатам: это наступле- ние - последнее, оно при- ведет к победе и, следова- тельно, к миру. Исповедую- щий этику убеждения не вы- носит этической иррацио- нальности мира. Он являет- ся космически-этическим "рационалистом". Конечно, каждый из вас, кто знает Достоевского, помнит сцену с Великим инквизитором, где эта проблема изложена вер- но. Невозможно напялить один колпак на этику убеж- дения и этику ответственно- сти или этически декретиро- вать, какая цель должна ос- вящать какое средство, если этому принципу вообще де- лаются какие-то уступки. <...> 391 ЦЕЛЬ И СРЕДСТВО Древней проблемой тео- дицеи как раз и является вопрос: почему же это сила, изображаемая одновремен- но как всемогущая и благая, смогла создать такой ирра- циональный мир незаслу- женного страдания, безнака- занной несправедливости и неисправимой глупости? Ли- бо она не есть одно, либо же она не есть другое; или жиз- нью правят совершенно иные принципы возмещения и воздаяния, такие, которые можем толковать метафизи- чески, или же такие, которые навсегда будут недоступны нашему толкованию. Про- блема опыта иррациональ- ности мира и была движу- щей силой всякого религи- озного развития. Индийское учение о карме и персидский дуализм, первородный грех, предопределение и Deus absconditus - все они вы- росли из этого опыта. И пер- вые христиане весьма точно знали, что миром управляют демоны, что тот, кто связы- вается с политикой, то есть с властью и насилием как средствами, заключает пакт с дьявольскими силами и что по отношению к его дей- ствованию не то истинно, что из доброго может следо- вать только доброе, а из злого лишь злое, но зачас- тую наоборот. Кто не видит этого, тот в политическом отношении действительно ребенок. <...> Таким образом, пробле- му политической этики ста- вит отнюдь не современное, рожденное ренессансным культом героев неверие. Все религии бились над этой проблемой с самым различ- ным успехом, и потому, что было сказано, иначе и быть не могло. Именно специфи- ческое средство легитимно- го насилия исключительно как таковое в руках челове- ческих союзов и обусловли- вает особенность всех эти- ческих проблем политики. Кто бы, ради каких бы целей ни блокировался с указанным средством - а делает это каждый политик, - тот подвержен и его спе- цифическим следствиям. В особенно сильной мере под- вержен им борец за веру, как религиозный, так и рево- люционный. Давайте не- предвзято обратимся к при- меру современности. Тот, кто хочет силой установить на земле абсолютную спра- ведливость, тому для этого нужна свита: человеческий "аппарат". Ему он должен обещать необходимое /внутреннее и внешнее/ воз- награждение - мзду небес- ную или земную - иначе "аппарат" не работает. Итак, в условиях современ- ной классовой борьбы внут- 392 ЦЕЛЬ И СРЕДСТВО ренним вознаграждением является утоление ненавис- ти и жажды мести, прежде всего: Ressentiment'a и по- требности в псевдоэтиче- ском чувстве безусловной правоты, поношении и хуле противников... Достигшая гос- подства свита борца за веру особенно легко вырождает- ся обычно в совершенно заурядный спой обладате- лей теплых мест. Кто хочет заниматься политикой вообще и сделать ее своей единственной про- фессией, должен осознавать данные этические парадок- сы и свою ответственность за то, что под их влитием получится из него самого. Он, я повторяю, спутывается с дьявольскими силами, ко- торые подкарауливают его при каждом действии наси- лия. Великие виртуозы акосмической любви к чело- веку и доброты, происходят ли они из Назарета, из Асси- зи или из индийских коро- левских замков, не "работали" с политическим средством - насилием, их царство было "не от мира сего", и все-таки они дейст- вовали и действовали в этом мире, и фигуры Платона Ка- ратаева и святых Достоев- ского все еще являются са- мыми адекватными конст- рукциями по их образу и по- добию. Кто ищет спасения своей души и других душ, тот ищет его не на пути по- литики, которая имеет со- вершенно иные задачи - такие, которые можно раз- решить только при помощи насилия. Гений или демон политики живет во внутрен- нем напряжении с богом любви, в том числе и хри- стианским Богом в его цер- ковном проявлении - на- пряжении, которое в любой момент может разразиться непримиримым конфликтом <...> В самом деле: политика делается, правда головой, но, само собой разумеется не только головой. Тут со- вершенно правы испове- дующие этику убеждения. Но должно ли действовать как исповедующему этику убеж- дения или как исповедую- щему этику ответственности, и когда так, а когда по- другому, - этого никому нельзя предписать. Политика есть мощное медленное бурение твердых пластов, проводимое одно- временно со страстью и хо- лодным глазомером. Мысль в общем-то правильная, и весь исторический опыт под- тверждает, что возможного нельзя было бы достичь если бы в мире снова и сно- ва не тянулись к невозмож- ному. Но тот, кто на это спо- собен, должен быть вождем, мало того, он еще должен 393 ЭКОНОМИКА быть - в самом простом смысле слова - героем. И даже те, кто не суть ни то, ни другое, должны вооружиться той твердостью духа, кото- рую не сломит и крушение всех надежд; уже теперь они должны вооружиться ею, ибо иначе они не сумеют осуществить даже то, что возможно ныне. Лишь тот, кто уверен, что он не дрог- нет, если, с его точки зре- ния, мир окажется слишком глуп или слишком подл для того, что он хочет ему пред- ложить; лишь тот, кто вопре- ки всему способен сказать "и все-таки!", - лишь тот имеет "профессиональное призвание" к политике. Э ЭКОНОМИКА РЫНОЧНАЯ - исторически преходящая форма хозяйствования, функ- ционирующая в условиях конкуренции под решающим воздействием "невидимой руки" рынка. Понимание ее существа находится в орга- нической связи с философи- ей истории, с той парадиг- мой, которая берется за ос- нову понимания развития человечества. Трудно оспо- рить, что весьма убедитель- ным основанием периодиза- ции истории - для ее раз- деления на качественно от- личающиеся полосы - яв- ляется размер обществен- ного богатства и то, где и как оно создается. Как известно, именно этот вопрос вызывал споры у классиков экономи- ческой теории. И действи- тельно, если брать по- крупному, то разнокачест- венность основных полос истории обнаруживается в том, что сначала ПРИРОДА, а затем вместе с ней ТРУД в его непосредственной фор- ме, а значительно позже РА- ЗУМ в виде НАУКИ как непо- средственной производи- тельной силы выступают в роли главных доминирующих источников создания обще- ственного богатства, рост ко- торого - основа прогресса. В русле такого понима- ния истории А.Смит и Д.Рикардо создали трудовую теорию стоимости и таким путем объяснили законы рынка, действия его "неви- димой руки". Уже в XIX в. обществоведение пришло к пониманию того, что суще- ствование товарного произ- водства, рыночной экономи- ки связано только с той пусть весьма длительной, но однокачественной полосой истории, когда именно ТРУД 394 ЭКОНОМИКА РЫНОЧНАЯ в его непосредственной форме выступает в роли главного источника общест- венного богатства (в этом и состоит однокачественность полосы). Сегодня всем известно, что именно К.Маркс придал завершенную научную фор- му трудовой теории стоимо- сти, благодаря чему была создана объективная основа для определения стоимости любого товара количеством затраченного на его произ- водство общественно необ- ходимого (живого и овеще- ствленного) ТРУДА. Именно с этой сутью трудовой тео- рии стоимости, объясняю- щей процесс производства товаров, связано научное понимание основ и границ существования товарного про- изводства, рыночной эконо- мики. Вразрез с этим научным подходом сегодня весьма распространены, с одной стороны, либеральные представления о рыночной экономике как якобы внеис- торической, вечной форме хозяйствования*, с другой * Не только марксисты считают рыночную экономику исторической, преходящей. С этим согласны и многие здравомыслящие либе- ральные экономисты. Так, англий- ский экономист, профессор универ- ситета Глазго Х.Тиктин пишет: стороны, сталинские трак- товки, ошибочно утвер- ждающие, что товарное про- изводство, рыночная эконо- мика существуют там, где есть хотя бы две формы собственности; обособлен- ные предприятия; частная собственность и индивиду- альные производители**. Однако на деле товар- ное производство рыночная экономика как таковые име- ют место там и тогда, где и когда существует возмож- ность и необходимость учи- тывать соответствие между количеством затрачиваемого общественно необходимого абстрактного труда (живого и мертвого) и количеством создаваемого этим ТРУДОМ общественного богатства. Такая возможность и необ- ходимость налицо только при определенном уровне производительных сил и конкретном характере свя- "Рынок может быть действитель- ным только тогда, когда производи- тельные силы достигают опреде- ленного уровня развития и пере- стает быть таковым, когда произ- водительные силы далеко превос- ходят этот уровень (Альтерна- тивы.1997, № 1, С. 10). ** Эта точка зрения - рудимент сталинизма. Она распространилась со времен выхода работы И.Сталина "Экономические про- блемы социализма в СССР", напи- санной в1952 г. 395 ЭКОНОМИКА РЫНОЧНАЯ занного с ним ТРУДА, т. е. при возобладании в общест- ве труда в его непосредст- венной форме, где произво- дитель является главным агентом производства, а бо- гатство страны и граждан зависят от качества и коли- чества такого труда граждан. Правильное понимание этих объективных основ ры- ночной экономики имеет ключевое значение не толь- ко для уяснения причин ее возникновения, ее сути и границ ее существования, но и для понимания хода исто- рии и осуществлявшихся в нем перемен, для осознания причин неудачи многих ре- форм и экспериментов, в том числе и всемирно- исторических. Для предков человека вовсе не ТРУД, а ПРИРОДА являлась и кладовой средств существования, и главной ареной жизнедея- тельности, и окружающей средой, изменение которой изменяло мир живых су- ществ. Все принципиально изменилось при становле- нии человека и его трудовой деятельности. ТРУД уже в его первой, непосредствен- ной форме, как трата физи- ческих и умственных усилий, где сам человек выступает как главный агент производ- ства, выделил человека из мира животных: ТРУД "оче- ловечил" обмен веществ между человеком и приро- дой, наделил человека СОЗНАНИЕМ, положил в основу прогресса человека не изменение ПРИРОДЫ, окружающей СРЕДЫ, как это и сегодня имеет место в ми- ре животных, а развитие осуществляемого человеком ПРОИЗВОДСТВА и ВОС- ПРОИЗВОДСТВА НЕПО- СРЕДСТВЕННОЙ ЖИЗНИ, т. е. совершенствование ору- дий труда, умножение средств жизни, воспроиз- водство самого человека. Естественно, что и сам ТРУД, сохраняя свою непо- средственную форму, изме- нялся, развивался и обмен произведенным. Конечно же, рыночная экономика не появилась сразу в готовом виде, как Афина из головы Зевса, и не в один день заменила нату- ральное хозяйство. Ее эле- менты формировались и утверждались по мере того, как ТРУД, используя ПРИ- РОДУ и все больше стано- вясь главным источником общественного богатства, сам не оставался одним и тем же: разделение труда, его специализация и обмен результатами трудовой дея- тельности становились все более необходимыми для общества, продукты труда все больше превращались в 396 ЭКОНОМИКА РЫНОЧНАЯ товары, а рынок становился необходимой формой обме- на продуктами труда. "Рыночная экономика" - собирательное понятие, охватывающее собой соци- ально разнотипные способы производства и обмена (как частнособственнические, так и коллективистские), скла- дывающиеся и развиваю- щиеся на таком уровне про- изводительных сил, когда главным источником богат- ства служит ТРУД в его не- посредственной форме, а ЧЕЛОВЕК выступает в каче- стве главного агента произ- водства. Относительная ску- дость создаваемых здесь богатств требует от общест- ва строгой соразмерности меры труда и меры потреб- ления, материального сти- мулирования ТРУДА, без чего прогресс невозможен. Когда наступает перелом и роль главного источника общественного богатства начинает переходить от ТРУДА в непосредственной форме к НАУКЕ как непо- средственной производи- тельной силе, начинается постеленный (он может быть длительным!) закат рыноч- ной экономики. Согласно К.Марксу это - важнейший рубеж: "Тем самым рушится производство, основанное на меновой стоимости, и с самого непосредственного процесса материального производства совлекается форма скудости и антагони- стичности" (Маркс К., Эн- гельс Ф. т. 46, ч. II, с. 214). Однако это марксово предположение об одновре- менном преодолении СКУ- ДОСТИ и АНТАГОНИСТИЧ- НОСТИ (эксплуататорского общества) при переходе от РЫНОЧНОЙ (ТОВАРНОЙ) к НЕРЫНОЧНОЙ (БЕСТО- ВАРНОЙ) ЭКОНОМИКЕ но- вого общества не подтвер- дилось, сбив с толку многих строителей социализма. Ведь капитализм стал ру- шиться раньше, чем исчер- пала себя рыночная эконо- мика. Оказалось возможным и необходимым продвигать- ся к "классическому" неры- ночному социализму через использование РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ и РЫНОЧНО- ГО СОЦИАЛИЗМА. В этих странах, "не дождавшихся" исчерпания рыночной эко- номики в рамках капитализ- ма, обнаружилось следую- щее: "По уничтожению капи- талистического способа про- изводства, но при сохране- нии общественного произ- водства определение стои- мости остается господ- ствующим в том смысле, что регулирование рабочего вре- мени и распределение об- щественного труда между различными группами про- 397 ЭКОНОМИКА РЫНОЧНАЯ изводства, наконец, охваты- вающая все это бухгалтерия становятся важнее, чем ко- гда бы то ни было" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. II, с. 421). В этом и заключается первопричина современных успехов Китая и Вьетнама, преодолевающих ИСТОРИ- ЧЕСКОЕ ЗАБЕГАНИЕ (преж- девременное упразднение рыночной экономики) по- средством восстановления РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ, но не вместе со всеми поро- ками РЫНОЧНОГО КАПИ- ТАЛИЗМА, а при сохранении прошлых социальных завое- ваний в рамках РЫНОЧНО- ГО СОЦИАЛИЗМА. Тут же и объяснение неудач рыноч- ных реформ в России, под- менивших восстановление РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ реакционной реставрацией КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО РЫНКА с его кризисами и бедами. Экономика рыночная* . Основу любой западной эко- номики составляет элемен- * Данная статья - извлечение из статьи, написанной в связи с ры- ночными переменами в России американским экономистом Поу- мер М. Модель совершенной кон- куренции и роль государства // Ре- формы глазами американских и российских ученых / Под ред. О.Т.