Свидетель воцарения

Исполнилось 150 лет со дня рождения выдающегося религиозного мыслителя
Льва Александровича Тихомирова (1852 — 1923)

Александр Люсый

Легенда об отказе российского императора Александра I от престола и уходе в старцы, вероятно, навсегда останется легендой. Но достоверно известен не менее поразительный отчасти противоположный случай, когда непримиримый революционер, поддержавший решение народовольческого съезда о цареубийстве вымаливает у власти помилование и поклоняется праху убитого бывшими соратниками Александра II. Так случилось с русским мыслителем Л.А. Тихомировым, первым, кто на русском языке проанализировал человеческую историю в полном объеме с религиозной точки зрения.

Уже в 21 год он, студент Московского университета, был арестован и четыре года провел в Петропавловской крепости. Он играл первенствующую роль при составлении программы «Народной воли», редактировал одноименную партийную газету и большую часть прокламаций Исполнительного комитета организации. В 1880 году из исполкома вышел, при принятии окончательного решения о цареубийстве накануне 1 марта 1881 года в голосовании не участвовал. После ареста руководителей «Народной воли», фактически возглавив партию, воспротивился новому цареубийству, настояв на письме к Александру III. С 1882 по 1889 год, спасаясь от ареста, жил за границей, где с ним происходит мировоззренческий переворот, обращение к религии. Огромный резонанс имела его брошюра «Почему я перестал быть революционером» (1888).

По возвращению в Россию Тихомиров становится ревностным приверженцем самодержавия и крупнейшим идеологом монархического движения, рассматривая монархическое государство как «естественный союз нации». Был советником П.А. Столыпина, редактировал газету «Московские ведомости». Интерес Тихомирова к философии истории и религии возник в процессе публицистической деятельности, но сосредоточится на этих проблемах он смог, отойдя от активной общественной жизни и поселясь в Сергиевом Посаде. В 1907 году он опубликовал размышления об Апокалипсисе под названием «Апокалиптическое учение о судьбах и конце мира» и статью «О семи апокалиптических Церквах». Затем последовала серия других религиозно-исторических статей и докладов.

В 1913-1918 годы им был написан его основной труд «Религиозно-философские основы истории», впервые изданный лишь в 1997 году в приложении к журналу «Москва» (и фактически не замеченный критикой). Основа этой книги – идея борьбы в человеческом мире двух мировоззрений – дуалистического и монистического. Если первое из них признает существующим два бытия – Бытие Божие и сотворенное Богом бытие тварное, то второе утверждает единство всего существующего, проповедуя идею самосущной природы. На протяжении всей человеческой истории эти идею ведут между собой непримиримую борьбу, сами никогда не умирая и не смешиваясь между собой, несмотря на разные попытки их синтезировать.

Анализу процесса этой борьбы и посвящено исследование Тихомирова с его уникальным чувством исторического времени, которому могли бы позавидовть и Ясперс, и Хайдеггер: «В содержание конечных судеб мира вносят свою лепту все эпохи жизни человечества, начиная с древнейших и кончая настоящим временем. Но никак нельзя сказать, что этот конец истечет именно из нашего времени» (с. 538).Однако если точные сроки мира и скрыты от людей, то все же не безусловно. Концепция Эсхатологического Откровения, по мнению Тихомирова, дает возможность видеть саму последовательность и прошлых, и будущих событий, то есть замечать сосуществование ряда эпох, подводящих человечество к завершению эволюции. Это необходимо для поддержания веры в реальность «обетований». Такая умственная поддержка становится необходима тем сильней, чем дальше мы отходим от времен Спасителя, не видя Его второго пришествия.

Оригинальна его критика хилиазма (идеи тысячелетнего Царства Христа на земле). «…То, что ожидают хилиасты в будущем, имеет место в настоящее время, но совершенно не в тех формах, как ожидают они. Святые и теперь царствуют со Христом в среде верующих. На этом основано почитание святых, испрашивание их помощи и ходатайство перед Христом. И верующие не могут пожаловаться, чтобы не получили такой помощи в своей земной жизни. Для всего христианского мира это была эпоха славы. Но это не есть эпоха беспечального блаженства, а была и остается временем непрерывной и тяжелой борьбы в созидании Царствия Божия на пустынях человеческого бесплодия. И эта борьба не кончится до тех пор, пока суд Божий не решит, что уже ничего не может произвести человечество и что созрела жатва доброго семени» (с. 552).

Не потеряли актуальности весьма пессимистические замечания Тихомирова об эмпирическом будущем. «Материализм уже не выдерживает натиска нового мистицизма и что будущее, очевидно, должно принадлежать верованиям мистическим, которые необходимы для возможности верить в Антихриста как бога и в дракона – как еще более высокого бога» (с. 573). По мнению Тихомирова, почва для появления Антихриста уже достаточно подготовлена, как, впрочем, уже и в позднеримские времена, но этому появлению мешает нечто «удерживающее». Одни мыслители, начиная еще со св. Иоанна Златоуста, считали, что противостоять окончательному перевороту может твердый государственный строй, основанный на идеалах права и порядка. Другие полагались на благодать Святого Духа. Третьи думали, что все решает «Божие определение», то есть явление Антихриста не может состояться прежде, чем исполнится все, что постановлено Божиим определением для спасения человечества. Бывший революционер, ставший консерватором, теперь не выступавший ни за ускорение, ни за замедление истории, склонялся к последнему из трех мнений.

Толкуя Апокалипсис в завершающем десятом разделе книги «Завершение круга мировой эволюции», Тихомиров утверждает, что изложенная в «Откровении» мистико-магическая сторона управления Антихриста составляет самую суть его программы, для которой восстановление стройного государственного порядка – лишь средство дисциплинированного соединения всех человеческих сил и воль на достижение мистико-магических целей. Цели эти состоят в подчинении человеку всех материальных и духовных сил, до ангелов включительно, ниспровержении власти Бога. Предчувствуемые дисциплинарные времена Тихомирова, в которых в «мистическом действии» на расстоянии с помощью «психических батарей» будут истреблены все инакомыслящие, напоминают реальные, но исследовательски остраненные дисциплинарные пространства Мишеля Фуко. По мнению Тихомирова, «как неизвестность точного времени окончания мирового процесса, так и некоторая известность течения его отдельных фазисов имеют одну и ту же цель, именно: поддержать людей в и вере, в работе на созидание Божия дела и в постоянном сохранении своей готовности предстать на последний суд».

Таким образом, мы знаем по меньшей мере трех Тихомировых – революционера, монархиста и философа Божьего исполнения. Делать ставку на кого-то одного из них, – в последнее время, преимущественно на второго, — значит обеднять его действительные масштабы.


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |