Смеем выразить робкую надежду...

Татьяна НИКОЛАЕНКО

Когда наблюдаешь за подготовкой к курортному сезону-2000, сопровождаемой вежливо сдержанным оптимизмом, излучаемым всеми — формальными и неформальными — слоями крымского сообщества, в голове сами собой складываются замысловато-бессмысленные фразы, вроде той, что вынесена в заголовок статьи. С чего бы так? Ведь кипучую деятельность развернуло не только Министерство курортов и туризма Крыма — задолго до наступления лета объявило о 20%-ном повышении тарифов на проезд железнодорожным транспортом Министерство путей сообщения Украины; Совмин АРК выделил 1,5 миллиона гривен на очередную серию акций по «продвижению» солнечного полуострова в его еще более солнечное будущее; продолжается тяжба в связи с отменой НДС для санаторно-курортных учреждений Крыма: в нее вовлечены уже все первые лица государства украинского, так что развязка, надо полагать, не за горами. Минкурортов вплотную приблизилось к решению вопроса о выдаче на территории Крыма краткосрочных виз для иностранных туристов, прибывающих на круизных судах, да еще и разместило информацию о Крыме в изданиях Украины и стран СНГ через ...систему бесплатных газет «Всё для всех» (случай, в мировой литературе давно описанный: что-то там про неистощимую на выдумки голь). Кроме того, «независимым» «средствам массовой информации Крыма поручено обеспечить широкое освещение мероприятий, проводимых в АРК, с целью создания позитивного образа автономии» (КИА).

Не станем задаваться пустым вопросом, сколь широко «ходят» островные средства массовой информации за пределами самой автономии и у кого в таком случае должен создаваться позитивный ее образ. Оставим также комментарии о том, что туристы, прибывающие в Крым на круизных судах, самые «бесперспективные» в плане получения с них доходов: на крымский берег они сходят всего на день и ограничиваются, в лучшем случае, экскурсией на несколько часов, а то и просто прогулками по набережной Ялты. Конечно, следует заботиться и о них, вернее, о турагентах, которые оформляют для них пакет круизных документов, но надо понимать, что организация круиза требует весьма специфической подготовительной работы: посещение десятка стран предполагает открытие соответствующего количества виз, и тут уж одной визой больше — одной меньше... Но конечно же, вернувшись домой, все эти люди расскажут всем своим родным и знакомым о необыкновенном гостеприимстве крымской земли и ее властей, и на следующий год все их друзья и близкие решат отдыхать только в Крыму и своим неизмеримым вкладом почти озолотят почти-автономный бюджет нашего почти-острова!

А если серьезно, то следует признать, что Крым, сколь парадоксально это ни прозвучит, практически не располагает инфраструктурой для развития массового туризма. (И поэтому любые, даже самые нелепые, действия официальных организаторов рекреационной сферы никоим образом не влияют на ситуацию в плане ее «усугубления».) Нельзя же в самом деле считать таковой (инфраструктурой) несколько гостиниц в Ялте, стыдливо уклоняющихся от сертификации их международными организациями, ибо понятно, что тогда количество «звезд» на их вывесках заметно поредеет. (Потому что в ресторанах гостиниц, претендующих на 4-звездочный статус, не бывает — ну просто не бывает — прожженных окурками скатертей, зато в местах общественного пользования — пардон — там устойчиво присутствует туалетная бумага и отсутствуют «характерные» запахи. А если всё не так, а наоборот, то, значит, имеет место некоторый перебор со «звездами».)

Кроме того, что список гостиничных заведений Крыма более чем скромен, в нем «провисли» целые ниши. Во-первых, по факту нет дешевых постоялых заведений, рассчитанных на самых непритязательных путешественников (эту нишу обычно заполняют так называемые «молодежные общежития» — Youth Hostels, — объединенные в единую всемирную федерацию, а также частные пансионы типа Bed&Breakfast, предоставляющие довольно скромный ночлег и завтраки). Во-вторых, нет и дорогих комфортабельных отелей, которые действительно соответствовали бы уровню 4-5 «звезд» — ни одной гостиницы Hilton или Radisson, ни даже вездесущего Holiday Inn-а. Всё, что имеется, можно отнести к категории 1-2 (ну, если крепко зажмурить глаза, то 3) «звезды». Таким набором туриста — ни западного, ни, вероятно, уже и российского — сегодня не привлечь. Отчасти вызывает недоумение скромность (в количественном отношении) и убожество (в плане качества) гостиничного фонда островной столицы — Симферополя: ведь это мощная перевалочная база и значимый транспортный узел, который притягивает и затем перераспределяет практически все туристские потоки, направленные в пределы Крыма.