Богомолова, М., 1996. тарная модель - модель совершенной конкуренции, которая дает обоснование саморегулирующему капита- лизму. Согласно этой моде- ли, социальная значимость и благосостояние определя- ются посредством рынка, в рамках которого домашние хозяйства и предприятия взаимодействуют друг с дру- гом как независимые эле- менты. Благополучие до- машнего хозяйства зависит исключительно от приобре- таемых им товаров и услуг. Предприятия выпускают продукцию при помощи заку- пленных ресурсов. Для уве- личения прибыли они выби- рают такие ресурсы, кото- рые уменьшают издержки производства и доводят объем выпускаемой продук- ции до точки, когда предель- ные издержки сравниваются с ценой. Для каждого товара и каждой услуги устанавли- ваются функции спроса и предложения с тем, чтобы агрегировать склонности всех домашних хозяйств и фирм в отношении покупок и продаж. При этом предпо- ложение, что увеличение цены будет повышать пред- ложение и снижать спрос, найдется единственная це- на, при которой спрос и предложение уравновеши- ваются. Все цены мгновенно приспосабливаются к изме- 398 ЭКОНОМИКА РЫНОЧНАЯ няющимся условиям, так что ни в чем не бывает недостат- ка и ничто не пропадает зря. В этой модели отсутст- вуют чиновники, принимаю- щие решения относительно производства, потребления и цен. Отсутствие внешней силы, способной одерживать инициативу в условиях "свободной рыночной сис- темы", восхваляется за то, что это дает возможность домашним хозяйствам и фирмам выбирать наиболее выгодный для себя путь. Хотя рыночная экономи- ка не обеспечивает наилуч- шего и справедливого рас- пределения выгод, модель совершенной конкуренции при идеальных условиях да- ет возможность достичь наивысшего материального благополучия, Ключ ко все- му - в той информации, которую дают рыночные це- ны, поскольку цена каждого товара является показате- лем (предельных) ресурсных издержек для производства еще одной единицы данного товара. Таким образом, це- ны вынуждают действующих на основе эгоистического интереса производителей и потребителей сводить к ми- нимуму использование тех ресурсов, которые необхо- димо экономить больше все- го. Под таким воздействием каждое домашнее хозяйство минимизирует степень, в ко- торой ее выпуск уменьшает выпуск остальных фирм. Мгновенное приспособление цен обеспечивает полное использование всех эконо- мических ресурсов. Вследст- вие этого уровень выпуска достигает максимального зна- чения с точки зрения рынка. При совершенной конку- ренции прибыль сводится к нулю. Тем не менее широко признается, что в реальном рыночной экономике при- быль является мощным стимулом и решающим фак- тором для функционирова- ния всей экономической сис- темы. Она обобщает соот- ветствующую ценовую ин- формацию об эффективно- сти фирмы в предоставле- нии потребителям продук- ции, имеющей для них цен- ность. Она является тем ар- битром, который определя- ет, какие фирмы выживут и будут расти, а какие - сво- рачиваться и умирать. В ко- нечном счете экономические изменения - это расшире- ние или свертывание произ- водств, их появление или исчезновение. Соответст- венно надежда связывалась с тем, что трансформация российской экономики со- вершится автоматически через приватизацию госу- дарственных предприятий и предъявления им требова- 399 ЭКОНОМИКА РЫНОЧНАЯ ния "тонуть либо выплы- вать" (в зависимости от по- лучаемой прибыли). Таким образом, модель совершенной конкуренции дает основание для про- стейшей программы перехо- да к рыночной системе. Не- медленно исключить прави- тельство из экономики путем приватизации собственности и прекращения субсидий, снятия контроля над ценами и тарифами. Уменьшить го- сударственные расходы для того, чтобы сократить дефи- цит и таким путем стабили- зировать стоимость нацио- нальной валюты. В более общем плане - позволить частному, а не государст- венному сектору реагиро- вать на всю совокупность общественных потребно- стей, в том числе удовле- творяемых жилищным стро- ительством, охраной собст- венности, связью, транспор- том, образованием и здра- воохранением. Столкнув- шись с разочаровывающими последствиями подобного подхода, сторонники "шоко- вой терапии" ссылаются на то, что предлагаемая ими политика осуществлялась не- достаточно энергично и что нужно проявлять терпение. * * * Как бы отвечая этим не- удачникам, похожим на рос- сийских реформаторов, лау- реат Нобелевской премии американский экономист Л.Клейн* обращает внима- ние на другой опыт рефор- мирования - китайский. Приватизация вкупе с рыночным регулированием в настоящее время в ускорен- ном порядке и в крупных масштабах разворачивается как в постсоциалистических, так и в развивающихся странах. В некоторых случа- ях она сейчас проходит уже гладко, пережив буйный и разрушительный период, характеризующийся низким уровнем производства, рас- тущей безработицей и силь- ной инфляцией. Защитники такой стратегии перехода часто уверяют, что другого пути просто нет. На самом деле жизне- способные альтернативы существуют. Китайская ре- форма, о которой было из- вестно еще до середины 80- х гг., пошла по совершенно другому пути. Сельское хо- зяйство и малая предприни- мательская деятельность были полностью экономиче- * Данная статья - извлечение из статьи: Клейн Л. Что мы, экономи- сты, знаем о переходе к рыночной системе // Реформы глазами аме- риканских и российских ученых/ Под ред О.Т.Богомолова М., 1996, с. 12-13, 33, 36. 400 ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС ски раскрепощены или ли- берализованы. В опреде- ленной степени проходила и приватизация, но она нико- гда не занимала централь- ного места. В некоторых сферах большое значение придавалось рыночному це- нообразованию и индивиду- альному принятию решений. Официально провозглашен- ная цель состояла в модер- низации производства на основе рыночного социа- лизма, без резкого массиро- ванного внедрения частной собственности. При перехо- де к рыночной экономике в странах Восточной Европы и экс-СССР наблюдалось яв- ное стремление максималь- но дистанцироваться от ры- ночного социализма. Этот подход проявился с самого начала и был принят безого- ворочно. Каких-либо впечат- ляющих результатов он не дал: ни в динамике нацио- нального дохода, ни в от- дельных отраслях производ- ства, ни в сфере занятости, ни в торговле. В отношении инфляции последствия не- однозначны, но чаще их приходится относить к не- благоприятным, чем к бла- гоприятным. Остается наде- жда на будущее, но очевид- но, что экономические ре- зультаты будут в разных странах неодинаковыми. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИ- ЗИС. Неординарные ситуа- ции, складывающиеся в по- следнее время в отдельных странах (в первую очередь в бывших странах "реального социализма"), показывают, что попытки описать проис- ходящее с помощью преж- них политологических поня- тий и категорий сплошь и рядом не дают должного результата. В самом деле, если посмотреть на враче- вание советского общества во время перестройки (1985- 1991 гг.) и позже - на про- тяжении властвования де- мократов, с полным основа- нием можно утверждать, что прогнозы не сбывались, ка- кие бы меры ни предприни- мались, результат был или нулевым, или отрицатель- ным. Дело в том, что общий недостаток (если не порок) всех существовавших и су- ществующих, как кратко- срочных, так и долгосрочных программ оздоровления эко- номики и всего общества состоит в том, что все эти программы основаны на не- правильном диагнозе - на ошибочной оценке того, что случилась со страной, на не- верном понимании состоя- ния общества. Ведь все вра- чеватели советского обще- ства - будь то марксисты, 401 ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС демократы, либералы, мо- нархисты или анархисты - исходят из того, что совет- ское общество находится в глубоком экономическом кри- зисе. Разумеется, есть и су- щественные идеологические различия - в трактовке при- чин кризиса и его виновников. В таком поразительном сходстве общего диагноза - страна в глубочайшем эко- номическом кризисе - нет ни- чего странного: все врачева- тели - дети одной команд- но-административной сис- темы, все они проходили свои "фельдшерские курсы" в институтских отстойниках марксистско-ленинской дог- матики, где вопреки правде их приучали к мысли, что понятие "кризис" - самая страшная оценка социально- го неблагополучия. Однако на самом деле и советское общество, и другие страны "реального социализма и по- пали в иное состояние: не в экономический кризис, а в социально-экономический ту- пил. Это еще хуже, но глав- ное - требует других ле- карств и иного лечения. В чем еще причины ошибочно- го диагноза? Поскольку по ряду внеш- них проявлений (спад произ- водства, разрушение и рас- пад внутренних связей, па- дение жизненного уровня населения, рост недоволь- ства граждан и др.) кризис и тупик имеют довольно сход- ные черты, то в жизни часто тупик принимается за кри- зис, а кризис выдается за тупик, что чревато тяжелыми последствиями. Очень важ- но устранение подобной пу- таницы. В чем принципиальное различие экономического кри- зиса и социально-экономи- ческого тупика? Экономический кризис представляет собой не ор- ганический порок, а функцио- нальное расстройство или временное нарушение внут- ренних связей, возникнове- ние диспропорций и разры- вов в еще работоспособной системе, что хотя и приво- дит к срыву ее функциони- рования, к спаду производ- ства, однако требует вовсе не ломки, а переналадки расстроившейся, еще жиз- неспособной системы. Социально-экономиче- ский тупик - следствие органических пороков самой системы, по вполне опреде- ленным причинам утратив- шей или утрачивающей спо- собность к развитию, что, естественно, требует ее ре- шительной ломки, принци- пиальной перестройки, пред- полагает кардинальные ме- ры по реставрации меха- низмов прогресса. 402 ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС Чтобы сделать более на- глядными существующие различия, обратимся к при- мерам. Случавшиеся до- вольно часто экономические кризисы капитализма снача- ла воспринимались общест- вом, особенно его револю- ционной частью как чуть ли не светопреставление, кото- рое вот-вот завершится пол- ным развалом, "закупоркой" капитализма. Но вскоре вы- яснилось, что это не так. Экономические кризисы ка- питализма - вовсе не пока- затель органических пороков капитализма в этом смысле, не свидетельство того, будто хозяйственная система ка- питализма пришла в такое состояние, когда уже не мо- жет осуществляться ни рас- ширенное, ни простое вос- производство. Из-за нару- шения функциональных свя- зей между различными сто- ронами капиталистической экономики, чаще всего про- являющегося в диспропор- циональном разрыве спроса и предложений, кризис на- ступает как временное функ- циональное расстройство, на- рушение воспроизводственно- го процесса. Тем или иным способом (уничтожение избы- точной продукции и отказ от связанных с ее выпуском производств, их переналад- ки на выпуск другой продук- ции и т.д.) возникшее нару- шение так или иначе устра- няется, а воспроизводствен- ный механизм снова функ- ционирует, хотя уже в изме- ненном виде. Когда же речь едет о ту- пике, то налицо совсем дру- гая эволюция. В качестве примера рассмотрим жизнь изолированного племени или рода, его воспроизвод- ство. При постоянном крово- смешении разрушается сам воспроизводственный меха- низм: чем дальше - тем больше племя (род) лишает- ся возможности иметь здо- ровое пополнение своих со- племенников, ибо само их воспроизводство осуществ- ляется на все более сдаю- щейся и качественно ухуд- шающейся базе. В результа- те племя деградируя, захо- дит в тупик: налицо уже не функциональное расстрой- ство здорового организма, а органический порок самого рассматриваемого организ- ма; без кардинальной ломки прежнего воспроизводства, без выхода из изоляции и развития сношений с други- ми племенами проблема неразрешима. Подходя с этих методо- логических позиции к сего- дняшним дням нашей стра- ны, становится ясно: прежде Советский Союз, а теперь его наследники находятся не в экономическом кризисе, а 403 ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС в социально-экономическом тупике. Не вдаваясь глубоко в историю, а обращаясь к ее сегодняшним результатам, очевидно, что под видом самых радикальных "социа- листических" преобразова- ний, начавшихся в Октябре, у нас был разрушен не толь- ко капитализм, но и общече- ловеческие механизмы есте- ственно-исторического про- гресса, был реализован со- циальный идеал партийно- государственной бюрократии, создан казарменный псевдо- социализм, опирающийся на мобилизационную экономику. Возникла внеформационная структура - общество-монстр, лишенное общечеловеческих механизмов прогресса, стоя- щее вне общей логики разви- тия, на ее обочине. Если говорить более конкретно, то незыблемыми общечеловеческими услови- ями и механизмами общест- венного прогресса являются следующие. Во-первых, по- стоянно возобновляющийся и все более эффективный труд человека, граждан, об- щества. Гарантом же посто- янного возобновления и по- вышения эффективности че- ловеческого труда являются общественно-экономические условия и стимулы к труду. Во-вторых, обязательное ус- ловие общественного про- гресса - наличие в общест- ве хозяина средств произ- водства и общественных богатств, поддерживающего рачительное отношение к этим богатствам, их разум- ное использование и посто- янное умножение. В-третьих, необходимое условие обще- ственного прогресса - возоб- ладание в обществе сил, за- интересованных в прогрес- се, их превосходство над силами, удовлетворенными существующим, а потому пре- пятствующими прогрессу. Все эти условия и меха- низмы общечеловеческого прогресса, как и другие, ока- зались разрушенными но- менклатурой, что и придало развитию соответствующих обществ тупиковое направ- ление, привело целую группу стран к застою, а затем и ко все усиливающемуся соци- ально-экономическому раз- ложению. Естественно, что в такой ситуации не может быть и речи об обещаниях народам этих стран скорого и легкого выхода. Только осознание сути случившегося и сознательная политика, на- целенная на реставрацию не капитализма, а в первую оче- редь механизмов прогресса, может со временем дать ре- зультат, вернуть рассматри- ваемые страны в лоно разви- вающейся цивилизации. 404 ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС Экономический кризис*. I. Термин "кризис" употреб- ляется для обозначения си- туации, которая в опреде- ленной степени представля- ется аномальной и нередко отличается быстротечными изменениями. В экономике этим термином характеризу- ется целый ряд явлений. Но одному из них придается особое значение - это, так сказать, собственно эконо- мический кризис. Под это понятие подпадает, напри- мер, ситуация, наблюдав- шаяся в начале 30-х гг. и с 1974 г. до приблизительно 1983 г., что касается Север- ной Америки, и вплоть до 1987 г. в Западной Европе. По другому поводу говорят о нефтяном кризисе, бирже- вом кризисе, кризисе задол- женности бедных стран, кри- зисе черной металлургии и т.д. Главное содержание кризиса исторически привя- зано к циклическим или конъюнктурным колебаниям, хотя данное явление и пре- терпело во второй половине XX в. глубокие изменения в связи с осуществлением пра- вительствами богатых стран * Данная статья под заголовком "Экономический кризис" впервые была опубликована в кн.: 50/50. Опыт словаря нового мышления. М., 1989, с. 294-299 Автор - Серж Кристофер Кольм (Франция). мероприятий на макроэко- номическом уровне. Говоря о таком кризисе, следует от- метить следующие важные моменты: - Термин "кризис" не является профессиональным термином экономистов. Это термин популяризаторский, скорее даже журналистский. - Речь идет о положении, признаваемом анормальным, но не о быстротечной смене ситуа- ций (говорят: кризис длится... ). - Имеются влиятельные группы экономистов, которые отрицают существование таких "кризисов". - Но если они существуют, то, несомненно, представляют собой явление первостепенной важности для экономики под- верженных кризису стран. II. Такой кризис прежде всего характеризуется недо- использованием ресурсов, и, в частности, значительной безработицей. Говоря кон- кретнее, это - состояние не- занятости, или дефляции. Темпы роста падают {стаг- нация). Эта простая конста- тация подводит нас к так называемой кейнсианской экономической теории, кото- рая безраздельно господ- ствовала в свое время на Западе и которой и сегодня придерживается большинст- во экономистов. Ряд других экономистов (различные "клас- сические" школы) утвержда- ют, что эта безработица яв- 405 ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС ляется вынужденной и зна- чения не имеет, и делают вывод о том, что в данном вопросе вмешательство го- сударства должно быть не- значительным или вообще отсутствовать. Суть дискус- сии заключается в том, чтобы дать правильное объяснение роли заработной платы, и в этой области экономической науке предстоит еще немало потрудиться. Причиной кризиса явля- ется совпадение во времени недостаточности эффектив- ного спроса и сопротивляе- мости цен и особенно зар- платы к снижению. Государ- ство способно исправить положение, стимулируя эф- фективный спрос как путем финансовой политики (об- легчение кредита, эмиссия денежных знаков), так и пу- тем бюджетной политики (снижение налогов или уве- личение государственных рас- ходов). В целом этот кейнси- анский подход соответствует реальному положению дел (после смерти Кейнса его теории получили дальней- шее развитие). Другие тео- рии либо не выдерживают проверку жизнью (неоклас- сическое направление), ли- бо на практике отчасти сли- ваются: с неоклассицизмом (монетаризм), либо посвя- щают себя изучению других явлений (технологические дви- жения, например, циклы Кондратьева), либо занима- ются проблемами причинно- сти явлений (снижение нор- мы прибыли). III. Тем не менее ряд правительств воздержива- ется от проведения политики стимулирования роста. Бо- лее того, сегодня именно они сознательно содейству- ют возникновению кризисов, ограничивая спрос (в капи- талистических странах от 35% до 50% национального дохода приходится на пред- приятия, находящиеся в ве- дении государства, влияние которого на рынки далеко обогнало влияние всех ча- стных фирм). Оправдывая свой отказ от политики сти- мулирования, ведущей к ли- квидации кризиса, и свое содействие развитию кризи- са с помощью стабилизи- рующих мер (политика сдержанности, жесткой эко- номии и т.д.) правительства выдвигают три причины: ин- фляция, внешнеторговый дефицит, дефицит государ- ственного бюджета. Угроза внешнеторгового дефицита затрагивает лишь очень немногие страны (Франция. Италия), так как другие страны либо исполь- зуют плавающие валютные курсы (США, Великобрита- ния), либо имеют положи- тельное сальдо (ФРГ, Япо- 406 ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС ния). Во всяком случае, про- блема внешнеторгового де- фицита должна решаться пу- тем соответствующего ре- гулирования валютного курса, а не с помощью безработицы. Дефицит государствен- ного бюджета также являет- ся нередко ложной угрозой. Так, в период оживления деловой активности, начи- ная с 1987 г., дефицит госу- дарственного бюджета ев- ропейских стран снизился в результате поступления на- логов с доходов, выросших в условиях экономического подъема. Причем ставки на- логового обложения были даже понижены. Итак, остается инфляция. Предполагается, что она увеличивается с увеличени- ем темпов роста и уровня занятости ("кривая Филип- пса" - отношение между инфляцией и занятостью). Это отношение действи- тельно имеет место, но оно не изолировано от других факторов, среди которых одним из важнейших явля- ется воздействие инфляци- онных ожиданий (прогнозов) относительно динамики ин- фляции. Поэтому подобное снижение темпов роста ин- фляции сопровождается дли- тельным и глубоким кризи- сом. Например, инфляцион- ный бум начала 70-х гг. был погашен лишь благодаря кризису, вспыхнувшему в 1974 г. (скорее в результате решительных стабилизирую- щих мер, принятых в 1973 г. почти всеми промышленно развитыми странами, чем в результате роста цен на нефть), углубившемуся в 1981 г. и продлившемуся до 1983 г. в Соединенных Шта- тах и еще дольше в Европе. Чтобы четко представить се- бе ситуацию, допустим гру- бое приближение и скажем, что для снижения инфляции на десять пунктов потребу- ется десятипроцентная без- работица на протяжении де- сяти лет. Остается выяснить, в чем зло инфляции, которая могла бы оправдать такие жертвы в условиях, когда все цены и доходы растут одновременно. Ответ за- ключается в том, что они не растут одновременно: ин- фляция ведет к многовари- антности относительно цен и к росту чувства неуверенно- сти, которое возникает в связи с этим. Это сопровож- дается чисто экономически- ми последствиями отра- жающимися на эффективно- сти. Но гораздо более па- губным является психо-со- циальный климат непред- сказуемости, неуверенности разрыва негласно заключен- ного социального договора, что порождает у всех слоев 407 ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС населения беспокойство, не- доверие, чувство утраты са- мостоятельности, ощущение распада социальных связей. Вполне очевидно, что эта сфера, которая служит для экономики одной из основ, выходит за пределы про- фессиональной компетент- ности экономистов. IV. Таким образом, по- следний мировой экономи- ческий кризис, начавшийся в 1974 г., вводился и поддер- живался в целях борьбы с инфляцией, которая нарас- тала с 1965 г. в связи с тем, что мир вступил в полосу полной занятости благодаря политике налоговых сокра- щений, предпринятых адми- нистрацией Кеннеди-Джон- сона в США. Эта политика была подготовлена на про- тяжении 1963 г. и проведена в жизнь в 1964 г. До этого полная занятость царила в Европе, развивавшейся бы- стрыми темпами, тогда как Соединенные Штаты пере- живали период застоя с без- работицей на уровне 8%. Политика стимулирования, осуществленная американ- ским руководством, была на- правлена на восстановление в стране полной занятости и обеспечение экономического роста. И она очень быстро дала свои результаты. Два- дцать лет спустя проведен- ное администрацией Рейгана сокращение налогов дало тот же эффект и к 1985 г. вывело страну из кризиса. Европа по- прежнему остается во власти безработицы (в среднем свыше 10%). Сегодня, в кон- це 80-х гг., западноевропей- ские страны предпринимают попытки выйти из кризиса. Они в состоянии это сделать, если будут решительно про- водить политику стимулиро- вания экономического роста. В этом случае вновь по обе стороны Атлантического океана восторжествует пол- ная занятость. Но не приве- дет ли это к тому же резуль- тату, что и в период 1965- 1974 гг., т.е. к росту инфля- ции? Если это случится, то, несомненно, придется вновь вызвать к жизни глубокий кризис с помощью дефляци- онных рычагов бюджетной и финансовой политики. Таковыми представляют- ся в принципе механизм и динамика экономического кри- зиса в современном мире. Этот механизм действует в богатых капиталистических странах. Это - лишь часть мира. Но она оказывает влия- ние в большей или меньшей степени на остальную его часть (страны с планируемой экономикой, "третий мир"), в то время как практически ни- какого обратного экономиче- ского влияния не испытывает. 408 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3 А АВТОРИТАРИЗМ 5 АНТИТОТАЛИТАРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 11 Б БУНТ 19 БЮРОКРАТИЯ И БЮРОКРАТИЗМ 26 В ВЕРА И РЕЛИГИЯ 33 ВЛАСТЬ 40 ВОЙНА 46 Г ГЛАСНОСТЬ И СВОБОДА СЛОВА 54 ГОСУДАРСТВО 62 ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО. 69 Д ДЕМОКРАТИЯ 76 И ИДЕОЛОГИЯ 83 ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ 91 ИНТЕРЕС 98 К КОНВЕРГЕНЦИЯ, МИРНОЕ СОСУЩЕСТВОВАНИЕ 105 КОНСЕРВАТИЗМ 115 КРИЗИС ПОЛИТИЧЕСКИЙ И КОНФЛИКТ 121 409 Л ЛИБЕРАЛИЗМ 128 ЛИЧНОСТЬ И ИНДИВИДУАЛИЗМ 135 М МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ 147 МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ 153 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ 159 Н НАСИЛИЕ 166 НАЦИЯ И НАЦИОНАЛИЗМ 174 НОМЕНКЛАТУРА 183 О ОБЩЕСТВО 192 ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 199 П ПАРТИЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ И МНОГОПАРТИЙНОСТЬ 209 ПЕРЕСТРОЙКА ГОРБАЧЕВА 216 ПЛЮРАЛИЗМ 224 ПОЛИТИКА 231 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА 243 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ 253 ПОЛИТОЛОГИЯ 262 ПОПУЛИЗМ 271 ПОСТТОТАЛИТАРНОЕ ОБЩЕСТВО 278 ПРАВА ЧЕЛОВЕКА 285 ПРОГРЕСС И РЕГРЕСС 291 Р РЕВОЛЮЦИЯ 300 РЕФОРМА И РЕФОРМИЗМ 307 410 С САМОУПРАВЛЕНИЕ 314 СВОБОДА 320 СОЦИАЛИЗМ 327 СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ И РАВЕНСТВО 337 СТАЛИНИЗМ 343 СУВЕРЕНИТЕТ 351 Т ТОТАЛИТАРИЗМ 357 У УГНЕТЕНИЕ 363 Ф ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 371 X ХРУЩЕВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ 378 Ц ЦЕЛЬ И СРЕДСТВО 386 Э ЭКОНОМИКА РЫНОЧНАЯ 394 ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС 401 411 СРАВНИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ В ТЕРМИНАХ И ПОНЯТИЯХ Анатолий Павлович Бутенко Анатолий Васильевич Миронов Редактор Ю.В.Лазарева Компьютерная верстка - Н. А. Чикилевская Подписано в печать 1.10.1998 г. Формат 84x108 1/32. Гарнитура "Arial". Печать офсетная. Объем 26 усл. п.л. Тираж 1500 зкз. Заказ N 1611. Отпечатано в Орехово-Зуевской типографии Московская обл., г.Орехово-Зуево, ул. Дзержинского, д. 1