ЕВГЕНИЙ ПРИМАКОВ "ЗАКРЫЛ" ПРОБЛЕМУ ПРИДНЕСТРОВЬЯ

Информационный зонтик спрятал не столько усилия Москвы по урегулированию, сколько отход Молдавии ближе к НАТО

Наталья Айрапетова

"Комиссия Примакова" пока хранит молчание. Это, пожалуй, главное, что можно сказать о работе российской Государственной комиссии по содействию политическому урегулированию приднестровской проблемы под руководством Евгения Примакова. Любопытно, что в конце июля госкомиссия начала свою работу с посещения Белоруссии, Украины и Вены. Испытанный разведчик Примаков ввел в заблуждение даже российские информагентства, которые поспешили уведомить широкую общественность в том, что комиссия "прибыла в Кишинев", чего на самом деле не случилось. Возможно, в этом есть свой сокровенный смысл, но сформулировать, чем вызван такой зигзаг, члены комиссии внятно все же не смогли, а сам Евгений Примаков от встреч с российской прессой последовательно уклоняется.

По мнению представителей белорусского посольства, визит в эту республику российской госкомиссии никак не связан с приднестровским сюжетом (значит ли это, что Евгений Примаков с согласия Владимира Путина расширяет свои полномочия и выполняет другие деликатные поручения?), а визит на Украину, по мнению представителей российского МИДа, "понятен", так как Украина — тоже страна-гарант в регионе, как и Россия. Однако мало понятного в том, почему визит комиссии завершился в Севастополе, который уж точно никак не "завязан" на приднестровском конфликте. Что же касается Вены, то там состоялась совместная пресс-конференция Евгения Примакова и действующего председателя ОБСЕ — г-жи Бениты Ферреро-Вальднер, во время которой Евгений Примаков подчеркнул, что Россия и ОБСЕ нашли "поля совмещения интересов" в урегулировании приднестровского конфликта, политическое решение которого видится Примакову в рамках "общего молдавского государства".

Целый ряд событий, как предшествовавших визиту Владимира Путина в Молдавию, так и развернувшихся после него (включая последний скандальный эпизод в Вене, где представители Кишинева и Тирасполя встречались под "крышей" ОБСЕ и где представители этой организации пытались насильно объединить приднестровскую делегацию с делегацией РМ), не оставляет никаких иллюзий в отношении того, как именно Молдавия собирается "окончательно" урегулировать приднестровский конфликт. Все маски в последнее время сброшены, и политическая элита на всех уровнях открыто говорит о том, что Россия-де не справилась со своей ролью миротворца, приднестровское урегулирование зашло в тупик, а потому в Приднестровье следует ввести войска ОБСЕ (то есть войска стран НАТО).

Некоторые из политических партий и движений Молдавии, не связанные с Румынией и западными режиссерами нового витка напряженности в регионе, считают, что ангажированные политические партии, как и представители власти, намеренно провоцируют обострение между Кишиневом и Тирасполем — с тем чтобы ввод войск НАТО (ООН или ОБСЕ, как угодно) выглядел как необходимая "защита" многострадальной Молдавии от ужасного, прямо-таки чеченского "сепаратистского режима". Поскольку Россию просто так вышвырнуть нельзя, ей гуманно предлагается войти в состав миротворческих сил ОБСЕ, причем это реально будет значить еще меньше, чем сегодняшнее присутствие российских миротворцев в Косово.

Таково сегодня главное направление в хорошо скоординированных действиях политической элиты Молдавии. Никто уже и не вспоминает о прошлогодних проектах посредников, в которых так или иначе разрабатывалась формула об "общем государстве", Приднестровью предоставлялись относительно широкие полномочия автономии с атрибутами государственности, а роль России как главной страны-гаранта вообще не подвергалась сомнению (по крайней мере формально). Теперь вся внешняя декоративность в изображении "переговорного процесса" начисто отброшена, открыто подвергается уничтожению Меморандум 1997 г., и форсированно, с привлечением европейских структур, от ЕС до ОБСЕ, осуществляется главная задача по "окончательному урегулированию": если не удастся окончательно вышвырнуть Россию из региона, то следует принудить ее к такому подчиненному "миротворчеству" в составе войск ОБСЕ, после которого ее реальная политическая роль в этом регионе Европы сведется к нулю.

В такой ситуации начала в конце июля работать в регионе российская Государственная комиссия по содействию политическому урегулированию приднестровской проблемы под руководством Евгения Примакова. Очередной политический кризис в Молдавии (в начале июля молдавский парламент принял поправку к Конституции РМ, отменяющую всеобщие президентские выборы) неожиданно поставил перед Россией ряд вопросов: с кем договариваться в Кишиневе? И о чем? Действия молдавского парламента значительно сократили список действующих лиц, чья позиция имела бы решающее значение в приднестровском урегулировании. И прежде всего парламент "сократил" президента Петра Лучинского, с которым еще недавно тет-а-тет беседовал президент России Владимир Путин. Теперь же, после решения молдавского парламента, о каком-либо "окончательном" решении приднестровской проблемы вряд ли можно говорить до начала будущего года, хотя молдавская сторона явно форсирует события.

Безусловно, роль самого Петра Лучинского в урегулировании данной ситуации не стоит переоценивать, но все же он был бы более предпочтительной фигурой, чем, скажем, лидер типа Мирчи Снегура. А в том, что такие лидеры в калейдоскопе молдавских кризисов могут появиться и уже появляются, сомневаться не приходится. Такое впечатление, что прошедших десяти лет после начала конфликта, спровоцированного Кишиневом, и не было. В 2000 г. молдавские политики начинают все ту же игру в расчете на слабую, безвольную Россию образца 1990-1991 гг., безропотно выполнявшую установки Запада. В Молдавии и сегодня откровенно рассчитывают на силовое давление западных стран (прежде всего США), в системе которого ОБСЕ должна сыграть роль "загонщика" не только для Приднестровья, но и для самой России. И тому есть немало доказательств.

Самым очевидным из них можно считать новую раскрутку в молдавском обществе явно антироссийской "концепции" Анатолия Царану, бывшего советника президента Лучинского по вопросам урегулирования приднестровской проблемы, а ныне вице-председателя Национально-либеральной партии РМ (НЛП). Справедливости ради надо сказать, что нынешнее ближайшее окружение Лучинского считает эту концепцию откровенным бредом, не имеющим ни малейшего отношения к президенту. Хотелось бы, конечно, в это верить, но реальность говорит об обратном: в заявлениях официальных лиц так или иначе прокручиваются тезисы Царану, которые заводят решение приднестровской проблемы в тупик. Похоже, что Анатолий Царану выполняет в Молдавии роль Жириновского в России, когда озвученные им намеренно крайние взгляды, с одной стороны, позволяют верховной власти отмежеваться от одиозной личности, а с другой — эти тезисы в смягченной форме повторяют на всех уровнях высокопоставленные чиновники из администрации президента, правительства и прозападные политические партии, выдающие свою позицию за мнение большинства.

Поскольку г-н Царану считает, что приднестровское урегулирование "находится в глубоком кризисе", он предлагает "новые подходы" с тем, чтобы вывести этот процесс из тупика. Главная идея не нова — вся ответственность за невыполнение Меморандума 1997 г. возложена исключительно на Тирасполь (что не отвечает действительности даже с точки зрения молдавских политиков). Новый "действенный механизм", по словам Анатолия Царану, представляется ему в форме комитета, созданного в рамках ОБСЕ (автор концепции предлагает назвать его Комитетом друзей Молдовы), и должен быть подобен тем механизмам, которые "были разработаны на последнем саммите ОБСЕ" и которые полностью соответствуют Европейской хартии безопасности и Декларации стамбульской встречи на высшем уровне.

По мнению лидера Либерально-демократической партии, Приднестровье превратилось в "опасный очаг международного терроризма". Подобные обвинения приходится слышать из уст вполне разумных молдавских политиков, которые таким экстравагантным образом возвращают России ее обвинения по поводу Чечни: тезис явно адресован западным партнерам, с тем чтобы они своевременно организовали "братскую помощь" Молдавии по вполне советскому образцу — есть крики о помощи, есть и братская помощь в виде войск ОБСЕ. Но, насколько всем известно, в Приднестровье не торгуют людьми, не держат заложников, там образцовый порядок на улицах и днем, и ночью; худо-бедно, но работают предприятия, а молдаване с правого берега даже считают, что их соотечественникам на левом берегу живется лучше и спокойнее… И тем не менее сомнительная формула "Приднестровье — та же Чечня" любима многими молдавскими политиками. По утверждению Царану, в Приднестровье "готовятся боевики, которые впоследствии участвуют во внутренних конфликтах в разных странах". Формулировка прямо-таки угрожающая — и, наконец, вывод, ради которого и затевалась вся концепция: "Практически мы сегодня стоим перед необходимостью обращения к международному сообществу за тем, чтобы подавить этот источник международного сепаратизма, который развивается на территории РМ".

