Страна, которая существует сама по себе

Многие реалии жизни непризнанного государства вызывают уважение

Сергей Градировский

Прошло более шести лет с момента установления перемирия на линии армяно-азербайджанского противостояния в Нагорном Карабахе. За это время многострадальный край перестал быть в представлении журналистов горячей точкой. Вероятно, поэтому информация из Карабаха не часто появляется в масс-медиа. В определенном смысле это даже неплохо. В то же время карабахская проблема, возможности ее мирного разрешения постоянно находятся в центре внимания политологов и дипломатов. Сегодня миротворческая деятельность вокруг Карабаха вновь активизировалась. Представление сопредседателями Минской группы ОБСЕ проекта "общего государства" для НКР и Азербайджана, предстоящая вскоре встреча в Москве специальных делегаций Еревана и Баку, наконец, планируемые переговоры президентов Гейдара Алиева и Роберта Кочаряна в рамках июльского саммита глав государств - членов СНГ - все это свидетельствует, что в процессе миротворчества наступает новый, вероятно, решающий этап. Публикуемые ниже материалы посвящены реалиям жизни Нагорного Карабаха, возможным вариантам разрешения двенадцатилетнего конфликта. Не разделяя всех подходов их авторов, редакция полагает, что они представят интерес для читателей.

Нагорно-Карабахская Республика (по-армянски Арцах) - одно из "непризнанных" государств на территории бывшего Союза. Сегодня в Карабахе строят дороги, создан небывалый для постсоветского пространства по своей либеральности налоговый климат, достигнута энергетическая независимость с нацеленностью уже в недалеком будущем на экспорт электроэнергии, за годы войны создана лучшая в Закавказье (по оценкам западных экспертов) армия.

Пройденный путь арцахцы оценивают как превосходный, справедливо полагая, что то, что было достигнуто на поле боя, удержано дипломатическими усилиями. Сегодня здесь не без гордости сообщают: "У нас действительно есть армия! У нас действительно есть внешняя политика, имеющая четкие приоритеты сотрудничества с Россией, США, Францией - в первую очередь странами, где проживает наша диаспора. У нас эффективно работает госаппарат".

АРЦАХ

Арцах - место сосредоточения многих основных святынь армянского народа: Гандзасар - монастырь на месте сокрытия головы Иоанна Крестителя, Шуши - духовно-культурный центр, монастырь I-V вв. Дадиванк...

Суровая красота заснеженных даже в мае Арцахских гор завораживает. С них, кстати, в хорошую погоду виден Большой Кавказ как раз в том месте, где за перевалами начинается Чечня. Кстати, Басаев со своими головорезами участвовал в боях против карабахцев. Его здесь помнят - и помнят, как он проигрывал сражение за сражением.

Карабахцы всем дают ясно понять, что проблему Арцаха будут решать сами арцахцы и никто иной. Понятно, что не без учета мнений центров силы, но все же сами. И совсем уж неожиданно в этом бурном регионе называют себя "островком стабильности".

ХАРАКТЕР

Карабах - армянская кузница кадров. Собственно, не благодаря наличию передовой системы образовательных учреждений, а только характеру, которым наделены практически все карабахцы. Отношение к карабахцам в Ереване напоминает отношение парижан к гасконцам: да, честолюбивы и смелы, но дерзки и упрямы, одним словом - горцы.

Последний пример кадровой экспансии - президент Армении Роберт Кочарян. Бывший президент Нагорно-Карабахской Республики, ставший премьером Армении, а затем, после вынужденной отставки Левона Тер-Петросяна, - главой армянского государства.

Кочарян - страстный поклонник баскетбола. Поэтому в какую игру предпочитают сегодня играть в Ереване, можно легко догадаться, припоминая, как при Ельцине политический бомонд полюбил теннис, при Лужкове приучился гонять в футбол, а при Путине, кажется, еще немного - и начнут выходить на татами. Остроумные армяне уже заметили, что негры играют в баскетбол ради денег, а земляки - ради должностей.

Одновременно, сколь парадоксальным это кому-то не покажется, карабахцы - народ, на удивление законопослушный. В советские годы ходила поговорка: "В Москве еще чернила не высохли, а в Карабахе уже исполняют". Такое отношение к власти имеет как свои достоинства, так и недостатки. Уязвимость безоговорочного послушания наблюдалась еще совсем недавно. Власть клана братьев Бабаян - арцахский вариант власти, построенной на авторитете полевого командира. Сопротивление этой "черной" (по выражению многих моих собеседников) власти было практически невозможно, как оно оказалось абсолютно невозможным в Чечне. Но готовность Арцаха к государственному строительству проявилась в первую очередь в том, что, в отличие от Чечни, здесь нашли в себе силы и навели порядок.

Лицевая сторона законопослушания - скорое и успешное госстроительство. Одним из символов уважения к власти является тот факт, что, когда премьер-министр идет по улицам Степанакерта, старики в знак уважения непременно встают.

О КАВКАЗЕ ПОСЛЕ АЛИЕВА

Вес кавказского политического аксакала Гейдара Алиева столь велик, что сегодня, по мнению руководителя карабахского МИДа, никто не может гарантировать стабильность в Азербайджане после его ухода. Слишком часто бывший член ЦК удерживал ситуацию исключительно благодаря личным качествам, таланту политического компромисса. И то, что достанется его наследникам, - зависти не вызывает. Азербайджанская армия к новой войне не готова. Карабахская, напротив, боеспособна, как никогда. Это непременно подчеркнут при всяком удобном случае. Это и понятно, здесь своей армией гордятся. А потому непременно вам расскажут, что приезжавший к ним еще до своего избрания губернатором Красноярского края генерал Лебедь был "в шоке" от увиденного и дал самые лестные оценки. Вам расскажут, что сохранили и развили за годы войны "лучшие традиции советской армии", что у них не на словах "существует уважение к человеку в погонах". И непременно добавят: "Если Баку достанет глупости развязать новую крупномасштабную войну, мы просто не знаем, как сможем остановить свою армию. Что тогда произойдет в Азербайджане и Закавказье в целом?"

РЕФОРМЫ

После войны Карабаху много помогала диаспора, но обильная гуманитарная помощь испортила народ. Поэтому одним из первых шагов нового премьера Анушавана Даниеляна стал запрет на оказание гуманитарной помощи за исключением поддержки тех, кто по возрасту или болезни не в состоянии работать.

Иждивенчество - глубоко сидящее чувство. Столкнулся с жалобами: мол, дождь прошел - в деревню не проедешь. Даниелян вновь поступил решительно: дал денег на цемент и горюче-смазочные материалы - стройте дороги сами. Вначале предлагал, потом стал заставлять. Населенные пункты сейчас разбиты на три группы (по количеству жителей), между ними развернуто соревнование. Первый приз - 50 000 долл. - сумма немалая по нынешним послевоенным временам. График работ по каждому населенному пункту - в компьютере премьера. В деревнях появились тротуары. А так как один из основных местных строительных материалов - мрамор, то мраморные бордюры можно видеть не только по всему Степанакерту. Но довелось увидеть штуку и посильнее - дорогу из мрамора, проложенную к сельской школе.

Сегодня в НКР самый либеральный налоговый климат. С 1 января в несколько раз снижена общая ставка налогов. При инвестировании от 50 до 100 тыс. долл. инвестор на год освобождается от всех налогов, а два последующих года платит только 50%. При инвестировании от 100 до 200 тыс. долл. сроки удваиваются - и так по возрастающей. Поэтому уже сегодня в 45-тысячном Степанакерте - два десятка представительств иностранных фирм, открыто производство дорогих швейцарских часов, а инвестиции только из Москвы за первые три месяца с.г. составили 350 тыс. долл.

Инвестора интересуют гарантии. Дабы не вводить последующих законодателей в искушение, в принятом законе предусмотрена государственная компенсация инвестору всех потерь, если до 2015 года ставки налога будут повышены.

В 2000 году бюджетные приоритеты - это дороги и магистральный трубопровод, который дотянется до всех районов НКР. В следующем, 2001 году будет создана система разветвления. Магистральный проект реализуется за счет бюджета республики, а система разветвления - за счет местного "Арцахгаза".

И если в Армении, как и в Санкт-Петербурге, киллер - самая безопасная профессия (убивая, можно быть уверенным: искать будут, но не найдут), то в Карабахе покушение на президента закончилось молниеносной операцией под командованием премьера: за два часа были арестованы все, на кого легло хоть малейшее подозрение (порядка 60 человек, потом большинство было отпущено), а Самвела Бабаяна брали спецназовцы с гранатометами и недвусмысленным приказом: "Если со стороны подозреваемых раздастся хоть выстрел - дом с лица земли стереть".

Поразительно другое. Президент, премьер и спикер, прекрасно понимая, что рыба тухнет с головы, договорились, что не только не позволят личных подношений, но не будут ни строить вилл для себя и своих родных, ни приобретать иномарок (есть транспортные средства, закрепленные за первыми лицами республики, - этим и пользоваться).

Как-то, выступая перед людьми, Анушаван Даниелян в сердцах заметил: "Когда в 92-м году азербайджанцы подходили к Степанакерту, Вазген Саркисян обратился к народу со словами, что нам нужны 500 смертников: или мы сегодня сохраним Карабах, или потеряем его навсегда. В течение дня собралось даже больше. Были отобраны 300 человек, которые и переломили ход войны. А мы сегодня обращаемся к вам: нам нужны 50 честных человек, способных служить государству - и не брать мзды. Всего 50! Не смертников, но честных людей".

Это оказалось сложнее.

Чем это объясняется? Скорее всего, прагматизмом: эти люди очень хорошо понимают, какие деньги сегодня можно привлечь в республику. Но для этого уровень коррупции должен хотя бы не превышать европейские стандарты. Это касается и криминальной ситуации в целом. А пока за шесть последних месяцев в НКР совершено одно убийство по пьянке (и это при тотальном наличии оружия!) и известное покушение на Гукасяна. Здесь никто не закрывает автомашин. С 1 января зарегистрирована лишь одна попытка угона. Угонять-то некуда: кругом линия фронта и единственная дорога на Армению.

РОССИЯ

Россию в Армении любят, русских - в их непростом выборе пути - подбадривают, русский язык изучают, русское телевидение смотрят. Что бы там ни говорили, но и общая судьба наших народов сложилась, да и соседи не позволят Армении и Карабаху забыть Россию.

На прямой вопрос: какая Россия нужна Карабаху? - мне отвечали: русская, национальная, не имперская, т.е. не занимающаяся геополитическим плюрализмом по принципу "каждой сестре - по серьге". Иначе - "держава с четкими и понятными всем (в первую очередь, самой себе) приоритетами". "Мы не видим эффективности в русской внешней политике лавирования. Яркий тому пример - трубопровод Баку-Джейхан. Россия может и должна настаивать на том, чтобы он прошел через Армению, ибо последняя превращается тем самым в стратегическое звено трубопроводной геополитики". В НКР убеждены, что Россия - признается она в этом или нет - заинтересована в увеличении веса Армении в Закавказье, что сильная Армения - единственный барьер для пантюркистских спекуляций. "Недаром же определенные силы Турции и Азербайджана призывают раз и навсегда покончить с этим "проклятым армянским клином".

Очень нужные для нас слова я услышал от председателя Национального собрания НКР Олега Есаяна: "Такая страна, как Россия, должна думать не только о национальном интересе, но и об исторической ответственности". Именно это делает Россию Россией.

ИРАН

Пробираясь по горной дороге из Еревана в Степанакерт, встречаешь бесконечную вереницу иранских фур. На сегодня иранская граница - это, наряду с "грузинским путем" и воздушным сообщением, важнейшая дорога в мир, а значит - доступ к продовольствию, медикаментам, топливу. Во многом этот путь можно было бы назвать "дорогой жизни", что во времена военных действий было особенно очевидно. Сегодняшний товарообмен Армении с миром в лице "фундаменталистского" Ирана - результат наличия совместной границы.

Иран сегодня - едва ли не единственная держава региона, заинтересованная в стабильности. Беспорядки откровенно не нужны государству, у которого в приграничье проживают миллионы азербайджанцев. А после того, как Баку, а вслед за ним и Тбилиси заявили о своей ориентации на Анкару и Вашингтон, единственным действенным противовесом западному геополитическому проекту становится ось Москва-Ереван-Тегеран.

ФОРМУЛА УСПЕХА

"Обрекать армян и азербайджанцев на совместное проживание есть форма отложенного геноцида. Поэтому программа разгосударствления НКР в составе Азербайджана - в лучшем случае, безответственное политическое решение", - утверждает министр иностранных дел НКР Наира Мелкумян. Тем не менее компромисс, считает она, должен быть найден. Формула, которой придерживаются их делегации на переговорах: "Меньше, чем независимость; больше, чем автономия".

Конечно же, решение арцахского вопроса кроется в общем решении по Южному Кавказу, т.е. определенность с дальнейшей судьбой Закавказья будет означать и определенность судьбы Арцаха. А пока суд да дело, необходимо доказать свою способность к существованию, проявить государственную зрелость.

"Сегодня мы демонстрируем Баку, что им выгоднее жить без Карабаха, - продолжает Наира Мелкумян. - Во-первых, наличие самостоятельного Карабаха есть условие политической стабильности в регионе. Ведь ситуация изменилась: сегодня НКР имеет сильную государственную власть и боеспособную регулярную армию. Более того, тоталитарный режим в Азербайджане есть следствие проигранной войны. И кто может предсказать, к чему приведет еще одно поражение? Во-вторых, стабильность в Карабахе - это безопасность транспортного и энергетического коридоров (на чем, собственно, и собирается строить свою транзитную экономику Баку). И поэтому, в-третьих, из-за горного плато Арцаха не стоит ставить под сомнение само будущее Азербайджана".

Формула успеха, которой придерживается руководство Карабаха: "В процессе становления государственности - на шаг вперед, в процессе урегулирования - на шаг назад!" Уверенность в себе чувствуется и в следующем заявлении: "Аркадий Гукасян поклялся сделать из Карабаха образцово-показательное государство. И мы этого непременно добьемся. После этого будет опасно разрушать то, что уже урегулировано, разбирать стабильно работающую систему".

В далеком 1993 году первый председатель Минской группы ОБСЕ Марио Рафаэлли, озабоченный положением дел (в тот момент казалось, что арцахцы вот-вот будут окончательно раздавлены военной машиной Азербайджана), сетовал, что "постепенно предмет переговоров - Нагорный Карабах - перестает существовать". Сегодня можно, воспользовавшись словами г-на Рафаэлли, сказать, что постепенно предмет переговоров действительно перестает существовать, ибо вместо рыхлой автономии, чью судьбу вправе определять сторонние силы, на глазах появляется уверенное в себе и своей правоте государство.

Ереван-Шуши-Степанакерт


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |  
>