А между тем, о состоянии массового туризма в том или ином регионе или государстве, равно как и об ориентации их на развитие туризма в целом, судят именно по наличию полного спектра гостиничных учреждений разного уровня. Комфортность среды, ее гостеприимство прежде всего выражаются в наличии некоторого набора мест, где можно остановиться на ночлег, причем за существенно различную плату. Собственно поэтому Западная Европа считается наиболее развитым туристическим регионом: там комфортно и защищенно чувствует себя и тот, кто может заплатить за ночь только 5 долларов, и тот, кто готов выложить 5 сотен.

А что же есть у нас? Куда отнести более шестисот предприятий рекреационного комплекса, устойчиво фигурирующих в отчетах Совмина и его Министерства курортов и туризма? Примерно о трети из них имеет смысл на время забыть: это пионерские лагеря (порядка 180), абсолютное большинство которых при сохранении своего профиля не имеет никаких перспектив существования. Остальные — это учреждения санаторно-курортного комплекса, то есть объекты не столько туристические, сколько медицинские, лечебно-профилактические. (Еще у нас довольно много таких неведомых миру заведений, как пансионаты; как-то классифицировать их общепринятым образом не представляется возможным, поскольку часть из них вполне может составить конкуренцию лучшим — нашим же — гостиницам, а другая часть годится разве что для проведения соревнований на выживаемость в экстремальных условиях: вода — на территории соседнего пансионата, удобства — там же или в ближайших зарослях...)

Смеем выразить робкую надежду, что нижеследующее ни для кого не станет особым откровением: путешествия с лечебно-оздоровительными, медицинскими целями (или посещение курортов) — одно из многих, причем достаточно узкое направление в мировом туризме. Строго говоря, на всей планете едва найдется дюжина мест, которые могут похвастать тем, что сумели вывести это направление на достойный коммерческий уровень, да и то с оговорками. К примеру, знаменитый французский курорт Виши (известный в первую очередь тем, что его минеральными водами приводил себя в чувство после многотрудных военных кампаний сам Наполеон Бонапарт) держится не столько на водных процедурах, сколько на экспорте многочисленных косметических линий, а Баден-Баден известен сейчас в Европе не столько своими источниками, сколько заоблачными ценами на землю и недвижимость: с некоторых пор (особенно после 2-й мировой войны) он стал излюбленным местом пребывания европейских пенсионеров, готовых платить любые деньги за то, чтобы провести остаток жизни в этом райском уголке. Надо признать, что имя себе оба упомянутых места сделали именно как курорты благодаря своим уникальным природным ресурсам, однако нужно понимать, что подлинное богатство принесла им разумная эксплуатация этого имени: рекреация сама по себе никого еще не сделала богатым. Кроме того, природные ресурсы, сколь бы уникальны они ни были, имеют печальную тенденцию иссякать и истощаться, а медицина в то же время не стоит на месте. Поэтому сегодня абсолютное большинство нуждающихся в лечении и оздоровлении получают необходимые процедуры по основному месту жительства — так и дешевле, и как-то сподручнее. Абсолютное же большинство мировых курортов в качестве основных лечебно-оздоровительных процедур уже давно предлагает своим клиентам ни к чему не обязывающие массажи, косметические маски и прочие физиологические «излишества». Так что путешествия с лечебно-оздоровительными целями как отдельное направление туризма во всем мире, попросту говоря, загибается. Тем более не предвидится у него блестящего будущего в стране, пережившей десятилетие назад крупнейшую в истории человечества техногенную катастрофу, а ныне сотрясаемой экономическим кризисом, который неустанно сопровождается политическими и финансовыми скандалами. Поставьте себя на место среднестатистического туриста: вы бы поехали лечиться в такую страну? отправили бы туда на оздоровление своих детей?

Следует осознать, что Крым располагает гипертрофированной инфраструктурой для развития лечебно-оздоровительного туризма — достаточно узкого и, в целом, элитарного направления в мировом туризме, которое никогда и нигде — кроме СССР — не было массовым, а в последние десятилетия вообще переживает упадок. Только принципиальная трансформация всей идеологии этого направления способна реанимировать его в Крыму, но в количественном отношении в любом случае вряд ли позволит вывести на уровень показателей 1980-х годов.

Чтобы определиться, как быть и что делать, имеет смысл посмотреть, как поступают в аналогичных случаях «коллеги по несчастью» — те, кому тоже хочется развивать дома туризм, но не имеющие ни достойной инфраструктуры, ни средств к ее созданию. Справедливости ради стоит отметить, что одна ее составляющая в Крыму всё-таки хорошо развита — это внутренний транспорт. Он разнообразен (есть ж/д и электротранспорт, автобусное сообщение); сеть его достаточна для обеспечения доступности практически всех населенных пунктов и большинства объектов, могущих представлять интерес для потенциальных туристов. Пустует лишь ниша проката персональных авто, что серьезно снижает привлекательность путешествий в Крым для западных туристов, давно уже не представляющих жизни без «абсолютной мобильности».

Чтобы создать базу гостиничных учреждений высокого уровня, обычно в регион привлекают инвестиции; учитывая, что «безымянные» отели очевидно уступают представителям гостиничных сетей с «раскрученными» именами, стараются привлечь именно такие сети, а это, как правило, означает иностранные инвестиции. Однако, учитывая, что инвестировать в украинскую экономику на условиях, предлагаемых сегодня (и, вероятно, на обозримое будущее) украинским государством, — ближе к разновидности садомазохизма, а среди обладающих искомыми капиталами заболевание это встречается, по-видимому, не так часто, реалистичней всего будет допустить, что ни «Хилтона», ни «Шератона», ни даже дешевого семейного «Холидэй Инна» нам в Крыму в ближайшие годы не видать. Иностранных инвесторов обычно приглашают заработать на внутреннем рынке и предлагают им для того все необходимые условия, понимая, что создаваемые ими рабочие места и объекты — производственной сферы или непроизводственной, не суть важно, — которые в любом случае останутся на своей территории и будут еще долго обеспечивать занятость местного населения, — это уже достаточное вознаграждение за приносимые налоговые и т.п. «жертвы». Задачами же оздоровления отечественной экономики, реформирования ее и, тем более, возвращения «назад в Европу» (интересно, почему именно назад? — как устойчиво всё-таки ассоциируется движение вперёд с восточным направлением!) обычно занимается собственное правительство — такая уж у него (должна быть) специализация. Какое вообще до всего этого может быть дело иностранным инвесторам?

Для создания полноценной сети дешевых мест размещения туристов в Крыму есть практически всё необходимое — и даже, думается, достаточно финансовых ресурсов. Вспомним хотя бы о множестве пионерских лагерей: минимальные инвестиции (строго говоря, необходимо лишь оборудовать в них в соответствии с нормальными человеческими стандартами — кухни, душевые и прачечные комплексы) позволят оперативно изменить их профиль и вовлечь в полноценный оборот туристических услуг. Вступление в федерацию «молодежных общежитий» автоматически включит их во все международные справочники и директории, активно издаваемые и агрессивно распространяемые самой федерацией (хотя это, конечно, не система бесплатных газет...). Что касается частных пансионов, то форма эта в зачаточном виде давно имеет место быть в Крыму в лице «сдающихся на ночь» комнат, веранд, балконов, кроватей и раскладушек. В последние годы появились и вполне соответствующие этому названию заведения (журнал «Новый Крым: Курорты и туризм» рассказал о них в №4, 1999). Безусловно, необходимо всячески стимулировать создание частных пансионов путем введения для них налоговых льгот, выделения целевых кредитов на их строительство и т.п., но с другой стороны — и вводить определенный контроль над качеством предоставляемых ими туристических услуг.

А теперь пора оговориться: большинство из вышесказанного имеет смысл только в том случае, если регион не просто хочет развивать туризм, но и может это делать, т.е. действительно в состоянии влиять на налоговую и тарифную политику, паспортный и таможенный режимы. Иначе зачем нам развитая сеть дешевых отелей, если чуть ли не вся курортная зона является одновременно пограничной зоной, и, соответственно, перемещения там «неорганизованных» экскурсантов должны всячески ограничиваться (шпиономания — в целом не лучший стимул для развития туризма); если в половине (а то и больше) турагентств любой западной страны просто-напросто отказываются браться за оформление украинских виз, чему содействуют как недостаточное представительство консульских служб Украины за рубежом, так и «дружественные» стандарты общения их персонала с просителями и сами правила выдачи даже вполне безобидных туристических виз. Не будем лишний раз упоминать всуе украинскую таможню — уверены, у каждого в запасе хотя бы парочка душераздирающих историй с нею, родимой, в главной роли. И ничего здесь Крым поделать не может (в этом месте сам собой напрашивается кощунственный вопрос: зачем автономии в таком случае собственное министерство курортов и туризма, если оно в принципе не может влиять на ситуацию в рекреационной сфере?).

С другой стороны, как известно хотя бы тем, кто читал материалы темы номера «Рекреация» в №4 журнала «ОстровКрым» за прошлый год, рекреационную отрасль развивают не всегда исключительно для получения прибыли, наполнения автономных бюджетов и т.п. Существуют и другие, не менее благородные цели, как-то: обеспечение занятости (пусть даже частичной, пусть даже сезонной) местного населения и поддержание сложившейся системы расселения региона. И первое, и второе — реальные проблемы для Крыма, и если рекреация позволяет сейчас пусть не полностью решить, но сгладить на время их остроту, разве уже этого не достаточно? Просто нужно, в конце концов, определиться, для чего нам нужна эта отрасль, с какими целями мы ее развиваем — тогда, вероятно, проще будет и управлять ею, и планировать инвестиции, и строить маркетинговую и рекламную политику, и давать оценку прошедшим курортным сезонам, не страдая от неоправданных ожиданий. (А без такого самоопределения изощренный умысел-«заговор» будет видеться даже в том, какое время выбрала коварная Советская власть в далеком 1944-м для депортации с полуострова крымских татар — не сентябрь или, скажем, октябрь, после окончания гипотетического курортного сезона, а именно середину мая...)

Здесь, вероятно, уместно будет сделать отступление и несколько слов сказать о рекламно-маркетинговой политике главных руководителей и идеологов крымской рекреационной отрасли, вернее, в очередной раз задать несколько простых вопросов. Вопросы эти — отнюдь не о пропавшем без вести миллионе гривен, выделенном в прошлом году Совмином на «продвижение» образа Крыма (кстати, соответствующий запрос мы направили-таки в Министерство курортов и туризма, но ответа так и не получили). Любопытно было бы в целом узнать, на каких принципах строится, какими идеями питается эта самая политика и существует ли она вообще. К примеру, проведение международного конгресса ФИЖЕТ — дело, безусловно, почетное и перспективное (спросили мы господина министра и о тех публикациях, которые, судя по многословным отзывам его сотрудников, в великом множестве появились на свет из-под бойких «перьев» участников конгресса — теперь ждем полный список публикаций...). Однако возникает вопрос: если уж такой размах, если хватает средств и организаторских талантов собрать в Крыму на вполне формальное мероприятие тысячи журналистов, то почему бы не пригласить и еще несколько человек, а именно команду российского GEO — действительно классного и профессионального издания, с весьма достойным тиражом (175.000) и как раз такой, какая нас интересует, географией распространения (РФ). Причем пригласить не на официозную тусовку, а для нормальной работы — подготовки совместными усилиями серии материалов о Крыме, да таких, чтобы прочитал — и захотелось всё бросить и немедленно сюда приехать (так, как хочется отправиться в Португалию или Испанию, прочитав о них в этом журнале). Хотя GEO, конечно, — тоже не система бесплатных газет... После этого стоит ли задавать вопрос, почему ни в одном книжном магазине Европы или Северной Америки не найти ни одного путеводителя по Крыму (на языках, понятных большинству тамошних обывателей)? Да западные «путеводные» монстры типа Fodor’s или Lonely Planet, описавшие, пожалуй, уже все необитаемые острова Тихого океана, о существовании нашего почти-острова наверное даже не подозревают. Впечатление складывается такое, что основная масса путеводителей по Крыму в крымских же книжных магазинах и оседает. Зато в деле создания «позитивного образа автономии» у самих себя вдохновители и организаторы всех наших побед явно преуспели — так, что даже стали называть ее «Меккой».

Что же касается прогноза на курортный сезон-2000... Как стало широко известно благодаря классику отечественной (или уже зарубежной?) литературы, беспорядок прежде всего образуется и содержится в головах, а уже оттуда каким-то неведомым образом перемещается в окружающую действительность. Исходя из этого, какой может быть порядок в крымской рекреационной сфере? Поэтому, собственно говоря, нам нечего добавить к своему прошлогоднему прогнозу: смеем лишь выразить робкую надежду, что предстоящий сезон не будет хотя бы хуже предыдущего.

«ОК», №3(9), 2000 г.