РУССКОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ И ПРОБЛЕМА КОСОВА В XIX ВЕКЕ

Тимофеева

В этой статье мы рассмотрим те представления о Косово, которые сложились в русском общественном мнении в XIX веке. Мы не будем касаться положения, занимаемого Старой Сербией в балканской политике официальной русской дипломатии, т.к оно заслуживает отдельного рассмотрения. Деятельность русских консулов в Косовском вилаете (Тимаева, Ястребова, Машкова и др.) по защите сербского населения в вилаете, место Старой Сербии в дипломатической политике России во время Восточного кризиса 1875-1878 гг., роль русской церковной политики в поставлении сербского епископа в рашко-призренской епархии, — все это могло бы стать или уже стало темой подробных исследований.

В этой статье мы хотели бы рассмотреть представления о Косове, которые сложились у русского общества (т.е. грамотной и активной части русского народа) и судить о которых мы считаем возможным на основании изучения русской прессы соответствующего периода. Учитывая невозможность полностью охватить вниманием море русской прессы XIX века, мы были вынуждены сузить круг поисков. Так, сведения о прессе до 1875 года базируются на обширной Хмыровской коллекции вырезок, хранящейся в ГПИБ в отделе периодики. Эта многотомная коллекция была составлена....Для получения данных с 1875 по 1901 год была использована газета “Новое время”. Эта газета, издававшаяся Алексеем Сергеевичем Сувориным (1834-1912) с 1876 в Санкт-Петербурге, пользовалась большой популярностью в кругах среднего класса и в то же время зачастую отражала неофициальное мнение официального Петербурга. Именно ее корреспонденты были одними из первых русских журналистов, кто посетил Старую Сербию в начале XX века и описал сложившеейся там положение, именно ее публикации казались настолько важными, что собирались и хранились австро-венгерским консулом в Косовском вилаете в качестве свидетельств мнения России по вопросу о Старой Сербии. Учитывая все это, мы можем считать используемые нами источники достаточно репрезентативными для анализа тех представлений о Косове, которые сложились в русском общественном мнении в XIX веке.

I.

Перед тем как непосредственно перейти к нашей теме необходимо кратко напомнить особенности географического и положения Косова.

Косово — понятие многозначное: во времена турецкого господства, существовавший некоторое время Косовский вилает включал и некоторые территории сегодняшней Южной Сербии ( Новый Пазар) и северо-западную часть современной Республики Македонии; планы албанских экстремистов добавляют в воображаемую автономную республику "Коссова" части Черногории и Санджака; географически Косово — межгорная котловина вдоль течения реки Ситницы. Наконец, историческое Косово поле — место, где произошла знаменитая Косовская битва ,— представляет собой небольшое поле у реки Ситница неподалеку от Приштины. Однако в данной работе под именем Косово мы будем подразумевать связанную исторически и географически территорию между хребтами Шар-Планина на юге и Копаоник — на севере. Эта область представляет собой почти равносторонний параллелограмм, разделенный на две равнины — Метохия (вдоль реки Белый Дрим) и Косово (вдоль реки Ситницы) — тянущейся с северо-запада на юго-восток холмистой возвышенностью.

Благодаря выгодному географическому положению через Косово проходил ряд дорог, существовавших еще в средневековые и даже античные времена. Это были: старая римская дорога из Леша и Скадара на Ниш, называвшаяся с 14-15 века Зетский путь; Которский путь из Подгорицы в Печь; Дубровницкий путь из Дубровника в Скопле; Босанско-македонская дорога (Цареградский путь). В 1873 году была проложена железнодорожная ветка Косовска Митровица — Солунь, а с 1888 года открылось движение поездов по линии Белград — Солунь через Косово.

Косово имеет обширные запасы энергетических углей, бокситов, хромитов, магнезитов и богатое месторождение свинцово-цинковых руд. До турецкого завоевания полезные ископаемые Косова широко разрабатывались. Золотые и серебряные рудники Ново Брдо давали, например, средневековому сербскому деспоту Джюрджу Бранковичу до 200000 фунтов серебра в год. Однако к XIX веку Косово стало одним из наиболее отсталых регионов Османской империи, со слабым развитием промышленности и горного дела.

Тем не менее, не стоит считать, что экономика Косова в период Османского владычества существовала только лишь за счет плодородных земель и благодатного климата. Так, товары ремесленников-оружейников Призрена пользовались признанием на всех Балканах и вывозились даже в Египет. В Сириниче функционировало 4 шахты и закладывались 2 новые шахты, где добывалась хромовая руда, переправлявшаяся через Качаник на рынки Солуни. Ювелирные изделия косовских мастеров также пользовались широким спросом на рынках европейской части Турции. Фабричного и машинного производства на Косово, конечно, не было (если не считать единственную паровую мельницу, использовавшуюся для военных нужд), но ремесленная деятельность была активной и насчитывала 22 разновидности. И, все-таки, большая часть населения Косова и Метохии занималасьсельским хозяйством. Например, в Метохии за год проводилось две жатвы и три покоса. Было развито садоводство, огородничество, виноградарство, табаководство. В Косово огородничество было развито хуже, но благоприятны были условия для пшеницы, урожайность которой позволяла вывозить зерно на рынки Солуни.

Оценивая значение Косова со стратегической и экономической точки зрения, можно отметить, что под турецким управлением Косово пришло в запустение и представляло собой слабо развитый аграрный район Турецкой империи. Стратегически выгодное положение на перкрестке дорог Северо-Западных Балкан, благоприятный климат и богатство полезными ископаемыми делали Косово ценной территорией, обладание которой было необходимо для развертывания наступательной политики в западной части европейской Турции.

II.

Проблема Косова, ставшая одним из ключевых вопросов сегодняшней политики, имеет корни в самом глубоком средневековье. С приходом в VI в. на Балканский полуостров славян районы Косова и соседней Македонии постепенно стали населяться славянскими племенами, а в XIII-XIV вв. эти территории становятся центрами средневековой сербской государственности.. Многочисленные церкви и монастыри, их фрески и архитектура стали гордостью сербской культуры, оплотом сербского православия.

Однако расцвет этот был недолог и был прерван турецким завоеванием, обрушившимся на Балканский полуостров и грозившим всей Европе. Местом одного из ключевых сражений, которое имело решительную роль в овладении турками северо-западной частью Балкан, стало Косово поле. 15 июня 1389 г., в день святого Вита, сербское войско под руководством князя Лазаря вступило в бой с силами турок, возглавляемых султаном Муратом. В результате кровавой и ожесточенной битвы погибли предводители обоих войск и множество простых воинов. Результаты этой битвы также были огромны: на пути турок к господству на Балканах уже никто не стоял, вскоре сербские и болгарские правители признали вассальную зависимость от турок, дорога на Европу была открыта. Сербский народ, потерявший в этот день свою свободу и независимость, навсегда сохранил память о событиях этого дня; “Видов-дан” и “Косово полe” стали постоянными эпическими образами, воплотившими героический подвиг и надежду на освобождение; возрождение сербского государства также продвигалось под знаком Косовского предания.

С падением Сербии Косово, а вскоре после этого и вся Сербия, попали под чуждую по крови и вере власть. Турки продвигались все дальше и дальше в Европу. В 1683 г. войска Османской империи осадили Вену. Осада Вены превратилась в поворотную точку в динамике развития Порты — полное поражение от войск Яна Собесского стало началом конца турецкого господства над порабощенными европейскими народами. На волне широко развернувшегося народно-освободительного движения австрийские войска дошли до Северной Албании.

Но удар, нанесенный Порте, не был смертельным, и вскоре австрийцы бежали, изгнанные превосходящими силами турок. Сербы, принявшие активнейшее участие в борьбе против турок, оказались брошенными на произвол кровожадных мстителей, желавших поквитаться с неверными. Угроза репрессий вызвала осенью и зимой 1690 года большое переселение сербов в Габсбургские владения под руководством патриарха Арсения Чарноевича. Все более частые с тех пор неудачи во внешней политике Порты, инициировавшие антихристианские погромы, вызывали непрекращающийся отток сербского населения с Косова. Положение сербов усугублялось еще и тем, что на пустевшие территории приходили спускавшиеся с окрестных гор албанские племена. Не имевшие крепких религиозных устоев албанцы с первобытной легкостью принимали наиболее выгодную в сложившейся обстановке религию — мусульманство. Закрепившись на пустошах, новообращенные мусульмане с удвоенной энергией принимались “очищать” от старых жителей для своих соплеменников все новые и новые земли. Положение православных сербов Косова значительно ухудшилось: к гнету мусульманских султанских властей и мусульманских помещиков прибавились враждебные соседи — мусульмане. На Косово сербы оказались в самых тяжелых условиях из всех Сербских земель. Тяжелым эхом насилия отдались для сербов Косова австро-турецкие войны XVIII века, I и II сербские восстания в начале XIX века, Крымская война и события 1875-1878 годов.

Подняв знамя народно-освободительной борьбы в начале XIX века, сербы первыми из всех порабощенных балканских народов добились образования собственного полунезависимого княжества. Сербское государство взяло курс на полное освобождение и объединение всех сербов в рамках единого сербского государства. Однако экспансионистская политика Австрии делала затруднительным развитие освободительной политики Сербии в северо-западном направлении (Босния, Герцеговина, Славония). Окончательная преграда этому движению была положена после Восточного кризиса 1875-1878 годов, когда , согласно решениям Берлинского конгресса Австро-Венгрия оккупировала Боснию и Герцеговину и получила права на Санджак. Сербия, стремившаяся приобрести выход к морю, была вынуждена двигаться в юго-восточном направление к Солунскому заливу через Старую Сербию, а Косово стало одной из самых главных целей ее внешней политики.

В результате длительного процесса десербизации и албанизации Косова к концу XIX века демографическая ситуация на Косово изменилась не в пользу сербов. Бранислав Нушич, исходя из данных статистики и собственных впечатлений, отмечал в конце XIX в., что албанцы и “поарнаученные” сербы (т.е., албанцы сербского происхождения) составляют большинство населения Косова. В 1878-1881 годах в Косово, в Призрени действовала Призренская Лига албанского народа, выступавшая за автономию Албании в албанских этнических границах и образование Албанского вилаета, в который должны были войти территории четырех вилаетов: Скутарийского, Янинского, Битольского и Косовского. Лига стала зародышем будущего Албанского государства. В результате насильственного “выдавливания” албанцами-мусульманами православных сербов, Косово, в прошлом колыбель сербского государства, становилось мусульманским краем и оплотом албанского сепаратизма.

III.

Впервые в России имя Косова стало известно из сербских эпических песен. Интерес к этим песням родился после публикации Вуком Караджичем в 1814 году в Вене сборника песен (”Небольшого простонародного славяно-сербского песенника”) и после его приезда в 1819 году в Петербург. И хотя первоначально внимание привлекали лирические песни (как, например, в рецензиях в июльской и августовской книжках ”Вестника Европы” за 1820 год), вскоре все больший интерес стали вызывать героические песни. Большую роль в популяризации эпических песен сыграло сочинение Юрия Венелина ”О характере народных песен у славян задунайских”, опубликованное в XXVII выпуске “Телескопа” за 1835 г., а также книга О.М.Бодянского “О народной поэзии у славянских племен”, вышедшая в 1837 г. В 1844 году в январском номере “Маяка“ было опубликовано изложение событий косовского цикла, сделанное Боричевским. В “Московском литературном и ученом сборнике на 1847 год” появился перевод Н.В.Берга на русский язык прославленных песен Косовского цикла: “Царь Лазарь и царица Милица”, “Погибель Сербского царства”, “Косовская девушка”, “Юришич Янко”. Таким образом, первоначально именно эпические сведения о Косове стали доступны русскому общественному мнению.

Сведения о современном положении Косовских дел поступали в Россию куда хуже. Постоянная нестабильность положения в этих отдаленных районах Турецкой империи затрудняли доступ туда русских исследователей и путешественников. Лишь эпизодически в русской прессе появлялись сообщения о Косовских сербах и албанцах. Например, в 1855 г. в июньском номере “Русской Беседы” появилась заметка об албанских племенах – “потомках пелазгов”. Интересные сведения о Старой Сербии и положении дел в Косове и Метохии содержали путевые заметки А.Ф.Гильфердинга, опубликованные в “Русской Беседе” в 1858 году. Известный славист А.Ф.Гильфердинг (1831-1872), выпускник Московского университета, ученик О.М.Бодянского, проехал по Герцеговине, Боснии и Старой Сербии в 1857 г. В самой Старой Сербии он пуешествовал по Санджаку, Косову и Метохии и посетил Дечаны, Грачаницу и Печ. Чрезвычайно подробны и живописны его описания Косовских церквей и монастырей. Но несмотря на все суровое вдохновение, которое несли памятники сербского средневековья, Гильфердинг, сравнивая Боснийские и Косовские впечатления, отмечал: ”Вся эта страна, все эти памятники и предания сосредоточены в Старой Сербии, но в противоположность Боснии, в ней, как я сказал, нет , или почти нет ничего современного, живого, кроме диких мусульман-арнаутов”. Впрочем, подобный пессимизм в отношении некоторых контактных зон славянского мира был характерен для того времени. Так, в 1838 году учитель Гильфердинга О.М.Бодянский, составляя план своего путешествия по землям западных славян писал: “Силезию можно вычеркнуть из моего плана; тут, кроме изуродованных славянских названий городов, селений, урочищ и т.д., ничего уже нет славянского.”

Положение в Европейской Турции тщательно анализировалось русскими военными. В 1862 году журнал “Военное обозрение” опубликовал “Краткое военное обозрение Северо-западных областей Турции”. По поводу Старой Сербии отмечалось, что “…на всем этом пространстве сербский элемент господствует весьма неравномерно: в южной части он подавлен уже албанским , то же около Приштины, Печа и Призренда”.

Однако до событий Восточного кризиса 1875-1878 гг. информация о проблемах Косова и его сербского населения носит эпизодический характер. Рост общественного интереса к жизни православных славян в Турции вызвал волну публикаций сообщений собственных корреспондентов и переводов славянских авторов. Появились публикации и о положении дел в Старой Сербии. В 1875 году в “Русском вестнике“ были опубликованы отрывки, а после этого в 1876 году в “Чтениях Императорского общества истории и древних рукописей” уже полностью напечатали сочинение серба Ф.Бацетича “Старая Сербия в ее прошлом и настоящем”. Бацетич описал свое путешествие по Старой Сербии, где он пытался устроиться учителем, вдохновленный своими патриотическими настроениями и обнадеженный дарованным султаном уравнением прав христианских и мусульманских подданных. Бацетич ярко живописал полное бесправие сербского населения, проявления мусульманского фанатизма. Албанцев-мусульман он характеризовал как самых активных сторонников мусульманского и турецкого господства, более жестоких, чем сербы-мусульмане или даже турки.

Большое количество публикаций вызвали события 1879 — 1881 годов, связанные с деятельностью албанской Призренской лиги. Газета А.С.Суворина “Новое время”, отражавшая мнение широких кругов русского общества, опубликовала 26 июня 1879 года статью о положении на Косово, в которой говорилось об особой важности этих событий, и даже (с явным преувеличением) было отмечено, что “тот, кто владеет Косово, владеет Балканами”. Телеграфные сообщения в номерах “Нового времени”за 16 февраля, 22 марта, 5,20,22,31 мая и 8 июня 1879 года содержат сообщения о волнениях албанцев, об их нежелании отдать часть своих земель под власть православной Сербии, о военнной и пропагандистской деятельности Лиги.

Подобное усиление внимания к событиям в Косово было связано с тем, что Австро-Венгрия, мощный соперник России, стремилась к полному контролю над Балканами. Захватив Боснию и Герцеговину и введя войска в Санджак, Австро-Венгрия стремилась выйти к Солуни, полностью контролировать направление Митровица – Солунь и закрепиться на берегу Солунского залива. На пути этого “натиска на Восток” находилась Старая Сербия и Косово, где Австро-Венгрия путем значительной финансовой поддержки католическим общинам пыталась добиться своего господства. Не упускала Австрия и возможности разыграть карту независимой Албании. Как утверждало 13 июля 1879 года “Новое время”, именно венский официоз “Neue Freie Presse” пустил в оборот слова о Независимой (или Автономной) Албании. В статье с обзором международного положения 21 июля 1879 года “Новое Время” отмечало и хитрые маневры Италии, направленные на активизацию албанского движения, и ее попытки получить поддержку среди албанцев-католиков.

За активностью албанской Лиги “Новое время” усматривало и скрытую поддержку турецких властей. Большая аналитическая статья 12,13 января 1880 г, подписанная “В.С-ин”, изобличала лигу как прикрытие попыток Порты не выполнить свои обещания по разграничению с Сербией и Черногорией. В статье, опубликованной 17 и 20 июля 1880 года в том же “Новом Времени”, делается вывод о невозможности образования независимой Албании и инспирированности всего албанского движения.

После подавления Портой албанского движения, в связи с охлаждением русско-сербских отношений и общим уменьшением количества статей о Сербии, отечественная пресса почти не уделяет внимания событиям в Косовском вилаете. Хотя некоторые издания и публикуют эпизодические статьи, посвященные Старой Сербии, но главный интерес из Балканских событий вызывали события в Болгарии, Греции и в самой Сербии.

Начавшееся в конце XIX-XX века оживление борьбы турецких славян за свободу, а также вероятность окончательного раздела земель европейской Турции в самое ближайшее время, вновь привлекли внимание общественного мнения и прессы. В Косовском вилаете побывали русские ученые: Н.Кондаков, П.Милюков, П.Лавров. В 1901 году Старую Сербию посетили сотрудники газет “Россия” и ”Новое время“ Вожин, В.Святковский и А.Н.Амфитеатров.

Особое внимание журналистов привлекло так называемое “Колашинское происшествие”, когда турецким властям стало известно о том, что жители одного сербского села, Ибарского Колашина, получили контрабандным путем оружие из Сербии. Хотя райе запрещалось иметь оружие, колашинцы пытались оправдаться тем, что оружие было необходимо для обороны от башибузуков. Тем не менее, колашинцы были обвинены в попытке подготовки восстания и разоружены, а сам процесс разоружения стимулировал волну албанских антисербских бесчинств, при полном попустительстве турецких властей.

В августовских номерах “Нового времени” за 1901 год появился целый ряд публикаций. посвященных вышеупомянутым событиям. Так, в номерах за 1,2,5,9,13,15,17 августа была опубликована серия репортажей в семи частях с характерным названием “Под ярмом”, подписанных псевдонимом Нестор. Их автор, один из русских журналистов, побывавших в Косовском вилаете, ярко описывает положение, сложившееся в Старой Сербии. Эти репортажи уже лишены той романтической дымки, которая была характерна для многих хроникеров Балканского кризиса 1875-1878 годов. В первой своей статье, с горечью повествуя о сербо-болгарском противостоянии в вилаете, журналист восклицал “вот подите же и требуйте после этого, чтобы турок, австриец, сербский или болгарский агент, учитель или священник говорили вам правду.” Все большее внимание автора по ходу повествования привлекало “удивительно дерзкое своеволие албанцев”(часть вторая). Описывая многочисленные зверства и преступления албанцев-мусульман, автор отметил особую невыносимость албанского притеснения в северной части вилаета, в районе Косова. Показательно название одной из статей цикла за 13 августа, которую автор назвал так: “Кому выгодны албанские зверства?”. Отмечая несомненную заинтересованность Порты в поддержании политики терора как противовеса сербскому освободительному движению, автор отмечал и негативную роль Австро-Венгрии в развязывании рук албанским погромщикам, и даже прямую финансовую помощь албанским “главарям” ( мусульманам и тем более католикам). В статье за 9 августа подробно рассмотрен вопрос о причинах, подталкивавших Австро-Венгрию на проведение активной политики в вилаете, “…прямой ответ на этот вопрос дает географическая карта: Старая Сербия заграждает доступ Австрии к Македонии и Эгейскому морю.” Последняя статья цикла, названная ”Наши средства против Австрии”, подробно повествует о деятельности русского консула в Скопле Машкова, защищавшего славянское православное население от нападок мусульман, и в частности его активность, направленную на прекращение албанского зулюма ( т.е погрома) против сербов Ибарского Колашина.

Кроме цикла статей “Под ярмом”, “Новое время" опубликовало 10 августа 1901 года корреспонденцию из Белграда Волгина — об озабоченности правительственных кругов Сербии “вопросом о Старой Сербии”. В статье за 20 августа 1901 года комментировалась деятельность русского посла в Стамбуле, оказывавшего давление на султана и турецкое правительство, чтобы те приняли меры по прекращению албанских бесчинств в Косовском вилаете.

Проблема Старой Сербии и Македонии в начале XX века надолго становилась одной из ключевых тем в балканской и европейской политике: неудачная попытка султанских реформ 1902 года, многочисленные и не менее неудачные восстания в Македонии, I и II Балканская война. Это было началом новой эры в истории Балкан. Отественная пресса стала уделяла значительное внимание событиям в Косовском вилаете. Преодолев мифологические представления и отказавшись от игнорирования современных проблем Косова, российское общественное мнение стало получать все больше объективной информации о сербо-албанском конфликте в Старой Сербии.


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |