Понятия, характеризующие рекреацию

(Определения даны Татьяной Лопухиной )

СВОБОДНОЕ ВРЕМЯчасть внерабочего времени, не связанная с удовлетворением естественных потребностей и вынужденной для исполнения деятельностью нетрудового характера (например, перемещения в пространстве).

В советской рекреационной географии основным понятием считалось именно "свободное время". Важно, что речь никогда не шла об УСТАЛОСТИ и/или потребности в восстановлении сил, то есть собственно рекреации. Речь шла именно о свободном времени, и с этим понятием связано несколько мифов советского периода.

В советской литературе очень строгим было отделение свободного времени от времени внерабочего. Во внерабочее время обычно включались такие занятия как поездки по населенному пункту, удовлетворение естественных потребностей, домашний труд, собственно свободное время, которое обычно используется, говоря высокопарно, для "физического и интеллектуального развития и отдыха". В область интересов рекреационной географии попадало именно последнее.

В качестве общей особенности литературы по рекреационной географии можно отметить имевшее место определенное смешение категорий свободного времени и наличия свободного времени как фактора массовости рекреации. Свободное время рассматривалось как основной фактор массовости рекреации. На основании данных, свидетельствующих об увеличении массива свободного времени, объяснялась резкая активизация развития рекреации в период после 1950-х годов.

Корреляция между ростом свободного времени и активизацией приморской рекреации была несомненной. Но то была лишь одна сторона феномена летней приморской рекреации — помимо него существовала масса иных аспектов. И среди причин активизации именно данного вида рекреации и именно в строго определенных приморских районах — процессы освоения внутренних буферных зон. Свободное время не играло столь существенной роли именно в этом отношении.

Акцент на свободном времени как основном условии рекреационной деятельности — показатель достаточно поверхностного уровня объяснений в рекреационной географии. Несомненно, что отсутствие свободного времени и невозможность отлучиться от основного места работы и жительства гарантируют самые незначительные перемещения с рекреационными целями. Но из факта наличия свободного времени отнюдь не следует, что люди должны совершать дальние переезды для реализации потенциальной возможности ежегодного отдыха именно у теплого моря.

О значимости свободного времени как фактора формирования рекреационных потоков и их направленности можно судить по той детали, что после 1991 года у значительной части населения появилась масса свободного времени, но рекреационные потоки драматически сократились благодаря тяжелому кризису. Постепенно ситуация выравнивается, однако прежние потоки не восстанавливаются ни в количественном отношении, ни в плане их направленности.

Другой миф рекреационной географии советского периода, по поводу которого написано немало трудов, связан с тем, что количество свободного времени постоянно возрастает и это создает все большие возможности для интеллектуального и духовного развития. В основном, под ростом объема свободного времени подразумевалось сокращение рабочей недели в СССР. Совершенно логичным в рамках принятой системы рассуждений было предположение о том, что в таком варианте и нагрузки на приморские территории будут постоянно возрастать. В связи с неуклонным ростом количества свободного времени в перспективе все большее число советских граждан должно было приезжать на отдых к теплому Черному морю. Результатом последовательности таких рассуждений стала растущая тревога за экологическое "здоровье" (состояние) приморских рекреационных территорий.

Идеалистичность подобных допущений в рекреационной географии советского периода совершенно очевидна. То, что на общегосударственном уровне являлось государственной политикой, в рамках рекреационной географии приобретало совершенно оторванные от реальности черты. После 1991 года выяснилось, что избыток свободного времени далеко не всегда может быть использован для приморской рекреации или интеллектуального развития. И дело не только и не столько в ухудшении материальных условий в это время; основное — в происшедшей смене социо-культурных программ и соответствующем изменении прежних ориентиров. Так, Крым перестал быть престижным местом семейного отдыха, более того — выяснилось, что для семейного отдыха он как раз и не приспособлен. Люди открыли для себя поразительно новые, хотя давно известные им вещи.

В целом, количество свободного времени само по себе никакого реального влияния на развитие рекреационной деятельности не оказывает. В зависимости от типа культуры и уровня развитости общества, понятия свободного времени и рекреации существенно различаются. Оба эти понятия в высшей степени относительны, и нет никаких оснований или данных для приведения их к общему знаменателю.

Существенно и то, что нет прямых оснований говорить об увеличении именно свободного времени. Незанятость на государственной службе категорически не означает наличие свободного времени. Допущение о том, что по мере развития человечества количество свободного времени нарастает, носит спекулятивный характер. С равным успехом можно утверждать, что больше всего свободного времени было у людей каменного века и с тех пор эволюция идет как раз в сторону его сокращения. У крестьян на Руси допетровского периода, вероятно, было много больше свободного времени, чем у колхозников в СССР.

Гипертрофированное внимание исключительно к понятию свободного времени как основному условию и фактору рекреационной активности было связано в СССР с общей системой идеологических стандартов того периода. Это была именно идеология.

ОТДЫХ (РЕКРЕАЦИЯ) любая деятельность или бездеятельность, направленная на восстановление сил человека, которая может осуществляться как на территории постоянного проживания человека, так и за ее пределами.

В советской географической литературе понятия рекреации и отдыха различались, и основное их отличие заключалось в том, что рекреация — это часть свободного времени, связанная с восстановлением сил человека на специализированных территориях, в основном, за пределами основного места его проживания. Чтобы отдых стал рекреацией, нужно покинуть пределы своего непосредственного места проживания и переместиться в некое специализированное место, ориентированное именно на восстановление сил. В литературе под таким специализированным местом неявно подразумевалась ТРС.

В соответствии с проведенным различием, рекреационная география занималась только такими видами отдыха, которые определялись как рекреация. То есть она изучала ТРС, куда прибывали люди, постоянно не проживающие на данных территориях. Нельзя сказать, что в таком отделении отдыха от рекреации не было логики и последовательности — они были, но остались в СССР вместе с ТРС, которые являлись там основными местами отдыха / рекреации. В современных условиях такое разграничение понятий утратило смысл. Термины "отдых" и "рекреация" мы рассматриваем как синонимы: по сути, это несколько различные обозначения одного и того же явления.

Виды отдыха могут быть самыми различными. Это, прежде всего, сон как основная и самая необходимая форма отдыха. В зависимости от возраста и индивидуальных особенностей, для сна человеку требуется большее или меньшее количество времени, но, скорее, он спит не менее трети всей жизни. Отдых включает набор видов деятельности, связанных с развлечениями и спортом, посещением различных любопытных для человека мест и многое другое. Приводить здесь полный перечень видов деятельности, так или иначе связанных с отдыхом, нет никакого смысла: итогом стал бы громадный список, который необходимо уточнять с учетом того, о каком времени и какой СКС идет речь, поскольку виды отдыха весьма историчны и носят социо-культурный характер.

Определение отдыха, рекреации, туризма, экскурсий и некоторых других понятий рекреационной географии оказывается в высшей степени сложным. Можно постараться дать предельно точные определения понятий и задать жесткие соотношения между ними, но это практически ничего не дает для прогресса в области рекреационной географии, и причин тому три. Первая связана с тем, что в разных странах господствует существенно различное официальное понимание того, что есть что в рекреационной географии; не менее важно, что это понимание имеет очень исторический характер. Вторая причина состоит в том, что отдых и рекреация, туризм и экскурсии в реальности не так-то просто различимы. Третья причина заключается в том, что всегда найдется специалист, который докажет некорректность приведенного строгого определения: "все не так, а наоборот". Поэтому не станем ориентироваться на предельно точные и сложные определения — опишем содержание понятий и их соотношение лишь в общем виде.

Выделение критериев рекреационной деятельности по продолжительности и месту проведения времени весьма существенно. Оно имеет практический смысл и отражает реальные процессы.

По продолжительности рекреации выделяются туризм и экскурсии. Определение временного различия между экскурсиями и туризмом достаточно однозначно — это суточный цикл. Все, что занимает в рекреационной деятельности менее 24 часов, есть экскурсия; более 24 часов — туризм. Естественно, можно привести массу примеров, когда нет возможности однозначно определить, что есть что, но, в целом, разделение экскурсий и туризма особых проблем не составляет.

Более сложно определить отличие туризма от путешествий и миграций, то есть решить задачу определения "верхнего" временного рубежа, отделяющего туризм от прочих видов перемещений в пространстве. Для решения этого вопроса традиционно выделяют два отличительных признака:

(1) туризм отличается от миграции тем, что относительно длительное пребывание на иной территории никогда не связано с заработками: турист не зарабатывает деньги, а только тратит их. Это отличие практически общепринято и весьма существенно для определения статуса людей, прибывших в ту или иную страну из-за рубежа;

(2) введение количественного критерия длительности пребывания за пределами основного места проживания. В зависимости от субъективных установок и особенностей страны, временные рубежи составляют от 14 дней до одного года. Пожалуй, можно даже отметить тенденцию: "эмигрантские" страны типа США склонны к допущению большего временного рубежа туризма.

Описанные отличительные признаки туристов от мигрантов встречаются практически во всех работах, касающихся вопросов рекреации. Целесообразно добавить еще один признак, на основании которого можно отделять туризм от временного проживания за пределами своей территории: наличие еженедельного и квартального циклов отдыха.

Суточный и недельный циклы отдыха характерны для всех людей. В случае с туристами недельный цикл отдыха приобретает отчасти реверсивную форму: отдых от самого отдыха в течение недели. Такого рода феномен имеет место, в частности, в рамках приморской летней рекреации. Примеры его можно видеть в Крыму каждое лето: периодически отдыхающие не ходят на пляж, предпочитая "ленивый" отдых. Смысл перемены состоит в контрасте с "привычными" видами деятельности, в данном случае — с ежедневным загоранием на пляже и морскими купаниями. Возникновение описанного недельного антирекреационного цикла — показатель того, что человек является туристом. Нормализация же недельного цикла отдыха свидетельствует, что он стал мигрантом. Наличие квартального цикла отдыха — еще более четкий критерий отделения туриста от мигранта.

Таким образом, понятие "турист" подразумевает следующие признаки:

  • отсутствие заработков на иной территории и, напротив, преимущественно траты на ней,

  • пребывание на иной территории на протяжении некоторого, как правило, не очень длительного промежутка времени, который может определяться существенно различно, и

  • наличие реверсивного недельного цикла отдыха.

Это основные признаки, которые позволяют отличить туриста от мигранта. Однако нужно понимать, что в реальности проблема подобного определения может становиться весьма сложной. Как правило, она обретает смысл и остроту только в случае с иностранным туризмом.

По месту проведения рекреационной деятельности выделяются иностранный и внутренний виды туризма. Критерий их определения внешне очень прост: факт пересечения туристом государственной границы. В реальности же определение того, кто является иностранным туристом, — часто не вполне простая задача. Когда группа китайских туристов отправляется в Россию или США, очевидно, что это — иностранные туристы. В данном случае имеет место пересечение границ социо-культурных систем: СКС всегда разделены жесткими политическими границами, преодоление которых весьма затруднительно ввиду предельного количества бюрократических преград, генерируемых, как правило, с обеих сторон.

Нет особых проблем и с определением того, являются ли приезжие иностранными туристами, в случае пересечения границы СКС с внешней буферной зоной. Когда польские граждане едут в ФРГ за покупками, они, несомненно, становятся иностранными туристами: Польша — государство восточно-европейской внешней буферной зоны; ФРГ — государство западной СКС.

Проблемы корректного определения иностранных туристов начинаются, когда речь заходит о пересечении государственных границ в пределах одной СКС. Во многих таких случаях определение иностранного туризма теряет смысл или даже формальное свое наполнение. Жители Монако едут во Францию: причина и повод для поездок — покупки. Жители Швейцарии на выходные едут за покупками в соседнюю, более дешевую ФРГ; жители ФРГ на выходные едут за покупками в соседнюю, более дешевую Голландию, и так далее. Все это — не только поездки за товарами, но и составная часть недельного рекреационного цикла, совмещенного с иностранным туризмом. Имеет место формальное пересечение государственных границ, но нет тех видов рекреации, которые обычно ассоциируются с иностранным туризмом.

При такого рода пересечениях границ возникает ряд проблем, актуальных для статистики туристического бизнеса:

  • можно ли считать иностранными туристами людей, совершающих подобные миграции между двумя государствами? Речь идет, в основном, о рутинных покупках, и государственные границы в таком контексте часто представляются пустой формальностью;

  • люди тратят деньги на покупки в другом государстве, что в условиях Западной Европы может составлять до 150 — 250 и более долларов США на покупателя в день. В целом, деньги, затрачиваемые на приобретение продуктов питания и товаров народного потребления, намного превышают деньги, затрачиваемые непосредственно на туристические услуги. В итоге складывается ситуация, когда статистика туристического бизнеса рапортует о колоссальном количестве иностранных туристов в Западной Европе и не менее колоссальных оборотах средств в туристической сфере бизнеса. Эти числа приводятся как образец для подражания иным странам и народам. Западная Европа считается регионом № 1, мировым лидером по степени развитости туризма. Однако нет никакой возможности отделить реальных иностранных туристов от однодневных покупателей из соседних стран, а прибыль от иностранного туризма — от рутинных покупок жителей соседнего западноевропейского государства.

Мы акцентируем внимание на данных вопросах по той причине, что статистика мирового туризма — дело, в высшей степени сомнительное и идеологическое. Даже при добротно поставленном учете статистических данных невозможно получить адекватного представления о рекреационных процессах на основании использования только самой статистики: нужна дополнительная работа по интерпретации данных. Тем более нельзя делать категорических выводов относительно развитости или неразвитости иностранного туризма в различных социо-культурных системах: представление может быть явно фальсифицировано. Статистика — форма идеологической борьбы между различными СКС, и статистка мирового туризма играет свою роль в этой борьбе. Западая статистика выдает образ западной СКС, безусловно, как наиболее передовой и делает все возможное для демонстрации отсталости остального мира. В этом отношении масштабы иностранного туризма и его прибыльность в Западной Европе просто потрясают, хотя все держится лишь на неопределенности статистики.

В российской СКС аналогичная неопределенность стала весьма актуальной после 1991 года. Показатели иностранного туризма стремительно поползли вверх. Вероятно, пересечение государственной границы между Украиной и Российской Федерацией дает большее число иностранных туристов в месяц, чем иные годы во времена СССР.

РЕКРЕАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛсовокупность природных и социо-культурных предпосылок для организации рекреационной деятельности на определенной территории.

Очень часто под рекреационным потенциалом понимается наличие на территории определенных уникальных или, по крайней мере, интересных не только для местных жителей объектов. В идеале, это нечто вроде Ниагарского водопада, то есть безусловно уникального и относительно легко досягаемого природного объекта. Хотя это не вполне обязательный признак, а только желательный вариант. Рекреационный потенциал территории очень изменчив и зависит от особенностей социо-культурного образования, в пределах которого она расположена.

РЕКРЕАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫкомпоненты природной среды и феномены социо-культурного характера, которые, благодаря определенным свойствам, могут быть использованы для организации рекреационной деятельности.

Для рекреационных ресурсов характерна социо-культурная пространственная и временная относительность. В зависимости от исходной точки зрения и времени оценки, один и тот же объект в пространстве может оцениваться совершенно различно. Объекты сами по себе безотносительны к такого рода рекреационным оценкам.

В целом, для рекреационных ресурсов характерна контрастность с привычной средой обитания человека и сочетание различных природных и культурных сред. Рекреационным ресурсом является чуть ли не любое место, отвечающее следующим двум критериям: 1) место отличается от привычной среды обитания человека; 2) место является сочетанием двух и более различных в природном отношении сред. Статистически наиболее привлекательными являются краевые зоны, стык различных сред (вода — суша, лес — поляна, холм — равнина и т.п.). В идеале, наиболее привлекательны стыки предельного количества контрастных сред: горы + море + разнообразная культурная среда. Это порождает наиболее высоко оцениваемые рекреационные районы, каковыми являются, например, Калифорния или Средиземноморье.

Далеко не все контрасты оцениваются позитивно. Очень многое зависит от культурных стандартов оценки и особенностей территории. Тем не менее, основная масса людей ориентируется именно на контрастную среду как место отдыха. Естественно, такие места не должны быть бэдлендами, то есть деградировавшими в результате индустриального воздействия и заброшенными ландшафтами.

Рекреационные ресурсы во многом являются производным от рекреационных потребностей населения, которые, в свою очередь, детерминированы задачами социо-культурного освоения территорий. Рекреационные потоки ориентированы именно в те регионы, которые подлежат освоению. На уровне массового сознания формируется установка на то, что именно в этих местах сконцентрированы самые важные и престижные рекреационные ресурсы. После прохождения пика процесса освоения территории значимость ее рекреационных ресурсов значительно снижается. Никогда не происходит полного отрицания их значимости, но нет и возврата к прежней высокой оценке одних и тех же рекреационных ресурсов. Потребности социо-культурного освоения территорий — это основная причина и фактор превращения совокупности тех или иных свойств территории в рекреационные ресурсы. Таким образом, рекреационные ресурсы — это своего рода "плавающая точка", отражающая процесс целостного освоения пространства СКС.

Например, вспышка интереса к приморскому летнему отдыху, имевшая место в западной и российской СКС с 1950-х годов, — одно из проявлений процесса освоения внутренних буферных зон этих СКС. После прохождения некоторого пика популярности столь массовый интерес к приморскому отдыху начал снижаться. Люди не перестали отдыхать, они лишь перестают делать это в массовом порядке именно на берегах Черного и Средиземного морей. С начала 1990-х годов альтернативой приморскому отдыху в Западной Европе все увереннее выступает "сельский" туризм. Роскошное, с уникальной природой, прекрасно освоенное Лазурное побережье западные туристы спокойно меняют на, казалось бы, ничем не примечательные сельские районы, и купание в прудах представляется теперь более привлекательным, нежели в Средиземном море. Мы считаем это фундаментальной тенденцией, которая будет развиваться и далее. Аналогичные процессы происходят и в российской СКС: после развала СССР приморский отдых стал резко терять популярность и замещаться иными видами летнего отдыха; соответственно, драматически меняется оценка рекреационных ресурсов. Причины же всего этого следует искать в особенностях освоения пространства западной и российской СКС.

РЕКРЕАЦИОННАЯ ОСВОЕННОСТЬуровень преобразования изначального пространства в процессе рекреационной деятельности. Суть понятия состоит именно в преобразованиях, которые могут носить как природный, так и социо-культурный характер.

Изначальные природные ландшафты могут быть сильно изменены в процессе рекреационной деятельности и в рекреационных целях. Примером служит изменение облика Южного берега Крыма в процессе его освоения под цели рекреации: появляются новые здания, преобразуются пляжи, создаются искусственные садово-парковые комплексы. При сравнении ландшафтов за исторически значимый промежуток времени, например, конца XIX и конца XX веков, совершенно очевидно драматическое преобразование начального природного ландшафта.

Рекреационная освоенность выражается не только в изменении природных компонент. Основной смысл рекреационного освоения — именно в социо-культурном преобразовании территорий. В том же примере Южного берега Крыма прежде всего заметны драматические социо-культурные перемены. В конце XIX века это был регион с преобладанием татарского населения, проживавшего в небольших деревнях. В конце XX века это стандартный русский район с русско-украинским населением, внутренне совершенно не делимым в Крыму и проживающим, в основном, в городах. Так произошло замещение одного социо-культурного стандарта освоенности территории другим. Развитие рекреации на ЮБК — один из путей подобного преобразования.

ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ РЕКРЕАЦИОННАЯ СИСТЕМА (ТРС) — форма организации рекреационной деятельности на определенной территории, в рамках которой достигается максимальная взаимосвязь, пространственная и функциональная координация различных подсистем, участвующих в реализации рекреационной функции данной территории.

Понятие ТРС играло исключительно важную роль в советской рекреационной географии. По сути дела, весь предмет этой дисциплины был сведен именно к исследованию ТРС. Существует большое количество определений данного понятия (2, 9, 10, 65, 66, 67).

Фактически, ТРС как форма организации рекреационной деятельности — явление крайне редкое, но исключительно важное для интенсивного освоения определенной территории. Создание на интересующей территории ТРС гарантирует максимальную рекреационную освоенность в минимальные сроки. В целом же, ТРС — лишь крайняя форма территориальной организации рекреации. В большинстве случаев освоение территории в рекреационных целях не достигает подобного уровня.

РЕКРЕАНТотдыхающий.

Дополнительным признаком "рекреанта" может быть использование им сферы рекреационных услуг; другим признаком — использование сферы услуг за пределами своего основного места проживания. Однако оба эти признака не являются обязательными.

Официальное толкование понятий и терминов, характеризующих организацию рекреационной деятельности

Важно знать и учитывать официальное толкование терминов и понятий, характеризующих рекреационную деятельность. Оно может несколько отличаться от их чисто научного понимания. Мы приводим определения терминов и понятий в том виде, как они даны в Законе Российской Федерации “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”, принятом 24 ноября 1996 года (Российская газета. — № 231. — 03.12.96 г.). Примерно аналогичные законы действуют в большинстве стран СНГ.

ТУРИЗМ — временные выезды (путешествия) граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства (далее — граждане) с постоянного места жительства в оздоровительных, познавательных, профессионально-деловых, спортивных, религиозных и иных целях без занятия оплачиваемой деятельностью в стране (месте) временного пребывания.

ТУРИСТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ — туроператорская и турагентская деятельность, а также иная деятельность по организации путешествий.

ТУРИЗМ ВНУТРЕННИЙ — путешествия в пределах Российской Федерации лиц, постоянно проживающих в Российской Федерации.

ТУРИЗМ ВЫЕЗДНОЙ — путешествия лиц, постоянно проживающих в Российской Федерации, в другую страну.

ТУРИЗМ ВЪЕЗДНОЙ — путешествия в пределах Российской Федерации лиц, не проживающих постоянно в Российской Федерации.

ТУРИЗМ СОЦИАЛЬНЫЙ — путешествия, субсидируемые из средств, выделяемых государством на социальные нужды.

ТУРИЗМ САМОДЕЯТЕЛЬНЫЙ — путешествия с использованием активных способов передвижения, организуемые туристами самостоятельно.

ТУРИСТ — гражданин, посещающий страну (место) временного пребывания в оздоровительных, познавательных, профессионально-деловых, спортивных, религиозных и иных целях без занятия оплачиваемой деятельностью в период от 24 часов до 6 месяцев подряд или осуществляющий не менее одной ночевки.

ТУРИСТСКИЕ РЕСУРСЫ — природные, исторические, социально-культурные объекты, включающие объекты туристского показа, а также иные объекты, способные удовлетворить духовные потребности туристов, содействовать восстановлению и развитию их физических сил.

ТУРИСТСКАЯ ИНДУСТРИЯ — совокупность гостиниц и иных средств размещения, средств транспорта, объектов общественного питания, объектов и средств развлечения, объектов познавательного, делового, оздоровительного, спортивного и иного назначения, организаций, осуществляющих туроператорскую и турагентскую деятельность, а также организаций, предоставляющих экскурсионные услуги и услуги гидов-переводчиков.

ТУР — комплекс услуг по размещению, перевозке, питанию туристов, экскурсионные услуги, а также услуги гидов-переводчиков и другие услуги, предоставляемые в зависимости от целей путешествия.

ТУРИСТСКИЙ ПРОДУКТ — право на тур, предназначенное для реализации туристу.

ПРОДВИЖЕНИЕ ТУРИСТСКОГО ПРОДУКТА — комплекс мер, направленных на реализацию туристского продукта (реклама, участие в специализированных выставках, ярмарках, организация туристских информационных центров по продаже туристского продукта, издание каталогов, буклетов и другое).

ТУРОПЕРАТОРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ — деятельность по формированию, продвижению и реализации туристского продукта, осуществляемая на основании лицензии юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем (далее — туроператор).

ТУРАГЕНТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ — деятельность по продвижению и реализации туристского продукта, осуществляемая на основании лицензии юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем (далее — турагент).

УСЛУГИ ГИДА-ПЕРЕВОДЧИКА — деятельность профессионально подготовленного физического лица по ознакомлению туристов с туристскими ресурсами в стране (месте) временного пребывания.

ТУРИСТСКАЯ ПУТЕВКА — документ, подтверждающий факт передачи туристского продукта.

ТУРИСТСКИЙ ВАУЧЕР — документ, устанавливающий право туриста на услуги, входящие в состав тура, и подтверждающий факт их оказания.


В заключение настоящего раздела, посвященного определению понятий рекреационной географии, хотим отметить следующее.

  1. Рекреация — область деятельности, в высшей степени размытая. Она распадается на большое количество конкретных видов деятельности и может проявляться в самых различных формах. В итоге — сложность ее формализации, учета и, тем более, управления рекреационными потоками. Не случайно нигде в мире рекреация четко и однозначно не выделяется как отдельная отрасль или сфера бизнеса, несмотря на самое пристальное внимание к ней.
  1. К решению проблем организации рекреационной деятельности нужно подходить прагматически. Не важно, насколько строги дефиниции и определены различия между экскурсией, туристической поездкой и чем-то еще. Важно налаживать высокий уровень рекреационного сервиса и добиваться воспроизводимости рекреационных потоков. Говорить об устойчивом развитии рекреации в регионе можно только в том случае, если люди посещают его с рекреационными целями во второй и третий раз. Для практического достижения подобной воспроизводимости нужно быть в курсе всех тенденций эволюции этого вида человеческой деятельности. То, что происходит в наше время, — не уникум, но лишь продолжение очень длительного процесса, со своими закономерностями и особенностями.
  1. Добиться эффективности системы понятий рекреационной географии нельзя лишь путем строгого формального определения их содержания: это даст результат в виде сложно читаемого текста. Понятия рекреационной географии наполнятся корректным смыслом только в рамках более общей системы терминов и понятий, описывающей рекреацию как часть более общих процессов. В данном случае мы использовали теорию социо-культурных систем. Идеальный вариант — когда в рекреационной географии используются различные системы общих понятий и на их основании создаются несколько различные построения. Реальность слишком сложна, чтобы ее можно было описать и осмыслить на основании только одной теории. К сожалению, пока это — только абстрактная возможность.


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |  
!-- /HotLog -->