Стратегическое партнерство - модный термин

Россияне уже проголосовали; следующие в СНГ президентские выборы - в Грузии

Федор Олегов

Несмотря на то, что за последние два месяца уже ставший расхожим вопрос "Кто есть Путин?" усилиями его PR был в какой-то мере снят, лидерам не только большинства государств, но и субъектов Российской Федерации еще предстоит заводить с ним личное знакомство. Стоит ли говорить, что особое место в политической жизни России занимают новые независимые государства, образованные после распада Советского Союза. Не зря же проблемами СНГ занимается у нас не только МИД, но и соответствующее ведомство.

Вообще говоря, особых перемен во взглядах руководителей государств Содружества на перспективы взаимодействия с Россией пока ожидать не приходится. Большинство из них вполне определились со своими внешнеполитическими приоритетами. Вместе с тем в ближайшее время смены первых лиц в странах Содружества не предвидится. В результате недавнего голосования на Украине и в Таджикистане Леонид Кучма и Эмомали Рахмонов остались в своих креслах, что же касается президентов остальных девяти республик, им тоже, вероятнее всего, предстоит не раз входить в контакт с Владимиром Путиным. Правда, 9 апреля граждане Грузии должны прийти на избирательные участки и отдать голоса за наиболее симпатичного кандидата на президентский пост. Аналитики практически не сомневаются, что таковым для большинства окажется Эдуард Шеварднадзе.

Скорее всего, именно ему придется выстраивать отношения с новой российской властью. Заинтересованность в этом очевидна, по крайней мере со стороны Москвы - и не только федерального Центра, но и регионов РФ, что особенно актуально для республик российского Северного Кавказа. В начале этого месяца президент Северной Осетии Александр Дзасохов провел ряд важных переговоров в Тбилиси. Его визит как раз совпал по времени с началом кампании по выборам грузинского президента. Дзасохов, назвавший перспективы развития российско-грузинских отношений "стратегическим партнерством", не скрывал своего намерения поддержать Шеварднадзе в его соперничестве с многочисленными претендентами на высший пост. Наблюдатели объясняют это не только тем, что ветераны большой политики Дзасохов и Шеварднадзе давно и хорошо знают друг друга, но и тем, что для Москвы выгоднее вести диалог со взвешенным и многоопытным политиком, коим является действующий грузинский президент. Визит Дзасохова рассматривали и в контексте последней и единственной встречи Путина с президентами Грузии, Армении и Азербайджана, прошедшей в рамках январского саммита СНГ.

Кроме того, как известно, Грузию и Осетию объединяют многовековые историко-культурные и хозяйственные связи, которые, несмотря на колебания политической температуры, всегда были очень интенсивными. И во Владикавказе, и в Тбилиси надеются, что такие факторы, как выгодное географическое положение, богатые природные ресурсы и рекреационные возможности Осетии и Грузии, рано или поздно будут востребованы. Россию и Грузию связывают две ключевые транскавказские магистрали, проходящие через территорию Осетии, - Военно-Грузинская и Транскам. По ним сегодня идет основной поток грузов между Россией и Закавказьем. Они же входили в систему коммуникационных артерий и в эпоху Великого шелкового пути. Попытка восстановить его требует большой работы по обустройству и эксплуатации транспортных магистралей.

Дзасохов предложил Шеварднадзе проект "Южные ворота", суть которого сводится к созданию российско-грузинской корпорации по развитию этих магистралей и подключении их к проекту ТРАСЕКА, что должно сделать российские перевальные дороги привлекательными для перемещения грузов из Азии и Ближнего Востока. Реализация этого проекта сулит не только экономические, но и существенные социальные выгоды: обустройство депрессивных горных районов, создание новых рабочих мест. Шеварднадзе оценил этот проект как соответствующий долгосрочным интересам Грузии, ведь он позволит наладить более тесные контакты таможенных служб и правоохранительных органов, от сотрудничества которых в немалой степени зависит не только экономическая составляющая, но и эффективность противодействия международному криминалу.

Очевидно, что успех этой идеи в значительной степени будет определяться тем, насколько успешно будет осуществляться постконфликтное строительство на грузино-югоосетинском направлении. Кстати, Дзасохов предложил Шеварднадзе еще до выборов в России и Грузии подписать двустороннее соглашение о восстановительных работах в Южной Осетии, реализация которого позволит выйти на полномасштабное урегулирование одного из застарелых конфликтов на постсоветском пространстве.

Вообще, учитывая многонациональный состав населения республик Кавказа, значение контактов Тбилиси с северокавказскими регионами России трудно переоценить. Ведь даже родственные связи объединяют грузин с народами, населяющими не только Осетию, но и соседние Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию, Дагестан и Чечню. Правда, общественно-политическая обстановка во всех этих республиках не слишком располагает к зарубежным контактам. Однако опыт белорусского руководства, установившего экономические отношения практически со всеми субъектами Российской Федерации, свидетельствует о целесообразности такого рода сотрудничества.

Между тем пока высказывания представителей грузинских властей свидетельствуют о традиционной для большинства лидеров стран СНГ ориентации. Более того, прозападная позиция особенно характерна для Тбилиси. Эдуард Шеварднадзе не раз заявлял о намерении привести Грузию в лоно НАТО в 2005 г., и такие сроки определены не случайно. Грузинское руководство осознает, что в ближайшие 4 года республику вряд ли примут в НАТО, так как она не соответствует стандартам и требованиям для вступления в альянс, в числе которых и вывод всех российских баз со своей территории. Вместе с тем 2005 г. является для действующего президента крайним сроком, ведь именно в этом году его полномочия на президентском посту истекут окончательно. Очевидно, что для Шеварднадзе принципиально вхождение Грузии в альянс именно в период его правления, ведь с обретением государством нового статуса его имя золотыми скрижалями будет вписано в анналы истории.

Что же касается выборов-2000 в Грузии, то, согласно данным ЦИК, за президентский пост будут бороться председатель Союза граждан Грузии Эдуард Шеварднадзе - 1928 года рождения; член национально-государственного движения "Мдзлевели" Автандил Джоглидзе (1957); председатель "Прогрессистской партии Грузии" Важа Жгенти (1938); независимый кандидат, бывший мэр Батуми и директор табачной фабрики Тенгиз Асанидзе (1944); руководитель Корпорации адвокатов Картлос Гарибашвили (1954); председатель "Союза демократического возрождения Грузии", председатель Верховного Совета Аджарии Аслан Абашидзе (1938); лидер парламентского меньшинства экс-секретарь ЦК Компартии Грузии Джумбер Патиашвили (1940).

Основными конкурентами Эдуарда Шеварднадзе считаются Патиашвили и Абашидзе. Последний, правда, намекал, что готов снять свою кандидатуру в пользу первого, удачу которого на выборах будет расценивать как "успех всего оппозиционного блока". В успехе же Абашидзе практически не сомневается, будучи уверенным, что Шеварднадзе поддерживают всего лишь около 10% избирателей. Аджарский лидер убежден, что команда Шеварднадзе обманывает действующего президента, ежедневно представляя в СМИ рейтинг, свидетельствующий о его поддержке 80% избирателей. Аслан Абашидзе считает, что составители официальных рейтингов пытаются внушить мысль о безальтернативности Шеварднадзе.

Однако сторонники действующего президента тоже не дремлют. Сразу после заявления Аслана Абашидзе ЦИК Грузии направил ему "ответное" письмо с требованием предоставить Тенгизу Асанидзе право на проведение предвыборной кампании, пригрозив председателю ВС Аджарии санкциями. Дело в том, что пять лет назад Асанидзе был осужден за правонарушения экономического характера. Осенью прошлого года Шеварднадзе решил его помиловать, однако Верховный суд автономии приостановил действие президентского указа. В ответ Генпрокуратура метрополии возбудила уголовное дело в отношении тех, кто проигнорировал указ главы государства. Аналитики полагают, что, предъявляя претензии на президентское кресло, Асанидзе попросту рассчитывал выйти из заключения, которое, к слову сказать, многие считают неправомочным. Вместе с тем, по данным независимых источников, Абашидзе удерживает Асанидзе под стражей, так как считает его организатором одного из покушений на себя. Показательно, что страх перед терактами роднит Абашидзе и Шеварднадзе, который, как известно, все "свои" покушения связывает с действиями спецслужб "некоторых иностранных государств".

Здесь нельзя не отметить, что "одну из спецслужб одного из иностранных государств" не так давно возглавлял человек, которого Эдуард Шеварднадзе так хочет видеть сегодня в кресле российского президента, рассчитывая на изменение политики Москвы в отношении Грузии. Без преувеличения можно сказать, что Тбилиси подыграл Владимиру Путину, направив в Москву следователя по особо важным делам для допроса Салмана Радуева по обстоятельствам теракта 9 февраля 1998 г. Говорят, что террорист уже дал показания против вдовы Звиада Гамсахурдиа.


НГ-Содружество  # 06 (39) 27 июня 2001 г.