КОНЕЦ НАЦИОНАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА ИЛИ КРИЗИС ЭЛИТ?

Материалы дискуссии 2000 г. в журнале «Эксперт».

Борис Межуев

Полемика между Петром Щедровицким и Максимом Соколовым летом 2000 г. в журнале «Эксперт» стала заметным событием российской общественной жизни. Напомню, что произошла она сразу после вступления в должность нового президента и начала его реформаторской активности. В какой-то мере дискуссия отразила идеологическое размежевание внутри возникшего в конце 1999 г. пропутинского лагеря, точнее его правого крыла. Оказывалось, что в этом лагере нет единства по вопросу о предстоящем государственном строительстве, о судьбе государства в нынешнюю эпоху, эпоху «глобализации». Петр Щедровицкий «спровоцировал» дискуссию своим тезисом о том, что в ситуации возникновения глобальной экономики государство должно изменить свою форму, из национального превратиться в пост- или транснациональное, утратив связь с такими признаками нации, как территория, этническое происхождение и т. д. (см. уточняющие формулировки Щедровицкого в его интервью РА; его оппонент, Максим Соколов, объявил проект Щедровицкого несбыточной и вредной утопией, способной в очередной раз сбить страну с ее истинного национального пути, на который она вроде бы возвращается. С мягкой критикой обоих диспутантов в декабре 2000 г. выступил в том же «Эксперте» наш соотечественник, в настоящее время работающий в Северо-Западном университете г.Чикаго, Георгий Дерлугьян. В «Эксперте» статья Дерлугьяна была дана в сокращении, мы впервые публикуем ее полный вариант.

В какой-то мере статья Дерлугьяна позволяет лучше понять, о чем же в действительности полемизировали отечественные эксперты, в чем была истинная подоплека их дискуссии. Для этого стоит задуматься над тем, имеется ли что-то общее в воззрениях всех троих участников спора. На какой позиции они сходятся или могли бы сойтись? Полагаю, что «общее» — это сознание кризиса советской и постсоветской бюрократической элиты, не сумевшей осуществить государственную сборку на новых «национал-демократических» основаниях после 1991 г. Этот кризис весьма ярко проявился на парламентских выборах 1999 г., на которых потерпел поражение блок «просвещенной бюрократической элиты», до этого на протяжении без малого двух лет уверенно продвигавшийся к власти при видимой поддержке чуть ли не всего российского общества. Поражение бюрократии, шокировавшее в том числе и некоторых «победителей», требовало объяснения. Одно из объяснений было дано Петром Щедровицким: кризис традиционных элит — симптом кризиса национального государства; новая эпоха, эпоха миграции умов и капиталов, а также экспорта гуманитарных технологий, требует нового класса менеджеров, лучше приспособленных к новациям времени и поэтому в большей мере, чем традиционная бюрократия, способных адаптироваться к ситуации перманентных социальных трансформаций. Напротив, Максим Соколов увидел важнейший недостаток российской бюрократической элиты в ее неизжитой советскости, в нежелании или неготовности этой элиты жить по правилам «нормального» национального общества. Георгий Дерлугьян со своей стороны отметил, что кризис государственной бюрократии — явление далеко не только российское. Сама «глобализация» — продукт мировой антибюрократической революции 1960-х годов, более того, свидетельство ее отложенной во времени победы. Поэтому дальнейшие возможные успехи государственного развития зависят от того, насколько национальной и транснациональной бюрократии будущего удастся усвоить шестидесятнические, лево-либеральные идеи нового среднего класса и претворить их в практику. В таком именно развороте спор, полагаю, приобретает более серьезное значение. Поэтому мы предполагаем в дальнейшем продолжить разговор о том, какой будет или должна быть государственная элита будущего.


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |