Регионализм и идентичность

Сергей КИСЕЛЕВ

Конец ХХ века — это время, когда география побеждает историю. Предыдущие две тысячи лет земное пространство подчинялось творящей воле Homo politikus, расчленявшей его на национальные уделы. Сегодня идея национального государства умирает. Ее смерть сопровождается похоронным «салютом» орудий, провожающим уходящий на вечный покой привычный миропорядок. Наступает новый этап истории.

Мы живем в эпоху, когда понятие государства теряет свой устоявшийся смысл. Власть земли — эта вечная власть — становится определяющей в архитектуре нового политического устройства. На первое место выходят цивилизационный и географический принципы. Эти принципы имеют два направления: восходящее и нисходящее. В первом случае государства передают свои полномочия наднациональным объединениям типа ЕС или НАФТА; во втором — политическая жизнь сосредоточивается в исторических регионах, таких, например, как Шотландия, Каталония или Крым.

Большая политика теряет свою традиционную национально-государственную окраску и начинает говорить на новом языке, языке регионов. Основной сюжет мировой исторической драмы ближайших десятилетий будет выстраиваться вокруг борьбы агонизирующего национализма и нового регионализма, все увереннее заявляющего о себе.

Унитаризм этнократического государства — явление вчерашнего дня. Он «размывается» между малым и большим регионализмом. Это не плохо и не хорошо, это объективно. Осознание данного процесса и его адекватное отражение в политике — путь в будущее, противодействие ему — дорога в никуда.