Совершенно очевидно, что нагнетание страстей нужно г-ну Царану и его единомышленникам для того чтобы найти повод обратиться к мировому сообществу. С этой точки зрения "концепция" Царану предстает отнюдь не бредом, а наоборот, козырем для тех политических сил, которые могут организовать политическое и психологическое наступление на Россию. Господин Царану уже продумал механизм этого воздействия: высшее руководство РМ должно обратиться за помощью к ОБСЕ, а так называемый Комитет друзей Молдовы возьмет на себя посреднические функции в приднестровском урегулировании. Причем, по сути, эта новая организация, не зафиксированная ни в каких международных документах, фактически переподчинит себе ныне существующий международный механизм. А это означает, что Россия, которая сейчас фактически содержит Молдавию, должна продолжать свою миротворческую миссию в Молдавии уже не как самостоятельный субъект, а "под эгидой ОБСЕ". При этом г-н Царану полагает, что "перемещение России под зонтик ОБСЕ и ее активное участие в приднестровском урегулировании повысит престиж России в рамках этой организации" и "позволит скоординировать действия Москвы и Кишинева по решению этой проблемы".

Таковы некоторые тезисы г-на Царану, о которых не стоило бы и говорить, если бы они не прокручивались одновременно большей частью ангажированных политических партий с участием официальных лиц Молдавии и Румынии. И в этом смысле тезисы Царану, отраженные в таких документах, как Заявление политических партий о присоединении РМ к ЕС или Декларация политических партий и движений по урегулированию приднестровского конфликта, никак не могут считаться бредом частного лица.

В контексте главного сценария по окончательному вытеснению России из региона "план Царану" отнюдь не кажется ни блефом, ни бредом — просто остальные партии и официальные лица смягчают формулировку Царану, но именно этот "план" является для них основным конспектом, чего в Молдавии, в общем-то, никто и не скрывает. Никто не скрывает и того, что подобный "план" способствует нагнетанию взаимной напряженности между Кишиневом и Тирасполем, чтобы в итоге после подобных провокаций и речи не могло быть ни о каком другом урегулировании, кроме введения войск ОБСЕ. В таком сценарии заинтересованы и прорумынски настроенные политические партии, работающие на объединение с Румынией и с этой точки зрения рассматривающие "исторические возможности", предоставляемые европейскими организациями, в первую очередь ЕС. Поэтому любая форма нормализации отношений с Приднестровьем выбивает у них почву из-под ног.

Умению Молдавии использовать двойные стандарты в отношениях с Россией и Западом можно только поаплодировать. Так, вхождение РМ в Евросоюз рассматривается как шаг к "единению нации" (то есть объединению с Румынией), параллельно же следует позаботиться о выходе Молдавии из СНГ как "неэффективного" союза: первоначальный вариант такого заявления рассматривался как лучший подарок министру иностранных дел Румынии и "влиятельному гостю" из ЕС, а участие в "круглом столе" политических партий министра иностранных дел РМ г-на Тэбэкару и включенность сотрудников молдавского МИДа в разработку этого документа явно говорят о том, какова на самом деле внешнеполитическая линия РМ. Что же касается декларации по поводу Приднестровья, то и здесь не обошлось без участия официальных лиц: в обсуждении и принятии этого документа активно участвовал Василий Стурза, представитель президента РМ на переговорах по проблемам Приднестровья и руководитель экспертной группы. По словам очевидцев этого обсуждения, Стурза "давал профессиональные советы, как больнее ударить по Приднестровью", а большинство участников сошлись на том, что реально надо работать по "плану Царану". Одновременно следует обратить внимание мировой общественности на то, что в Приднестровье как можно скорее должны быть введены "дополнительные силы" миротворцев ОБСЕ (а точнее, стран, входящих в НАТО). Интересно, что при этом никто уже не вспоминает о ст. 11 Конституции Молдавии: "Республика Молдова не допускает размещения на своей территории вооруженных сил других государств". Видимо, войска НАТО и ОБСЕ (в отличие от российских) в эту категорию почему-то не попадают. Впрочем, кто будет вспоминать о Конституции Республики Молдова, если исчезнет с карты Европы само молдавское государство?

Таковы политические реалии в сегодняшней Молдавии, и к ним без всяких иллюзий следует подходить российской государственной комиссии, равно как и самому президенту России Владимиру Путину. Можно предположить, что главным предметом "торга" на переговорах будет нахождение российских миротворческих сил в регионе на самостоятельной основе, поскольку подчинение ОБСЕ (НАТО) отрицательно скажется не только на имидже России, но и на ее политике на всем постсоветском пространстве. Если же Москва примет заготовленную для нее ловушку — "косовский вариант", то можно не сомневаться, что первыми в Россию хлынут новые беженцы: и пророссийски настроенные молдаване, и приднестровцы, которых совершенно не устраивает возможность жить "под НАТО" или "под Румынией". Главный вопрос в отстаивании российских интересов сегодня с точки зрения обычного человека звучит так: будут ли солдаты НАТО гулять по улицам Тирасполя и фотографироваться около памятника Суворову?


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |