Россия в зеркале политологии 29 Что дает для понимания современного политического развития России теория модернизации? Теория модернизации сложилась в рамках особого - "прогрессистского" - стиля мышления, методология которого базируется на предположении о том, что история движется к вершинам прогресса через преодоление многообразия общественного устройства к единому рационально устроенному будущему. При этом каждое отдельное человеческое сообщество идет по пути, общему для всех, направление и ориентиры которого определяют наиболее развитые страны. Первоначально с помощью этой теории описывали процессы, которые происходили в Западной Европе в новое и новейшее время, в период перехода от аграрного общества к индустриальному. При этом модернизация представлялась процессом, охватывающим разные стороны жизни общества: от экономики до культуры. Например, Э. Дюркгейм под модернизацией подразумевал переход от механической солидарности к органической, а Ч. Вебер - от ценностно-рациональной деятельности к целерациональной. Затем модернизацию стали рассматривать как всемирный процесс вытеснения традиционных локальных типов универсальными формами современности. Под модернизацией стали понимать особую стадию в развитии человечества, которая характеризуется переходом "от традиционной цивилизации к либеральной, от общества, нацеленного на воспроизводство на основе некоторого статичного идеала, к обществу, рассматривающему повышение эффективности форм деятельности, развитие способностей личности к собственному саморазвитию как основу общественной динамики" (А. Ахиезер). Модернизацию стали связывать с распространением культуры "модернити", с приверженностью западноевропейскому рационализму, идеям индивидуальной свободы и социального равенства, либеральной демократии и социального государства, правового государства и гражданского общества; с ориентацией социальных субъектов на инновационные формы деятельности как основой экономического роста и благосостояния. Поэтому теория модернизации представляет собой концепцию общественного развития, объясняющую процесс прогрессивного перехода от "традиционного", эволюционного общества к "современному", инновационному, который сопровождается преодолением отчуждения человека от собственности и политической власти. В рамках этой теории выделяют органическую (первичную) модернизацию и неорганическую (вторичную). Органическая модернизация - это утверждение культуры "модернити" в силу внутренних причин саморазвития, обусловленных кризисом эволюционного развития. Поскольку первичная модернизация подготавливается всем ходом предшествующего развития, она осуществляется за счет внутренних, органических источников. Механизмы развития при этом - инновационные, темпы - быстрые, характер - самостоятельный; духовные основы развития - собственный исторический продукт. В процессе модернизации образ будущего не планируется заранее как цель, он вырисовывается по мере приближения к нему. Первичная модернизация началась в эпоху промышленной революции в Западной Европе, сопровождавшейся разрушением традиционных наследственных привилегий, провозглашением равных гражданских прав и демократизацией политических режимов. В процессе модернизации происходило становление гражданского общества и правового государства. Этот тип модернизации был характерен и для Северной Америки, где переход к современному обществу осуществлялся на основе опыта Западной Европы, но не путем его копирования. В настоящее время под органической модернизацией (постмодернизацией) подразумевают прежде всего переход в постсовременность, к постиндустриальному, информационному обществу. Вторичная модернизация - это формирование интеллектуального и политического "ответа" на вызов со стороны более развитых стран. Неорганическая модернизация связана с распространением культуры "модернити" под влиянием извне, со стороны стран первичной модернизации. Цель вторичной модернизации - "догоняющего" развития - преодоление технико-экономической отсталости и зависимости от передовых стран Запада. При этом неорганическая модернизация может проходить в форме "вестернизации", путем механического перенесения западных социально и технологически эффективных экономических и политических институтов в иную социокультурную среду. "Вестернизация", как правило, сопровождается социокультурным отторжением преобразований со стороны социального большинства и порождает острые социально-политические проблемы, разрешение которых происходит иногда в русле "консервативных" революций. В России "теория модернизации" получила воплощение в концепциях "догоняющего развития" и "перехода к современному обществу". Согласно этим концепциям, Россия в силу целого ряда причин внешнего и внутреннего характера "задержалась" в своем историческом развитии по сравнению с передовыми странами Западной Европы. Стремясь ликвидировать "отставание" от западноевропейских стран, российское государство время от времени прибегало к политике модернизации страны "сверху", чем и был обусловлен выбор путей общественного развития страны в XVIII-XX вв. как "развития вдогонку". Однако модернизация "сверху" в виде насильственной "вестернизации" периодически заканчивалась катастрофическими срывами российской государственности, а Россия оказывалась в "тупике догоняющего развития" (И. Пантин). В современной России в рамках посткоммунистического выбора, по мнению многих политологов, также наблюдается идеализация западной модели развития и придание ей статуса универсальной, что сопровождается новой фазой "героической" борьбы "вестернизаторов" за рынок и демократию. Вместе с тем глобальный вызов Запада, обусловивший новый виток модернизации в современной России, заставляет ее давать. Два взаимосвязанных ответа: вестернизироваться, и уходить в свою евразийскую континентальность (В. Федотова). Модернизация современной России не предполагает превращения ее в Запад. Во-первых, потому, что западный путь уникален, он осуществляется в определенном регионе, в конкретно-исторических Условиях, в специфической социокультурной среде. Во-вторых, потому, что евразийское "тело" (геополитическое положение культура) отталкивает Россию от Европы. Поэтому Россия вынуждена прибегать к частичной модернизации, всегда сохраняющей ее собственную сущность или цивилизационную идентичность. Однако со времен Петра I и поныне Россия - исторически модернизирующаяся страна и этим при всей цивилизационной специфике обусловлена ее тесная связь с Западной Европой и ориентация на использование европейских институтов. Поэтому для понимания процессов модернизации в современной России некоторые ученые предлагают ввести концепт "второй" Европы (В. Федотова). Географически "вторая" Европа включает в себя Россию, бывшие европейские республики СССР и коммунистические страны, а также "евразийскую" Турцию. Все эти страны пытаются догнать "первую" Европу. Теоретически "вторая Европа" - это "второй эшелон" западноевропейского развития. Страны "второй Европы" в социально-экономическом, политическом и культурном смысле не являются Западом. Все они представляют собой осколки распавшихся в разное время империи, в той или иной мере сохранившие черты авторитарных или тоталитарных режимов. Во многих из них еще продолжаются процессы становления национального самосознания. Политическое руководство стран "второй" Европы ориентировано на Запад, а контакты с "Востоком" и друг с другом воспринимает как вынужденные. Во многих из этих стран существуют противоречия между прозападными элитами и социальным большинством, настроенным к Западу индифферентно, а иногда враждебно. Модернизация осуществляется медленно, главным образом за счет мобилизационных усилий, которые зачастую приобретают "негативный" характер. В частности, в современной России многие люди после многих лет "государственного патернализма" (попечительства и контроля) оказались предоставленными сами себе. Такой тип вторичной модернизации получил название неорганически-мобилизационного. Модернизация России отличается от "вторичной" модернизации, например, индустриальных стран Юго-Восточной и Южной Азии, которая носила инновационно-мобилизационный характер. С одной стороны, здесь активно использовались западные технологии и экономические инновации, а с другой - мобилизовывались потенции социокультурных традиций (коллективизм, трудовая этика и т.п.). В процессе модернизации здесь ставились две цели: 1) войти в мировое сообщество как развитый, конкурентоспособный регион;2) остаться самими собой, т.е. сохранить свою цивилизационную идентичность. Сможет ли современная Россия как страна "второй" Европы в ближайшей перспективе стать Западом. Многие ученые сходятся во мнении, что нет, даже при использовании "силовых" методов "модернизации". Для этого ей придется изменить свою идентичность и прежде всего социокультурную специфику большинства населения, на что потребуется много времени, а за этот срок Запад уйдет вперед. ЛИТЕРАТУРА Поляков Л.В. Методология исследования российской модернизации // Полис. 1997.№3. Российская историческая традиция и перспективы либеральных реформ. "Круглый стол" ученых // Общественные науки и современность. 1997. № 6. Федотова В.Г. Судьба России в зеркале методологии // Вопросы философии. 1996. №5. 30 Как можно интерпретировать современные политические реалии в России в рамках цивилизационного подхода? В настоящее время существует множество представлений о том, что такое цивилизация. В целом их можно свести к трем вариантам: 1) цивилизация как идеал прогрессивного развития человечества в целом; 2) цивилизация как этап прогрессивного развития общества; 3) цивилизация как уникальное, локально-историческое, качественно различное общественное образование. Первые два варианта трактовок цивилизации сформировались в русле методологии "однолинейного прогрессизма": основные параметры цивилизации как идеала задаются странами Запада;история человечества как единого целого рассматривается сквозь призму перехода от одной стадии-цивилизации к другой, сама же история человечества трактуется с позиций европоцентризма. Таким образом "цивилизационный подход" смыкается с теорией модернизации". Это позволяет, в частности, рассматривать российскую историю в контексте мировой, а "тупики догоняющего развития" объяснять ее социокультурной спецификой. В трактовке термина "цивилизация" как уникального, локально-исторического образования сложилось несколько подходов: культурологический, социологический, этнопсихологический, географический. Немецкий философ и историк М. Вебер в рамках культурологического подхода рассматривал цивилизацию как особое социокультурное образование, основу которого составляет религия. В русле социологического подхода (Д. Уилкинс) приоритет отдается социально-политическим связям и механизмам их взаимодействия. Этнопсихологический подход (Л. Гумилев) связывает понятие цивилизации с особенностями этнической истории. Представители географического детерминизма (Л. Мечников) считают, что именно географическая среда влияет на формы кооперации людей. Однако некоторые исследователи (Е. Черняк) предпочитают "синтетическое" определение цивилизации, подразумевая под последней "целостную саморазвивающуюся общественную систему, включающую в себя все социальные и несоциальные компоненты исторического процесса, всю совокупность созданных человеком материальных и духовных объектов". Во второй половине XX столетия в рамках той отрасли знания, которая получила на Западе название "civilisational studies" (цивилизационные исследования), сложилось несколько направлений. Одно из них продолжает основываться на представлении о цивилизациях как локально-исторических образованиях, сущность которых сводится к специфике социокультурного кода. Другим направлением является новая (не культурологическая) интерпретация понятия "цивилизация". Большое влияние на исследование цивилизаций в этом русле оказала современная глобалистика, прежде всего взгляды сторонников "миросистемной перспективы" И. Валлерстайна и глобальной культурологии М. Фезерстоуна. При этом наблюдается сближение цивилизационного и глобалистского подходов: современным локальным "цивилизационщикам" тезис о "единстве мировой цивилизации" уже не кажется "ложной концепцией", а "глобалисты" не рассматривают мироцелостность лишь через призму европоцентристского, рационально-западного видения мира. В рамках новой версии цивилизационного подхода современный мир интерпретируется как многозначный, как "встреча цивилизаций", диалог на базе всеобщих символических форм. Некоторые исследователи, вообще рассматривают современные цивилизации как "вызовы" глобальным императивам. В свое время П. Сорокин обратил внимание на то, что цивилизации различаются между собой прежде всего "доминантными формами интеграции". Поэтому цивилизационный подход может быть ориентирован на поиск "доминантной формы" социальной интеграции ("цивилизационной матрицы"), т.е. того, что объединяет локально-исторический ареал в одно целое и делает его уникальным. В этом плане в качестве "доминантной формы интеграции" разных цивилизаций выступают различные основания. С позиций такого подхода можно описывать поликультурные цивилизации, такую, например, как российская, характерной чертой которой является интенсивное взаимодействие многих уникальных культур и почти всех мировых религий. Кроме того, каждой цивилизации присущи также специфические культурные архетипы и определенный генотип социального развития. Именно по этим параметрам можно выявлять различия между цивилизациями как локально-историческими образованиями. Особенность цивилизационного развития России состоит в том, что доминантной формой социальной интеграции в ней выступает государственность, задающая для российского общества единый символический универсум и нормативно-ценностный порядок. Основными структурами этого универсума выступают прежде всего этатизм и патернализм, которые в настоящее время являются доминирующими культурными архетипами евразийского суперэтноса. Этатизм в качестве культурного архетипа ориентирует российское общество или на "подчинение" государственной власти, или на ее "ниспровержение", но только не на "диалог" с нею, не на создание механизмов по нахождению компромиссов и учета общественного мнения в процессе принятия государственно-политических решений. Любые решения, начиная с древнейших времен вплоть до наших дней, принимались в России по одной и той же схеме: единолично или "единогласно" узким кругом "дворцовых" фаворитов. Власть при этом не только не руководствовалась законами но и не считала нужным, хотя бы ради приличия, как-то объяснять принятые решения. В результате исполнительная власть с завидным постоянством издает постановления и распоряжения, противоречащие не только текущему законодательству, но и Конституции, а законодательная власть обсуждает вопросы, которые не входят в ее компетенцию, и принимает законопроекты, не отвечающие конституционным нормам. Патернализм как культурный архетип представляет собой установку на необходимость постоянного попечительства со стороны государственной власти, а также контроля за всеми сферами общественной жизни. В современной России это особенно актуализирует формирование в качестве базовой ценности сильного социального государства, попечительски-заботливого к нуждам своих граждан, способного, с одной стороны, эффективно решать социальные задачи развития российского общества, а с другой - навести в нем необходимый порядок. В отличие от западной евразийской цивилизации Россия шла не по инновационному, а по мобилизационному пути развития. Это развитие сопровождалось сознательным и "насильственным" вмешательством государства в механизмы функционирования общества. Под давлением внешних факторов в России постоянно ставились такие цели развития, достижение которых требовало максимальной мобилизации социально-экономических возможностей страны. Поэтому российское государство для достижения "прогрессивных" результатов систематически прибегало к политике "насаждения сверху" и к методам форсированного экономического и политического развития. При этом политический режим принуждал население мириться с любыми лишениями при решении задач мобилизационного развития. Роль, которую играла государственная власть в России, и тот массированный потенциал насилия, которым она обладала, выдвигали политические факторы на первое место среди прочих источников мобилизационного развития. История России - история реформ, революций и перестроек, неизменно сопровождавшихся контрреформами и контрреволюциями. Эту "вечную стройку" в России, как правило, объясняют теорией "догоняющего развития", идеалы и ориентиры которого или задавались ушедшими вперед в технико-технологическом отношении странами Запада, или идеально сконструированными моделями желательного устройства общества. Провал же очередных реформаторских усилий обычно связывают с деятельностью реакционеров, консерваторов или догматиков. В переходную эпоху всегда есть открытые противники преобразований, однако их ход и результаты зависят от "безмолвствующего" (до поры до времени) большинства. Реформы "сверху" проводились в России в специфических условиях, которые в современной литературе получили название социокультурного раскола. Реформаторскую элиту с инновационным типом культуры, с критическим целерациональным, технократическим стилем мышления больше заботили и заботят цели развития и его организационные формы, нежели ценностные ориентиры людей. Опыт реформ в России в прошлом и настоящем свидетельствует о том, что для успешного их проведения требуется соблюдение по крайней мере двух условий. Во-первых, реформы должны соответствовать социокультурному пространству, в котором они осуществляются, т.е. быть санкционированы культурой: ментальностью различных социальных групп и культурными архетипами индивидов. Если инновации не воспринимаются как необходимые и конструктивные, не вызывают положительных эмоций, а наоборот, провоцируют массовое дискомфортное состояние и сопровождаются социальной энтропией, то это может вызвать всплеск социальной агрессивности у определенной части населения и стремление возвратиться к привычному порядку вещей. Во-вторых, реформы могут успешно проводиться только легитимной политической властью, которая в состоянии согласовать ценностные ориентации различных групп населения по поводу целей и средств преобразований и не допустить перерастания социокультурных противоречий раскола в необратимый процесс социальной дезорганизации. Эти два условия проведения реформ тесно связаны между собой, поскольку речь идет прежде всего о ценностном обосновании социальных инноваций и реформаторской деятельности государственной власти в современной России. литература Ерасов Б.С. Цивилизация: слово - термин - смысл // Научный альманах "Цивилизации и культуры". Вып. 2. "Россия и Восток: цивилизационные отношения". М., 1995. Неклесса А.И. Россия в новой системе координат - цивилизационных, геоэкономических, геополитических / / Научный альманах "Цивилизации и культуры". Вып. 3. "Россия и Восток: геополитика и цивилизационные отношения". М., 1996. Плетников Ю. Формационная и цивилизационная триады // Свободная мысль. 1998. №3. 31 Что такое государственность и каковы ее особенности в России? В повседневной политической лексике и публицистике термин "государственность" часто используется как синоним понятия "государство". С этим не согласны исследователи, профессионально занимающиеся проблемами российской государственности. Однако в зависимости от методологических ориентации термину "государственность" они приписывают разный смысл. В рамках системного подхода государственность представляется "сложным государственным организмом". Так, И. Исаев, говоря о российской государственности, речь ведет о ее "принципах, идеологии властвования, ее структурах и аппарате" (И. Исаев). С реляционистской точки зрения российская государственность рассматривается как отношение между "верховной властью и союзом людей" (Л. Тихомиров). При деятельностном подходе внимание акцентируется в одном случае на "практической деятельности государственных институтов" (С. Авакьян), в другом - на способах решения государством исторически сложившихся в развитии российского общества проблем (А. Венгеров). Все эти представления в той или иной мере вписываются в понятие государственности как определенной "государственно организованной формы общества" на разных этапах развития России (А. Венгеров). Изучение государственности, с нашей точки зрения, предполагает исследование, во-первых, структуры государственно-правовых организаций и институтов; во-вторых, содержания национально-государственной идеи и практики ее реализации; в-третьих, принципов отношений государства и человека, государства и общества, государства и природной среды, государства и мирового сообщества. Национально-государственная идея, задавая "общее дело", ставит перед "народом-нацией" определенные задачи и намечает способы их решения, и в этом плане она выступает мощным консолидирующим фактором российского общества. Национально-государственная идея определяет также общие принципы отношения государства с человеком, обществом, природой, мировым сообществом. В зависимости от того, как понимается российская государственность, определяется и ее специфика. Одни исследователи усматривают специфику российской государственности в особенностях функционирования "государственного механизма" в России, во "взаимодействии в ее истории традиций и заимствований" (И. Исаев). Другие - в особенностях верховной власти в России как власти единоличной (ответственной), сильной (авторитетной), справедливой (нравственной), существующей для народа, но "служащей не народу, а Правде" (Л. Тихомиров). Третьи - в "двойных стандартах" оценки деятельности институтов власти; в политической нетерпимости; во взаимном неуважении властей; в нерегламентированности процедур властной деятельности; в слабой экономической обоснованности разработки правовых актов; в отсутствии уважения к праву; в особенностях российского самосознания (С. Авакьян). Иногда специфику российской государственности усматривают в наличии в ее истории таких пяти перманентно обостряющихся вопросов, как крестьянский, национальный, геополитический, питейный, и модернизационный (А. Венгеров). На наш взгляд, специфика российской государственности обусловлена в первую очередь тем, что она является доминантной формой социальной интеграции, т.е. матрицей Российской цивилизации, и ее ролью в истории страны. Государственность, выступая в роли "демиурга" российской истории, то превращала Россию путем реформ "сверху" в великую державу, то становилась непосредственной причиной национально-государственных катастроф. Реформы в России, проводимые в рамках "догоняющего развития", осуществлялись в ситуации социокультурного раскола, обусловленного целерациональным типом мышления российских реформаторов-управленцев и ценностно-рациональным стилем мышления управляемого большинства. Этот раскол, первоначально сопровождаемый общественной эйфорией от "захватывающих дух" целей преобразований, приводил в конечном счёте к "отторжению" реформ на уровне массового политического менталитета как только обнаруживалась социальная неэффективность их результатов. Действуя в рамках мобилизационного развития, российская государственность постоянно испытывала "перегрузки", ставились такие задачи и раздавались такие обещания, которые невозможно было выполнить. Специфика российской государственности заключается также в "полицеизме" как основе национально-государственной идеи в России. Полицеизм - это вера в возможность достижения прогресса путем насилия, прочно утвердившаяся в России в эпоху Петра I и сохранившая свое значение вплоть до конца XX в. На государственном уровне полицеизм проявился в постоянных социальных экспериментах, в бюрократических замыслах построить идеальное общество. Полицеизм на практике обнаруживался в бюрократически "заботливом" отношении ко всем сторонам не только общественной, но и частной жизни людей. Вместе с тем полицеизм - это не только политическая теория и практика, но и стиль жизни, ментальная установка населения. "Полицейский" пафос есть пафос учредительный и попечительный (Г. Флоровский), поэтому в контексте взаимодействия государства и общества полицеизм в России - это государственный патернализм. В контексте отношений государства и человека полицеизм проявляется в патриархальном этатизме, основанном на вере в "чудо" со стороны государства, персонифицированного в "хорошем" его руководителе умеренно-авторитарного толка. В отношениях с окружающей средой в России полицеизм - это "монументализм", гигантомания, являющаяся важным фактором воспроизводства экстенсивно-мобилизационного типа социального развития. В отношениях российского государства с мировым сообществом полицеизм обнаруживался в экспансионизме, интерпретируемом как мессианизм, направленный на распространение истинной веры (идеологии). ЛИТЕРАТУРА Авакьян С.А. Практика российской государственности // Вестник Моек ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 1997. № 1. Венгеров А.Б. Будущее российской государственности // Вестник Моек ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 1997. № 1. Чешков М. Государственность как атрибут цивилизации: кризис, угасание или возрождение? // Международная экономика и международные отношения. 1998.№ 1. 32 Какие существуют проблемы в становлении современной российской государственности? Среди проблем становления новой российской государственности можно выделить в первую очередь проблемы государственно-институционального характера. В современной России создается новый государственный строй, основные параметры которого провозглашены в Конституции Российской Федерации (1993). Согласно Конституции, Россия является демократическим государством с республиканской формой правления. В Конституции закреплены принципы разделения властей и верховенство закона (Россия - правовое государство). Однако на практике Конституция 1993 г. не столько закрепила, сколько провозгласила правовое российское государство. В этом отношении она является в большей степени программным документом, нежели Основным законом, поскольку не фиксирует соответствующих общественных отношений. Хотя по Конституции Россия - это демократическое государство с республиканской формой правления, но в действительности мы имеем дело с "президентской республикой", в которой глава государства обладает огромными полномочиями по формированию Правительства и выработке основных направлений внутренней и внешней политики. Это приводит к тому, что многие решения главы государства зависят от компетенции окружающих Президента лиц, а Правительство России - малосамостоятельно и постоянно находится под угрозой роспуска. Кроме того, некоторые аналитики считают, что, как и раньше, Конституция нужна властям прежде всего для защиты от своих политических противников. В XX в. в России сменилось пять Конституций. Для большинства демократических стран это слишком часто, ведь там конституция призвана определять стратегическое развитие страны на Десятилетия, а то и на века. Но для России оказалась нужной именно такая непостоянная конституция. Основной закон у нас менялся тогда, когда руководителям государства становился нужен новый инструмент борьбы со своими политическими противниками. В этом смысле ленинская Конституция 1918г. была самой откровенной. Эта Конституция отвергала демократию, в частности принцип тайного голосования и разделения власти на ветви как "пережитки буржуазного парламентаризма". В таких условиях редко кто отважился выступать против властей, а кто высказывал свое несогласие с ними, того объявляли "контрой", с которой поступали по законам революционного времени. Следующая Конституция, уже СССР, принятая в 1924 г., мало чем отличалась от предыдущей, поскольку сохранились задачи превращения страны в мощный плацдарм для мировой революции. В 1936 г. была принята сталинская Конституция, которая должна была решать новые задачи. В условиях тоталитаризма партия превратилась из "ордена меченосцев" в широкий общегосударственный институт, вобравший наиболее активную часть населения. В это время наибольшую угрозу для сталинского режима стала создавать старая "ленинская гвардия", которая не готова была последовательно претворять в жизнь решения "мудрого вождя". Измененная сталинская Конституция позволила нейтрализовать старую "ленинскую гвардию" путем внедрения в новую советскую Конституцию такого принципа "буржуазного парламентаризма", как прямые и тайные выборы. При открытом голосовании мнение партийцев с дореволюционным стажем, героев гражданской войны значило многое. При тайном голосовании все стал решать подсчет голосов. Новая советская Конституция - брежневская - была принята в октябре 1977 г. Это было вызвано тем, что партийное руководство всерьез перешло к стратегии "мирного сосуществования двух систем". В этих условиях выяснилось, что политический режим в СССР серьезно разошелся с конституционными принципами. Основу этого режима составляла коммунистическая партия, генеральный секретарь которой был руководителем этого режима, не занимая никаких государственных постов. Для советско-партийной бюрократии этого было достаточно, чтобы считать Л. Брежнева лидером страны. Однако для остального мира коммунистический режим рассматривался как антиконституционный. Поэтому в брежневскую Конституцию была включена знаменитая 6-я статья о руководящей роли коммунистической партии, а Л. Брежнев стал Председателем Верховного Совета СССР, высшего законодательного органа страны В 1991 г. из Конституции РСФСР была исключена 6-я статья о руководящей роли партии и был введен так называемый президентский блок. Буквально через год Верховный Совет начал законодательную борьбу против этого блока, пытаясь ограничить права президента в России. Для парламента эта борьба закончилась печально - расстрелом "Белого дома", принятием новой российской Конституции, которая похоронила надежду на то, что Россия станет парламентской республикой. Принятый вариант Конституции Российской Федерации был разработан под сильную президентскую власть, которой ни парламент, ни Конституционный Суд уже не могли ничем угрожать. Это привело к тому, что оппозиция с самого принятия Конституции повела "атаку" на нее и Президента, понимая, что даже абсолютное большинство в парламенте не гарантирует ей право на власть. Кандидаты от оппозиции, идя на президентские выборы в 1996 г., обещали в случае победы ограничить, а то и упразднить пост президента. Однако многие аналитики считают, что любой следующий президент, даже если им станет яростный сторонник парламентской республики, забудет о своих обещаниях, ибо будет существовать огромный соблазн использовать неограниченную российскую президентскую власть. Такая конституционная коллизия в условиях сильной политической оппозиции создает в России ситуацию перманентного конфликта между законодательной и исполнительной ветвями власти. Но главная проблема становления новой российской государственности состоит не в наличии этого конфликта, а в том, что разные ветви власти систематически нарушают российское законодательство, в том числе и Конституцию Российской Федерации. В современной России для формирования правового государства необходимо, во-первых, создать соответствующее правовое пространство, во-вторых, достичь необходимый уровень правовой культуры как населения в целом, так государственных чиновников в частности. Пока в российском менталитете ценности, соответствующие принципам, провозглашенным в Конституции, еще не стали доминирующими. Поэтому одна из проблем становления новой российской государственности заключается также в том, что Конституция провозгласила Россию демократическим государством в условиях слабого демократического электората (около 30% избирателей). Согласно Конституции, Россия является федеративным государством. Закрепляя федеративное устройство России, Конституция вместе с тем породила его асимметрию, поскольку субъекты Федерации - республики, области, края и округа - на практике находятся не в равном политическом и экономическом отношениях. Кроме того, субъекты Федерации живут по конституциям (республики) и уставам (области), многие из которых не соответствуют Конституции Российской Федерации, нарушая её отдельные положения. Важная роль в становлении современной российской государственности отводится формированию национально-государственной идеи, задающей "общее дело" и консолидирующей российское общество. Российские демократы, приступая в начале 90-х гг. к реформам, давали обещание путем либеральных реформ сделать жизнь россиян в скором времени процветающей и приближенной к мировым стандартам. Однако результаты реформ оказались в явном противоречии с замыслами ("Хотели как лучше получилось как всегда"): 1) стремительно упало производство;2) резко сократился жизненный уровень; 3) девальвировались некоторые традиционные ценности; 4) возник "номенклатурно-криминалистический" капитализм; 5) обострились социально-политические противостояния и национальные конфликты. В результате современное российское общество выглядит социально разобщенным и прежде всего по базовым ценностям. идеи демократии для многих россиян стали в настоящее время синонимами всего плохого и поэтому не могут служить консолидирующим фактором. Президент России недавно объявил о "пропаже" национально-государственной идеи, но пока государственная власть в России не может предложить вразумительного "общего дела", консолидирующего российское общество. Целый ряд проблем в становлении новой российской государственности существует в России во взаимодействии государства и индивида, государства и общества. Во взаимодействии государства и индивида можно выделить два аспекта проблем - правовой и социальный. Конституция провозгласила права человека и гражданина в России, которые на практике зачастую носят декларативный характер. Современное российское государство не обладает пока необходимыми ресурсами для того, чтобы быть непосредственным гарантом конституционных прав человека и гражданина в России. Большие проблемы возникли во взаимодействии государства и человека в России в социальном плане. Прежняя российская государственность базировалась на принципах патернализма, являющихся оборотной стороной политики полицеизма. В ходе реформ государство в России как отказалось от политики полицеизма, так и "бросило" индивида на произвол судьбы, постоянно сворачивая социальные программы в России, не выплачивая месяцами бюджетникам заработной платы, пенсий - пенсионерам. Поэтому одной из важных проблем становления российской государственности выступает формирование в России социального государства, более привычного для патерналистской ментальности россиян. Другой комплекс проблем возник во взаимоотношении государства и общества. В России еще не существует гражданского общества и перспективы его становления достаточно проблематичны. Это обусловлено тем, что, с одной стороны, государство традиционно стремится сузить сферу "гражданского общества" и охватить своим контролем как можно большее число общественных связей и отношений. С другой стороны, это обусловлено специфическим менталитетом россиян, который блокирует их гражданскую самостоятельность и инициативу. Важной проблемой становления российской государственности выступают отношения государства к природным ресурсам страны. Попытки реформаторов путем либеральных реформ перевести Россию на путь инновационного развития провалились. Современное российское государство вынуждено ориентироваться на традиционный способ выхода из кризиса - мобилизационный путь развития за счет экстенсивного использования природных ресурсов (газ, нефть, лес, золото), внеэкономических способов эксплуатации рабочей силы (систематические невыплаты заработной платы) и внешних займов. Целый ряд проблем возник в связи с взаимодействием российского государства и мирового сообщества. Кризис мирового коммунизма, распад СССР как мировой державы привели к серьезным геополитическим изменениям в мире. Биполярный мир превратился в монополярный. Единственной мировой державой остались США, хотя в последнее время наметилась тенденция становления нового геополитического центра в мире объединенной Европы. Россия в настоящее время больше занята внутренними делами. Утратив свои позиции в мире, Россия пока не выработала геополитическую стратегию и поэтому больше действует ситуативно, чем стратегически. Поэтому некоторые аналитики считают, что Россия на международной арене в настоящее время действует скорее обдуманно, чем продуманно, т.е. действует исходя из ситуации, а не из стратегических соображений в соответствии с какой-либо концепцией национально-государственной безопасности. ЛИТЕРАТУРА Авакьян С. Практика российской государственности // Вестник Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 1997. № 1. Салыгин Е.Н. Теократические тенденции современной государственности // Общественные науки и современность. 1996. № 5. Урсул АД. Проблемы государственности в перспективе перехода к устойчивому развитию // Социально-политический журнал. 1997. № 2. 33 Какую роль играет государство в современной России? Государство - это основной институт политической системы, организация, выполняющая функции нормативно-регулятивного управления обществом. Главным признаком государства является публичная власть, которая опирается на механизмы принуждения, используя правовые санкции, и реализуется через деятельность государственных служащих. Другим признаком государства является суверенность, которая означает, что государство обладает наивысшей властью в пределах своих границ. Только государство располагает правом на издание законов, имеющих общеобязательный характер. Функции государства можно разделить на внутренние и внешние. К внутренним функциями можно отнести: 1) консолидацию общества; 2) обеспечение общественной безопасности; 3) принятие и реализацию законов; 4) поддержание общественного порядка; 5) разработку национально-государственной идеи; 6) формирование нормативно-ценностного универсума; 7) регулирование экономических, социальных и политических отношений; 8) создание необходимых условий для развития культуры. К внешним функциям относятся: 1) защита государственных интересов на международной арене; 2) поддержание обороноспособности страны на необходимом уровне; 3) участие в решении глобальных проблем; 4) развитие взаимовыгодного экономического и политического сотрудничества. Вопрос о роли государства в современной России - одна из ключевых проблем теории и практики проводимых в стране реформ. Их важнейшей особенностью, отличающей от всех преобразований прошлого, стала либеральная установка на ограничение вмешательства государства в основные сферы жизнедеятельности общества. В России государство, начиная с XIII в., играло исключительную роль в исторических судьбах страны. Оно определяло логику ее развития, инициируя модернизационные реформы и жестко управляя процессом их осуществления. Своего апогея эта роль достигла в XX в. Советское общество в это время отличалось наивысшим за всю историю России уровнем этатизации (огосударствления) всех сфер жизнедеятельности людей. Это и стало одной из причин кризиса, приведшего к распаду СССР. Руководители современных российских реформ поставили цель подчинить государство обществу, ограничив его функции в общественном управлении. Эта установка определялась радикал-либеральной идеологией, взятой на "вооружение" реформаторами в начале 90-х гг. и поддерживавшими их демократическими партиями и общественными движениями. Суть экономической модели, называвшейся в России "монетаризмом", схематично (большой глубины в ней не было) можно описывать так: правительство и Центральный банк направляют все усилия, чтобы создать макроэкономическое равновесие, снизить до минимума показатели инфляции, сделать твердой национальную денежную валюту, обеспечить неэмиссионное финансирование бюджетного дефицита и, либерализуя финансовый рынок, обеспечить приток иностранных инвестиций в страну. В процессе реализации этой экономической модели можно выделить следующие этапы. Первый этап - 1992-1993 гг., который обычно определяют как антиэтатистский. Реформаторы первой волны (Е. Гайдар, А. Чубайс, А. Шохин и др.) стремились вытеснить государство прежде всего из экономической сферы. Его функции здесь, по их замыслу, должен был выполнять саморазвивающийся рынок. На этом этапе были ликвидированы институты планового регулирования экономики, началось ее разгосударствление. Приватизация государственной собственности, либерализация цен, создание институтов рыночной экономики (бирж, коммерческих банков и др.) должны были привести к становлению независимых от государства хозяйствующих субъектов. А это вызвать соответствующие социальные изменения: формирование класса крупных частных собственников и среднего класса, составляющих основу гражданского общества, способного подчинить себе государство. В социальной сфере государство оставляло за собой поддержку образования, медицины, пенсионного обеспечения, помощь безработным. Государство должно было обеспечивать продвижение реформ, формируя для них правовое пространство, обеспечивая правопорядок и стабильность общества, поддержку мирового сообщества, достаточную обороноспособность страны. Второй этап - 1994-1998 гг. В эти годы выявилась иллюзорность намерений реформаторов ограничить вмешательство государства в экономическую сферу. Опыт реформ свидетельствует о том, что государство не ушло из экономики, изменились лишь характер и способы его влияния на экономические процессы. Причем некоторые специалисты отмечают, что эти изменения имели крайне негативные последствия как для государства, так и для общества. Государственные институты, отказавшись от функций директивного управления и непосредственного контроля за деятельностью хозяйствующих субъектов, активно влияли прежде всего на процесс приватизации государственной собственности. Это стало основой для сращивания государственной бюрократии с формировавшимся классом частных собственников, сопровождавшегося фантастическим всплеском коррупции, возникновением "номенклатурно-олигархических кланов", стремившихся заодно "приватизировать" и государство, т.е. подчинить его своим интересам. Не сбылась надежда реформаторов на то, что эффективным регулятором экономических отношений в стране станет "саморазвивающийся" рынок. Напротив, в течение этого периода усилилась тенденция к социально-экономическому кризису в стране. Государство, лишившись значительной части своей собственности, не имея возможности собирать налоги в размере, необходимом для выполнения своих важнейших функций, само оказалось в ситуации острого кризиса. Этот кризис проявился в: 1) неспособности государства консолидировать общество, в котором резко усилилась социальная поляризация, противостояние власти и оппозиции, приобретавшее порой чрезвычайно острые формы; 2) неспособности государства обеспечить выполнение своих важнейших социальных функций, о чем свидетельствует кризис системы здравоохранения, образования, науки, культуры, пенсионного обеспечения; 3) неэффективной деятельности органов правопорядка, не сумевших остановить вал нараставшей преступности, вызванный переделом собственности; 4) деградации Вооруженных Сил России, теряющих свою боеспособность; 5) перманентных кризисах Правительства; 6) падении внешнеполитического престижа и влияния российского государства; 7) неопределенности перспектив экономического сотрудничества России с развитыми государствами, которая особенно усилилась после обвала "пирамиды" внутреннего и внешнего долга России в августе 1998г. К осени 1998 г. выявились пороки той модели взаимодействия государства и общества, которая складывалась в процессе современных российских реформ. Это привело к тому, что в обществе сложилось устойчивое мнение о необходимости оздоровить государство и усилить его роль, прежде всего в сфере экономики. Это мнение разделяли основные политические силы страны в широком спектре: от "правого" центра до национал-патриотических сил. Многие аналитики полагают, что назвать 1998-й "годом прозрения" будет слишком большим комплиментом, но назвать его "годом утраченных иллюзий" можно вполне. Они считают, что еще со времен развенчания Сталина переоценка ценностей в стране не происходила так быстро, как в конце 1998 г. Большая часть российского общества уже осознала, что 17 августа 1998 г. было не просто "черным понедельником", не просто финансовым "банковским кризисом". После 17 августа российское государство оказалось перед "могильным" камнем, на котором выбиты две даты: "02.01.1992-17.08.1998". Необратимое тушение экономической модели, которую последовательно выстраивало российское правительство, начиная с 1992 г., привело к развалу всей политической надстройки, а затем и крупнейших российских финансово-промышленных групп. Поэтому осенью 1998 г. новое правительство, которое возглавил Е. Примаков, заявило о необходимости корректировки курса реформ. Основная цель этой корректировки - повысить роль государства в реформировании российского общества и прежде всего его экономики, с тем чтобы повысить эффективность реформ, осуществляя их в интересах всего общества, а не "номенклатурно-олигархических кланов". Это не означает возврата к методам жесткого государственного регулирования, свойственным советской эпохе. Необходимы методы, обеспечивающие оптимальный баланс механизмов саморазвития общества и государственного регулирования, неизбежного для сложно организованных социально-экономических систем. Идеологи радикал-либеральных реформ допустили существенную ошибку в оценке тенденций, определяющих логику развития современных государств. Эта логика оценивалась ими в понятиях контрарной оппозиции "уменьшение - возрастание роли государства", тогда как в реальной действительности государство не уменьшало и не усиливало своей роли в обществе, оно меняло методы и средства своего воздействия на общество, оставаясь основным фактором, обеспечивающим устойчивое, стабильное развитие сложных социально-экономических систем. ЛИТЕРАТУРА Осадчая ИМ. Государство и рынок // Общество и экономика. 1997. № 3, 4 Перегудов С.П. Новейшие тенденции в изучении отношении гражданского общества и государства // Полис. 1998. № 1. Петров И.С. Отступающим // Коммерсанть-Власть. 1999. №49. 34 Чем отличается роль государства в России от роли государств в других странах? В демократическом государстве управление осуществляется коллегиально субъектами власти, которые избираются гражданами на ограниченный срок. Деятельность субъектов власти регламентируется правом, которое носит равный и обязательный для всех характер. Западное государство основано на институте разделения властей и доступности информации об их деятельности. Разделение власти на ветви направлено на ограничение возможности превышения власти или ее узурпации и коррекцию политического процесса за счет конкуренции и взаимодействия различных властных структур. Демократическое государство имеет ограниченную законом сферу деятельности. В частности, на гражданскую сферу власть государства не распространяется. Государство контролирует выполнение законов в этой сфере и в случае их нарушения применяет предусмотренные законом санкции, но в сами гражданские процессы не вмешивается. Демократическое государство является правовым в двух смыслах. Во-первых, его можно считать правовым на том основании, что все процессы в обществе регламентируются равными и обязательными для всех законами. В таком обществе законным образом реализуются и защищаются права человека и его свободы. Во-вторых, само государство в своей деятельности руководствуется законом. В демократическом государстве реализуются культурные, образовательные, и иные социальные программы, что позволяет называть такое государство "социальным". Это государство отличается отлаженностью механизмов воплощения различного рода инноваций, которые изменяют форму организации политической и общественной жизни и модернизируют социум. Российское государство имеет другую форму и играет иную социальную роль. Если демократическое государство играет роль, которая сложилась в результате естественно-исторического развития индустриального общества в качестве одного из институтов, структурирующих сложным образом общественное целое, то в России XX в. государство выступило в качестве создателя, "демиурга" действительности. Диктатура пролетариата с 1917 г. взяла на себя всю полноту власти, выступив в качестве основного субъекта строительства социализма. Гражданское общество, осознание социального опыта, культурные технологии инновационного характера были институализированы в качестве государственных, утратив свою независимость, и перестали выполнять функцию коррекции государственной жизни. Поэтому перестроечная идеология, например, не смогла дать ничего, кроме критики и утопических ожиданий чуда преобразований. Не изменилась роль государства в России в настоящее время. Его основная функция заключается в организации, регламентации процесса реформ. Поскольку основная задача государства заключается в организации процесса общего воспроизводства общественной жизни, то интересы реформирования приходят в противоречие с общегосударственными интересами ЛИТЕРАТУРА Маму т Д.С. Государство - полюсы представлении // Общественные науки и современность. 1996. №5. Селезнев Л. Политические системы современности: сравнительный анализ СПб., 1995. Шпакова Р. Российское реформаторство глазами Макса Вебера // Полис 1995. №2. 35 Возможно ли в России социальное государство? Создатель идеологии социального государства - Дж. Кейнс - предложил гибкую систему воздействия государства на различные стороны жизни, организованной по законам рынка и конкуренции. Государство в случае необходимости должно контролировать финансовую стабильность, финансировать фундаментальные научные разработки, смягчать последствия кризисных явлении посредством реализации государственных социальных программ. Подобная форма политической организации получила название "общества всеобщего благоденствия", или "социального государства". Примерно до 70-х гг. на Западе существовало убеждение, что найден наконец гармоничный вариант совмещения рыночной и плановой организации, который позволяет обеспечить большинству населения социально приемлемый жизненный уровень. Однако вскоре выявились внутренние противоречия социального государства. Ограничение конкуренции привело к снижению производительности труда и росту налогов. Эти процессы повлекли за собой воспроизводство кризисных явлений во всех сферах жизни общества. Современная политика в развитых странах колеблется между полюсами ограничения и восстановления конкуренции, что позволяет компенсировать ограниченность социального государства. Реформирование общественных отношений в России сопровождалось острым противоречием: от отношений сверхэксплуатации, из-за которых пострадал социализм, надо было перейти к "нормальным" капиталистическим отношениям. Но качество труда в России и многие организационные моменты не позволили этого сделать. В результате реформы стали развиваться в значительной мере за счет снижения жизненного уровня большинства россиян. Получили развитие процессы "мультиэксплуатации", которые превратились в серьезную социальную проблему. В этих условиях государство не может не брать на себя обязанностей по поддержанию прожиточного минимума хотя бы на физиологическом и социальном уровне. В то же время меры такого рода нельзя назвать адекватными понятию "социальное" государство. Дело в том, что оплата труда в современной России не в состоянии обеспечить работающих и членов их семей самым необходимым, поэтому в той или иной мере это приходится делать государству. Но это не социальная деятельность в чистом виде, а сохранение социальных функций тоталитарного государства, которое осуществляло эксплуатацию населения и в целях экономии выполняло многие социальные функции непосредственным образом. Перед Россией стоит трудная задача: привести оплату наемного труда, его качество и количество в соответствие с мировым рынком. Только тогда можно говорить о положительном результате реформирования, но до этого состояния России еще очень далеко. Государственная власть, какой бы она ни была, не сможет в ближайшее время гармонизировать процессы производства и потребления, поэтому в ближайшем будущем государство в России не может стать социальным. ЛИТЕРАТУРА Паренти М. Демократия для немногих. М., 1990. Смирнов С. Демократия в России невозможна без социальной политики // Мир России. 1997. №2. Эрхард Л. Благосостояние для всех. М., 1991. 36 Идёт ли Россия к правовому государству? Категория правового государства достаточно противоречива. Это связано с тем обстоятельством, что любая политическая система, включая тиранию и тоталитаризм, имеют нормативную основу - право. Это может быть право поступать в соответствии с традицией, право субъекта абсолютной власти управлять по собственному усмотрению, сословное право феодального общества, где официально существуют различного рода привилегии и, наконец демократическое право в индустриальном обществе. Правовое государство как практика управления на основании законов, создаваемых людьми сознательно для общего блага (Солон, Ликург), зародилось в античном полисе. Однако правовое государство, теорию которого разрабатывали Дж. Локк, Т. Джефферсон, И. Кант, стало политической реальностью только в XX столетии. В правовом государстве основой всех отношений является закон, равный и обязательный для всех, как для граждан, так и для субъектов государственной власти, вплоть до монархов в конституционной монархии. Критерием, который позволяет установить наличие правового государства, можно считать возможность в обычном порядке по суду восстановить законность в отношении любых государственных структур, включая и сам суд. В основе правового государства лежит развитая рыночная экономика и гражданские отношения, которые осуществляются вне политических организаций по усмотрению граждан в рамках закона. Атрибутом правового государства выступает разделение властей, которое обеспечивает нейтрализацию чрезмерных притязаний власти на господство в обществе, возможность осуществления надлежащего контроля за всеми действиями государства, гласности в отношении политической деятельности и т.д. По содержанию правовое государство противоположно тому тоталитарному государству, которое подвергается реформированию в России. При советской власти происходила концентрация и даже узурпация власти партийным руководством, все политические организации подчинялись "вышестоящему" руководству, информация дозировалась и цензурировалась государством. Реальная политика государства отличалась от официальной идеологии, но попытки обсуждения этого противоречия пресекалась террористическими методами. Население подвергалось государством сверхэксплуатации. Поэтому для превращения тоталитарного государства в правовое требуется ряд переходных форм. При этом надо отметить, что для нашей ситуации актуально осознание различия между формой и содержанием правового государства. К форме правового государства можно отнести наличие демократического права, субъективных усилий агентов власти и нарождающихся носителей гражданских отношений. Содержанием правового государства выступает развитое рыночное пространство, гражданский процесс и осуществление управления посредством правовых механизмов. Очевидно, что в содержательном плане Россия к правовому государству подойдет не скоро. Поэтому в начальной стадии реформирования политической системы можно говорить только о правовой форме. Во-первых, необходимо создать такое правовое пространство, которое позволило бы при сохранении демократической формы политики развивать рыночное содержание. Вопрос этот для нашей страны будет долго открытым, а к правотворчеству будут предъявляться все более строгие требования. Нынешняя Конституция в основном декларирует права и обязанности субъектов правового пространства, являясь пока, по сути дела, законом о выборах и формах осуществления высшей власти. Во-вторых, существует потребность в правовой ориентации политической элиты. До тех пор пока не заработают правовые институты, необходимы сверхусилия высших субъектов власти, направленные на сохранение начал правовой организации. В настоящее время функции гаранта конституционного права взял на себя Президент Российской Федерации. В то же время он является руководителем исполнительной власти, которая испытывает серьезные трудности в управлении страной. Проблемы исполнительной власти создают предпосылки для абсолютизации власти, сохранения моментов тоталитарной политики. В-третьих, без гражданского общества нельзя создать правовых отношений. Гражданский контроль, гражданская экспертиза, гражданское участие являются необходимыми формами движения к правовому государству. Для развития гражданских отношений требуется наличие свобод, осуществление прав человека, развитие рыночной инфраструктуры. В целом можно говорить о том, что в России в 90-е гг. появились формальные предпосылки для движения к правовому государству. К этим предпосылкам относятся элементы демократического политического пространства, идеология части правящей элиты, ее субъективные усилия по демократизации политической науки, гласность, свобода слова, совести, печати, собраний и т.д. Можно говорить о возникновении содержательных предпосылок "Разового государства в виде института частной собственности и элементов рыночных отношений. В то же время содержательные основания недостаточны для упрочения правовых отношений. Какие шаги можно предпринять для развития правовых отношении? Во-первых, демократия требует более высокого уровня осознания всего процесса реформирования. Во-вторых, движение к правовому государству не может не носить комплексного характера. В-третьих, политическая система России требует не только внутренних воздействий, но, очевидно, более активной политики всего мирового сообщества в соответствии с сегодняшними реалиями и тенденциями развития информационного общества. литература Дегтярев А., Михайлов В. Государственное устройство России: контуры третьего тысячелетия / / Aimamater. 1993. № 5. Политическая институционализация российского общества // Мировая экономика и международные отношения. 1998. № 2. Шелестов Ю.И. К вопросу о генезисе концепции правового государства // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1997. № 2. 37 Каковы перспективы становления гражданского общества в современной России? Одной из стратегических целей начавшегося еще десять лет назад процесса всестороннего реформирования российского общества было становление и развитие гражданского общества и правового государства. В этом смысле гражданское общество - тот социальный заказ и та идея, которые во многом определяют магистральный путь развития России. Это означает нахождение того или иного минимума социальности, который бы не подпадал под тотальное огосударствление. В политологической литературе, несмотря на неоднозначное понимание гражданского общества, существует точка зрения, которая устраивает многих. Гражданское общество - это неполитические отношения в обществе, проявляющиеся через ассоциации и организации граждан, законодательно огражденные от прямого вмешательства государства. Гражданское общество, в отличие от политического с его вертикальными структурами иерархических взаимоотношений, с необходимостью предполагает наличие горизонтальных, невластных связей, глубинной подосновой которых является производство и воспроизводство материальной жизни, поддержание жизнедеятельности общества. Основными функциями гражданского общества являются социально-компенсаторная и компенсаторно-регенерирующая (воспроизводства и воспитания), солидарная, коммуникативная функции, непосредственное жизнеобеспечение, социализация, гражданский правопорядок, социальная защита и гарантия против произвола властей. Эти функции выполняются структурными элементами гражданского общества - самодеятельными и добровольными гражданскими объединениями. Именно в такого рода объединениях "вызревает" гражданская активная личность. В последнее время в России гражданские движения переживают настоящий бум. Возникают все новые профессиональные, молодежные, экологические, культурные и иные объединения;однако их количественный рост опережает рост качественный. Некоторые организации появляются как ответ на сиюминутные проблемы (например, союзы обманутых вкладчиков), другие с самого начала носят открыто ангажированный политический характер ("Женщины России"). Контроль над подобными объединениями со стороны государства значительно облегчается, а многие из гражданских инициатив, становясь предметом политического торга, утрачивают свою альтернативность и общезначимый характер. Тем самым нивелируются основные черты гражданского общества: неполитический характер, противоречивость и альтернативность политической системе. Самоуправляющиеся структурные элементы начинают строиться по принципу все расширяющего свои функции государства - иерархии. Те предприятия среднего и мелкого бизнеса, которые также составляют "живую ткань" гражданской жизни, либо поглощаются крупными, сращенными с государственным аппаратом финансово-промышленными группами, либо умирают под действием налогового и финансового прессинга государственной власти. В результате уничтожается конкурентоспособный сектор "второй (малой) экономики", а вместо главных принципов гражданской жизни (конкуренции, индивидуализации и сотрудничества) утверждается монополизм экономической и политической власти. Финансовый диктат делает независимые массмедиа все более заангажированными, поэтому зачастую "голос" гражданского общества почти не слышен. Показателем зрелости гражданского общества является не только наличие собственной структуры, но и обретение массовидного характера, а стержнем гражданских отношений выступают персонифицированные отношения собственности ("частная собственность"). Чем большее число людей втянуто в эти отношения и является собственниками, тем крепче и стабильнее гражданское общество, тем уже функциональное поле государства. Показателем этого является удельный вес "среднего класса" в социальной структуре (по оценкам экспертов, его доля должна составлять до 60% населения). В условиях современной России, при наличии огромной бюджетной сферы, когда единственным источником существования оказывается заработная плата, говорить о массовидности гражданских отношений пока не приходится (по некоторым оценкам, доля нашего "среднего класса" составляет лишь 8-10% всего населения). Исходя из понятия гражданского общества параллельно его становлению должен идти процесс развития правового демократического государства, когда личность и государственная власть образуют равные субъекты права. Гражданское общество завоевало свое право на физическое существование и политическую значимость благодаря определенной системе гарантий со стороны государства. В этом заключается взаимопринадлежность и взаимозависимость гражданского общества и правового государства. Постепенное развитие правового государства, являющееся условием существования демократического строя, содержит в себе не только традиционное разделение власти на три ветви, но и дополняющее их разделение между гражданским обществом и государством. Конечно, различение и отделение общества от государства не означает их закрытости друг от друга. Гражданское общество постоянно испытывает "наступление" политических структур. Так, усиление в 70-х гг. бюрократии и монополизма с его административной регламентацией, многочисленными ограничениями вызвало рост притягательности идей коммунитаризма. В "гражданских комьюнити" в теоретическую и практическую плоскость были поставлены вопросы о роли индивидуальной свободы, соотношения природы и общества, гражданского общества, самоуправления; власти: о структуре потребностей и ценностей людей. В пространстве "комьюнити" осуществлялась попытка постепенного ограничения реальной власти государственной и промышленной бюрократии и перехода к неформальной самоуправлен-ческои социальной организации. Кроме того. расширилась практика создания смешанных органов контроля за состоянием окружающей среды, функционированием медицинских и других социально важных учреждений, муниципальных служб и др. Если говорить о функциях и задачах, вытекающих из взаимодействия гражданского общества и государства в развитых странах Запада, то они характеризуются следующими моментами:1) продуцирование норм и ценностей, которые государство затем легализует, скрепляет своей санкцией; 2) интегрирование общества, в основе которого лежит свободное формирование, развитие и разрешение конфликтов интересов многообразных общественных групп (при отсутствии доминирования централизованной государственной власти); 3) образование среды, социальной атмосферы, в которой формируются активные, самостоятельные и независимые индивиды. В этом отношении российское государство, отягощенное авторитарными чертами, трудно назвать правовым и демократическим. Да и по мнению комплексной комиссии Совета Европы, специально исследовавшей этот вопрос в 1994 г. и обнародовавшей свои выводы в самом начале 1996 г., "говорить о построении основ правового государства в России преждевременно". Дело в том, что, будучи по своему существу органической целостностью, гражданская жизнь в собственном своем бытии вполне может обходиться без постоянного потестарного регламентирующего давления сверху, ибо гражданам достаточно усвоить лишь общие "правила игры", основные законы и нормы общежития. В России же все ветви государственной власти неэффективно выполняют эту свою ролевую функцию, постоянно меняя указанные "правила игры", а то и вовсе не принимая столь необходимые для общества законы. Кроме того, по своей сущности гражданское общество имеет этнорегиональный характер и, пожалуй, нигде это не ощущается столь отчетливо, как в евразийской полиэтнической России. Разрыв в степени зрелости и по уровню развития гражданских отношений в различных регионах слишком велик (достаточно сравнить, к примеру, жизнь в мегаполисах типа Москвы и существование в глубинке Приморского края). Указанное обстоятельство затрудняет развитие гражданского процесса на политическом "Ространстве современной России, которая, очевидно, пока проходит процесс создания условий, или основ, становления гражданского общества. ЛИТЕРАТУРА Вайнштейн Г. Формирование гражданского общества в России: надежды и реальность // Мировая экономика и международные отношения. 1998. № 5. Левин И.Б. Гражданское общество на Западе и в России // Полис. 1996. № 5 Саква Р. Режимная система и гражданское общество в России // Полис. 1997. № 1. 38 Чем отличается взаимодействие общества и государства в России от взаимодействия общества и государства в других странах? В России в начале XX в. попытались решить "великую социальную задачу", которая в наиболее развитом виде была сформулирована К. Марксом: преодолеть буржуазный дуализм раздельного существования гражданского общества и государства, человека (как частного лица - собственника, бюргера) и гражданина. Однако вопреки Марксовым прогнозам о сужении политической сферы и государственной регламентации, в советской России развернулся прямо противоположный процесс поглощения общества государством. Резко усилился рост политизации-бюрократизации общества, в первую очередь его экономических структур Социалистический "Левиафан" стал выполнять несвойственную государству дуалистическую функцию. Одна сторона деятельности государства относилась к политической системе, другая приобрела экономический характер. "Государственная власть, - как отмечалось во второй программе большевистской партии, - перестает быть паразитическим аппаратом, стоящим над производственным процессом; она начинает превращаться в организацию, непосредственно выполняющую функцию управления экономикой страны..." Экономические решения, имеющие основания в товарных отношениях, торговле, деньгах, в действии закона стоимости, т.е. в пространстве гражданского общества, принимались не рыночным, а исключительно политическим путем. Поскольку политическая власть отменила частную собственность, ликвидировала право на собственность, исчезали и носитель гражданского общества - человек-собственник, и гражданские функции самого общества. Государственные структуры оставались единственным органом распределения собственности, что закономерно привело к складыванию административно-командной системы, замыкающей на себя индивида и общество в качестве единственного выразителя их интересов. В сегодняшней России экономическая сфера разрывает узы жесткой регламентации со стороны государства. Рынок и частная собственность требуют институционального обособления экономической и политической сфер общественной жизни, т.е. развития и укрепления гражданского общества и правового государства. Новый институциональный порядок влечет за собой и легитимацию его структурных элементов, включая человека и гражданина, придавая юридический характер его практическим императивам. Поэтому не случайным было появление в Конституции Российской Федерации (1993) нового раздела с юридически введенным делением прав человека и прав гражданина. Ведь в практической деятельности реальный индивид удовлетворяет свои потребности (как человек гражданского общества) и координирует поведение со своими согражданами на основе четких договоров и соглашений (как гражданин правового государства). Для усиления гражданского начала, ослабления государственного патернализма сегодня формируется механизм саморегулирования, решаются первостепенные задачи демонополизации экономики, разгосударствления, приватизации, т.е. решаются вопросы практического перехода к рыночной экономике. На этом пути между новыми гражданскими структурами и государственной властью складываются непростые взаимоотношения. Государственный аппарат всегда стремится расширить свои полномочия, оттесняя на политическую периферию гражданские ассоциации. Как считает английский политолог Р. Саква, незавершенная Демократизация в России породила некий гибрид, соединивший Демократию и авторитаризм, что было названо им "режимной системой правления". Режимная система, сузив роль парламента и судебной власти, смогла в значительной мере обезопасить себя от неожиданностей электоральной борьбы и оградить себя от контроля гражданских институтов. Взаимодействие государства с "обществом" при режимной системе строится по принципу властвования и подвластности. Структурные элементы общества здесь представляют собой совокупность подданных, которых необходимо держать в рамках социального контроля со стороны власть имущих. Такие взаимоотношения государства и "общества", которые наблюдаются в России, отличаются от взаимодействия государства с субъектами гражданского общества в развитых странах Запада. Для стран либеральной демократии характерен "союзнический тип отношений между этими социальными контрагентами" (А. Соловьев). Этот тип отношений предполагает проведение правящей политической элитой курса на поддержание общественной самодеятельности граждан, минимизацию вмешательства государства в дела гражданского общества; а со стороны гражданской политической элиты - уважительное отношение к государственным структурам. Российская элита находится в состоянии "дисфункциональности". Сегодня она не способна агрегировать интересы даже активной части "гражданского общества". Более того, как считают политологи, "из-за преобладания корпоративных норм и эгоистических устремлений среди ценностных ориентиров разных элит крайнюю остроту приобретает проблема организованности интересов гражданского общества перед лицом государства" (А. Соловьев). Правда, нельзя отрицать того, что в правящей политической элите есть и немало влиятельных сторонников демократического функционирования государственных институтов. В президентских структурах осознают необходимость создания условий, способствующих более активному формированию гражданских объединений и их вовлечению в сферу управления социальными процессами. В президентской "Программе 1996-2000" мы обнаружим следующие приоритеты новой политики в отношении работы с гражданскими объединениями: 1) поддерживать введение льготного налогообложения некоммерческих и неполитических организаций, а также негосударственных средств, направляемых на их финансирование в рамках спонсорства и благотворительности: 2) способствовать общественным' организациям, реализующим отдельные задачи государственной политики, предоставляя им помещения, издательские мощности, информационное обеспечение, средства связи и т.п. 3) форсировать совершенствование той части законодательства, которое обеспечивает функционирование организаций и движений гражданского общества; 4) содействовать просветительской работе институтов и пропаганде акций гражданского общества в средствах массовой информации, в том числе на ТВ и радио; 5) привлекать институты гражданско- го общества к подготовке важнейших государственных решений и программ, развивать практику независимых общественных экспертиз и альтернативных разработок. За последние годы в России возникло и развилось множество движений и организаций, реализующих на практике функции гражданского общества: правозащитные организации; общества по защите прав потребителей; экологические организации; объединения в сфере науки, культуры и образования;женские движения и др. Однако масштаб их деятельности не отвечает реальным потребностям формирования гражданского общества. Это - только начальное формирование субъектов гражданского общества, способных регулировать социальные процессы без помощи государственной власти. Зарождающиеся элементы гражданского общества со временем, как представляется, продемонстрируют готовность к самоорганизации социальной жизни и вместе с необходимыми ресурсами и при организационной поддержке возьмут на себя те государственные функции, которые обществом решаются более эффективно, чем чиновниками. ЛИТЕРАТУРА Бутенко А.П., Миронов А.В. Государство и гражданское общество // Социально-политический журнал. 1997. № 1. Давлетшина Н.В., Кимлика 5.5., Кларк. Р.Дж., Рей Д.У. Демократия: государство и общество. М., 1995. Соловьев А.И. Три облика государства - три стратегии гражданского общества// Полис. 1996. №6. 39 Каковы особенности государственного управления в современной России? Государственное управление - это деятельность государства, направленная на организацию общественных отношений с целью обеспечения государственных интересов и проводимой государством политики. Система государственного управления включает формы и методы воздействия на экономическую, социальную и духовную жизнедеятельность людей, связанных между собой общностью политической системы и территории. Большое значение в государственном управлении имеют социально-политические исследования, дающие необходимую информацию для принятия управленческих решений. Особенности государственного управления в современной России обусловлены переходом от одной социально-экономической системы, основанной на государственной собственности на средства производства, централизованном планировании и командно-административном управлении, к системе, основанной на разнообразии форм собственности, рыночной экономике, демократических механизмах управления, принципах гражданского общества. Юридически новое российское государство возникло в декабре 1991 г. С этого момента начался переход от авторитарного стиля управления, основанного преимущественно на принуждении, к демократическому стилю, который исходит из того, что человек по своей природе стремится к деятельности, способен к самоуправлению, самоконтролю и не избегает ответственности. Демократический стиль управления предполагает делегирование полномочий, предоставление большой самостоятельности в пределах своих функций, участие в принятии решений. Переход России к демократическому стилю государственного управления вызвал необходимость пересмотра федеративных отношений. Конституция Российской Федерации, принятая на референдуме в декабре 1993 г., закрепила федеративное устройство страны. В состав Федерации вошло 89 субъектов, с большинством которых центр заключил договоры о разграничении полномочий и предметов ведения. Для координации действий были созданы объединенные органы государственного управления. Наличие разнообразных форм собственности в современной России обусловило развитие различных видов управления: федеральное, региональное, муниципальное (местное) и частное (корпоративное). Объектами федерального управления являются природные ресурсы, недра земли, естественные монополии, контрольные пакеты акционированных предприятий. Объекты регионального и муниципального управления определяются на основе соглашений о разграничении собственности между органами власти субъекта Российской Федерации и местного самоуправления. По воздействию на управляемый объект можно выделить отраслевое (функциональное) и территориальное управление. Отраслевое управление основано на построении вертикали центр - предприятие. Оно реализуется через министерства, которые осуществляют единую техническую политику и обеспечивают необходимые внутриотраслевые и межотраслевые отношения. С развитием самостоятельности предприятий роль отраслевого управления постепенно снижается. Территориальное управление включает в себя органы государственной власти субъекта Российской Федерации, федеральные органы исполнительной власти на территории субъекта Российской Федерации и местное самоуправление. Функциями территориального управления являются рациональное размещение производства, углубление специализации, комплексное развитие региона, выравнивание уровней экономического и социального развития и др. К другим видам государственного управления в России относятся административное и экономическое управление. Административное управление связано с непосредственным воздействием на интересы управляемых. В основе административных методов лежат авторитет власти, право руководителя отдавать распоряжения, требовать обязательного и точного их выполнения подчиненными, исполнителями. Администрирование является необходимым компонентом любого управления, его методы имеют свое функциональное назначение и не противоречат экономическим и другим методам управления, лишь дополняя их. Экономическое управление воздействует на интересы объектов управления косвенно, т.е. через хозяйственное законодательство, финансовую, денежную и кредитную государственную политику. Для экономического управления характерно отсутствие прямого Директивного принуждения. Объект управления свободен в выборе варианта действий, однако если эти действия вступают в противоречие с законом, он возмещает ущерб государству. Кроме названных видов государственного управления в современной России существуют и другие виды, например, стратегическое и тактическое управление. Стратегическое управление определяет цели и задачи развития страны в целом или отдельных территорий, объектов, отраслей и т.д. в соответствии с политическим курсом государства. Тактическое управление - это конкретные действия по реализации стратегического курса. Специфика условий переходного периода в России обусловила необходимость решения задач, несвойственных ранее для государственного управления. Среди них можно назвать либерализацию цен, введение института частной собственности на средства производства, реорганизацию государственных и сельскохозяйственных предприятий, приватизацию государственных предприятий, формирование рыночной инфраструктуры (биржи, финансовый рынок, рынок труда и др.), введение платных услуг в области образования, здравоохранения и др. сферах и многое другое. Опыта в решении этих сложных задач не было, поэтому были неизбежны ошибки, большие потери, а это сопровождалось частой сменой кадров управленцев, многие из которых могли только разрушать, но не создавать. Кроме того, на волне борьбы со старым режимом к управлению пришло много людей, не имеющих опыта управления. Все это привело систему государственного управления в России к кризису. ЛИТЕРАТУРА Государственная и муниципальная служба: методология, теория, практика, зарубежный опыт. Ростов н/Д, 1997. Олещук Ю. Госаппарат в России // Мировая экономика и международные отношения. 1998. №4. Пикулькин А.В. Система государственного управления. М., 1997. 40 Как изменилось государственное управление в России за последние годы? Прежде всего существенно изменилась структура государственного управления. Государственная власть сегодня разделяется на законодательную, исполнительную и судебную. Органы каждого вида власти самостоятельны. Государственную власть осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Президент Российской Федерации является главой государства и юридически не входит в систему ни одной ветви власти. Аппаратом осуществления функций главы государства является Администрация Президента Российской Федерации, которая действует на правах государственного органа управления. Президент возглавляет Совет Безопасности и Совет обороны. Правительство Российской Федерации состоит из Председателя Правительства, заместителей Председателя и федеральных министров. Систему федеральных органов исполнительной власти образуют министерства, государственные комитеты, федеральные комиссии, федеральные службы, федеральные агентства и федеральные надзоры. С принятием 31 марта 1992 г. Федеративного договора значительно повысилась роль в государственном управлении органов государственной власти субъектов Федерации. Федерацию образовали административно-территориальные и национально-территориальные единицы: республики, края, области, города федерального значения, автономные области и округа, которые стали субъектами Федерации. Республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство. Края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа имеют свое законодательство и свой устав. В Конституции Российской Федерации, Федеративном договоре зафиксировано разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными и региональными органами власти. Коренным образом изменилась в современной России система местного самоуправления. Органы местного самоуправления выведены из системы государственной власти и рассматриваются как важный элемент гражданского общества. Создана правовая база местного самоуправления, действует совет по местному самоуправлению при Президенте Российской Федерации. Теперь уже из Москвы не указывают, что надо делать в городе или селе. Изменение структуры органов государственного управления обусловило необходимость изменения его содержания. Государственное управление заключается прежде всего в разработке и реализации государственной политики. Если в СССР ее определяли Политбюро и ЦК КПСС, то сегодня круг ее субъектов расширился; Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание, Правительство, а на региональном уровне - администрации и представительные органы. Президент Российской Федерации обращается к Федеральному Собранию с ежегодными посланиями о положении в стране, об основных направлениях внутренней и внешней политики государства. В нем формулируются основные политические цели и задачи государства на очередной год. Правительство Российской Федерации ежегодно заявляет о приоритетах промышленной и социальной политики. Правительство Российской Федерации и Центральный банк Российской Федерации выступают с согласованными принципами денежно-кредитной политики. Основу государственной политики России составляет социально-экономическая политика, которая включает в себя: 1) реформирование экономики; 2) финансовую и денежную политику;3) аграрную политику; 4) структурную политику; 5) социальную политику; 6) региональную политику. Разработанная государственная политика, получившая выражение в правовых актах и других официальных документах, становится основой государственного управления. Важнейшей функцией государственного управления является регулирование экономики. Переход России к рынку не означает введение абсолютно независимого от государства рынка. Экономика нуждается в эффективном государственном управлении, в поддержке государством производителя. Не руководство экономикой, как это было в СССР, а регулирование экономики происходит в следующих направлениях: обеспечение экономической безопасности страны, проведение единой государственной социально-экономической политики, бюджетное регулирование, регистрация предприятий, государственный заказ, лицензирование видов деятельности, стандартизация, сертификация продукции и услуг, экологический контроль, выбор макроэкономических показателей и др. Государственное управление связано с регулированием развития материального производства, поддержкой предпринимательства, проведением антимонопольной политики, регулированием естественных монополий, рынка труда, фондового рынка, денежного обращения и др. Наряду с государственным регулированием экономики система государственного управления включает управление топливно-энергетическим, агропромышленным и др. народно-хозяйственными комплексами. Важнейшим направлением государственного управления является регулирование социальной сферы. Главное в этом направлении - социальная защита населения, развитие системы здравоохранения, образования. Кризисное состояние российского общества обусловило сокращение финансирования из бюджета его социальной сферы. Размеры пенсий не обеспечивают прожиточного минимума. В тяжелом положении оказались многодетные семьи, так как даже небольшие пособия на детей не выплачиваются месяцами, а кое-где и больше года. Урезано до минимума финансирование учреждений образования и здравоохранения, закрываются учреждения культуры. Реформирование жилищно-коммунальной сферы еще больше ухудшает материальное положение неработающей части населения. В этих условиях социальная сфера должна стать приоритетным направлением государственной политики. Особенность современной России проявляется в росте социальной напряженности, которая выражается в многочисленных забастовках, голодовках, межнациональных конфликтах и т.д. Управление конфликтами становится неотъемлемой частью государственного управления. Спад производства, сокращение технического перевооружения предприятий привели к устарению оборудования, машин и, как следствие, к росту катастроф, чрезвычайных ситуаций, угрозе экологической, ядерной безопасности в стране. В этих условиях возрастает значение государственного управления в чрезвычайных ситуациях. ЛИТГРАТУРА Власть и управление. Ростов н/Д, 1997. Конституция Российской Федерации. М., 1993. ПикулькинА.В. Система государственного управления. М., 1997. 41 Чем отличается государственное управление в России от государственного управления в других странах? В целом независимо от форм государственного устройства и давления функции управления в разных государствах схожи, однако их содержание, средства и методы реализации весьма различны. Современная система государственного управления в современной России складывалась в результате изучения и заимствования опыта других стран и, прежде всего Франции. Россия как и Франция - президентские республики. Но в России сформировалась "чисто" президентская республика, в то время как во Франции полупрезидентская, или "смешанная", республика характерной чертой которой является двойная ответственность правительства перед президентом и парламентом. В России же правительство ответственно только перед Президентом, а выражение парламентом вотума недоверия правительству содержит угрозу роспуска парламента Президентом. Во Франции стройная иерархическая вертикаль государственного управления, насчитывающая пять ступеней, включает и систему местного самоуправления. В России же в систему органов государственной власти местные органы самоуправления не входят. Система местного самоуправления во Франции трех уровней: коммуны (их 36 700), департаменты и регионы. Характерно, что избранный в коммуне мэр выполняет обязанности главы местного коллектива и в то же время является представителем государства. В отличие от России во Франции в связи с большой долей госу- дарственного сектора в экономике применяется активное государственное регулирование с помощью индикативного планирования, а также осуществляется контроль за СМИ, рекламой и др. Система управления в России такая же, как в Германии-трехступенчатая: федерация - земли (16) - общины или союзы общин (в Германии); федерация - регионы - местное самоуправление (в России). Однако в Германии все три уровня административно-управленческой системы функционируют во многом независимо друг от друга. Каждому из них отведена собственная автономная сфера компетенции предметов ведения и полномочии. В России же пока такой независимости и самостоятельности субъектов управления нет. Это обусловлено отсутствием достаточной законодательной базы, продолжающимся экономическим кризисом и скудостью бюджета. Получив большую самостоятельность, регионы не склонны давать полную самостоятельность (в пределах компетенции) органам местного самоуправления и пытаются занять по отношению к ним место центра. До сих пор нет четкого разделения собственности и ответственности между ними. Федеральный центр в России, не выработав обоснованную государственную политику, стремится переложить всю тяжесть управления на регионы, не финансирует вовремя и в полном объеме бюджетную сферу. В отличие от России в Германии четко определены сферы общности федерации с землями: 1) расширение и строительство новых высших учебных заведений, включая клиники при них;2) улучшение региональной аграрной структуры и защита прибрежных зон. При этом федерация берет на себя половину расходов в каждой из земель. Таким образом, федерация финансирует те сферы деятельности, которые относятся к компетенции земель. Но зато она получает право на участие в планировании и надзоре при реализации, например строительства вузовских комплексов, или активно содействует развитию федеральной экономики с учетом региональных интересов. В Конституции ФРГ предусмотрено также, что федерации и земли могут действовать сообща путем заключения конвенций в области культуры, помощи научным учреждениям и реализации проектов научных исследований, осуществление которых выходит за региональные рамки. В таких случаях распределение расходов регулируется конвенцией. Что касается прав органов местного самоуправления в Германии, то ее Конституция предоставляет общинам право самостоятельно решать местные вопросы под собственную ответственность. В таком случае за действиями общины осуществляется только правовой надзор. Отличие государственного управления в Германии от государственного управления в России обусловлено не только различиями в структуре, полномочиях субъектов управления, но и в модели хозяйствования. В Германии реализуется социально ориентированная рыночная модель экономики. В России же какая-либо четко проявляемая модель экономики не просматривается, а отсюда - слабость управления. Сильно различаются системы государственного управления России и Японии, которая является конституционной монархией, но возглавляет государство не монарх, а премьер-министр. В Японии сложилась такая система взаимоотношений государства и общества, которая предусматривает жесткую опеку основных сторон жизни человека. Это было обусловлено традициями и скудными природными ресурсами страны. Основными правительственными органами Японии являются аппарат премьер-министра, министерства, комиссии и управления. Аппарат премьер-министра играет ведущую роль в структуре государственного управления. Он координирует политику различных министерств и управлений, в частности, управления экономического планирования В отличие от российской японская система государственного управления весьма стабильна. Состав министерств (12) и управлений (24) не меняется с 1946 г. Любопытно, что в каждом министерстве имеется отдел, обеспечивающий подготовку решении, разработку предложений парламенту по практическим вопросам управления. Характерными чертами японского госаппарата являются широкие властные полномочия, сильная кадровая политика, высокая организационная эффективность, внутренняя устойчивость, компетентность. Таким образом, даже краткий сравнительный анализ систем государственного управления показывает, что при различиях политических институтов, моделях хозяйствования и управления в современном мире наблюдается общая тенденция, связанная с возрастанием роли государства в обществе. ЛИТЕРАТУРА Власть и управление. Ростов н/Д, 1997. Государственная и муниципальная служба: методология, теория, практика, зарубежный опыт. Ростов н/Д, 1997. Исполнительная власть, судебная власть и учредительная власть во Франции. М" 1993. 42 Какие модели управления используются в современной России? В современном менеджменте выделяют классический и неклассический подходы к пониманию сущности и задач управления. В классическом менеджменте разработаны три основные модели управления: "механическая", "органическая" и "синтетическая". Первая модель (традиции идут от Ф. Тейлора) по характеру является программно-целевой, нормативистской, поскольку будущее состояние управляемого объекта конструируется как образец желаемого его устройства. Это "жесткая" модель управления, так как она ориентирована на подчинение тех элементов управляемой системы, которые выбиваются из общего движения к цели. Сильной стороной этой модели является широкое использование научно-технических методов разработки программ общественного развития. Конкретность планов позволяет концентрировать усилия и средства по их выполнению и достаточно эффективно контролировать этот процесс. Слабость этой модели кроется в изначальной посылке, что будущее состояние общества как сложной системы может быть сконструировано, что для его реализации существует некое "оптимальное решение", которое надо только определить. Это порождает иллюзию о том, что "власть всесильна", особенно если она опирается на науку. В "органической" модели учитываются способности объекта управления к собственному развитию. Эта модель управления является "мягкой", поскольку для изменения нежелательного поведения элементов управляемой системы не прибегает к внешнему принуждению, а создает соответствующие внутренние условия для его корректировки в нужном направлении. Основными принципами "органической" модели управления являются профессионализм и простота. Профессионализм предполагает учет в управлении качественных характеристик как управляющих, так и управляемых систем, и создание условий для повышения уровня их профессионализации. Простота управленческих структур достигается за счет автономизации операциональных их единиц, дающей достаточную степень свободы для принятия самостоятельного решения. Автономизация операциональных единиц позволяет (при соответствующей профессионализации) поднять дух творчества и ответственности на всех этажах управленческой системы и более эффективно использовать существующие возможности. Однако автономизация должна охватывать не только систему управляющих, но и систему управляемых, и в этом плане простота управления является мощным средством мобилизации и развития человеческих ресурсов. Таким образом, если. "механистическая" модель управления строится по логике: "цель - средства - принуждение", то "органическая" модель строится по логике: "цель - человеческие Ресурсы - автономия". "Синтетическая" модель управления, с одной стороны, ориентируется на некие универсальные образцы, которые задаются более развитой социальной системой, а с другой - предполагает не просто копирование этих образцов, а их приспособление к иной социокультурной среде путем мобилизации органического потенциала самого модернизируемого общества. Сильной стороной "органической" и "синтетической" моделей является учет "пределов управления", т.е. границ силового воздействия властных структур на поведение элементов управляемой системы и учет механизмов саморегулирования и гомеостазиса. Однако хотя эти модели ориентируются на органичное развитие, они имеют те же слабости, что и программно-целевая, нормативистская модель управления: без внимания остается вопрос почему и каким образом тот или иной избранный в качестве цели положительный пример социального развития утвердил себя, какая духовная интенция жизнедеятельности скрывается за ним. В современной России в процессе модернизации наметился переход от "механистической" к "синтетической" модели управления. Однако при этом образовался разрыв между субъектом и объектом управления, которое рассматривается как способность субъекта управления "совладать с людьми и неопределенностями среды" (А. Сейтов). Отсюда возникает искушение сконструировать будущее России, опираясь на глобальную теорию социального развития, без попыток найти механизм согласования социальных ценностей по поводу его идеала. При таком подходе часто "человеческий фактор" вообще воспринимается как помеха, особенно когда современные реформаторы оказываются "непонятыми народом". Для "синтетической" модели управления в современной России характерно также разделение функций по принципу: "ученые знают - политики могут". Первые, решая проблемы на теоретическом и прикладном уровнях, разрабатывают рекомендации политикам, а те, по идее, должны реализовывать их на практике. Однако научные рекомендации зачастую остаются невостребованными, хуже того, бывает так, что следование им осложняет ситуацию. И дело здесь не только в политиках и управленцах, но и в характере этих рекомендаций, которые должны основываться не только на "чистом" знании, но и на практическом опыте. При этом мера "истинности" рекомендаций должна определяться не самой наукой, а обществом, его готовностью платить определенную цену за их практическое воплощение в жизнь. Обоснование выбранных целей и направлений развития, обеспечиваемое научно-теоретическими средствами, может оказаться совершенно недостаточным, если не будет проведена соответствующая их корреляция с базовыми ценностями общества. Это требует "деятельностного" подхода к управлению, который отдает приоритет не глобальным теориям общественного развития, а частным, прикладным исследованиям. Согласно "деятельностному" подходу, обществом следует управлять, опираясь прежде всего на творческий потенциал "человеческого фактора". "Деятельностный" подход - управление "не ради цели", но "ради процесса". Он начинается с оценки состояния системы, выявления возможных вариантов ее развития, соотнесения их с особенностями ментальности различных социальных групп. Это позволяет сделать политический выбор и разработать программы деятельности в соответствии с учетом общности их интересов и различий в позициях. Затем формируются институты реализации программы, действующие вначале в режиме "свободного развития событий". Время от времени результаты управленческой деятельности подвергаются анализу, а сама программа - корректировке. Причем эти этапы неоднократно повторяются, так как данная технология управления не рассчитана на достижение какого-либо "оптимального" результата, тем более за один цикл, а представляет собой "жизнь в пути" (А. Сейтов). Процесс управления, таким образом, приобретает все более инновационный характер. В настоящее время в России складывается "инициирующе-резонансная" модель управления, большое влияние на формирование которой оказывают идеи синергетики. В определенной мере эту модель можно рассматривать как развитие "деятельностного" подхода в управлении, поскольку она основывается на признании того, что общество представляет собой сложно организованную систему, развитие которой носит необратимый и вероятностный характер, а выбор вектора ее эволюции вблизи точек бифуркации определяется в значительной степени случайностью. Многие модели управления основываются на линейных представлениях о развитии социальных систем. Согласно этим представлениям, результат внешнего управляющего воздействия прямо пропорционален прилагаемым усилиям. С точки зрения синергетики это - не только упрощенный, но и опасный взгляд на процесс управления, поскольку прилагаемые усилия могут оказаться тщетными и вредными, если будут осуществляться вопреки тенденциям самоорганизации и саморазвития системы. Синергетика исходит из того, что "возможно несколько путей Развития сложного объекта, будущее неоднозначно определяется настоящим (начальными условиями), его нельзя предсказать опираясь только на предшествующий опыт. Оптимальный путь развития надо выбирать, его нужно вычислять, им нужно управлять" (А. Самарский). Однако спектр возможных путей развития органически заложен в самой системе, поэтому управление - это прежде всего умение определять потенциально возможные пути эволюции системы и, следуя одному из них, инициировать предпочтительные для управляющего тенденции ее саморазвития. Это возможно лишь в том случае, если управляющее воздействие будет согласовываться с внутренними свойствами управляемой системы. Такое инициирующее воздействие позволит добиваться значительных (резонансных) результатов при минимальных управляющих усилиях (Е.Князева). литература Пригожин А.И. Организационные управленческие патологии // Общественные науки и современность. 1998. № 3. Сейтов.А. Проблемы управления в XXI веке (по материалам Римского клуба) //Общественные науки и современность. 1992. № 4. Шабров О. Политическое управление: проблема стабильности и развития. М,1997. 43 Какие модели планирования предпочтительны в современной России? В нестабильных ситуациях, когда в развитии общественных процессов доминирует неопределенность и, соответственно, возрастает потребность учета этого фактора в управлении, особую роль играет рациональный выбор теоретических ориентации в планировании. Существует несколько теорий планирования: "всеобъемлющий рациональный подход"; "протекционистское планирование"; "аполитичное планирование"; "критическая теория планирования"; "стратегическое планирование"; "инкрементализм". "Всеобъемлющий рациональный подход" предусматривает: уточнение стоящих задач; проведение системного анализа всесторонних отношений между компонентами системы; выявление ряда альтернатив; установление критериев для выбора оптимальной версии из этих альтернатив; анализ результатов деятельности в русле выбранной альтернативы. Такой подход требует "всеобъемлющей" информации, которая должна быть достаточно репрезентативной, чтобы оценить общественную значимость, например, тех или иных отраслей производства и даже каждого предприятия, выявить потребность в инвестициях на их развитие или, наоборот, отказать в поддержке. "Всеобъемлющий рациональный подход" позволяет строить макромодели, дающие значительный массив управленческой информации. Вместе с тем претензия на "всеобъемлющий рациональный подход" таит в себе опасность отрыва от практической действительности. Проблема состоит в том, что ситуация, представляющаяся плановикам простой в техническом отношении, в реальном политическом плане может оказаться довольно сложной. Поэтому, как правило, основным препятствием реализации планов, подготовленных на основе такого подхода, является политический фактор. "Протекционистское планирование" осуществляется в соответствии с распределением власти в обществе, т.е. выбор альтернатив преобразований осуществляется с учетом интересов "заказчика" или определенных социальных групп, получающих преимущества от реализации планов. При таком планировании возникает необходимость изучать потребности "клиентов", которые, с одной стороны, имеют достаточно четкие представления о том, чего они ждут от "управленцев", а с другой - недостаточно рефлексируют по поводу не только отдаленных, но и непосредственных последствий принимаемых решений. Осуществляя "аполитичное", или технократическое, планирование, плановики сознательно игнорируют политические аспекты, акцентируют внимание на профессиональной стороне дела. Сторонники такого планирования считают, что плановики просто Должны помогать руководителям принимать оптимальные решения. Положительной стороной аполитичных претензий является то, что они создают планированию имидж "беспристрастности". Однако такая претензия может превратить технократическое Планирование в фикцию. Замыкаясь в своей профессиональной скорлупе", слишком полагаясь на математико-экономические Модели и систематические данные, плановики уходят от реальной жизни. "Критическая теория планирования", в центре внимания которой стоит вопрос, чьим интересам служит данный план, стремится доказать, что технократический профессионализм плановиков не в состоянии скрыть политическую подоплеку социальных проектов. "Критическая теория" сосредоточена на методах распределения власти в обществе и степени влияния этого распределения на планирование, которая в этом случае рассматривается в качестве "маски", позволяющей одним группам оправдывать и тем самым удерживать власть, а другим, наоборот, критиковать политику властвующей элиты. Кроме того, "критическая теория планирования" учитывает менталитет различных социальных групп и строится на такой информации, которая может заставить людей действовать в нужном направлении. "Критическая теория" на основе понимания стратегии деятельности социальных групп, осуществляет поиск таких решении, которые имеют реальный шанс на реализацию в определенной социокультурной среде. "Стратегическое планирование" прежде всего определяет стадии развития, специфику ситуации, возможности и цели ее изменения; направления и приоритеты деятельности управляющей организации, соответствие ее структур и функций решаемым задачам планирования. "Стратегическое планирование" стремится к альтернативному предвосхищению того, что может случиться, "если...", и разрабатывать в соответствии с этим разные варианты действий при различных сценариях развития ситуации. В противоположность "всеобъемлющему планированию" стратегический подход исходит из невозможности однозначно предсказывать будущее и выражает потребность действовать быстро и широкомасштабно. "Стратегическое планирование" часто носит мультипликационный характер, нацеленный на одновременное выполнение частных программ с обязательным учетом социальных последствий и реакции населения. В стратегическом планировании приоритет отдается целям, а не средствам их достижения, поскольку в ситуации непредсказуемости конкретный выбор средств зависит от быстро меняющейся обстановки. Поэтому при стратегическом планировании вопрос о том, как достичь конкретной цели, может и не ставиться, в отличие от всеобъемлющего планирования, стремящегося к корреляции целей и средств их достижения. Если "всеобъемлющее планирование" стремится к составлению долгосрочных унитарных программ и проектов, то "стратегическое планирование" больше заботится об использовании возможностей и альтернатив деятельности. "Стратегическое планирование" всегда осуществляется в тесном контакте с управленческим персоналом, при этом решающую роль в выборе приоритетов играет главный администратор, а плановики выступают как компетентный секретариат или "команда" тренеров, помогающих властным структурам в выполнении управленческих задач. "Инкрементализм" в планировании основывается прежде всего на предположении о том, что в ситуации неопределенности, когда управленцы испытывают сильное давление групп интересов, надо договариваться прежде всего не о целях, а о том, как действовать согласованно и расчетливо. Поэтому "инкрементализм" - это ориентация только на "мелкие шаги" в политике, на незначительные акции в управлении, которые не слишком расходятся с альтернативами, встречающимися в прошлом. В современной России, в условиях нестабильности, предпочтительней выглядит "стратегическое планирование" с элементами "протекционистского" планирования, феноменологического подхода и "инкрементализма", которые позволяют учитывать социальные интересы и духовные интенции жизнедеятельности людей, а также согласовывать позиции участвующих в управлении политических элит. "Всеобъемлющий рациональный подход" в таких ситуациях непродуктивен, поскольку неопределенность не позволяет построить достаточно адекватную модель будущего управляемой системы. В условиях нестабильности оказываются недостаточно эффективны и долгосрочные прогнозы. В таких условиях основное внимание должно уделяться среднесрочным и краткосрочным прогнозам, имитационному анализу и моделированию уже имеющих место структурных сдвигов и инновационных процессов. литература Бенвенисте Г. Овладение политикой планирования. М., 1994. Бланкенбург Э. Правовая культура и шансы институциональных социально-правовых инновации // Социс. 1997. № 7. Сейтов А. Проблемы управления в XXI веке (по материалам Римского клуба) / / Общественные науки и современность. 1992. № 4. 44 Каковы особенности функционирования государственной власти в современной России? Государственная власть - это возможность и способность специализированных органов государства осуществлять руководство, управление жизнедеятельностью общества, быть арбитром в нем, обладать верховенством, суверенитетом и от имени общества применять принуждение. Она носит институционализированный характер, и ее функционирование определяется противоречивым единством деятельности институтов федерального центра, органов государственной власти субъектов Федерации и негосударственной власти местного самоуправления. С момента разрушения жесткой вертикали государственной власти начался процесс функционального "беспредела", суть которого состоит в том, что, во-первых, четко не определены полномочия государственной власти любого уровня, во-вторых, региональная и иная суверенизация, основанная на "своих" законах, порой противоречащих Конституции 1993 г., другим нормативно-правовым актам, привела к асимметричности субъектов государственной и иной политической власти в России, что неизбежно повлекло за собой утрату единства государственности, ее кризис. Кризис государственной власти стал перманентным, затяжным. В функциональном плане он выражается в том, что, с одной стороны, федеральные органы государственной власти вмешиваются в сферу компетенции нижестоящих органов власти субъектов Федерации, а с другой - региональные исполнительные власти вмешиваются в деятельность территориальных органов федеральной власти, в дела местного самоуправления. Механизм единогосударственного властвования тем самым разрывается, а точнее, он отсутствует. При отсутствии единой вертикали государственной власти отдельные ее институты занимаются не стратегическими функциями властвования, а тушением "пожаров", "латанием дыр". Утеря единого государственного интереса, отсутствие государственно-властной иерархии, слабость горизонтального поля субъектов государственности ведет к безвластию, неуправляемости процессов общественной жизни. Ее усиливают авторитаризм, криминализм и популистские настроения. Власть становится смешанной, гибридной, в которой лидеру, отдельным корпорациям и бюрократии принадлежит ведущее место. Можно согласиться с Г. Дилигенским, что политический порядок в России есть корпоративно-бюрократическая полиархия. Важнеишими факторами функционирования власти и политики в целом стали конфликт и борьба. С одной стороны, это вполне естественное явление политической жизни, которое развертывается на открытом пространстве, что позволяет властям контролировать ход конфликтности, а населению обозревать этот процесс и делать соответствующие выводы. Но, с другой стороны, конфликтность препятствует принятию позитивных общегосударственных, общеколлективных решений. Противоречивость государственной власти - одна из особенностей современной России. При этом осознанно, а порой стихийно, функциональность отвергает на практике главное - интересы народа, не является механизмом вовлечения граждан в общие дела, способом организации общества, регуляции общественных отношений. При становлении некоторых элементов демократии - свободы мысли, выборности институтов власти, свободы прессы и других- очевидно, что демократические принципы в России насаждаются "сверху". В результате этого они приобретают характер фрагментарности и формальности, ибо активность "низов" не учитывается, наблюдается их отчуждение от власти. Тем самым основное условие функциональности государственной власти - активность становящегося гражданского общества - игнорируется. Государственная власть становится неэффективной. Причины неэффективности Л. Шевцова справедливо видит в том, что власть не имеет: "I) безопасного для самой системы механизма реставрации, особенно в экстремальных случаях; 2) социальных амортизаторов общественного недовольства; 3) удовлетворяющих ведущие элиты форм их участия во власти". Для эффективного функционирования государственной власти можно предложить множество способов, механизмов и ведете. Например, последовательное осуществление аксиом государственной власти, выдвинутых И. Ильиным. Он утверждал, что государственная власть не может принадлежать никому помимо правового полномочия; в пределах каждого политического союза она должна быть едина; власть должна осуществляться лучшими людьми, удовлетворяющими этическому и политическому цензу; политическая программа может включать в себя только такие меры, которые преследуют общий интерес; программа власти может включать в себя только осуществимые меры или реформы; государственная власть принципиально связана распределяющей справедливостью, она имеет право и обязанность отступать от нее только тогда, когда этого требует поддержание национально-духовного и государственного бытия народа. . ЛИТЕРАТУРА Дилигенский Г.Г. Политическая институционализация в России: социально-культурные и психологические аспекты // Мировая экономика и международные отношения.1997. № 7,8. Ильин И.А. О сущности правосознания // Ильин И.А. Собр. соч. М., 1994. Т. 4. Шевцова Л.Ф. Российская власть опять на перепутье // Независимая газета. 1997. 23 дек . 45 Какими ресурсами обладает государственная власть в современной России? Ресурсы государственной власти - это потенциальные возможности, средства, которые она может использовать для осуществления своих полномочий, функций. Ресурсы власти разнообразны. В зависимости от этапа общественно-политического развития конкретной страны и политического режима ресурсы власти существенно различаются между собой. Они изменчивы, подвижны и в то же время традиционны. На ранних этапах общественного развития ресурсом власти выступала сила. На стадии капиталистического развития превалировало богатство, деньги. В постиндустриальных странах знания и информация становятся основным ресурсом развития производства, власти и общества в целом. Для дееспособности, эффективности государственная власть должна располагать ресурсами. Они классифицируются по разным основаниям. Так, А. Этциони выделяет утилитарные, принудительные и нормативные ресурсы. Однако наиболее распространенной является классификация ресурсов в зависимости от основных сфер общественной жизни: экономической, социальной, политической и духовной. К экономическим ресурсам государственной власти относят материальные ресурсы и ценности, составляющие фундамент власти. К ним относят плодородные земли, полезные ископаемые, заводы, фабрики, деньги, технику и т.п. Использование данных ресурсов позволяет органам государственной власти проводить экономическую политику, направленную на повышение благосостояния своих граждан, регулировать оценку их вклада в трудовую деятельность, дифференцируя степень оплаты и т.п. Социальные ресурсы государственной власти представляют собой совокупность социальных благ, статусов, областей социального назначения (образование, здравоохранение, социальное обеспечение и др.), которые являются средствами удовлетворения интересов людей. Государство, обладая социальными ресурсами, стремится акцентировать внимание в своей деятельности на социальных проблемах. Не случайно российское государство по Конституции характеризуется как социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь людей. К политическим ресурсам государственной власти можно отнести ее политическую структурированность, организованность, легитимность, имидж руководителей, реализованные общественные проблемы, значимые для масс, международно-политические средства решения глобальных и внешнеполитических проблем и др. Они могут быть внутригосударственными, межгосударственными и общими для этих направлений деятельности государственной власти. Например, опыт политической деятельности выступает общим ресурсом, а дипломатический опыт есть ресурс международной, внешнеполитической деятельности. Духовные ресурсы государственной власти включают в себя знания, информацию, средства их получения и распространения. Органы государственной власти являются важнейшими институтами, в которых аккумулирована информация о всех процессах, происходящих в России. Только на базе знаний и информации государственные органы могут принимать решения, верные для Данного момента и максимально учитывающие интересы всех россиян. К духовным ресурсам относят также традиции общества культурное наследие, общественные настроения людей, престижное образование (это и социальный ресурс) и многие другие. Их значимость в политике государственной власти, деятельности общественно-политических институтов резко возрастает. Правида, не все органы государственной власти учитывают данное обстоятельство в своей деятельности. Выделяют также силовые, демографические и иные ресурсы. Характерно, что в российской государственно-властной структуре не уделяют должного внимания такому ресурсу, как наука. Фундаментальная и прикладная наука являются мощным ресурсом государственной власти, ориентированным на эффективное решение многих проблем российского общества. Исследователи отмечают важность и нетрадиционных ресурсов государственной власти. Например, традиционные ресурсы развития избирательного процесса - финансы, кадры, информация, нетрадиционные - культура участия граждан в выборах. К ресурсам системы исполнительной власти в России относят, кроме традиционных, научно-исследовательскую работу, ряд конкретных предложений, направленных на совершенствование организации и регулирования государственной службы, информационного обеспечения исполнительной власти. ЛИТЕРАТУРА О концепции развития системы исполнительной власти в Российской Федерации / / Государство и право. 1996. № 8. Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. М., 1996. Халипов В. Власть. Основы кратологии. М., 1995. 46 Чем отличается государственная власть в России от государственной власти в других странах? В процессе становления новая государственная власть в России приобретает сложные очертания. Проблема отличия государственной власти в России от государственной власти в других странах многопланова, и она изучается новой отраслью знаний - сравнительной политологией. Поскольку государственная власть есть средство осуществления общих интересов, то ее содержание коренится в особенностях российского общества, его традициях, культуре, менталитете населяющих страну народов, а также в особенностях самой государственной власти, всех ее институтов, структур. Сравнивать власти можно по разным основаниям: по способам господства социальных сил в обществе; Полномочиям органов государственной власти; формам правления, государственного устройства, политическому режиму; идеи единства государственной власти (социальное единство власти, единство принципиальных целей и направлений, организационно-правовое единство); структуре и политической институционализации власти. Российская государственная власть, структура и полномочия институтов которой зафиксированы в Конституции 1993 г., в реальности, отличается от конституционных формально-нормативных положений. Так, конституционно государство российское есть федеративное, демократическое, правовое, социальное и светское. Естественно, каждый институт государственной власти должен обладать перечисленными качествами. В действительности это прогностические свойства государственности, а не ее реальные выражения. Верховная государственная власть сильно зависит от персонификации власти одного лица - Президента. И хотя для монополизации власти в России нет особых оснований, концентрация государственной власти в руках Президента является опасной. Президентская форма правления характерна для постсоциалистических республик, но функции Президентов в них различны, как, впрочем, и социальная база. Если в европейских странах реформаторы имеют довольно мощную социальную поддержку, то у российских реформаторов она слабая. Нет также среднего класса, политических институтов, активно поддерживающих государственно-властные структуры. Если еще учесть, что государственная власть в России проводит политику, непонятную большинству населения страны, снижающую его уровень жизни, то легитимность государственной власти становится проблематичной. Более того, по данным Института социологии парламентаризма, значительный процент опрошенных считают, что реально осуществляют государственную власть в России криминальные структуры, мафия, госаппарат, чиновники, частный капитал, предприниматели, Президент РФ. Подавляющее число респондентов недовольны действиями государственной власти, которая представляется им слабой, размытой, коррумпированной и т.п. Принцип разделения властей в России, зафиксированный в Конституции, на практике не работает. По-прежнему законодательная и исполнительная власти стараются доказать свои приоритеты друг перед другом. Концепция сдержек и противовесов не реализуется, не отработаны механизмы сдерживания властей. Авторитет власти выше авторитета законов, поэтому действует не сила закона, а сила власти, господствует не власть права, а право власти. В целом можно сделать вывод о том, что государственная власть в России находится в стадии становления. Это касается всех ее институтов, механизмов взаимодействия между ними, а также способов взаимоотношений между властью и народом, становящимся гражданским обществом. Реформируемая государственная власть в России вовлекается в поле закономерностей, свойственных государствам в XX в. Ю. Тихомиров считает, что эти закономерности таковы: "изменение соотношения государства и гражданского общества, функциональной роли государства, приоритет права над государством, обострение национальной природы государства при расширении его социальной базы, усиление международно-правовых зависимостей государств, саморазвитие государства как системы со своими элементами". ЛИТЕРАТУРА Тихомиров Ю.А. Государство на рубеже столетии // Государство и право. 1997. №2. Чиркин В.Е. Основы сравнительного государствоведения. М., 1997. Шестопал Е.Б. Образ власти в России: желания и реальность (политико-психологический анализ) // Полис. 1995. № 4. 47 Эффективна ли государственная власть в современной России? Эффективность государственной власти может быть технологической и социальной. Технологическая эффективность государственной власти определяется степенью ее бюрократической рациональности, адекватностью структур и институтов власти целям преобразований, характером их реакции на изменяющуюся ситуацию. Социальная эффективность определяется соотношением затрат и полученных результатов, что находит отражение в социальной цене реформ. Социальная эффективность государственной власти во многом зависит от того, насколько цели, средства и результаты ее управляющего воздействия соответствуют ожиданиям и интересам "управляемых". В ситуации социальной неопределенности и ограниченности ресурсов управления необходим выбор такой его (управления) модели, при которой государственная власть в наибольшей мере может проявить свою технологическую и социальную эффективность. Одной из таких моделей управления может быть "инициирующе-резонансная" модель, большое влияние на формирование которой оказывают идеи синергетики. Эта модель ориентирует госудаственную власть не на поиск идеалов социального развития, не на конструирование его желательных образов в соответствии с имеющимися уже образцами, а на использование законов самоорганизации в целях наиболее эффективного управляющего воздействия. Синергетические представления об эффективном управлении основаы на двух принципах. Во-первых, управление есть выбор целей и вариантов развития, которые ограничены спектром потенциально возможных структур управляемой системы. От этого выбора зависит социальная эффективность государственной власти. Во-вторых, управление - это резонансное воздействие на систему, связанное с поиском "точек роста", который позволяет при наименьших затратах получать максимальный результат. От направления и характера такого воздействия зависит технологическая эффективность государственной власти. При этом цели и результаты реформы должны соответствовать социокультурному пространству, в котором они осуществляются, т.е. быть санкционированы менталитетом различных социальных групп. В соответствии с этой моделью государственная власть должна не "строить" или "перестраивать" социальную систему, а с помощью инициирующего воздействия выводить ее на собственный и в то же время желательный аттрактор социального развития. При этом управление будет эффективным в том случае, если государственная власть окажется в состоянии согласовать ценностные ориентации и социальные интересы различных групп населения не только по поводу целей, но и средств развития, и не допустить перерастания социокультурных противоречий раскола в необратимый процесс социально-политической дезорганизации. Эти условия проведения реформ тесно связаны между собой, поскольку речь идет прежде всего о ценностном обосновании социальных инноваций и реформаторской деятельности самой государственной власти. Недостаточная эффективность государственной власти в современной России обусловлена несколькими факторами. В историко-культурном аспекте нынешние реформаторы в определенной степени повторяют опыт "вестернизаторов" прошлого, используя такую модель модернизации, которая ориентируется на лоложительные примеры других стран, без выяснения того, какие ценностные ориентации, духовные интенции жизнедеятельности людей скрываются за их достижениями. К тому же реформы в России проводятся на основе нормативистского, программно-целевого подхода в управлении, слабо учитывающего социокультурные возможности управляемой системы и исходящего из иллюзии о том, что "власть всесильна". В связи с этим эволюция российского общества в постперестроечный период представляет собой "восьмерку" блужданий между реформацией и реставрацией. Очередные витки этой "восьмерки" представляют собой циклы реформ, для которых характерно движение по пути демократии и законности, и контрреформ, связанных с восстановлением в той или иной форме начал авторитаризма и вседозволенности, мотивированной соображениями практической целесообразности. ЛИТЕРАТУРА Эффективность государственной власти и управления в современной России. Ростов н/Д, 1998. Лебедев М. Проблемы повышения эффективности государственной власти в России // Россия и современный мир. 1997. № 3. Шабров О.Ф. Политическое управление: проблемы стабильности и развития. М.,1997. 48 Легитимна ли государственная власть в современной России? Государственную власть можно рассматривать как способ управления общественными процессами с помощью общеобязательных (правовых) средств регламентации правил и норм социального взаимодействия и поведения. Существует две модели государственной власти: 1) авторитарно-властного господства и 2) авторитетно-властного полномочия. В первой модели доминируют механизмы принуждения и насилия, во второй - убеждения и влияния. Государственная власть в выполнении своих функций может основываться на силе или легитимности. В первом случае "управляющие" стремятся реализовать принятые решения вопреки желанию "управляемых", во втором, наоборот, опираясь на их добровольное согласие или даже солидарность. Государственная власть не может долгое время опираться на силу: "Штыки хороши всем, кроме одного, - на них нельзя сидеть" (Ш. Талейран). Такая власть не может быть в длительной перспективе социально эффективной, ибо "управляемые" с помощью силы внутренне не расположены к реализации принятых властью решений. Поэтому государственная власть, чтобы быть успешной, должна быть прежде всего легитимной. Легитимность государственной власти часто отождествляют с ее юридически-правовой законностью. Однако это свидетельствует не о легитимности власти, а о ее легальности. Власть легитимна в том случае, если "управляемые" признают за ней право управлять вообще, и именно так, как это делается в данный момент. Легитимация государственной власти - взаимообусловленный процесс "самооправдания" и рационального обоснования собственной власти "управляющими" и "оправдания" и признания этой власти "управляемыми". Легитимность государственной власти не может носить всеобщего характера, поскольку в обществе всегда есть социальные группы, которые негативно относятся к ней и ее политике. Легитимность государственной власти в России обусловливаем символическим капиталом, которым она располагала. Этот капитал формировал в нормативно-ценностном пространстве власти "духи государства" (П. Бурдье) в виде национально-государственной идеи. Эта идея "оправдывала" существующий в стране "порядок" и задавала для "семьи-нации" "общее дело".Консолидируя на этой основе общество, государственная власть тем самым на время обеспечивала себе легитимность, вплоть до солидарности особой значительной его части. Легитимность государственной власти в России во многом определялась также тем, насколько она соответствовала "образу" идеальной власти, сформированному в контексте культурных архетипов "безмолвствующего" большинства. Большую роль в легитимации государственной власти играла рациональная интерпретация на уровне менталитета различных социальных групп результатов ее деятельности, степени соответствия их ожиданиям этих социальных групп и общества в целом. Если сравнить три ветви государственной власти в современной России, то их легитимация имеет разные основания. Президентская власть как власть верховная легитимируется в основном культурными архетипами и соотносится прежде всего с нравственным идеалом Правды, основанном на патриархальном этатизме. вере в "чудо" со стороны умеренно авторитарного лидера, Уделенного в определенной мере харизматическими чертами. При этом президентская власть во многом деперсонифицирована: должность и "образ" президента в нем синкретичны, о президенте судят не по реальным его качествам, а исходя из представления о должных качествах верховной власти. Легитимность исполнительной власти, Правительства в России, наоборот, санкционируется менталитетом и носит сознательно-оценочный характер, соотносясь через понятие сильной власти, под которой подразумевается власть, способная решать социальные задачи развития общества. Исполнительная власть в России, чтобы стать легитимной, должна быть прежде всего социально эффективной, т.е. способной проводить политику, соответствующую ожиданиям различных групп населения и поддерживать в обществе социальный порядок. Законодательная власть, российский парламент различными социальными группами воспринимаются как "говорильня", большинство населения не связывает с ней своих надежд. Легитимация этой власти на уровне культурных архетипов осуществляется через соотнесение их деятельности с принципом соборности как "воли к согласию", а не "воли к власти". Государственная власть в современной России переживает кризис легитимности. Это выражается в первую очередь в том, что она утратила национально-государственную идею, перестала соответствовать "образу" власти и оказалась социально неэффективной. Российская государственность в настоящее время не располагает вразумительной национально-государственной идеей, которая стала бы социально интегрирующим фактором, апологией существующего политического режима и социального порядка, формулируя консолидирующие цели "общего дела". Мифы либеральной экономики и демократии не смогли стать основанием этой идеи, поскольку отторгаются и современной ментальностью значительной части населения, и культурными архетипами подавляющего его большинства. С другой стороны, кризис легитимности государственной власти в современной России обусловлен падением социальной эффективности ее политики, которая не соответствует ожидяниям и надеждам различных социальных групп российского общества. Делегитимация государственной власти в современной России обусловлена несколькими факторами. С цивилизационной точки зрения делегитимация государственной власти в России вызвана кризисом этатизма и патернализма. Для этатистской ментальности, отождествляющей государственную власть и авторитет, характерны две крайности: безудержный государственный пиетет, преклонение, "обожествление" государственной власти, соответствующей социокультурному идеалу, и беспощадная критика, готовность на "бессмысленные" бунты, когда власть перестает соответствовать наиболее значимым ценностям, составляющим систему этого идеала. Причем речь здесь идет не столько о том, что государство в современной России проводит "антинародную" политику и не удовлетворяет интересов социальных "низов", а о том, что в этатистском сознании российское государство утратило смысл и не реализует более определенных социально признанных ценностей. В социальном плане кризис легитимности политической власти в России обусловлен, с одной стороны, скептицизмом и недовольством значительной части населения деятельностью государственной власти, а также политических партий, представляющих конкретные группы интересов; с другой стороны, слабостью самой власти, ее неспособностью эффективно решать актуальные проблемы современной российской действительности. В России сложилась ситуация, описанная в теориях "государственной перегрузки" (Бриттэн и Нордхауз), "узаконения кризиса" (Хабермас). Эти теории объясняют падение легитимности политической власти двумя обстоятельствами: во-первых, тем, что государственная власть берет на себя гораздо больше обязательств, чем способна выполнить; а во-вторых, тем, что правительство и партии, особенно в ходе предвыборных кампаний, дают гораздо больше обещаний, чем могут выполнить. Безответственность политических лидеров, исполнительной и законодательной ветвей власти ведут к разочарованию и скептицизму в массовом сознании, а следовательно, и к утрате этой властью легитимности. О кризисе легитимности государственной власти в современной России свидетельствует "жажда" нравственной политики. В стране складывается ситуация, когда в общественном мнении начинает преобладать представление о том, что все трудности, переживаемые страной, напрямую связаны с нечестностью, обманом, коррупцией и воровством на всех этажах социально-политической иерархии. На волне массового нравственного негодования рождается мысль о том, что стоит положить конец разворовыванию страны и грабежу народа, как все наладится и все проблемы разрешатся сами собой. ЛИТЕРАТУРА Волков Ю.Г.. Лубский А.В., Макаренко В.П., Харитонов Е.М. Легитимность политической власти. (Методологические проблемы и российские реалии) М 1996. Ефимов В.И. Власть в России. М., 1996. Эффективность государственной власти и управления в современной России Ростов н/Д, 1998. 49 Какова роль государственной власти в России? Государство в России с момента своего возникновения формировалось как "вотчинное" и "военно-национальное". Основу российского "вотчинного государства" составлял принцип централизованной редистрибуции. Московские князья, русские цари, а затем советские вожди, обладавшие огромной властью и престижем, были убеждены в том, что вся страна является их "собственностью", ибо создавалась она, строилась и перестраивалась по их повелению. В этом государстве сложилось особое представление о том, что именно власть рождает собственность и что все живущие в России являются ее слугами, находящимися в прямой и безусловной от нее зависимости и не имеющими возможности претендовать ни на собственность, ни на какие-либо неотъемлемые личные "права". Как "военно-национальное государство" Россия формировалась, испытывая постоянное "давление" с Запада и Востока. Основной движущей силой развития этого государства была перманентная потребность в обороне и безопасности, сопровождавшаяся усилением политики внутренней централизации и внешней экспансии. Такая политика обеспечивала территориально-государственную целостность российского общества и блокировала тенденции к дезинтеграции. Осуществлялось это в первую очередь с помощью насилия со стороны государственной власти, принуждавшей население принимать любые лишения при решении задач мобилизационного развития. Отсюда проистекали деспотические черты государственной власти, опиравшейся в основном на военную силу и военные методы управления. В результате включались такие механизмы социально-экономической и политической организации российского общества, которые перманентно превращали страну в некое подобие военизированного лагеря с жесткой централизацией и бюрократизацией управления, строгой социальной иерархией и дисциплиной поведения, тотальным контролем за различными сферами жизни и деятельности людей, "государственным" единомыслием. Начиная с преобразований Петра I, в России складывается особый тип "всепоглощающего государства", символом которого стало "отеческое", бюрократическое попечительство "вождя-государя" и государственной власти о "благе народа", общественной и личной пользе своих подданных. Поэтому одной из особенностей мобилизационного развития России было доминирование в ее истории политических факторов и, как следствие, гипертрофированная роль государства в лице центральной власти. Это нашло выражение в том, что правительство, ставя определенные цели и решая проблемы развития, постоянно брало инициативу на себя, систематически используя при этом различные меры принуждения, опеки, контроля и прочих регламентации. Специфика состояла также в том, что особая роль внешних факторов вынуждала правительство выбирать такие цели развития, которые постоянно опережали социально-экономические возможности страны. Поскольку эти цели не вырастали органическим образом из внутренних тенденций ее развития, то государственная власть для достижения "прогрессивных" результатов прибегала в институциональной сфере к политике "насаждения нового сверху" и к методам форсированного развития экономического и военного потенциала. Государственная власть в России постоянно стремилась к трансформации российского менталитета, пытаясь создать соответствующие структуры, оправдывающие ее деятельность. Такими доминирующими структурами стали прежде всего этатизм и патернализм. Поэтому отношение к государственной власти в России обусловливается этатистским представлением о необходимости сохранения политического единства и социального порядка в качестве антитезы локализму и хаосу, а также патерналистскими представлениями о необходимости опеки государственной власти по отношению к обществу. Государственная власть в России играла в ее истории не только выдающуюся, но и парадоксальную роль. С одной стороны, опираясь на целесообразную волю, власть в конечном счете превратила Россию в великую державу. С другой - опираясь на злую силу, государственная власть перманентно прибегала к антигуманным средствам управления, приводившим к таким эксцессам в обществе, в ходе которых зачастую от имени народа уничтожались многие тысячи и даже миллионы людей. Парадокс государственной власти в России состоял также в том, что она сама становилась непосредственной причиной кризиса государственности и даже развала государства. За пять столетий российская цивилизация пережила три национально-государственные катастрофы: в ходе первой "смуты" 1603-1613 гг. прекратили существование и династия Рюриковичей, и российская государственность; вторая "смута" 1917-1921 гг. покончила с монархическим государством и династией Романовых: результатом третьей "смуты" 90-х гг. стал крах идео-партократической государственности и развал СССР. Катастрофические срывы российской автократии свидетельствовали о том, что она, во-первых, не справлялась с историческими задачами, стоявшими перед Россией, и не находила адекватных ответов на вызовы истории; во-вторых, выбирала неверные внутренние и внешние политические цели и средства их достижения. Еще один парадокс государственной власти связан с проведением в России реформ "сверху". Суть его выражена в расхожем современном афоризме: "Хотели как лучше, получилось как всегда". Реформы в России задумывались и проводились "сверху", а российские реформаторы, как правило, были больше озабочены целями развития, чем ценностными ориентациями людей. Им казалось, что посредством административного воздействия на сложившуюся ситуацию достаточно людей поставить в особые организационные условия, чтобы они вынужденно или с сознанием необходимости, изменив свои жизненные установки, стали решать новые задачи. Большинству русских людей присущ ценностно-рациональный стиль мышления и поведения, для них важны не столько цели и результаты, сколько смысл преобразований. В иерархии ценностей русского человека ведущее место отводится справедливости, трактуемой в нравственно-уравнительном смысле; спокойной совести и душевной гармонии; порядку; свободе, понимаемой как возможности быть хозяином самому себе. Поэтому попытки трансформировать основы экономической, социальной и политической жизни России без изменения культуры как духовного кода жизнедеятельности подавляющего большинства ее населения приводили к социокультурному отторжению реформ, по мере того как они создавали ситуацию фрустрации или дискомфорта. Это сопровождалось кризисом государственной власти и заканчивалось контрреформами "сверху" или революциям "снизу". Ощущение внутреннего "нелада", смутная тоска о лучшей доле России постоянно толкали государственную власть, охваченную "демоном" державности и порывом политической воли, к реформаторству, замешанному на насилии и утопии. Реформаторская "безудержность", отсутствие чувства меры и формы преобразований губили самые разумные начинания. ЛИТЕРАТУРА Лубский А.В.Государственная власть в России (исторические реалии и проблемы легитимности) // Российская историческая политология. Ростов н/Д, 1998. Силин А. Российский парадокс / / Свободная мысль. 1997. № 5. Червонная С.А. Парадоксы российской действительности // США: Экономика, политика,идеология. 1996.№ 8. 50 К какому типу можно отнести политический режим в современной России? Политический режим - совокупность способов и средств осуществления власти в данном государстве. В понятие политического режима, кроме того, входят представления о специфике политических отношений, форм идеологии, типе политической культуры общества. Зачастую в публицистике, термин "политический режим" образно употребляется в оценочно-негативном смысле для характеристики недемократических антигуманных государств и правительств. Нередко данное понятие фигурирует в персонифицированной форме по имени его главы (например, Режим Пол Пота и Иенг Сари) либо для указания на элиту, господствующую в государстве (режим номенклатуры). С точки зрения формы правления различаются парламентские, президентские, монархические, аристократические, республиканские режимы. Выделяют также тоталитарные, авторитарные и демократические политические режимы. Основными признаками тоталитарных режимов являются: монополия власти одной политической партии; господство единственной идеологии, которой придается статус абсолютной официальной истины; всеобщий контроль государства над средствами убеждения и насилия, при этом ставка делается как на политический и идеологический, так и на физический террор; абсолютная власть вождя ("харизматического лидера"); ориентация на создание "нового человека" и "идеального будущего"; ставка на свою расу (класс, партию); регламентация и унификация всей общественной жизни; чрезвычайная роль тайной полиции, политического сыска и доносительства и т.д. Тоталитарный режим в отличие от других форм деспотизма не имеет ни экономических, ни социальных, ни политических, ни идеологических ограничений дискреционной власти. Социальной базой тоталитаризма выступают маргинальные слои населения, псевдоколлективистское деструктурализированное общество. Авторитаризм характеризуется концентрацией власти в руках одного человека или потестарного органа, но при наличии её определенных ограничений. Авторитаризм является свойством любой социально-политической системы, основанной на доминировании и навязывании воли большинству, поскольку авторитарность - это односторонняя властность, господство управляющих над управляемыми. К авторитаризму могут привести кардинальные способы разрешения политических и общественных проблем (качественные реформы, перестройки и преобразования общества, а также войны и революции). Авторитарный режим допускает существенные ограничения власти: экономические (наличие многообразия форм собственности), политические (зачастую имеют опору в блоке партий и движений, хотя нелояльная политическая оппозиция и запрещена), социальные (нуждается в более широкой общественной поддержке, не претендуя на введение статусного единообразия и не уничтожая враждебные слои, классы и пр.), идеологические (допускает латентное существование иных, кроме традиционных, систем ценностей). Традиции (и отчасти начала законности) являются основными ограничителями власти этого режима. При авторитарном режиме ограничения носят разрешительный характер и ограничиваются не личные, а политические права и свободы, политическое поведение граждан и их организаций при этом подвергнуто строгой регламентации. Опору авторитарный режим имеет, скорее, не в идеологии и не в политической партии, а в традиционных ценностях и институтах, религии, армии. При авторитаризме, как правило, не выработан легитимный механизм преемственности и передачи государственной власти. В управлении авторитаризм опирается на жесткую централизацию государственной власти и на командные методы руководства. Подобные режимы не носят всепроникающего характера, их скорее можно назвать прагматическими диктатурами в отличие от тоталитарных идеократических режимов. Сложившийся в последние годы в России политический режим вряд ли можно в чистом виде отнести к какой-то одной его модели. Выйдя из недр тоталитаризма, политическая система России пытается обрести черты развитой демократии. Однако пока политический строй в нашей стране отягощен признаками и иных политических режимов. С одной стороны, налицо черты демократии: строятся основы правовой государственности и создаются устои гражданского общества; власть на федеральном и местном уровнях выбираема и сменяема; действуют механизмы непосредственной демократии (референдумы), существует система разделения властей в государстве (хотя существует определенный перекос полномочий в сторону исполнительной ветви);гарантированы основные права человека (свобода совести, слова, собраний, организаций и пр.), реально действует политическая оппозиция, в том числе и "непримиримая"; формально судебные органы независимы от властных (хотя это и не всегда соблюдается), особенно на местах; нет ведущей идеологии и политической партии; в экономике складывается свободный и конкурентный рынок при многообразии форм собственности (однако при этом не выработаны механизмы, определяющие собственность на землю, сильны позиции государственных ведомств, командные высоты в хозяйственном механизме находятся в руках монополистов - финансово-промышленных групп, финансовой олигархии, "естественных монополий", что безусловно подменяет принцип свободной конкуренции монопольностью); при внешней неза-висимости (политической и идеологической) средств массовой информации и коммуникации налицо их фактическая связь с финансовыми "империями". В результате складывающийся демократический политический режим несет на себе четкие отпечатки экономической и политической олигархизации, что свидетельствует об усилении авторитарных тенденций в государстве. ЛИТЕРАТУРА Доманов В.Г. Режим политический // Политология. Краткий энциклопедический словарь. Ростов н/Д; М., 1997. Матузов Н.И., Малько А.В. Политико-правовые режимы: актуальные аспекты / / Общественные науки и современность. 1997. № 1. Саква Р. Режимная система и гражданское общество в России // Полис 1997.№1. 51 Как изменился политический режим в России за последние годы? За последние годы политический режим в России претерпел большие изменения: тоталитаризм - посттоталитаризм - антикоммунизм - основы демократии. Эти изменения происходили в контексте преобразования всей общественной системы России. Хозяйственный механизм страны, основанный на монополии государственной собственности и плановых (а по сути административно-командных) методах управления, сломан, началось создание саморегулирующейся рыночной экономики, базирующейся на свободной конкуренции. Стали формироваться основы гражданского общества. Региональный хозрасчет сменился экономической самостоятельностью субъектов Федерации, строящих свои взаимоотношения с центром на основе договоров о разграничении полномочий и предметов ведения. В России отсутствует господствующая идеология, место аморфной гласности заняла вполне ощутимая властями свобода слова. Коммунистическая партия из "руководящей и направляющей силы" общества превратилась в центр "непримиримой оппозиции". Полностью сменились центральные и региональные политические элиты. Отличительная особенность новых элит - это прагматизм в политике и опора на финансовые олигархии в экономике. На основании принятой в 1993 г. новой Конституции в России сложилась президентская республика с действующим двухпалат лрламн Федеральным Собранием, состоящим из Сове-1ерации I осударственной Думы. Верхняя палата Федераль-нит у.обрания - Совет Федерации - автоматически включает в свой состав выбираемых глав администраций и законодательных органов власти регионов. В Государственную Думу баллотируются депутаты по смешанной (пропорциональной и мажоритарной) избирательной системе. В силу этого политический режим современной России может быть охарактеризован как демократический с устойчивыми авторитарно-олигархическими чертами и элементами политического корпоративизма. Вообще авторитарность заложена в традициях российского общества. В современных условиях тоска по "сильной руке" усиливается ходом и направленностью реформ, за которые подавляющему большинству населения приходится платить слишком большую цену. В результате реформ образовался в стране огромный разрыв между богатыми и бедными, что при отсутствии стабилизирующего "среднего класса" ведет к росту авторитарных настроений. В результате не всегда продуманной политики приватизации значительная часть государственной собственности оказалась в руках малочисленных, но могущественных финансово-промышленных групп, монополизирующих к тому же масс-медиа и распространяющих свое влияние на политику исполнительной и законодательной ветвей власти. Тем самым эти "империи" превращают существующий режим в корпоративно-олигархический. Усиление авторитарных тенденций в политическом режиме России обусловлены принятой в 1993 г. Конституцией, в которой перераспределение полномочий явно смещено в сторону исполнительной власти, и особенно Президента. Реальных рычагов воздействия на реальную его политику у других ветвей власти практически нет. Усилению авторитарных тенденций способствуют такие привходящие факторы, как: - перманентный рост преступности; - природные катаклизмы; - этнорегиональные конфликты; - военные столкновения; нестабильность ситуации внутри правящих элит. Надо отметить, что тенденции к авторитаризму усиливаются, когда перед обществом стоят качественно новые задачи, требующие времени и большого напряжения всех социальных ресурсов; оборотной стороной этого процесса может оказаться аморфность и паралич потестарных функций. Возможно ли усиление в России демократических тенденций? В перспективе возможно, в случае успеха реформ, их продуманного и массовидного характера. Здоровый государственный консерватизм, помноженный на гражданский консенсус, - это те ценности, приоритет которых для современной России безусловен в плане демократизации ее политического режима. Кроме этого, гарантией роста демократизации политического режима современной России являются свобода слова и печати, наличие реальной многопартийности и политической оппозиции; выборность органов государственной власти, включая депутатов, глав городов и регионов, Президента; изменяющийся менталитет россиян. Итак, говоря о политическом режиме современной России, нужно отметить переходность его состояния, когда новое политическое качество полностью еще не состоялось, а старое - не кануло окончательно в Лету. Но идеал политического развития заявлен; это - демократизм и правовое государство. ЛИТЕРАТУРА Клямкин И.М. Посткоммунистическая демократия и ее исторические особенности в России // Полис. 1993. № 2. Янов А. Россия: альтернативы развития // Власть. 1996. № 1. Матузов Н.И., Малько А.В. Политико-правовые режимы: актуальные аспекты // Общественные науки и современность. 1997.№ 1. 