НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В КАЗАХСТАНЕ

По материалам казахстанской
и российской прессы

Краткий вариант

 

 

 

 

Общая характеристика
этнонационального облика Казахстана

Многонациональность и угроза политической стабильности общества – “Безответственные политики и деструктивные СМИ” как единственная причина межнациональных противоречий – “Магические пассы” официальных властей – Мудрость межнациональной политики Президента Назарбаева – Чувство самосохранения как реальная причина межэтнического мира в Казахстане

Как и многие другие страны СНГ, Казахстан многонационален. Однако даже на общем фоне разнообразия палитры наций и народностей, проживающих в республиках бывшего СССР, Казахстан уникален. Уникальность относится не только к количеству национальностей (упоминается более ста различных народов и народностей), но и к их удельному весу. “Титульная” нация не доминирует в количественном отношении над другими национальностями. Это создает угрозу потенциального конфликта, которая хорошо ощущается в обществе, озвучивается политиками и обсуждается в средствах массовой информации.

Многонациональность населения Казахстана – это данность, с которой необходимо считаться любому политику, желающему пользоваться авторитетом среди граждан республики. Уникальный полиэтнический состав государства таит не только большие потенциальные преимущества (если руководство страны проводит адекватную политику), но и определенные потенциальные угрозы (если эта политика неадекватна и провоцирует межнациональную напряженность). В условиях глубочайшего экономического кризиса, доставшегося постсоветским республикам в наследство от СССР, потенциальные опасности возросли, социальное недовольство нередко принимало характер межнациональных конфликтов. Специалисты из дальнего зарубежья рассуждали о разнице в ментальности казахов и русских, об угрозе дестабилизации и “югославизации” Казахстана. [15.09.98 “Казахстанская правда”; Сергей Мухаметшин; Вектор здравого смысла]

По проводившимся опросам 8,7% славян, 8% казахов и 7,9% представителей других этносов ощущают напряженность в межэтнических отношениях. Иными словами, на настоящий момент конфликтность межнациональных отношений на уровне межличностных контактов незначительна, однако ощущение дискомфорта в этой сфере явно есть. Официальная версия, между тем, гласит: никаких проблем в межнациональных отношениях не наблюдается, а те политики и публицисты, которые серьезно и аргументировано пытаются обсуждать причины впечатляющей по масштабам миграции русскоязычного населения, объявляются если не врагами общества, то безответственными лицами, сеющими национальную рознь и зарабатывающими на этом политический капитал. При этом основной контртезис официальных властей заключается в том, что на уровне межличностных контактов, в общении между простыми людьми межнациональный конфликт практически не проявляется. Настороженность в обществе в связи с национальными отношениями объясняется исключительно деструктивной деятельностью средств массовой информации:

…Один странный парадокс, неоднократно проверенный в Казахстане на примере межнациональных отношений. Свои собственные отношения с людьми других национальностей люди оценивают значительно лучше, чем состояние межнациональных отношений в обществе в целом: “У нас в селе, городе, области отношения хорошие, но вот где-то, говорят, плохие”. Это прямое отражение влияния средств массовой информации. [18.05.98; “Казахстанская правда”; Н.А. Назарбаев; Нравственный и политический выбор интеллигенции]

В ряде публикаций отмечается, что низкий уровень конфликтности личностных контактов между представителями различых этносов связан вовсе не с “мудрой политикой Президента Назарбаева”, а естественным стремлением людей сохранить “статус кво” в национальных отношениях, с выработанной в течении длительного времени политикой сотрудничества назличных наций и народностей, живущих на территории Казахстана:

...Определенная социальная стабильность обеспечивалась не столько репрессивными мерами авторитарного режима, сколько специфическими особенностями структуры населения Казахстана. Полиэтнический характер населения обусловил определенную компенсацию, взаимную нейтрализацию социальной активности со стороны различных групп общества. [8.10.98; “Начнем с понедельника”; Валентин Макалкин; Предвыборная гонка набирает темп. Президент делает эффектный ход]

Утверждения официальных лиц о благолепии в сфере национальных отношений часто выглядят “магическими пассами”, заклинаниями, поскольку в реальности происходит нарушение традиционного разделения функций жузов, зреет недовольство в русскоязычном населении, которое уже получало выражение в массовой эмиграции русскоязычного населения, а также в отдельных выступлениях и беспорядках начала девяностых годов.

 

 

 

 

Политические волнения на межнациональной почве;
взаимные претензии русскоязычного и казахского населения

Первые признаки межнациональных конфликтов - Официальные действие государственной власти - “Государственнические” претензии казахов к русским - Реакция русскоязычного населения на политику построения моноэтнического государства казахской нации

На период 1990-1991 года приходятся выступления казаков и русскоязычного населения в северных районах РК; в это время активно функционирует оппозиционная пресса – казачьи газеты, в которых предъявляются претензии русскоязычного населения Казахстана к государственной власти. Большая часть из них не получила никакого разрешения из-за резко отрицательной позиции Назарбаева и пассивности российской внешней политики.

Вскоре последовала реакция снизу – произошло несколько стихийных политических событий, встревоживших центр. В январе 1994 года в Усть-Каменогорске состоялся митинг, организованный местным обществом славянской культуры. Участники, митинга потребовали создать в Восточном Казахстане национальную автономию этнических россиян, придать русскому языку конституционный статус государственного и ввести в республике институт двойного гражданства. В митинге приняли участие около десяти тысяч горожан. [1.05.98 “Деловая неделя”; Жанна Болатова, Эрик Жунусов]

1990-1991 годы стал периодом расцвета в Казахстане оппозиционной прессы. Тиражи ее были невелики, но относительная административная мягкость по отношению к ней привела к возникновению довольно пестрой картины. <...> Уральское казачье общество регулярно выпускало газету “Казачий вестник”, в которой печатались призывы к президенту и правительству Казахстана “распустить националистические организации “Азат” и “Алаш”, виновные в организации провокаций и бесчинств”. Разумеется, “Азат” и “Алаш” в долгу не оставались и выпускали свои газеты, в которых обвиняли в провокациях самих казаков и требовали от президента запретить казачьи формирования, а город Уральск переименовать. <...> Этим негативным сценариям Н. Назарбаев решил противопоставить сильную власть, опирающуюся на жесткое законодательство. “Мы намерены на период выхода из экономического кризиса иметь сильное правительство, сильную исполнительную власть, которая должна обеспечить подчинение граждан закону нашего государства”, – заявлял президент. [10.04.98; “Деловая неделя”; Осанна Болатова, ЭринЖунусов; Материя и идеалы]

Противоречия между русскими и, шире, русскоязычными казахстанцами и казахами проявляются в конкретных претензиях, которые, в отличие от традиционных конфликтов "русские-евреи", "русские-украинцы", как правило, не опускаются на бытовой уровень. Конкретным претензиям практически всегда свойственен налет "государственности". Так, казахи обращают внимание на проведение в советский период политики уничтожения казахской культуры, языка, исторической памяти народа, политики колонизации казахов.

 

Есть у казахов повод обижаться на русских? Сколько угодно! Русский язык как был государственным, так и остался, казахский не развивается, если не сказать крепче. [19.06.98; “XXI век”; Петр Своик; Казахи и русские: быть ли им в новом союзе?]

Касымхан, пока непризнанный композитор (перевод с казахского): – Проблема есть. 80 лет нас буквально уничтожала власть Советов, и не только язык пострадал. Пострадала вся культура народа. Мы по существу манкурты – люди без прошлого. [24.09.98; “Экспресс К”; Альтаир Тамаев]

Высказывается мнение об опасности для этнической самостоятельности казахской нации, которую представляют русскоязычные "пришельцы" из России, Украины и др. республик бывшего СССР. Дружба большого народа и малых народов воспринимается как катастрофа для малых народов, поскольку большой народ всегда оказывается в доминирующем положении.

Дружба между индивидами – это хорошо. “Дружба” между одним большим и многими малыми народами и нациями – это катастрофа. Прежде всего для малочисленных народов и народностей. Казахскому народу пришлось настолько “сдружиться” с русским народом, что в результате “лубочной” культивации наконец родилось целое поколение казахов, не знающих не только свою историю, своих акынов и батыров, но даже не знающих или плохо изъясняющихся на родном казахском языке. [???]

Этой аргументацией фактически объясняется нынешняя межнациональная политика государственной власти, направленная на создание моноэтнического государства.

Русскоязычные жители Казахстана обращают внимание на противоречие между заявляемой и фактической политикой властей. Если официально признается равноправие всех народов и народностей Казахстана, реально проводится политика доминирования казахов.

Президент республики Н. Назарбаев провозгласил: “Идейная консолидация общества – будущее Казахстана”. Хороший лозунг. Правильный. А народу от него не легче. Началось великое кочевье: люди побежали из Казахстана. Побежали из Талды-Кургана. Побежали русскоязычные. В Россию, в Германию, в Прибалтику… Потому что в Казахстане они стали чужими. Потому что беспокоятся за судьбу своих детей. Потому что Талды-Курган, как и другие города, стал опасным для жизни. Потому что “утром ли шумным, в ночь ли безгласную” к тебе может подойти здоровенный пьяный верзила, взять небрежно за ворот своими грязными ручищами и пробасить: “Пшел вон отсюда… щас я те очки переломаю. Талды-курган – наш город… центр Вселенной! Понял…”[7.07.98; “Правда”; Валерий Ермолов, Олег Кильдияров; Великое кочевье. Русскоязычные бегут из Казахстана]

Многие русские объясняют свой отъезд вовсе не экономическими факторами (в России зачастую ничем не лучше Казахстана), а отсутствием перспектив профессионального роста, дискриминацией в приеме на работу по национальному признаку (прежде всего в государственные структуры), кумовством, ограничениями на трансляцию русскоязычных программ по радио и телевидению и т.д.

В первое время, когда миграционные страсти только начали будоражить общество, казахстанские власти объясняли этот процесс просто: люди спасаются от экономических трудностей. Но этот довод – от лукавого. В России ничуть не легче, и все казахстанцы об этом прекрасно знают, и все равно едут – сюда направляется до 80 процентов отъезжающих. Аргументы у них самые разные. Одни обеспокоены будущим своих детей, другие не видят для себя перспективы профессионального роста, третьих беспокоит хилая местная демократия, замешанная на восточном менталитете, и каждый по-своему прав <…>. Вот они и “голосуют ногами”. [октябрь, 1998; “451 по Фаренгейту”; Василий Буравкин; И дым отечества стал горек]

Анализ прессы показывает, что и в случае казахов и в случае русскоязычного населения претензии относятся не к отношениям между людьми, а к отношениям между человеком и государством, искусственно порождающем межнациональный конфликт.

Наиболее важные требования русскоязычного населения (совершенно не потерявшие актуальности и сейчас) формулируются следующим образом:

С другой стороны, казахские националистические организации остро отреагировали на известное выступление Солженицына и выдвинули лозунги типа “Казахстан для казахов”. Опасения казахов и государственной власти, фактически представляющей их интересы, также весьма многочисленны:

В явном виде государственная политика в области межнациональных отношений не сформулирована, однако реально такая политика есть, она весьма последовательна и, по оценкам некоторых публицистов, преследует в основном цели создания моноэтнического государства.

 

 

 

Роль интеллигенции в межнациональных отношениях

Интеллигенция как стабилизирующий и дестабилизирующий фактор национальных отношений - Русскоязычная интеллигенция в роли пасынка государственной политики - “Комплекс неполноценности” казахской интеллигенции

Официальная позиция по отношению к интеллигенции Казахстана двойственна. Русскоязычная интеллигенция практически не принимается о внимание, поскольку она не может служить инструментом создания моноэтнического государства. Кроме того, по многим оценкам, лучшая часть русскоязычной интеллигенции уже выехала из страны.

Казахская интеллигенция, с одной стороны, оценивается как стабилизирующий фактор в национальных отношениях:

 

Мы должны сегодня прямо сказать, что к великой чести казахской интеллигенции она все эти годы проявляла сдержанность и мудрость, не позволив выплеснуться эмоциям в призывы к оружию. Поэтому удивление некоторых пессимистических экспертов, предрекавших серию кровавых конфликтов на территории Казахстана, объясняется просто. Они не учитывали этого обстоятельства – исторической и социальной ответственности казахской интеллигенции, которая выдержала экзамен на зрелость, устроенный волею судеб на исходе столетия. [18.03.98; “Казахстанская правда”; Выступление Президента Н. А. Назарбаева; Нравственный и политический выбор интеллигенции]

С другой стороны, при общей положительной оценке интеллигенции в выступлении Назарбаева звучат откровенные нотки недовольства – по его мнению, интеллигенция в принципе опасна, поскольку она потенциальный дестабилизирующий фактор, что уже проявилось в других странах СНГ. При этом Назарбаев недвусмысленно подчеркивает, что государство уже не в состоянии “управлять” интеллигенцией, как это было раньше - по чисто экономическим причинам. У государства просто на это нет денег.

Именно интеллигенция во многих странах находилась на острие всех этих конфликтов, активно вовлекая все новых и новых участников в разгорающийся конфликт, агрессивно настраивая “своих” против “чужих”. Все это кончалось большой кровью. Именно интеллектуальные элиты повинны и в большинстве острейших национальных схваток, начинавшихся с газетных дискуссий и заканчивавшихся “автоматными аргументами”. <...>

Но сегодня пришло время сказать и о другой составляющей отношений интеллигенции и общества в целом. К сожалению, и наша интеллигенция не избежала тех роковых особенностей, что неоднократно приводили к страшной катастрофе всю историю огромной части двух континентов.

В свое время целый ряд выдающихся русских мыслителей в знаменитых “Вехах” писали: ошибка интеллигенции состояла в том, что она подменяла политическое воспитание масс политическим возбуждением. Парадоксально и то, что она демонстрировала склонность к деспотизму и неуважение к чужой личности. А в отношениях с властью – то гордый вызов, то быстрая покладистость. (“Вехи”. М., 1991 г., с. 94.).

И еще две особенности психологии интеллигенции. Ненависть к любой власти и революционное нетерпение. <...> Что касается ненависти к любой власти, то в наших условиях она дополнялась культивируемой многие годы ненавистью к правителям степи. Это была сознательная идеологическая установка на вытравливание уважения к национальной власти. [18.03.98; “Казахстанская правда”; Выступление Президента Н. А. Назарбаева; Нравственный и политический выбор интеллигенции]

Одновременно Назарбаев призывает преодолеть комплекс неполноценности национальной интеллигенции и национальной политической элиты. Русскоязычная казахстанская интеллигенция вообще не принимается во внимание.

К сожалению, удалось внедрить в массовое сознание казахов простенькую и убийственно эффективную мысль о сплошной продажности и ничтожности казахской элиты. Этот лозунг способствовал национальному нигилизму, и неуважение к великим именам прошлого парадоксальным образом сказывается и сегодня. Возникающее зачастую непонимание сложности современного этапа национальной истории – это ведь легко проглядывающееся наследие прошлого, когда все, что делается наверху, заранее предается анафеме. Этот стереотип казахская интеллигенция никак не может вытравить из своего сознания. Это гаденькое по человеческой сути паразитирование на общенациональных трудностях, связанное с четким осознанием того, что никакого политического наказания за это не последует, не получает никакого морального отпора среди нашей интеллигенции. [18.03.98; “Казахстанская правда”; Выступление Президента Н. А. Назарбаева; Нравственный и политический выбор интеллигенции]

В некоторых публикациях содержатся утверждения о том, что вся русская интеллигенция Казахстана уже уехала и это представляет проблему для неказахского населения: никто не может внятно сформулировать позицию русскоязычных граждан Казахстана.

 

 

Языковые проблемы в национальных отношениях

Закон “О языках в республике Казахстан” - Казахский язык как единственный государственный - Государственная политика вытеснения русского языка и угроза дестабилизации межнациональных отношений

По количеству публикаций видно, что межнациональные конфликты непосредственно проявляются в проблеме государственного языка. Придание казахскому языку официального статуса государственного не сделало его государственным де-факто. В большинстве публикаций отмечается, что русский язык доминирует в средствах массовой информации (хотя его присутствие неуклонно сокращается), он широко используется в сфере публичной политики, в науке и искусстве.

Судьба казахского языка остается серьезнейшей проблемой, и понадобится, вероятно, не одно десятилетие, чтобы казахский язык стал использоваться наравне с русским. [5.09.98; “Казахстанская правда”; Мухаметшин С. Вектор здравого смысла]

На фоне этого мрачного прошлого [речь идет о политике русификации советского периода - А.Б.] кощунственно звучат раздающиеся порой возгласы о притеснениях со стороны так называемого коренного населения, которое само нуждается в помощи, и о трагической судьбе русского языка, который до сих пор и не думал терять позиций. [18.09.98: “Казахстанская правда”; Ахметов А.; Чтоб дым Отечества стал сладок и приятен]

Основная область использования казахского языка внутрисемейная. Распространению казахского языка препятствует практически полное отсутствие специальной терминологии, отсутствие словарей, учебников. Делопроизводство продолжается на русском языке, даже законы сначала пишутся на русском, а потом переводятся (часто с ошибками!) на казахский. Несмотря на принятие “Закона о языках” и провозглашение откровенно дескриминационной по отношению к русскому языку языковой политики, она пока что по большей части остается неуспешной из-за отсутствия реальных институциональных механизмов ее проведения и контроля.

Как Вы думаете, что произойдет, если решить этот вопрос по Д. Мамбетову – раз и навсегда покончить с русским языком? Безусловно, рухнет государство, и Вы не можете этого не понимать. Остановится промышленное производство, разорвутся культурные связи и т.д. Например, что будет с наукой, образованием, особенно высшим? На казахском языке нет учебников, по крайней мере по техническим дисциплинам. Мало того, в казахском языке нет терминов и некоторых понятий, которыми оперирует наука. Я не понаслышке знаю факты, когда в техническом ВУЗе защищались дипломы на казахском языке. Диплом был написан на русском, с трудом и огрехами переведен на казахский, а защита у самих преподавателей-казахов вызывала улыбки и плавно переходила на русский. [1.09.98; “Казахская правда”; Ваганов И.; Сердитое письмо]

Есть еще одна, чисто психологическая проблема, когда некоторая часть молодежи знает казахский язык наполовину, то есть бытовой, семейный язык. С отцом-матерью они говорят по-казахски, а вне дома просто-напросто стесняются говорить на родном языке, поскольку во всех дворах и школах говорят по-русски. Таким надо сказать не бойтесь говорить по-казахски, не стесняйтесь своего родного языка. [13.08.98; “Актюбинский вестник”; Сатимжан Санбаев, писатель, киноактер, Мурат Ауэзов и др. Казах с казахом должны говорить на родном языке. Обращение ко всем русскоязычным казахам]

Принятие Закона “О языках в Республике Казахстан” фактически предполагает превращения казахского языка не просто в язык государственный - то есть язык государственных институтов - правительства, парламента, суда и пр., а в язык межнационального общения:

В июле 1997 года был принят Закон “О языках в Республике Казахстан”. В нем сказано: “Долгом каждого гражданина Республики Казахстан является овладение государственным языком, являющимся важнейшим фактором консолидации народа Казахстана. Государственный язык – важнейший фактор достижения межнационального согласия, величайшее достояние и неотъемлемый признак любой нации”. [8.08.98; “Акмолинская правда”; Е. Дауешов, Владеть языком государства, в котором проживаешь, – гражданский долг.]

Если де-юре государственный статус языку придать легко, то средством межнационального общения де-факто язык сделать трудно. Это требует продуманной государственной политики и наличия соответствующей филологической традиции, опирающейся на исторические и чисто экономические факторы. Иными словами, знание языка должно быть выгодно вне зависимости от каких бы то ни было законов и благих пожеланий. Так, мировой статус английского языка обеспечивается отнюдь не законодательством Великобритации или США. Аналогично роль латыни в средние века связана не с его юридическим статусом как государственного. Непонимание реальной языковой практики приводит не только к неуспеху языковой политики, но и к курьезам, выставляющим власть в довольно-таки глупом виде:

“Я был глубоко тронут заявлением президента Назарбаева о важности английского языка в вашей образовательной системе. Он сказал: “Английский язык должен стать в Казахстане основным языком образования, культуры и общения”. И я стал рассматривать эту прекрасную страну с точки зрения уникальной перспективы”, – сказал генеральный директор издательства Оксфордского университета по Центральной Азии. [23.09.98; “Время по Гринвичу”; Абенова Г. В Казахстане открыто представительство Oxford University Press]

Для русскоязычного населения, в подавляющей своей массе не говорящего по-казахски, официальная языковая политика является одной из наиболее серьезных угроз, поскольку существуют законодательные ограничения на занятие должностей в государственном аппарате. Кроме того, попытки ввести высшее образование на казахском языке закрывает потенциальные карьерные перспективы в России, затрудняет доступ к источникам информации, осложняет сотрудничество с коллегами из России и других стран СНГ. Разумеется, снижение статуса русского языка может в перспективе создать угрозу самоидентификации русских в Казахстане.

...Количество русских печатных изданий медленно, но верно сокращается. <...> На радио вообще осталось только 10% эфирного времени на русском языке. [7.06.98; “Коммерсантъ”; Сметанина C. Назарбаву задали русский вопрос]

Ежедневно встречаясь с теми, кто решил покинуть Казахстан, я пришел к мысли: “сваливать” все [отъезд “некоренного населения”] на больную экономику Казахстана – значит упрощать вопрос сознательно или невольно. Многие мои собеседники ссылаются на языковые проблемы, сокращение теле- и радиовещания на русском языке, трудности с получением образования. Поэтому люди и стремятся уехать в Россию, на историческую родину. [12.03.98; “Ковчег”; Киринициянов Ю.; Надо успокоить людей по обе стороны границы]

Государственная языковая политика в той форме, в которой она сейчас проводится, с одной стороны, показывает явное неумение власти технологически проводить свои решения в жизнь, а с другой – ставит русскоязычное население в безвыходное положение, что провоцирует социальный взрыв, последствия которого трудно предсказать. Одним из проявлений межнационального конфликта оказывается эмиграция из Казахстана, приобретающая угрожающие размеры.

 

 

Миграция как следствие и потенциальный источник межнациональных конфликтов

Причины миграции в официальной интерпретации – Независимая оценка факторов миграции – Внешняя и внутренняя миграция – “Китайская угроза” как следствие проводимой межнациональной политики – Жузовая система и перспективы новых этнических чисток

Политика в национальном вопросе явственно влияет на процессы миграции населения. Покидает страну русскоязычное население – по разным оценкам, до 1.5 млн. человек за последние 5 лет. Уезжает и казахское население, хотя и в существенно меньших размерах. Оценка причин эмиграции существенно различается: официальные источники утверждают, что она имеет чисто экономическую природу. Социологические опросы, проводимые государственными социологическими службами, показывают, что межнациональные проблемы не являются приоритетными (10-20 место по значимости).

Еще один важный аргумент, на который упирают власти и который еще раньше выдвинули в Латвии и Эстонии – естественное стремление русскоязычного населения жить на исторической родине. При этом совершенно игнорируется тот факт, что для большинства эмигрантов из Казахстана единственной исторической родиной является вовсе не Россия, а СССР – совершенно другая страна, с иной политической системой и иной историей.

– Несмотря на то, что вы подчеркиваете полиэтничность Казахстана как одно из основных преимуществ страны, из республики уезжает значительно больше людей, чем приезжает сюда. А от добра ведь добра не ищут...

– Причин тому несколько. Это и экономический кризис, вынужденные отпуска, свертывание многих социальных программ, словом, все те “прелести”, в которые мы вынужденно попали, но из которых постепенно выбираемся. Есть и чисто человеческие мотивы – воссоединение семей, да и просто желание жить на исторической родине. [10.09.98; “Труд”; Квятковский О.
Нурсултан Назарбаев: У нас ситуация полностью контролируется. Президент Казахстана отвечает на вопросы “Труда”]

Независимые эксперты утверждают, что основная причина эмиграции политическая, связанная с межнациональной политикой государства, “выдавливающего” русскоязычное население из РК.

Корреспондент еженедельника Альфия Апиева (“Zaman-Казакстан”, 17 июля 1998 г.) обратилась с вопросом: “Что служит поводом для эмиграции представителей других национальностей из Казахстана?”

Олег Петрович, 50 лет, украинец:

– Возможно, пугает политика преимущества для коренной национальности. Кто сейчас сидит на хорошей руководящей работе? Не довольствуясь своим положением, старается на такое же престижное место протолкнуть родственника или знакомого? А представители других национальностей в большинстве случаев не могут продвинуться по служебной лестнице. Может, рост возможен благодаря крупной взятке, большому знакомству. Это сейчас, а что ждет в будущем? Это, видимо, и тревожит людей. [31.07.98; “Караван”]

В официальной прессе выделяются по стилю статьи авторов с русскими фамилиями, в которых обливаются грязью русскоязычные эмигранты, “продающие свою родину в погоне за длинным рублем”. В российских СМИ публикуются письма из Казахстана от русских, возмущенных “сказками про ущемление русских”. В этих публикациях подробно разрабатывается тема: “Вас там (в России) никто не ждет”. Последнее не лишено оснований, однако это мало кого сдерживает.

А чтобы быть честными до конца, придется признать и то, что некоторые из этих уехавших говорят о притеснениях русскоязычного населения в Казахстане с единственной целью – чтобы получить статус беженца или вынужденного переселенца, который по российским законам дает немалые льготы материального, правового и иного свойства. Что ж, как сказал поэт, “нам не дано предугадать, как слово наше отзовется”... [17.04.98; “Казахская правда”; Коваленко О. Как слово наше отзовется... ]

Читаешь и диву даешься: откуда эти сказки про Казахстан – и язык-то ущемлен, и русских-то “выдавливают”, и детей-то учить негде. <…>

Очевидно, многие московские журналисты делают поспешные выводы, основываясь на единичных фактах и мнениях выехавших из Казахстана русскоязычных граждан. <…> публикации и телесюжеты, основанные на этом “камнепаде”, наносят вред в первую очередь нам, русским, продолжающим жить и работать в Казахстане. Таких – большинство. [10.10.98; “Известия”; Кузнецова Е. Никто не ущемляет права русских в Казахстане]

Второй по значимости называется эмиграция из РК немцев.

Важное следствие проводимой межнациональной политики – внутренняя миграция. В прессе отмечается, что наблюдаются отчетливая тенденция к перемещению казахов из южных районов в Алма-Ату, в центральные и северные области, особенно в район Астаны. В перспективе это приведет к исчезновению районов компактного проживания русскоязычного населения.

В казахстанской – в том числе резко националистической – прессе широко обсуждается еще одно важное следствие ослабления русскоязычного этноса - китайская угроза. Иммиграция китайцев в Казахстан, стимулированная реальными или кажущимися территориальными уступками Алма-Аты Китаю, оказывается серьезной опасностью для Казахстана не только с геополитической, но и с этнической точки зрения:

Китайцы бесчисленны, в сравнении с ними даже великая Русь покажется этнодисперсной группой на планете. Могут за один присест проглотить казахов, закусить русскими. Уже сегодня Алматы и некоторые районы области плотно заселяются китайцами, а наши недальновидные “султаны”, не способные видеть дальше своих кабинетов, никак не пробудятся от эйфории власть предержания.

Русским пора бы понять всю опасность этой передозировки Казахстана обанкротившейся идейкой интернационализма и предотвратить гибель крупной соседней нации и буферного между Россией и Китаем государства. [октябрь, 1998; “Казахская правда”, № 10 (36); Казахские пассионарии первой половины ХХI в. останутся манкуртами]

Реакция России на антирусскую политику Назарбаева на межгосударственном уровне практически отсутствует. Упоминается лишь выступление Кириенко на эти темы, которое по очевидным причинам сейчас практически дезавуировано. Между тем недавнее награждение Назарбаева высшим орденом России – Орденом Андрея Первозванного – некоторыми аналитиками рассматривается как политический шаг, инициированный лоббистами Назарбаева в администрации Президента РФ.

Всякая политика имеет свою цену. Политическая цена курса на создание моноэтнического государства – авторитаризм и диктатура. В демократическом обществе невозможно вытеснить или превратить в граждан второго сорта почти половину населения государства. Кроме того, нет никаких гарантий, что молох “национальной чистоты” не потребует новых жертв: жузовая система – готовая схема для новых этнических чисток:

Это только кажется, что неказахов у нас вытесняют ради казахов. Посмотрите на состав нашей власти: “освободившиеся” места занимают в основном представители одного из жузов. Не значит ли это, что когда нынешняя власть добьется своего, вытеснив русских и других неказахов, она не продолжит эту же политику в отношении других жузов с еще большим напором? Не обернется ли этническая победа соблазном завершить этот процесс победой жузовой? Есть старый анекдот: мудрый армянин, умирая, завещает своим детям: берегите евреев! На их недоуменные вопросы он отвечает: когда покончат с евреями примутся за нас. [08.10.98; "Ярмарка"; Кажегельдин А. “ …Возвысить степь, не унижая горы…”]

 

 

Политические и экономические аспекты
межнациональных проблем

Опасность разыгрывания “русскоязычной карты” российскими политиками – Кадровый отбор и кадровые чистки в пользу “титульной нации” - Эмиграция русскоязычного населения как фактор дестабилизации экономики - Вместо конкуренции рыночной конкуренция по "пятому пункту"

Вяло – а иногда и “резво” – текущий межнациональный конфликт приводит к оформлению политических сил, выступающих за обеспечение прав русскоязычного населения и прежде всего – казаков. В крайней форме это выражается в требованиях отделения северных областей. С другой стороны, политическая дискриминация русскоязычного населения, его фактический отказ участвовать в активной политической жизни и его частичное самоустранение из сферы публичной политики привели к тому, что начинает возрастать напряженность внутри “победителя” – казахского населения. Кроме того, формальное повышение статуса казахов как “титульной” нации реально не обеспечено интеллектуальными и экономическими возможностями.

К числу серьезных политических последствий относится также возникновение опасности “разыгрывания русскоязычной карты” российскими политиками. Потенциал этого политического хода пока практически не использован оппозицией – возможно, благодаря искусной политике Назарбаева.

…Сложившаяся в результате переселенческой политики царской России, а затем СССР этнодемографическая композиция Казахстана – еще один фактор, потенциально угрожающий территориальной целостности Казахстана. Численно превосходящее казахов русское население в Северном Казахстане рождает ощущение опасности сепаратизма. Тем более что в России есть определенные политические силы, которые постоянно муссируют тему притеснения русских в Казахстане и якобы сделанного большевиками территориального подарка казахскому народу. Русским в Северном Казахстане внушается мысль уйти в состав Российской Федерации вместе с землей. [11.09.98; “Деловая неделя”; Умирсерик Толешович; Национальная безопасность Республики Казахстан: “окна уязвимости”]

Еще одна болевая точка в межнациональных отношениях – кадровая политика. Отмечается, что тенденция к увеличению процента титульной нации в государственных структурах началась задолго до перестройки и провозглашения государственной независимости. В политике нынешних властей она получает последовательное завершение. Формальное основание – экзамен на владение казахским языков, необходимый для всех государственных служащих.

Есть сведения о том, что одобренная Назарбаевым концепция языковой политики (на ее основе создан перечень должностей на государственной службе, замещать которые могут только люди, сдавшие квалификационный экзамен по казахскому языку) вызвала по меньшей мере озабоченность у людей, казахского не знающих. В соответствии с концепцией казахи (все!) должны сдать экзамены на предмет владения своим родным языком до 2001 года, а остальные граждане – до 2006-го. Понятно, на практике это приведет к тому, что в скором времени большинство руководящих в стране постов будут занимать только этнические казахи вне зависимости от профессионального уровня. Вряд ли это понравится почти 70 процентам населения. [17.10.97; “Век”; Крылов Н. Поезд из Алма-Аты в демократию.]

Процентное соотношение представителей коренной и других национальностей во властных структурах всех уровней говорит сам за себя. В администрации президента казахов 85 процентов, в правительстве и республиканских ведомствах – 72, а акиматах (областных администрациях) – 77 процентов. [15-21.10.98; “Общая газета”; Чубар А. Ошибка президента. Пойдет ли Назарбаев на досрочное переизбрание?]

Важнейший экономический фактор, влияющий на эффективность производства в РК – отъезд русскоязычного населения. Кроме того, в прессе живо обсуждается положение русскоязычного населения и казахов в структуре бизнеса. “Олигархи” казахстанской экономики представлены исключительно лицами титульной национальности. Между тем русскоязычные представляют собой костяк среднего класса, который “подпирает” олигархов и представляет для них значимую угрозу. Предпринимается попытка использовать статус титульной нации для выдавливания из среднего бизнеса русскоязычного населения. Олигархам национальный жупел нужен постольку поскольку: их интересует не примат казахской национальной идеи, а чистая прибыль и возможность вытеснить конкурентов, хоть бы и потенциальных.

Элита, административная, культурная и предпринимательская, на 80-90 процентов состоит из представителей коренного населения. А средний класс в классическом понимании состоит практически исключительно из русскоязычного населения. <…>

Таким образом, получается, что элиту, занимающую привилегированное положение в обществе подпирает средний класс, в дееспособной части состоящий практически исключительно из русскоязычных. Вряд ли подобное положение может устраивать последних. [15.07.98; “Дат”; Касымов Г. Распад Казахского общества Или виноваты ли “Караван”, П. Своик и К* в том, что казахское “я” не получается?!]

Судя по прессе, русскоязычное и городское население более приспособлено к рыночным отношениям. "Печален тот факт, – отмечается в статье Ахмета Дюсенбаева, – что только русскоязычное и городское население республики больше приспособлено к рыночным преобразованиям, чем титульная нация, особенно в глубинке. В этом огромная вина казахскоязычных СМИ." ["ЛДП как выход из тупика?"; 30.01.98; “XXI век”]

 

 

 

Национальные отношения в исторической перспективе

Угнетатели и угнетенные - Общая беда или взаимные обиды

В прессе представлено несколько взаимоисключающих точек зрения на историю взаимоотношений между русскоязычным и казахским этносами. Согласно одной из них, Российская империя и в дальнейшем СССР осуществляли последовательную политику русификации. Тем самым “провозглашение независимости Казахстана в форме самоопределения казахской нации” – естественная и справедливая реакция казахов на попытку их ассимиляции. В рамках такой логики последующее притеснение русскоязычного населения и политика вытеснения его из республики рассматривается как закономерный исторический процесс. Такая позиция обосновывается ссылками на культурную уникальность казахов, что находит подтверждение в соответствующих мифах о стойкости, изначальной доброте казахов, мудрости казахской нации и т.д.

Два века под гнетом империи казахский народ был даже лишен своего самоназвания – всех нас нарочито называли “киргизами”. Теперь, когда казахская государственность наконец состоялась, признана всем миром и окончательно закрепилась, появляются господа, которые начинают вдруг кликушествовать: “Нет, не бывать Казахстану независимым государством!” [15.05.98; “Караван”; Ыскак К. Последняя заноза под ногтем]

Противоположная позиция исходит из того, что русскоязычное население в целом не может нести никакой ответственности за политику русификации, проводившуюся в СССР, тем более, что многие казахские политические деятели тех времен принимали в ней активное участие. Кроме того, история русских и казахов неотделима друг от друга, противопоставлять эти народы не имеет никакой исторической перспективы.

…Только полный невежда может отделять историю казахов от русских и спекулировать какой-то одной частью в укоризну другой. Наша история трагичная и величественная, но, главное: она – общая. Мы все с древности – хозяева и рабы одного и того же огромного недоассимилированного пространства, то есть неупорядоченного, недонасыщенного материльной и духовной культурой и просто – людьми. Это не русские угнетали казахов, и не казахи, сколько себя помнят, отвоевывали у Империи национальный суверенитет (хотя то и другое – было). Это мы вместе, одинаково страдая, корчились в муках недостатка сил и культуры, зажатые, уже тысячу лет, в тисках тоталитаризма. [19.06.98; “XXI век”; Своик П. Казахи и русские: быть ли им в новом союзе?]

 

 

 

Национальная проблема в отношениях Казахстана и России

Формула умолчания российских властей как официальная позиция - Отдельные выступления российских политиков - Агенты влияния Назарбаева в администрации Президента РФ?

Конфликтный потенциал фактов притеснения русскоязычного населения не получил серьезного развития в отношениях между Россией и Казахстаном. Официальных выступлений российских властей было очень мало – в прессе в основном обсуждалось заявление Кириенко, а также выступление председателя комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации Владимира Карташкина, который сообщил 23 марта в Астане, что комиссия получает много жалоб из Латвии и Казахстана.

...“Очень много жалоб по нарушениям прав человека получаем от русскоязычного населения двух стран – Латвии и Казахстана”, – сообщил председатель комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации Владимир Карташкин на рабочем заседании комиссий, открывшемся 23 марта в Акмоле. “В отношении Казахстана, – отметил он, – учитывая дружеские связи между нашими государствами, мы стараемся не афишировать эти жалобы и не направлять их в различные органы”. <…> [27.03.98; “Панорама”; Хе О., Карташкин В., комиссия по правам человека при Президенте РФ]

В казахстанской прессе последовательно проводится официальная позиция, согласно которой никаких межнациональных проблем нет, а русскоязычное население имеет те же права, что и казахи. Тем не менее в казахстанской прессе раздаются редкие голоса, обсуждающие национальную проблему.

Возможно, что в определенной степени формула умолчания российских властей связана с деятельностью “агентов влияния Назарбаева” в российских госструктурах. Интересна в этом смысле публикация в “Московском Комсомольце” от 14.10.98 о проназарбаевской позиции Руслана Орехова – начальника Главного государственно-правового управления при Президенте РФ. Кроме того, велико влияние на Президента РФ Березовского, имеющего серьезные экономические интересы в РК и поддерживающего тесные контакты с действующим Президентом.

 

 

 

На пути к созданию полиэтнического государства

Надэтническая идея - Диктатура как естественная форма построения моноэтнического государства из полиэтнического - Демократия как технология создания и функционирования полиэтнического государства

Авторы значительной части публикаций видят выход из создавшегося положения не в построении государства “самоопределившейся казахской нации”, а в формировании полиэтнического государства, в основе которого лежит “надэтническая” идея. В качестве таковой упоминается, например, стратегия формирования и выдвижения профессиональной элиты (вне зависимости от ее национальной принадлежности).

В казахстанском полиэтническом обществе привилегия на власть и собственность со стороны кланов “коренного” этноса, как и всякая монополия, приводит к вырождению этнической идеи сначала в жузовскую, а затем и вовсе в кланово-родственную “блатную” дикость. Все это бумерангом бьет по самим же казахам, особенно сельским, положение которых сегодня стало на порядок хуже, чем раньше.

Для обеспечения массовой поддержки и устойчивого развития нашему государству нужна надэтническая и в то же время понятная, близкая всем казахстанцам патриотическая идея. Такой может быть, в частности, идея выдвижения профессиональной элиты, независимо от ее принадлежности. Профессионалам, специалистам всех отраслей – все условия для плодотворной работы! Они, и только они обеспечат нам технологический и экономический прорыв. [18.09.98; “Караван”; Амрекулов Н, политолог, Технологический взлет или бананово-кокаиновая пропасть?]

Многие публицисты обращают внимание на то, что политическая система многонациональных государств реализуется либо в форме диктатуры (авторитаризма), либо в форме последовательной демократии. Авторитаризм в условиях многонационального государства вырождается в примитивный национализм. Попытки создания в Казахстане “национальной партии”, предпринимаемые с прямого одобрения официальной власти, представляют собой шаги в направлении реализации такой политики. Один из вариантов демократического развития Казахстана, учитывающий интересы не только казахов, но и русскоязычного населения, излагается в статье А. Кажегельдина “…Возвысить степь, не унижая горы…”.

Если наши деды сделали мудрый выбор, то наши отцы этому выбору четко следовали. Плечом к плечу с русскими и другими своими собратьями они воевали на фронтах Великой Отечественной. Рука об руку они строили Байконур и осваивали Целину. Мы вместе пережили ужасы сталинских репрессий, Казахстан стал Родиной для многих ссыльных. И мы вместе шли к свободе. Теперь мы собираемся эту свободу делить между казахами и неказахами? [08.10.98; "Ярмарка"; Акежан Кажегельдин; Возвысить степь, не унижая горы]

 

 

 

+++