52 Сохранились ли тоталитарное традиции в политическом режиме в современной России? Понятие "тоталитаризм", или "тоталитарное государство", возникло в начале XX в. в процессе осмысления фашизма (К. Шмитт, Дж. Амендола). Затем политологи начинают интерпретировать социализм в качестве тоталитаризма "левацкого" толка (Р. Арон, X. Арендт, К. Фридрих). В частности, Фридрих определяет тоталитаризм как политику, которая обладает чертами монизма, единственности идеологии и политических партий, наличием террористической тайной полиции, монополией на средства массовой информации и централизованной плановой экономикой. Другие авторы добавляют к этому харизматический (освяшенный) абсолютный тип власти вождя, "мобилизационный" тип социальной организации, ритуализацию всей общественной жизни. Однако тоталитаризм в России имеет свою специфику. В этой связи принципиальное значение имеет тот момент, что в России промышленная революция была осуществлена за счет превращения всей массы населения в наемных рабочих государства и тотальной экономии на оплате труда. Эта экономия, или сверхэксплуатация, привела к деградации рабочей силы и развитию ее теневого довоспроизводства. В результате качество и количество труда перестали соответствовать потребностям индустриально-информационных технологий. Сложность реформирования тоталитарной организации в России заключается в том, что для ее осуществления необходимо, кроме всего прочего, значительно поднять уровень оплаты труда наемной рабочей силы. Для этого нужны обширные капиталовложения. В то же время реформирование России осуществляется с целью повышения эффективности экономики, которая сама нуждается в значительных дополнительных инвестициях. Повысить уровень инвестирования экономики для ее модернизации и одновременно повысить оплату труда всей массе наемных работников без громадных иностранных капиталовложений невозможно. Поэтому для реформируемой России требуется новая и мощная система "мобилизации" наемного персонала, который должен работать лучше, чем при социализме, за значительно меньше дореформенной оплату труда. Поскольку функцию мобилизации рабочей силы выполнял именно тоталитаризм, то станет очевидным, насколько сложно решить проблему адекватной замены тоталитарных механизмов принуждения к производительному, но малооплачиваемому труду. В свое время эту проблему пришлось решать большевикам, когда Ленин выдвинул тезис: высокая производительность труда за счет энтузиазма наемных работников и бедноты, которые теперь трудятся не на капиталистов, а на себя! Закончилось все тоталитаризмом, который и явился источником "энтузиазма" масс на практике. Вместе с тем в современной России поставлена задача преодолели наследия тоталитаризма. Наивная надежда в чудодейственность частной собственности или рыночных механизмов быстро оь1ла развенчана. Национально-государственная идеология опирайся лишь на фантомы политического характера. Исполнительная власть заполняет вакуум событиями текущей политики, сменой кадров и обещаниями. Законодательная власть и оппозиция критикуют исполнительную власть, а политические программы и предвыборные обещания превратились в официозную политическую "риторику", которую после выборов никто не вспоминает. Как эти явления увязать с преодолением тоталитаризма? Следует учитывать, что для России тоталитарная власть в XX в. представлялась в массовом сознании естественным явлением. И до сих пор определенная часть населения России воспринимает тоталитарную власть как нормальное явление. Вместе с тем в России появилось множество свидетельств, которые отличают нынешнюю политику от тоталитарной. Нет единой, навязываемой всем и жестко контролируемой идеологии, существует многопартийность, государство не вмешивается в личную жизнь граждан, осуществимы многие свободы, есть гласность. В то же время власть еще больше отделилась от народа, нежели при тоталитаризме. Многие противоречия, возникшие еще в эпоху социализма, не разрешены. Идет очень жесткая борьба за статусность в высших эшелонах власти. Ослабли контрольные функции власти, что позволяет элите решать свои корпоративные проблемы за счет общества. Однако вариант возврата к тоталитаризму врядли возможен, даже в случае выхода из-под контроля государственной власти. Но неустойчивость этой ситуации, сложность социально-политической обстановки затрудняют процессы демократизации России и создают условия для усиления в стране авторитаризма. ЛИТЕРАТУРА Бутенко А.П., Миронов А.В. Тоталитаризм и посттоталитарное общество // Социально-политический журнал. 1998. № 2. Панченко А. Конституционная и тоталитарная тенденции в России: противоборство продолжается//Вестник Моск. ун-та Сер 12 Политические науки. 1997. №4. Щербинин А.И. Через полицеизм к тоталитаризму // Полис. 1994. № 1. • 53 Чем политический режим в России отличается от политических режимов в других странах? Политический режим в узком смысле - это совокупность способов и средств осуществления власти в данном государстве. В широком смысле политический режим - это конкретная политическая система страны, взятая в ее историческом, социальном и этнологическом своеобразии. В реальной действительности политические режимы сочетают черты различных их типов. Все зависит от своеобразия протекания политического процесса в данной стране, от ее традиций и ценностей, от реально складывающейся политической ситуации и расклада социально-политических сил в обществе. Так, очевидно, политический режим современной России мог быть иным, если бы не события, предшествовавшие октябрю 1993 г. Немалое влияние оказывают и привходящие факторы; например, авторитарные и идеократические тенденции в Ираке усиливаются прямо пропорционально нагнетанию напряженности вокруг него извне. В современном мире можно назвать страны, политические режимы которых можно отнести скорее к типу тоталитарных: Ирак, Ливия, Куба, Северная Корея. Авторитарными являются абсолютистско-монархические режимы Саудовской Аравии, Иордании и др. Наиболее исторически устоявшимися являются политические режимы, подобные режиму в Великобритании. Это - конституционные монархии при сильном парламенте. Такие режимы характерны для Нидерландов, Бельгии, Испании, Дании, Норвегии. Сами британцы склонны именовать конституционную монархию "смешанной формой правления", имея в виду, что сложившаяся система состоит из элементов демократического, монархического и аристократического (наличие палаты невыбираемых пэров) правлений, ни одно из которых не имеет первенства перед другими. Политический режим современной России сродни системам США и Франции. Для таких режимов характерна: сильная исполнительная власть (особенно институт президентства, который фактически формирует правительство) при наличии двухпалатного законодательного собрания - парламента (верхняя палата - Сенат, Совет Федерации - состоит их выбираемых в регионах глав местной исполнительной власти, а нижняя формируется из непосредственно выбираемых депутатов в соответствии с существующей избирательной системой), а также системы независимого судопроизводства во главе с институтом высшей инстанции - Верховным или Конституционным Судом; возможности непосредственного участия граждан в политическом управлении в форме референдума или плебисцита. При сильной власти президента в указанных политических режимах почти неизбежны конфронтация исполнительной и законодательной ветвей власти и обвинения в усилении автократических тенденций. Определенной альтернативой президентским республикам служат парламентские режимы партократического типа в Чехии, Канаде, Италии, где законодательный орган в лице победившего большинства выбирает премьер-министра или президента. Несколько особняком стоит политический режим Швейцарии, сочетающий черты парламентской республики и непосредственной плебисцитарной демократии. Необходимо заметить, что в современной России политический режим еще окончательно не оформился. Иное и трудно себе представить в стране, переживающей переходный период поливалентного реформирования. Существующий ныне в России политический режим во многом соответствует интересам находящейся у руля экономического и политического управления политической элиты и финансово-промышленной олигархии. ЛИТЕРАТУРА Салмин А.М. Выборы 1995-1996 гг. и трансформация политического режима в Российской Федерации // Полис. 1997. № 1. Вайнштейн Г. Рост авторитарных установок и политическое развитие современной России // Мировая экономика и международные отношения 1995. №11. Цыганков А.П. Между либеральной демократией и сползанием в авторита-ризм: предварительные итоги политического развития России. 1991- 1996 гг. // Социально-политический журнал. 1997. № 1 54 Является ли Россия демократическим государством? С формально-правовой точки зрения Россия, согласно Конституции, является демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления. Человек, его права и свободы объявлены высшей ценностью, гарантировать которую обязывается государство. Единственным источником власти объявлен народ, который на референдумах и выборах изъявляет свою волю. По Конституции Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В государстве охраняются труд и здоровье людей, устанавливается минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства. В 137 статьях Конституции можно найти нормы, которыми удовлетворилась бы любая развитая демократия. Однако в России до сих пор практически все процессы, начиная от экономики и заканчивая социальной сферой, замкнуты непосредственным образом на государстве. Это приводит к тому, что вся жизнь россиян зависит от непосредственной деятельности властных структур. Преодолеть патерналистский характер государства в России пока не удается. Это приводит к тому, что государственные структуры продолжают выполнять функции не демократического, а дистрибутивного, перераспределительного характера. Поэтому реальная практика деятельности государства в России значительно отличается от той законодательной основы которая существует как норма. Это приводит к тому, что многие демократические понятия, на которые опираются конституционые нормы, являются символами и метафорами, которые в зависимости от ситуации интерпретируются субъектами политического процесса в своих корпоративных интересах. Например, мало кто в России знает, что собой представляют по содержанию такие понятия из словаря демократии, как "достойная жизнь", "свободное развитие человека", "гарантии социальной защиты", "единство экономического пространства", "местное самоуправление", "прямое действие Конституции", "гарантия прав и свобод согласно нормам международного права" и т.д. Реформы в России проводятся под руководством нового демократического правительства. Но очевидно, что практически все изменения в настоящее время противоречат интересам широких слоев населения, поскольку в обмен на возможные перспективы в будущем они в который раз подвергаются лишениям в настоящем. Политическая машина действует в интересах новой элиты, причем потенциальной, поскольку для страны она еще ничего не сделала кроме фарисейской благотворительности и обеспечения населения импортными товарами, на покупку которых у основной массы населения нет достаточного количества средств. В Конституции записано, что Россия - социальное государство, стремящееся к обеспечению достойной жизни и устанавливающее гарантированный минимальный размер оплаты труда. Однако в настоящее время минимальный размер оплаты труда является чистым символом, таким распределительным фантомом, который никакого отношения к реалиям не имеет. Минимальная заработная плата в условиях рынка должна позволять работнику и членам его семьи хотя бы минимальное, но полноценное социальное существование, не говоря уже об обеспечении "достойной жизни". Тот уровень минимальной оплаты труда, который может позволить себе сегодня российское государство, не обеспечивает даже одинокому работающему возможности оплатить коммунальные услуги. О какой реальной демократии в России может идти речь, если бюджетникам месяцами не платят зарплату. Практическое состояние дел свидетельствует о том, что демократия в России носит формальный характер, она не выражает и не может выражать интересов большинства населения, как это происходит в условиях западной демократии. Это будет продолжаться до тех пор, пока в России не возникнет основа демократии - гражданское общество, являющееся гарантом демократии вообще. Это означает, что Россия представляет собой иное государство, нежели провозглашенное в Конституции. Сказать какое - трудно, поскольку нет достаточного идеологического осознания реальности. Но подобное состояние России с неизбежностью будет приводить к противоречию между формальными правовыми демократическими основаниями и реальной действительностью. А это противоречие не может не воспроизводить социальную раздвоенность, свойственную тоталитаризму, состояние алегитимности, теневых отношений и многих иных отрицательных явлении, которые не позволяют осуществлять демократическое реформирование на деле. ЛИТЕРАТУРА Бажанов В.А. Парадоксы демократии // Вестник Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 1997.№ 1. Пантин И. Посткоммунистическая демократия в России: основания и особенности // Вопросы философии. 1996. № 6. Ростоу Д. Переходы к демократии: попытка динамической модели / / Полис. 1996. №5. 55 Каковы конституционные основы принципа разделения властей в России? Принцип разделения властей является важнейшим элементом функционирования демократического государства, исключающим возможность соединения законодательной, исполнительной и судебной власти в одних руках. Теория разделения властей была создана несколькими исследователями политики: Дж. Локком, Ш. Монтескье, А. Гамильтоном, Д. Мэдисоном, Д. Джеем и др. Согласно теории разделения властей: 1) законодательная, исполнительная и судебная власть предоставляются различным людям и органам в соответствии с Конституцией; 2) все власти равны перед законом и собой; 3) никакая власть не может пользоваться правами, предоставленными Конституцией другой власти; 4) судебная власть независима от политического воздействия, судьи несменяемы, независимы, неприкосновенны и подчиняются только закону. Разделение властей является характерным признаком правового государства, гарантией его функционирования. Оно обеспечивается механизмом "сдержек и противовесов", под которым понимается частичное совпадение полномочий трех властей. Кроме того, разделение власти на три ветви в государстве обуславливается необходимостью: 1) четкого определения функций, компетенции и ответственности различных государственных органов; 2) обеспечения возможности контролировать государственными органами друг друга на конституционной основе; 3) эффективной борьбы со злоупотреблениями властью. Реализация принципа разделения властей всегда сопровождается свободой средств массовой информации, которые часто именуются как "четвертая власть". Впервые свое юридическое оформление принцип разделения властей нашел в Конституции США (1778), в конституционных актах Великой французской революции (1789-1794). Сегодня зтот принцип конституционно закреплен в большинстве стран мира. В Российской Федерации этот принцип также закреплен в Конституции, где говорится, что "государственная власть в Россииской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны". Конституция определяет построение системы высших органов государственной власти Российской Федерации. Законодательная власть на уровне Федерации возлагается на Федеральное Собрание. Исполнительную власть осуществляет Правительство Российской Федерации. Судебная власть осуществляется Конституционным, Верховным, Высшим Арбитражным и другими судами Российской Федерации. Опыт многих стран, давно установивших разделение власти, свидетельствует о том, что его важным элементом является определенный баланс полномочий между главой государства и парламентом, контролирующим правительство. Институт президентства в России характеризуется неясностью и "размытостью" полномочий и возможностей. Существует ряд органов, формируемых Президентом, и недостаточно регулируемых или вовсе не регулируемых текущим законодательством, например. Совет Безопасности. Президентская власть при всей ее внушительности не опирается на какую-либо властную структуру, более того, судя по опросам общественного мнения, она не имеет и прочной социальной опоры. Федеральное Собрание России является как бы "самоопределившимся органом". Депутаты Государственной Думы, зачастую пренебрегают предписаниями принципа разделения властей, пытаясь присвоить прерогативы президентской или исполнительной власти. Во многом это объясняется тем, что вопреки конституционной практике, существующей во многих демократических государствах, Государственная Дума в России лишена контроля над исполнением законов и не участвует в формировании федерального правительства, за исключением назначения его главы. Равновесие между ветвями власти в России нарушается также в силу того, что упал авторитет исполнительной власти. В ее адрес слышатся постоянные замечания в неспособности решать возникающие проблемы в условиях огромных размеров страны, сложности ее социально-экономической и политической жизни и гигантского разнообразия региональных условий в России. ЛИТЕРАТУРА Конституция Российской Федерации. М., 1993. Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 1996. Салмин А.М. О некоторых проблемах самоопределения и взаимодействия исполнительной и законодательной власти // Политические исследования. 1996. № 1. 56 Каковы конституционные основы деятельности Президента Российской Федерации? В буквальном смысле слово "президент" в переводе с латинского означает "сидящий впереди". В государствах с республиканской формой правления президент является либо главой государства и исполнительной власти, либо только государства. Институт президентской власти в России имеет сравнительно короткую историю. Пост избираемого всенародно Президента РСФСР был установлен в соответствии с результатами всероссийского референдума в марте 1991 г. Первый Президент РСФСР был избран путем прямых всенародных выборов 12 июня 1991 г. Конституция Российской Федерации (1993) внесла существенные изменения, касающиеся как статуса Президента, так и порядка его избрания, компетенции, процедуры отрешения от должности. Конституция исходит из ведущего положения Президента в системе государственных органов власти. Президент как глава государства в России не входит в систему разделения владей, а возвышается над нею, осуществляя координирующие функции. Президент является гарантом Конституции России, прав и свобод человека и гражданина. Он представляет Россию внутри ^раны и на международной арене, определяет основные направления внутренней и внешней политики государства. Президент России избирается на четыре года гражданами россии на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Президентом может быть избран гражданин России не моложе 35 лет, постоянно проживающий в стране не менее 10 лет. Одно и то же лицо не может быть Президентом России более двух сроков подряд. Президент России, в соответствии с Конституцией, назначает выборы в Государственную Думу, распускает Государственную Думу, назначает референдум, вносит законопроекты в Государственную Думу, подписывает и обнародует федеральные законы. Президент назначает с согласия Государственной Думы Председателя Правительства Российской Федерации и имеет право председательствовать на заседаниях Правительства. Он же имеет право принять решение об отставке Правительства. Президент представляет Государственной Думе кандидатуры на должности (назначение и освобождение): Председателя Центрального банка Российской Федерации; Председателя Счетной палаты и половины состава ее аудиторов; Уполномоченного по правам человека. Президент рассматривает решение Государственной Думы о недоверии Правительству; согласует с Советом Федерации назначение и освобождение от должности: Генерального прокурора Российской Федерации; судей Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда. Президент России, осуществляя руководство внешней политикой России, подписывает международные договоры и грамоты. Президент является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами России, вводит на территории страны военное положение. Президент, при определенных обстоятельствах, вводит чрезвычайное положение, решает вопросы гражданства России и осуществляет помилование. Президент России обладает неприкосновенностью. Он может быть отрешен от должности Советом Федерации по инициативе Государственной Думы. Однако процедура отрешения чрезвычайно сложна. Конституционные основы деятельности Президента Российской Федерации отличаются от конституционных основ деятельности президентов в других странах. Так, в США Президент, которым может быть только прирожденный гражданин страны, возглавляет систему исполнительной власти и избирается путем косвенных выборов, т.е. избирательная система такова, что кандидат на пост Президента избирается коллегией выборщиков. Во Франции Президент республики является гарантом Конституции, обладает правом роспуска Национального Собрания, правом назначения референдума и осуществляет помилование. В ФРГ Президент лишь представляет государство на международной арене и также осуществляет право помилования. Как же Президент России реализует свои широкие полномочия? Под руководством Президента в стране проводятся реформы, направленные, по идее, на демократизацию и либерализацию, создание гражданского общества и правового государства. Однако цена этих реформ оказалась слишком высокой: произошло падение промышленного и сельскохозяйственного производства, оказалась разрушенной система социальной защиты, у большинства населения ухудшилось материальное положение по сравнению с дореформенным периодом. Получилось, что реформы в целом были проведены в интересах небольшой части населения. Призванный быть гарантом прав и свобод граждан. Президент не смог создать эффективную систему их реализации, что привело к росту преступности, безработицы, сокращению продолжительности жизни, сокращению рождаемости. Все это дает основание оппозиции утверждать, что Конституция Российской Федерации предоставила Президенту слишком много прав и обязанностей и одному человеку это не под силу. Поэтому необходимо перераспределение полномочий между Президентом и другими ветвями власти. ЛИТЕРАТУРА Конституция Российской Федерации. М., 1993. Иностранное конституционное право. М., 1996. Чиркан В.Е. Президентская власть // Государство и право. 1997. № 5. 57 Каковы конституционные основы деятельности Федерального Собрания Российской Федерации? В Конституции России сказано, что "Федеральное Собрание - парламент Российской Федерации - является представительным и законодательным органом Российской Федерации". Данное определение характеризует сущность, юридическую природу и функции этого органа государственной власти. Из определения Федерального Собрания как парламента следует, что этот орган должен выступать в качестве коллективного выразителя интересов и воли российского народа, который являйся носителем суверенитета и единственным источником власти в стране. Исходя из принципа разделения властей, российский парламент представляет законодательную ветвь государственной власти в России. Федеральное Собрание состоит из двух палат - Совета Федерации и Государственной Думы. В Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта России: по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти. В Государственную Думу входят 450 депутатов, избираемых на основе смешанной избирательной системы. Каждая из палат обладает своими полномочиями, которые в основном соответствуют прерогативам зарубежных парламентов. В частности, к ведению Совета Федерации относится: 1) утверждение изменения границ между субъектами Российской Федерации; 2) утверждение Указа Президента Российской Федерации о введении военного и чрезвычайного положения; 3) решение вопроса о возможности использования Вооруженных Сил Российской Федерации; 4) назначение выборов Президента Российской Федерации; 5) отрешение Президента от должности; 6) назначение на должность судей Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации; 7) назначение и освобождение от должности Генерального прокурора Российской Федерации. Среди полномочий Государственной Думы, закрепленных в Конституции Российской Федерации, можно выделить: 1) дачу согласия Президенту Российской Федерации на назначение Председателя Правительства Российской Федерации; 2) решение вопроса о доверии Правительству Российской Федерации; 3) назначение на должность и освобождение от должности Председателя Центрального банка Российской Федерации; 4) объявление амнистии; 5) выдвижение обвинения против Президента Российской Федерации для отрешения его от должности. Очень важной с политической точки зрения является дача согласия Президенту Российской Федерации на назначение Председателя Правительства Российской Федерации. Однако реализация данного полномочия Государственной Думой связана с некоторыми условиями. В частности, решение Государственной Думой должно быть принято не позднее недельного срока со дня внесения Президентом предложения о кандидатуре Председателя Правительства. Помимо этого устанавливается, что после трехкратного отклонения представленных кандидатур Председа- теля Правительства Российской Федерации Президент назначает Председателя Правительства, распускает Государственную Думу и назначает новые выборы. Здесь напрашивается вывод о (вольном) праве на роспуск Парламента при весьма сомнительных, а может быть даже спровоцированных обстоятельствах, поскольку может быть выдвинута заведомо не подходящая кандидатура на пост Председателя Правительства Российской Федерации. Парламент превращается в безвластный орган, над которым нависает угроза его досрочного роспуска. Это влияет на поведение и даже правосознание депутатов. Тем более в ситуации политической нестабильности данная парламентская модель даже при усиленных полномочиях Президента будет сопровождаться частыми государственными кризисами, что позволяет говорить об усилении тенденций авторитаризма в государственном управлении. Полномочия двух палат разделены по конституционным основаниям, но очевидна некоторая искусственность их разделения, нарушающая целостность единого представительного органа. Некоторые важнейшие вопросы решает Совет Федерации, по численности народных представителей уступающий Государственной Думе. Решения по конституционным законопроектам Совет Федерации должен принимать большинством в три четверти голосов. литература Конституция Российской Федерации. М., 1993. Комментарий к. Конституции Российской Федерации. М., 1994. Котелевская И.В. Современный парламент // Государство и право. 1997. №3. 58 Каковы конституционные основы деятельности Правительства Российской Федерации? Правительство Российской Федерации осуществляет в стране ис-полнительную власть. Оно состоит из Председателя Правительства, заместителей Председателя Правительства Российской Федерации и федеральных министров. Правительство Российской Федерации - это коллегиальный орган исполнительной власти государства и субъектов Федерации, который осуществляет государственную власть на всей российской территории. Полномочия российских представительных органов определяются Конституцией России и другими законами, основанными на принципе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. Среди полномочий Правительства Российской Федерации можно выделить следующие: 1) разработка и представление Государственной Думе федерального бюджета и обеспечение его исполнения; представление Государственной Думе отчета об исполнении федерального бюджета; 2) обеспечение проведения в Российской Федерации единой финансовой, кредитной и денежной политики; 3) обеспечение проведения в Российской Федерации единой государственной политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, экологии; 4) осуществление управления федеральной собственностью; 5) осуществление мер по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, реализации внешней политики Российской Федерации; 6) осуществление мер по обеспечению законности, прав и свобод граждан по охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью; 7) осуществление иных, возложенных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами полномочий. В России федеральное Правительство несет политическую ответственность перед Федеральным Собранием, прежде всего в плане разработки и исполнения федерального бюджета. В России недоверие Председателю Правительства, по существу, влечет за собой значительные перестановки в составе Правительства. Вместо ухода в отставку члены Правительства могут обратиться к Президенту, чтобы он воспользовался своим конституционным правом распустить Государственную Думу и назначить новые в нее выборы. Конституционные основы деятельности Правительства Российской Федерации отличаются от соответствующих основ в других странах. Так, в США исполнительная власть осуществляется Президентом, который является главой Правительства. Кабинет министров в США не имеет конституционного статуса. Президент как глава Правительства несет ответственность за подготовку и исполнение государственного бюджета, имеет право издавать указы и исполнительные приказы. . Правительство Великобритании формируется премьер-министром, как правило, из депутатов правящей партии. Существенное значение имеют вспомогательные органы Правительства. Они создаются и специализируются в нескольких сферах деятельности. Одной из важнейших является парламентская служба. Это позволяет утверждать, что одним из направлений деятельности Правительства выступает фактический контроль за законодательной деятельностью парламента. В Италии Правительство руководит страной в соответствии с волей парламентского большинства. Оно осуществляет исполнительную деятельность и принимает разного рода декреты, постановления и регламенты, что позволяет говорить о нем как о распорядительном органе. ЛИТЕРАТУРА Бельский К.С. О функциях исполнительной власти // Государство и право. 1997.№3. Конституция Российской Федерации. М., 1993. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. М., 1995. 59 Каковы причины перманентного конфликта в современной России между законодательной и исполнительной ветвями власти? В современной России законодательная власть в лице Государственной Думы постоянно конфликтует с исполнительной властью - Правительством и главой государства Президентом. Противостояние выражается во взаимных обвинениях и попытках одной ветви власти реализовать свои цели за счет ослабления другой. Президент России время от времени угрожает Думе роспуском. Дума, в свою очередь, пытается подвергнуть Президента импичменту (лишение главы государства власти законным путем против его желания). Кроме того, фракции левого толка в Государственной Думе постоянно требовали отставки Правительства Российской Федерации (Е. Гайдара, В. Черномырдина, С. Кириенко) и изменения курса реформ. Противостояние законодательной и исполнительной ветвей власти отрицательно влияет на управление страной, подрывает легитимность государственной власти в России в целом. Одной из причин перманентного конфликта между законодательной и исполнительной ветвями власти является неразвитость демократии в России. Реформаторы в России позаимствовали демократический институт разделения властей на Западе, перенеся его в социокультурную среду, отягощенную тоталитарным прошлым. Идеологам и политикам казалось, что принятие Конституции, создание новых органов государственной власти приведет к развитию демократии в стране. Однако на практике этого не произошло, поскольку в России отсутствует необходимый минимальный уровень демократической культуры. Поэтому Правительство России вынуждено в процессе реформирования прибегать к насильственно-государственному внедрению новых политических институтов. Подобная форма политического реформирования требует гениальной интеллектуальной и организационной проработки, поскольку "социальное конструирование" может быть успешным только тогда, когда учитываются очень многие разнообразные моменты конкретных социальных условий. Не случайно советская власть, которая впервые в истории применила в таких широких масштабах технологию "социального конструирования", была вынуждена использовать тотальный террор в целях сохранения тех институтов, которые насаждались насильственным путем. В России реформирование не пошло по пути предварительной интеллектуальной проработки политических инноваций. Система власти восприняла советский алгоритм аппаратно-бюрократического управления: методом проб и ошибок нащупывается такая политическая институционализация, которая позволяет реализовывать интересы властвующей элиты. Такая форма власти в России осуществляет свою деятельность за счет народа, который реагирует на последнюю совсем не так, как ей бы хотелось. В стране сложилась ситуация неадекватности, нетождественности власти и народа, в которой реакции субъектов на самих себя и на своих партнеров носят "перевернутый" характер. Например, управленцы осознанно и неосознанно перекладывают вину в неуспехе политики на исполнителей, а последние, в свою очередь, - на руководство страны. Причем и тем, и другим кажется, что ситуацию можно легко исправить, если "другие" будут действовать как "положено". Эта ситуация характерна для всей власти в целом - она стремится выйти из-под контроля и переложить ответственность за результат собственной несостоятельности на кого угодно. В то же время эта общая ситуация модифицируется в институтах законодательной и исполнительной власти. Так, основная задача исполнительной власти России заключается в организации общесоциального воспроизводства. Страна должна функционировать в геополитическом пространстве, выполнять свои международные обязательства, охранять себя от внешней угрозы, сохранять свою целостность, обеспечить жизнедеятельность институтов, накормить и обеспечить "жизнь народа", охранить свою власть от посягательств претендентов на нее и т.д. Причем эти функции исполнительной власти необходимо выполнять в любом случае, независимо от состояния законодательной, судебной ветвей власти и иных обстоятельств. Чем хуже ситуация, тем больше социальной энергии тратится на самосохранение власти в ущерб всем остальным жизненным обстоятельствам. В конечном итоге исполнительная власть отвечает за жизнь страны, с нее за это спрашивают все, поэтому она себя осознает основным субъектом управления и, соответственно, ждет понимания этого и помощи, т.е. в данном случае "ансамблевой работы" от законодателей. Законодательная власть в России имеет иную специфику. Ее основная задача - создать правовое пространство, достаточное для осуществления реформ, и возможность для правовой реализации исполнительной власти при легитимном взаимодействии с народом. Однако в России законодатели работают на свой страх и риск, издают законы, которые, как правило, не в состоянии привести общество к целям, которые ставятся законодателями, исполнителями и народом. Сложившаяся ситуация в стране не вполне осознается законодателями, они не берут на себя ответственность за собственную деятельность, перекладывая ответственность и вину за создавшееся положение в России на Президента и его команду, исполнительную власть, "происки Запада". Следует отметить также, что российские законодатели не столько выражают интересы избирателей, сколько в качестве Действующей оппозиции преследуют цель доступа к исполнительной власти, включая и борьбу за пост Президента. В таких условиях конфликт между законодательной и исполнительной ветвями власти в России может время от времени приобретать острый характер. ЛИТЕРАТУРА Лебедев М. Проблемы повышения эффективности государственной власти в России // Россия и современный мир. 1997. № 3. Пригожий А. Патология политического лидерства в России // Общественные науки и современность. 1996. № 3. Салмин А.М. О некоторых проблемах самоопределения и взаимодействия исполнительной и законодательной властей в Российской Федерации // Политические исследования.1996.№ 1 60 Каковы конституционные основы деятельности судов в Российской Федерации? В Российской Федерации судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Судьями могут быть граждане Российской Федерации, достигшие 25 лет, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет. Суды независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. Судьи несменяемы и неприкосновенны. Финансирование судов производится только из федерального бюджета. Судьи Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации назначаются Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации. Судьи других федеральных судов назначаются Президентом Российской Федерации в порядке, установленном федеральным законом. Судебная власть в целом едина и неделима, однако условно правосудие можно подразделить на конституционное, общее и арбитражное. В соответствии с этим существует и три высших судебных органа Российской Федерации: Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации: 1) решает дела о соответствии Конституции федеральных законов и других нормативных актов, нормативных актов субъектов Российской Федерации, международных договоров, договоров между органами государственной власти России; 2) дает толкование Конституции Российской Федерации. Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции; осуществляет надзор за их деятельностью; дает разъяснения по вопросам судебной практики. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет судебный надзор за их деятельностью. Конституционные основы деятельности российских судов отличаются от соответствующих основ в других странах. Так, в Швейцарии Федеральный Суд осуществляет надзор за единообразным применением норм права и интерпретирует федеральное административное право, что позволяет говорить о наличии функций толкования законов. Федеральный Суд рассматривает жалобы на нарушения конституционных прав граждан. Особенностью деятельности Федерального Суда Швейцарии является то, что он не осуществляет конституционный контроль за федеральными законами. Верховный Суд Японии рассматривает Дела о государственной измене и других преступлениях против государства, решает вопрос о конституционности любого нормативного акта, обобщает судебную практику. Верховный Суд Индии рассматривает споры между Правительством и штатами, а также осуществляет функции конституционного контроля. После принятия Конституции Российской Федерации в 1993 г. появилась необходимость в осуществлении судебной реформы. литература Белкин А.А. Конституционная охрана: три направления российской идеологии и практики.СПб., 1995. Дмитриев Ю.А., Черемных Г.Г. Судебная власть в механизме разделения частей и защите прав и свобод человека / / Государство и право. 1997. № 8. Конституция Российской Федерации. М., 1993. 61 Каковы особенности взаимодействия различных ветвей власти в современной России? Конституционное закрепление принципа разделения властей, впервые осуществленное в Конституции России 1993 г., послужило основой не только правового, но и политического понимания особенностей взаимодействия различных ветвей государственной власти. Разделение властей представляет собой функциональный разрез единой государственной власти и не означает многовластия. В правовом демократическом государстве власть является единой, так как ее единственным источником является народ. Поэтому речь идет только о разграничении полномочии между ветвями единой неделимой государственной власти. Разделение властей на практике позволяет эффективно выполнить важные государственные полномочия каждой из ветвей, исключить концентрацию власти в руках одного человека или государственного органа, что ведет к злоупотреблениям, коррупции. Отсюда очевидна исходная основа взаимоотношений между ветвями государственной власти в России - правовое закрепление принципа разделения властей. Поскольку государственная власть едина, то ее ветви постоянно взаимодействуют, что порождает борьбу, столкновение, соперничество и т.п. Законодательная власть вторгается в полномочия исполнительной и наоборот. Чтобы не произошло полного, абсолютного поглощения одной ветви власти другой, была выработана система сдержек и противовесов. Ее сущность состоит в том, чтобы уравновесить власти, не дать возможности каждой из них оставаться бесконтрольной. В президентской республике России при "жестком" разделении власти полномочия отдельных ее ветвей, их институтов явно не сбалансированы, что влияет на процесс взаимоотношений между ними, ведет к конфронтации. Кроме того, в России нет четкого правового закрепления полномочий каждой из ветвей государственной власти, что размывает принцип разделения властей в вопросах организации структур и механизмов функционирования государства в целом. Казалось бы, в данных сложных, кризисных условиях при наличии очевидного отсутствия конкретных полномочий, прописанных законодательно, ветви власти должны сплотиться для поиска механизмов решения общих проблем. Но в России каждая из них старается стать автономной, независимой, что может привести к неуправляемости страной. В российском поле взаимодействия ветвей власти речь идет, как правило, о законодательной (представительной) и исполнительной. О судебной власти как одной из ветвей государственной власти, ее месте и роли в системе властей говорят и пишут мало. Эта российская особенность отражает традиционный взгляд на судебную власть как на силу, полностью подконтрольную партийно-государственной номенклатуре. В то же время заметно стремление ряда авторов описать власть средств массовой информации и криминалитета в качестве нарождающихся, реальных "четвертой" и "пятой" ветвей государственной власти. Судебная власть призвана поддерживать систему правового регулирования в обществе, защищать права и свободы человека. Она обладает такими средствами для реализации данных задач, что способна стать мощным фактором взаимозависимости и взаимодействия различных ветвей власти. В настоящее время процесс взаимозависимости и взаимодействия различных ветвей власти в России слабо отлажен еще и потому, что фактически не разработана концепция развития национальной государственной политики, в которой были бы представлены общие, стратегические направления функционирования становящегося российского государства и общества, на базе которой можно было бы конкретизировать отдельные направления деятельности институтов, органов государства. В этой концепции следовало бы предусмотреть вертикальное и горизонтальное разделение власти, взаимодействие и специфику взаимовлияния и т.п. литература Дмитриев Ю.А., Черемных Г.Г. Судебная власть в механизме разделения Частей и защите прав и свобод человека // Государство и право. 1997. №8. Салмин А.М. О некоторых проблемах самоопределения и взаимодействия ис-полнительной и законодательной властей // Политические исследования. 1996. №1. Шляпентох В. Россия, камо грядеши? / / Власть. 1997. №11. 62 Чем отличается взаимодействие различных ветвей власти в России от их взаимодействия в других странах? Взаимодействие разных ветвей власти есть одна из важных предпосылок их собственного существования и развития, а также обеспечения единства государственной власти, основанного на принципе разделения властей. Если каждая из ветвей государственной власти пытается достичь поставленных целей только на базе собственной автономии, самостоятельности, исключительности, абсолютной независимости от других ветвей власти, то она попадает в поле отчуждения от единства, целостности государственной власти. Нарушается не столько индивидуальный порядок функционирования конкретной ветви власти, сколько единство, суверенитет, целостность государственной власти. Подобное характерно для взаимодействия ветвей государственной власти России. Отсутствие опыта демократизации управления и руководства при постановке цели либерализации демократического процесса привело к децентрализации власти, усилению региональных властей и "приватизации" государства административным аппаратом. Реформы сверху были очень слабо поддержаны народом. Поэтому социальная база реформ, в отличие от многих постсоциалистических обществ, была не просто размытой, но индифферентной по отношению к кардинальным преобразованиям. Ветви государственной власти объективно получили шанс экспериментирования без опаски контроля со стороны народа. В отличие от стран Восточной Европы, в России не оказалось в наличии политических институтов, способных мобилизовать социальную базу поддержки реформаторского курса верхов. При наличии объективных условий и субъективной поддержки реформ страны Восточной Европы сделали довольно значительный шаг в сторону единства ветвей государственной власти, эффективности каждой из них. В этих странах действенно заработал общественный договор между властью и народом, чего в России не случилось. С началом реформ в России возникла проблема разделения и перераспределения власти. Причем ее надо было решать параллельно с другими задачами демократических преобразований, что не могло не сказаться на характере и механизме преобразовательного процесса. Впервые закрепленный в Декларации о государственном суверенитете РСФСР, а позднее в Конституции принцип разделения властей не мог заработать в силу отсутствия правовой базы. Особенностью российской Конституции является то, что Президент не входит ни в одну из ветвей государственной власти, он как бы стоит над ними, выполняя роль арбитра, гаранта обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти. Институт президентства для России новый и он не может сложиться быстро. Для его успешного функционирования необходимо четкое разделение власти, сложившаяся исполнительная вертикаль, легитимность, опора на влиятельную организацию и парламентскую фракцию. Ни одно из этих условий в России не выполняется. В результате Президент вынужден порой поступаться принципами, подменять указами правотворческую деятельность парламента, вступать в конфронтацию с ним. Разногласия между властями он может регулировать только с помощью согласительных процедур или путем передачи спора в суд. В условиях федеративного государства очень важно не нарушать основополагающих принципов взаимодействия всех ветвей власти, не допускать появления органов, которые по статусу были бы выше конституционно закрепленных. В России президентская администрация. Совет Безопасности не являются конституционно закрепленными органами федеральной государственной власти. Но они занимают важное место в нынешней системе государственных органов, оказывают заметное влияние на ветви государственной власти, что может порождать появление корпоративных структур, вносящих неразбериху в механизмы Частного взаимодействия. Взаимодействие ветвей российской государственной власти, как правило, ограничивается взаимовлиянием законодательной и исполнительной федеральных властей, а также взаимодействием федеральных органов государственной власти с региональными органами государственной власти субъектов Федерации). Механизмы этого взаимодействия, однако, не отрегулированы, правоте обеспечение не отлажено. Отсюда - низкая эффективность властей. ЛИТЕРАТУРА Бельский К.С. О функциях исполнительной власти // Государство и право 1997. №3. Котелевская И.В. Современный парламент / / Государство и право. 1997. № 3. Коукли Дж. Двухпалатность и разделение властей в современных государствах // Политические исследования. 1997. № 3. 63 Как изменилось взаимодействие различных ветвей власти в России в последние годы? Взаимодействие ветвей государственной власти в России представляет собой сложный, неоднозначно трактуемый, изменчивый процесс. Россия переходит от одного типа политического режима к другому. Этот переход совершается быстро и противоречиво, во взаимодействии ветвей власти можно обнаружить прямо противоположные изменения, тенденции, которые подвижны, составляют многообразие в единстве. На начальной стадии российского реформирования взаимодействие ветвей государственной власти в России осуществлялось в форме острой, непримиримой борьбы, не допускавшей компромиссов, соглашений. Часто политические моменты превалировали над правовыми. Форма и содержание проблем, находившихся в фокусе взаимодействия властей, часто взаимоотрицали друг друга, в результате чего простые люди не понимали и не принимали реформаторские идеи, положения, программы. Борьба между законодательной и исполнительной ветвями власти приняла форму вооруженного столкновения осенью 1993 г., что побудило власть к принятию новой Конституции. После принятия Конституции, хотя и нельзя сказать, что рубеж непонимания, отчуждения преодолен, все же многое сделано для того, чтобы власти действовали в режиме согласия и взаимопонимания. К позитивным явлениям последних лет, несколько упорядочивающим взаимодействие различных ветвей государственной власти в России, можно отнести принятие ряда таких нормативно-правовых актов, как законы "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (1996); "О судебной системе Российской Федерации" (1996); "О Правительстве Российской Федерации"(1997)и др. В последнем Законе определены полномочия Правительства, оговорены вопросы организации его деятельности, взаимоотношения Правительства с Президентом, Федеральным Собранием, с органами судебной власти, органами государственной власти субъектов Федерации. Это закладывает основы для снятия конфронтационности между исполнительной и другими ветвями власти. В частности, расширяются возможности Государственной Думы в формировании кабинета министров; разрабатываемые Правительством проекты федеральных законов по предметам совместного ведения центра и субъектов Российской Федерации в обязательном порядке направляются Правительством в органы государственной власти этих субъектов. Практика взаимодействия различных ветвей государственной власти в России позволяет отметить, что заложены хорошие правовые основы для успешного взаимодействия властей. Речь идет о регулярных встречах руководителей федеральных органов государственной власти для обсуждения и принятия решений по наиболее принципиальным проблемам российской жизни; о расширенных "круглых столах" с приглашением лидеров политических партий, руководителей политических фракций Государственной Думы. Высшими органами федеральной государственной ^власти постепенно снимается ряд проблем по согласованию действий, направленных на обеспечение нормального функционирования органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления. Правительство заключает соглашения с отдельными субъектами Федерации по решению наиболее сложных проблем их жизни. Таким, например, являемся соглашение Правительства с Ингушетией и Северной Осетией от 15 октября 1997 г. по разрешению осетино-ингушского конфликта. Нормой общественно-политической жизни России становятся выборы. Но если выборы в законодательные структуры субъектов Российской Федерации следует признать необходимыми, общественно-полезными, то выборы руководителей исполнительного звена субъектов Федерации являются спорными, поскольку они могут нарушать единую вертикальную ветвь исполнительной власти. Губернаторов, избранных населением, порой трудно снять с работы за нарушения даже Президенту. Их следовало бы назначать. Тогда бы и вертикаль состоялась, и контроль за дея- тельностью губернаторов был бы лучшим, эффективным. В условиях становящегося гражданского общества, отсутствия четкой гражданской инфраструктуры контроль за ветвями власти берет на себя государство, которое, изменяясь, модернизирует свои функции. ЛИТЕРАТУРА Галкин А. Выход из тупика, или последний довод растерянных и отчаявшихся//Власть. 1997. № 11. О концепции развития системы исполнительной власти в РФ// Государство и право. 1996. №8. Шевцова Л.Ф. Российская власть опять на перепутье // Независимая газета 1997.25 февр. 64 Каковы конституционные основы российского федерализма? Федерализм как понятие отражает и способ государственного устройства, и систему правления, и форму межнациональных отношении. В переводе с французского языка федерализм (federalisme) означает союз. Это - система правления союза государственных образований, в которой власть осуществляется одновременно центральным правительством и региональными правящими органами на основе распределения функций и полномочий между ними, закрепленного конституцией (договором). При этом одна часть вопросов является исключительной компетенцией центральных органов федерации, другая - региональных государственных органов (субъектов федерации), третья - совместной компетенцией центра и субъектов федерации. Баланс прав и обязанностей центральных и региональных органов правления контролирует независимый суд, а также парламент, одна из палат которого формируется из представителей регионов (штатов, земель, кантонов, провинций, областей и т.п.). Таким образом, федерализм предполагает демократическую децентрализацию, т.е. автономность, самостоятельность территориальных государственных образований, имеющих собственные конституции (уставы), законодательные, исполнительные и судебные органы. Федеральная система государственного правления способствует широкому развитию местного самоуправления. Децентрализация осуществляется в трех основных формах: деконцентрация, делегирование и передача власти. Деконцентрация - это административная договоренность, согласно которой функции центрального правительства передаются региональным представительствам федеральных органов власти. Делегирование - это агентское соглашение, по которому функции перемещаются к организациям, действующим вне центральных правящих структур с определенной степенью административной и финансовой самостоятельности. Передача власти означает перевод полномочий от центра к субъектам федерации, т.е. автономным, демократически избираемым единицам регионального правления, таким как край, область, округ, город и т.д. Благодаря децентрализации субъекты федеративного государства самостоятельно реализуют власть в регионе. Однако они обладают лишь ограниченным суверенитетом, не имеют права одностороннего выхода из союзного государства. Центральное правительство может вмешаться во внутренние дела членов федерации в случае возникновения там чрезвычайных ситуаций: стихийных бедствий, массовых беспорядков и др. Родоначальником теории федерализма считается И. Альтузи-ус (1562-1638). Большой вклад в становление этой теории внесли основоположники американского федерализма А. Гамильтон, Д. Джей, Д. Мэдисон. В последующем теория федерализма развивалась не только на американском, но и на европейском континенте (Р. Арон, М. Устер, Ж. Обер и др.). Обобщив различные взгляды, канадский ученый Э. Блак выделил пять его концепций: 1) централистскую, исходящую из того, что вся политика в отдельных частях федерации проводится в соответствии с решениями центрального правительства; 2) административную, предполагающую сотрудничество исполнительных органов власти, несмотря на антагонистический характер суверенных прав, закрепленных за федерацией и ее членами; 3) координационную, характеризующую сотрудничество и соперничество правительственных систем из-за наличия между ними налоговой и финансовой зависимости; 4) договорную, рассматривающую федерацию в форме объединения государств, которые передали права новообразованному центральному правительству договора; 5) дуалистическую, требующую от федерации обеспечения благосостояния каждого культурно-этнического элемента. Федеративное устройство России закреплено в Конституции 1993 г. Оно основывается на принципах государственной целостности, единства системы государственной власти, разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, равноправия и самоопределения народов. Российскую Федерацию образуют 89 субъектов трех типов: национально-государственные (21 республика), имеющие свои конституции и законодательства; административно-территориальные (6 краев, 49 областей и 2 города федерального значения)-национально-территориальные (1 автономная область, 10 автономных округов), имеющие свои уставы и законодательства. Отношения центра и субъектов Федерации в России поставлены на правовую основу. Конституцией разграничены предметы ведения и полномочия каждого субъекта Федерации: определено, какие вопросы решают только центральные органы правления (внешняя политика, оборона, федеральные энергетические системы, транспорт, связь и др.), какие относятся к совместному ведению Федерации и ее субъектов (природопользование, образование, культура, здравоохранение и т.п.). Регламентация прочих вопросов составляет область исключительного ведения субъектов Федерации. По этим вопросам региональные органы правления обладают всей полнотой государственной власти. При принятии федерального закона по вопросам, не входящим в компетенцию центральных органов правления, действуют нормативно-правовые акты субъекта Федерации. В Конституции заложен принцип сохранения целостности государства, который, однако, может сочетаться с правом наций на самоопределение в Российской Федерации. Подчеркивается, что право одной нации на самоопределение всегда ограничено правом другой нации, а право отдельной нации на самоопределение ограничено правом всего многонационального народа на сохранение целостного государства. Наряду с национальным, правовым и экономическим регулированием отношений между субъектами и центром в пределах ведения Российской Федерации и совместного ведения центральные органы исполнительной власти субъектов Федерации образуют единую систему государственной исполнительной власти в стране. Таким образом, конституционные основы российского федерализма создают предпосылки для совершенствования управления огромной страной, упрочения государственности, территориальной и социальной целостности, развития демократии посредством соблюдения прав и законных интересов различных национальностей, обеспечения необходимого баланса экономических, политических, этнических и социальных сторон общественной жизни. Специфика российского федерализма определяется также со-циокультурными особенностями страны, историческим опытом взаимоотношений центра и регионов. Для российского федерализма характерно соединение национально-государственного и административно-территориального принципов построения системы правления. Это связано с многонациональным составом населения страны, в которой проживает 176 этносов различной численности. Однако в отличие от других государств, в России сложилась асимметричная форма федерализма: республики (государства) обладают большим объемом прав, чем края, области, города и округа (территории) в их взаимоотношениях с центром. Под воздействием процесса суверенизации регионов авторы Конституции России заложили в ней два классических положения: запрет на односторонний выход субъекта Федерации из союзного государства и запрет на одностороннее изменение статуса субъекта Федерации. Вместе с тем структура федерализма в России мягче, эластичнее по сравнению с другими странами. Это увеличило степень самостоятельности субъектов Федерации, позволило им, в частности, создавать по собственному усмотрению правящие органы. Уровень самостоятельности субъектов Российской Федерации фактически определяется не их конституционным статусом, а кругом полномочий и предметов ведения. Посредством механизма распределения полномочий устанавливается степень и форма децентрализации, учитывающие специфику того или иного региона. Отсюда отличительная особенность российского Федерализма - взаимное делегирование полномочий. Смысл его состоит в том, что субъект Федерации передает свои полномочия Центру и наоборот. Благодаря этому Федерация создается как бы снизу на основе договорных отношений. Поэтому российскую модель федерализма можно назвать конституционно-договорной. ЛИТЕРАТУРА Абдулатипов Р.Г. Россия на пороге XXI века: состояние и перспективы федеративного устройства.М., 1996. Товадов Г.Т. Современные федерации и их субъекты // Социально-политический журнал. 1997. № 1. Федерализм: Энциклопедический словарь. М., 1997. Как изменилось федеративное устройство России за последние годы? Федеративная форма государственного устройства впервые в истории России была официально закреплена "Декларацией прав трудящихся и эксплуатируемого народа", принятой в январе 1918г. Основные положения этого документа затем вошли в Конституцию РСФСР (июль 1918 г.). Длительное время Россия находилась в составе иного государства - СССР (1922-1991). Это была многослойная федеративная система, элементами которой являлись союзные и автономные республики. При формальном равенстве они по многим показателям своего фактического статуса были неравноправными. Политика центра по отношению к своим регионам, как правило, строилась лишь на принципах жесткой административной подчиненности, силового налогового прессинга, остаточного формирования местного бюджета и урезанного финансирования ряда государственных программ отраслевого развития. В конце концов такая политика потерпела крах. После распада Советского Союза Россия оказалась в ситуации, угрожающей ее целостности. В этих условиях обострился вопрос о необходимости заключения нового Федеративного договора, который был подписан в 1992 г. Радикально не изменив своего национально-государственного устройства, Россия тем не менее пошла по пути постепенного, основанного на добровольности и всеобщем согласии совершенствования федеративных отношений. В русле этого процесса Адыгейская, Горно-Алтайская, Кара-чаево-Черкесская и Хакасская автономные области получили статус республик. Ряд других национальных образований, краев и областей по существу также повысили свой статус. Практически они стали административно-государственными образованиями, получив право на собственную региональную политику. Такого рода перемены получили закрепление и дальнейшее развитие в новой Конституции Российской Федерации (1993). Современное федеративное устройство страны представляет собой разграничение государственной власти по вертикали, установление системы сдержек и противовесов в отношениях федеральных государственных органов, с одной стороны, и государственных органов субъектов Федерации - с другой. Преобразован федеральный центр. В отличие от РСФСР во главе государства находится Президент, обладающий большими полномочиями. Представительным и законодательным органом является Федеральное Собрание, которое состоит из двух палат - Совета Федерации и Государственной Думы. Исполнительную власть в стране осуществляет Правительство Российской Федерации. Правосудие осуществляется Конституционным, Верховным и Высшим Арбитражным судами. Существенные изменения претерпела и система региональных органов государственной власти. Они создаются каждым субъектом Федерации самостоятельно на основе таких конституционных принципов, как народовластие; разделение власти; республиканская форма правления; правовой, социальный, светский характер государственности и др. В отличие от РСФСР, где все представительные и исполнительные органы власти именовались однотипно, субъекты Российской Федерации получили возможность учитывать свою традиционную специфику в наименовании правящих структур. По Конституции российский федерализм доводится до местных сообществ. Самоуправление осуществляется в городских, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций. Это открывает возможность решения многих этнических проблем, эффективной защиты прав и свобод людей различных национальностей. Таким образом, Конституция заложила предпосылки для демократического развития России, поскольку она открывает дополнительные уровни политического соучастия граждан, этнических сообществ, различных партий и движений. ЛИТЕРАТУРА Абдулатипов Р.Г. Россия на пороге XXI века: состояние и перспективы федеративного устройства. М., 1996. Иванов В.Н. Российский федерализм: что дальше? // Социально-политический журнал. 1997. №6. Состояние и перспективы российского федерализма: политика, право, экономика // Социально-политический журнал. 1997. №4. 66 Как соотносятся принципы централизма и корпоративизма в современной России? На современном этапе модернизации в России происходит организация нового социально-политического пространства. Цивилизационная специфика России, где доминантной формой интеграции выступает государственность, обусловливает особую роль политической элиты как персонифицированного носителя этой государственности в выборе модели организации данного пространства. Современная ситуация в России характеризуется неопределенностью и нестабильностью, что затрудняет долгосрочное прогнозирование относительно ее возможных будущих состоянии. Особенность этой ситуации состоит в том, что российский социум "блуждает" от цикла социальной реформации к циклу социальной реставрации, и наоборот, как бы нащупывая аттрактор дальнейшей устойчивой самоорганизации. Вектор этого блуждания, перманентные соскальзывания с одной траектории на другую во многом зависят от усилий, которые прилагает политическая элита в центре и на местах. В современной России усиливаются процессы регионализации. Это обусловлено не только потребностями перехода к новым формам организации управления в условиях формирования рыночного пространства, межрегиональной конкурентной среды, но и особенностями современного российского менталитета. В российском социоцентристском обществе доминируют две культурно-политические установки: этатизм и патернализм. Ослабление роли государства, которое отождествлялось в российском менталитете с центральной властью, в первую очередь таких его базовых функций, как регулирование всех общественных отношении и гарантирование социальной безопасности населения, привело к тому, что эти функции стали присваиваться местными элитами, а затем задним числом санкционироваться федеральной властью. Поэтому сложившийся в современной России политический режим функционирует на основе двух принципов; центризма и корпоративизма. Отечественные исследователи квалифицируют политический режим в России как центристский прежде всего с точки зрения имеющегося расклада социально-политических сил и попытки одновременного решения в глобальном плане двух социально противоречивых целей: создание условий для перехода к регулируемому рынку, чтобы улучшить экономическое состояние общества, и предоставление необходимых гарантий выживания и "социальной защиты" тем, кто в наибольшей степени пострадает от развития рыночной экономики в стране и способен своими действиями усилить социальную напряженность. Центристский политический режим в России опирается не на большинство общества, как это принято в условиях демократии, а представляет собой полиархию, опорой которой является мощный конгломерат перестроившейся государственной бюрократии, привычно контролирующей "командные посты" в экономике и владеющей основной долей собственности, и нарождающегося, чаще всего вышедшего из подполья бизнеса. Поэтому надо признать, что центристский режим в России пока действует не в интересах широких слоев общества, поддерживая определенные группы интересов в зависимости от расклада политических сил в верхних эшелонах власти, т.е. основывается и на принципе корпоративизма. Это накладывает отпечаток на взаимоотношения государственной власти и человека. Во властных структурах немало чиновников с психологией временщиков, которые кровно заинтересованы в сохранении нынешнего правового и экономического беспорядка, в разрушении имеющихся, веками складывавшихся социальных связей. Не менее существенно и то, что в органах государственного принуждения, репрессивных структурах, отсутствуют глубокие изменения, ведущие их к большей открытости и подчинению гражданскому контролю. Однако потребности общества вынуждают правящую центристскую элиту стремиться к определенному маневрированию и принятию определенных мер по наведению порядка и достижению стабильности в обществе. Таким образом, политика центризма - это и достижение консенсуса между несколькими политическими силами, имеющими свои собственные корпоративные интересы, в том числе между Центром и регионами, политическая элита которых также все более склоняется к корпоративизму. Поэтому, лавируя между федеральными и регионально-корпоративными, между различными корпоративными интересами, центральная власть стремится в первую очередь к поиску путей согласования этих интересов. Центристский политический режим позволяет, на наш взгляд, пройти российскому обществу весьма важную фазу в общественном развитии: блуждая между реформацией и реставрацией, поддерживая социальную и политическую стабильность, он препятствует перерастанию кризиса в России в деградацию. Однако сам по себе центристский политический режим вряд ли сможет реализовать программу выхода из кризиса с последующей социально-экономической стабилизацией России, намеченной Правительством Российской Федерации, как необходимого условия для устойчивого социально-экономического развития. Такие очаги стабилизации в ближайшее время могут возникнуть только в регионах. Однако региональная элита сможет решать задачи активной стабилизации лишь при том условии, что ей удастся, во-первых, консолидироваться на почве местных интересов, во-вторых, согласовать федеральные и региональные интересы и найти приемлемые формы их реализации, и наконец, в-третьих, если в основу региональных управленческих приоритетов будут положены идеи социально-рыночного хозяйства, региональной безопасности и конкурентоспособности. Понимаемые таким образом региональные корпоративные интересы явятся важным фактором легитимации управленческой деятельности в субъектах Федерации. Поэтому одной из моделей организации социально-политического пространства российского общества на современном этапе модернизации может стать корпоративное его устройство, в котором корпоративные ценности будут доминирующими по сравнению с общественными, государственными, индивидуальными или, в лучшем случае, согласованы с ними. В основе такого устройства будет лежать не столько конкуренция, сколько сговор элит, в том числе и региональных, открывающий широкие возможности для согласованного раздела ими сфер влияния. Такая модель вполне возможна, если учесть традиции советского тоталитаризма как государства-корпорации, после демонтажа которого произошел его распад на ряд более мелких государственных образований, продолжающих функционировать по корпоративным принципам, и тоталитаризма как наследия российской ментальности, выражающегося в стремлении примкнуть к некоей более крупной общности, к объединению. Вполне возможно, что представление о корпоративизме как принципе организации социально-политической жизни может вызвать негативное восприятие. И это объяснимо, потому что, во-первых, в свое время марксизм квалифицировал тягу к корпоративному как реакционно-романтическое увлечение; во-вторых, корпоративизм скомпрометировал себя результатами деятельности фашистских государств, провозгласивших его основой своей доктрины; в-третьих, понятие корпоративизма является достаточно экзотическим и порождает массу неоднозначных и противоречивых представлений. Однако корпоративизм имеет позитивные черты в силу следующих обстоятельств: во-первых, чаще всего под ним понимают организацию, которая объединяет индивидов с целью защиты их интересов, в том числе и региональных; во-вторых, в начале XX в. российский корпоративизм был одним из компонентов целого ряда социально-политических течений, ориентированных на средние слои; в-третьих, в России имеются давние демократические традиции, которые вписываются сейчас в становление корпоративного общественного строя, сопровождающегося развитием местного самоуправления; в-четвертых, в условиях нынешней российской действительности именно корпоративизм может способствовать формированию средних слоев, что является основой стабильного общества; в-пятых, тенденция к корпоративизму характерна и для политических систем динамично эволюционирующих стран Запада и Востока. ЛИТЕРАТУРА Бирюков С.В .Легитимация статуса региональной политической власти // Вестник Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 1997. № 4. Гуцириев М.С. Федерация и регионы: правовые, экономические и социально-политические аспекты взаимодействия // Социально-политический журнал. Шмиттер.Ф Неокорпоративизм // Политические исследования. 1997. № 2. В чем проявляется региональный корпоративизм в современной России? Региональный корпоративизм - это социально-политическое явление, характерное для многих стран, в которых сложилось деление на провинции (в широком смысле этого слова), имеющие этнические, историко-культурные, экономические, природноклиматические особенности развития. Он представляет собой обособление от остального политического пространства государства в крайних случаях перерастающее в сепаратизм. Можно выделить два основных уровня регионального корпоративизма: 1) образование и функционирование региональной элиты, 2) массовая групповая самоидентификация и поведение (социально-психологические стереотипы). Региональная элита, как правило, состоит из следующих основных слоев: 1) политического, 2) "интеллектуально-образовательного", 3) "литературно-художественного", 4) управленческо-экономического, 5) криминального, 6) информационно-коммуникативного. Кроме того, каждая провинция, в силу своих особенностей, накладывает отпечаток на стратификационную модель региональной элиты. При этом существует проблема базового слоя, реализующего функцию внутренней динамики региональной элиты. Именно этот слой создает и обеспечивает функционирование системы социальных лифтов, через которые в региональную элиту проникает новое пополнение. В зависимости от того, кто взял на себя роль регионального лидера и какое место при этом занимают другие слои, зачастую предопределяется динамизм регионального развития. Следует отметить, что интеллектуальные лидеры, которые во многом способствовали коренным социальным переменам в нашей стране, сегодня вновь отходят на второй план. Их авторитет по-прежнему весьма значим в общественном мнении, но региональные власти занимают по отношению к ним несколько отстраненную позицию. Интеллектуальные авторитеты "вымываются" из системы политического управления, хотя, естественно, приспособленцы в ней остаются. Есть в региональной элите и небольшая группа лиц, которых можно назвать маргиналами. Сюда подбираются личности, имеющие не очень высокие интеллектуальные способности. Сразу заметим, наличие указанной социальной группы в региональной элите естественно для переходного периода развития демократии, когда само общественное сознание переживает некоторые девиантные социально-психологические всплески. Маргиналы присутствуют практически в большинстве городских дум. Более того, их терпят, с ними даже научились работать. Нынешняя де- мократическая номенклатура относится к ним с некоторым снисхождением. Как бы мы их ни воспринимали и ни оценивали, они тем не менее легитимны, поскольку прошли демократические процедуры выборов, а потому составляют часть региональной элиты. Маргиналы являются одной из опор регионального корпоративизма. Характер эволюции региональной элиты во многом обусловлен социальными взрывами, экономическими изменениями, политическим акционизмом, внутренними коммуникативными связями, каналами постоянного общения с политическим центром страны. Здесь немаловажное значение имеют социокультурные традиции региональной элиты, которые воздействуют на процесс ее функционирования. Например, возможно преобладание родовых клановых связей, перемещение и возвышение хозяйственных руководителей, выдвижение политических вождей и т.д. Каждый регион делегирует в региональную элиту представителей специфических социальных групп (например, в казачьих регионах - казачья старшина, выдвиженцы, активисты различных казачьих организаций). Эти представители порой склонны доверять архетипам социальной памяти, активно руководствуясь ими в политической деятельности, порой не считаясь ни с какой целесообразностью. Их активность может приводить к смещению социальных ролей отдельных групп региональной элиты. Они серьезно заинтересованы в формировании регионального корпоративизма. В целом региональные элиты в современной России переживают смену одной бюрократии другой, что сопровождается рядом тенденций. Поскольку нынешнее российское общество еще не сформировало свои правила игры, его законодательная база еще Несовершенна, то новая бюрократия ощущает недолговечность своего положения. Но именно ситуация размытости общественного целого наиболее для нее удобна, поскольку позволяет ей пользоваться прежними методами управления. Потому новая бюрократия также заинтересована в формировании регионального корпоративизма. Региональный корпоративизм подкрепляется стереотипами массового сознания, когда значительная часть населения региона воспринимает и продуцирует вполне определенные культурные архетипы, исторически сложившиеся в данной части страны. Можно также говорить о специфических региональных особенностях социализации человека, когда гражданская активность или наоборот пассивность обусловливаются чертами регионального корпоративизма. В этом плане опасность представляет политическая активность региональных групп, нередко приводящая к региональному сепаратизму. В таких случаях центр стоит перед дилеммой решения вопроса о введении автономии в провинции: 1) предоставление всей полноты автономных прав, 2) отказ от идеи автономизации. Исторически центральной политической элите удалось найти компромисс в предоставлении таким провинциям культурно-национальной автономии, когда проблемы решаются, прежде всего, в этнокультурном контексте. Таким образом, региональный корпоративизм - это единение людей в рамках регионального сообщества, отражающее их специфическое видение путей решения общегосударственных проблем, преломляющихся на уровне данной провинции; это стремление провинциального человека к самовыражению в локально приемлемом мире; это способ сохранения социальных привилегий, возникающих в региональном пространстве. ЛИТЕРАТУРА Огарев А.В., Понеделкое А.В. Лидер, элита, регион. Ростов н/Д, 1995. Перегудов С.И. Новый российский корпоративизм: демократический или бюрократический // Политические исследования. 1997. № 6. Шмиттер Ф. Неокорпоративизм // Политические исследования. 1997. № 2. В чем проявляется региональный лоббизм в современной России? Политический лоббизм - это профессиональный вид деятельности, призванный обеспечить принятие и реализацию нужного решения. В отличие от иных форм политического давления, лоббизм является легальным видом деятельности. Это не просто закулисная интрига политиков, но система аргументации, механизм подготовки и принятия решений, реализующих интересы лоббирующих групп. Политический лоббизм - это упорядоченный законодательством способ воздействия сил и интересов гражданского общества на государственный, аппарат. В условиях федеративного устройства России такой вид лоббистской деятельности, как региональный лоббизм (помимо отраслевого, корпоративного, парламентского), выходит на первый план. В России выделяют дотационные регионы и регионы-доноры. При этом вопрос финансирования регионов из федерального центра является приоритетным, ибо от этого зависит не только уровень жизни, но и социальная стабильность на данной территории. Многие субъекты России ориентированы исключительно на те производства, которые базируются на их территории, и здесь интересы отраслевых лоббистов смыкаются с приоритетами глав администраций (например, угледобывающая и машиностроительная ориентация Ростовской области дает ей естественных союзников в лице соответствующих ведомств; тогда как интересы регионов Западной Сибири идут в русле интересов лоббистов ТЭКа). Региональный лоббизм существовал и в советское время. В нем всегда на первых позициях находились Москва и Ленинград (не случайно их главы входили в Политбюро ЦК КПСС). Значение региона определялось наличием тех или иных базовых предприятий, значимых для экономики страны в целом. Связь отраслевого лоббизма с областью определяла возможности развития соцкультбыта и жилья, бюджет области и уровень снабжения. В обмен на это ведомства требовали для своих мощностей режима "наибольшего благоприятствования". В общем и целом эта схема не изменилась и в современной России. На региональном уровне сложились свои лоббистские структуры, исходя из приоритетности тех или иных производств. Региональные лоббисты отстаивают собственные интересы в Федеральном Собрании (особенно в Совете Федерации), других органах государственной власти. Среди региональных лоббистов, обладающих большими возможностями оказывать давление на исполнительную власть, выделяются представители столицы (влияние московского мэра Ю. Лужкова здесь более чем показательно); регионов, где расположены жизненно важные для экономики страны производства (предприятия ТЭКа, например) или находятся зоны потенциально острых социальных конфликтов (Кузбасс). Налицо попытки наладить в России эффективное лоббирование трансрегиональных интересов через широкомасштабные ассоциации типа Ассоциации городов Юга России или "Сибирское Оглашение". Большими потенциальными возможностями располагают также отраслевые межрегиональные ассоциации (например, объединение "Северо-Запад" лесной отрасли), интересы которых переплетаются с интересами уже известных отраслевых корпораций. Из представителей местных элит, рекрутируемых в федеральный центр, также складываются мощные земляческие лоббистские группировки; такова "питерская команда" А. Чубайса или формирующийся "нижегородский клан" Б. Немцова (неслучайно поэтому такое внимание последнего к потребностям ГАЗа). Да и приход к президентскому креслу во многом обеспечили Б. Ельцину земляки из его команды: Е. Бурбулис, М. Полторанин, В. Илюшин и др. Региональные лоббисты используют и многие иные каналы своего влияния, например: изменение в нужную сторону расходных статей бюджета, пересмотр транспортных и таможенных тарифов (для Калининградской области или Приморья), популизм и влияние на средства массовой информации (здесь показательно понятное упорство губернатора Свердловской области Э. Россе-ля "получить" для своего региона останки царской семьи). Региональный лоббизм в России и далее будет усиливаться, по крайней мере до тех пор, пока разрыв в уровне развития различных субъектов России будет столь же глубок, а законодательство, регламентирующее лоббистскую деятельность - неопределенно. ЛИТЕРАТУРА Барзилов С., Чернышев А. Регион как политическое пространство // Свободная мысль. 1997. №2. Гуцириев М.С. Федерализм и регионы: правовые, экономические и социально-политические аспекты взаимодействия // Социально-политический журнал. 1997. №6. Кокурина О.Ю. Представительство центральных властей в регионах: политико-правовые аспекты // Вестник Моск. ун-та. Сер 12 Политические науки. 1997. №1. Какие проблемы управления возникают в условиях регионализации России? Одной из ведущих тенденций политического процесса в современной России является регионализация, которая сопровождается "суверенизацией" национальных и территориальных ее образований как самостоятельных субъектов управления. Регионализация является не только следствием политических амбиций местной элиты или анклавной ментальности "безмолвствующего" большинства на местах. Она - результат появления новых свойств общественной системы в России в целом, которая меняет свою социально-политическую и геополитическую организацию, пытаясь выйти из кризисного состояния. Регионализация - это также реакция на кризис той системы управления в России, которая была основана на жестком централизме и унификации управленческих целей и средств применительно к регионам. Регионализация - это, с одной стороны, рост свободы действий на всех этажах управленческой иерархии, проистекающий из альтернативной ситуации в России и расширения поля возможного спектра политического в ней выбора. С другой стороны, это - переход к новому типу сложности общественных отношений, обусловленный изменениями правил социальной и политической игры, в которой постепенно рушатся барьеры доступа к управлению. Регионализация сопровождается обострением противоречий между центральной и региональной властью. Однако конфликтная ситуация в современной России определяется не этим противоречием, поскольку региональные властные структуры, являясь фрактальными субъектами управления, обнаружили, как и центральная власть, большую способность к воспроизводству старых традиций командно-административной системы, чем к инновационным методам и формам политического руководства. Поэтому конфликтная ситуация определяется в значительной мере противоречием между новым состоянием российского общества и старым набором политических институтов и идей как на уровне Центральной, так и региональной власти. Некоторые ученые пришли к выводу о бессмысленности борьбы с децентрализацией России "сверху", поскольку навязываемое "сверху" политическое и экономическое единство все более утрачивает свое значение. В таких условиях "снизу" открывается больше перспектив для выхода из экономического и политического хаоса, и поэтому сегодня роль региональной политики возрастает. Это обусловлено тем, что характер и уровень развития, качество жизни, ментальность населения, глубина и сила кризиса, направление и темпы экономической и политической трансформации различны в российских регионах, поэтому способы выхода из кризиса, модели и сроки преобразования будут во многом зависеть от практических шагов региональных властей. Суверенизация региональной власти ведет к потребности политической самоидентификации, в том числе и в плане выбора целей и задач регионального управления. Стратегической целью деятельности региональной администрации в современной России является создание наиболее благоприятной экономической, социальной, политической, правовой, культурной и информационной среды для производства и воспроизводства основных условий жизнедеятельности населения региона, достижение на этой основе наиболее оптимального для данных условий уровня жизни людей и их социальной безопасности. Основными задачами деятельности региональной администрации в условиях продолжающейся регионализации России являются: 1) стабилизация социально-экономической ситуации в регионе; 2) обеспечение конкурентоспособности региона на внутренних и внешних рынках; 3) обеспечение региональной безопасности. Решение управленческих задач по этим направлениям имеет многоуровневые аспекты: региональные, межрегиональные, федеральные. Однако приоритетными на региональном уровне является стабилизация, на межрегиональном - конкурентноспособность, на федеральном - безопасность. Стабилизация представляет собой процесс перехода от ситуации неопределенности к ситуации устойчивости в социально-экономическом и политическом развитии региона. Конкурентоспособность региона можно определить как потенциальную возможность занимать и расширять соответствующий сегмент на межрегиональном и мировом рынке товаров и услуг. Предпосылкой формирования эффективной стратегии региональной безопасности является оценка местных потребностей и возможностей, реализм региональной самоидентификации. Под самоидентификацией понимается представление о системном потенциале региона, включающем экономические, технико-технологические, научно-интеллектуальные, этносоциальные, духовно-нравственные, политические, географические и другие компоненты. Региональная безопасность предполагает такое состояние региона, при котором, во-первых, обеспечиваются его внутренняя социально-экономическая и политическая стабильность; территориальные особенности выживания, связанные с производством и потреблением таких жизненно важных ресурсов, как энергоносители, продовольствие и финансы; эффективная управляемость краем; а также конкурентоспособность на внешних рынках. Во-вторых, до минимума сведены негативные последствия социально-экономических и политических преобразований в стране в целом и максимально согласованы общефедеральные и краевые, отраслевые и территориальные интересы управления. В-третьих, региональная безопасность предполагает такое духовно-мобилизующее состояние населения региона, при котором возможна самоидентификация. Переход к новой системе управления в регионах происходит в условиях таких микропроцессов регионализации, которые связаны с пробуждением местного самосознания. Это, в противоположность сепаратизму и национализму, является нормальным следствием демократических преобразований в России в целом, начало которому положило формирование органов власти "снизу вверх", а также желание населения регионов существенно изменить условия и качество жизни на местах. Однако эти микропроцессы вошли в противоречие с действиями государственных органов власти Российской Федерации, разрешение которого будет во многом зависеть от эффективности действий региональных управленческих структур и их взаимодействия с "центром". Региональный уровень управления позволяет оптимизировать процесс проведения государственных реформ на местах и повысить уровень позитивного восприятия населением результатов реформирования. Этот уровень управления позволяет оптимизировать соотношение концепции и стратегии регионального реформирования. Поскольку содержание этой концепции задается Целями федеральной политики, а стратегия - целями деятельности местной администрации, то в современной России существуют возможности многовариантных моделей регионального развития. Не менее сложной областью управления являются межрегиональные отношения. Если задача "центра" в межрегиональном Развитии состоит в том, чтобы подтянуть отдельные регионы, то задача местных органов власти - сделать регион передовым. только в передовых регионах можно вести социально-экономическое и политическое экспериментирование, отрабатывать новые схемы социально-политического управления. Поэтому особой проблемой регионального управления является не только создание эффективно действующих его органов, но и связь их с федеральными государственными структурами. Исторически в стране действовала государственная региональная политика, которая выражалась в государственных заказах и закупках, региональных государственных программах и инвестиционных проектах структурного характера. Эти элементы федеральной политики сохранятся и в будущем, причем с разным удельным весом для регионов, но для наиболее "благополучных" из них они будут уменьшаться. Это по-новому ставит вопрос о соотношении федерального и регионального, отраслевого и территориального управления. Процесс "децентрализации", охватывающий практически все сферы жизни, непосредственно влияет на стратегию деятельности региональной администрации, становясь целеполагающей и инструментальной составляющей региональной политики. ЛИТЕРАТУРА Барзилов С., Чернышев А. Регион как политическое пространство // Свободная мысль. 1997. №2. Волков Ю.Г. Лубский А.В. Мостовая И.В., Предвечный Г. Л., Харитонов Е М. Стратегия деятельности региональной администрации в ситуации неопределенности // Инновационные подходы в науке. Ростов н/Д, 1996. Сейтов А. Проблемы управления в XXI веке (по материалам Римского клуба) //Общественные науки и современность. 1992. № 1. 70 Каковы конституционные основы регионального управления? Организация регионального управления в России и характер использования местными властями социальных технологий регулирования общественно-экономических процессов сегодня в значительной мере предопределены нормативными отношениями между центром и субъектами Федерации. Согласно Конституции Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов как равноправных субъектов в их отношениях с федеральными органами государственной власти. В России существует единая системы государственной власти, т.е. федеральная власть распространяется на всю ее территорию. Кроме того, на территорию каждого субъекта Российской федерации распространяется государственная власть этого субъекта, носящая региональный характер. Конституция создает правовую основу для разграничений полномочий и предметов ведения государства и регионов, которые конкретизируются в индивидуальных договорах между Российской Федерацией и ее субъектами. Поэтому отдельным субъектам Российской Федерации могут быть предоставлены такие права, которыми не располагают другие субъекты. Конституция не устанавливает систему органов государственной власти субъектов Федерации. Она предоставляет возможность субъектам самостоятельно определять их, требуя лишь соответствия системы региональных органов государственной власти основам конституционного строя и общим принципам организации государственной власти в стране. Представительными (законодательными) органами государственной власти в субъектах Федерации являются думы, собрания и т.п. Органами исполнительной власти выступают администрации (правительства). Деятельностью администрации руководит глава администрации (губернатор), его первый заместитель иногда является главой правительства. В систему исполнительной власти области, края входят отраслевые и территориальные органы управления и иные органы, создаваемые главой администрации, который самостоятельно определяет их компетенцию и утверждает Положение о них. Конституция определяет предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, включающие: обеспечение соответствия конституций и законов, иных нормативных правовых актов субъектов Федерации Конституции Российской Федерации и федеральным законам; защиту прав и свобод человека и гражданина, прав национальных меньшинств, обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности; совместную собственность на землю, недра, водные и другие природные ресурсы; разграничение государственной собственности; природопользование; обеспечение экологической безопасности; охрану памятников истории и культуры; общие вопросы воспитания, образования, науки и культуры; координацию вопросов здравоохранения; защиту семьи; социальную защиту, включая социальное обеспечение; осуществление мер по борьбе с катастрофами и стихийными бедствиями; установление общих принципов налогообложения и сборов; общее законодательство; кадровое обеспечение правоохранительных органов; установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления и некоторые др. Конституция устанавливает, что "вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти". Например, в соответствии с уставами субъектов Федерации в исключительное их ведение входят: принятие, изменение и дополнение устава, региональных законов и иных правовых актов, контроль за их соблюдением; установление системы органов законодательной и исполнительной власти в регионе, определение порядка формирования, организации и деятельности этих органов исходя из общих принципов, закрепленных законодательством Российской Федерации; разработка и исполнение региональных социально-экономических, научно-технических, экологических программ; распоряжение природными ресурсами, имуществом и финансовыми ресурсами региона; решение вопросов административно-территориального деления региона, организация и развитие местного самоуправления; учреждение и присвоение почетных региональных званий и премий; иные полномочия. Взаимоотношения между федеральным центром и субъектами Федерации в России носят амбивалентный характер, свойственный всем институтам переходного общества. С одной стороны, многие аналитики отмечают слабость центральной власти и отсутствие продуманной стратегии, в том числе в области регионального управления. С другой стороны, государство, представляя собой главную общественную силу, зачастую пытается регламентировать те области региональной жизни, которые и с точки зрения конституционного права, и из соображений целесообразности должны были бы находиться исключительно в компетенции региональных властей. Это ведет к дроблению объектов социально-экономического управления, их двойному подчинению - региональной администрации и федеральному центру, что усложняет структуру управления и процесс принятия решений. С одной стороны, необходимость решения вопросов региональной жизни в центре сдерживает инициативу и самостоятельность региональных властей. С другой стороны, стремление центра к всеохватывающему контролю, истоки которого восходят ко временам союзного Госплана с его планированием вплоть "до последнего винтика", приводит к чрезмерной загрузке федерального правительства текущими вопросами вместо сосредоточения его на проблемах стратегического управления. Такая управленческая ситуация в России обусловлена целым объективных и субъективных факторов. Во-первых, Конституция Российской Федерации определяет чрезвычайно широкий круг вопросов, отнесенных к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Наличие такой области двойного подчинения, управление которой сопровождается противоречиям между центральной и региональной властью, требует конкретного подхода и специальных решений в каждом отдельном случае. Так, например, трактовка пункта об установлении общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации может привести к устраивающему обе стороны решению только в результате длительного процесса переговоров и компромиссов. Во-вторых, в России сложились общенациональные (или даже транснациональные) финансово-промышленные группы, имеющие свои интересы в регионах и стремящиеся их отстаивать с помощью центральной власти, заручившись поддержкой государственных чиновников. Интересы этих групп сталкиваются в ходе приватизации, развития банковской сферы, проведения экспортно-импортных операций и т.д. В-третьих, установились особые отношения того или иного региона с Москвой, выражающиеся, например, в наличии представителей регионального "землячества" в различных органах центральной власти. В-четвертых, в ходе выборов региональных властей центр поддерживает тех кандидатов, которые наиболее подходят для проведения сбалансированной политики общегосударственной направленности, стремясь не допустить победы популистов или экстремистов. В-пятых, только центр может выступать арбитром в территориально-отраслевых или межрегиональных конфликтах, стремясь разрешать их с учетом прежде всего федеральных интересов. ЛИТЕРАТУРА Лексин В.Н., Швецов А.Н. Государство и регионы. Теория и практика государственного регулирования территориального развития. М., 1997. Садыков Ф. "Центр - регион": проблемы взаимоотношений // Социологические исследования.1997.№ 8. Стрижкова Л., Широбокова В. Эффективная региональная политика - основа целостности страны // Обозреватель- ОЬэегуег. 1995. № 10. Как формируются органы центральной и местной власти в современной России? В России существуют три уровня власти, создаваемых независимо друг от друга: центральная (федеральная), региональная (в субъектах Федерации) и местная (муниципальная). Центральные органы власти, порядок их формирования и организация деятельности находятся в ведении Федерации. По Конституции главой государства является Президент, который избирается гражданами на четыре года посредством всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Законодательным (и представительным) органом российского государства является Федеральное Собрание. Верхняя палата парламента - Совет Федерации - формируется. Туда входят по два представителя от каждого субъекта Федерации: по одному от представительного и исполнительного органа государственной власти. Нижняя палата парламента - Государственная Дума (450 депутатов) - избирается гражданами сроком на четыре года. Исполнительным органом Российской Федерации является Правительство. Председатель Правительства назначается Президентом с согласия Государственной Думы. Председатель Правительства предлагает Президенту кандидатуры на должности своих заместителей и федеральных министров. В систему органов судебной власти России входят Конституционный, Верховный и Высший Арбитражный суды. Судьи назначаются Советом Федерации по представлению Президента. Региональные органы власти устанавливаются субъектами Федерации самостоятельно. Она также разделяется на законодательную, исполнительную и судебную ветви. Общим для всех субъектов Российской Федерации является то, что их законодательные органы государственной власти состоят из депутатов, избираемых населением на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании на срок не более четырех лет. Что касается исполнительных органов власти, то ситуация здесь сложная. В республиках отчетливо проявилась тенденция к становлению института президентства. Пока еще нет единообразного варианта решения данной проблемы, но налицо стремление к тому, чтобы президент возглавлял исполнительную власть. В краях, областях и автономных образованиях главы исполнительной власти также избираются гражданами либо законодательным собранием (думой). Некоторые субъекты Федерации наряду с губернаторами, главами администрации в структуру исполнительной власти включили еще и пост председателя правительства. Органы местного самоуправления отделены от государственной власти. Отсюда разнообразие способов формирования исполнительных и представительных органов местного самоуправления. В соответствии с действующим законодательством главы местных администраций получили статус глав местного самоуправления (как правило, они избираются гражданами городских или сельских поселений). Представительные органы местного самоуправления (дума, собрание представителей, местный совет и т.п.) избираются, как правило, на основе мажоритарной системы по одномандатным округам. В малочисленных населенных пунктах (до 5 тыс. чел.) осуществление местного самоуправления возможно без образования представительного органа власти, а посредством собраний, сходов и выборным главой местного самоуправления, который периодически отчитывается перед населением. литература Каменская Г.В. Больше федерализма - больше демократии? // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1997. №4. Конституция Российской Федерации. М., 1993. Национальные модели федеративных государств // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1997. № 1. 72 Каковы особенности избирательной системы в России? Избирательная система - это определенный порядок формирования выборов государственной и местной власти. Избирательная система является важнейшим элементом политической системы государства. Она урегулирована правовыми нормами, которые образуют избирательное право. Избирательная система охватывает как принципы и условия участия в формировании избираемых органов, так и организацию и порядок выборов. В субъективном смысле избирательное право выступает как право гражданина избирать и быть избранным в органы государственной власти и в органы местного самоуправления. Избирательное право является одним из основных конституционных прав граждан и относится к группе политических прав. Избирательное право в Российской Федерации имеет свои источники, т.е. нормативные акты, которые определяют порядок выборов. Среди этих источников выделяются следующие: 1) Конституция Российской Федерации (1993); 2) конституции республик в составе России, уставы краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов; 3) Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации" (1994); 4) законы субъектов Российской Федерации, регламентирующие организацию и порядок выборов в различные органы государственной власти и в органы местного самоуправления; 5) указы и распоряжения Президента России; 6) нормативные акты глав администраций (президентов и губернаторов) исполнительных органов субъектов Российской Федерации. Избирательное право основано на нескольких принципах. Оно является прямым, всеобщим, равным и осуществляется при тайном голосовании. В числе основных принципов избирательного права - свобода предвыборной агитации и равноправие кандидатов при проведении избирательной кампании. Избирательное право обусловливает особенности избирательной системы. Известны два основных вида избирательных систем: мажоритарная и пропорциональная. Основная особенность избирательной системы в России состоит в том, что она является смешанной, т.е. складывается из мажоритарной и пропорциональной систем представительства. Мажоритарная избирательная система есть процедура избрания от каждого избирательного округа одного депутата, при которой избранным считается тот кандидат, кто набрал на выборах большинство голосов. Существуют две разновидности мажоритарной системы - абсолютного большинства и относительного большинства. При мажоритарной системе абсолютного большинства избранным считается кандидат, набравший абсолютное большинство голосов избирателей, принявших участие в голосовании (50% плюс 1 голос). Относительным считается простое большинство голосов по сравнению с числом голосов, набранных другими кандидатами. Если ни один из кандидатов в первом туре не набрал абсолютного большинства, то во втором туре участвуют два кандидата, набравшие большинство голосов в первом туре. Во втором туре могут действовать обе разновидности мажоритарной системы, но преобладает система относительного большинства. Она предполагает, что кандидат-победитель должен набрать больше голосов, чем его соперник. Мажоритарная система проста, понятна, применяется во многих странах. Она позволяет создавать устойчивые правительства, опирающиеся на прочное большинство в парламенте. Но она не лишена недостатков. При ней действует принцип - "победитель получает все", т.е. один мандат в одном округе, и результаты выборов отражают только те голоса, которые поданы за победителя, а остальные голоса не учитываются. Мажоритарная система также может обеспечивать косвенное национальное и иное представительство. Например, если в одном округе победил коммунист, а в другом - либерал, то сторонники коммунистических идей из второго округа имеют в качестве представителя своих интересов победителя из первого округа, т.е. разрывается единство идеологического и иного поля кандидата и его электората. Пропорциональная система представительства сложнее мажоритарной. Она применяется в обществах с многопартийной системой. При ее использовании нет одного победителя, поскольку она основана на соответствии между количеством голосов, поданных за партию, и количеством получаемых ею депутатских мест. Чем больше голосов получает партия на выборах, тем больше ее членов становятся депутатами. Достоинством этой системы является высокое представительство победивших политических сил на общенациональном уровне. Существенные недостатки этой системы сводятся к следующему: политические силы, не пользующиеся поддержкой электората всей страны, получают представительство в органах государственной власти; при голосовании за партию, а не за конкретных лиц теряется непосредственная связь между депутатами и избирателями; поскольку может отсутствовать партия, набравшая абсолютное большинство избирательных голосов, то возникают проблемы с формированием правительства, внутрипарламентской демократией и др. Данная избирательная система используется в России с 1993 г. Ее действие показало, что многие социальные группы электората оказывались без своих представителей в парламенте, т.е. идея представительства не срабатывала в полной и необходимой степени. Ведь нельзя считать систему представительной, если почти половина голосов избирателей оказывалась вне поля парламента. Данная система может работать в полной мере только тогда, когда в обществе существует устоявшаяся партийная система с несколькими крупными и авторитетными политическими партиями. В России таких партий нет, поэтому в последнее время ставится задача отказаться от применения пропорциональной системы представительства в России. В соответствии с российскими законами избирательными правами обладают граждане Российской Федерации, достигшие на момент проведения выборов восемнадцати лет. Право избирать называется активным избирательным правом, а право быть избранным - пассивным (для депутатов Государственной Думы - не менее 21 года, для Президента России - не менее 35 лет). Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными и находящиеся в местах лишения свободы по приговору суда. Гражданин Российской Федерации может избирать и быть избранным независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным организациям. Как же осуществляются выборы в федеральные органы государственной власти? Федеральное Собрание России является представительным и законодательным органом. Оно состоит из двух палат: Государственной Думы и Совета Федерации. Государственная Дума избирается на основе мажоритарной избирательной системы (225 депутатов) и системы пропорционального представительства (225 депутатов). Совет Федерации в буквальном смысле слова не избирается, а формируется из представителей органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Каждый субъект Российской федерации делегирует на паритетных началах по одному представителю от законодательной и исполнительной власти. Президент Российской Федерации избирается по мажоритарной избирательной системе как абсолютного, так и относительного большинства. Порядок и способ избрания представителей законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации определяется их законодательством, но при условии, что данная процедура не будет противоречить основам избирательного права России. ЛИТЕРАТУРА Веденеев Ю.А., Лысенко В.И. Избирательный процесс в Российской Федера- ции :политико-правовые и технологические аспекты // Государство и право. Конституция Российской Федерации. М., 1993. Основные направления совершенствования избирательного законодательства Российской Федерации // Государство и право. 1997. №6. Чем избирательная система, в России отличается от избирательных систем в других странах? Отличие смешанной избирательной системы в России от избирательных систем в других странах обусловлено многими обстоятельствами. К ним следует отнести переходное состояние российского общества, которое находится в поиске своей модели развития. Известна связь избирательной системы с партийными системами. М. Дюверже разработал концепцию этой взаимосвязи, которая проявляется в действии трех законов. Суть первого состоит в том, что при мажоритарной избирательной системе утверждается двухпартийная система. В России много протопартий, но дух авторитетных, соперничающих между собой партий нет, поэтому данный закон не имеет к нашей стране отношения. Согласно второму закону, мажоритарная избирательная система позволяющая участвовать в первом туре выборов всем партиям которые стремятся к компромиссу с другими партиями, и тем самым обеспечивает не только избирательный процесс, но и становление многопартийной системы. В России и этот закон не работает. Во-первых, организации, называющие себя партиями, по существу, не являются таковыми, поскольку не обладают набором известных партийных критериев. Во-вторых, даже те из них, которые с большой натяжкой можно отнести к партиям, избирают такие тактические приемы действий, которые не ведут к согласию, поиску взаимоприемлемых способов совместной деятельности. Поэтому многопартийность в России формальная и фрагментарная. Третий закон утверждает, что пропорциональная партийная система способствует становлению многопартийной системы и это ведет к реальной возможности партий иметь своих членов в парламенте. В России пропорциональная система представительства была введена в 1993 г. и применялась пока два раза - на выборах в Государственную Думу в 1993 и 1995 г. Но уже в конце 1997 г. Президент Российской Федерации поставил вопрос о необходимости отказа от нее. По его мнению, пропорциональная избирательная система в условиях неразвитой многопартийности, отсутствия федерального закона о политических партиях не отвечает интересам избирателей, не обеспечивает соблюдение принципа народовластия. На деле именно пропорциональная система является механизмом становления многопартийной системы, показателем структурирования партий в российском парламенте, в обществе в целом. Принцип народовластия при этой системе не нарушается, поскольку народ решает вопрос о своих партийных предпочтениях. Наконец, любая система не лишена недостатков. Пропорциональная система в России еще не проявила себя в должной мере. В условиях сегодняшней политической жизни ее сохранение и развитие является необходимостью еще и потому, что она позволяет делегировать в парламент наиболее профессионально грамотных партийцев тех политических партий, которые прошли "сито" избирательного процесса. Следует учитывать тот реальный факт, что российский электорат пока не обладает развитой демократической культурой выборов. Поэтому при сохранении только мажоритарной системы есть возможность избрания депутатов, которые не обладают необходимыми профессиональными навыками, компетенцией. Технология избирательной кампании России не отвечает профессиональной организации избирательных кампаний, зародившихся в США в 30-е гг. Так, в мировой практике определены пять критериев профессионализма организаторов избирательной кампании: опора на общепризнанные теоретико-методологические подходы; компетентность, признаваемая пользователями услуг консультанта и коллегами по профессии; наличие профессиональной ассоциации, занимающейся подготовкой кадров консультантов, повышением их квалификации; соблюдение профессиональной этики. Этого в России пока нет. Отсюда своеобразные формы организации избирательного процесса, мотивации населения, имидж идеального кандидата, слабость политических коммуникаций, неясное положение кандидатов в депутаты в ходе избирательного процесса и другие. Выборы в России выявили тенденции постоянного роста влияния оппозиционных сил, вхождения их во властные структуры, появление в законодательных органах субъектов Федерации значительного числа руководителей акционерных обществ, банков, других коммерческих структур. Тем самым происходит слияние власти и капитала, что является несовместимым в демократически развитых странах и государствах, поскольку нарушаются принципы равенства и свободы выборов, предпочтений избирателей. В России избирательное право может быть осуществлено исключительно на добровольных основах. Само понятие "избирательное право" подразумевает свободу выбора при ответе на вопрос: участвовать в голосовании или нет? Таким образом, презумируется принцип свободных и добровольных выборов. Подобная ситуация наблюдается в большинстве развитых демократических стран, но в ряде стран предусмотрен так называемый обязательный вотум, т.е. юридическая обязанность избирателей участвовать в голосовании. Так, составители Конституции Италии 1947 г. сочли обязагельный вотум совместимым с принципом свободных выборов, записав в ней следующее: "Голосование - личное и равное, свободное и тайное. Его осуществление является гражданским долгом". Но санкции за нарушение этого долга - исключительно Тральные. В Австралии аполитичному избирателю грозит штраф. В Греции и Турции - даже лишение свободы. В Бельгии за неучастие в голосовании в первый раз объявят выговор или наложат штраф, во второй раз, если прошло не более шести лет после первого, наложат штраф покрупнее, а если после первого раза прошло от шести до десяти лет, вывесят фамилию избирателя в специальном списке на здании коммунальной администрации по месту жительства. В Аргентине не явившийся на выборы избиратель не только штрафуется, но и лишается возможности в течение трех лет занимать государственные должности. Таким образом, участие избирателей в голосовании там, где установлен обязательный вотум, достигает до 90%, но легитимность власти, обеспечиваемая таким образом, представляется во многом искусственной, что позволяет говорить о наличии антидемократических начал в процедуре голосования. литература Морозова Е. Технологии избирательной кампании // Власть. 1995. № 10. Таагепера Р., Шугарт М.С. Описание избирательных систем // Политические исследования.1997.№ 3. Технологии политической власти. Киев, 1994. 74 В чём состоят национально-государственные интересы в современной России? Национально-государственные интересы - это совокупность исторически сложившихся в едином государственном пространстве общих интересов. Национальные интересы - это осознанные потребности государства, определяемые экономическими и геополитическими его отношениями, культурно-историческими традициями, необходимостью обеспечения безопасности, защитой населения от внешней угрозы и внутренних беспорядков, экологических катастроф и т.д. Сам термин "национальный интерес" пришел в российскую политологию из западной англоязычной политической литературы, в которой он имеет значение "государственного интереса". Национальные интересы понимают преимущественно как интересы государственные, поскольку западные страны представляют собой мононациональные государства (не сколько в этническом аспекте, сколько в социальном). Нация представляет двуединст- во гражданского общества и государства. Западные политологи не испытывают особых затруднений в использовании такого понятия, как "национальный интерес". По умолчанию национальный интерес предстает как обобщающий интерес, который снимает противоречие между интересами государства и гражданского общества. Говорить сегодня о существенных различиях в основополагающих ценностях гражданского общества индустриально развитых стран не приходится. Граждане в нем вполне достигают рационально мотивированного взаимопонимания, т.е. взаимопонимания, свободного от чьего-либо господства. Подразумевается, что представители гражданского общества, независимой общественности оказывают влияние на государственную политику. Внутренние задачи, частные интересы граждан имеют приоритет при формировании внешнеполитического курса. Национальные интересы в такой интерпретации включают в этот курс такие параметры, как приобретение ресурсов и повышение материального благосостояния населения. "Что хорошо для граждан, то хорошо для государства" - таков принцип подхода к национальным интересам в странах с развитым гражданским обществом. В отечественной же политологии выявляются расхождения принципиального порядка в понимании национальных интересов России. В России, где находится в начале становления гражданское общество, где осуществляется переход от традиционалистских структур к современным, идейно-политического консенсуса по вопросу национальных интересов нет. Продолжаются поиски цивилизационной идентичности, что вызывает острую и болезненную борьбу между западниками-либералами ("атлантистами") и славянофилами-государственниками ("евразийцами"). В фокусе этой борьбы стоит вопрос: "Кто является субъектом национального интереса?" Первые считают Россию европейской страной и выделяют универсальное цивилизационное преимущество Запада. Следование в русле западноевропейской политики отвечает, по их мнению, национальным интересам. Гражданское общество они считают субъектом, определяющим содержание национальных интересов. Исходя из этого, высший интерес состоит в проведении экономической реформы, которая сделает Россию богаче и свободнее. Другая часть политического спектра идентифицирует Россию как евразийскую страну и резко дистанцируется от либерального понимания национальных интересов. Для этой части национальные интересы обусловлены, в первую очередь, задачами сохранения и укрепления государственности. Именно государство обладает несомненным приоритетом при формировании внешнеполитического курса. Здесь "национальный интерес" приравнивается к "государственному". Обеспечение государственной безопасности непосредственно связывается с программой усиления государственного регулирования экономики. Высший национальный интерес для них - возрождение России и ее державного величия. Россия никогда не существовала как этническое государство, и сегодня им не является, однако абсолютное большинство государств постсоветского пространства ориентированы на построение этнических государств. Россия исторически складывалась как союз этносов, культур, земель, основу которого составляла общая цель, скрепленная общегосударственными ценностями и интересами. Последние не отрицали многообразия этнических интересов населяющих ее субъектов, не фиксировали факт превосходства одной национальности над другой. Напротив, обстоятельства порождали формирование политического единства этносов. Это нашло отражение в том, что ряд общих условий при этническом многообразии предопределило в качестве национального интереса "всемерное укрепление государства как организующего начала, призванного обеспечить территориальную целостность и внешнюю безопасность и выработать адекватные формы сосуществования различных национально-этнических, религиозных и культурных общностей. Вот почему исторически сложившиеся национальные интересы России стали преимущественно интересами государственными" (С. Кортунов). Национально-государственные интересы России по своему содержанию и формам проявления не являлись идентичными на конкретно-исторических этапах ее развития. Менялись ориентиры, ценности, идеалы, механизмы и методы их достижения, что сказывалось на существенном понимании и осуществлении взаимосвязи общества, государства и личности. В зависимости от приоритета отдельного элемента этой триады выстраивались и формировались определенные интересы социальных субъектов. Скажем, превалирование роли государства вело к значительному ущемлению собственно общественных интересов и главное - интересов отдельных личностей. Государственные интересы ставились выше всех иных интересов, что порождало "имперский" характер России, ее великодержавность. В настоящее время в России, заявившей о переходе к правовому государству и гражданскому обществу, основные интересы личности, общества и государства являются единой системой национальных интересов. При этом интересы личности объявлены первоосновой общественных и государственных интересов, которые в свою очередь не являются чем-то вторичным, второстепенным. Концепция национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента от 17 декабря 1997 г., зафиксировала, что на современном этапе интересы личности состоят в реальном обеспечении конституционных прав и свобод, личной безопасности, в повышении качества и уровня жизни, в физическом, духовном и интеллектуальном развитии. Интересы общества включают в себя упрочение демократии, достижение и поддержание общественного согласия, повышение созидательной активности населения и духовное возрождение России. Интересы государства состоят в защите конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России, в установлении политической, экономической и социальной стабильности, в безусловном исполнении законов и поддержании правопорядка, в развитии международного сотрудничества на основе партнерства. Концепция национальной безопасности определяет национально-государственные интересы России также в области экономики, во внутриполитической, международной, оборонной и информационной сферах, в социальной области, духовной жизни и культуре. Например, во внутриполитической сфере эти интересы состоят в обеспечении гражданского мира, национального согласия, территориальной целостности, единства правового пространства, стабильности государственной власти и ее институтов, правопорядка и др. Важнейшими задачами являются укрепление российской государственности, совершенствование и развитие федерализма и Устного самоуправления. Осуществление конституционного принципа народовластия требует обеспечения согласованного Функционирования и взаимодействия всех органов государственной власти, жесткой вертикали исполнительной власти и единства судебной системы России. Это обеспечивается конституционным принципом разделения властей, установлением более четкого функционального распределения полномочии между государственными институтами, укреплением федеративного устройства России путем совершенствования ее договорных отношении с субъектами Российской Федерации в рамках их конституционного статуса. Главная цель защиты российского федерализма - не допустить трансформации федеративных отношений в конфедеративные. Приоритет во внешней политике отдается обеспечению безопасности и целостности как социально-экономической, политической, национально-исторической и культурной общности, с защитой экономической и политической независимости государства, развитию отношений России с ведущими государствами мира, всестороннему сотрудничеству и интеграции в рамках СНГ, а также полноправному участию России в мировых, европейских и азиатских экономических и политических структурах. В целом к числу важнейших национально-государственных интересов России можно отнести следующие: - завершение процесса становления России в нынешних границах как современного российского государства, т.е. выгодная для РФ "реорганизация" постсоветского пространства и создания вокруг него пояса дружественных государств; - дальнейшее сокращение угрозы крупномасштабной войны, укрепление стратегической стабильности, последовательная демилитаризация отношений России и НАТО; - предотвращение конфликтов, управление кризисами, урегулирование споров в пространстве бывшего СССР; - включенность в мирохозяйственные связи на максимально выгодных для национальной экономики условиях. литература Арбатов А. Национальная идея и национальная безопасность // Мировая экономика и международные отношения. 1998. № 5, 6. Коршунов С.К. Россия: национальная идентичность на рубеже веков. М., 1997. Политический дискурс: национальный интерес // Полис. 1997. № 1. Какойможет быть государственная идеология в России? Государственная идеология представляет собой систему знаний и ценностей, задающую цели и ориентиры развития общества. Государственная идеология, входя в систему государственности, легитимизирует деятельность ее властных структур. Государственная идеология, давая представление о лучшем устройстве будущего общества, к которому должны стремиться граждане, организует и регулирует поведение личности в обществе. Поэтому идеология, с одной стороны, направляет деятельность государственной власти, а с другой - управляет поведением индивидов. Государственную идеологию можно определить как конкретно-историческую интегральную систему философских, научных, эстетических, этических, правовых, политических, экономических, социологических знаний и ценностей о Вселенной, обществе, человеке, о месте и роли индивида в мироздании, о смысле жизни. Идеологические организации разрабатывают и внедряют в массовое сознание идеологическое учение, контролируют деятельность социальных структур и различных ветвей власти в обществе. В результате официально объявленной деидеологизации в России была разрушена идеологическая структура общества. Конституция России узаконила запрет на государственную идеологию. Такое решение вытекало из представления о том, что идеология есть ложное сознание. Вместе с тем на протяжении многих веков государственные идеологии являлись духовным фундаментом развития общества. Идеологические ценности определяли образование новых социальных структур и институтов, так как вначале создавались идеологические учения, а затем уже на их основе преобразовывались социальные отношения. После распада СССР и краха коммунизма перед Россией встала проблема выбора пути развития. Каким будет выбор - это зависит от конкретно-исторической ситуации, сложившейся в настоящее время в России и в мире, а также от того, какой будет Российская государственная идеология. Исходя из тенденций глобального развития, некоторые исследователи полагают, что будущее всего человечества, в том числе и России, связано не с техехнотронным обществом, абсолютизирующим технологическую борону прогресса, и не с коммунистической перспективой, в которой человек превращается в безликую часть тоталитарного государства, а с гуманистическим обществом. В процессе становления нового российского гуманистического общества будет осуществляться его переориентация с производства материальных богатств на производство духовных ценностей. Поэтому важнейшей государственной проблемой общества гуманизма будет повсеместное производство знаний, а производство материальных товаров станет результатом производства знаний. Гуманистическое общество будет обществом знаний. В новом российском обществе должно быть гармоничное сочетание духовного, материального, физического и экологического совершенствования личности при приоритете ее духовного богатства. Духовное богатство человека должно стать основой получения им материального вознаграждения. Историческая миссия России - стать духовным центром, объединяющим Восток и Запад на основе новой идеологии гуманизма. Для этого необходимо современное российское общество преобразовать так, чтобы знания, ценности создавались в его духовном, социальном, политическом и материальном производствах. Переориентация современного общества на производство знаний необходима, прежде всего потому, что высшей целью нового общества явится формирование и развитие целостной личности. ЛИТЕРАТУРА Алексеева Т. А. Капустин Б.Г., Пантин И. К. Перспективы интегративной идеологии (Тезисы) // Полис. 1997. № 6. Пуляев В.Т. О гуманизме, будущем России и социально-гуманитарном знании // Социально-политический журнал. 1998. № 3. Россия: опыт национально-государственной идеологии. М., 1994. Какая политическая идеология предпочтительна в России? Россия - светское, демократическое государство. Это соответствует ее поликонфессиональным и коллективистским народным традициям. Поэтому в России предпочтение может быть отдано политической идеологии светского и демократического характера. После краха коммунизма ведущими политическими идеологиями Запада стали неолиберализм, неоконсерватизм и социал-демократия, между которыми, как отмечают некоторые ученые, в настоящее время больше общего, чем различий. Страны, переходящие на инновационный путь развития, так или иначе опираются на идеи и ценности этих идеологий. Так, в Японии был осуществлен весьма удачный синтез неолиберальных западных ценностей с ценностями национальной религиозной идеологии (синтоизм, буддизм). Этот синтез привел к специфическому единству ценностей западного индивидуализма (активизма) и восточного коллективизма (патернализма), нашедшего свою реализацию как в промышленности с ее корпоративной структурой, так и в политической демократической системе японского общества. Возможно, что японский опыт применения неолиберальной идеологии к национальной специфике может быть, хотя бы частично, использован и в России. Китайское руководство, судя по последним реформам, видимо, переходит через различные перипетии внутренней политической борьбы за социал-демократический путь развития, разумеется, с учетом китайской (конфуцианской) традиции. Возможно, что социал-демократический путь будет самым "безболезненным" и эффективным для развития Китайской Республики, соединяющей ценности западной социал-демократии и восточного социализма и уже набирающей темпы экономического роста в рамках планируемого рынка. Россия, как известно, не раз пыталась идти западным или восточным путем развития, но опыт цивилизационного взаимодействия свидетельствует, что успехов в развитии она достигала на пути синтеза западных, восточных и российских ценностных ориентации. Современные российские реформаторы пытаются вести Россию по чисто западному пути, ратуя за возвращение ее в лоно мировой цивилизации (точнее, в западную либерально-демократическую). Но успеху очередной вестернизации на основе либерально-демократической идеологии в очередной раз препятствуют российские реалии, менталитет россиян. Возможно в перспективе ситуацию удастся переломить, и Россия пойдет по пути, указанному западной политической идеологией неолиберального и неоконсервативного или социал-демофатического толка, синтезируя их со своей национальной, культурной и политической спецификой. Однако надо учитывать, что идеи ценности демократической идеологии Запада во всех ее формах (неолиберализм, неоконсерватизм, социал-демократия), к концу XX в. исчерпали свои исторические возможности. Они устарели, и пойти по пути неолиберализма, неоконсерватизма, или социал-демократии, даже в их новых модификациях, означает вернуться в прошлое человеческой цивилизации. Это движение в исторический тупик, в котором оказалась современная западная цивилизация. Поэтому, думается, что для России неприемлем ни неолиберальный, ни упущенный неоконсервативный, ни в свое время социал-демократический путь развития. Россия стоит перед исторической перспективой развития, основанного на ценностях гуманистической идеологии, включая ее политическую форму. На основе этой идеологии Россия может стать государством социального гуманизма, духовным центром мировой цивилизации. ЛИТЕРАТУРА Алексеева Т.Д., Капустин. Б.Г., Пантин И.К. Перспективы интегральной идеологии (Тезисы) // Полис, 1997. № 6. Виноградов И.Б. Политические идеи современности // Социально-политический журнал. 1997. № 1. Коваленко В.И., Костин А.И. Политические идеологии: история и современность // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1997. № 2. В чем состоит политический выбор современной России? Для современной России политический выбор - это выбор одного из двух типов общества: социалистического или либерально-демократического. Первый олицетворяет старый тип альтернативы, который следует инерции советского периода, или традиционного общества, второй - принципиально новую альтернативу современного общества. Можно выделить два "идеальных" типа общественной организации. Один опирается на прямое распределение материальных благ и допускает внеэкономическую деятельность. Другой основан на взаимности и предполагает "обмен деятельностью". Первый тип функционально ориентирован на восточную деспотию с натуральным хозяйствованием, второй - на гражданское общество и правовое государство. Натуральное хозяйствование, составляющее основу традиционного способа производства (общинного, феодального) оказалась характерным для социализма, приобретя государственную форму. В СССР последняя исчерпала свой потенциал в 70-80-е гг. В последней четверти XX в. прокатывается "глобальная демократическая волна" политических трансформаций, начиная с авторитарных южноевропейских и латиноамериканских режимов, а затем продолжившаяся в странах социалистического лагеря. Сила глобальной тенденции политической модернизации ориентировала Россию в сторону того социально-экономического и политического пространства, которое основано на товарном производстве, рынке, частной собственности, а также демократии, правах и свободах человека, правовом государстве, строгой регламентации деятельности властных органов, экономическом и политическом плюрализме. Российское руководство в начале 90-х гг. взяло на себя ответственность начать реальные преобразования во всех сферах общественной жизни, запустить практический процесс перехода к рынку на основе самоуправления и самоорганизации экономики, ускоренной либерализации и финансовой стабилизации, ограничения государственного вмешательства. Сделать этого было нельзя без соответствующих политических инструментов, четко разработанных правовых норм, регулирующих отношения собственности, производства и распределения, взаимоотношения индивидов между собой и с государством. Политический выбор России был закреплен Конституцией 1993 г. В российской Конституции установлены своеобразные "красные флажки", ограничивающие области распространения государственной власти, устанавливающие ее пределы относительно общества и человека. Сложились и функционируют представительские, в том числе парламентские, институты. Выборы, а значит, и легитимация власти всех уровней становятся нормой. Свобода печати, слова также являются реалиями сегодняшней России. Все перечисленное свидетельствует, о том, что Россия осуществила серьезное продвижение по пути политической модернизации, хотя и не все на этом сложном и драматичном пути соответствует современным достижениям политической и правовой культуры демократического общества. Россия создала реальную возможность в политическом отношении стать органической частью современного цивилизованного мира. ЛИТЕРАТУРА Куда идет Россия? // Альтернативы общественного развития, М., 1995 Маслов В.И. Россия: поиск пути и проблема политического выбора // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1997. № 1. Шевцова Л.Ф. Дилеммы посткоммунистического общества // Полис. 1996 №5. Каковы цели и содержание осуществляемых в современной России реформ? В настоящее время отсутствует единое понимание целей и перспектив развития российского общества, но в целом Россия движется в направлении модернизации. В сфере социальных отношений наблюдается "обуржуазивание" правящей элиты, усиление крупных и средних предпринимателей; в сфере отношении между государством и обществом - формирование гражданского общества; в экономической сфере - создание рынка. Программа реформ, от какой бы политической силы она ни исходила, основывается на определенной хозяйственной концепции. Поэтому существует множество теоретических моделей, в которых определяется последовательность шагов для перехода к новому механизму социально-экономического регулирования. Авторитетные специалисты считают, что общий подход, используемый во всех странах, вовлеченных в процесс преобразований, включает в себя неразрывно связанные между собой следующие моменты: 1) сдвиг в отношениях собственности (приватизация); 2) комплекс мер, необходимых для стабилизации, либерализации и макрорегулирования; 3) политическая поддержка этих изменений (Я. Корнай). В проблеме реформирования сегодняшней России острым остается вопрос о том, должна ли быть особая, российская, модель перехода к рынку или Россия пойдет курсом, общим для всех стран? Если мы признаем самобытность российских политических и государственных институтов, то мы должны поставить вопрос о существе этой самобытности. Суть российской самобытности заключается в недостаточной развитости рыночных структур и вызванной этим гипертрофированной роли государства. В то же время где бы ни осуществлялись радикальные преобразования, везде имеется своя, явно выраженная "национальная специфика" перехода к рынку. К специфике России можно отнести исторически сложившийся патерналистский характер российской государственности; антисобстсвеннический, антирыночный менталитет населения; социально иждивенческую, уравнительную психологию; сверхмилитаризованную структуру экономики; громадный удельный вес добывающей промышленности и др. В России, как и в десятках других стран, осуществляющих переход от централизованной, административно-бюрократической экономики к рыночной, наблюдается два основных типа реформирования, разница между которыми выражена в скорости и масштабах преобразований: 1) "ортодоксальный", основанный на монетаристской макроэкономической теории; 2) "неортодоксальный", разработанный представителями структуралистской школы. Россия сделала ставку на монетаристские методы перехода к рынку. Они связаны с решительным отказом от государственного контроля над экономикой в пользу рыночного саморегулирования. Отсюда предлагается широкий набор жестких средств для ускоренной либерализации и финансовой стабилизации. В правительственной Программе углубления реформ (1992), приоритет в государственной политике отдавался изменению отношений собственности. Предполагалось, что доля госсектора в производстве должна составить не более 40%; в торговле - не более 10%; доля кредитов, выдаваемых частным фирмам, - не менее 70%; доля частных инвестиций в фонде накопления - не менее 70%. Центральное место в процессе изменения отношений собственности занимает приватизация. Программа первого российского правительства ставила следующие ключевые ее цели: формирование широкого слоя частных собственников и повышение эффективности производства; в лице новых собственников создание мощной социальной базы рыночной экономики и демократичного общества. К январю 1997 г. в России было приватизировано 127 тыс. объектов, или 55% государственных предприятий. Частный сектор в настоящее время производит около 70% валового национального продукта и осуществляет 74% инвестиций. В то же время институциональные преобразования в России часто определялись не столько экономической целесообразностью, сколько возожмностями, обусловленными политической борьбой. ЛИТЕРАТУРА Куда идет Россия? // Альтернативы общественного развития. М., 1995 Маслов В.И. Россия: поиск пути и проблема политического выбора // Вест ник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1997. № 1. Шевцова Л.Ф. Дилеммы посткоммунистического общества // Полис 199К № 5. Каковы цели и содержание осуществляемых в современной России реформ? В настоящее время отсутствует единое понимание целей и перспектив развития российского общества, но в целом Россия движется в направлении модернизации. В сфере социальных отношений наблюдается "обуржуазивание" правящей элиты, усиление крупных и средних предпринимателей; в сфере отношений между государством и обществом - формирование гражданского общества; в экономической сфере - создание рынка. Программа реформ, от какой бы политической силы она ни исходила, основывается на определенной хозяйственной концепции. Поэтому существует множество теоретических моделей, в которых определяется последовательность шагов для перехода к новому механизму социально-экономического регулирования. Авторитетные специалисты считают, что общий подход, используемый во всех странах, вовлеченных в процесс преобразовании, включает в себя неразрывно связанные между собой следующие моменты: 1) сдвиг в отношениях собственности (приватизация); 2) комплекс мер, необходимых для стабилизации, либерализации и макрорегулирования; 3) политическая поддержка этих изменений (Я. Корнай). В проблеме реформирования сегодняшней России острым остается вопрос о том, должна ли быть особая, российская, модель перехода к рынку или Россия пойдет курсом, общим для всех стран? Если мы признаем самобытность российских политических и государственных институтов, то мы должны поставить вопрос о существе этой самобытности. Суть российской самобытности заключается в недостаточной развитости рыночных структур и вызванной этим гипертрофированной роли государства. В то же время где бы ни осуществлялись радикальные преобразования, везде имеется своя, явно выраженная "национальная специфика" перехода к рынку. К специфике России можно отнести ггорически сложившийся патерналистский характер российской государственности; антисобстсвеннический, антирыночный менталитет населения; социально иждивенческую, уравнительную психологию; сверхмилитаризованную структуру экономики; громадный удельный вес добывающей промышленности и др. В России, как и в десятках других стран, осуществляющих переход от централизованной, административно-бюрократической экономики к рыночной, наблюдается два основных типа реформирования разница между которыми выражена в скорости и масштабах преобразований: 1) "ортодоксальный", основанный на монетаристской макроэкономической теории; 2) "неортодоксальный", разработанный представителями структуралистской школы. Россия сделала ставку на монетаристские методы перехода к рынку. Они связаны с решительным отказом от государственного контроля над экономикой в пользу рыночного саморегулирования. Отсюда предлагается широкий набор жестких средств для ускоренной либерализации и финансовой стабилизации. В правительственной Программе углубления реформ (1992), приоритет в государственной политике отдавался изменению отношений собственности. Предполагалось, что доля госсектора в производстве должна составить не более 40%; в торговле - не более 10%; доля кредитов, выдаваемых частным фирмам, - не менее 70%'; доля частных инвестиций в фонде накопления - не менее 70%. Центральное место в процессе изменения отношении собственности занимает приватизация. Программа первого российского правительства ставила следующие ключевые ее цели: формирование широкого слоя частных собственников и повышение эффективности производства; в лице новых собственников создание мощной социальной базы рыночной экономики и демократического общества. К январю 1997 г. в России было приватизировано 127 тыс. объектов, или 55% государственных предприятий. Частный сектор в настоящее время производит около 70% валового национального продукта и осуществляет 74% инвестиций. В то же время институциональные преобразования в России часто определялись не столько экономической целесообразностью, сколько возможностями, обусловленными политической борьбой. В современной России сохраняется возможность для реализации и другого, альтернативного типа реформирования - "неортодоксального", основанного на методах активного государственного регулирования. Усиление этих методов является своего рода реакцией на трудности, появившиеся в ходе монетаристских реформ, проходивших под флагом "триумфаторского капитализма", когда переход к рынку рассматривался как самодостаточный процесс, в ходе которого "невидимая рука рынка" в короткие сроки решит все проблемы. Но как показал опыт, этап преобразований не является коротким по времени, а является продолжительной полосой социально-политической и экономической нестабильности. Эта нестабильность обусловлена процессом становления новых социальных слоев, интересов, институтов, самой политической системы. "Неокрепшая" экономическая система несет в себе много "факторов риска": хрупкие финансовые институты, слабую макроэкономическую политику, корпоративное управление. Переходу от государственного социализма к либеральной демократии свойственна не только непредопределенность конечных результатов в политике, экономике, но и отсутствие механизма, регулирующего конфликтные ситуации и обеспечивающего относительную стабильность различным сферам, - то, что называется в политологии "процедурной определенностью" (В. Бане). Если же говорить в этом плане о направленности реформ в России, то речь идет об отделении собственности от власти, экономики от политики, а следовательно, о становлении и укреплении гражданского общества и правового государства. ЛИТЕРАТУРА Ильин 5.6., Панарин А.С., Ахиезер А.С. Реформы и контрреформы в России М, 1996. Косалс Л.Я., Рыбкина Р.В. Социология перехода к рынку. М., 1998. Олейник А. Издержки и перспективы реформ в России: институциональный подход // Мировая экономика и международные отношения. 1997. № 12: 1998. № 1. Как изменилось геополитическое положение России за последние годы? Роль и место России в современном мире во многом определяется ее геополитическим положением, т.е. размещением, мощью и соотношением сил в мировой системе государств. Геополитическое положение России специалисты рассматривают с учетом географических, политических, военных, экономических и других факторов. Одной из важных составляющих геополитического положения является способность контролировать ключевые пространства и географические точки. Такая способность является производной от степени самодостаточности (жизнеспособности) геополитического субъекта. С точки зрения своего геополитического положения Россия как прямая преемница СССР и Российской империи оказалась в новой ситуации. Эта ситуация сложилась в результате действий определенных геополитических закономерностей. Со второй половины 80-х гг. Советский Союз постепенно стал утрачивать контроль сначала над странами социалистического лагеря, а затем и союзными республиками. После распада СССР в России осталось 17 из 22 млн кв. км территории. Возможности России в немалой степени определяются транспортно-географическим фактором. Территориальный массив России перестал соответствовать каркасной транспортной инфраструктуре, существовавшей в СССР. Основные магистрали России - Южсиб и Транссиб - проходят через территорию Северного Казахстана (Транссиб в районе Петропавловска), там же оказались участки линий высоковольтных электропередач, связи, трубопроводы. Новые геополитические реалии сложились на западных границах. Россия оказалась отделенной от Европы поясом самостоятельных, независимых государств и в настоящий момент имеет ограниченные выходы к Балтийскому и Черному морям. Крупнейшие порты на Черном и Балтийском морях стали для России иностранными. Из крупных портов на Балтике остался Санкт-Петербургский, на Черном - Новороссийский и Туапсинский. На западной границе до распада СССР имелось 25 железнодорожных переходов, современная же Россия располагает всего одним - из Калининградской области в Польшу. Главные пере. валочные железнодорожные узлы находятся на территории Белоруссии, Украины и Молдовы. Геополитические изменения коснулись границ России. В рамках СССР из 77 российских административно-политических единиц только 13 были пограничными, сегодня пограничными являются более половины. Изменилось и число зарубежных стран, граничащих с Россией: ранее имелось 8 стран-соседей, сейчас --16. Ни у одной страны в мире такого числа соседей-государств нет. Значительная часть новых границ не имеет официального государственного статуса. Пространственно-географическое сужение за счет Балтийского побережья, Причерноморья, Крыма вернули Россию, как отмечают геополитики, к "допетровским временам". Данные территории обеспечивали широкий выход бывшего СССР во внешний мир. В новых условиях Россия на северо-западе и юге не сохранила прежнего контроля над ключевыми пространствами. Со стороны новых геополитических субъектов - Балтийских стран - наблюдалось ужесточение своих позиций, вплоть до территориальных претензий; по ряду моментов нарастал российско-украинский конфликт; заявил о себе сложный узел противоречий Молдавия - Приднестровье. В начале 90-х гг. на территории бывшего СССР было зафиксировано 180 территориально-этнических споров. Обеспечение процессов формирования государственности России и защиты ее территориальной целостности считается приоритетной в области внешней политики. Для России является важным завершить процесс становления в нынешних границах как современного российского государства. При этом укрепление государственности таких республик, как Украина, Казахстан, Белоруссия, а также экономическая интеграция с ними со стороны России должны поддерживаться самым активным образом. Именно эти три государства наиболее важны с точки зрения геополитических интересов России. Для России немаловажным является вопрос: будет ли она контролировать нефтепотоки с открытых крупных месторождений нефти и газа на шельфе Каспия? Каспийский бассейн, как Черноморский и Балтийский, составлял значительную часть российского геостратегического потенциала. Одна из закономерностей геополитического процесса заключается в том, что если контроль над пространством теряет один из геополитических субъектов, то его приобретает другой субъект. "Тюркский" и "исламский" фактор в условиях ослабления России как геополитического субъекта стал активно проявлять себя в направлении Центральной Азии, Поволжья и Северного Кавказа, используя при этом разные плацдармы, в том числе и азербайджанский. Руководители Азербайджана заявляют о желательности транспортировки нефти в Турцию, а через нее - на Запад, в обход России по так называемому транскавказскому коридору. Эксперты считают, что товарный поток, движущийся из Центральной Азии через Россию, скрепляет Урал, Поволжье, Западную Сибирь, Дальний Восток и европейскую часть России в единое целое. В случае реализации транскавказского коридора проблемы территориальной целостности России могут обостриться. Для российского геополитического положения небезразличны изменения, происходящие на европейском пространстве и связанные с продвижением НАТО на Восток. Геополитически это означает вторжение Запада в ту сферу, которая исконно была "незападной". "Рубеж конфликта длительностью в тринадцать веков" (С. Хантингтон) передвинулся на пространство Киевской Руси. Существует точка зрения, согласно которой на западных рубежах возникает своего рода "санитарный кордон" стран НАТО, отрезающий Россию от Балтики и Черного моря, контролирующий все транспортные выходы на Запад и превращающий Калининградскую область в оторванный от основной российской территории эксклав. Другая точка зрения в менее драматизированной форме представляет, что ряд стран Центральной Европы, присоединившиеся к НАТО, в прошлом составляли для России плацдарм и буфер, а сейчас - только буфер, т.е. слабо милитаризованную зону стабильности между Россией и НАТО. В нынешних сложных условиях реализовать свои стратегичесские интересы в западноевропейском и восточноевропейском регионах удастся, если Россия будет опираться не на "геополитический императив", реанимируя свои прошлые имперские амбиции, а на свой экономический потенциал. Если иметь в виду восточное направление, то российские позиции на Дальнем Востоке, Восточной Азии и западной части Тихого океана оказались под угрозой. Место России в качестве "сверхдержавы" сегодня занимает Китай, так как он оказался более конкурентоспособным. По ВВП Китай передвинулся в лидирующие страны: вместе с Японией делит 2-3 места в мире. По прогнозам Мирового банка, Китай через 20 лет переместится на первое место в мире, США спустится на второе место, за ними будут следовать Япония, Индия и Индонезия. И в Азиатско-Тихоокеанском регионе, который будет представлять собой самый перспективный регион в XXI в., геополитический статус России как мировой державы будет определяться в первую очередь основными показателями экономической динамики. Россия на протяжении всей своей истории всегда была серьезным геополитическим субъектом. Она и сегодня является страной с самой большой в мире территорией, которая раскинулась на двух континентах. Задача, которую Россия сама должна решить, - не допустить, во-первых, ущемления своих позиций на мировой арене и, во-вторых, оттеснения от участия в решении проблем, затрагивающих ее стратегические интересы. литература Гаджиев К.С. Геополитика. М., 1997. Колосов В.А. Российская геополитика: традиционные концепции и современные вызовы / / Общественные науки и современность. 1996. № 3. Сорокин К.Э. Геополитика России в "ближнем" и "среднем" зарубежье: прак-сиологические измерения // Полис. 1995 № 3. 80 Какую роль играет Россия в системе международных отношений? Система международных отношений характеризуется совокупностью связей и взаимодействий между народами, государствами и группой государств. За последние десятилетия в системе международных отношений произошли коренные изменения. Эти изменения связаны с распадом "социалистического содружества", затем и самого его создателя - Советского Союза. В истории крах одной системы международных отношении вызывался либо масштабными войнами, либо революциями. Своеобразие современного периода заключается в том, что замена системы международных отношений (или, как говорят, между народного политического порядка), сложившейся после 1945 г., произошла в условиях относительно мирного времени, несмотря на наличие многочисленных региональных вооруженных конфликтов, и "холодной войны", вызывавших постоянную напряженность между двумя противоположными блоками. Исследователи считают, что в 1945-1989 гг. существовала особая система международных отношений, для которой характерными были следующие черты: во-первых, биполярная структура; во-вторых, придание мировой политике нормативного порядка, создание ООН, других международных организаций и институтов; в-третьих, углубляющиеся противоречия между экономически развитыми и слаборазвитыми странами. В этой системе СССР принадлежала одна из ведущих ролей, определяющая международный климат. В условиях перехода к новой системе международных отношений Россия (преемник СССР) претерпела глубокую трансформацию как участник системы международных отношений. Российское государство столкнулось с серьезными геополитическими сдвигами, временной дезориентацией в определении главного противника на международной арене; перегруппировкой сил, коалиций и союзов; заменой ряда прежних идеологических стереотипов; сменой политических режимов; возникновением новых государств и т.д. Подобные процессы не могли не ослабить внешнеполитические позиции России. На Западе широкое распространение получил тезис о том, что СССР проиграл холодную войну. Однако в холодной войне проиграли все, и все выиграли от ее окончания. Тем не менее основу взаимоотношений в период распада мирового социализма, Варшавского договора и СССР составляли заявления западных политиков о "ненанесении ущерба интересам СССР" (затем они трансформировались в "неиспользование нынешней слабости России в своих односторонних интересах"). Такие формулировки свидетельствуют об одном: сложилось новое соотношение сил не в пользу России. Возникла реальная перспектива Утраты Россией статуса великой державы на мировой арене. Россия не в состоянии была оказать противодействие созданию своего рода "санитарного кордона", расширению НАТО за счет бывших государств -- членов Варшавского договора (Чехии, Венгрии и Польши), а в дальнейшем, возможно, и за счет второго эшелона" (стран Балтии, Украины и других стран). Все это - попытки исключить Россию из механизма принятия реше- ния по ключевым вопросам европейской и мировой безопасности. Такое развитие событий может придать России роль "побежденной державы", не имеющей равноправного статуса в международных делах. В создавшихся условиях, т.е. в крайне невыгодной обстановке для обеспечения своего участия в формировании положения дел в Европе и мире, России нужно в максимальной степени использовать дипломатические средства, переговорный процесс. Одним из результатов таких дипломатических усилий стало подписание Основополагающего акта, регулирующего отношения между Россией и НАТО (май 1997 г.). Этот документ предусматривает в рамках деятельности Совместного Постоянного Совета участие сторон на равноправной основе в случае достижения консенсуса в планировании и подготовке совместных операции, в том числе и миротворческих под руководством Совета Безопасности ООН или под ответственностью ОБСЕ. Вместе с тем положения Основополагающего акта не дают России или НАТО права вето по отношению к действиям другой стороны, а также не ущемляют и не ограничивают права России или НАТО принимать решения и действовать самостоятельно. Они не могут быть использованы как средство ущемления интересов других. Тем самым партнерство между Россией и Западом получило свою институционализацию. Для западных политиков, несмотря на определенную слабость, Россия по-прежнему остается "слишком большой" и потенциально "слишком сильной" страной. Не случайным является приглашение России присоединиться к "большой семерке" ведущих развитых государств и составить вместе с ними "большую восьмерку". По мнению ряда исследователей, "семерка" стала эффективным регулятивным центром международных отношений, продолжающих оставаться системой децентрализованной и подчас стихийной. Как регулятивный центр "семерка"/"восьмерка" решает две важные задачи функционирования системы международных отношений: 1) ликвидировать существующие и не допускать возникновения в будущем региональных конфронтационных военно-политических осей; 2) активизировать демократизацию стран с авторитарными режимами (создание единого мирового политического пространства). Стать полноценным членом "большой восьмерки" - сложная задача, поскольку членство в кой связано не только с правами, но и определенными финансовыми обязательствами, которые сегодняшней России пока не по плечу. Улучшение же внутренних экономических показателей и выполнение взятых на себя серьезных обязательств, безусловно, скажется на повышении роли России в принятии экономических и политических решений мирового уровня в рамках "восьмерки". Никто из внешнеполитических партнеров не сомневается, что главной задачей внешней политики самостоятельной России является возрождение и укрепление ее международных позиций. На реализацию этой задачи нацелены разработанные Правительством Основные положения концепции внешней политики Российской Федерации. Одной из особенностей данной концепции является отсутствие идеологических установок или политических пристрастий к какой-либо политической силе, поворот к национальным интересам России и ее гражданам, защита которых и есть предназначение внешней политики ответственного демократического государства. К основным положениям относятся: 1) обеспечение процессов формирования государственности России и защита ее территориальной целостности; 2) создание условий, обеспечивающих стабильность и необратимость политических и экономических реформ; 3) активное и полноправное участие России в строительстве новой системы международных отношений, в которой ей было бы обеспечено достойное место. В складывающейся системе международных отношений Россия, несмотря на переживаемый кризис, остается одной из великих держав и по своему потенциалу, и по влиянию в мире. Россия несет ответственность за формирующийся новый миропорядок, за построение новой системы позитивных взаимоотношений государств, ранее входивших в состав СССР. Любые действия, направленные на подрыв целостности Российской Федерации, интеграционных процессов в СНГ, нарушение прав и свобод человека, вооруженные конфликты в сопредельных государствах рассматриваются как угроза безопасности страны и жизненно важным интересам ее граждан. Принципиальное значение для защиты внешнеэкономических интересов России имеет сохранение и развитие хозяйственных связей с бывшими союзными республиками. В целях создания эффективной системы комплексной безопасности развивается сотрудничество и в военно-политической сфере. В фокусе внимания российской внешней политики остаются отношения со странами Востока и Центральной Европы находящихся в исторически сложившейся сфере ее интересов ни в коей мере не должна ущемляться роль России в урегулировании ряда международных конфликтов, чреватых угрозой переростания в широкомасштабную войну. Для России большую значимость имеют отношения со страна ми Западной Европы. Они важны с точки зрения вхождения в формирующееся политическое, экономическое, правовоесоциальное пространство, ядром которого выступает Европейское со общество. Объективной базой развития российско-американских отношений является взаимная заинтересованность в формировании стабильной и безопасной системы международных отношений. Здесь ставятся задачи обеспечить на взаимной основе выполнение достигнутых договоренностей по сокращению и уничтожению ядерных, химических и иных вооружений, соблюдение положении Договора по ПРО. В Азиатско-Тихоокеанском регионе внешнеполитические приоритеты включают развитие сбалансированных и стабильных отношении со всеми странами, особенно с Китаем, Японией и Индией. Российская внешнеполитическая концепция имеет целью сформировать вокруг себя необходимый общегосударственный консенсус. Наполнение конкретно-историческим содержанием внешнеполитической концепции поможет приобрести России свойственную ей самодостаточность. Россия найдет и займет свое неповторимое место в мире. Положение региональной державы с ограниченными международными интересами, какой она видится сегодня скептикам от геополитики, сменится ситуацией, в которой россии будут обеспечены выходы на роль мировой державы. литература Жинкина И.Ю. Стабильность международных отношений и внешняя политика носсии / /США: экономика, политика, идеология.1997.№ 12. Региональные интересы и политические реалии современной России // Критический обзор модели униполярности //Полис.997.№ 2. Каковы особенности современной экономической политики Правительства России? Экономическая политика - это комплекс управленческих стратегий и технологий по использованию имеющихся ресурсов для достижения намеченных целей развития в русле определенной идеологической парадигмы. Экономическая политика в современной России обусловлена необходимостью преодоления "трансформационного спада" (Я. Корнай) и его социально-экономических последствий. О своих целях и задачах Правительство России заявило в концепции среднесрочной программы РФ на 1997-2000 гг. "Структурная перестройка и экономический рост". Главная задача, как явствует из названия документа, состоит в необходимости создания условий для экономического роста, одним из которых является изменение структуры народного хозяйства. В этой программе, пожалуй, впервые для документов подобного рода обозначены "угрозы национальным интересам России в области экономики". Среди них такие, как препятствия к формированию прочного, единого пространства, низкое качество менеджмента, технологическая отсталость; низкий уровень инвестиций, высокая затратность экономики; низкий уровень конкурентоспособности; высокая долговая нагрузка на экономику; возрастающая доля теневого сектора. Можно считать, что ликвидация этих угроз и будет определять особенности экономической политики на современном этапе. На макроэкономическом уровне политика нацелена на: 1) совершенствование налоговой системы; 2) изменение структуры Расходов федерального бюджета; 3) защиту и обеспечение устойчивости рубля; 4) рациональные заимствования на международных финансовых рынках; 5) укрепление платежного баланса за счет роста экспорта. Будут проведены реформы предприятий, жилищно-коммунальной сферы, реформа армии и др. В среднесрочной перспективе предполагается: 1) достижение к концу столетия устойчивого экономического роста (не менее 5 % в год); 2) осуществление институциональных преобразований, обеспечивающих справедливую конкуренцию; 3) обеспечение прогрессивных структурных сдвигов в производстве и экспорте; 4) рост реальных доходов и потребления населения. По прогнозам, к концу 2000г. валовой внутренний продукт должен вырасти на 3,5-5 %; продукция промышленности - на 5-7%; сельского хозяйства - на 4%; объем инвестиций - на 8-12%; уровень безработицы составит 5,6-5,8%. В течение 1997 г. Правительство России подвергалось резкой критике за вялотекущее исполнение Программы. В связи с этим были составлены "Двенадцать дел Правительства России на 1998 год в области экономической и социальной политики". В этом документе нашли отражения такие "дела", как снижение налогов погашение задолженностей, поддержка инвестиций, снижение тарифов на перевозки и электроэнергию, обеспечение жильем военнослужащих, адресная социальная защита, своевременная выплата пенсии, проведение земельной реформы и др. В этом документе речь шла не столько о текущих делах, сколько о годовой стратегии и упорядоченной целевой функции экономической политики Правительства России. В целом экономическая политика Правительства характеризуется разрывом целей и их исполнением, противоречивостью и инерционностью принятия решений, довольно частой сменой исполнителей (например, в ключевом министерстве - Министерстве финансов), невысоким по мировым требованиям менеджмента уровнем проработки ресурсного обеспечения. Современная экономическая политика уже начала испытывать влияние предстоящего "политико-экономического цикла" -парламентских выборов 1999 г. и президентских 2000 г. В связи с этим Правительство вынуждено, с одной стороны, решать неотложные социально-экономические проблемы, а с другой - искать средства воздействия на избирателей, что подрывает возможность разработки даже среднесрочной эффективной экономической стратегии. В современной политологической литературе этот цикл объясняют следующим образом. Идя на выборы, кандидаты в президенты, партии критикуют действия оппонентов. Придя к власти, они начинают активно осуществлять свою политику, но к окончанию своего срока полномочий Правительство снижает активность, чтобы его ошибки не были использованы оппозицией. Поэтому на предвыборном отрезке (обычно - за год или даже менее) деятельность Правительства в сфере необходимой, но, возможно, непопулярной макроэкономической политики затухает, при этом увеличиваются расходы на социальные цели. Особенностью протекания очередного "политико-экономического цикла" в России является то, что он начался более чем за 1,5 года до выборов в Госдуму и за 2,5 года до выборов президента (уже обсуждаются рейтинги кандидатов в президенты, муссируются слухи о начале предвыборной кампании: вербовке сторонников, поиске финансовых ресурсов, "сильных ходов" и т.п.). Все это ослабляет внимание к реальным процессам в экономике и придает экономической политике зачастую парадоксальный характер. Об этом свидетельствует череда отставок Правительства Российской Федерации, в результате чего страна на некоторое время фактически оставалась без оперативного управления, а экономика несла значительные потери из-за непринятия решений. Катализатором негативных процессов в экономике было также решение Правительства России и Центрального банка от 17 августа 1998 г. Результатом этого решения стало совмещение девальвации (обесценивая) рубля, скачка цен, паралича банковской системы, резкого падения доверия со стороны кредиторов и инвесторов из-за государственного дефолта (отказа от платежей по долгам). В начале 1999 г. в условиях острого дефицита госбюджета в России снова обострилась проблема инфляции и государственного долга. Таким образом, перманентной характеристикой экономической политики Правительства является наличие кризисной ситуации в экономике, давление различных политических сил, ухудшающиеся внешнеэкономические условия. Серьезной проблемой является лоббирование, которое понимается как взаимодействие представителей отдельных заинтересованных групп с органами власти для проведения в жизнь определенных законов, программ, дотаций, субвенций и т.п. В отдельных странах лоббирование регулируется законом. В России такогог закона пока нет, и лоббирование становится делом даже некоторых лиц в Правительстве и Федеральном Собрании России, не говоря уже о криминальном лоббировании. Для снижения экономического сепаратизма Правительство России укрепляет связи с ассоциациями субъектов Российской Федерации, делает селекцию наиболее перспективных общефедеральных программ с тем, чтобы обеспечить их полное финансирование, а остальные программы пока заморозить; разрабатывает реальные критерии распределения трансфертов для регионов, совершенствует систему налогов с более четким разделением их на федеральные, региональные и местные. ЛИТЕРАТУРА Концепция среднесрочной программы Российской Федерации на 1997- 2000 гг. Структурная перестройка и экономический рост // Вопросы экономики. 1997.№ 1. КосалсЛ.Я., Рыбкина Р.В. Социология перехода к рынку в России. М., 1998. Ходов Л.Г. Основы государственной экономической политики. М., 1997. 82 Каковы альтернативные проекты экономической политики в современной России? Альтернативные проекты экономической политики в современной России разрабатываются оппозицией. Особенно активной она бывает в периоды предвыборных кампаний (1995 г. - выборы в Госдуму, 1996 г. - выборы Президента), в ходе принятия принципиальных документов(бюджет на 1998г, Земельный кодекс, Бюджетный кодекс) и при определении, например, путей, способов и инструментов приватизации, проведения финансово-кредитной, антиинфляционной, промышленной и социальной политики. Анализ альтернативных проектов затруднен рядом обстоятельств. Это, во-первых, вхождение в Правительство России представителей ряда партий, во-вторых, слабая проработка самими партиями и движениями своей экономической стратегии или сокрытие каких-то ее аспектов для решения конъюнктурных задач, в-третьих, переменчивость самого политического процесса, отражающегося в форме союзов, "торговли голосами". Из альтернативных проектов экономической политики можно выделить либеральный, коммунистический, социалистический (социал-демократический), национал-патриотический. Либеральный проект основывается на принципах индивидуализма, конкуренции, выталкивания слабых, самодвижении (спонтанности) процессов перехода к рынку, открытой экономики, продажи земли, судебной защиты прав собственника и наемного работника организации, территории. Либералы в свое время выступили как авторы "шоковой терапии" в экономике, при либерализации цен допускали инфляцию как необходимость, в том числе и обесценение нескольких сотен миллиардов рублей накоплений граждан (в ценах 1990 г.). Либерализация внешних связей сопровождалась массовым вывозом товаров на полуконтрабандной основе, заполнением российских рынков импортным ширпотребом. Либералы вывели из-под экономического влияния государства политику занятости, доходов, планирования долгосрочного развития. В 1992-1995 гг. оно вообще отсутствовало, и страна жила по краткосрочным прогнозам и программам (типа программ конверсии, обустройства границ, обеспечения занятости и т.п.), которые реализовывались лишь частично или вообще проваливались. Либералы привносили западную культуру бизнеса. Однако в итоге был построен номенклатурно-олигархический капитализм с криминальным теневым сектором и до идеалов "настоящего капитализма" (или социального рыночного хозяйства) оказалось далеко, что сильно разочаровало демократов первой волны, многие из которых ушли из политики и даже оппонируют современному политическому режиму. Коммунистические проекты содержат принципы, диаметрально противоположные либеральным. Так, в программе Г. Зюганова как кандидата в президенты России на первом месте стоит "повышение регулирующей роли государства в экономике". Затем следует "упорядочение управления госсобственностью" и принятие программ приватизации и национализации. В социальных вопросах следуют обещания "восстановления социальной справедливости", в частности, говорится, что "труд получит справедливую оплату по его результатам". Много обещаний "вернуть назад" - в области управления, АПК, социальной сфере. Не совсем ясна позиция ликвидировать принцип остаточного финансирования социальной сферы, поскольку не указывают источники формирования той доходной части бюджета, которую можно будет использовать на социальные нужды. Дело ведь не в том, кто последним получит финансовые вливания, а в том, сколько будет этих финансов. Двусмысленным в позиции КПРФ выглядит и обещание поддержки предпринимательства, и в первую очередь финансово-промышленных групп (т.е. крупного капитала). Социалистические (в западном смысле) проекты весьма разноплановы. Они основаны в целом на социал-демократических подходах: единство государственного регулирования и рынка; частной и общественной собственности; конкуренции и протекционизма, перераспределения доходов через налоги и социальные программы; открытая экономика и взвешенная таможенная политика. Представляющие эту линию партии (от партии самоуправления трудящихся до социал-демократической партии России) малочисленны и маловлиятельны, хотя именно они могли бы составить в России "третью силу" и были бы наиболее приемлемы для создания "смешанного общества" ("социализма-капитализма") или того, что дает в качестве образца, например, Швеция. Национал-патриотические движения имеют чрезвычайно пестрый состав, противоречивые программы, слабо проработанные экономические концепции. Главные проблемы и споры возникают вокруг понятий "нация" и "государственность". Например, ЛДПР в экономической политике ориентируется на имперский вариант и патернализм ("большое государство" просоветского образца). ЛИТЕРАТУРА Нуреев Р. Теория общественного выбора / / Вопросы экономики. 1998г.№7. Олещук В.А., Павленко В.Б. Политическая Россия: партии, блоки, лидеры. Год 1997. Справочник. М., 1997. Петров Ю. Альтернативы: модели развития для России / / Свободная мысль. 1997. №6. Каковы особенности социальной политики в современной России? Предметом социальной политики государства выступают трудовые отношения, отношения в сфере науки, культуры, образования, здравоохранения, спорта. Эти отношения оказывают непосредственное воздействие на воспроизводство социальных (человеческих) ресурсов общества, качество жизни населения, его общественное поведение. В XX в. одной из важнейших тенденций развития современных обществ стало неуклонное возрастание роли социальной политики государства как фактора, обеспечивающего стабильное его развитие. Социальная политика, осуществляемая современным российским государством, по многим своим параметрам является неэффективной. Выбор в 1992 г. курса реформ, в основе которого лежали установки "шоковой терапии", предполагал отказ от социальной политики социалистического типа (всеобщая занятость населения, бесплатное здравоохранение и образование и пр.). Эффективность социальной политики приносилась в жертву эффективности экономических преобразований, которые предполагалось осуществить в сжатые сроки, что позволило бы минимизировать (по крайней мере, во времени) социальные издержки реформ. В начале реформ предполагалось, что рациональное использование имеющихся ресурсов, а также ресурсов, полученных в процессе реформ (доходы от приватизации и пр.), позволит организовать адресную помощь наименее защищенным группам населения: пенсионерам, многодетным семьям, всем тем, кто потерял работу в процессе структурной перестройки экономики. Все остальные должны были рассчитывать на свою предприимчивость. По мере осуществления реформ, предполагалось усиливать их социальную ориентацию, выводя социальную политику на параметры, свойственные социальной политике, реализуемой в развитых странах. В качестве одной из важнейших социальных задач рассматривалось формирование в России "среднего класса", являющегося основной социальной базой устойчивого развития, рыночной экономики, гражданского общества и правового государства. Однако реальность реформируемого постсоветского общества продемонстрировала утопизм, необоснованность этих планов. Реальная социальная политика, осуществляемая в современной России, характеризуется фрагментарностью; отсутствием целей, реализация которых обеспечивалась бы материальными ресурсами, усиливающейся неопределенностью в выборе приоритетов, способов их воплощения в реальную практику. Отсутствует координация подходов к экономической и социальной политике. Государство пока не способно задействовать потенциал социальной политики как одного из средств экономического подъема страны. Государственная власть зачастую рассматривает систему социальной защиты населения как некий "балласт", ограничивающий использование ресурсного потенциала в целях подъема экономики. Власть стремится минимизировать свои обязательства перед обществом в социальной сфере, переложить основные расходы в социальной сфере на регионы и самих граждан. Этими установками пронизаны последние проекты социальных реформ: пенсионной системы, жилищно-коммунальной сферы, систем образования и здравоохранения. Ситуация обостряется тем, что социальные интересы населения становятся объектом популистской демагогии (в периоды важнейших политических кампаний). Обещания, щедро раздаваемые политиками, вскоре "забываются" или откладываются до "лучших времен". В реальной же действительности наблюдается процесс деградации социальных отношений, следствием чего стали такие процессы, как депопуляция населения, растущая безработица, нарастание несоответствия по уровню и качеству жизни немногочисленного процветающего слоя населения и большей его части, опустившейся за черту социального бедствия. Такой процесс предопределяет растущую нестабильность общества, дискредитирует курс реформ, подрывает доверие населения к Правительству и государственным институтам России. литература Жуков В.И. Социальный фактор развития цивилизации / / Общество и экономика.1996г.№9-10. Яковец Ю.В. Социальная цена экономических преобразований // Общество и экономика. 1996. №9-10. Римашевская Н.М. Социальные последствия экономических трансформаций в России//Социс. 1997. №6. 84 Существуют ли альтернативные варианты социальной политики в современной России? На уровне политических деклараций, прежде всего оппозиционных партий и общественно-политических движений, в разработках различных исследовательских центров и отдельных ученых содержится немало концептуально оформленных вариантов социальной политики, альтернативной осуществляемой в настоящее время Правительством России. Более того, в 1995 г. группой работников министерств и ведомств социального блока был разработан проект Программы социальных реформ в Российской Федерации на период 1996-2000 гг., который во многом перекликается с идеями оппозиционных Правительству общественно-политических сил. В качестве основных целей социальной политики в этом проекте названы: достижение ощутимого улучшения материального положения и условий жизни людей; - обеспечение эффективной занятости населения, повышение качества и конкурентоспособности рабочей силы; - гарантия конституционных прав граждан в области труда, социальной защиты населения, образования, охраны здоровья, культуры, обеспечения жильем; - нормализация и улучшение демографической ситуации, снижение смертности населения, особенно детской и граждан в трудоспособном возрасте; - существенное улучшение социальной инфраструктуры. Смысл многих альтернативных вариантов "левой оппозиции" сводится к тому, чтобы изменить характер приоритетов, реализуемых в процессе реформ в целом, так и в такой его составляющей, как социальная политика. Что считать важнейшим приоритетом: решение экономических, политических или социальных проблем? Для многих оппонентов нынешней политики реформ социальные проблемы определяются как первоочередные. В сфере социальной политики оппоненты Правительства настаивают на усилении роли государства в реализации социальных гарантий, которое призвано создать механизм более оптимального, с точки зрения социальной справедливости, распределения имеющихся ресурсов и социальных благ. Это, по их мнению, будет способствовать социальной стабилизации в России. При этом нередко подчеркивается, что эффективная социальная политика - не следствие успешной реализации экономических реформ, а их предпосылка и важнейшее условие. Оппоненты Правительства "справа" подвергают его критике за непоследовательность в реформировании социальной сферы. Это приводит, по их мнению, к сохранению завышенных обязательств государства, не подкрепленных реальными ресурсами; консервирует проявления "государственного патернализма", свойственного социальной политике социалистического общества, ограничивает возможность государства более рационально использовать свой бюджет в целях формирования инвестиционных ресурсов, необходимых для подъема экономики страны. Оценивая альтернативные варианты социальной политики, следует отметить, что в сложившихся условиях предпочтения "левой оппозиции" имеют мало шансов на реализацию. Это потребовало бы радикального изменения курса реформ, поддерживаемого влиятельными экономическими и социально-политическими структурами, заинтересованными в его неуклонном осуществлении. Этому не способствует кризисное состояние российской экономики. Каждый новый "виток" спирали кризисного развития сопровождается сокращением ресурсной базы для выхода из кризиса, о чем свидетельствует тенденция к сокращению бюджетных доходов, "не разрешаемые" трудности со сбором налогов, растущее число кризисных и депрессивных регионов и пр. Предложения "правой оппозиции" имеют больше шансов на реализацию, о чем свидетельствуют продекларированные Правительством еще в 1996 г. намерения осуществить реформу пенсионной системы, жилищно-коммунальной сферы, системы образования, суть которой в резком ограничении государственных обязательств перед населением, высвобождении ресурсов для усиления инвестиционного потенциала экономики России. литература Дмитриев М. Политика социальных расходов в современной России // Вопросы экономики.1996. № 10. Делягин М. Повышение благосостояния населения как стратегическое направление развития России // Вопросы экономики. 1996. № 5. Хагермайер К., Неспорова А., Вон-Уайтхед Д. Роль политики в области образования, рынка труда, заработной платы и социальной сфере в стимулировании занятости в России / / Общество и экономика. 1996. № 3-4. Какие сценарии социально-экономического развития возможны в современной России? Отличительная черта переходного периода, переживаемого Россией в настоящее время, - неопределенность и неустойчивость процессов общественного развития. Источник этой неопределенности в большом количестве социально-экономических "переменных", способных повлиять на характер и направления этого развития. Так, валютно-финансовый кризис, разразившийся осенью 1997 г. в странах Юго-Восточной Азии, "спутал карты" российского Правительства, прогнозировавшего, что 1998 г. станет временем начала экономического подъема. Положение еще более осложнилось летом 1998 г. в связи с проблемами на финансовом рынке России. В ситуации неопределенности особенно важно предвидеть возможные варианты развития с тем, чтобы своевременно принять меры для нейтрализации негативных тенденций, последствия которых могут иметь катастрофические последствия для страны. Этим обусловлены многочисленные попытки разработать сценарии развития России, опирающиеся на анализ как явных, так и скрытых тенденций, развивающихся в важнейших сферах жизнедеятельности российского общества. Сценарии социально-экономического развития России можно разделить на два основных типа. Первый основывается на предпосылке о том, что экономическая политика, осуществляющаяся в России с 1992 г., будет оставаться в своих основных чертах неизменной. Второй тип прогнозирует тенденции развития, которые могут возникнуть в случае отказа в той или иной форме от этого курса. Сценарии первого типа можно разделить на "оптимистические" и "пессимистические". "Оптимисты" - сторонники продолжения курса "шоковой терапии" полагают, что неудачи последних лет проистекают из-за непоследовательности Правительства в осуществлении "генеральной линии". Чтобы достичь позитивного эффекта, следует впредь жестко подавлять инфляцию, добиваться снижения процентных ставок по кредитам коммерческих банков, уменьшать доходность рынка ГКО (государственных кредитных обязательств) на основе неуклонного сокращения дефицита государственного бюджета. Такая политика, по их мнению, создаст необходимые условия для того, чтобы банковский капитал стал перетекать в реальный сектор экономики. К этим мерам следует добавить снижение налогов на производителей, которое компенсируется сокращением расходов государства на социальную сферу. На основе сокращения этих расходов будут изысканы необходимые инвестиционные ресурсы внутри страны, которые вкупе с иностранными инвестициями обеспечат промышленный рост, оздоровят экономику. Необходимо также усилить государственное регулирование естественных монополий:топливно-энергетического и транспортного комплекса России. Снижение тарифов на их услуги - необходимое условие экономического роста. По этому сценарию этот рост может быть обеспечен уже во второй половине 1998 г. - начале 1999 г. с последующим выходом его на устойчивую траекторию. Этот "оптимистический" сценарий подвергается критике со стороны оппонентов Правительства и его политических соперников. Не только критики из лагеря сторонников левой оппозиции, но и аналитики правоцентристских сил (Г. Явлинский, С. Глазьев и др.) отмечают утопизм ожиданий Правительства. "Пессимистические" сценарии прогнозируют следующее развитие событий в России. Ставка Правительства на сокращение дефицита государственного бюджета, ограничение денежной массы, инфляции ценой резкого сокращения государственных расходов на социальную сферу, инвестиций в реальный сектор экономики неизбежно будет сопровождаться дальнейшей распродажей государственной собственности, прежде всего естественных монополий, возрастающими заимствованиями на внутреннем и внешнем финансовых рынках. Это приведет к усилению долгового характера российской экономики, (значительная часть бюджета будет расходоваться на обслуживание внутреннего и внешнего долга), дальнейшему сжатию внутреннего рынка, ограниченность которого уже сейчас стала тормозом для развития промышленного производства. Эти меры лишь усилят депрессивное состояние экономики, определяемое такими негативными факторами, как недостаток оборотных средств у предприятий, неплатежи, бартер и пр. Все это приведет к дальнейшей деградации производственного и научно-технического потенциала России, усилит зависимость ее экономики от вывоза топливно-энергетических и сырьевых ресурсов, ввоза продовольственных и промышленных товаров. Социальная реформа, осуществляемая в условиях падения платёжеспособности населения, лишь усугубит ситуацию. Население перестанет оплачивать свои растущие коммунальные расходы, его доступ к таким социальным благам, как образование, здравоохранение будет резко ограничен. Следствием этого станет усиливающаяся социальная дифференциация, массовое обнищание населения, окончательное разрушение социальной сферы. Второй тип сценариев основывается на том, что экономическая политика должна претерпеть существенные изменения. В противовес монетаристам, идеологам современного курса, осуществляемого Правительством, их оппоненты исходят из того, что действительное подавление инфляции, оздоровление государственного бюджета возможны только на основе оживления реального сектора экономики, для чего необходима активная промышленная политика. Основные сценарии этого типа исходят из наличия в стране достаточных ресурсов развития, требующих лишь минимальных инвестиций. Важнейший ресурс - это бездействующая в современной ситуации обрабатывающая промышленность. Для ее оживления необходимо перенести акценты на такие меры, как снижение налогов на производителей, введение регулируемых цен на топливно-энергетические и сырьевые ресурсы. При этом предприятиям надо дать инвестиционные ресурсы даже ценой отказа от жесткого антиинфляционного курса. Одним из условий, обеспечивающих конечный эффект, является изменение социальной политики. Следует изменить политику в сфере заработной платы населения, обеспечив ее рост для активизации потребительского спроса. Это приведет к активизации рынка потребительских и производственных товаров. Только на этой основе произойдет переход к структурно-технологическому обновлению экономики, восстановлению социальной сферы с привычными для населения стандартами жизни. Реализация этого сценария, по мнению его сторонников, обеспечит сравнительно безболезненное утверждение в стране социально ориентированной рыночной экономики, позволит избежать попыток реставрации прежней социально-экономической системы. Сценарии, предлагаемые умеренными сторонниками левой оппозиции, во многом близки сценариям правоцентристских политиков. Их объединяет идеология постепенного, эволюционного развития по пути движения к социально-ориентированной рыночной экономике. Альтернативным этому варианту является сценарий, основанный на возможной попытке реставрации дореформенной социально-экономической системы, на чем настаивают сторонники радикальных течений в левой оппозиции. Этот сценарий предполагает, что в стране будут осуществлены меры по ренационализации собственности (банков, промышленных предприятий), восстановлению централизованной системы ценообразования. Будет предпринята масштабная эмиссия с целью смягчения социального кризиса, увеличения инвестиций в реальный сектор экономики, восстановлена монополия внешней торговли, свернута программа получения зарубежной финансовой помощи. С целью усиления контроля за распределением будет введена карточная система. Однако последствия этого сценария, по мнению большинства аналитиков, будут крайне негативны для России. Кратковременный первоначальный социальный эффект будет исчерпан, и очень быстро станут нарастать экономические проблемы: тотальный дефицит потребительных товаров, неэффективность бюрократического управления экономикой из центра, которые вскоре, приведут страну к экономическому параличу. ЛИТЕРАТУРА Краснов Б.И. Анализ политической ситуации. Метод сценариев // Социально-политический журнал. 1997. №5. Майминас Е.3. О социально-экономических особенностях развития России / / Общественные науки и современность. 1998. № 3. Что дальше ? Четыре сценария развития события событий в России / / Независимая газета.1997.31 дек. 86 Какие политические кризисы пережила Россия в постсоветский период истории? Становление новой социально-экономической и общественно-политической системы России, начавшееся в конце 1991 г сопровождалось различного рода политическими потрясениями и кризисами. Общие причины этих кризисов определялись переходным состоянием российского общества. Трансформационные процессы, охватившие все сферы его жизнедеятельности, несли в себе многочисленные конфликты между новым и старым, борьбу различных социально-политических сил, отстаивающих свое видение будущего страны. Можно утверждать, что переходное состояние - это некая форма всеобщего кризиса общества, в которой осуществляется трансформация общественной системы в новое качество. Современная политология выделяет следующие виды политических кризисов: кризис власти, кризис тех или иных ветвей власти (исполнительной - правительственный кризис; представительной - парламентский кризис), кризис доверия общества к власти. В своей современной истории Россия "переболела" всеми видами политических кризисов. Первый и наиболее серьезный политический кризис страна перенесла в 1992-1993 гг. Это был общий кризис власти, в основе которого лежал конфликт между Президентом и исполнительной властью в лице Правительства, с одной стороны, и Съездом народных депутатов и Верховным Советом - органом представительной власти - с другой. Кризис был порожден многими причинами. Одной из ведущих причин была острая политическая борьба за выбор оптимальной формы государственного устройства страны. Политическая элита России раскололась на два лагеря. Одни - сторонники Президента - стремились устроить Россию как сильную президентскую республику. Концентрация власти в руках Президента, по их мнению, должна была обеспечить необратимость реформ, которые предполагалось осуществлять в России. Другие - сторонники Верховного Совета - полагали, что Россия должна стать парламентской республикой. Сложность предстоящих реформ, по их мнению, требовала от общества осуществления эффективного контроля за их ходом, что предполагает концентрацию необходимых властных полномочий в структурах представительной власти. Кризис власти в России развивался динамично, стимулируясь крайне негативными последствиями социально-экономических реформ, в основе которых лежала установка на "шоковую терапию", а также усиливавшимся личным соперничеством между наиболее активными политическими лидерами той и другой стороны. Пиком кризиса стали события октября 1993 г., когда конфликт между сторонами приобрел насильственный характер. Силовой разгон Съезда народных депутатов и Верховного Совета, предпринятый Президентом, склонил чашу весов в его пользу. Следствием разрешения кризиса стало: принятие новой Конституции (декабрь 1993 г.), которая зафиксировала ликвидацию советской политической системы и придала государственному устройству России форму президентской республики. Ликвидация Двоевластия, возникшего в России в 1992 г., объективно способствовала стабилизации государственно-политической системы страны. Экономические реформы, осуществляемые в России, сопровождались растущим и нередко обостряющимся недовольством широких слоев населения их социальными издержками. Это периодически приводило к правительственным кризисам. Первый такой кризис возник в конце 1992 г. и разрешился сменой главы Правительства России, которое возглавил В. Черномырдин, представитель так называемого директорского корпуса (хозяйственная элита, сложившаяся еще в экономических недрах советской системы). Он сменил Е. Гайдара, возглавлявшего Правительство страны на раннем этапе реформ. Эта смена, как и многие последующие перестановки в Правительстве, отражали временные компромиссы между старой номенклатурой, вовлекавшейся в процесс реформ, и представителями радикал-либеральной части новой элиты России, стремившейся утвердить себя в качестве идеологов и практических политиков, руководящих процессом формирования в России новой социально-экономической и общественно-политической системы. В дальнейшем разногласия между этими силами нивелировались, и на смену им пришли противоречия между социально-политическими силами, возникшими в процессе самих реформ. В 1996 г. начал развиваться конфликт между собственниками крупных финансовых капиталов (в политической публицистике их стали называть "олигархами") и представителями государственной бюрократии. В основе этого конфликта лежал передел государственной собственности. Щедрое финансирование со стороны "олигархов" президентской избирательной кампании 1996г., казалось, позволяло им предписывать Правительству "правила игры" в процессе приватизации государственной собственности. Сложность ситуации определялась и тем, что государственная бюрократия и, прежде всего, ее элита, представленная Правительством, фактически отстаивали в этой борьбе не интересы общества, а интересы тех или иных групп финансовой олигархии, остро конкурировавших между собой в процессе передела собственности. Эта борьба фактически парализовала деятельность Правительства в конце 1997 - начале 1998 г. Следствием этого стала отставка всего кабинета В. Черномырдина и острый кризис Правительства, усиленный конфликтом между Президентом и Государственной Думой по вопросу о персональном составе Правительства и его главе. Кризис разрешился в апреле - мае 1998 г., когда у России появилось новое Правительство, возглавляемое С. Кириенко. Президентская сторона оценивала отставку прежнего Правительства и создание нового как своего рода "антиолигархическую революцию". Однако августовские события 1998 г. вскоре привели к отставке и этого Правительства. Главой нового кабинета был назначен Е. Примаков. Огромное значение для будущего России имеет еще один кризис, развивающийся пока, в вяло текущей форме, но способный обостриться с катастрофическими последствиями для страны. Это кризис российского федерализма. Формирование обновленной Федерации, осуществляемое в сложной ситуации социально-экономического кризиса, переживаемого Россией, породило не мало острых проблем. В их основе поиск оптимизации экономических и политических отношений между федеральным центром, национальными республиками и регионами России. Острые формы этот кризис приобрел в отношениях между федеральным центром и Чеченской Республикой, сопровождаясь кровопролитным вооруженным конфликтом (1994-1996). От разрешения этого кризиса зависит государственная целостность России. Выход из этого кризиса возможен только на основе развития того федерализма, который обеспечивает оптимальное сочетание общих интересов страны и ее регионов. Таким образом, Россия не вышла еще из периода "родовых мук" нового общества, ее политическое развитие несет в себе потенциал конфликтности. Крайне важно, чтобы разрешение каждого политического кризиса работало на стабилизацию государственности России, ее политической системы, не вело к нарастанию социально-политической энтропии. ЛИТЕРАТУРА Кузнецов В. Попытка объяснить российский кризис // Мировая экономика и международные отношения. 1996. № 5. Политология. Энциклопедический словарь. М., 1993. Тишков В. Геополитика Чеченской войны // Свободная мысль. 1997. № 4. В чем проявляется политическая модернизация в современной России? Политическая модернизация нынешней России представляет собой переход общества от советского конституционного строя к Демократическому. Этот переход был подготовлен демократическим движением конца 80-х - начала 90-х гг. и получил институциональное воплощение в принятии Конституции Российской Федерации в 1993 г. Процесс модернизации политической системы России еще не завершен. Однако можно обнаружить характерные черты этого процесса и неоднозначные следствия. Все конституции открыто или скрыто содержат определенную теологическую цель. Если конституция гарантирует правовую защиту частной собственности, то эта цель состоит в предпочтении частного капитализма. Однако первичная цель конституции - это регламентация политического процесса. В советском Конституционализме приоритет был отдан программной цели социализма, но не регламентации политического процесса. В целом советский конституционализм служил демократическим фасадом автократических решении партийно-государственной элиты. Поэтому начавшиеся в России в 90-х гг. рыночные реформы означали и разрушение советской системы. Нынешняя российская конституционная демократия не исключает легального введения иной экономической системы, что, однако, не требует разрушения существующего политического порядка. Сущность конституционной демократии заключается в защите индивидуальных прав и гражданских свобод от их нарушения государственными властями. Советские конституции содержали критику индивидуальной свободы, они допускали ограничения и даже полный запрет этих свобод, если они были несовместимыми с социалистическими принципами. В частности, и некоторые современные западные конституции, например Конституция ФРГ, запрещают использование гарантированных свобод, если они направлены против конституционной демократии. За краткий период политической модернизации понимание характера политических свобод в России изменилось. Сегодня свободы в либеральном (экономические свободы), демократическом (участие в государственных делах) и социальном (свобода от нищеты) смыслах являются высшей конституционной ценностью. В России стали возможными демократические по процедуре выборы в местные и центральные органы власти. Политическая модернизация России означает переход к более сложному типу правления. Легальные процедуры конституционной демократии содержат систему сдержек и противовесов в отношениях между исполнительной, законодательной и судебной властями (двухпалатный парламент, право вето на законопроекты, принятие Думой бюджета, утверждение кандидатур высших правительственных чиновников, предлагаемых Президентом, многопартийная система, Конституционный Суд, импичмент). Эти и другие механизмы внешнего и взаимного контроля препятствуют образованию властной монополии. Хотя сегодня в России наблюдается тенденция к аккумуляции все большей власти у президентской администрации и местной бюрократии. Модернизация политической системы России связана с переходом от формального федерализма к реальному. Стержнем советского федерализма было "государство-партия" с квазицентрализованной командно-административной системой управления. Сегодня федерализм в России с его реальными правами субъектов Федерации - объективная действительность, хотя многие его принципы, зафиксированные в Конституции, остаются на бумаге. Модернизация политической системы России связана с отказом от однопартийной системы. Нынешний конституционализм основан на принципе конкурентной многопартийности, строгой формализации поведения политических партий, их взаимодействия. Актуальной стала проблема легализации политического лоббирования и усиления контроля за финансовыми пожертвованиями парламентским партиям. Политическая модернизация России означала отмену цензуры и информационных привилегий (образовательные, контакты с зарубежными странами, эксклюзивная информация, закрытые фонды библиотек), что привело к плюрализации общественного мнения. Однако информатизация общества и концентрация СМИ привели к появлению в России информационных центров власти под олигархическим контролем. Демократический конституционализм является рамками плюралистического общества, где политический процесс ориентирован на компромиссы между различными силами. Однако в России между политическими партиями редко возникают коалиции. Нерешённость проблемы легализации влияния групповых интересов увеличивает коррупцию бюрократии и противоправные действия групп давления. Противоречия законодательной и исполнительной власти редко перерастают в компромиссные решения, что приводит к политическим кризисам. ЛИТЕРАТУРА Ваинштейн Г. Сегодняшние мысли о предстоящем политическом выборе России // Мировая экономика и международные отношения. 1998. № 6. М'аслов В.И. Россия: поиск пути и проблема политического выбора // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1997. № 1. Поляков Л.В. Методология исследования российской модернизации // Полис. 1997. №3. 88 В чем состоит политический риск преобразований в России? Переход от традиционного общества к современному сопровождается тем, что на авансцену выходит "человек действия", для которого риск становится неотъемлемой стороной его экономической и политической деятельности. "Человеку действия" приходится совершать поступки, последствия которых он не всегда может предусмотреть, поэтому принимаются рискованные решения, которые потенциально могут привести к ущербу. Один из основоположников теории "современности" Э. Гидденс считает, что понятие риска становится центральным в обществе, которое прощается с прошлым, с традиционными способами деятельности и которое открывается для неизведанного будущего. Это непосредственным образом имеет отношение к сегодняшней ситуации в России, которая находится на этапе перехода от одного типа властно-собственнических отношений к другим современным. Современная Россия оказалась перед необходимостью решения вопросов собственности, развития рынка, ликвидации сословных привилегий, создания гражданского общества и правового государства. При этом управленческие структуры сталкиваются на каждом шагу с неопределенностью, непредсказуемостью не только в экономической, но и политической сфере. Одним из парадоксальных следствий такого развития становится усиление значимости договорных или контрактных отношении между людьми на индивидуальном и коллективном уровнях. Переход от статусных отношений к контрактным был назван "одной из великих социальных революций в мировой истории" (Г. Мейн). Договор, в который добровольно и сознательно вступают люди, имеет цель контролировать и упорядочивать политический риск. Для либерально-демократической системы свойственна непредопределенность конечных результатов. Право на участие в политических решениях имеют все, политические посты не являются закрепленными за определенной категорией политической элиты, исход выборов, возможность влияния на политические решения носят непредсказуемый и временный характер. Субъекты политики находятся в неопределенном положении, но при всей этой непредсказуемости в результатах политический процесс в развитых странах Запада сочетается с определенностью процедур или "процедурной определенностью" (В. Бане). Процедуры трактуются как установления (институты), регулирующие конфликты, обеспечивающие относительную стабильность различным сферам или периодам, т.е. ограничивающие число возможных последствий. Под институтами имеется в виду наличие норм, законов и правил игры, а также функционирование экономических и политических структур. Процедурная определенность относится к явлениям, которые с наибольшей полнотой передают суть современного общества и развитой либеральной демократии. В переходный же период, в частности, в России неопределенными являются как конечные результаты, так и процедуры. Для России переходный период отмечен высокой степенью неопределенности и политического риска. Наблюдается растущее недовольство населения экономическими тяготами, неприятие многих сопутствующих либерализации экономики негативных явлений и процессов в политической области. Ускорился процесс социального и психологического переформирования индивидов в условиях радикальной смены вектора политического развития; не все люди способны быстро и положительно адаптироваться к новой обстановке. У определенного числа людей трансформация системы вызывает не радость освобождения от недемократических пут (общинные традиции и приказы), а крушение чувства безопасности. Наблюдается "бегство от свободы" (Э. Фромм). Стандартизация порядка разрешения конфликтов, стремление справиться с неопределенностью процедур, т.е. со всем набором рисковых значений для общества, составляет содержание нынешнего этапа политического развития в России. В сегодняшний процесс институционализации правил и процедур в борьбе с опасностями и рисковыми ситуациями, создаваемыми в переходный период, включаются различные политические силы. Для них характерным является различное отношение к элементам политического риска и управление им. Они также по-разному представляют пути институционализации новых структурных элементов политики. Отметим, что организация политической системы рыночного типа отличается от политической системы централизованной экономики. Плановая экономика неизбежно закрепляет юридически особую роль политической инстанции (вождя, политической партии). Рыночная экономика как саморегулирующаяся система нуждается совсем в другой организации политических институтов. Политико-правовые институты в этом случае опираются на высокий уровень развития прав человека и прежде всего экономических прав и свобод. Предоставление гражданам экономической свободы одновременно означает предоставление широких политических свобод. Таким образом, переход к рыночной экономике вызывает далеко идущие институциональные последствия в политической сфере. К рыночной экономике ведут два пути - ортодоксальный, или монетаристский, и структуралистский. Реализация любого из них предполагает разную скорость и масштаб изменений. Стратегическая задача руководства страны состоит в том, чтобы на политическом уровне запустить механизм преобразований. Осуществление в России реформ показывает, что процессы переходности и трансформации являются не только длительными и неравномерными, но и неопределенными, т.е. рискованными в своих конечных результатах. ЛИТЕРАТУРА Риск, неопределенность, случайность. // ТНЕ515. Вып. 5. 1996. Бане В. Элементы неопределенности в переходный период // Полис. 1993. № 1. Политический риск. Ростов н/Д, 1997. Какие сценарии политического развития возможны в современной России? Политические процессы, развивающиеся в современной России, с большим трудом поддаются реалистическому прогнозированию. В сравнении с социально-экономической сферой жизнедеятельности общества, в политической жизни действует гораздо большее число "переменных", способных неожиданно, даже для самых изощренных аналитиков, изменить логику развития событий. Это определяется спецификой политики как сферы деятельности, в которой изначально велика роль субъективного фактора: интересов, воли, устремлений тех или иных социальных групп, политических лидеров, партий, общественно-политических движений, находящихся в состоянии соперничества, а нередко и острой борьбы. В России действие этого общего правила усиливается спецификой переходного периода. Эта специфика проявляется в незавершенности процессов государственного строительства, в незрелости институтов демократии, в особой политической культуре общества, в характере политического режима, сформировавшегося в стране после распада советской политической системы. Эти обстоятельства усиливают состояние неопределенности, характерной для политической жизни современной России. Степень сложности проблем, возникающих перед аналитиками, стремящимися к прогнозированию политических процессов, можно проиллюстрировать следующими примерами. После распада СССР и начала российских реформ, многие идеологи демократического движения были убеждены в том, что в России достаточно быстро сформируется демократическая политическая система с адекватным политическим режимом. Однако нынешние реалии опровергли эти прогнозы. Большинство специалистов оценивают сложившийся в России политический режим как олигархический (реальная власть принадлежит не народу, а незначительной части общества, сосредоточившей в своих руках огромные капиталы). Не менее сложны прогнозы и в текущей политике, отражающие возможную логику изменения политической ситуации, соотношения сил между различными группами властвующей элиты, между правящим режимом и оппозицией. Это определяется тем, что в стране не сформировалась политическая система, способная дать в итоге борьбы различных интересов некий средневзвешенный результат. Одна из причин этого состоит в несбалансированности полномочий различных ветвей власти. Огромные полномочия, которыми обладает Президент и исполнительная власть, создают широкие возможности для волюнтаризма и субъективизма, нередко опрокидывающие, казалось бы, самые надежные прогнозы возможного развития политической ситуации в стране. Ярким примером этого служат отставки правительств В.С.Черномырдина, С.В. Кириенко и Е.М. Примакова. И тем не менее на страницах российской печати появляются сценарии развития политической ситуации в стране, в основе которых лежат прогнозы возможных политических последствий осуществляемых в стране социально-экономических реформ. В качестве примера приведем сценарии, подготовленные рабочей группой под руководством известного ученого и политика Г. Шахназарова. Предлагаемые этой группой сценарии рассматривают возможные политические последствия курса "шоковой терапии", который, по мнению ее аналитиков, лишь усугубляет кризисное состояние социально-экономической сферы. Политические последствия развивающегося кризиса представлены в трех сценариях. Первый сценарий. По мере нарастания в обществе недовольства последствиями реформ в депрессивных регионах начнут учащаться кампании гражданского неповиновения. В стране усилится рост забастовочного движения. Руководители многих регионов с целью снятия социальной напряженности откажутся перечислять налоги федеральному центру, присоединяясь к требованиям оппозиции об отставке Правительства, осуществляющего непопулярный курс. Попытки Президента взять под контроль ситуацию, заменив тех или иных членов кабинета, взвалив на них ответственность за углубляющийся кризис, окажутся недостаточными для стабилизации политической ситуации в стране. На требования консолидированной оппозиции, на сторону которой переходит Совет Федерации, Президент может ответить следующими вариантами действий: Вариант А. Отправить в отставку Правительство, выдвинуть в премьер-министры одного из политиков, представляющих правоцентристские силы, ориентированные на реформы, осуществляемые с учетом особенностей страны и в эволюционной форме. Непопулярные реформы откладываются, предпринимаются меры по смягчению социальной напряженности. Государственный аппарат подвергается чистке, от коррупционеров, ограничивается политическое влияние финансовых "олигархов". Стабилизация ситуации преследует цель подготовить страну к президентским выборам, которые и определят, каким политическим силам предстоит решать принципиальные вопросы развития России. Вариант Б. Президент и его сторонники идут на применение силовых мер: роспуск Федерального Собрания, приостановка конституционных гарантий, введение чрезвычайного положения в отдельных регионах. Эти действия приведут к потрясениям национального масштаба. Они подтолкнут население, особенно депрессивных регионов, на сопротивление мерам Президента, включая и массовый поход на Москву. Войска откажутся выполнять приказы командования разгонять протестующих. Под влиянием этих обстоятельств Президент вынужден будет уйти в отставку. Федеральное Собрание создаст новое Правительство, которое начнет осуществлять более взвешенный курс реформ, направленных на развитие демократии, социально-ориентированной рыночной экономики. Второй сценарий. В нем рассматриваются политические последствия попытки выйти из кризиса путем возврата к дореформенным порядкам. Очередные президентские выборы в ситуации растущего недовольства политикой Президента и его Правительства приносят победу представителю "левой оппозиции". По его инициативе в стране устанавливается диктатура "с демократическим фасадом", формируется правительство "возрождения Отечества", осуществляющее меры по реставрации дореформенных социально-экономических порядков. Когда иссякнет кратковременный социальный эффект этих мер, страна вновь окажется в ситуации острейшего экономического и политического кризиса с возможным перерастанием его в гражданскую войну. Один из возможных вариантов этого сценария - установление в стране военной диктатуры, которая будет вынуждена перейти к действиям, аналогичным мерам правительства "возрождения Отечества" с таким же конечным результатом. Третий сценарий исходит из предположения о том, что кризис будет продолжаться при пассивности народа и отсутствии воли у оппозиции навязать режиму изменение курса. По этому сценарию страну ожидает нарастание отчуждения между властью и народом, усиление противоречий между федеральным центром и регионами. Региональные элиты сконцентрируют власть в своих руках. Будет нарастать влияние криминальных структур, успешно внедряющихся в институты государственной власти. Позднее ограничение власти центра в условиях нарастающего кризиса приведет к тому, что регионы России станут на путь завоевания полного суверенитета. В конечном итоге страну ожидает распад, сопровождаемый насильственными конфликтами. Каждый из представленных сценариев опирается на реальные тенденции общественного развития современной России. Нельзя не видеть, что прогнозы аналитиков приобретают все более тревожный характер. При всей условности они дают немало оснований для размышлений как тем, кто в современной России обладает властью, так и обществу, заинтересованному в том, чтобы власть действовала в интересах всей страны, всего населения России, предвидела возможные последствия своих действий. ЛИТЕРАТУРА Что делать? Четыре сценария развития событий в России // Независимая газета. 1997. 31 дек. Проблемы консолидации российской политики (круглый стол) // Политические исследования. 1997. № 1. Политическая стабильность: модели и российская действительность (круглый стол) // Кентавр. 1994. № 3. 90 Какие центры политической власти существуют в современной России? Центры политической власти формируются путем ее сосредоточения у определенного политического субъекта. Российские центры политической власти в зависимости от уровней ее сосредоточения и функционирования можно разделить на три основных вида: федеральные, региональные и местные. Федеральные центры включают в себя органы государственной и партийной власти. Центры федеральной государственной власти находятся в "подвешенном состоянии", поскольку постоянно выясняют отношения между собой, ощущая потерю реальной власти Президентом и усиление мощи "стабильных" бюрократических структур. Ориентация на предстоящие парламентские и президентские выборы заставляет группы властвующих элит определять свои позиции, находить сторонников, что способствует появлению центров в самих институтах государственной власти. Возникают новые формы борьбы, поиски компроматов одной группы на другую, усиливается кулуарная политика, основанная на узких корпоративных интересах, клиентистких отношениях. Если в странах Восточной Европы удалось достичь относительного равновесия между законодательной и исполнительной властями относительно курса проводимых реформ, их целей и механизмов осуществимости, то в России этого согласия не было ни в начале реформирования, ни в настоящее время. Поэтому оппозиционные партии и движения создают теневые кабинеты как альтернативы официальному Правительству и стараются превратить их в оппозиционные центры возможной будущей исполнительной власти. Поскольку каждая организационно оформленная известная политическая сила в качестве главной своей цели ставит приход к государственной власти, то она заранее создает наиболее важные структуры для возможного политического властвования. Путем определенных действий, пропаганды, информационных усилий подобного рода теневые институты пытаются в стадии неофициальной статусности превратиться в центры политической власти, оппозиционные официальным институтам. Такие теневые кабинеты министров формируются из числа известных функционеров политической партии, которые распределяют места в будущем правительстве, определяют основные функции возможных политико-исполнительных ролей. С позиций коллективного и индивидуального выражения этих ролей теневой кабинет начинает готовиться к возможной перспективной деятельности, проявляет политическую активность, формирует общественное мнение и старается превратиться в центр реальной политической власти. Поскольку между политическими партиями, находящимися в оппозиции реальному политическому режиму, происходит острая политическая борьба, сопровождаемая также внутрипартийной борьбой, то деление "шкуры неубитого медведя" подвержено постоянным изменениям, переходу отдельных функционеров из одной партии в другую, из одного кабинета в другой. Содержательная платформа теневых кабинетов подвержена политической конъюнктуре, поскольку главное в их деятельности - приход к власти, занятие государственных постов. Региональные центры - органы государственной власти субъектов Федерации. Местные центры представлены органами местного самоуправления. Центры региональной и местной власти в России представляют собой территориальные объединения определенных становящихся элит, борьба которых, особенно в "этнических" регионах, обостряется с каждым днем. За эти центры власти борются также представители предпринимательских и криминальных структур. Центры политической власти являются заманчивым, "лакомым куском" притязаний отнюдь не демократически настроенных групп и корпораций. Основное изменение в деятельности центров политической власти в России состоит в отказе от принципа централизма как жесткого подчинения нижестоящего органа власти вышестоящему, существования одного центра властвования, который административными методами и средствами регламентирует всю общественно-политическую жизнь страны. Централизм является существенной составляющей тоталитарной политической системы, тем механизмом, который позволяет тоталитарному государству реализовывать свое политическое господство. Разрушение централизма привело в России к демонополизации политической власти и появлению множественности ее центров. Этот положительный сдвиг в политической жизни России сопровождается рядом негативных моментов: 1. Рассредоточение центров власти привело в условиях недостаточной их структурированности к фрагментации политического пространства в России. 2. Регионализация центров политической власти как существенный момент рассредоточения власти порождает противоречия центр-периферийного взаимодействия. 3. Нарушается оптимальное функционирование государственной власти по вертикали. 4. Сепаратизм местных элит ведет к нарастанию опасных центробежных тенденций в российском государстве, что создает угрозу его целостности. ЛИТЕРАТУРА Смирнов В.В. Центры и периферии в современной политике // Государство и право. 1992. №4. Бухарин Н.И. Политическая трансформация в Восточной Европе // Вестник Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 1995. № 2. Коукли Дж. Двухпалатность и разделение властей в современных государствах//Полис. 1997. №3. В чем проявляется политический плюрализм в России? Политический плюрализм как основа демократии предполагает многообразие политических взглядов и организаций, свободное участие граждан в политической жизни, конкуренцию между различными политическими силами в борьбе за доступ к власти. Согласно Конституции, "в Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность". Это означает, что в России на определенных законом основаниях могут создаваться, регистрироваться и осуществлять свою деятельность различные общественные политические объединения. В Конституции Российской Федерации указано, что "общественные объединения равны перед законом". Равенство общественных объединений перед законом проявляется в равенстве требований государства к уставам общественных объединений. В России, помимо равенства перед законом, закрепляется равенство общественных объединений между собой. Это предполагает равенство прав и обязанностей общественных объединений, как в общественной, так и в хозяйственной деятельности. Закрепленный в Конституции России принцип многопартийности предполагает, что каждая партия как разновидность общественного объединения, выражая политическую волю своих членов, стремится к участию в формировании органов государственной власти и органов местного самоуправления. Каждая партия обладает правом принимать программные документы, публикуемые затем для всеобщего сведения, выдвигать кандидатов в депутаты и на другие выборные должности. Но, участвуя в выборах, партия не может получать финансовую поддержку от иностранных государств, организаций и граждан. Партийные полномочия должны осуществляться в соответствии с российским законодательством и уставом партии, который подлежит обязательной регистрации в Министерстве юстиции Российской Федерации. Конституция Российской Федерации предусматривает запрет на "создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни". Принцип политического плюрализма обладает рядом бесспорных преимуществ (хотя бы потому, что он противостоит политическому единообразию), но эти преимущества могут быть реализованы исключительно в рамках конституционности. Кроме того, конкретная реализация принципа политического плюрализма предполагает наличие особого типа правовой культуры, толерантной и компромиссной. В России существует множество политических партий, общественно-политических организаций и движений. Люди, социальные общности имеют возможность свободно выбирать политические организации, соответствующие их ценностям, взглядам, ориентациям, отвечающие их интересам. Политический плюрализм неразрывно связан с идеологическим. Политический плюрализм в идеологической "упаковке" отражает многообразие идей и мнений в политике, что дает возможность в споре, диалоге сопоставлять различные точки зрения и находить оптимальные пути решения политических проблем. При этом в Конституции Российской Федерации подчеркивается, что "никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной". В условиях идеологического многообразия отрицание государственной идеологии возведенное в ранг правового нормативного правила, может привести на практике к серьезным деформациям российской государственности, "освобожденной" от интегрирующего общего интереса и цели. ЛИТЕРАТУРА Авакян С.А. Политический плюрализм и общественные объединения в России: конституционно-правовые основы. М., 1996. Анурин В.А. Политическая стратификация: содержательный аспект // Социологические исследования. 1996.№ 12. Конституция Российской Федерации. М.,1993. 92 Какие основные политические партии существуют в современной России и в других странах? Политическая партия - это организованная группа единомышленников, объединяющая определенную часть общества и стремящаяся реализовать интересы последней через доступ к государственной власти (в соответствии с выдвинутой программой). Первые протопартии строились в основном по личностно-вождистскому принципу и существовали уже в античности и средневековье (таковы сторонники демократии и тирании в Афинах, сторонники Алой и Белой Розы в Англии). Прототипы современных политических партий возникли в период буржуазных революций. В то время партии выступали прежде всего как литературно-политические и религиозно-политические группировки. На классово-политической основе партии сформировались во время Французской революции конца XVIII в. - конституционалисты, жирондисты и якобинцы - классический образец деления политических сил на "правые" - "центр" - "левые". Партии возникают в обществе, достигшем определенной степени социальной сложности, когда большинство его членов в той или иной мере вовлекаются в политический процесс. В странах Запада такие условия сложились во второй половине XIX в. С ростом организованности партий, активизацией их роли в политической борьбе представления о партии как союзе единомышленников были дополнены другими аспектами. Партия стала рассматриваться как социальный механизм, где и доктрина, и организационная структура служат достижению определенных политических целей. На эту сторону обратил внимание М. Вебер, определивший партию как ассоциацию добровольных членов, цель деятельности которых "обеспечить власть внутри корпоративной группы для своих лидеров, с тем, чтобы добиться духовных или материальных преимуществ для своего активного членства". Среди современных партий существуют объединения, возникшие еще в 70-х гг. XIX в. Таковы, например, либеральная и консервативная партии в Англии, республиканская и демократическая партии в США. Есть партии - ровесницы XX в., например лейбористская партия Великобритании, и относительно молодые - Объединение в поддержку Республики и Социалистическая партия во Франции. Мощный импульс партийное строительство получило с выходом на политическую авансцену рабочего и социалистического движения во второй половине XIX в., (до сих пор, к примеру, существует Социал-демократическая партия Германии). Важную роль в современной политической жизни Западной Европы играют христианско-демократические партии, образовавшиеся еще в конце XIX века. Современные партии теряют тенденцию к массовидности, обретенную на рубеже веков. Кроме того, на второй план отходят принципиальные идеологические различия, например, консервативные - либеральные, социалистические - буржуазные. Приоритет в партийных программах отдается возможности решения общенациональных и даже общецивилизационных целей и задач. Простор партийно-политическому строительству в России дал 1990 г., когда законодательно была отменена 6-я статья конституции СССР, которая узаконивала положение КПСС как единственной партии в стране, ведущей и направляющей силы советского общества. Одной из первых была создана Либерально-демократическая партия (ЛДПР) - партия вождистского типа со строгой дисциплиной и централизацией организационной структуры (лидер - В. Жириновский). Несмотря на название, основополагающими положениями ее программы являются великодержавность, национализм, экстремизм и решение социально-экономических проблем. Из других партии националистического толка можно назвать: "Конгресс Русских Общин", "Держава" и др. Социальная база подобных объединений - в основном маргинализированные и люмпенизированные слои населения. Спектр левых (коммунистических) партий возглавляет Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ, лидер - Г. Зюганов). По результатам двух выборов в Государственную Думу (1993 и 1995 гг.) это самая влиятельная партия в России. Идеологию КПРФ можно охарактеризовать как державный социализм, основанный на всесторонней критике теории и практики современных реформ в России. Исходя из этого, основной электорат партии составляют социальные слои-аутсайдеры (пенсионеры, жители села, мигранты, наименее образованная и наиболее обездоленная часть городских избирателей). Стремясь стать партией парламентского типа, КПРФ (по крайней мере, в лице своих лидеров) вынуждена дистанцироваться в своей деятельности от крайне "левых" коммунистических организаций: "Трудовой России" (В. Анпилов), "Союза офицеров" (С. Терехов) и др., которые делают упор на силовые методы захвата власти, требуют восстановления СССР и отмены всех результатов реформ в России. В 1990 г. возникли Республиканская партия Российской Федерации и Социал-демократическая партия России. В 1993 г. эти партии вместе с рядом других, менее влиятельных партий и объединений, образовали предвыборное общественное объединение "Яблоко" (лидер - Г. Явлинский). Идеологию "Яблока", которое пока не является политической партией, можно охарактеризовать как "социальный либерализм" (упор делается на сочетании социально-компенсаторной функции государства с углублением реформ в экономике). Это объединение поддерживают интеллигенция, молодежь, квалифицированные рабочие и служащие крупных предприятий, живущие в городах--мегаполисах. Центристские позиции пытается занять образованное в 1995 г. общественно-политическое движение "Наш Дом - Россия". С формальной точки зрения, оно не является партией, но его руководство (лидер - бывший Председатель Правительства России В. Черномырдин) неоднократно заявляло о своем стремлении и необходимости преобразования НДР в политическую партию. Идеология НДР - "рыночные реформы и здоровый консерватизм". Основная социальная база данного объединения - крупный и средний капитал, исполнительная власть в наиболее развитых регионах, та часть россиян, что наиболее удачно вписалась в проводимые реформы. В настоящее время позиции, сдаваемые НДР, пытается занять объединение "Отечество", созданное в конце 1998 г. мэром г. Москвы Ю. Лужковым. "Отечество", опирающееся на мощный финансовый, интеллектуальный и организационный потенциал столицы, представляет собой объединение вождистского типа с государственнической и социально ориентированной идеологией. Одной из организационных проблем этого объединения является преодоление отчуждения между региональными и московской элитами. Правый край политического поля России занимают политические партии и движения, опирающиеся на идеологические принципы либерализма. Это - "Демократический выбор России" ( лидер - Е. Гайдар), "Демократическая Россия" (лидер - Л. Пономарев), "Вперед, Россия" (лидер - Б. Федоров), "Россия молодая" (лидер - Б. Немцов), "Новая сила (лидер - С. Кири-енко). Многие из них в мае 1999 г.вошли в предвыборное объединение "Правое дело" (формальный лидер - Б. Немцов), которое надеется на поддержку определенной части отечественных предпринимателей, наиболее образованных слоев населения крупных городов, молодежи. Из молодых партийных объединений можно назвать основанную в 1997 г. Российскую народно-республиканскую партию (лидер - А. Лебедь). Основу идеологии этой партии составляет "Национал-либерализм". Электорат РНРП близок тем же социальным группам, что и ЛДПР: рабочие и служащие ВПК, военнослужащие, представители малого капитала. Известной поддержкой в российских регионах пользуются партийные организации, в той или иной мере исповедующие определенный сепаратизм по отношению к центру, особенно в регионах-донорах и выступающие за еще большее перераспределение властных полномочий в сторону регионов (например, "Преображение Отечества" Э. Росселя, "Вся Россия" М. Шаймиева, Голос России" К. Титова). ЛИТЕРАТУРА Бьюэлл Э. Архаичны, но адаптивны. О политических партиях США (сверяясь с "классическими" оценками) // Полис. 1996. № 1, 3. Олещук В.А., Павленко 5.5. Политическая Россия: партии, блоки, лидеры. Год 1997. Справочник. М.,1997. Россия: партии, выборы, власть. М., 1996. Какую роль играют политические партии в современной России и в других странах? Выявить сравнительную роль политических партий в России можно в контексте той политической шкалы, которая сложилась в индустриально развитых странах. Партии и политические движения там классифицируются по шкале "правые" - "центр" - "левые"; а по идеологической окраске - консервативные, либеральные, христианско-демократические, социал-демократические, коммунистические. В последние десятилетия на политической арене появились такие партии, как "зеленые" (экологисты). Заставляют вспомнить о себе старые и новые этнорегиональные политические группировки, националистические и другие экстремистские организации. Каждая партия опирается на ту или иную политическую идеологию, включающую совокупность ответов на ряд существенных вопросов общественной жизни, цели и задачи движения. "Левые" партии требуют государственной опеки над обществом; "правые" утверждают начала личной свободы и общественного самоуправления. Приоритеты "левых" - общество, коллективная собственность, внешнее (государственное) регулирование; приоритет "правых" - личность, частная собственность, саморегуляция. Граждане индустриально развитых стран раз в несколько лет призываются к избирательным урнам, чтобы отдать свой голос в пользу представителей той или иной партии или политического движения, которые, на взгляд избирателей, выражают их интересы. Если избирателям близка политическая идеология, выступающая за сохранение существующего общественного порядка, в первую очередь морально-правовых отношений, воплощенных в нации, религии, браке, семье, собственности, то они отдают свои голоса консервативной партии (от лат. Соsегvаte - сохранить). Сторонники либеральной партии (от лат.liberaris - относящийся к свободе) исходят из посылки, что политической свободы не может быть там, где государство полностью контролирует экономику, не оставляя места для частной инициативы; в то же время не может быть подлинной экономической свободы, если отсутствует политическая свобода и не соблюдаются права человека. Для либералов определяющей является идея автономии личности и ее первичности по отношению к обществу и государству. Приверженец таких ценностей, как свобода, справедливость, солидарность, равенство, коллективизм, таких идей, как обобществление собственности в рамках смешанной экономики, широкое использование механизмов государственного регулирования экономики, создание и развитие системы социального обеспечения, проголосует за социал-демократические или коммунистические партии, занимающие соответственно "левоцентристскую" и "левую" позиции партийно-политического спектра. Несмотря на определенные кризисные явления, партии на Западе сохраняют свое значение в жизни общества, прежде всего как основное орудие, способ выражения воли избирателей. Наличие конкурентной борьбы обеспечивает возможность перемены курса правящих политических элит. Западные избиратели в отличие от избирателей бывших социалистических стран, в том числе и России, всегда должен делать выбор и нести за него ответственность перед собой, близкими, согражданами. Эта ответственность персональна, индивидуальна и не перекладывается на "плечи" общества и государства. Одна из особенностей становления многопартийности в Росcии заключается в том, что создание партий, отражающих плюрализм общественных интересов, происходило еще до того, как появились реально дифференцированные общественные группы. Другими словами, в момент формирования партийной системы партии нечетко отражали настроения каких-либо социальных групп населения. Поэтому появившиеся в конце 80-х - начале -90-х гг. партии опирались на незначительную часть российского общества. Большинство людей голосовали на выборах не столько за партии и их программные установки, о которых у них было смутное представление, сколько за их явных лидеров. Исключение составила лишь КПРФ. Российские граждане только начинают осознавать, что могут влиять на политические решения путем участия в партийно-политической жизни. В более ясной форме это проявилось на последних президентских выборах летом 1996 г. Вместе с тем эти выборы показали, что до создания полноценно работающей партийной системы еще очень далеко. Сам характер российского избирательного законодательства создает не совсем благоприятные условия для этой системы. Российские партии, даже представленные в составе Правительства, не в состоянии реализовать партийные программы в силу того, что политика Правительства определяется позицией Президента. Другими словами, политическое развитие пошло по линии департизации институтов президентской и исполнительной власти. В таких условиях избирательным объединениям трудно реализовать свои предвыборные программы. Ориентиры для осознанного выбора граждан в следующую избирательную кампанию оказываются размытыми. Политологи отмечают деформированность процесса складывания партийной системы в России и далеко неполное соответствие всех фрагментов политического спектра классическим европейским стандартам. Этот процесс требует немалого времени для того, чтобы произошла консолидация групповых интересов и формирование адекватных форм их партийного выражения. ЛИТЕРАТУРА Бьюэлл Э. Архаичны, но адаптивны. О политических партиях США (сверяясь с "классическими" оценками) // Полис. 1996. № 1,3. Партийно-политические элиты и электоральные процессы в России. М. 1996. Шмачкова Т.В. Теории коалиций и становление российской многопартийности // Полис. 1996. №5. 94 Какие стратегические цели ставят ведущие политические партии в современной России? Главная задача любой политической партии - достижение государственной власти, поскольку только это позволяет партии реализовать стратегические положения своей программы. Стратегические цели партии являются составной частью той идеологической платформы, которая отражена в партийной программе, состоящей из компонентов: образ будущего; состояние настоящего; средства достижения будущего. Образ будущего - это та основная стратегическая цель, к которой стремятся партии; в ней изложено желаемое для партии состояние общества и государства. С этой точки зрения мы и попробуем охарактеризовать партийные программы основных политических партий России. Коммунистическая партия Российской Федерации {КПРФ). Стратегические цели программы КПРФ - возвращение российского общества к социалистическим ценностям и возрождение на пространстве СНГ Советского Союза как великой мировой державы. Хотя перспектива выдвигается (восстановление СССР и советской власти), однако не указывается, какими реальными средствами это можно сделать. КПРФ, стремясь избежать радикализма своих "архилевых" союзников, выступает за многоукладную экономику, где присутствуют все формы собственности, но доминирует государственная. При этом частная собственность на землю, предполагающая ее продажу, партией отвергается. КПРФ выступает против экономической и политической самостоятельности регионов, что означает фактически отрицание федерализма. Программа КПРФ, по мысли ее идеологов, может быть реализована при определенных условиях: 1) изменение действующей Конституции с целью перераспределения властных полномочий от исполнительной власти к законодательной и сужение потестарных функций института президентства (вплоть до полной его отмены); 2) создание коалиционного правительства "Народного доверия". Задачей данного правительства будет отказ от нынешнего курса реформ: пересмотр итогов приватизации, введение государственного контроля над отраслями промышленности, представляющими стратегический интерес (ВПК, ТЭК, перерабатывающие производства, средства связи и коммуникации, сообщения и т.д.), ограничения в сфере крупного банковского капитала. Главными противниками на международной арене КПРФ считает США и страны НАТО, а союзниками - Ирак, Китай, Кубу и Северную Корею. Либерально-демократическая партия России {ЛДПР). Стратегическая цель программы партии - завоевание политической власти в государстве. При этом сама программа реализации этой власти чрезвычайно размыта и эклектична. Ясно проглядывается лишь один приоритет: Россия должна стать мощной мировой державой. Геополитические цели здесь явно превалируют над социальными и экономическими. ЛДПР выступает за экономику, в которой будет доминировать государственная собственность и где не будет частной собственности на землю. Партия однозначно выступает против федеративного строения России и настаивает на возвращении к губернскому административному делению. В программе ЛДПР очевиден перевес русского этнического фактора и приоритет интересов государства перед интересами общества и личности. Поэтому партия выступает за сильное авторитарное правление в России (несмотря на демократизм фраз и положении, присутствующих в программе). В международных отношениях стратегическими союзниками России объявляются Ирак, Ливия и ряд других стран с авторитарными режимами, а противниками - страны НАТО, США. ЛДПР выступает за присоединение к России стран СНГ, но только как ее инклюзивных территорий. Общественно-политическое движение "Наш Дом - Россия" (НДР). Основной лозунг НДР - стабилизация. Идеологи партии считают, что реформы уже привели к некоторому улучшению экономической ситуации в стране, и потому выступают за дальнейшее их продолжение, но без "шоковой терапии" и иных экстраординарных шагов, могущих подорвать социальную стабильность в стране. Целями программы НДР являются: построение гражданского общества и правового государства в стране, создание мощного "среднего класса" как гаранта стабильности в России. В связи с этим предполагается продолжение процессов приватизации со ставкой в большей степени на отечественный капитал, нежели на иностранные инвестиции в развитии производства. НДР выступает за государственное регулирование цен при всестороннем развитии рыночных отношений, частную собственность (в том числе на землю); за развитие федерализма и местного самоуправления. Движение против внесения сколько-нибудь существенных изменений в Конституцию Российской Федерации. Оно ратует за партнерские отношения со странами Западной Европы, Китаем и целым рядом других государств, но прежде всего за сближение со странами СНГ. Общественное объединение "Яблоко" выступает за развитие в России частной собственности (в том числе на землю) и предпринимательства, но критикует правительственную программу приватизации ("по Чубайсу"). Движение ратует за изменение направленности реформ таким образом, чтобы их результатами могли пользоваться большинство россиян. С этой целью предлагается проработка программ приватизации каждого отдельного предприятия, ориентация не на внешние займы, а на долгосрочные инвестиционные проекты (как западные, так и отечественные). "Яблоко" высказывается за подлинный федерализм, когда регионам будет придана большая экономическая самостоятельность. Стратегическими партнерами России на международной арене объявляются США и страны Западной Европы. ЛИТЕРАТУРА Олещук В.А., Павленко В.Б. Политическая Россия: партии, блоки, лидеры. Год 1997. Справочник. М., 1997. Россия: партии, выборы, власть. М., 1996. Шмачкова Т.В. Теории коалиций и становление российской многопартийности // Полис. 1996. №5. Обладают ли властью политические партии в современной России? Главной задачей любой политической партии является достижение государственной исполнительной или законодательной власти. В современной России партии имеют влияние только в законодательной ветви власти. Наиболее значительные партии, КПРФ, ЛДПР, НДР и "Яблоко", пройдя через выборы 1995 г., имеют фракции в Государственной Думе, в законодательных органах субъектов Федерации. При этом сам Президент России не связан ни с одной политической партией. Правительство также формируется не по партийному, а по профессиональному признаку. Большинство глав администраций субъектов Федерации, мэров крупных городов также не принадлежат ни к одной партии. Выборы в органы исполнительной власти на местах проходят без определяющей роли политических партий; электорат выбирает, ориентируясь, скорее, не на программы, а на личность кандидата. Этому есть свои причины. Во-первых, в России еще не сложилась устойчивая партийная система. Обилие партий, носящих во многом искусственный характер, обусловлено не отличием программ, а амбициями их лидеров. Такие партии заботит больше не реализация интересов Секторального слоя, а "голый интерес власти". Во-вторых, водораздел в партийной борьбе происходит по линии "партия власти - протестирующие группировки" при неизжитости карди-нальных идеологических противоречий, способных вылиться в силовое противостояние, устойчивой партийной системы достичь трудно. В-третьих, становлению сильных партий не способствует и позиция верхних эшелонов власти (Президент и Правительство), которым выгодно иметь диалог с разрозненной оппозицией. Исполнительная власть сознательно проводит в России политику "деполитизации", чтобы не допустить большего влияния политических партий на население. В условиях, когда по Конституции России большинство властных полномочий сосредоточено в руках Президента и исполнительных органов власти, воздействие и влияние политических партий на общенациональную полититку сведено к минимуму и осуществляется в основном в рамках парламентских дебатов. Власть политических партий в России имеет латентный характер, сводясь к деятельности их парламентских фракции. В этом случае воздействие на исполнительную власть осуществляется через процесс законотворчества, посредством лоббирования принятия политических и социально-экономических решений, торга на "рынке власти" с Правительством и Президентом (имеющего зачастую вид "схватки под ковром"). Пытаясь преодолеть партийное влияние, исполнительная власть предпринимает шаги, направленные на изменение Закона о выборах в Государственную Думу. В частности, Президентом предложен законопроект, предусматривающий выборы только по мажоритарному, а не смешанному (в том числе и партийному) принципу. Однако объяснить слабость политических партий в современной России лишь противодействием со стороны исполнительной вертикали власти нельзя. Сами партии в своей деятельности допускают много просчетов и прямых нарушений действующего законодательства. Многие лидеры, с чьими именами связаны партии в умах электората, просто скомпрометировали себя. Партии зачастую представляют не интересы населения, а свои собственные властные амбиции и поэтому не имеют устойчивых связей с различными социальными слоями общества. Пока партии проявляют завидную активность лишь в преддверии выборных кампаний. Особенно это относится к парламентским партиям, использующим предоставленные им возможности и аппарат (средства связи и коммуникации, финансирование и т.п.) часто не по прямому назначению. Сильным рычагом потестарного воздействия этих партий на исполнительные органы власти в России является процесс принятия бюджета. Однако здесь узкопартийные пристрастия и интересы, лоббистская деятельность, непрофессионализм и идеологическая зашоренность берут зачастую верх над общенациональными приоритетами. Становится очевидной необходимость повышения ответственности партийных фракций в Государственной Думе за те решения, которые ею принимаются. ЛИТЕРАТУРА Россия: партии, выборы, власть. М., 1996. Партийно-политические элиты и электоральные процессы в России. М., 1996. Шмачкова Т.В. Теории коалиций и становление российской многопартийности// Полис. 1996. №5. Какова роль основных общественно-политических движений в современной России? Общественно-политические движения - это добровольные, самоуправляемые объединения, созданные на основе общности интересов для осуществления общих целей. Как правило, эти движения структурно не оформлены. В зависимости от целей и интересов, которые они выражают, выделяют движения: молодежные, женские, благотворительные, "проблемные" (защита мира или окружающей среды), культурные, конфессиональные. Задачи деятельности общественно-политических движений различны, но, как правило, их создание связано с попыткой граждан сообща решить какие-либо проблемы, стоящие перед ними или перед обществом в целом. В Советском Союзе общественные объединения находились под жестким контролем КПСС (например, ВЛКСМ, Комитет защиты мира, профсоюзы) и не могли быть названы в подлинном смысле слова "добровольными объединениями граждан". Первые самостоятельные движения стали возникать только во второй половине 80-х гг., и в первую очередь - в молодежной среде ("неформальные объединения"). Чуть позже возникли общественные организации носящие ярко выраженный андеграундно-политический характер, - ростки будущих политических партий (народные фронты, региональные объединения избирателей). В 1990 г. появилось общероссийское общественно-политическое движение "Демократическая Россия". Эти объединения не имели жестко очерченной структуры, института членства и охватывали участников разных идейных ориентаций. Именно благодаря поддержке со стороны "Демократической России" на первых выборах Президента России в 1991 г. победу одержал Б. Ельцин. В процессе деятельности первых общественно-политических движении сформировались будущие политические лидеры. В частности, из "Демократической России" вышли Е. Гайдар, С. Ковалев, Г. Старовойтова, А. Собчак и др. Важной функцией этих движений является защита граждан от произвола властей ("Хельсинкская группа", "Комитет солдатских матерей") и работодателей ("независимые профсоюзы"). Л. Даймонд называет их поэтому "практическими лабораториями демократии". По отношению к политической системе подобные объединения выполняют роль посредников и групп давления. Это особенно проявляется на примере деятельности Союза промышленников и предпринимателей А. Вольского. Сильны позиции в современной России всевозможных экологических объединений "зеленых". Это и полуэкстремистские "Хранители радуги", "Гринпис" и вполне ангажированные властями региональные движения. Выражая общечеловеческие интересы, "зеленые" не без оснований рассчитывают на поддержку всех слоев населения ("Кедр" А. Тарасова). Деятельность общественно-политических движений в России регламентируется Конституцией и федеральным законом. Если общественное объединение зарегистрировано в Министерстве юстиции или в региональных государственных органах, то оно приобретает статус юридического лица. Любое общественное объединение со временем становится политическим, так как выражая и представляя определенный общественный интерес, оно стремится к его реализации политическим способом. В современном обществе это невозможно без санкционирующей деятельности потестарных органов, поэтому общественные движения либо сами становятся политическими ("Женщины России"), впрямую участвуя в политическом процессе, или преобразуются в политическую партию, либо пользуются механизмами политического давления и лоббирования (различные экологические организации). В результате гражданская инициатива институализируется, получая статус общегосударственного мероприятия, а само движение теряет свой исключительно общественный статус. В современной России самодеятельные добровольные объединения граждан играют огромную стабилизирующую роль. Будучи "школой самоуправления", они действуют на основе общественного договора, являясь посредником между человеком и государством. Эти организации регулируют поведение своих членов с помощью партикулярной системы моральных норм, а в их взаимодействии проявляется механизм согласования и увязки различных, часто противоречивых, общественных интересов. Только этим путем в обществе и можно достигнуть желаемого гражданского согласия и приучиться решать сложные проблемы, не прибегая к насилию. ЛИТЕРАТУРА Россия: партии, выборы, власть. М., 1996. Партийно-политические элиты и электоральные процессы в России. М., 1996. Олещук В.А., Павленко В.Б. Политическая Россия: партии, блоки, лидеры. Год 1997. Справочник. М., 1997., 97 Какими ресурсами обладают политические партии и общественно-политические движения в современной России? Для участия в политическом процессе и достижения своих целей политические партии и общественно-политические движения в современной России должны обладать ресурсами. Главными из них являются: 1) наличие сильной организации, имеющей отделения в регионах России, обладающие реальным влиянием в них на общественную жизнь и органы государственной власти и самоуправления; 2) устойчивая связь с обществом, (аккумуляция и артикуляция интересов избирателей, постоянное давление на потестарные органы и государство с целью их осуществления); 3) наличие политической идеологии, основные положения которой интегрировали бы в себе предельно широкие общественные интересы, общенациональные приоритеты и с помощью которой можно было бы мобилизовать избирателей на поддержку политической партии или движения; 4) сильный политический лидер, способный вести за собой несколько членов собственной организации, но и людей из различных слоев общества. При этом лидер должен обладать реальным влиянием на политическую элиту общества (региональную и центральную), уметь решать сложные политические проблемы; 5) наличие финансовой базы. Партии и движения должны обладать устойчивыми источниками финансовых средств, поддержкой со стороны крупных финансовых центров (банков, крупных фирм и предприятий) для ведения повседневной политической деятельности, для агитации, содержания центрального руководства. Потребность в серьезных финансовых ресурсах особенно ощущается в период предвыборных кампаний, когда зачастую победу обеспечивает размер партийной кассы (к примеру, колоссальная поддержка НДР со стороны структур "Газпрома"). Это особенно актуально в современных условиях, когда материальная поддержка со стороны простых избирателей сведена к минимуму из-за тяжелого экономического положения большинства населения страны; 6) информационная поддержка. Политические партии и движения должны иметь не только собственные журналы или газеты, но и пользоваться поддержкой масс-медиа (в первую очередь, телевидения). Создаваемый партиями и движениями со стороны масс-медиа имидж и паблисити в немалой степени способствуют их успеху или неудаче. 7) информационно-аналитическая база. Политические партии и движения должны иметь связь с ведущими аналитическими центрами страны и свою собственную команду аналитиков. Аккумулируя полученную информацию, они могут прогнозировать дальнейшую ситуацию в стране и, в зависимости от этого, корректировать свою деятельность. В современной России ни одна из существующих политических организаций не обладает всей совокупностью данных ресурсов. Например, КПРФ обладает мощной и разветвленной периферийной структурой в регионах и общественной поддержкой. У ЛДПР сильный партийный лидер и солидная финансовая поддержка (в том числе и из-за рубежа). НДР обладала (до отставки В. Черномырдина) возможностями политического давления на исполнительную власть, лоббирования необходимых политических решений и сильной финансовой базой. "Яблоко" при наличии сильного и профессионального лидера проигрывает в поддержке общественных масс даже при имеющихся финансовых возможностях. ЛИТЕРАТУРА Россия: партии, выборы, власть. М., 1996. Партийно-политические элиты и электоральные процессы в России. М., 1996. Шмачкова Т.В. Теории коалиций и становление российской многопартийностью / / Полис.1996.№5. Что собои представляет политическая элита в России? Понятием "политическая элита" обозначают высший, привилегированный слой, осуществляющий функции управления и влияния в обществе. Существует множество подходов к пониманию элит. В соответствии с одним из них - властным - элитой являются те, кто обладают в данном обществе решающей властью. В соответствии с другим - меритократическим - кто обладают некими особыми достоинствами и личными качествами. Иногда властные и меритократические подходы условно обозначают как "линию Лассуэла" и "линию Парето". Применительно к политической жизни России элитологические исследования начаты недавно. В них доминирует структурно-функциональный подход, ориентирующийся на анализ социально-статусных и деятельностных особенностей элит. В истории и современной политической жизни России доминирующее положение всегда занимали политико-административные элиты - социально-управленческий слой, образованный высшим чиновничеством. Можно выделить следующие стереотипы и ценностные ориентации этой элиты: этатизм и патернализм; чиновный корпоративизм и авторитаризм; "указно-порученче-ское" право и государственная (революционная, реформаторская) целесообразность; утопизм и социальное нетерпение, с одной стороны; патриотизм и толерантность к другим культурам, государственность и самоотверженность в отстаивании национаальных интересов и ценностей - с другой. Характеризуя российскую политическую элиту сословно-представительского типа (вторая половина XIX - начало XX в.), известный исследователь П.А. Зайончковский выявил тенденцию снижения доли помещиков во всех слоях высшей бюрократии. Важным также было снижение роли военных и лиц с военным образованием в гражданской администрации и достаточно высокий уровень ее образования. Среди высшей бюрократии преобладали представители правых и умеренно центристских взглядов (например, в Государственном Совете они составляли более 71%). Постепенно на разных этажах бюрократической иерархии росло число и влияние просвещенных, умеренно либерально настроенных чиновников. После революции 1917 г., несмотря на, казалось бы, полную смену российской элиты, многие особенности ее деятельности и ментальности оказались воспроизведены в первые годы советской власти. На это воспроизводство влияли как глубинные социо-коды страны, так и кадровая преемственность. Особенно это касалось среднего и низшего звена чиновничества. Уже в начале 20-х гг. XX в. бюрократические стереотипы стали разъедать систему государственно-административного управления. "Самый худший у нас внутренний враг - бюрократ", - вынужден был констатировать в это время В. Ленин. Ничего удивительного в этом не было, поскольку из-за недостатка квалифицированных кадров пришлось привлечь в систему государственного управления основную часть прежнего чиновничества со всеми его достоинствами и недостатками. Уже в 1918г. в Народном комиссариате путей сообщения бывшие чиновники составляли 88,1% общего числа административных работников, в Наркомпроде - 60,8%, в Наркомземе - 58%. Кстати говоря, аналогичные процессы протекали в начале 90-х гг. XX в. при смене партийно-номенклатурной элиты. ЛИТЕРАТУРА Ашин Г.К. Смена элит / / Общественные науки и современность. 1995 № 1 Вселенский М.С. Номенклатура: господствующий класс Советского Союза М.,1991. Теория и история административно-политических элит России. Ростов н/Д, 1996. Как изменилась политическая элита России за последние годы? Изменения в составе и направлениях, формах и методах властно-управленческой деятельности новой политической элиты России, выдвинувшейся в 90-е гг., связаны с общим процессом демократических преобразований. Перестройка, начатая элитной группой М. Горбачева и частью партийной номенклатуры, подготовила переход от системы программно-целевого политического управления к социально-представительскому, который призван был реализовать социально-экономические интересы разных слоев и групп населения. В этих условиях партийно-номенклатурная система оказалась неэффективной и ненужной. Переход от партийно-номенклатурной системы к представительской демократии привел, с одной стороны, к освобождению от давления прежней идеологии, а с другой - к частичной потере политического управления, системному кризису общества, распаду союзного государства и активизации социально-групповых и этнических интересов, которые десятилетиями не находили выхода. На первом этапе этого процесса демократическая система начала складываться как народно-демократическое государство в традиционных советских формах. Однако в последующем под воздействием части прежней номенклатуры, трансформировавшейся в новый элитарный слой и новые социальные группы, произошло преобразование политической системы в узкоэлитарный слой административно-бюрократического типа. Такую систему можно было бы назвать номенклатурно-демократической, поскольку власть, хотя формально и избиралась, но фактически монополизировалась несколькими политическими центрами, между которыми происходила постоянная борьба за перераспределение власти. В составе новой политической элиты России произошли значительные изменения в образовательном, возрастном и профессиональном планах. Так, Правительство и элита в регионах стали моложе почти на десять лет. В то же время парламент постарел на шесть лет, это объясняется лишь искусственным его омоложением в брежневский период. Прекращение квотирования по возрасту освободило высшую законодательную власть страны, как от комсомольцев, так и от квотируемых молодых рабочих и колхозников. Б. Ельцин приблизил к себе молодых, блестяще образованных городских политиков, экономистов, юристов. Доля "сельчан" в его окружении падает почти в 5 раз (с 58% до 12,5% против брежневской элиты). Даже среди региональных руководителей (у самой близкой к селу группы) доля "сельчан" ныне меньше в 2 раза. В целом доля сельских выходцев в элитных слоях упала за последние 10 лет в 2,5 раза. Элита всегда была одной из самых образованных групп общества. Даже в брежневские времена, когда элита происходила из низких слоев общества, доля тех, кто имел высшее образование, была близка к 100%. Резкий скачок образовательного ценза элиты произошел в современной России. Так, в состав ближайшего окружения Б. Ельцина входят известные ученые, общественные деятели. Президентская команда на 2/3 состоит из докторов наук. Высок также процент имеющих ученую степень в Правительстве и среди лидеров партий. Отсюда можно сделать вывод: власть в России стала более интеллектуальной. Изменения затронули не только уровень образования элиты, но и характер образования. Брежневская элита была технократической. Подавляющее большинство руководителей партии и государства 80-х гг. имели инженерное, военное или сельскохозяйственное образование. Причем 2/3 брежневской когорты заканчивали провинциальные политехнические вузы. При М. Горбачеве процент технократов снизился, но не за счет прироста числа гуманитариев, а за счет роста доли партократов (имеющих высшее политическое или партийное образование). И, наконец, резкое снижение удельного веса лиц, получивших техническое образование, мы видим при Б. Ельцине (почти в 1,5 раза). Причем это происходит на фоне все той же образовательной системы в России, где по-прежнему 70% вузов имеют технический профиль. Наконец, важнейшим моментом является вопрос о преемственности между старой, номенклатурной элитой и новой политической элитой России. При Л. Брежневе практически невозможно было войти в элиту, минуя номенклатурную лестницу или перескакивая через ступени иерархии. В постперестроечный период неноменклатурный путь наверх открылся практически для всех субэлитных групп. Половина всех лидеров партий, 59% новых бизнесменов, треть депутатов, четверть президентской команды и правительства никогда в прошлом не были в составе номенклатуры. Наиболее традиционным путем рекрутировалась региональная элита, где лишь 17% оказались свободными от номенклатурного прошлого. И все же, несмотря на существенные изменения в механизмах рекрутирования, сохраняется существенная преемственность между новой и старой политическими элитами. Особенно это относится к структурам исполнительной власти, в которых основная часть прежней элиты после падения коммунизма сумела не только сохранить свои позиции, но и укрепить их за счет соединения в своих руках власти и собственности. Оценивая первые результаты смены элит, авторы большого исследования отмечают, что, с одной стороны, масштабы изменений в составе элиты в начале 90-х гг. можно сравнить лишь с масштабами изменений в 30-х гг. Около трети правящей элиты образца 1993 г. состояли в номенклатуре в 1988 г., а две трети - пришли с предноменклатурных должностей (заместители руководителей, начальников подразделений в министерствах, ведомствах, на предприятиях и т.п.). С другой - эта "революция заместителей" сохранила преемственность прежней элиты. Придя к власти, они хотя и принесли "новый взгляд" на вещи, но вместе с тем в существенной мере способствовали сохранению и воспроизводству "номенклатурных связей". литература Крыштановская О В. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту //Общественные науки и современность. 1995. № 1. Куколев И.В. Трансформация политических элит в России // Общественные науки и современность. 1997. № 4. Охотский Е.В. Политическая элита и российская действительность. М., 1996. 100 Чем российская политическая элита отличается от политических элит других стран? Специфика распределения российского "политического капитала" (и ныне, и в номенклатурные времена) состоит в монополизации властных функций узким кругом лиц, в существовании формального или неформального "политбюро". В "высший" состав включаются (зачастую неформально) лица, входящие в околоэлитное окружение (помощники, советники, начальники охраны, политические обозреватели, консультанты, редакторы газет, лечащие врачи, родственники). Серьезное воздействие на подготовку и принятие решений оказывают аналитические отделы и службы, осуществляющие работу с информацией и документами и ведающие правом доклада руководству или допуска на доклад. Канцелярия, общий отдел, Администрация Президента - вот примерно эквивалентные по значимости структуры, обслуживающие высшую власть России и серьезно влияющие на принятие государственных решений. Отмеченные особенности высшей политической элиты России проецируются по вертикали на высшие политические эшелоны регионального уровня и по горизонтали на другие центры власти (правительство, парламент, центральные аппараты политических партий и общественных движений). Продолжая структурно-функциональный срез, характеризующий современную российскую политико-административную элиту и сопоставляя её общий структурный портрет с западной элитой, мы видим существенные различия по ряду основных параметров. Прежде всего, если в западной политической элите приоритетом выступает социальное происхождение, то в современной российской элите - корпоративное происхождение, т.е. предшествующая связь с номенклатурой и приверженность лидеру-руководителю. Образовательный уровень российской политической элиты и его профиль в целом соответствует уровню западной элиты. Другие структурные показатели политико-административной элиты России в целом близки показателям западноевропейской. У нас также значителен удельный вес выходцев из малых городов и поселков, низок процент женщин, более рельефно обозначился представительский отрыв от основных социальных слоев (рабочие, крестьяне, молодежь). Современная российская политико-административная элита моложе своей предшественницы и политической элиты Запада на 7-10 лет. Она более динамична психологически, процесс утверждения ее ценностных ориентации не завершен. Важным в характеристике политических элит выступает анализ механизмов формирования, выстраивания карьерной лестницы, инфильтрации элит между собой. Новая российская элита прошла период "первичной стабилизации", и в значительной мере "утрамбовалась". Элита от открытого состояния опять постепенно движется в состояние закрытости. Действует в полной мере тенденция "аристократичности", открытая Моской. Внутри ее высшего эшелона возможны и неизбежны перестановки, но маловероятны прорывы совершенно новых, свежих сил. (Хотя все может быть, ведь элита лишь складывается.) Этот этап сближает современную российскую элиту с инсти-туционализированными формами воспроизводства и продвижения, характерными для западных элит. Вместе с тем сохранилась преемственность с номенклатурной ротацией кадров. Типичной становится ротационная кадровая схема: "политическая элита - административная элита - бизнес-элита". Она как бы воспроизводит в обратной последовательности прежнюю номенклатурную схему: "хозяйственный руководитель - административный работник - политический руководитель". Указанная особенность, с одной стороны, маргинализирует элиты, а с другой - за счет циркуляции и инфильтрации, повышает степень их корпоративности. В этом отношении новая российская политико-административная элита ближе к номенклатурной, нежели к западному типу политико-административной элиты. ЛИТЕРАТУРА Ашин Г. К. Смена элит // Общественные науки и современность. 1995. № 1. Лейн Д. Перемены в России: рост политической элиты // Социс. 1996. № 12. Теория и история административно-политических элит России. Ростов н/Д, 1996. 101 Какие типы политического лидерства существуют в современной России? Слово "лидер" в переводе с английского (lеаdег) означает "ведущий", "руководящий". Политическое лидерство представляет собой постоянное, приоритетное и легитимное влияние одного или нескольких лиц, занимающих властные позиции, на общество, организацию или группу. Политическое лидерство существует на трех социальных уровнях, где оно выполняет различные функции. 1. Лидерство на уровне малой группы, объединенной политическими интересами. Оно представляет собой механизм интеграции групповой деятельности, в котором лидер направляет и организует действия группы, предъявляющей к личности лидера определенные требования: способность принимать решения, брать на себя ответственность, находить оптимальный способ удовлетворения группового интереса и др. 2. Лидерство на уровне политических движений, связанных общностью политических интересов, основанной на одинаковом социальном статусе, а не узкогрупповых интересах, как в первом случае. В этом отношении лидерство представляет собой способ адекватного выражения интересов части населения, поддерживающей данного политика. Фигура лидера служит символом определенной социальной позиции, с ней связывают свои интересы носители обыденного сознания. 3. Лидерство как способ организации власти в условиях существования разделения властей, дифференциации социальных слоев на основе экономического положения и соответствующего самосознания. Политическое лидерство предполагает взаимное удовлетворение интересов как лидера, так и "ведомых", т.е. ориентация на социальное партнерство входит в систему политических ценностей общества. Третий уровень политического лидерства предполагает наличие механизма, посредством которого возможна реализация его основных функций: 1) интегративной (интеграция интересов слоев населения в конкретной политической программе, в идеале предусматривающей удовлетворение притязаний каждой группы населения); 2) координационной (корреляция деятельности трех властных институтов (парламента, суда, администрации) с принятой в обществе системой аксиологических регулятивов, с общественным мнением); 3) прагматической (превращение целей и задач, стоящих перед обществом и формирующихся в идеологии, в конкретные программы действия). В малых группах, основанных на непосредственных контактах их членов, институциализация лидирующих позиций может не происходить. Здесь на первый план выдвигаются индивидуальные качества личности, ее способность объединить и повести за собой группу. В крупных объединениях, эффективность коллективных действий которых требует четкой функционально-ролевой дифференциации и специализации, оперативности управления и жесткости подчинения, институциализация и формализация (официальное закрепление) лидирующих позиций, придание им сравнительно больших властных полномочий обязательны. Институциализация руководящих функций отражается в понятии формального лидерства. Оно представляет собой приоритетное влияние определенного лица на членов организации, закрепленное в ее нормах и правилах и основывающееся на положении в общественной иерархии, месте в ролевых структурах. Неформальное лидерство характеризует субъективную способность, готовность и умение выполнять роль лидера, а также признание за ним права на руководство со стороны членов группы. Оно основывается на авторитете, приобретенном в результате обладания определенными личными качествами. В политике формальный, институциональный аспект является ведущим. В современном обществе, как писал еще Л. Фейхтвангер, "власть даже пустого человека наполняет содержанием". Существуют различные классификации феномена лидерства. Одной из наиболее общих является деление всех лидеров на обычных ("реальных") и великих ("героев" и "злодеев"). Реальные лидеры не оставляют заметного личного следа в истории, не изменяют обычного хода событий. Вторые, лидеры-герои, имеют собственное видение политики и пытаются осуществить в ней свои замыслы, влекущие большие социальные и политические перемены. Широко распространено деление лидерства, в зависимости от отношения руководителя и подчиненных, на авторитарное и демократическое. В зависимости от способа легитимации власти лидеров подразделяют на традиционных (их авторитет основан на обычае, традиции); рационально-легальных (избранных демократическим путем); и харизматических (наделенных, по мнению масс, выдающимися качествами, необычайной способностью к руководству). В основе первого типа лидерства лежит привычка, второго - разум, третьего - вера и эмоции. В истории нашей страны, наблюдается определенная последовательность в смене типов политического лидерства. Вождь-основатель (харизматик) сменяется традиционным лидером-охранителем, который в свою очередь уступает место реформатору-законодателю. В современной политологии нередко выделяют четыре образа лидера: "знаменосца", "служителя", "торговца" и "пожарного". лидера-знаменосца отличает собственное видение действительности, привлекательный идеал, способный увлечь массы. Лидер-служитель всегда стремится выступать в роли выразителя интересов своих приверженцев и избирателей, ориентируется на их мнение и действует от их имени. Для лидера-торговца характерна способность привлекательно преподнести свои идеи и планы, Убедить граждан в их преимуществе, заставить "купить" эти идеи, привлечь массы к их осуществлению. Лидер-пожарный ориентируется на самые актуальные общественные проблемы, насущные требования момента. Его действия определяются конкретной ситуацией. В реальной жизни в чистом виде эти образы лидерства не встречаются, а сочетаются у политических деятелей в различных пропорциях. Имеются и другие классификации лидеров. Они делятся на правящих и оппозиционных; кризисных и рутинных и т.п. Удельный вес в политическом лидерстве современной России продолжает принадлежать административно-политической элите (высшему персоналу государственно-административных органов). Для нее характерен программно-целевой тип политического и государственного управления. Описывая структуру современного политического лидерства, следует отметить, что оно дифференцировалось по своим ценностным ориентациям и социальной направленности. В качестве основания типологии выделяют отношение к осуществлению модернизации в России. В этой связи говорят о либеральном, неоконсервативном и социалистическом типе модернизаторского политического лидерства. Сферой влияния лидеров либерального направления стали промышленно развитые северные и восточные районы Российской Федерации. Территории среднего уровня развития и преимущественно аграрного профиля Юга и Центра России, для которых характерны консервативные установки, стали социальной базой политиков неоконсервативной ориентации. В регионах, сочетающих высокий уровень промышленного развития и современный агрокомплекс, руководство стремится выработать стратегическую линию, равноудаленную от крайностей радикальных модернизационных проектов. В настоящее время все чаще встречаются лидеры преобразующие, а не компромиссные. Компромиссный лидер осуществляет действия без изменения основ общества. Преобразующий лидер всегда нацелен на некую перемену формы организации общества; он предвосхищает, посредничает и подчиняет опыт средствам воображения и рассудка, пытается утвердить "моральное лидерство", которое всегда исходит из фундаментальных желаний, стремлений и ценностей последователей. В развитии лидерства в России отмечается его профессионализация. Политическое лидерство сегодня - это особого рода предпринимательство, осуществляемое на специфическом рынке, при котором политические предприниматели в конкурентной борьбе обменивают свои программы решения общественных задач и предполагаемые способы их реализации на руководящие должности. При этом специфика политического предпринимательства состоит в персонализации "политического товара", его отождествлении с личностью потенциального лидера, а также в рекламировании этого "товара" как общего блага. Политик фактически превратился в специалиста в области общественных коммуникаций, предполагающих обеспечение четкой формулировки требований населения, налаживание необходимых для принятия коллективных решений и их реализации контактов с парламентскими и правительственными органами, средствами массовой информации, общественными организациями. Таким образом, политические лидеры сегодня выступают реальным воплощением, материализацией механизма власти в обществе. ЛИТЕРАТУРА БлондельЖ. Политическое лидерство. М., 1992. Милованов Ю.Е. Лидерство в малых группах управлений и политике. Ростов н/Д, 1996. Рыскова Т.М. Политический портрет лидера: вопросы типологии // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1997. № 3. 102 Чем политическое лидерство современной России отличается от политического лидерства в других странах? Главная особенность в процессе формирования современного политического лидерства в России заключается в том, что оно, с одной стороны, приобрело некоторые черты, характерные политическим лидерам демократических государств, а с другой - унаследовало черты, свойственные лидерам номенклатурной системы. Номенклатурное прошлое, усугубляемое почти полным отсутствием социального контроля и нравами легализировавшихся дельцов теневой экономики, ярко проявляется у посткоммунистических российских лидеров, которые воспроизводят некоторые формы и методы деятельности номенклатурной системы. В этом отношении российские политические лидеры ближе к номенклатурному, чем к западному типу лидерства. Особенностью современных российских лидеров является и то, что они зачастую совмещают роль владельца средств производства, выполняющего функции организатора производства, и роль политика, выполняющего функции организатора политической жизни. Стоит отметить, что в странах Западной Европы большинство политических лидеров являются профессиональными политиками. В США политические лидеры зачастую совмещают роль собственника и политика. Российские экономически господствующие политические лидеры располагают специфическими средствами политического влияния: богатство, позволяющее ставить политиков в зависимость от своей воли, а также неформальные связи. Решающую роль здесь играют одинаковый или близкий жизненный уклад, а зачастую и просто личные связи. Децентрализация государственной власти, перенос центра политического, экономического и культурного влияния в горизонтальные структуры регионов способствовало значительному возрастанию роли региональных политических лидеров. Новые региональные лидеры отличаются тем, что они выдвинуты населением, стараются общаться с массами, завоевывать их доверие. В настоящее время одной из проблем российского общества стало выявление номинального и фактического политического лидерства. Значительную роль и при демократических режимах в формировании государственной политики нередко играют неофициальные советники высших должностных лиц, которых часто называют "серыми кардиналами". Среди них люди, не занимающие официальных постов, но имеющие доступ к ключевым политическим фигурам; а также действительные политические лидеры, которые по своему влиянию могут превосходить иных министров и других официальных лиц. Поэтому при выделении из среды политических деятелей тех, кого можно считать политическими лидерами, необходимо, в первую очередь, учитывать степень их реального воздействия на политику. Эта степень далеко не во всех случаях соответствует должностному положению того или иного человека, хотя, конечно, от уровня должности в государственном аппарате или партийном руководстве прямо зависит тот или иной объем властных полномочий. Вместе с тем расстановка сил в правящих кругах может сложиться таким образом, что даже глава государства в значительной мере оказывается номинальным политическим лидером, а фактическая власть сосредоточивается в руках других политических лиц. В современной России отчетливо проявляются две главные тенденции, во многом изменяющие представления о лидерстве. Эти тенденции - институциализация и профессионализация лидерства. Институциализация лидерства сегодня проявляется прежде всего в том, что процесс рекрутирования, подготовки, движения к власти, деятельность политических руководителей осуществляется в рамках определенных норм и организаций. Функции лидеров определены разделением власти на законодательную, исполнительную, судебную, ограничены конституциями и другими законодательными актами. Кроме того, лидеры отбираются и поддерживаются собственными политическими партиями, контролируются ими, а также оппозицией и общественностью. Все это значительно ограничивает их власть и возможности маневра, повышает влияние среды на принятие решений. Современные лидеры больше, чем прежде, подчинены решению обыденных, повседневных, созидательных задач. С этим связана вторая тенденция в развитии лидерства - его профессионализация. Политика превратилась в "предприятие", которому требуются навыки в борьбе за власть и знание ее методов, созданных современной многопартийной системой. В нынешних условиях усложнения общественной организации и взаимодействия государственных органов с партиями, широкой общественностью важнейшей функцией политических лидеров стало преобразование общественных ожиданий и проблем в политические решения. литература Блондель Ж. Политическое лидерство. М., 1992. Пригожин А. Патология политического лидерства в России // Общественные "ауки и современность. 1996. № 3. Рыскова Т.М. Политический портрет лидера: вопросы типологии // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1997. № 3. Каковы особенности политической корпоративности в современной России? Политическая корпоративность означает господство в политической системе совокупности лиц, объединившихся для достижения, реализации и удержания государственной власти. Взаимодействие политических корпораций позволяет им поделить рынок власти, не допуская к нему представителей широких слоев населения. Между корпорациями действует механизм "увязки" и согласования интересов. Корпорации могут строиться по социально-классовому, профессиональному, родственно-земляческому и иным признакам, но в их основе всегда лежит единство интересов. Политическая система современной России представляет собой пример взаимодействующих между собой корпорации. Политические корпорации, чтобы быть действенными, должны обладать в определенной степени монополией на представительство интересов. Это необходимо с точки зрения влияния на принимаемые политические решения, поскольку государственная власть, формируя цели и задачи своей деятельности (особенно в переходный период, когда из множественности интересов оформляются ведущие их группы), неизбежно принимает в расчет лишь те группы интересов и корпорации, которые располагают соответствующими ресурсами, т.е. в состоянии мобилизовать и контролировать значительные группы населения. Тем самым складываются определенные корпоративистские представительства, а государство становится "корпоративистским государством". В основании его политики в этом случае лежит не "общественный интерес", а интерес той политической корпорации, чьи представители в данный момент находятся у руля государственной власти или обладают на нее наибольшим влиянием. Наиболее могущественными корпорациями в современной России являются те, которые основываются на фундаменте финансово-промышленных групп, обладающих огромными финансовыми ресурсами, контролирующими самые важные предприятия и производства, монополизирующие постепенно рынок средств массовой информации и тем самым способные влиять на процесс принятия решений по правительственным и парламентским каналам. Особенность корпоративистской системы в России состоит в том, что она строится на основе взаимозависимости наиболее влиятельных заинтересованных групп и государства и носит договорный характерю Так, например, бывшее Правительство В. Черномырдина, покровительствуя корпорации "Газпром", получало взамен возможность с его помощью "латать дыры" в социальной политике. Государственная власть в России, побуждаемая необходимостью преодоления кризиса, будет и далее предоставлять возможности подобной монополизации интересов в обмен на политическую и финансовую поддержку. Об этом, в частности, свидетельствует фактический договор Правительства России с 12 крупнейшими российскими банками во время финансового кризиса в августе 1998г. Поэтому корпорации следует рассматривать в качестве главной опоры существующего в России политического режима. В итоге государственная власть может оказаться заложником группы политических и экономических монополистов и подвергаться целенаправленному давлению со стороны представителей частных интересов, что ведет к олигархизации политического режима и усилению социальной напряженности в стране. ЛИТЕРАТУРА Бадовский Д.В., Шутов А.Ю. Региональные элиты в постсоветской России / / Кентавр. 1996. № 6. Перегудов С.П. Новый российский корпоративизм - демократический или бюрократический / / Полис. 1997. № 2. Политическая институционализация российского общества / / Мировая экономика и международные отношения. 1998. №1,2, 3. 104 В чем проявляется политический лоббизм в современной России? Политический лоббизм - это профессиональный вид деятельности, призванной обеспечить принятие нужного политического решения. В отличие от иных форм политического давления политический лоббизм - легальный вид деятельности, особое значение приобретающий в парламентских государствах. Здесь важно наличие законодательства, регламентирующего лоббизм. В США, например, таковое существует с 1946 г., тогда как в некоторых других странах лоббирование считается предосудительным, чем-то вроде коррупции. Не следует полагать, что для нашей страны лоббизм - новое явление. Он существовал и ранее, в советские времена, но в теневых, латентных формах. Теперь же, с развитием парламентаризма, оформлением групповых интересов необходимо законодательное регулирование лоббизма в России. Весной 1995 г. были проведены парламентские слушания в Государственной Думе по проекту Закона ."О регулировании лоббистской деятельности в федеральных органах власти". Однако до принятия окончательного текста закона еще далеко. Основной спор идет вокруг направленности данного правового акта. Одни видят регулятивную направленность его в том, чтобы поставить лоббизм в России под контроль общественных и государственных институтов. Другие настаивают главным образом на легализации лоббизма, определении правового статуса лоббистов, их прав и обязанностей, на порядке их регистрации. В любом случае непринятие закона создаст условия для развития латентных форм политического давления, граничащих с подкупом, шантажом и коррупцией. Политический лоббизм- это не просто закулисная интрига, но открытая система аргументации, механизм подготовки и принятия решений, реализующих интересы групп давления, "прозрачный" для государственных органов власти и средств массовой информации. Лоббируют принятие нужного политического решения группы давления. Традиционно к ним в России относятся сферы и отрасли либо экспортно-ориентированные, либо наиболее развитые, либо многочисленные и сплоченные. Таковы ВПК, ТЭК, АПК, горно-металлургический комплекс, финансово-банковский капитал, машиностроительный комплекс, транспорт, связь, армия. Наиболее распространенный способ осуществления лоббистской деятельности - работа с фракциями Государственной Думы и отдельными депутатами. Лоббизм связан с проталкиванием на выборах нужных депутатов, помощью партийным фракциям, шантажом и запугиванием наиболее самостоятельных депутатов. В современной России сложилась латентно-лоббистская управленческая вертикаль. Так, в Правительстве в рангах министров и даже вице-премьеров работали представители разных групп давления: автомобилестроение было представлено В. Каданниковым, ТЭК курировал сам премьер, интересы финансово-промышленных групп - А. Чубайс, а региональные интересы лоббировал Б. Немцов. Спектр интересов групп влияния в современной России широк. К ним можно отнести: принятие льготного налогообложения для специфических отраслей, внесение изменений в бюджет с целью привилегированного финансирования собственных программ (например, деятельность АПК или строительство сверхскоростной магистрали Москва - Санкт-Петербург), льготные условия акционирования и приватизации; введение протекционистского таможенного обложения, кооптацию в Правительство и парламент своих представителей, работа со СМИ и др. В современной России круг эффективных лоббистов сужен до представителей интересов, преимущественно неорганизованных формально ни в добровольные ассоциации (исключение составляют некоторые промышленно-банковские союзы), ни в политические объединения, ни в какие иные оформленные структуры. Наиболее могущественными из экономических и политических групп давления в этом отношении являются финансово-промышленные группы, имеющие прямые выходы на Правительство и владеющие весомыми средствами массовой информации и коммуникации. Эти формы самоорганизации отечественного капитала осуществляют интеграцию банков с промышленностью, страхованием, торговлей и постепенно превращаются в несущую конструкцию формирующегося экономического механизма. Важный канал их взаимодействия с Правительством и давления на него заключается в том, что при хроническом дефиците бюджета доходные его статьи в значительной степени приходятся на долю отчислений именно от финансово-промышленных групп. ЛИТЕРАТУРА Бадовский Д.В., Шутов А.Ю. Региональные элиты в постсоветской России// Кентавр. 1996. №6. Перегудов С.П. Новый российский корпоративизм - демократический или бюрократический // Полис. 1997. № 2. Шмиттер Ф. Неокорпоративизм // Политические исследования. 1997. № 2. 105 В чем своеобразие политической культуры в современной России? В самой общей форме политическая культура отражает ориентацию людей на ту или иную политическую реальность, политические события. Например, правительство принимает закон, ущемляющий Права человека. В одном государстве начнутся акции протеста, волна критики в прессе, требования отменить этот закон. В другом государстве граждане могут отнестись к подобного рода закону индифферентно. Почему люди ведут себя так, а не иначе? Почему в одном государстве они борются за свои права, а в другом - нет? Американский исследователь Г. Алмонд, формулируя свой подход к политической культуре, приходит к выводу, что ее формирует определенный способ ориентации на политическую систему. Такой подход означает, что подданные любого государства имеют совокупность взглядов на общество и политическую действительность, которая становится основой реакции населения на ту или иную политическую ситуацию. В процессе совместной работы С. Верба и Г. Алмонд пришли к выводу, что в понятие политической культуры надо включить также ценности и установки, значительно выходя за пределы чистого сознания. К культурным установкам относят: уровень терпимости (толерантности), стремления к коллективности (индивидуализм), этнической целостности (космополитизм), индивидуальной экстериоризации, идеологической однозначности (плюрализм), уровень компромиссности (конформизм), деятельностной активности (пассионарность, лояльность и экстремизм) и т.д. Сложная форма объединения этих установок в целое, в единстве с различными формами знания, создает ментальное ядро политической культуры, которое превращает человека в определенную политическую "разновидность". Между политической культурой и политической системой существует взаимосвязь. С одной стороны, политическая культура влияет на характер политического режима. С другой - политическая культура зависит от поведения людей, формируя у них определенные поведенческие стереотипы (Д. Пол). В политической системе, которая насильственными мерами подавляет всякие формы политического протеста, вырабатываются стереотипы пассивного политического поведения. В условиях политической толерантности будут формироваться стереотипы политического поведения активистского характера. Обычно выделяют три типа политической культуры: патриархальную, подданническую и активистскую. По содержанию политическая культура патриархального типа означает слияние человека с социально-политической структурой, добровольное подчинение социокультурной ритуальности, осознание необходимости защищать ее до последней возможности. Общественно-политические ориентации проецируются на персону вождя и на тот социокультурный ритуал, с которым отождествляется его персона. В таком способе реализации политической культуры нет различия между интересами индивида и сообщества. Человек растворен в социуме, он полностью отождествлен со своей социально-политической ролью. Патриархальная "культура" имеет свои ценности, институты и в определенных социально-политических условиях следование этой традиции оказывается очень эффективным. Так, многие тоталитарные режимы используют патриархальную политическую культуру в качестве эффективной социотехнологии. Подданническая политическая культура характерна для социума, специфика которого выражается в ограничении политической активности значительной массы населения и в подавлении всякой политической оппозиционности. Это превращает население в формально-лояльную или послушную массу, которая подчиняется силе и не видит выхода из ситуации. В тех случаях, когда насилие переходит границу ("чаша терпения полна до краев") в обществе с подданнической политической культурой "вспыхивают" центры недовольства, которое оказывается сильнее страха наказания. Подданническая культура создает особое знание - идеологию, которая направлена на воспитание необходимости подчиняться власти и на сокрытие, затемнение действительности политического процесса. Цель такой идеологии - создать картину мира, где основа жизни - подчинение власти, смысл и содержание деятельности которой основной массе населения непонятна. В отношении управляемости общества подданническая политическая культура обладает определенным преимуществом, состоящим в лояльности, покорности населения. Во многих государствах с ярко выраженным подданничеством был достигнут достаточно высокий уровень развития. В то же время культура высшего слоя и военная мощь государства достигаются в таком обществе за счет подавления, эксплуатации, деградации основной массы населения. Слабостью подобной политической культуры является безразлич-ное отношение подданных к государству, их отстраненность от власти, неуправляемость в кризисных ситуациях, сниженный инновационный и реформационный потенциал и т.д. Активистская политическая культура основана на современном для демократического общества ментальном и деятельном основании. Эта культура проявляется в "политическом участии" - достаточно многочисленная часть участников политического процесса постоянно осознает его, фиксирует соответствие деятельности политической элиты и демократических институтов законам и господствующим ценностям, активно воздействует идеологическими, политическими и иными средствами на политику. Активистская культура основана на научном знании и доступе к информации. Она позволяет любому человеку интеллектуально владеть политической ситуацией по его желанию и возможностям, оценивать ее в соответствии с законными индивидуально-организованными ценностями и принимать решения на основе знания, отношения к политической реальности, собственной или корпоративной воли. В сегментарном обществе характерной является патриархальная политическая культура, которая ориентирована на локальную, ограниченную популяцию и ее непосредственного лидера - харизматического вождя. В обществе с сословной стратификацией, которое основывается на господстве авторитарной власти и разных правах людей, доминирует подданническая политическая культура. Общество с высоким уровнем функционально-институциональной дифференциацией нуждается в активистской политической культуре. Исследования политической культуры показали, что в чистом виде указанные три ее типа - патриархальный, подданнический и активистский - встречаются крайне редко. Кроме того, существуют их комбинации патриархально-подданническая, подданническо-активистская и патриархально-активистская культуры. Эти типы культуры и субкультуры доминируют в разных обществах. Современное российское общество - это, во-первых, общество, в котором произошла стратификация по типу классового деления, которая характеризуется различием функций, положения, прав и способов жизни; во-вторых, общество с набором полноценных, замкнутых в себе популяций или сегментов; в-третьих, современное общество, которое понимается как стратифицированное не в сословном, а в функциональном отношении (Н. Луман). Поэтому в России существуют все типы политической культуры и ее субкультуры: харизматическая, подданническая, активистская. Однако доминируют патриархально-подданническая и подданническо-активистская. ЛИТЕРАТУРА [рунт ЗА., Кертман Г.П., Павлова Т.В., Патрушев С.В., Хлопин А.Д. Российская повседневность и политическая культура // Полис. 1996. № 4. Симон Г. Мертвый хватает живого. Основы политической культуры России // Общественные науки и современность. 1996. № 6. Щербина Н.Г. Архаика в российской политической культуре // Полис. 1997. №5. Каковы особенности массового политического сознания в современной России? В политическом сознании осмысливается политический опыт конкретного общества, формируются целерациональная ориентация по отношению к политическим институтам, стереотипы отношения к законности власти, или легитимности, очерчиваются возможные границы активизации политической деятельности. Политическое сознание в целом имеет два уровня: знание о политике и ее действительности; отношение к политике и знанию о ней. В различных политических культурах эти уровни имеют различное содержание и структуру. Например, в патриархальной культуре все члены общества проходят инициацию - посвящение в "тайное знание" и включение строго определенным образом в ее организацию. Все члены корпорации владеют "тайным знанием" и относятся к нему как к священному обязательному ритуалу. Это сознание выступает как основа культурно-политической технологии. В то же время в зависимости от места в социально-политической организации содержание знания различно - существует несколько уровней посвящения. Каждый владеет только тем знанием, которое ему необходимо для выполнения своей социальной роли. Элита выступает обладателем высшего уровня знания, что является одной из основ ее права на власть. Политическое сознание можно разделить на элитарное и массовое. Сознание в форме идеологии, науки, пропаганды и агитации позволяет устанавливать причинно-следственные связи между различными социальными и политическими явлениями объяснять и понимать политическую действительность, ориентироваться в политической жизни. Основным носителем такого сознания выступает политическая элита. Посредством различных институтов, таких как общение, посвящение, мистерия, религия, предание и традиции, воспитание, образование, средства массовой информации, агитация и пропаганда, искусство и т.д., это знание проецируется на население различным образом и с различными целями. Это может быть и сплочение населения для реализации общезначимой цели, и "промывание мозгов" для реализации целей авантюрной политики временщиков. На основе этого формируется массовое сознание, которое включает в себя также знания на уровне здравого смысла как осмысление индивидуального или коллективного опыта. Массовое политическое сознание во многом является проекцией элитарного и формируется под влиянием той или иной политической идеологии, например, консервативной, либеральной или социалистической. На современном этапе российское общество столкнулось с радикальными изменениями во всех областях социального бытия, что не могло не отразиться на массовом политическом сознании. Институциональные основы действовавших до переходных процессов идеологических ориентиров и мировоззренческих ценностей трансформировались, а то и просто исчезли. С распадом СССР некогда могущественная коммунистическая идеология, имевшая статус государственной, перестала определять приоритеты в массовом сознании. Так, в глубоком кризисе находятся .чрезвычайно важные и традиционные для российского сознания представления о патриотизме. Государственнический патриотизм советского образца сегодня имеет мало приверженцев из-за того, что в нем доминировал диктат государства, а не идеал свободы, самостоятельности и ответственности граждан. Одна из важных особенностей политического сознания россиян состоит в том, что им предлагают решить трудную и новую задачу: соединить государственность и идеи патриотизма с идеями индивидуальной свободы и гражданственности. Изучение массового политического сознания в России свидетельствует о том, что в нем есть ряд идей, которые принимаются большинством населения. Это - "идеи самоценности человеческой жизни, личного достоинства, свободы, равенства всех граждан перед законом, священности и неприкосновенности собственности" (Т. Кутковец, И. Клямкин). Установки тоталитарного общества "подчинять личное общественному", по мнению некоторых исследователей, начинают уступать свое место новым жизненным ценностям. Но это, конечно, не означает, что сегодняшний россиянин становится на позиции убежденного антигосударственника, не принимающего государственной опеки, патронажа, в первую очередь в социально-экономической сфере. Слишком велик груз традиционности в сознании постсоветского человека. В закрытом советском обществе планово-командной экономики с исторически сложившимся антисобственническим, антирыночным менталитетом населения, с социально-иждивенческой, уравнительной психологией бедность рассматривалась как добродетель, а эгалитаризм - как ключевое звено в построении справедливого общества. Эгалитаризм исходит из естественного стремления людей к равенству и социальной справедливости. Однако проблема равенства в политическом контексте решается по-разному. Существо этих различий показал А. де Токвиль, дав либеральное понимание равенства как "равенства условий существования" в противоположность "равенству в результатах" в его социалистической трактовке. В российском массовом политическом сознании такие ценности, как коллективизм, справедливость, духовность, терпеливость воспринимаются в качестве основных проявлений духовной самобытности России, как ее главное достояние. В них видится преимущество России перед другими странами, прежде всего западными. Сочетание в массовом политическом сознании противоречивых ценностей порождает представление о том, что именно государство может быть в России главным двигателем перемен даже тогда, когда предстоит преодолевать традиционный для нее тип государства и характер его взаимоотношений с обществом (Т. Кутковец, И. Клямкин). ЛИТЕРАТУРА Лаапин Н.И. Ценности, группы интересов и трансформация российского общества //Социс. 1997.№3. Поливаева Н.П. Политическое сознание россиян в 90-е годы: состояние и некоторые тенденции развития // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1997. №5. Ильин М.В. Умножение идеологии, или Проблема "переводимости" политического сознания / / Полис. 1997. № 4. 107 Как проявляются либеральные тенденции в массовом политическом сознании в современной России? В классическом виде либерализм означает идеологию, призванную утвердить свободу, ценности и веру индивида и защитить их от посягательств со стороны власти. Только индивид, а не коллектив или общество является целью либерализма, именно индивид в наибольшей степени должен в либеральной политической системе реализовать свои способности. Отсюда - непреходящий интерес к конституционным и институциональным механизмам, которые позволили бы индивидам действовать в рамках закона. Как сказал один из классиков либерализма Д. Локк, "основной целью вступления людей в общество является стремление мирно и безопасно пользоваться своей собственностью, а основным орудием и средством для этого служат законы, установленные в этом обществе". Может ли либеральная идеология найти свое практическое применение в современной России? Именно вокруг либеральных тенденций в современной России развернулась острая идеологическая полемика. Это объясняется тем, что любые попытки, связанные с ограничением всеобъемлющей власти государства, автоматически квалифицируются как либеральные. В России на протяжении семидесяти лет усиленно насаждался вариант непосредственного бюрократического управления хозяйственным процессом и тотального распоряжения государством его результатами, что исключало экономическую самодеятельность общества. Однако шаги, сделанные в сторону "либерализации" (понимаемой как переход к новому механизму социально-экономического регулирования, включающего приватизацию, демонополизацию), еще не означают выбора либерализма как идеологии, задающей определенный вектор общественного развития. Эти меры направлены лишь на создание той общественной инфраструктуры, в пространстве которой можно делать тот или иной политический выбор. В теории либерализма аксиомой считается, что частная собственность является основанием либеральных ценностей (свободы, достоинства человека), гражданского общества и правового государственного устройства. Либерально-демократическая культура немыслима без экономической свободы, поскольку без последней не может быть свободы личной и свободы политической. Понятно, что в России "все по-иному существует, по-иному функционирует и трактуется". Говоря о либеральных ориентациях россиян, некоторые политологи считают, что данные ориентации имеют основанием не "объективные" экономические факторы, а духовно-культурные; что нельзя связывать перспективу установления либерально-демократического строя в России только с развитием класса собственников. Но в целом, многие исследователи полагают, что в массовом политическом сознании "социально-либеральная" и "экономически-либеральная" тенденции стали реальностью и играют определенную политическую роль. Социологические исследования, проведенные фондом "Общественное мнение" по проблемам либеральных ценностей в массовом политическом сознании россиян, показали, что значительная часть населения положительно относится к либеральным ценностям. К ним относятся следующие: --- жизнь отдельного человека выше любых других ценностей; --- закон обязателен для всех - от президента до рядового гражданина; --- собственность человека священна и неприкосновенна; --- государство тем сильнее, чем выше благосостояние граждан; --- государство тем сильнее, чем строже соблюдаются в нем права и свободы человека; --- главные права человека - право на жизнь и право на защиту чести и достоинства личности; --- россиянам свобода нужна не меньше, чем людям на Западе. Однако следует отметить, что трактуются эти ценности на Запааде и в России, а также разными группами российского общества ("русскими националистами", "державниками", "интернационалистами", "социалистами-реставраторами", "объединителями", "имепериалистами", "постсоветскими индивидуалистами", "Демократами-западниками" и "православными христианами") далеко не одинаково. Проведенные исследования обнаружили тенденцию вытеснения в массовом сознании россиян государственных ценностей приватными, прежде всего семейными. Это свидетельствует о становлении в России "частного" человека, для которого благополучие семьи стоит на первом плане (Т. Кутковец, И. Клямкин). Конечно, "государственный" человек, его готовность подчинить свои личные интересы интересам государства продолжают оставаться одними из проявлений самобытности в массовом сознании россиян, но если это имеет отношение к реальной, а не надуманной угрозе безопасности страны. О наличии либеральных тенденций в массовом политическом сознании россиян свидетельствует и то, что в иерархии его ценностей далеко не последнее место занимает закон, демократические свободы, соблюдение прав человека и т.п. В российском массовом политическом сознании образовался, таким образом, достаточно представительный либеральный сегмент. Это дало основание некоторым политологам сделать вывод о том, что современная Россия в смысле социальной готовности стоит гораздо ближе к созданию либерального общества, нежели в период, предшествовавший 1917г. В России уже сформировалась серьезная политическая сила, заинтересованная в усилении либеральных изменений в обществе. Однако эта сила еще не настолько устойчива и стабильна, чтобы гарантировать закрепление за собой исторической инициативы на дальнюю перспективу. ЛИТЕРАТУРА Кутковец Т.Н., Клямкин И. М. Русские идеи // Полис. 1997. № 2. Петров И.И. Новый либерализм для России: уроки западных дискуссий // Общественные науки и современность. 1996. № 5. Согрин В.В. Либерализм в России: перипетии и перспективы // Общественные науки и современность. 1997. № 1. 108 Как проявляются консервативные тенденции в массовом политическом сознании в современной России? Под консерватизмом (от лат. conservate - сохранять, охранять) понимается политическая идеология, выступающая за сохранение существующего общественного порядка, в первую очередь морально-правовых отношений, воплощенных в нации, религии, браке, семье, собственности. Говоря о консервативных тенденциях в России, надо иметь в виду, что российский консерватор имеет мало общего с консерватором в западном обществе. На Западе консерватизм возник в ответ на многочисленные социальные изменения, потрясшие европейский порядок в связи с крушением феодализма. Если на раннем этапе своего развития консерватизм отражал интересы дворянских кругов, то уже в XIX в., приняв во внимание ряд положений классического либерализма, стал превращаться в идеологическое оружие буржуазии. Российский же консерватизм, принявший государственно-социалистический характер, тесно слившийся с великодержавным национализмом, представляет собой в этом плане противоположность западному консерватизму. Причем "социалистические ценности" нисколько не поколебали иерархию ценностей в российском массовом сознании, более того, придали им оригинальное содержание. В содержательном аспекте такие понятия, как "выбор", "ответственность", являющиеся понятиями гражданской политической культуры, в нашем общественном сознании корреспондировались с идеей государства, партии, т.е. приняли коллективистский характер. Стержнем коллективистского сознания является "государственное сознание". Поэтому большинство консервативно настроенных граждан, т.е. считающих, что Россия должна вернуться к социалистическому строю (так называемых социалистов-реставраторов - 12%), убеждены в следующем: после 1917 г. Россия продолжила развитие, следуя своим традициям и национальным особенностям. По их мнению, советский коллективизм был одинаково выгоден обеим сторонам - государству и человеку. Здесь проявляется важная особенность консервативного (в русском варианте) мироощущения: государство и человек находятся в неразрывном единстве, они не отделены друг от друга. Как отмечают Т.И. Кутковец и И.М. Клямкин, "чувствительность к диктату государства почти отсутствует, а потому отсутствует ощущение несвободы...", в силу чего отечественные консерваторы готовы "воспринимать упорядоченную несвободу как высшее проявление свободы". Для консерваторов жизненно важными ценностями являются равенство, справедливость. Равенство понимается в социалистическом, перераспределительном смысле. Отсюда - ставка на государственный патернализм как главное орудие распоряжения и распределения материальных и духовных благ. Прошлая российская (и в не меньшей степени советская) действительность формировала в большом количестве "экстерналистов", людей, которые считают, что их положение зависит не от собственных усилий, а от поддержки со стороны общества, государства. А круг людей, убежденных, что их положение зависит от их личных усилий, был и остается весьма ограниченным. Реформация в России вызвала у первых не радость освобождения от тоталитарных и авторитарных пут, стягиваемых к тому же общинными традициями, а крушение чувства безопасности. Реакцией на это является повышенная агрессивность и раздражительность, которая усиливает синдром "бегства от свободы". В политическом сознании консервативно настроенных россиян частная собственность связывается не с социальной активностью, ответственностью, стремлением к развитию, а с эксплуатацией. Для западного консерватора важное значение имеют такие ценности, как кодекс чести, уважение к труду, сословная и профессиональная гордость. Российский консерватор органично и естественно воспринимает "солидарность" людей, которая была необходимым условием элементарного выживания многих из них. Именно "солидарность" является ключом к пониманию природы советского прошлого: коллективизма, духовности (идейности), долготерпения. Эти традиции, как считают российские консерваторы, начинают активно разрушаться, что и является источником переживаемых Россией трудностей. Консервативно настроенные избиратели отдают свои голоса коммунистам и близким им избирательным объединениям. Стабильной базой в основной массе избирателей у консерваторов являются жители сельских районов. Если в развитых странах именно сельское население является оплотом правых, консервативных (буржуазных) партий, то в России сельчане поддерживают левых, коммунистов. Это происходит потому, что либерализация с ее ценовой политикой резко ухудшила положение в селе по сравнению с городом. Контрреформы пытаются эту ситуацию обратить в свою пользу и оттолкнуть избирателей, где это возможно, от демократических партий. При этом консерваторы от компартии предлагают восстановить государственное регулирование и поддержку промышленности и сельского хозяйства, пересмотреть результаты приватизации. Реформы в современной России порождают не "государственного", а "частного" человека, т.е. озабоченного прежде всего собственным благополучием и благополучием своей семьи. Если курс реформ будет продолжен, то роль консервативных политических движений в России будет скорее ослабевать, нежели усиливаться. Реставраторские идеи (коммунистические или имперские) в состоянии будут объединить только 15-20% населения. Некоторые политологи при этом отмечают парадоксальную ситуацию: "Как политическое течение консерватизм не играл и не играет определяющей роли в политической жизни страны", при всем том, что "наше общество в самом глубоком смысле консервативно". (А. Щербинин, Н. Щербинина). ЛИТЕРАТУРА Консерватизм как течение общественной мысли и фактор общественного развития. Материалы "круглого стола" // Полис. 1995. № 4. Щербинин А.И., Щербинина Н.Г. Политический мир России. Томск, 1996. Кутковец Т.И., Клямкин И.М. Русские идеи // Полис. 1997. № 2. 109 Какова роль русского национализма в политической жизни современной России? Национализм - это система идейно-ценностных ориентации (смыслообразов), признающих приоритет национальной идеи в политической жизни общества. Национальная идея, как историческое предназначение нации, способна консолидировать общество, не взирая на имеющиеся в нем социальные и политические различия. Политическая жизнь в постсоветской России сегментирована, т.е. в ней присутствуют устойчивые идейно-политические блоки с поддерживающими их электоральными группами. Согласно исследованиям приблизительно 15% российских избирателей склонны поддержать политические идеи националистов (И. Клямкин, В. Лапкин). Русский национализм в генетико-культурном плане исходит из "духовной миссии" России по отношению к остальному миру. В нем отразились проективность духовности на политику и хилиастическое устремление "обустроить" общество на "традиционных" ценностях. Если европейский национализм политически состоятелен в мире конкурентной идеологической деятельности, то русскому национализму противопоказана политическая харизма. Он постепенно ищет альянса с государственностью, независимо в каких идейных ипостасях она выступает. Если европейский национализм допускает коммунитарность (общинную самоорганизацию) и апеллирует к индивидуальным и групповым интересам, то русскому национализму присущ антагонизм духа, "обремененного историей" государства, построенного на рационально-бюрократических принципах. Русский национализм так и не преодолел желание "мистифицировать" политические институты образца "вечевого устройства". Но как при этом совместить соборность и "государственность" в непротиворечивой политической программе? Если западный национализм не отрицает демократических ценностей, то русскому национализму демократия кажется господством "плутократии", "технократии", торжеством обывательской бездуховности. Антидемократизм русского национализма обусловлен господством в нем авторитарной традиции. В политических манифестах националистов присутствует лозунг "великой и неделимой России", который подразумевает сильную и ответственную государственность (державность), независимую (имеется в виду от внешних влияний) "национальную" экономику и защиту духовных ценностей нации. Следует различать "классическую" и "постклассическую" модели русского национализма. Для первой свойственна жесткая зависимость политической практики от идеологических ценностей и иерархичность в постановке и реализации идеологических целей. К разновидностям классической модели в России можно отнести этнический, патриархальный и державный национализм. Этнический национализм основывается на идее "кровного" родства и "врожденности" национальной идеи (РНЕ А. Баркашева, национал-республиканцы Н. Лысенко). Его сторонники, несмотря на малочисленность, стремятся к созданию военизированных дружин, выступают с экстремистских позиций под лозунгом "Россия для русского народа". Патриархальный национализм, уподобляющий нацию "большой семье", ссылается на общинные традиции русской деревни. Его идеалом является допетровская Россия. Представители этого течения ведут в основном просветительскую деятельность с целью национального воспитания. В политической практике они примыкают к НПС (Народно-патриотическому союзу России), играя роль "независимых интеллектуалов" (В. Распутин, В. Белов, И. Шафаревич), их трибуной является журнал "Наш современник". Особую позицию занимает писатель и общественный деятель А. Солженицын, который, в целом разделяя патриархальные ценности, противится любым политическим коалициям с наследниками коммунизма. Державный национализм (РНС А. Стерлигова, часть КПРФ с Г. Зюгановым). Идейным центром выступает фонд "Духовное наследие" (А. Подберезкин) и газета "духовной оппозиции" "Завтра" (А. Проханов). У этого национализма достаточно массовая социальная база (6-8 млн. избирателей), весьма мощный пропагандистский аппарат (около 100 региональных и местных изданий). Его сторонники проповедуют идею державы как безальтернативного типа российской государственности, основанной на мощном военном потенциале, жесткой вертикальной структуре государственной власти и приоритете управляемой государством экономики. Используется лозунг "соборности", приверженности русского народа православным традициям, социальной справедливости и "духу суверенности нации". Постклассический национализм в России интересен тем, что его идейно-ценностные компоненты эквивалентны прагматическим установкам. Действуя по принципу политической целесообразности, националистическая "постклассика" отражает сдвиг массового политического сознания в пользу "компромиссности". Политически влиятельными в ней являются национал-популизм и прагматический национализм. Возглавляемая В. Жириновским ЛДПР успешно сочетает классическую политическую риторику (идея "единой неделимой России") с национализмом, ориентированным на потребительские настроения российского общества. Национал-популизм, являясь рационализацией националистических чувств, опирается на люмпенизированные слои российского электората. В отличие от "эмоционально-манипулятивного" характера национал-популизма, в прагматическом национализме (Ю. Лужков, Ю. Скоков, А. Лебедь) просматривается тенденция к открытому диалогу с представителями иных идейно-политических течений. Его идейные ценности образуют "ткань" политической прагматики, национальные ценности используются для достижения желаемых политических результатов. Для прагматического национализма более характерна постидеологическая ситуация, когда снимаются границы явного идеологического противостояния и происходит "взаимная диффузия" идеологических ценностей, и под различными идеологическими целями скрывается однотипность политических интересов. В целом русский национализм раздроблен идейно и организационно. Постоянное соперничество различных националистических группировок не способствует расширению идеологического влияния национализма: сторонники национализма в российском электорате, как правило, не связывают свой политический выбор с политическими партиями, строго структурированными по идеологическому принципу (наглядное подтверждение - политическая неудача Русской партии). Прогнозы некоторых зарубежных политологов (А. Янов, Р. Пайпс) о возможности прихода в России к власти националистов нуждаются в уточнении. Так называемая третья сила (Ю. Лужков, А. Лебедь) склонна использовать идеологические ресурсы национализма для политической мобилизации электората, особенно национально-травмированные слои (вынужденные переселенцы, население "очагов" этнонациональной напряженности, державники-традиционалисты), но в целом, как показывает опыт националистического руководства (Индонезия, Ирландия), тезис "самоценности национальной идеи" может сочетаться с либеральным экономическим курсом и прагматизмом во внешней политике. Идеологическая ситуация в современной России способствует маргинализации "реликтовых" форм национализма, эволюционируя к широким идейно-политическим альянсам (коммунисты-державники, национал-либералы, национал-демократы). В силу исторического наследия и внутрисистемной расколотости национализм приобретает характер "перманентной духовной оппозиции", сосредоточившись на критике "внутренних" и "внешних" врагов нации. Конструктивные политические интенции русского национализма маловероятны, и он обречен на "сателлитную" роль российской политической жизни. ЛИТЕРАТУРА Дегтярев А.К. Национализм как идеологический генотип. Ростов н/Д, 1997. Миллер А. Национализм как фактор развития // Общественные науки и современность. 1995. № 1. Ян С. Демократия и национализм - единство или противоречие? // Полис 1996. №1. 110 В чем проявляется утопизм массового политического сознания в современной России? Под утопизмом в политическом сознании подразумевают систему трансцендентного знания о желаемом политическом устройстве общества, которое не может быть достигнуто в данных исторических условиях. Содержательно политические утопии устремлены в будущее, функционально они являются критикой современной политической реальности. Утопизм массового сознания всегда связан с социальными надеждами, что позволяет людям выживать в сложных жизненных ситуациях. В любом политическом сознании содержатся элементы утопичности. В современном демократическом обществе политические утопии возникают в силу того, что определенные политические проекты нельзя реализовать не вообще, а именно в данной ситуации. Вместе с тем утопическое сознание масс в условиях демократии может существенно деформировать политику, порождая популистские настроения. В недемократических обществах утопии могут превратиться в серьезную угрозу существованию самого общества, особенно в том случае, если их реализация осуществляется при помощи политического насилия. Российские реформы, не давшие тех результатов, на которые надеялись, можно считать следствием утопического сознания политической элиты. В советскую эпоху основу массового политического сознания составлял вульгарный марксизм. Реформирование России привело к официальной его отмене. Монистическое политическое сознание уступило место плюралистическому. Об этом свидетельствуют результаты выборов в Государственную Думу, не давшие сколько-нибудь заметного перевеса ни одной из влиятельных в России политических сил. Эти выборы, а также выборы Президента Российской Федерации позволяют утверждать, что значительная часть российского электората (около 80%) отрицательно относятся к советскому тоталитаризму. В массовом политическом сознании сложился его негативный образ и возникла установка на преодоление тоталитаризма. В то же время исследования последних лет показали возрастание в массовом сознании приватных ценностей, что свидетельствует об установке жить вопреки насильственному воздействию политической структуры, причем лучше, чем она позволяет это делать официально. На этой основе сложился такой стереотип массового политического поведения в России, как уклонение от взаимодействия с государством. Большинство россиян ничего хорошего от современных властей не ждет, поэтому разрешение многих социальных противоречий предпочитает осуществлять вне политической сферы. Такой стереотип порождает политическую пассивность населения. Но эта пассивность в качестве феномена массового сознания порождает синдром ожидания и невмешательства в дела государства. В массовом политическом сознании сильны представления о том, что все "беды" в России от "властей" и если власть поменять, то все образуется. В то же время политическая пассивность населения лишает власть обратной связи с обществом, нейтрализует политическое противостояние, которое ограждало бы общество от политических заблуждений. Ухудшение материального благосостояния основной массы населения и последствия деградации рабочей силы воспроизводят иждивенческие моменты в его поведении. Наемные рабочие в России не проявляют "пассионарности" в новых социальных условиях. Их сознание не позволяет увеличить эффективность производительности труда, а без этого нельзя создать нормальные рыночные отношения в стране. Таким образом, основным моментом утопичности массового политического сознания в современной России является убеждение населения в том, что успеха можно добиться без политической и гражданской активности, без сознательного отношения к процессам реформ. При сохранении подобных утопических установок массового сознания политический режим будет без конца делить и перераспределять общественное богатство, которое при этом будет "таинственно исчезать", а условием существования России будет, в лучшем случае, хищническое потребление уникальных природных ресурсов, что означает лишение страны ее будущего. ЛИТЕРАТУРА Ануфриев Е., Лесная Л. Российский менталитет как социально-политический феномен //Социально-политический журнал. 1997. №3. ОдайникВ. Психология политики. М.,1996 Тарасов А. "Средний класс" и "мещанский рай" // Свободная мысль 1998 № 1. 111 Каковы особенности политического менталитета в современной России? Существуют различные трактовки политического менталитета: это и представления и убеждения, присущие определенной социальной общности, это и совокупность установок, которые предполагают активное восприятие окружающей действительности как на уровне отдельной социальной общности, так и ее субъектов; это и особого рода конструкт "коллективного бессознательного". Понятию "политический менталитет" близки такие понятия, как "картина политического мира" и "политическое сознание". Картина политического мира" включает как знания теоретического характера, так и знания, вытекающие из повседневного опыта, а также ценностные ориентации политических субъектов. Политическое сознание - это не только научные теоретические знания, но и представления, возникшие в ходе осознания повседневной жизни. Политический менталитет связан с опытом, повседневной жизнью и включает в себя: 1) представления о политической реальности; 2) ценностные политические ориентации, носящие как осознанный, так и неосознанный характер; 3) политические установки, стихийные предрасположенности особым образом реагировать на политическую ситуацию. Различные социальные общности в России обладают собственным политическим менталитетом. Однако существуют и некоторые базовые представления, ценности и установки, присущие на уровне повседневности значительной части российского общества. В российском политическом менталитете доминирует определенный образ государственной власти. Если базовой метафорой власти на Западе является "договор", на основе которого общество на определенных условиях поручает ей выполнение оговоренных функций, то базовой метафорой государственной власти в российской традиции выступает "семья". Народ ("земля") не столько поручают власти выполнение каких-либо функций, сколько ей свою судьбу. Это отношение включает в себя неискоренимый элемент полицеизма со стороны государственной власти с такими его смысловыми составляющими, как "контроль" и "забота", "опека" и "наставление". На этой основе в российском политическом менталитете утвердился в качестве ценности и базовой установки патернализм. Государственное попечительство рассматривается как "благо" и обязанность властей перед обществом (народом). Вместе с тем патернализм, порождая иждивенческие настроения в обществе и приучая его к пассивному выжиданию, ослабляет самостоятельную энергию частных лиц. В качестве идеала государственной власти российский политический менталитет санкционирует в первую очередь власть единоличную (ответственную), сильную (авторитетную) и справедливую (нравственную). Этот "образ" власти ориентирован на умеренный авторитарный идеал, который всегда сочетается с коллективным демократизмом охлократического толка. В силу этого в политическом менталитете сложилось двоякое отношение к авторитету. С одной стороны, - вера в авторитет, часто наделяемый харизматическими чертами, и, соответственно, ожидание от него "чуда", сопровождаемое постоянной готовностью подчиняться авторитету. С другой - убеждение в том, что авторитет сам должен служить "общему делу", национально-государственной идее. Отсюда направленность российского политического менталитета на контроль за деятельностью авторитета через постоянное соотнесение ее с "общим делом", которое сообща переживается людьми. Если авторитет осуществляет деятельность вразрез с этими переживаниями, то его образ меркнет, и авторитета, как правило, свергают, а иногда и жестоко с ним расправляются. Вот почему политические лидеры в России, уходя в отставку, вначале подвергаются резкой критике, а затем погружаются в политическое небытие. Для российского политического менталитета характерным является культ государственной власти, преклонение перед ней как воплощением силы и господства. Такая фетишизация государственной власти порождает этатизм, причем не в западном, а, скорее, в восточном смысле. Этатизм основывается на том, что российское государство, наделяющееся сверхъестественными свойствами, и рационально воспринимается как "демиург" российской действительности. В российском политическом менталитете государство отождествляется с большой семьей. Отсюда вытекает понимание общенародного единства как духовного родства и стремление заменить бездушные правовые нормы нравственными ценностями. С этой точки зрения характер отношения государства и индивида в России в отличие, например, от Запада определяется не столько соглашением подданных и государственной власти в соблюдении законов, сколько молчаливым сговором о безнаказанности при их нарушении. В российском политическом менталитете государственная власть ставится выше закона, что формирует такую политическую установку, как неверие в закон в качестве воплощений справедливости и средства борьбы со злом. Примат государства над законом порождает, с одной стороны, правовой нигилизм и произвол, а с другой - терпимость русского человека и страсть к порядку. Об этом свидетельствуют данные изучения ценностных ориентации россиян, проведенные в последние годы различными научно-исследовательскими институтами. По этим данным, около 80% россиян рассматривают "правовое государство, в котором люди уважают закон и правопорядок, как важнейшую предпосылку выхода из кризиса". Однако столь высокий процент еще не означает, что правовое государство является для большинства россиян социальной ценностью. Здесь мы сталкиваемся с известной "коллизией", описанной в специальной литературе: с одной стороны, наблюдается механическое признание принципов правового государства, с другой - отчуждение граждан от законов. Об этом свидетельствует отношение россиян к закону и государству, понимание ими социальной справедливости, личных прав и свобод. Согласно исследованиям, две трети населения, понимая необходимость неких общих правил, "готовы соблюдать законы, даже если они устарели, но только при том условии, что это делают и сами представители органов власти"; половина россиян согласна с тем, что "не так важно, соответствует что-либо закону или нет - главное, чтобы это было справедливо". И только каждый пятый считает, что "закон должен иметь приоритет". Различные социальные группы по-разному понимают сущность социальной справедливости: около 1 /З населения - материально-уравнительно, т.е. выступают в поддержку общества равных доходов и, соответственно, испытывают негативные эмоции по отношению к разбогатевшим за последние годы людям; 2/3 - выступают в поддержку общества равных возможностей, но при этом половина из них считает, что государство должно создавать не только равные стартовые возможности, но и оказывать поддержку тем, кто эти возможности реализовать не может. Эти данные свидетельствуют о том, что треть россиян в явной и треть в скрытой форме ориентированы не на правовой, а на патерналистский тип государственности. Более половины граждан современной России обладают гражданским правосознанием, около одной трети - этатистским, одна пятая - собственно "правовым" правосознанием. Для гражданского правосознания характерно формальное признание принципов правового государства на фоне правового нигилизма и неправомерного общественного поведения. Это правосознание исходит из того, что нормы права выше закона, из которых сам закон черпает обязательную силу. Однако нормы такого положительного права помимо закона и обычая могут формироваться не только законами и обычаями, но и путем общественного провозглашения. Такой экстраординарный источник права активизируется в нестабильных политических ситуациях, когда нормы, провозглашенные небольшой группой или даже отдельным лидером, соответствуют общественному правосознанию. Для людей с этатистским правосознанием ярко выражено стремление к патернализму, ожидание постоянной помощи со стороны государства в решении не только жизненно важных, но и приватных проблем. Они постоянно перекладывают ответственность за свою судьбу на государство. Этатистское правосознание основано на традиционном представлении о праве, согласно которому право есть не что иное, как продукт воли государства, предписание государственной власти. Такое правосознание признает любой закон, изданный государством (даже если он не соответствует наличной системе права) в качестве безусловного для исполнения предписания. "Правовое" правосознание признает законотворческую деятельность только в рамках существующей правовой системы и потому различает правовые законы и неправовые. Для людей с правовым правосознанием характерна ориентация при решении своих проблем прежде всего на собственные силы, убеждение, что можно самому управлять своей судьбой, спокойное отношение к социальной дифференциации и в целом положительное ношение к "новым русским". Социальная справедливость интерпретируется ими как "равенство возможностей". В этом плане правосознание ближе к западному, среди них больше всего демократов, сторонников радикальных рыночных реформ. В российском политическом менталитете базовой ценностью выступает порядок. Это обусловлено тем, что в социоцентристском российском обществе наряду с установкой "быть как все" доминирует принцип: "запрещено все, что не разрешено". В силу этого большинство россиян чувствуют себя комфортно лишь в ситуации определенности, где существуют конкретные прения, что и как делать. Ситуация неопределенности, где "разрешено все что не запрещено", и допускается свобода выбора и свобода действий, раздражает. Такая ситуация оценивается в российском обществе как "непорядок". В российском политическом менталитете "порядок" ассоциируется с наличием определенных социальных предписаний, как жить. Социальные предписания, или нормы, существуют в любом обществе, однако в социоцентристском обществе они носят тотальный и универсальный характер. В российском обществе эти предписания наделяются еще и политическим смыслом: тот или иной способ жизнедеятельности должен быть разрешен "сверху" инструкциями, стандартами, законами и т.д. Социально-политические предписания должны касаться всех сторон жизни человека, чем больше предписаний, чем шире сфера их деятельности, чем сильнее они ограничивают каждого человека, чем меньше у него свободы выбора - тем больше порядка в обществе. Поэтому " российском менталитете социальный порядок неразрывно связывается с государством, роль которого и состоит в "упорядочении" всех общественных отношений. Чем больше государство издаёт разного рода законов и инструкций, принимает постановлений и решений, чем детальней регламентирует они все стороны жизни общества и индивида, тем твёрже и надёжнее кажется русскому человеку порядок. "Страсть к порядку", сопряжённая в российском политическом менталитете с этатизмом, порождает в нём, с одной стороны, антиличностную установку, а с другой стороны - готовность всегда поддерживать государственную власть в деле " наведения порядка". ЛИТЕРАТУРА Иванов В.Н., Назаров М.М. Политическая ментальность: опыт и перспективы исследования / / Социально-политический журнал.1998.№2. Лапин Н.И. Модернизация базовых ценностей россиян ( Специфика сознания больших групп населения России).М.,1997. Как выглядит "человек политический" современной России? "Политический человек" - это категория политической антропологии, выражающая ансамбль наиболее устойчивых кодов политической мысли и поведения в рамках данной политической культуры. Политический человек России - это лицо без национальности (российская нация - дело счастливого будущего), однако вполне реальное, сформированное единой исторической судьбой населявших Россию народов, единым для них историческим временем и пространством, а также русским языком как средством межэтнического общения. В течение последних столетий российский "политический человек" формировался в иных условиях, нежели западноевропейский "политический человек", в условиях безраздельного господства государственного начала в общественной жизни. Россия не пережила цивилизационных сдвигов Реформации и Просвещения, что во многом способствовало консервации в ее культурно-политическом "генофонде" коллективно-архаических стереотипов мысли и действия, нашедших выражение в таких специфических российских понятиях, как "народность", "самодержавие", "соборность" и т.п. Известная архаичность российского политического человека объясняет его склонность к политической магии, связанной с фетишизацией идей-доктрин и верховных политических лидеров. Это выражается в частых оценках политических реалий по принципу бинарных оппозиций: свои - чужие, Запад - Россия, справедливое - несправедливое и т.п. Сакрально-игровой момент российской политической культуры выражается также в мифолюбии, в поисках мессианских идей, в исключительной символичности всей политической жизни. При этом многие политические драмы, как правило, рождаются и умирают в сознании или, с поправкой на современность, в "виртуальной реальности", создаваемой СМИ, не перетекая в реальные политические действия. Это неизбежно мистифицирует политический процесс в глазах российского "политического человека". Власть неизбежно представляется ему столь же священной и непостижимой, как и господство Творца; соответственно, влиять на такую власть кажется делом абсурдным, - как и влиять на Бога. Поэтому российскому политическому человеку остается лишь надеяться на милость Божию (да на "монаршью волю" или торжество "законов истории"). "Политический человек" России принимает власть прежде всего "из моральных соображений"; если существующая власть в его глазах морально оправдана, он будет стоять за нее насмерть. Моральность власти для российского "политического человека" - это вопрос веры, а не результат правовой экспертизы. Надо много настрадаться в грехе или подвиге, чтобы получить в России долгосрочный моральный кредит на власть. Недовольство российского "политического человека" отнюдь не случайно прорывается время от времени в бунтах, "неистовых и беспощадных". Только продолжительный террор и физическое обнищание широких масс населения, причем обнищание в крайних его формах (угроза голода), способны подвинуть российского политического человека к актам открытого неповиновения властям. Возмущения же, связанные с сознанием повседневной несправедливости и криминальности власти, рождаются и умирают только в сознании российского человека; они как бы недостаточно драматичны, чтобы ставить ребром политические вопросы. Символическими глушителями повседневного недовольства выступают при этом вера в доброго царя (генсека, президента), окруженного злыми "демонами-помощниками, но - слава Богу! - наделенному тоже сверхъестественными качествами; вечные "происки мировой закулисы"; отсутствие потребности в правовой экспертизе деятельности вождя, коль скоро тот принародно покаялся и поклялся "отныне все творить по справедливости"; наступающее после этого "всеобщее лобызание" верхов и низов общества с успехом заменяет ему бюрократическую волокиту следственных органов. Особая символичность в поведении российского "политического человека" объясняет его продолжительное балансирование "на грани бунта" даже в наиболее кризисные (смутные) моменты российской истории. Но это лишь означает, что символический статус социальных конфликтов вовсе не разрешает их, а только загоняет вглубь бессознательного, накапливая тем самым потенциал недовольства у российского "политического человека". Поэтому не следует рассматривать его терпеливость, особенно в кризисную эпоху, как признак уравновешенности и предсказуемости и уж, тем более, как результат превращения российского "политического человека" в субъекта гражданского общества, органически впитавшего либерально-индивидуалистические ценности рациональной политической культуры. ЛИТЕРАТУРА Щербина Н.Г. Архаика в российской политической культуре // Политиче- ские исследования. 1997. № 5. Махлаев А.В. О русском национальном характере // Социально-политиче- ский журнал. 1996. №4. Мостовая И.В., Скорин А.П. Архетипы и ориентиры российской ментально-сти // Политические исследования. 1995. №4. 113 Каким изменениям подвергся "политический человек." в России? Далеко не всегда и не во всем оказывались тщетными попытки модернизировать Россию. Верно подмечено, что Петр I обрил боярам бороды и те не отрастили их вновь. Но верно и то, что модернизационный процесс в России уже изначально принял весьма проблематичную форму "варварской борьбы против варварства". И петровские реформы, и сталинское социалистическое строительство, добившись впечатляющих успехов в административно-техническом перевооружении страны, по сути мало что изменили в самом "политическом человеке" России. Преимущество большевизма, по сравнению с другими крайними партиям, состояло не столько в особой "кровожадности" большевиков, сколько именно в том, что им удалось соединить элементы традиционной российской политической культуры ("Москва - Третий Рим", "православие - самодержавие - народность", патернализм и клиентелизм, общинность и т.д.) со стратегией модернизации (индустриализация, бюрократизация, всеобщая грамотность, социальная мобильность и т.п.). По остроумному замечанию Н. Бердяева, "вместо Третьего Рима в России удалось осуществить Третий Интернационал, и на Третий Интернационал перешли многие черты Третьего Рима". Из сказанного отнюдь не следует, что "советский народ" был исключительно фантастической реальностью. Как раз, напротив, именно благодаря укорененности в традиционной политической культуре России стало возможным появление и существование своеобразной советской субцивилизации, со своим homo sovieticus. Распад СССР стал для многих его граждан сильнейшим культурно-антропологическим шоком, так как в действительности коммунизм был для миллионов людей национальным мобилизующим мифом, сообразно с которым люди строили свои жизненные стратегии как граждане великой державы. Если внимательно присмотреться к советскому человеку post factum, то в нем можно немало увидеть от политического человека России. К примеру, советский интернационализм был во многом лишь модификацией своеобразного русского национализма, с его открытостью по отношению к другим этносам и культурам, с его космополитизмом и эклектичностью. Традиционный русский национализм носил по преимуществу идеально-символический, а не расово-биологический характер; для него не был типичен "священный эгоизм наций" (Муссолини), враждебно настроенный ко всем иноверцам. Одним из свидетельств того, что коммунистическая идея в качестве официальной советской идеологии лишь занимала место "идеи русской", не производя перекодировки российского "политического человека", является ныне национал-коммунистическая программа КПРФ, открыто отождествившая официальные идеологии "красной" и "белой" России. Не следует обольщаться и перспективами быстрой модернизации современного "политического человека" России. В отличие от советского периода, воспроизведение стереотипов традиционной политической культуры ныне происходит в тех же величинах, но с обратным знаком: даже антисоциалистическая по содержанию приватизация госсобственности воспроизводит традиционную в России систему власти-собственности, когда политическая власть выступает условием личного обогащения, и наоборот. Не случайно поэтому "политический человек" России остается долготерпимым и к массовым конфискациям в ходе денежных реформ, и к скандальной "ваучеризации", и к хроническим невыплатам зарплаты - ведь при сохранении системы власти-собственности настоящее уважение прав частного собственника оказывается невозможным. В ходе модернизации современной России можно выделить два важнейших фактора консервации традиционной политической культуры. Во-первых, многие ключевые позиции в политике и экономике продолжают занимать представители бывшей партноменклатуры с их традиционной политической культурой. Во-вторых, значительная часть политической и экономической жизни протекает в теневых структурах путем закулисных политических сделок или подпольного бизнеса, т.е. в обход институтов рыночной экономики и правового государства. В ходе своей модернизации постсоветская Россия вовсе не обречена на превращение в агрегат враждующих этносов, а российский политический человек - на медленное, но верное угасание. Сейчас, можно сказать, идет как бы операция на его открытом культурно-антропологическом "генофонде", когда все традиционные "коды", заглушенные советским тоталитаризмом, реанимируются и начинают играть свою независимую партию, образуя в итоге далеко не благозвучный ансамбль. Эти культурно-антропологические коды не просто влияют на политическую реальность в России, они весьма жестко ее задают. В этом смысле успех операции на открытом "генофонде" российского "политического человека" в немалой степени будет зависеть от мастерства и целей "оперирующих" политиков. В любом случае евразийское богатство политического "генофонда" российского человека - это не только фактор риска, но и уникальный шанс обрести действительно жизнеспособный синтез традиционной и современной политических культур. ЛИТЕРАТУРА Кара-Мурза А.А. "Новое варварство" как проблема российской цивилизации. М.,1995. Левада Ю.А. "Человек советский" пять лет спустя: 1989-1994 гг. (предварительные итоги сравнительного исследования) // Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения. 1995. № 1. Модернизация в России и конфликт ценностей. М., 1994. Каков сегодня молодой "политический человек" России? Молодой "политический человек" в современной России уже во многом свободен от специфических черт тоталитарного homo sovieticus , но это еще не делает его, homo occiduus (западным человеком). Молодой "политический человек" современной России настроен гораздо оптимистичнее по отношению к реформам, чем его старшие соотечественники. В массе своей молодежь поддерживает партию власти, но не потому, что та их морально устраивает, а скорее из страха перед символической "красной угрозой", а также из символической надежды, что власть сможет модернизировать страну на путях рынка и демократических свобод. Согласно социологическим опросам, молодые люди оценивают макросоциальную ситуацию в стране как довольно критическую (в терминах "распад", "кризис", "выживание" и т.п.), тогда как свое положение - в целом удовлетворительно. Этот парадокс объясняется прежде всего возрастными особенностями молодежной психики. Молодые утверждаются в конфликте с ценностями отцов. Эти ценности молодежь может без сожаления отбросить и последовать за другими только потому, что они совершенно не похожи на старые. Историческая память современных молодых россиян значительно атрофирована и релятивизирована. Их идеологические предпочтения не носят характера глубоких убеждений, но строятся случайно-мозаичным образом, т.е. в зависимости от успеха или неудачи их индивидуальных стратегий выживания. Таким образом, политическое сознание молодых полностью обслуживает их личное выживание в абсурдно-хаотичном, неустойчивом социальном мире. Молодые люди стремятся, однако, устроиться в этом мире максимально комфортно и смотрят в будущее со свойственным их возрасту оптимизмом. Свою жизнь они воспринимают как игру, а именно как рискованное, но забавное приключение в дебрях отечественного рынка. Эта опасная игра одновременно служит для них своего рода "виртуальной реальностью", в которую можно уйти от "бездоходных" размышлений о глобальных проблемах современности. Между тем именно эти проблемы больше всего затрагивают стратегические интересы молодых. Отсутствие видимой перспективы развития общества, равно как и возможность глобальной ческой катастрофы, уменьшают жизненные шансы прежде всего молодого поколения. Однако символическая реальность, создаваемая отечественными СМИ, скорее успокаивает, чем тревожит молодые головы. Это способствует культивированию у молодежи безбрежного конформизма и политической пассивности. Аполитичность молодых, занятых претворением в жизнь лозунга партии власти "Обогащайтесь!", расценивается самой властью как символ "новой, свободной России", - довольной и нормальной, радикально порвавшей с тупиковыми ценностями "отцов". В культурно-антропологическом плане это, однако, лишь воспроизводит ситуацию советской эпохи 20-х гг., когда напористость молодых львов", также выступая символом "новой, свободной России", сознательно культивировалась властью как антитеза рабским" идеалам старшего поколения. На самом деле за аполитичной энергичностью нынешних молодых отнюдь не всегда стоят либерально-демократические Убеждения. Часто это - лишь сиюминутная удовлетворенность своим материальным положением, к тому же за счет социального статуса родителей. Свидетельством того, что политическая пассивность молодых россиян еще не может считаться признаком их удовлетворенности политической ситуацией, является, с одной стороны, продолжающееся бегство капиталов и умов из "новой" России, а с другой - отмечаемое учеными политическое поправение молодежной андеграундной культуры. Эта эстетическая политизация молодых формально выглядит тоже как их аполитичность, как неучастие в непрямых, институализированных формах политики. Однако не будем забывать уже не раз доказанную Новейшей историей истину: кто сегодня игнорирует выборы, завтра может предпочесть баррикады. В целом для молодого "политического человека" России идеал личной свободы обладает по преимуществу символической реальностью, так как в условиях дикого капитализма он реализуется не в форме законопослушного поведения граждан правового государства, а в виде напористости "молодого зверя", с его правовым и моральным нигилизмом. Такой разрыв между символом и реальностью толерируется, однако, молодыми уже в силу символических традиций русской политической культуры. В этом же направлении действуют и другие факторы: символизация (эстетизация) политической действительности посредством государственного регулирования деятельности СМИ; свобода слова и общественно-культуральный плюрализм; возможность для молодых приложить свои способности в сфере теневого бизнеса. Таким образом, с одной стороны, нет оснований драматизировать относительно спокойное состояние современной российской молодежи, поскольку ее радикальный разрыв с тоталитарным прошлым страны еще не выводит ее за рамки традиционной политической культуры российского человека. С другой стороны, полуофициальный миф о чудесной революционно-преобразующей силе молодых в действительности является ложной стратегией власти, уводящей от сосредоточенности на более важной для современной России теме: на выработке эффективной идеологии и программы модернизации страны, где были бы четко указаны стратегии выживания - как для "отцов", так и для "детей" России. Без такой программной идеологии молодежь рискует осознать себя не только поколением без прошлого, но и поколением без будущего, и тогда местом выражения ее недюжинных эмоций могут стать не дискотеки и бары, а факельные шествия и "разливной террор". ЛИТЕРАТУРА Козлова О.Н. Молодёжь России в 90-е годы / / Социально-политический журнал.1997.№3. Дунаев С. Антиполитика - выход для радикалов / / Свободная мысль.1996.№7. Салиев Р.З. Идеология и ценностные ориентации молодёжи / / Социологические исследования.1997.№8. 115 Каковы конституционные основы политических прав и обязанностей граждан Российской Федерации? Правовое оформление и фактическое осуществление всех прав и включая политические, неразрывно связаны с понятием гражданина. Под гражданином подразумевается лицо, принадлежащее на правовой основе к определенному государству. Гражданин имеет определённую правоспособность, наделяется правами, свободами и обязанностями. Конституции Российской Федерации указывается, что каждый грражданин обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности. Российские граждане по сравнению с другими лицами, законно находящимися на территории России, наделены правами в сфере осуществления политической власти, так как только гражданам Российской Федерации принадлежат политические права и свободы. Политические права - это мера возможного поведения гражданина по вопросу осуществления политической власти. Отличительной чертой всех политических прав является то, что они непосредственно связаны с организацией и осуществлением политической власти в государстве, обладая при этом ярко выраженным политическим содержанием. Можно выделить следующие конституционные основы политических прав и свобод граждан в Российской Федерации: 1) политические права являются средством осуществления народовластия в России. Политические права связаны с различными проявлениями политической власти в Российской Федерации; 2) политические права являются конкретным, законодательно Урегулированным способом привлечения каждого российского гражданина к осуществлению политического народовластия, при котором граждане как носители этих прав выступают в качестве активных участников политической жизни; 3) политические права принадлежат исключительно гражданам России, что позволяет им участвовать в управлении государственными и общественными делами по вопросу о формировании как органов государственной власти, так и органов местного самоуправления. Правовое положение граждан в обществе и государстве определяется не только наличием политических прав, но и совокупностью политических обязанностей в их конституционной форме. Политическая обязанность - мера должного поведения гражданина в государстве. Политические обязанности российских граждан закреплены в Конституции, что позволяет рассматривать их как конституционные, т.е. выраженные в конституционно-правовых нормах притязания со стороны государства к поведению любых лиц, находящихся на его территории, либо только к поведению граждан данного государства. В Конституции Российской Федерации закреплены следующие политические права и обязанности граждан: 1) право граждан Российской Федерации на участие в управлении государственными и общественными делами. Сюда входят права, обеспечивающие участие граждан в формировании органов государственной власти; на участие в референдуме и других формах прямой (непосредственной) демократии; на осуществление местного самоуправления; на равный доступ к государственной и муниципальной службе; на участие в отправлении правосудия; 2) право обращения в органы государственной власти и органы местного самоуправления; 3) право на объединение; 4) право проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования. Политические права закреплены в российском конституционном законодательстве в соответствии с нормами международного права. Ограничения этих прав возможны лишь в той степени, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Конституция Российской Федерации в соответствии с нормами международного права решает вопрос о политических обязанностях российских граждан. Среди них можно выделить: 1) обязанность соблюдать Конституцию России и другие законы; 2) обязанность по защите Отечества, которая приобретает особое значение и определяется как "долг и обязанность гражданина Российской Федерации". Одновременно устанавливается обязанность по несению военной службы, закрепляется право на ее замену альтернативной гражданской службой, если убеждениям и вероисповеданию гражданина России противоречит несение воинской службы. Подобные вопросы детально регламентируются Законом "О воинской обязанности и военной службе" (от 11 февраля 1993 г.). ЛИТЕРАТУРА Конституция Российской Федерации. М., 1993. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М., 1996. Конституционное право зарубежных стран. М., 1996. 116 Как реализуются политические права граждан в России? Политические права являются одной из разновидностей целой системы прав, принадлежащих гражданину в России. Те права, которые принято считать политическими, были сформулированы еще в эпоху буржуазно-демократических революций и закрепляются в различных международно-правовых актах. Можно выделить целый ряд особенностей законодательного оформления политических прав граждан в России. 1. В Конституции Российской Федерации признаются и гарантируются права гражданина, включая политические, согласно общепризнанным принципам и нормам международного нрава, следовательно, на российской территории должны соблюдаться Всеобщая Декларация прав человека и иные конвенции о правах. 2. Признание государством политических прав гражданина означает обязанность государства утвердить эти права в своем законодательстве, предпочтительно в Конституции. 3. Закрепление политических прав в Конституции Российской Федерации позволяет рассматривать их как основные. Исходя из этого политические права нельзя делить на более или менее значимые. 4. Политические права являются неотчуждаемыми. Поэтому они не могут быть ограничены государством без указания оснований их ограничении. 5. Политические права являются непосредственно действующими, так как они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. В силу этого обстоятельства Конституция Российской Федерации может применяться непосредственно при осуществлении правосудия по вопросу о реализации политических прав граждан. Реальное или фактическое осуществление политических прав и совокупность гарантий, позволяющих их реализовывать, зависит не только от существующих предписаний норм права, но и от ряда различных факторов: правового сознания граждан, их менталитета, особенностей функционирования властных структур, традиций, верований, обычаев. Гарантии, которые содержатся в Конституции по обеспечению политических прав российских граждан, должны соответствовать реальным социально-политическим условиям в государстве. Гарантом обеспечения политических прав граждан в России выступает Президент Российской Федерации, российский народ, Уполномоченный по правам человека, избираемый среди депутатов Государственной Думы. На практике политические права граждан часто нарушаются. Особенно это касается политического права избирать и быть избранным как в государственные, так и в органы негосударственной власти, а также право участия в референдуме. Так, при проведении кандидатами предвыборной агитации наблюдается злоупотребление служебным положением (самореклама, незаконное использование бюджетных средств, привлечение незаконных источников финансирования). В законодательстве о выборах нет четких критериев для признания выборов недействительными. Более того, даже в случае обнаружения серьезных нарушений законодательства признать выборы недействительными практически невозможно, если только нарушения не касаются фиксирования результатов волеизъявления, подсчета голосов и определения результатов выборов. В средствах массовой информацией иногда можно встретить утверждение, что к управлению государством нельзя допускать всех граждан без исключения. С правовой точки зрения это утверждение является некорректным, так как подразумевается попрание политического права граждан участвовать в управлении делами государства. Просматривается также тенденция со стороны некоторых учреждений государственной власти отказать определенным категориям граждан в таком важнейшем политическом праве, как быть избранным. Для большинства государственных служащих в силу особенностей их политического менталитета непривычно действовать, основываясь на законе, тем более на Конституции, которая, как правило, воспринимается как "торжественная декларация". Для многих российских граждан Конституция также носит "декоративный" характер, а для некоторых - изданием, которое можно пролистать на досуге. Проявлением подобного конституционного нигилизма выступает образное выражение, что "Конституция Конституцией, но для руководителя есть инструкция". Основным гарантом совокупности политических прав должна выступать такая система политического народовластия, которая бы органически сочеталась с особенностями российского менталитета и основывалась на праве. Ограничения политических прав должны быть продиктованы не только соображениями политической конъюнктуры, а требованиями обеспечить безопасность государства и осуществление политических прав российских граждан. ЛИТЕРАТУРА Дмитриев Ю.А., Черемных Г.Г. Судебная власть в механизме разделения властей и защите прав и свобод человека // Государство и право. 1997. №8. Конституция Российской Федерации. М., 1993. Коваленко А.И. Конституционное право России. М,, 1997. 117 В чем состоит специфика политического процесса в современной России? Политический процесс - это взаимодействие и деятельность политических субъектов, включенных в динамику практически-политических отношений. В политическом процессе нашли отражение как старые, так и новые явления, объективные и субъективные факторы, которые накладываются друг на друга и свидетельствуют о незрелости становящихся демократических отношений. Поэтому политический процесс в России развивается противоречиво и разнопланово. В нем можно обнаружить противоположные черты, например, тоталитарные, авторитарные и в меньшей степени демократические типы политического поведения. Если в советскую эпоху результаты политического процесса были известны заранее, ибо планировались одной политической силой - коммунистической партией, - то политический процесс в современной России плюралистичен. Вместе с тем всем субъектам российского политического процесса (государство, политические партии, СМИ, группы давления, региональные элиты, политические кланы и др.) находятся в состоянии неустойчивости и неопределенности. Следствием этого является дезинтеграция государства, усиление его корпоративности, ослабление центров государственной власти, преобладание в деятельности партии ситуативных интересов партийной олигархии, переход некоторых функций политических партий группам давления, рост влияния политических кланов. В силу незрелости становящегося гражданского общества политический процесс в России слабо структурирован: граждане, социальные общности еще не осознали в достаточной мере свои индивидуальные и коллективные интересы, не выработали совместных целей и не определили свои социально-политические статусы. Они еще не стали политическими субъектами и находятся на стадии протополитического развития. Отсюда вытекает одна из особенностей российского политического процесса. Поскольку в политику вовлекаются многие субъекты, не достигшие в своей социальной зрелости политической образованности, компетентности, то данные субъекты просто не понимают необходимости в компромиссах, соглашениях, уступках, согласовании различных интересов. Они привносят в российский политический процесс "дух" конфликта, амбициозность, стремление считаться только со своими интересами. Если культура политического компромисса отсутствует, не осознается необходимость формирования и осуществления общих интересов в политическом процессе, то последний теряет качество интегративности. В российском политическом процессе в настоящее время превалирует стремление разных субъектов реализовывать свои корпоративные интересы без учета общефедеральных интересов. При этом возрастает роль периферийных политических процессов, затрагивающих отдельные изменения в политической системе регионов, структуре органов местного самоуправления. Слабое правовое обеспечение периферийного и базового политических процессов может привести к разрушению единого пространства государственного "поля" России, к трансформации федерации в конфедерацию. ЛИТЕРАТУРА Ильин М.В. Ритмы и масштабы перемен (о понятиях "процесс", "изменение" и "развитие" в политологи) // Политические исследования. 1993. № 2. Тихонова Н.Е. Мировоззренческие ценности и политический процесс в России / / Общественные науки и современность. 1996. № 4. Холмская М. Политический процесс и становление многопартийной системы // Власть. 1996. №4. 118 Чем политический процесс в России отличается от политического процесса в других странах? Политический процесс любого общества основывается на традициях, опыте, политической культуре, организационных, управленческих, финансовых, социальных и иных факторах, которые носят внешний и внутренний характер. Политический процесс в России сильно отличается от политического процесса в других странах. По мнению некоторых ученых, основными чертами политического процесса в России являются: высокая степень зависимости от глубинных исторических традиций, обусловленных приматом государственного начала; инерционность в пору "спокойного" развития; хроническая, перманентная несбалансированность, конфронтационность; обоюдная неуступчивость и маргинальность ведущих политическую борьбу "верхов" и "низов"; высокая степень персонифицированности политических отношений; резкая смена циклов и ритмов политического процесса, вызываемая внешне неожиданными перепадами социального тонуса широких слоев общества от глубокой апатии к безоглядной пассионарности. В отличие от ряда стран в России политический процесс зачастую развивается без серьезного правового обеспечения, в результате чего в нем вместо господства "власти права" по-прежнему господствует "право власти". "Право власти" консервирует отчужденность власти и народа, ее нелегитимность, создает поле безнаказанных, противозаконных действии властей и порождает правовой нигилизм у граждан государства. В такой ситуации невозможно добиться осознанной мотивировки деятельности людей, становления их как субъектов политического процесса. Законы "права власти" издаются под интересы самой власти и формально "для народа". Поэтому требование их выполнения тоже формально, поскольку даже сами власти не верят в возможность их выполнения. Власти законы не выполняют и не несут за это ответственности. Народ тоже законы не выполняет или же старается под разными предлогами их обойти. Необходимо единство легитимной власти, закона и правосознания, политической и правовой культуры граждан, при котором происходит переход от "права власти" к "власти права", иными словами, к тому состоянию общественно-политической и индивидуальной жизни, при котором основным регулятором становится право и закон, культура, а не власть. Тогда принципиально изменится мотивировка деятельности людей, политических институтов как участников политического процесса. Он будет ими рассматриваться не как внешнезаданное явление, а как внутренне осознанное ими взаимодействие, их дело, ответственное и необходимое. Политический процесс в России эволюционизирует к авторитарно-номенклатурной модели при сохранении отдельных элементов как социалистического, так и демократического типа, хотя целью этой эволюции провозглашается демократия. За становлением демократического процесса в России скрываются большие трудности. Особенность демократии состоит в том, что она обладает способностью к саморазвитию и самосовершенствованию в отличие от всех иных режимов. Но демократические порядки создаются объективно и долго, путем трудных, порой мучительных действий масс людей, руководимых лидерами. Р. Дарендорф вычленил ряд важных принципов, положений, свойственных демократическим преобразованиям: 1) чем страна однороднее, тем выше ее шансы на успех в процессе демократизации; 2) цель демократии - обеспечить тем, кто правит, поддержку народа, по крайней мере на старте; 3) демократия должна давать возможность править; 4) легче изменить политический курс, чем систему; 5) несоизмеримость масштабов экономических и политических реформ - одна из причин неустойчивости демократических институтов в переходный период. Чтобы демократия была действенной, нужен плюрализм гражданского общества. Фактически гражданское общество - общий знаменатель подлинной демократии и эффективной рыночной экономики. Суть гражданского общества состоит в открытости, свободе. В идеале гражданское общество никто не строит, оно развивается самостоятельно. Поэтому самым существенным и стратегически важным для новых демократий, в том числе для России, является создание предпосылок гражданского общества. К нему можно прийти путем политической модернизации, т.е. переходя от традиционного общества к современному. Для успешной модернизации необходимо соблюдение ряда условий: во-первых, это способности политической системы решать назревшие проблемы переходного периода; во-вторых, необходимость поддержки преобразований со стороны большинства граждан; в-третьих, способности политической системы к самосохранению и обеспечению своей целостности. Российская политическая модернизация не отвечает этим условиям и в этом заключаются трудности реформ становящегося демократического процесса. Отметим еще отсутствие ряда условий становления демократии: минимальная экономическая и политическая стабильность общества; общее благосостояние; осознанные свободные выборы в представительные учреждения; свобода печати в пределах закона и др. С. Хантингтон замечает: демократия предполагает необходимость прислушиваться к мнению другого и улаживать разногласия на языке компромиссов. Но слово "компромисс" в современном русском языке означает слабость, уступку другой стороне. Поэтому в России только закладываются отдельные стороны демократического политического процесса. ЛИТЕРАТУРА Дарендорф Р. Дорога к себе: демократизация и ее проблемы в Восточной Европе // Вопросы философии. 1990. № 9. Москвин Л.Б. Дезинтеграционные и интеграционные процессы в СНГ (основою факторы развития) // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1996. № 5. Политический процесс в России: современные тенденции и исторический контекст. М" 1995. 119 Какую роль играет массовая коммуникация в политическом процессе? Массовая коммуникация (от лат. communicatior - сообщение, передача) является необходимым элементом политического процесса, в ходе которого распространяется информация и осуществляется влияния в обществе посредством печати, телевидения, радио, кино и т.д. Массовая коммуникация является важным источником политической социализации. Политические институты с помощью средств массовой информации влияют на политический менталитет людей, формируя у них определенные интересы, представления, ценности и установки. В современной России особое значение в этом плане имеют телевизионные программы новостей, содержащие наибольшее количество общедоступной политической информации. Эти программы задают спектр обсуждаемых людьми политических тем. Экспериментальные исследования показали, чем больше говорят о некоторых политических темах по радио и на телевидении, тем чаще они обсуждаются на уровне межличностных контактов. При этом политическая информированность населения сопровождается активным обсуждением политических фактов и оценок. Однако эти обсуждения, как правило, не особенно влияют на конкретную позицию человека по тому или иному вопросу. Кроме того, массовая коммуникация оказывает большое влияние на электоральное поведение людей. Освещая и оценивая деятельность различных политических лидеров и организаций, средства массовой информации формируют их определенный образ в глазах населения и тем самым воздействуют на итоги голосования. В России, где существует традиционно высокое доверие к средствам массовой информации, их активность по созданию определенного политического образа весьма результативна. Исследования показали, что задаваемые прессой оценки политических лидеров и организаций в массе своей принимаются и усваиваются (нередко без должной критики) читателями. Влияние массовой коммуникации на избирателей осуществляется не только в период проведения предвыборной кампании, но и задолго до ее официального начала посредством формирования у населения определенных представлений о политической реальности. В современной России эти представления оказывают влияние на уровень доверия к политику или политической организации. Под воздействием средств массовой информации формируются или закрепляются различные политические стереотипы - широко распространенные схематичные и упрощенные представления о политической реальности. Массовая коммуникация активно используется политиками для ведения политической борьбы. В качестве одного из эффективных ее методов выступает политическая дискредитация, которая не только снижает политический рейтинг политического лидера или политической организации, но и значительно расширяет диапазон возможных способов давления на них. Например, успешная дискредитация в средствах массовой информации какого-либо органа власти или политика делает возможным в дальнейшем использование по отношению к ним со стороны политических противников более жестких методов политического воздействия. В российской политической практике для дискредитации оппонентов нередко используют разного рода компроматы и скандалы, умело раздуваемые средствами массовой информации. В специальных наставлениях разработаны даже правила по дискредитации политических оппонентов, а также способы защиты от дискредитирующих нападок. В частности, политику не рекомендуется в открытую, прямо нападать на своего политического противника, советуется использовать для этого подставных лиц. Кроме того, политику рекомендуется избегать нападок на деятеля, малоизвестного публике. Считается, что это негативно скажется на образе самого политика. Существует также набор приемов, позволяющих снизить негативный эффект дискредитирующих обвинений. Если они растекаются одним или немногими источниками, то для опровержения этих обвинений следует привлечь информационный источник, пользующийся у населения большим доверием. В современной России эти опровержения сопровождаются, как правило, массированной информационной контратакой, в ходе которой "расписываются" негативные последствия деятельности самих "обвинителей". При этом широко используется так называемая тактика переноса вины, что приводит к снижению популярности политических оппонентов. В политическом процессе России большую роль играет такое средство массовой коммуникации, как слухи, представляющие собой информацию, достоверность которой не установлена. При этом слухи наделяют ту или иную политическую ситуацию, которую люди не понимают, определенным смыслом и помогают им подготовиться к соответствующим действиям. При помощи слухов происходит адаптация людей к изменениям политической реальности в тех случаях, когда некоторые новые события не могут быть объяснены с помощью ранее сложившихся представлений и оценок. Это заставляет людей искать новые средства объяснения и понимания политических событий. Таким средством становятся слухи, в ходе передачи и обсуждения которых происходит процесс политической адаптации. На распространение слухов активно влияют средства массовой информации. С одной стороны, информационный вакуум способствует появлению слухов, выстраивающих картину тех или иных политических событий. С другой стороны, средства массовой информации, публикуя недостаточно проверенные сведения, сами могут быть непосредственным источником слухов. В настоящее время в России слухи часто используются в качестве "пробного шара": запуская соответствующий слух в средствах массовой информации, политики стремятся выяснить, кто и как будет реагировать на его содержание. Зная эту реакцию, можно соответствующим образом планировать политические действия. Особенно часто слухи возникают в период проведения предвыборных кампаний и используются для дискредитации политических оппонентов. Слухи употребляются и для компрометации союзников по политическому движению. Делать это через средства массовой информации не совсем удобно: на публике необходимо демонстрировать единство в своих рядах. А вот слухи для этой цели как раз подойдут: ведь их автор неизвестен. Кроме того, при помощи слухов можно провоцировать население на совершение действий, выгодных для одной из конфликтующих политических сторон. В настоящее время в России широкое распространение получили три вида политических слухов: слух-мечта, слух-пугало, слух-разделитель. Слух-мечта отражает политические надежды стремления тех людей, среди которых он циркулирует. Слух-пугало выражает распространенные в российском обществе политические страхи и тревоги, вызванные обострением социально-политической напряженности в стране. Слух-разделитель основывается на распространенных в российском обществе негативных предрассудках относительно различных социально-политических групп, что влечет за собой резко негативное отношение (вплоть до агрессии) к ним. литература Дмитриев А.В., Латынов В.В. Политическая коммуникация. Ростов н/Д, 1998. Россия: партии, выборы, власть. М., 1996. Смелзер Н. Социология. М., 1995. 120 Как изменилась за последние годы этнополитическая ситуация в России? Россия представляет собой сложное полиэтничное образование, объединяющее народы различных языковых групп, культур и конфессий. Этническим ядром страны являются русские, составляющие более 80% ее народонаселения. Однако это не позволяет отнести страну к типу моноэтнических государств по ряду причин: во-первых, территория России является исторической родиной многих народов, сохранивших свою культурную самобытность и не ассимилировавшихся с русским большинством; во-вторых, за советский период истории России многие ее народы сформировали основы своей государственности, которая осознается в настоящее время как величайшая ценность и историческое достижение; в-третьих, вследствие противоречивости национальной политики советского периода (направленной одновременно и на унификацию народов, и на организацию их государственности) повсеместно в СССР, и в России в том числе, сложилась этническая стратификация, в основе которой лежат различия в экономическом, демографическом и политическом статусах народов. Разрушение сложившейся политической системы в СССР происходило параллельно с возникновением и развитием этнополитической напряженности и конфликтности. В России этот процесс имел определенную специфику, которая определяется историческим и этнокультурным своеобразием ее регионов. Территориальное расширение России происходило на протяжении многих веков и поэтому разные народы различными способами входили в ее состав. Такая специфика определялась и социально-экономическим уровнем развития присоединяемых народов, и этнокультурной близостью их, и внешнеполитическими условиями. Этнополитический процесс в стране протекает по-разному в зависимости от специфики сложившихся социокультурных и социально-экономических регионов страны. Можно выделить четыре региона активного проявления этнополитического процесса: российский север (территория расселения финно-угорских народов), южно-сибирский район (зона политической активности якутов, тувинцев, бурят), татаро-башкирский район, северокавказский. Этнополитический процесс в этих регионах прошел несколько этапов. Первый этап (конец 80-х - 1991 г.) характеризуется повсеместным созданием национально-культурных обществ, декларирующих задачу возрождения этнокультурной самобытности, позднее - повышения статуса языков титульных народов. В этот период происходит суверенизация автономий России - они обретают статус самостоятельных республик в составе Российской Федерации, законодательно оформляется государственный статус языков титульных народов. Этнокультурные общества формируются в качестве общественно-политических движений, съездов народов, которые активно обсуждают проблемы становления этнократической формы государственности в республиках. Второй этап (1991-1994). Ведущей тенденцией данного этапа является борьба внутри республик между официальной властью и национально-политическими движениями по поводу государственного устройства республик, их политического статуса. Не менее острой является и политическая борьба руководства республик и федерального центра по поводу перераспределения властных полномочий. Особой остроты первая тенденция достигает в Северо-Кавказском регионе, где противостояние завершается свержением официальной власти Чечено-Ингушской Республики, развязыванием вооруженного экстерриториального конфликта между осетинами и ингушами, массовым вытеснением русского населения и конституированием двух новых республик - Чеченской Республики и Республики Ингушетия. Вторая тенденция максимальной остроты достигла во взаимоотношении республиканской власти Татарстана и федерального центра. Она завершается подписанием двустороннего Договора между Татарстаном и федеральным центром о разграничении полномочий и предметов ведения, который открыл дорогу подписанию двусторонних договоров между субъектами Федерации и федеральным центром. Важными вехами этого этапа, повлиявшими на урегулирование этнополитических проблем, явились подписание Федеративного договора (1993) и утверждение Конституции Российской федерации (1993). Третий этап начался в 1995 г. Для этого периода характерна тенденция урегулирования межэтнических противоречий на внутриреспубликанском уровне, переход к фазе укрепления республиканской государственности, потеря инициативы национально-политическими движениями и партиями (что наглядно проявилось в утрате ими поддержки электората на республиканских выборах), разработка стратегии национальной политики и оптимизации пути федерализации страны. По-прежнему наиболее конфликтогенной является проблема государственного строительства в Чеченской Республике. В последние годы (1996-1998) в Северо-Кавказском регионе формируются два интеграционных центра - с одной стороны, на пророссийской основе укрепляются региональные связи республик с относительно стабилизировавшимся внутренним положением (Адыгея, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкессия, к ним примыкает Северная Осетия и, в меньшей степени, Ингушетия); с другой - активизируется роль регионального лидера Чеченской Республики, которая при поддержке неофициальных политических сил соседних государств (в частности, Турции, Ирана) провоцирует усиление нестабильности на межэтнической почве в соседнем Дагестане и консолидацию антироссийских политических сил. Развитие этнополитического процесса в России в 90-х гг. прошло фазу противостояния политических сил, ориентированных на сепаратизм и сохранение целостности страны. Можно констатировать, что непосредственная угроза распада России миновала. Однако по-прежнему остается целый комплекс пока не урегулированных проблем межэтнических отношений, в числе которых на первом месте - социально-экономическая и политическая разностатусность народов. Все более очевидной становится проблема необходимости формирования общегражданского национального самосознания населения России, которое должно приобрести доминирующий характер по отношению к локальным этнокультурным различиям. От решения этой проблемы в неменьшей степени зависит стабилизация этнополитической обстановки нежели от достижения успехов в преодолении кризисных тенденций в экономике. ЛИТЕРАТУРА Андреев А. Этническая революция и реконструкция постсоветского пространства // Общественные науки и современность. 1996. № 1. Здравомыслов В.Г., Матвеева С.Я. Межнациональные конфликты в России // Общественные науки и современность. 1996. № 2. Матвеева С.Я. Национальные проблемы России: современные подходы // Общественные науки и современность. 1997. № 1. 121 Чем отличается этнополитический процесс в России от этнополитических процессов в других странах? Этнополитические процессы в современном мире можно объединить в две группы: те, которые протекают в европейских странах, США и Канаде; и те, которые наблюдаются в бывшем колониальном мире (странах Азии и Африки). Страны европейского континента, США и Канада представляют собой сложившиеся государства с устойчивым этнонациональным составом населения, развитой индустриальной экономикой и правовой системой. Активизация этнических процессов здесь за некоторым исключением направлена преимущественно на возрождение (защиту) этнокультурной самобытности и регулируется на правовом уровне. В этой группе можно выделить несколько тенденций в этнополитических процессах. Наиболее легко правовому регулированию поддается процесс возрождения этнокультурной самобытности. Характерной чертой большинства европейских стран является сложная этническая самоидентификация населения, в которой просматривается влияние региональных субэтнических идентификаций. Например, во Франции к ним относятся такие идентичности, как бретонцы, провансальцы, гасконцы и др. Такие территориально-этнические группы во Франции называются локальными. В последние десятилетия в этой стране наблюдается рост интереса к местным обычаям, диалектам, традициям, что отражается в популярности фольклорного искусства. В Испании такой регионализм сопряжен и с этнической разнородностью: помимо собственно испанцев (они составляют 73% населения), здесь проживают каталонцы, баски, галисийцы и др. Во многих провинциях распространился билингвизм и бикультурализм. В ряде провинций демократизация политической жизни после диктатуры генерала Франко вызвала рост этнической самоидентификации и стремления к автономизации. Особенно популярны эти настроения в наиболее развитой экономической части Испании - Басконии, что создает здесь конфликтную обстановку. Вместе с тем основное большинство басков требуют не государственного самоопределения, а национально-культурной автономии. Процесс автономизации испанских провинций в основном завершился к 1983 г. и привел к значительному снижению этноконфликтной обстановки, в частности, требования сецессии вообще были сняты в качестве политических лозунгов. Проблема возрождения этнокультурной самобытности наблюдается и в Италии, 98% населения которой являются итальянцами. Однако в районе Южного Тироля, где проживало компактно около 300 тыс. немцев (их еще называют австрийцами), в послевоенный период формировался конфликтный потенциал на межэтнической почве. Эта проблема была разрешена путем предоставления культурной автономии области компактного проживания немцев (равноправие немецкого и итальянского языков). Более жесткую форму имеет тенденция к сепаратизму. Как правило, в этой связи указывают на процессы, протекающие в Канаде, Великобритании и Бельгии. Несмотря на высокий уровень полиэтничности населения Канады, большинство его образуют две основные нации - англоканадцы (39%) и франкоканадцы (26%). Последние компактно проживают в провинции Квебек. Канадская Конституция обеспечивает господствующее положение англоканадцам (например, только с 1970 г. здесь разрешено преподавание в государственных школах на французском языке). В политической жизни Канады в послевоенные десятилетия нарастали требования создания на территории Квебека самостоятельного государства. Первый референдум по этому вопросу состоялся в 1980 г. Он дал отрицательный результат, но обусловил административные меры по расширению автономии Квебека. В 1995 г. состоялся второй референдум о независимости Квебека где сторонников целостности Канады оказалось всего лишь на 1 % больше, чем тех, кто голосовал за отделение Квебека. Такой результат в целях сохранения единства страны требует постепенного расширения прав провинции, что и определяет курс современного руководства Канады. Сходный процесс наблюдался и в одной из наиболее благополучных европейских стран - Бельгии. Основу народонаселения этого государства составляют два народа - валлоны и фламандцы. Здесь два государственных языка - французский и фламандский. Но оба народа на протяжении долгого времени имели неравный статус: валлоны преобладали в руководстве страны, что объяснялось их высокоразвитой экономикой. Это стало почвой для развития национализма фламандцев. По мере выравнивания темпов экономического развития этих двух районов страны после Второй мировой войны стал формироваться и валлонскии национализм, который рассматривал экономический и демографический рост фламандцев как ущемление собственных позиций. В 1985 г. Бельгия была преобразована в федерацию с равноправным положением Валлонии и Фландрии. На Британских островах сложилась другая ситуация, которая характеризуется затяжным конфликтом между Англией и Ирландией. Борьба ирландцев (древнего кельтоязычного этноса) против британской короны началась еще в XII в. Этим народам помимо языковых присущи еще и конфессиональные различия. Ирландцы - католики, а на Британских островах господствует англиканская церковь. Борьба ирландцев увенчалась успехом: в 1921 г. был подписан договор между Великобританией и Ирландией, согласно которому Ирландия получила статус самоуправляемой колонии. Но наиболее развитый экономически северный район Ирландии - Ольстер - не вошел в состав нового государства. Полностью самостоятельным государством Ирландия стала только в 1949 г. С этого периода обостряется борьба части населения (примерно трети) Ольстера за присоединение к Ирландии. Среди жителей Ольстера нет единогласия по этому вопросу, так как значительная их часть - протестанты. В Ирландии же всячески подчеркивают необходимость для ирландцев исповедовать именно католицизм. Католическая церковь здесь является влиятельным политическим институтом. В силу того, что ирландцы-католики в Ольстере составляют только треть населения, демократическими процедурами (референдумом, например) не представляется возможным решить вопрос о государственном статусе Ольстера. Поэтому его решение приобрело характер затяжного вооруженного конфликта. Острым узлом межэтнических противоречий в Европе является Югославия. Балканский полуостров издавна являлся постоянным пунктом геополитического соперничества и объектом завоевательной политики со стороны мировых держав. Югославский кризис 90-х гг. вновь вызвал столкновение интересов различных стран. Достаточно сказать, что в югославский конфликт вовлечены государства - члены НАТО, Россия, Финляндия, арабские страны, Турция, Иран. Центральная проблема в этом регионе - реорганизация национально-территориального устройства. Одна из ведущих этнических групп - сербы - расселены на территориях разных образований - в Сербии, Боснии, Хорватии, Герцеговине, Македонии, Словении, Черногории. Исторически являясь одной из наиболее экономически развитых этнических групп, сербы продолжительное время доминировали в едином федеративном югославском государстве. Поэтому распад этого государства многими сербами воспринимается как распад собственной государственности, что сопровождается обострением в этом регионе конфликтов на этнополитической почве. Третья тенденция, характерная для этнополитических процессов в этой группе стран - межэтнические отношения коренного европейского населения и иммигрантов из других стран. Для Англии - это поток иммигрантов из бывших британских колоний (Индии, Пакистана), который стал массовым в 1949- 1951 гг. Для Франции - это иммигранты из Алжира; для ФРГ - из Турции, для Бельгии -- марокканцы, турки, поляки. Первоначально иммиграция легко допускалась европейскими государствами в связи с тем, что в 50-60-х гг. они переживали период экономического подъема, требовавший притока рабочей силы. Но постепенно часть рабочих иммигрантов стала перевозить сюда семьи и оставаться на постоянное место жительства. При существующих различиях межэтнических отношений в этих странах по линии коренное население - иммигранты существуют и общие черты. К ним можно отнести нарастание негативного отношения к иммигрантам (особенно, представителям другой расы), усиливающуюся тревогу по отношению к увеличению Келейности мусульман, которые в последние десятилетия, во Франции, например, представляют вторую по численности конфессию. В ФРГ выходцы из Турции составляют около 8% населения. 0тличительной чертой последних десятилетий стало то, что мигранты уже не стремятся к культурной ассимиляции, а навязывают европейским странам политику культурного плюрализма. Кроме того, оседание мигрантов-рабочих именно в промышленных центрах, где их скопление становится наблюдаемым фактом, порождает формирование конфликтного потенциала на этнической почве. В Великобритании в 60-е гг. был принят ряд законодательных ограничений для въезда в страну. Вместе с тем в конце 60-х гг. здесь возникают и в настоящее время активно действуют организации националистического толка, наиболее крупная из которых - "Национальный фронт". Во Франции, например, достаточно популярным является "Национальный фронт" во главе с Ле Пеном, в программе которого четко выражены националистические установки. В Германии "турецкая" проблема также активно муссируется неонацистскими организациями. И хотя этнорасовые проблемы в Европе существенно сглажены благодаря законодательной и образовательной политике, все же они окончательно не искоренены. Эта же проблематика актуальна и для США, которые отличает развитая этническая и этнорасовая стратификация. В качестве болевых точек этнополитического процесса можно выделить проблемы коренного индейского населения, дискриминации чернокожих американцев (афроамериканцев), испаноязычных американцев (латиносов) и иммигрантов из азиатских стран. В этом комплексе проблем наиболее болезненными являются этнорасовая и латиноамериканская. В южной части США (Техас, Нью-Мексико, Калифорния, Флорида) постепенно расширяется ареал доминирования латиноамериканской культуры. Эти и ряд других штатов в прошлом веке являлись территорией Мексики. В настоящее время иммигранты из Мексики остаются на жительство именно в этих штатах, что приводит к постепенному вытеснению отсюда англосаксонской культуры и формированию основы для межцивилизационного конфликта. При всем многообразии этнополитических процессов в этих странах они в большей части не выходят из-под правового контроля государственного регулирования. Совсем другой характер имеют этнополитические процессы в бывших колониальных странах. Страны бывшего колониального мира являются молодыми государственными образованиями, которые пошли по пути модернизации, одним из аспектов которого является разрушение традиционного общества и создание индустриального хозяйства и современных политических систем. Переход к стадии индустриального развития в этих странах осложнен высоким уровнем полиэтничности и поликонфессиональности населения. Ведущей тенденцией этнополитических процессов в этой группе стран является сепаратизм и стремление этноэлит к созданию самостоятельных государств. И Африка, и Азия характеризуются сложной и многообразной этнической структурой населения. Для Африканского континента характерен большой разрыв в социально-экономическом и культурном развитии между различными этносами. Некоторые из них находятся еще на племенном уровне, другие - уже консолидировались в нации или вступили в фазу их формирования. В период колониализма господствующие державы контролировали в этих регионах сохранение межплеменного мира. Процесс суверенизации молодых африканских государств сопровождался усилением межплеменной борьбы. Поскольку практически все африканские государства унаследовали от колониальной политики несоответствие этнических и государственных границ, постольку межэтнические противоречия здесь приобрели форму территориальных споров и конфликтов между государствами и волну ирредентизма. Примером этого являются конфликты между Сомали и Эфиопией, Сомали и Кенией, Ганой и Того, Алжиром и Марокко и др. На Азиатском континенте отмечается также влияние бывшей колониальной политики и не только в несовпадении этнических и государственных границ, но и в сложившейся этнической стратификации народов. В управлении колониями империи опирались на отдельные коренные народы, обеспечивая им больший доступ к образованию и управленческим должностям, что привело к формированию иерархии этнических групп. В результате суверенизации бывших колоний этническая стратификация приобрела конфликтогенный потенциал. Другая основа межэтнических процессов - противоречия между коренными и некоренными народами по поводу экономического и политического статуса. Можно выделить несколько наиболее известных своей этнополитической нестабильностью регионов Азии. К ним относится Индия (движение сикхов за создание на территории штата Пенджаб самостоятельного государства), Пакистан (раздираемый противоречиями между двумя мусульманскими общинами - шиитами и суннитами), Ливан ( переживающий глубокий раскол между арабами-христианами и арабами-мусульманами). Но наиболее сложным является взаимодействие двух народов ближнего Востока - евреев и арабов - по поводу территории Палестины, которую оба народа считают исторической родиной. В 1947 г. по решению ООН на территории Палестины было создано еврейское государство Израиль, но арабского государства здесь создано не было. В результате войны 1947-1948 гг. большая часть арабов покинула районы, предназначенные для арабов и захваченные Израилем. В 1967 г. Израиль начал новую войну против арабов и захватил уже часть территорий соседних арабских государств. Несмотря на имеющиеся политические договоренности, этот район сегодня является регионом активной террористической деятельности и непримиримой ненависти двух народов. Сравнивая развитие этнополитического процесса в России и других регионах мира, можно выделить его отличительные черты. Они связаны в первую очередь с "неклассическим" характером Российской империи. Она была континентальной империей, где отсутствует четко выраженное деление на метрополию и колонию, а географические границы между этносами оказываются размытыми. Присоединение новых территорий очень часто означало не их покорение, а хозяйственное освоение, сопровождавшееся расширением ареала расселения русского этноса. Поэтому Российская империя складывалась как страна. Эта тенденция закрепилась и в советский период истории. Другой отличительной чертой России является пересечение здесь различных цивилизационных миров - христианского, мусульманского, буддистского. Под влиянием идеологии интернационализма и административной миграционной политики, резких темпов урбанизации и индустриализации многие народы, и русский в том числе, стали утрачивать черты традиционной этнической культуры и быта. Начавшийся в конце 80-х гг. процесс демократизации политической жизни вызвал тенденцию этнического возрождения, которая спроецировалась на проблему формирования национальной государственности и осмысления своего места в системе других народов бывшего СССР. Этническая интеллигенция практически всех народов также поставила проблему возрождения этнического самосознания и осмысления государственных форм защиты этнической культуры. В 1990 г. происходит институциализация этого процесса: все бывшие союзные республики приняли Декларации о государственном суверенитете. Свое завершение эта тенденция нашла в распаде СССР на ряд самостоятельных государств. Суверенизация России сопровождалась обретением статуса республик бывшими российскими автономиями. Однако этнополитический процесс в целом по стране удалось перевести в русло федерализации. Ключевой в политической жизни страны в 90-х гг. стала проблема выработки оптимальной модели федерального устройства, которая при необходимой мере централизации управления допускала бы и достаточно широкие автономные права различных народов и территорий. Этнокультурная специфика населения России определила и путь федерализации страны - асимметричную федерацию конституционно-договорного типа. В ней закладывается неравный объем прав таких субъектов Федерации, как республики и административные края и области. В основе конституирования республик лежит национально-территориальный принцип. Федерализация страны, протекающая параллельно с возрождением этнокультурной регионализации, активным развитием языков титульных народов и их самосознанием углубляет сегментацию общественного самосознания, требует проведения активных мер по формированию общегражданского национального самосознания населения России. ЛИТЕРАТУРА Авксентьев В.А..Этническая конфликтология. Ставрополь, 1996. Здравомыслов А.Г. Национально-этнические конфликты и формирование национальной государственности / / Анализ и прогноз межнациональных конфликтов в России и СНГ: Ежегодник, 1994. М., 1994. Оффе К. Этнополитика в восточноевропейском переходном процессе // Полис. 1996. №2. 122 Какие виды политической деятельности существуют в современной России? Политическая деятельность - это вид активности, направлений на изменение или сохранение существующих политических отношений. В структуре политической деятельности выделяют: субъект (действующее лицо или социальная группа), объект (предмет, на который направлена активность действующего субъекта и в котором результируется изменение) и само действие. Кроме того, говорят о цели, средствах и результате политической деятельности. В современной России наиболее влиятельными субъектами политической деятельности выступают политические партии и движения (особенно в лице своих лидеров), всевозможные властные структуры и органы, общественные объединения, население (в моменты референдумов и предвыборных кампаний). В политической деятельности правящей элиты выделяются два ее основных направления: выработка политической линии (решения) и проведение ее в жизнь. Для этого необходимо обладание знанием о текущей политической реальности и наличие определенных ценностных ориентации. В соответствии с этим политическую деятельность образуют три ее составляющие: познавательно-аналитическая, ценностная и практическая. Этапы осуществления практической политической деятельности следующие: оценка состояния объекта (общества) и прогноз (чем занимаются всевозможные властные аналитические центры и службы), адаптация предлагаемых мер к конкретным условиям общества (политика так называемых пробных шаров) и их корректировка после реализации решения (роль канала "обратной связи" особенно эффективно выполняют средства массовой информации). Деятельность законодательной ветви власти существует в следующих формах: принятие новых законов и отмена старых; ратификация государственных актов и договоров; осуществление взаимосвязи государственных и общественных интересов; оказание влияния и воздействия на исполнительную власть в части изменения или корректировки ее политики, осуществление функции контроля над ней. Деятельность российских политических партий, особенно предвыборных блоков, сводится к обслуживанию групп интересов и лоббистских слоев, пропаганде и агитации в периоды выборов. Оппозиционные движения собственную деятельность направляют в большей степени на артикуляцию протестных изъявлений и перманентную критику теории и практики мер исполнительной власти, а также на завоевание более широкой электоральной базы. Основное направление политической деятельности широких масс населения или больших его социальных групп сводится к воздействию на властные субъекты с помощью целого спектра мер и средств: забастовок с политическими требованиями, манифестаций, акций одобрения или протеста, бойкота правительственных, мероприятий (например, выборов) и т.п. Эти действия могут носить стихийный характер или быть организованы иными субъектами политической деятельности (оппозиционными партиями и движениями и пр.). В России конституционно закреплено право народа и на непосредственно демократическую форму политической активности в виде референдумов по наиболее важным вопросам общественной жизни, а также выборов разного уровня. ЛИТЕРАТУРА Гончарова Д. В., Гонтарева И.Б. Введение в политическую науку. М., 1996. Демидова А.И., Федосеев А.А. Основы политологии. М., 1995. Общая и прикладная политология. М., 1997. 123 Чем политическая деятельность в современной России отличается от политической деятельности в других странах? Политическая деятельность в любых политических режимах - это вид активности, направленной на изменение или сохранение существующих политических отношений. Многообразие политической деятельности зависит от степени развития политической системы, ее демократизации. В странах с концентрацией власти у определенных групп, корпораций и элит, а также в государствах на переходном этапе их развития этот спектр минимизирован и узок, выражая интересы меньшинства населения. Современная Россия, несмотря на очевидные демократические реформы, являет из себя пока неразвитую политическую систему с неустоявшимися групповыми и общенациональными интересами. В условиях, когда рынок власти в основном поделен между немногими элитами, группами интересов (прежде всего - финансово-промышленными группами) и лоббистскими слоями, степень вовлечённости личности в процесс выработки, принятия и осуществления политических решений (так называемая система участия) остается минимальной. Тем самым уровень политического отчуждения интересов отдельного индивида или даже общества в целом от политической власти весьма высок, тогда как в странах с устоявшимися демократическими политическими системами и традициями (в США, Великобритании, например) политическое участие является важнейшим индикатором аккумуляции и артикуляции различных общественных интересов через механизмы опосредованной и непосредственной демократии. Политическая деятельность в России, связанная с отправлением властных полномочий, в отличие от западных аналогов имеет во многом теневой и непубличный характер. Это касается органов как исполнительной (принятие политических решении, ротация руководящих кадров и пр.), так и законодательной власти (принятие бюджета, например). В немалой степени такое положение становится возможным из-за неразработанности законодательно-правовой базы (отсутствие таких правовых актов, как законы о коррупции или о лоббистской деятельности). Роль партий в процессе выработки, принятия и осуществления решений, носящих политический характер, также сведена к минимуму. В то же время в условиях развития демократического процесса значительная сфера активности перемещается в сферу активности гражданской, самодеятельности, существующей без ангажированности со стороны государства и не требующей исключительно политической аргументации. Развитие гражданского процесса резко сужает возможность применения политического насилия как одного из способов деятельности. В результате формы массовой политической деятельности в нашей стране сводятся к протестной активности в виде митингов, политических забастовок и манифестаций, бойкотов и актов гражданского неповиновения (особенно в неблагополучных в социальном плане регионах). Олигархичность и корпоративность складывающейся в России политической системы во многом обусловливает политическую апатию основной массы населения, которая прежде всего выражается на выборах властных органов всех уровней. Мотивация массовых и коллективных участников политического процесса в России ниже в общем и целом, чем в западных демократиях. Однако связано это в немалой степени с привходящими факторами и, в частности, с удручающим экономическим положением основной массы населения, и делегитимацией политической власти. ЛИТЕРАТУРА Гончарова Д.В., Гонтарёва И.Б. Введение в политическую науку, М., 1996. Общая и прикладная политология. М., 1997. Ирхин Ю.В. Политология. М., 1996. 124 Каково содержание политических конфликтов в современной России? Одним из факторов политической конфликтности в российском обществе является господствующий политический режим. Речь идет о методах деятельности государственных органов, степени политической свободы в обществе, правовом положении личности. В обществе тоталитарного типа открытые политические конфликты являются редким явлением. И дело здесь не только в том, что насилие по отношению к оппозиции является гарантией общественного порядка. Сама социальная среда в подобных обществах не располагает рядом необходимых условий для нормального функционирования социальных отношений. Как справедливо заметил в свое время А. Токвиль, социальные конфликты "исчезают", если доминирующей становится такая централизованная государственная власть, противостоять которой не может ни одна из групп. Совершенно иная ситуация складывается в последовательно демократическом обществе. Свобода политических и общественных объединений, ограничивающих свою деятельность лишь рамками Основного закона, а также развитость политического механизма проявления частного и индивидуального интереса создают принципиально новое качество социальной и политической жизни. Демократическое общество социально подвижно, изменчиво, мобильно. Отношение единства в нем весьма относительно. Здесь не только согласие, но и конфликт является обычным состоянием. Современный этап политического развития российского общества можно условно определить как период перехода от тоталитаризма к демократии. Однако в действительности происходящие политические процессы отражают сложное переплетение частных интересов, взаимодействие различных политических сил, преследуют не однозначные цели. В условиях развала прежней государственности, составлявшей основу единства многонационального общества, страну захлестнула волна неуправляемых конфликтов стихийного свойства. Их неконтролируемое развитие накладывает свой отпечаток на все стороны жизни, осложняет перспективы становления новой государственности и еще более усугубляет остроту экономических и социальных проблем. Политические конфликты в современной России по своему объективному содержанию являются отражением основного противоречия, которое возникло в отношениях политической элиты и большей части общества. Политически господствующие группировки всячески стремятся обеспечить себе экономические условия будущего процветания в условиях рыночных отношении, порождая тотальную коррупцию и правовой беспредел, демонстрируя поразительное пренебрежение к основным функциям государственной власти. Неспособность центральной власти обеспечить практическое решение самых насущных задач приводит к центробежным тенденциям и столкновениям на этнической основе. Субъекты Федерации стремятся к поиску новых форм взаимодействия с центром, порождая новые противоречия и конфликты. Политическая нестабильность в обществе создает благоприятную среду для возникновения всевозможных оппозиционных партий и движений, которые зачастую преследуют узкоэгоистические цели. Это еще одно направление политической конфликтности современного российского общества. Содержание политических конфликтов в современной России, таким образом, свидетельствует о том, что российское общество не обладает устойчивыми ориентирами ближайшего развития, сохраняя предпосылки дальнейшей эскалации политического противостояния. ЛИТЕРАТУРА Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М., 1995. Лебедева М.М. Политическое урегулирование конфликтов. М., 1997. Фельдман ДМ. Конфликты в мировой политике. М., 1997. 125 Чем отличаются политические конфликты в России от политических конфликтов в других странах? Содержание политических конфликтов в отдельной стране зависит от структурных и функциональных характеристик политической власти, потребностей политического развития общества, состояния идеологии, традиций и опыта политической борьбы. Сравнительный анализ политических конфликтов в различных странах вскрывает более глубокие факторы конфликтности, уходящие корнями в особенности национальной культуры. Здесь обнаруживается влияние исторических и политических традиций, господствующих норм морали и политической ментальности, привычек политического поведения граждан и стереотипов сознания. Эта зависимость проявляется на различных уровнях (индивидуальном, групповом, региональном). На межличностном уровне проявление конфликтности обусловлено причастностью к ближайшему окружению, которое, в свою очередь, отражает специфику общения определенного типа социокультурной опосредованности. В ряде культур акцент делается на факторе соответствия другим, внимательного отношения к ним, близости и гармоничной взаимозависимости с другими. Такой тип личностного взаимоотношения присущ восточным, азиатским, латиноамериканским культурам. В отличие от них в западноевропейской и североамериканской культурах никогда не ценилось такое открытое единение с другими. В этих культурах люди стремятся поддержать свою независимость от других путем служения своему Я и выражения своих индивидуальных особенностей. Политически это находит отражение в стремлении к равенству и справедливости коллективных форм жизнедеятельности в первом случае, и в стремлении к правовой защищенности частной инициативы и индивидуальности - во втором. Политическая конфликтность на макроуровне детерминируется различиями этнокультурной биографии народов, сложившимися ценностями и нормами общения, специфическими для определенного этноса. Представления об участнике конфликта здесь наполняются характеристиками, которые отличают один этнос от другого и которые изменяются в зависимости от того, с какой этнической группой возникает конфликт. Особенности русской политической истории и национальной культуры сформировали ряд содержательных черт конфликтности, восприятия и поведения в конфликтной ситуации, присущих не только русским людям, но и представителям тех народов, которые тесно связали с Россией свою историческую судьбу. Во-первых, это долготерпение, стремление как можно дольше не вступать в открытое столкновение. Россиянин может бесконечно долго терпеть нужду, лишения, притеснения, даже прямое насилие, хорошо осознавая их пагубное воздействие, но не считая необходимым до поры до времени вступить с ними в открытое противоборство. Даже тогда, когда притеснения становились невыносимыми, у россиянина оставалась возможность собрать свои пожитки и пуститься в бега, надеясь в необжитых районах страны найти спасение от невзгод и насилия. Лишь загнанный окончательно в угол, он начинал ожесточенно сопротивляться, обнаруживая в себе силы, способные все смести на своем пути. Во-вторых, это крайние формы поведения в конфликте, исходящие из расчета во что бы то ни стало одержать верх, добиться победы над противником. Вяло текущий конфликт, позволяющий сторонам длительное время сохранять независимость, свободу выражения и отстаивания своих позиций - большая редкость. Гораздо чаще ситуация выглядит как долготерпение одной из сторон, нежелание вступать в конфликт, переходящее затем в бунт, взрыв, ярко выраженное сопротивление давлению противоположной стороны. Крайности этого поведения хорошо выражены А.С. Пушкиным, утверждавшим, что нет ничего страшнее русского бунта, "бессмысленного и беспощадного". В-третьих, ментальное неприятие конфликта, подсознательное отношение к нему как к тяжелейшему бремени. Атмосфера конфликта непривычна и нежелательна для русской души. В Европе и других странах, где история приучила людей к состоянию перманентного конфликта, у них сформировались устойчивые особенности индивидуализма в качестве реакции на необходимость сохранить себя в поле конфликтного напряжения. В отличие от них русский характер еще живет грезами братского единства, доверчивости, всеобщей любви, которые и по сей день питают идеи соборности, особой роли и предназначения России к окончательному объединению всех народов во имя всеобщего мира и согласия на Земле. Ряд особенностей российской конфликтности тесно связан с элементами византийского влияния. Традиции и атрибуты государственности восточной Римской империи после гибели Византии нашли благодатную почву в единоверной Руси. Она переняла не только элементы внешней атрибутики государственной власти, но и ряд важных содержательных особенностей государственности. С этого времени берет свое начало российское самодержавие как устойчивая форма ярко выраженной централизованной власти. Самодержавное строение государства оказало значительное влияние на состояние конфликтности общества. Когда централизованное государство прочно обросло представительными органами на местах, государственный интерес стал решающим образом присутствовать на любом провинциальном уровне существования конфликта. "Вот приедет барин - барин нас рассудит" - устойчивый стереотип российского сознания в конфликтной ситуации. Византийское влияние сказывается и в отношении идеологической зависимости российской конфликтности. С давних пор все более или менее крупные конфликты на Руси чрезмерно идеологизированы. В борьбу, казалось бы, совершенно частных, хозяйственных, социальных, а то и бытовых интересов, почти вплетается господствующая идеологическая парадигма. В свое время господствующая православная идеология присутствовала не только в спорах по вопросам религии. Затем ее функции постепенно перешли к коммунистической идеологии, противоположеной по содержанию, но столь же монопольно доминирующей по существу. Сильная идеологическая составляющая российской конфликтности также убеждает в отсутствии у россиян европейского опыта длительного пребывания в состоянии конфликта на основе свободного противостояния сторон. ЛИТЕРАТУРА Запрудский Ю.Г. Традиции российской конфликтности // Политические про- история и современность. СПб., 1993. Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М., 1995. Основы конфликтологии. М., 1997. 126 Каковы особенности политического экстремизма в современной России и в других странах? Политический экстремизм (от лат. ехtremus - крайний) выражает приверженность в политике к крайним взглядам и действиям. Поведение экстремистов, в отличие от умеренных радикалов, также выступающих за решительные политические мероприятия, не вписывается в рамки закона, нарушает конституцию данной страны, равно как и другие государственные и международные правовые нормы. Политический экстремизм - это всегда правовой нигилизм. В качестве субъектов политического экстремизма могут выступать как отдельные лица и партии, так и целые государства или союзы государств. Примером политического экстремизма на международной арене может служить внешняя политика тоталитарных режимов, выражающаяся в экспорте разного рода мессианских идей: "пролетарской революции" (СССР), "нового порядка" (нацистская Германия), "исламской революции" (фундамен-талистский Иран). Элементы политического экстремизма могут обнаруживаться и в политике демократических государств, если они играют роль мирового (или регионального) полицейского. Политический экстремизм в качестве элемента внутренней политики государств также обнаруживается прежде всего в тоталитарных режимах: типичный пример - ГУЛАГ в советской России, система концлагерей в нацистской Германии и полпотовскои Камбодже. Однако и демократически устроенные государства могут допускать элементы экстремизма в отношении религиозных, этнических и иных политических меньшинств (пример - положение русских меньшинств в странах Балтии), а также во время войн и вооруженных конфликтов (пример - война США во Вьетнаме). Помимо государственного и межгосударственного экстремизма, в XX в. получил широкое развитие экстремизм, исходящий не сверху, от государства, а снизу, от воюющих с ним политических партий, групп и движений. По своему идеологическому содержанию этот вид экстремизма условно можно разделить на левый и правый экстремизм. Классическими формами левого экстремизма является российский терроризм во второй половине XIX - начале XX в. (народники, эсэры, анархисты), а также левый экстремизм на Западе, получивший особое развитие в 70-80-х гг. XX столетия. Среди наиболее известных его форм называют "красные бригады" и "прима линеа" в Италии, РАФ в Германии, "аксион директ" во Франции и др. При всей эклектичности левоэкстремистской идеологии в целом она делает акцент на идею непримиримой классовой борьбы. Так, западногерманская РАФ (Фракция красной армии) считала своим идеалом победоносные красные армии России, Китая и Кубы. Правый экстремизм в отличие от левого эксплуатирует не столько просветительскую идеологию классовой борьбы, сколько "почвеннические" идеи борьбы между нациями и расами, культурами и цивилизациями. Среди форм правового экстремизма называют правый популизм, ультраконсерватизм, религиозный фундааментализм, а также фашизм. Начиная с 60-70-х гг. XX в. своеобразным противовесом левого экстремизма на Западе стал правый экстремизм в лице неофашистских групп. В качестве примера можно назвать "Федерацию национального европейского действия" (ФАНЕ) во Франции, "Национал-демократическую партию Германии" (НДПГ) в ФРГ "Испанское общество друзей Европы" (СЭДАДЭ) в Испании и др. Примерно с середины 80-х гг. соотношение между правым и левым экстремизмом изменяется в пользу ультраправых. Современные ультраправые не только выросли численно, но и укрепили свои интернациональные организации ("Европейский новый порядок", "Черный Интернационал" и др.); они демонстративно называют себя "новыми правыми", по аналогии с "новыми левыми" конца 60-х - начала 70-х гг. на Западе. Новые правые выступают за установление общественного строя, основанного на расово-этническом неравенстве, с четкой социальной иерархией и культом героев. Социализм отвергается ими как вредный плод Просвещения с его "правами человека" и либеральными свободами. Тенденция поправения западного политического экстремизма, впрочем значительно смягчается его деидеологизацией, появлением разнообразных гибридных форм с неопределенной право-левой идейной ориентацией. Так, некоторые французские неофашисты называют себя "правыми пролетариями"; английские - "белым рабочим классом", а современные российские - "национал-большевиками". Деидеологизация (гибридизация) разных форм экстремизма во многом задается однотипностью его террористической практики. Когда в начале XX в. глава итальянских ультраправых Б. Муссолини утверждал, что его партия занимается не террором, а "социальной гигиеной" или "изъятием вредных индивидуумов из обращения", то это было почти дословной цитатой из классических трудов левых русских террористов. С другой стороны, методы "революционной борьбы" современных ультралевых (создание "фронтов национального освобождения", "революционных бригад" и "герильерос") на практике мало чем отличаются от террористических актов правых экстремистов. Поправение политического экстремизма не в последнюю очередь объясняется сегодня ростом и радикализацией религиозного фундаментализма, прежде всего исламского. На мировоззренческом уровне экстремизм радикального ислама выражается в идее "священной войны" против "западной отравы", т.е. против западного образа жизни, ядром которого мыслится светское государство с его монополией на законодательную деятельность, образование и СМИ. Целью радикальных исламистов - после обретения ими государственной власти - является установление политического режима на основе законов шариата, что означает отрицание международно признанных прав человека, включая равноправие полов, свободу слова и совести культурный и политический плюрализм. Исламский экстремизм отрицает существующий мировой порядок как планетарную гегемонию Запада, считая мирное разрешение конфликтов между исламским и неисламским мирами чистой иллюзией или временным тактическим средством. Ныне в мире действуют десятки экстремистски настроенных исламских группировок, взявших на вооружение самые жестокие методы террора и насилия (среди наиболее известных - организация "Братья-мусульмане", палестинское движение ХАМАС, алжирский ФИС, турецкие "серые волки", так называемые ваххабиты на Северном Кавказе и др.). Помимо идеологического различения форм экстремизма, существуют его классификации по объектам и средствам экстремистской деятельности. Объектом политического экстремизма могут быть существующий государственный строй или некоторые его элементы, отдельные лица или политические партии, а также важнейшие системы жизнеобеспечения общества. По своим методам политический экстремизм весьма близок к терроризму, хотя и не составляет с ним полного тождества. Не все экстремисты с необходимостью становятся террористами; терроризм - это лишь наиболее крайняя (по методам) форма выражения экстремизма. В отличие от терроризма, насилие в экстремизме может носить несистематический, конкретно немотивированный (и в этом смысле иррациональный) характер. Политический экстремизм имеет также латентные, т.е. скрытые, формы существования в виде идейно-психологического потенциала недовольства, который может разрешаться в акты насилия с размытой политической мотивацией. (В качестве примера можно назвать экстремистскую деятельность религиозной секты "Аум Синрикё".) Сегодня особое значение приобретают различия экстремизма, связанные с его методами и объектами. В этом смысле появляются принципиально новые формы экстремизма, к примеру, "электронный" (или "информационный") терроризм, когда становится реальной посредством INTERNET бесконтрольная пропаганда человеконенавистнических идей или обвальное нарушение информационных систем жизнеобеспечения общества. В России ныне представлены едва ли не все формы политического экстремизма. Питательной почвой для него служит затяжной социально-экономический кризис, затронувший все слои и части общества; обнищание и деклассированние больших групп населения; тотальная криминализация общественной жизни, включая властные структуры; идейно-нравственную деградацию населения, выражающуюся в широком распространении пьянства, наркомании и социал-дарвинистских стратегий "выживания". Экстремизм в постсоветской России обнаруживается в массовом выходе политической жизни из правовых норм, прежде всего в виде этнически консолидированных и вооруженных сепаратистских движений. Особое место занимают здесь радикальные исламисты бросившие вызов гражданскому миру и территориальной целостности российского государства. Политический экстремизм исламского толка ярко проявил себя в ходе чеченского вооруженного конфликта. Со стороны чеченских вооруженных формирований имели место многочисленные нарушения международно признанных норм и правил ведения войны (вооруженного конфликта) к примеру, стремление перенести войну в глубь России, особенно посредством варварского террора против гражданского населения. Элементы экстремизма наблюдались и в действиях правительства. В федеральной армии, например, "ковровые бомбардировки" артобстрелы жилых кварталов чеченской столицы, а также полное разрушение инфраструктуры республики, что явно противоречит ряду статей Дополнительного Протокола к Женевским конвенциям 1949г. В современной России имеется также ряд ультраправых и ультралевых группировок, пропагандирующих крайние политические взгляды или даже допускающих методы террора (к примеру взрывы памятников Николаю Второму, организованные ультралевыми молодежными группами). Значительным влиянием среди молодежи (а также в армейской среде) пользуются некоторые лозунги ультраправых, как они выражены в идеологиях "Русского национального единства" (РНЕ) А. Баркашова, ЛДПР В. Жириновского или Национал-большевистской партий (НБП) Э. Лимонова и А. Дугина. Известны, к примеру, прямые контакты А. Дугина, развивающего идеи "Большой партизанской войны против нового мирового порядка", с одной стороны, с Академией Генерального штаба России, а с другой - с одним из лидеров западных "новых правых" Аденом де Бенуа. При всей сложности общественно-политической ситуации в нашей стране, сохраняющей почву для политического экстремизма, одновременно действуют факторы, которые значительно смягчают экстремистские настроения. Это - возможность относительно свободно высказываться, не опасаясь по крайней мере официальных санкций против политической критики; сохраняющийся при всех автократических "замашках" власти политический плюрализм; особенности русской политической культуры, не приемлющей экстремистские идеи, что обнаружилось в падении электорального доверия к таким радикальным политикам, как В. Жириновский, В. Анпилов, В. Новодворская и др. ЛИТЕРАТУРА Грачев А.С. Тупики политического насилия: экстремизм и терроризм на службе международной реакции. М., 1986. Залысин И.Ю. Политическое насилие в системе власти / / Социально-политический журнал. 1995.№ 3. Петрищев В.Е. Проблемы борьбы с терроризмом в современной России // Политические конфликты. М., 1996. 127 Возможен ли фашизм в современной России? Если подходить к этому вопросу не партийно, а исторически, то следует признать, что опыт Отечественной войны с немецким фашизмом создал стойкий иммунитет россиян к понятию "фашизм". Но это не означает, что данный иммунитет вечен и что он распространяется не только на терминологию фашизма, но и на весь арсенал его идей и стратегий. Прорехи в этом иммунитете у советской молодежи появились уже в 70-х гг., когда возникли нонконформистские группы, эпатировавшие публику игрой с нацистской символикой. К этому следует добавить схожие с фашистскими настроения в среде радикально-националистического крыла КПСС и ВЛКСМ, которые, впрочем, могли быть инсценированы советскими спецслужбами в целях зондирования политических настроений в неформальных объединениях молодежи. В "перестроечной" и постсоветской России были отчасти реанимированы идеи и настроения черносотенного движения начала XX в., которое некоторые западные историки, например У. Лакер называют "русским фашизмом". (Сходным образом В.И. Ленин называл итальянских фашистов черносотенцами.) Однако отождествление черносотенного движения с фашистским представляется малоубедительным. Черносотенная идеология при всей агрессивности и радикальности ее консерватизма не была "консервативной революцией" в собственном смысле - с национальным вождем и массовым базисом. Она скорее выполняла роль боевого отряда одинаковых правых партий. Представляется спорной и точка зрения Н. Бердяева на сталинизм как "своеобразный русский фашизм". Точнее было бы говорить о принципиальном единстве фашизма и сталинизма как разновидностей тоталитарного господства. Сегодня в России легально или полулегально действует целый ряд политических партий и групп, открыто использующих фашистскую символику, поддерживающих связи с неофашистами других стран, участвующих в деятельности интернациональных неофашистских объединений. (Откровенно нацистская символика военизированного "Русского национального единства" Баркашова, сотрудничество ЛДПР В. Жириновского с основателем праворадикального "Немецкого народного союза" Герхардом Фреем, а также тесные связи Национал-большевистской партии Э. Лимонова - А. Дугина с одним из лидеров "новых правых" в Европе Аденом де Бенуа.) Часть профашистски настроенных групп ориентируется в России не на западный опыт, а на отечественную ультраправую традицию, в частности, на известную борьбу против "жидомасонства". Однако обе отмеченные версии профашистских идеологий оставались до сих пор маргинальным явлением российской политической сцены. Отсюда, однако, еще не следует, что в нашей стране принципиально исключена возможность установления фашистской диктатуры, хотя она и маловероятна. В связи с этим возникают два важных вопроса: 1 Каковы должны быть признаки, позволяющие ту или иную партию считать фашистской? 2. Какие черты общественно-политической ситуации в России объективно способствуют её "фашизации"? Ответ на первый вопрос требует достаточно широкого определения специфики фашистской идеологии. В этом смысле А. Галкин определяет фашизм как идею революционного возрождения и оздоровления в своей стране титульной нации, рассматриваемой как этнически-биологическое единство, как укоренение в ней изначальных, исконных ценностей, придание ей единственно эффективной формы общественной организации, основанной на приоритете государственных интересов и на жестко структурированной системе управления, замыкающейся на личности единовластного вождя. Сходным образом английский историк Роджер Гриффин усматривает суть фашистской идеологии в консервативно-революционной идее возрождения или обновления нации. Помимо ультранационалистической, консервативной революционности, фашистская партия, даже если она не считает себя таковой, должна с самого начала обнаруживать тоталитарный стиль своего политического поведения. Если следовать теории тоталитаризма, развитой X. Арендт, то признаком становящейся фашистской партии должна быть ее способность оттачивать свои первоначально разношерстные идеологемы до их четкого логического субстрата с принудительно-суггестивной силой воздействия. Это означает, что действительно фашистская партия всегда всерьез воспринимает свою идеологию, а потому способна в условиях социального кризиса внушить ее широким массам населения, прежде всего молодежи, путем эффективных (и эффектных) террористических акций. Специфика именно фашистской партии проявляется при этом в апелляции к иррационально-эстетической стороне общественной психологии: к мифологическим и мистическим переживаниям, к этническим и национальным чувствам, к инстинктивной агрессивности. Если проанализировать действующие ныне в России более или менее значимые партии, широко эксплуатирующие националистические идеи и чувства - а это прежде всего ЛДПР В. Жириновского и КПРФ Г. Зюганова, - то ни одна из них не может быть заподозрена в реальной близости к фашизму. Политическая идеология ЛДПР, включая ее ультраправые идеи, - это профессионально сработанный "поток сознания", полностью подчиненный политической конъюнктуре. Эта идеология, особенно в контексте парламентского поведения ЛДПР, представляет собой не столько опасность "коричневой угрозы", сколько инсценируемую пародию на эту опасность. В отличие от немногочисленной партии В. Жириновского, обширный партийный базис КПРФ действительно настроен весьма оппозиционно, хотя и не столь радикально-националистически, как некоторые идеологи и лидеры неокоммунистов. Впрочем, последние компенсируют свой идейный национализм реал-политической лояльностью к парламентской системе и закулисным сотрудничеством с партией власти. Обе партии, широко используя радикально-националистические лозунги, вместе с тем не развивают однозначной в своей агрессивности идеологии с ее понятием врага, подлежащего безусловному уничтожению. Обе партии не сопровождают даже свои экстремистские идеи политическим террором и насилием, что всегда характеризовало обыкновенный фашизм. Напротив, и жириновцы, и неокоммунисты часто толкуют свой национализм как призыв к социальному миру и солидарности. Вместе с тем стоит согласиться с мнением части отечественных политологов о том, что в сегодняшней России есть немало признаков, приводивших в других странах к порогу фашистского переворота. Наиболее важны следующие: 1) хронический и всеобъемлющий социально-экономический кризис, ощущаемый большинством населения; 2) тотальная криминализация общества, включая властные элиты; обвальное падение исполнительной дисциплины; 3) ослабление государственной власти, дискредитация ее институтов, исчерпанность кредита доверия к ней со стороны большинства населения; 4) отчуждение населения от административных и политических институтов; недоверие к официальной пропаганде; 5) десоциализация, маргинализация массовых групп населения; драматичный рост пьянства, наркомании, интеллектуальной и физической проституции; 6) идейно-ценностная дезориентация населения, рост политической апатии; 7) массовое чувство ущемленного национального достоинства; прогрессирующая иррационализация, эстетизация и мистификация массового политического сознания; 8) разрыв традиционной межпоколенной коммуникации; аполитичность и конформизм молодежи, в массе своей отчужденной от власти; 9) привыкание общества к праворадикальным стереотипам мысли и поведения, к социал-дарвинистской морали "хищного зверя". ЛИТЕРАТУРА Галкин А.А. О фашизме - его сущности, корнях, признаках и формах проявления// Политические исследования.1995.№ 2. Лакер У. Черная сотня. Происхождение русского фашизма. М., 1994. Умланд А. Старый вопрос, поставленный заново: что такое "фашизм"? // Полис. 1996.№1. 128 Возможно ли в современной России политическое согласие? Политическое согласие - это такое состояние политической организации общества, которое характеризуется балансом интересов, рациональной легитимностью и пассионарностью политической элиты, которая в состоянии давать "ответы на вызовы времени". Согласие по-разному проявляется в различных политических структурах. Так, в активистской политической среде с высоким уровнем политического участия населения согласие свидетельствует об отсутствии социально-политических конфликтов. В российском обществе, которое характеризуется политической индифферентностью основной части населения, о согласии можно говорить лишь в том случае, если население добровольно подчиняется властям. О согласии свидетельствует и компромиссный вариант взаимодействия различных ветвей уровня политической власти. Если понимать согласие внешним образом как отсутствие серьезных социально-политических конфликтов, то можно констатировать, что в современной России политическое согласие, в общем, существует. Если проанализировать взаимоотношения между структурами власти, то они отличаются достаточной конфликтностью. Если же к согласию подойти внутренним образом, как к ситуации с высоким политическим участием населения, то в России согласия сейчас нет. Поскольку все формы согласия и несогласия связаны друг с другом, посмотрим на проблему с теоретических позиций. В условиях тоталитаризма власть добивалась обстановки согласия сложным насильственно-идеологическим образом. Одним из исторически сложившихся механизмов был скрытый террор. Его сущность можно определить как насильственное требование соответствия условий социализации человека и его политической лояльности. В случае нелояльности члена социалистического общества его политической структуре он фактически изолировался и практически прекращал свое гражданское существование. Даже такие выдающиеся граждане, как А. Сахаров, при демонстрации политического несогласия изолировались на многие годы практически без решения суда. Поэтому в России возникла традиция скрытого дистанцирования от политической структуры при формальной демонстрации согласия, которая сохраняется до сих пор. Говорить о реальном состоянии согласия без специальных исследований, которых у нас никто не проводил, трудно. Для разрешения проблемы проанализируем российские источники политического согласия в России. Современное российское общество переходит от традиционной для социализма классовой структуры (рабочие, крестьяне и служащие) к новой социальной структуре. К концу 90-х гг. эта структура еще не определилась полностью. Такая ситуация в России политического согласия дать не может. Если учесть все наследие социализма: тоталитарную политику экономии на оплате труда, деградацию рабочей силы и развитую систему ее теневого довоспроизвоства, то можно предположить, что политическое несогласие вытесняется в бессознательное. Пока определенная часть народа находится в состоянии согласия и живет по-старому, т.е. потребляя так, как работает. Но когда ожидания превратятся в чувство глубокого разочарования, на стихийное политическое согласие уже рассчитывать будет трудно. Можно сказать, реальная ситуация в России такова, что согласие необходимо создавать специально. Основным субъектом-организатором согласия должно выступить государство, на котором лежит ответственность за то, что "происходит с народом", и "новые русские", которые волею судеб получили в свои частные руки общественное богатство. В том случае, если согласие не станет предметом деятельности субъектов-организаторов процесса новой жизни в России, то с необходимостью встанет вопрос о применении насилия для организации этой жизни в стране. ЛИТЕРАТУРА Лебедева М. От конфликтного восприятия к согласию //Полис. 1996. №5. Серебрянников В.В. Гражданский мир и согласие в России // Социально-политический журнал. 1997. № 1. Согрин В.В. Конфликт и консенсус в российской политике // Общественные науки и современность. 1996. № 1. 129 Возможен ли политический диалог в современной России? На этот вопрос мы можем дать только один ответ: политический диалог в современной России не только возможен, но необходим. А вот как добиться продуктивного диалога - вопрос весьма сложный как в теоретическом, так и в практическом отношении. Факторов, затрудняющих диалог, очень много. Они относятся как к тоталитарному наследию, так и к реальностям нынешнего дня. Тоталитаризм оставил в наследство значительно деформиро-ванные политические отношения, которые не позволяют различным политическим субъектам взаимодействовать демократическим образом. В то же время задачи, которые необходимо решить политической организации для осуществления реформирования, противоречат, зачастую, устройству самой этой организации.Это обстоятельство в совокупности с бесчисленными неполитическими противоречиями служит серьезной причиной отсутствия диалога между различными политическими субъектами. Рассмотрим несколько обстоятельств, которые, на наш взгляд, затрудняют диалог, а в случае их нейтрализации, позволят его облегчить. Для начала разберемся в содержании политического диалога. Для осуществления диалога необходимо социально-политическое противоречие, которое в результате осуществления политического диалога должно быть либо разрешено, либо сохранено в том или ином виде без значительного ущерба для социально-политической целостности. Кроме того, политический диалог можно понимать как установку политической культуры субъектов политики на взаимодействие в разрешении социально-политических проблем. В политическом диалоге с необходимостью присутствуют противники, которые выступают в качестве носителей противоположных идеологий и интересов в рамках единой социально-политической ситуации. В условиях развитой демократии различие в политических позициях естественно, но существует достаточно разработанная процедура политического диалога, который способствует преодолению противоречий, кроме того, сама политическая среда ориентирована на осуществление диалога, поскольку разрыв между действительностью и проблемным пространством политики не так велик. Когда политические проблемы не связаны с кризисностью социокультурной целостности, они вполне разрешимы в рамках диалога. В России ситуация иная. Во-первых, демократия рождается в современной России в непримиримой борьбе с прошлой политической организацией. Направленность всей политической деятельности антидиалогична и конфликтна. Разрешение большинства политических противоречий современные политики пытаются осуществить за счет переструктурирования среды или за счет смены субъектов политики. Такая ситуация, во-вторых, связана с низким уровнем осознания всей российской жизни, как при социализме, так и после его падения. Тоталитаризм установил государственную монополию на право осмысления социалистического общества. Сущность его осмысливалась исключительно положительно, диссидентская оппозиция в очень узких социальных пределах робко критиковала результаты деятельности политической системы, а не ее саму. Диагноз социализму до сих пор не поставлен, задача реформирования ставится в ключе копирования западных культурных технологий. Когда люди смутно представляют себе то, что они делают, они не в состоянии ни внятно объяснить содержание своей деятельности, ни критически ее осмыслить. Поэтому слабый уровень осмысленности политических действий исключает предметный диалог из-за полной противоположности политических парадигм. Слабый уровень осознанности, в-третьих, порождает не только "молчаливость" действующих политических субъектов, но и абстрактность оппозиции. Абстрактность ее заключается в том, что принципиальной критике подвергается наличная политическая действительность, а в качестве положительного сознания предлагается очередная утопия, которая либо повторяет лозунги официальной политики, либо призывает вернуться к "светлому" прошлому. Такая идеологическая слабость оппозиции приводит к аморфности политической организации, поскольку ее деятельность в отношении результативности не меняется при смене элит. Фактически диалог лишается предметности, замыкаясь в сфере взаимодействий субъектов политики. Недостаточный уровень осознанности реформирования и абстрактность политической позиции, как действующей власти, так и оппозиции, в-четвертых, влекут за собой безответственность власти и оппозиции. К сожалению, бесчисленные обещания наших политических лидеров на всем протяжении XX столетия не были воплощены в действительность. Видимость успешности политической деятельности достигалась, в лучшем случае, подтасовками: "Жить стало лучше, жить стало веселей". Отсутствие связи между политическими обещаниями и реальными результатами лишает политическую ситуацию определенности, в такой ситуации содержательный политический диалог просто невозможен поскольку в ней нет четкого предмета взаимодействия. В этом случае диалог превращается в полемику по поводу идеологического противостояния в отношении к неясно осознаваемой, но отрицательно оцениваемой политической ситуации. Подобное противостояние не может закончиться даже примитивным компромиссом, поскольку подобная идеологически ориентированная форма борьбы не имеет общего предмета, в ней идет спор о словах, который, как правило, длится бесконечно. Кроме амбиций в таком споре ничего быть не может. Диалог среди политиков, а также между населением и политической элитой будет достижим в том случае, если политическое сознание в России из сферы спекуляций различного рода переместится в сферу реальности. Население России привыкло жертвовать собой ради Отчизны, терпеливо относясь к неадекватным действиям политиков, которые обещают народу золотые горы вместо прошлых страданий. Всем понятно, что в ближайшем будущем для основной массы народа резких улучшений не предвидится. В политическом бессознательном России нет иллюзий. Поэтому политики, которые обещают народу и друг другу много, быстро теряют доверие, без которого диалог сильно затрудняется. Политическое сознание, которое адекватно осознает реальность и предлагает идеологию, понятную всем, выступит первой предпосылкой возникновения основания для диалога. Если эта идеология будет достаточно приемлема, а ее реализация будет совпадать с ней, то диалог станет естественной формой разрешения социально-политических противоречий, поскольку появится доверие между субъектами политического процесса и необходимость в конструктивной корректировке реальной политики. До тех пор, пока реальность будет скрыта флером политических игр, пока Россией будет управлять стихия, предмета для демократического политического диалога не будет, вместо него будет продолжать господствовать сговор политиков. ЛИТЕРАТУРА Василенко И.А. Политический консенсус в гуманитарном диалоге культур / / Вопросы философии. 1996. № 8. Возможен ли пакт общественно-политических сил в России (Круглый стол)//Полис. 1998. №4. Демидов А. Ценностные измерения власти / / Полис. 1996. № 3. 130 Чем характеризуется политическое поведение у различных социальных групп в современной России? Политическое поведение - это одна из форм активности индивидов групп, организаций в сфере политических отношений, связанная с воздействием на власть или противодействием ее реализации. Политическое поведение может быть массовым или индивидуальным, активным или пассивным (например, отказ от регистрации в качестве избирателя и неучастие в выборах), упорядоченным или спонтанным, легальным или противозаконным. Примеры политического поведения - участие или неучастие в выборах, массовых движениях, имеющих политический характер деятельность отдельных лиц и групп, прямо или косвенно (посредством воздействия на общественное мнение) направленная на достижение политических целей. Наиболее хорошо изучено такое политическое поведение различных социальных групп в современной России, которое выражается в голосовании на выборах. Это связано с наличием такого источника информации, как статистические данные о результатах выборов, относящихся к длительным промежуткам времени, а также возможностью проведения приуроченных к выборам опросов общественного мнения с использованием стандартной методики сбора и обработки информации. Неповторяющийся, спонтанный характер политического поведения вне сферы выборов и связанных с ней областей (например, "поведение" парламентариев в период легислатуры) существенно затрудняет его политологический анализ. Негативную в этом смысле роль играет и труднодоступность информации, относящейся к политическому поведению в высших звеньях власти. Более доступно для исследования потенциальное массовое политическое поведение, выражающееся в ориентациях на определенные действия (участие в демонстрациях, забастовках, различных выступлениях и т.д.). Рассмотрим некоторые факторы, влияющие на политическое поведение различных социальных групп в современной России на примере электорального поведения. Прежде всего, рассмотрим такой демографический фактор, как долю городского населения принимающего участие в выборах. Увеличение доли городского и активного населения приводит к увеличению числа проголосовавших, как за партии левого, так и за партии правого блока и самоуправленцев. На политическое поведение оказывают влияние экономические факторы. Можно отметить, что на голосование за правый блок размер среднего дохода влияет сильнее, чем размер средней заработной платы, прожиточный минимум и прибыль предприятий, а на голосование за самоуправленцев - наоборот. Коэффициент накопления имеет значительную корреляцию с голосованием за НДР. Можно предположить, что этот показатель в большей степени отражает уровень жизни обеспеченных слоев населения и именно они оказали поддержку партии власти. Показатели уровня жизни не влияют на голосование за ЛДПР и КРО. Безработица вообще не влияет на результаты голосования. По-видимому, это связано с тем, что показатель безработицы плохо отражает реальное социально-экономическое положение электората. Увеличение такого показателя, как преступность, имеет сильное отрицательное влияние на голосование за левый блок, сильное положительное влияние на голосование за ЛДПР и менее сильное положительное влияние на голосование за самоуправленцев. Значимая зависимость между данными показателями и голосованием за правый блок, НДР и КРО отсутствует. ЛИТЕРАТУРА Радаев В. О некоторых чертах нормативного поведения новых российских предпринимателей // Мировая экономика и международные отношения. 1994. №4. Ростов Ю Е. Протестное поведение в регионе // Социологические исследования. 1996. №6, Социально-стратификационные процессы в российском обществе // Вестник Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 1995. №4. 131 Какие типы электорального поведения существуют в современной России? "Электоральное поведение" - один из видов политического поведения действия избирателей во время выборов. Эти действия обусловлены потребностями, предпочтениями и целями людей, участвующих в голосовании. Электоральность складывается из объективных и действительных факторов. Территориальная принадлежность, половозрастная и социально-профессиональная характеристика избирателей являются объективными факторами. На их основе можно выделить соответствующие электораты, например, региональные электораты, круг избирателей по полу, возрасту, социальному положению или материальному достатку. Социально-экономические процессы и их актуализация в деятельности политических объединений выступают действительными факторами. По отношению к реформам, проводящимся в России избиратели делятся на лояльных ("сторонников") и нелояльных ("противников"). Политико-географический анализ соотношения лояльных и нелояльных избирателей позволяет выделить два типа электорального поведения - устойчивый и неустойчивый. Устойчивый тип электорального поведения характерен для противников проводимых реформ. Эти граждане голосовали на выборах разного уровня за представителей КПРФ, ЛДПР, АПР. Им свойственна активность на выборах и постоянство социально-политических установок (приверженность плановой экономике, централизованному управлению и распределению, государственной охране общественного порядка). По данным избирательных кампаний разного уровня, большинство носителей устойчивого типа электорального поведения не приемлют политику разгосударствления экономики и демократического переустройства политической жизни. К устойчивому типу электорального поведения принадлежат и те сторонники реформ, которые с 1991 г. непосредственно участвовали в перераспределении государственной собственности; Руководители предприятий, административные работники, частные предприниматели. Но среди сторонников реформ наблюдается подвижность и изменчивость социально-политических ориентаций, вызванные критическим отношением граждан к условиям своей жизни, и различным ветвям власти, ответственным за эти условия. Их поведение на выборах можно определять как неустойчивое. Граждане с неустойчивым типом электорального поведения в большинстве своем были и остаются вне властно-распределительных структур. При обосновании неустойчивого типа электорального поведения учитывается не только оценка избирателями социально-экономических изменений и деятельности политического руководства, но и социокультурные умения и предпочтения самих избирателей. При различии и разнообразии социокультурных характеристик представители неустойчивого типа электорального поведения не надеются влиять на реальную политику с помощью участия на выборах. Об этом свидетельствуют результаты выборов 1996-1997 гг. в местные представительные органы власти, когда были зафиксированы низкая избирательная активность населения, "поддержка" выборных представителей "сверху". Неустойчивый тип электорального поведения поливариантный у одних и тех же избирателей и достаточно изменчивый по отношению к процессам трансформации российского общества. ЛИТЕРАТУРА Колосов В.А., Туровский Р.Ф. Электоральная карта современной России: генезис, структура и эволюция / / Политические исследования. 1996. № 4 Малютин М.В. Электоральные предпочтения россиян: "парадокс стабильности" // Общественные науки и современность. 1998.№ 1. Марченко Г.В. Россия между выборами (Социополитическии анализ и прогноз состояния электората) // Политические исследования. 1996. №2. 132 Какова сравнительная характеристика электорального поведения в России? Отношение российских избирателей к происходящим в стране реформам и их актуализации в деятельности политических объединений оформило два типа электорального поведения: устойчивый и неустойчивый. Историческая практика избирательного процесса, например, в США, также закрепила эти типы электорального поведения. Устойчивый тип обусловлен жизненными потребностями, социально-политическими предпочтениями и конкретными целями в отношении перспектив развития страны. Формой реализации такого типа поведения является "раздвоенное голосование": поддержка одними и теми же гражданами кандидатов от двух партии на разные политические должности в один и тот же год выборов. Демократически настроенные американцы связывают будущее своей страны с эффективным экономическим развитием. Они поддерживают демократическую партию как способную решать проблемы безработицы и повышения жизненного уровня рядовых граждан. Консервативно настроенных избирателей привлекает внешнеполитическая и внутриэкономическая стабильность. По их мнению сдерживание инфляции и сокращение федеральных расходов с одной стороны и предотвращение внешних военных конфликтов с другой, - это круг вопросов, который в состоянии контролировать республиканская партия. Неустойчивый тип электорального поведения является следствием критического отношения российских и американских граждан к различным уровням власти, ответственным за их условия жизни. Для такого типа поведения характерна низкая избирательная активность, отсутствие четкой политической ориентации. Выраженность неустойчивого типа электорального поведения в поливариантности предпочтений у одних и тех же избирателей как России, так и США связан с отсутствием партийной приверженности или партийной самоидентификации. В этом случае голосование граждан обусловлено симпатиями к личности кандидата его популярностью и убедительностью. Такую ситуацию российские политологи склонны объяснять влиянием на электоральное поведение объективных факторов: территориальная и социально-профессиональная принадлежность ( процессы миграции в поисках работы), половозрастная характеристика (низкий возрастной барьер активного избирательно права, отсутствие социально-политических предпочтении у молодёжи). Таким образом, устойчивый и неустойчивый типы электорального поведения характерны как для российских, так и американских избирателей. Устойчивый тип электорального поведения российских и американских граждан обусловлен выбором перспектив будущего развития своей страны - эффективного экономического развития или внешнеполитической и внутриэкономической стабильности. Отсутствие социально-политических установок у определенной части американского и российского населения свидетельствует о распространенности неустойчивого типа электорального поведения. "Независимость" в политической ориентации граждан является следствием их критического отношения к условиям своей жизни. ЛИТЕРАТУРА Бьюэлл Э. Архаичны, но адаптивны. О политических партиях США // Политические исследования. 1996. № 3. С. 94-108. Голосов Г.В. Принципы электоральной инженерии: "смешанные несвязанные" избирательные системы в новых демократиях // Полис. 1997. № 3. Таагепера Р., Шугарт М.С. Описание избирательных систем // Политические исследования.1997.№ 3. С. 114-137. 133 Каковы были политические предпочтения российских избирателей в 1993 -1996 гг? В 1993 г. политические предпочтения россиян распределились следующим образом: 1) агрессивное неприятие как старого порядка, так и нового режима; 2) конструктивно-критическое отношение к существующей власти при нежелании возврата к прежнему строю; 3) радикальное реформирование общества в условиях рыночной экономики; 4) сохранение ведущей роли государства в общественных процессах и плановой экономики; 5) поэтапное реформирование существующих общественных отношений. Эти настроения граждан нашли свое выражение в поддержке на выборах в Государственную Думу в декабре 1993 г. партий националистической, центристской, либеральной, коммунистической ориентации и так называемой партии власти. Различия в политических предпочтениях российских избирателей были обусловлены их жизненным, экономическим и политическим опытом, а также ожиданиями от проводимых властью реформ. Основным мотивом появления в этот период многообразия политических ориентации граждан послужило разочарование в реальной практике начатых демократами социально-экономических изменений. Демократы и "партия власти" перестали олицетворять идею реформирования общества и дискредитировали веру избирателей в то, что они могут ее осуществить социально приемлемым образом. Реальное ухудшение условий жизни большинства населения привело к резкому падению активности избирателей при голосовании и смещению устойчивых предпочтений от демократов к разномастной оппозиции. Исследования политических предпочтении российских избирателей в 1996 г. свидетельствуют об их устойчивости. Большинство населения определилось с желательным для России типом государства. Демократические свободы, рыночная экономика, равноправие народов, соблюдение прав человека - это идеи, которые наполнены общим смыслом для всех избирателей. Реальное размежевание политических ориентации членов общества происходит не в силу различного понимания демократических принципов, а по отношению к практической деятельности политических сил в период пребывания их у власти. Поэтому перед президентскими выборами 1996 г. четко обозначились приверженцы коммунистической партии, воспринимаемой в качестве преемника прежней власти, и сторонники власти нынешней. Таким образом, многообразие политических предпочтении, наблюдаемое в 1993 г., завершилось четким оформлением двух основных ориентации населения: коммунистов и демократов. Демократические предпочтения избирателей, в отличие от сторонников коммунистической идеи, не получили своего адекватного выражения в выборах в Государственную Думу, поскольку их активность снизилась вследствие непоследовательного проведения экономических реформ. Но идея демократии не исчерпала себя, что подтверждается результатами выборов Президента в 1996 г. ЛИТЕРАТУРА Голосов Г. В. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных выборов //Политические исследования. 1997. №4С. 44-57. Клямкин И М Лапкин В.В. Дифференциация ориентации в российском обществе: факторы влияния // Политические исследования. 1994. № 6. С. 96-119. Кутковец Т.Н., Клямкин И.М. Русские идеи //. Политические исследования 1997. №2. С. 118-140.