Компьютеризация и уголовное право Технический прогресс неудержим. Еще совсем недавно верхом совершенства казались даже такие электронно-вычислительные машины (ЭВМ), как "Проминь" и "Наири", не говоря уже об образцах серии ЕС ЭВМ. Прошло несколько лет, и уже мало кто из огромной армии пользователей компьютерной техники знает и помнит тех отживших свой век монстров. Современный персональный компьютер превосходит своих крупногабаритных предков по множеству параметров. И если для размещения (вместе с периферийным оборудованием) ставших ныне достоянием истории ЭВМ требовались огромные площади, то их миниатюрным потомкам найдется место практически в каждой квартире, вплоть до коммунальных. Изменилась и сфера применения ЭВМ. Границы ее заметно расширились. Теперь компьютер - это и обучающая игрушка, и печатная машинка, и "окно в мир", и многое другое. С каждым днем во всем мире увеличивается число пользователей всемирной компьютерной сети Интернет. Если же говорить о России, то, несмотря на определенную техническую отсталость, темпы "интернетизации" всей страны настолько велики, что трудно делать долгосрочные прогнозы, касающиеся развития этого явления. Конечно, хотелось бы, чтобы результаты были только хорошими. Однако наряду с положительными сторонами технический прогресс всегда влечет и негативные последствия. Не является исключением и продолжающийся во всем мире процесс компьютеризации различных сфер жизни. Порожденные им нежелательные явления разнообразны и до настоящего времени не до конца поняты и изучены. Многие проблемы, к примеру, обусловлены медико-психологическими факторами, сопряжены с этическими и нравственными, а также некоторыми другими аспектами. Печальное первенство принадлежит проблемам противоправного применения электронно-вычислительной техники. В частности, новые информационные технологии стимулировали возникновение неизвестных ранее способов посягательства на охраняемые законом общественные отношения. Наиболее неблагоприятные тенденции отмечены в сфере бизнеса вообще и денежно-кредитной и банковской деятельности в частности. Наряду с удобствами для пользователей, включая расширение возможностей осуществления финансовых взаиморасчетов, компьютеризация принесла с собой и специфические проблемы. Одной из наиболее распространенных является, например, необходимость обеспечения надежной защиты от несанкционированного доступа к информации. Разумеется, пользователи электронно-вычислительной техники принимают определенные меры безопасности. Средства массовой информации периодически передают сообщения о начатой спецслужбами войне против хакеров и компьютерных террористов. Однако этого, как правило, оказывается недостаточно. Людей, способных нажатием нескольких кнопок на компьютерной клавиатуре похитить огромные денежные суммы, не остановить разовыми акциями или техническими мероприятиями. Общественная опасность их противоправных посягательств слишком велика и не должна недооцениваться. По этой причине во многих государствах были разработаны законодательные меры защиты от вредоносного использования компьютерной техники. Юридическая охрана сферы применения ЭВМ стала жизненно необходимой, и значительная доля соответствующих обязанностей была возложена на уголовное право. В специальной литературе появился термин "компьютерная преступность", который затем прижился и в средствах массовой информации. В большинстве случаев уголовно наказуемыми признаются такие действия, как несанкционированный доступ к информации, ее копирование и уничтожение, введение в систему компьютерного вируса, модификация компьютерных программ. В январе 1997 г. вступил в силу Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ), в соответствии с которым в нашей стране криминализированы (т.е. признаны уголовно наказуемыми) определенные деяния в сфере компьютерной информации, несущие повышенную общественную опасность. В частности, нормы о преступлениях в означенной сфере зафиксированы в трех статьях УК РФ: ст. 272 (Неправомерный доступ к компьютерной информации), ст. 273 (Создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ) и ст. 274 (Нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети). Общим объектом названных преступлений являются общественные отношения в сфере обеспечения информационной безопасности, а к непосредственным объектам преступного посягательства относятся базы и банки данных конкретных компьютерных систем или сетей, их отдельные файлы, а также компьютерные технологии и программные средства их обеспечения, включая средства защиты компьютерной информации. Согласно ст. 272 УК РФ, уголовная ответственность за неправомерный доступ к компьютерной информации наступает, если это деяние повлекло за собой хотя бы одно из следующих негативных последствий: а) уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование информации; б) нарушение работы ЭВМ или их сети. В отличие от описанной нормы ответственность по ч.1 ст. 273 УК РФ предусматривается вне зависимости от наступления общественно опасных последствий. Она предусмотрена за сам факт совершения одного из следующих действий: а) создание программы для ЭВМ или внесение изменений в существующие программы, заведомо приводящие к несанкционированному уничтожению, блокированию, модификации либо копированию информации, нарушению работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети; б) использование либо распространение таких программ или машинных носителей с такими программами. В случае, если одно из описанных действий повлечет тяжкие последствия, применяться должна ч. 2 ст. 273 УК РФ, предусматривающая более суровое наказание. Огромный вред наносят нарушения правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети. Это может не только привести к сбоям в работе оборудования, но в некоторых случаях и полностью парализовать работу предприятия, учреждения или организации. Поэтому законодательно установлено, что в случае причинения существенного вреда в результате указанных действий, а также при наступлении по неосторожности тяжких последствий описанные деяния наказуемы в уголовном порядке, если они повлекли уничтожение, блокирование или модификацию охраняемой законом информации ЭВМ (ст. 274 УК РФ). Вопросы квалификации перечисленных деяний непросты. Поэтому даже в кратком обзоре нельзя обойти вниманием некоторые наиболее сложные и в то же время важные для правильной юридической оценки деяния аспекты. В этой связи значимым представляется уяснение смысла понятий и положений, недостаточно четко или неоднозначно сформулированных в законе. Рассмотрим употребляемые в тексте ст. 272 УК РФ словосочетания "неправомерный доступ" и "служебное положение", а также предусмотренное в ст. 273 и 274 УК РФ квалифицирующее обстоятельство "тяжкие последствия". В части 1 ст. 272 УК РФ речь идет о неправомерном доступе к компьютерной информации, охраняемой законом. Таким образом, наказуем доступ не к любой информации, а только к законодательно защищенной. В то же время неправомерность - это не обязательно нарушение закона. Понятие неправомерности шире понятия незаконности. С другой стороны, нельзя рассматривать неправомерность как любой без исключения случай нарушения установленного порядка доступа к охраняемой законом информации. Следует согласиться с мнением о том, что доступ к информации неправомерен, если лицо "не имело права вызывать ее, знакомиться с ней, а тем более распоряжаться ею. Среди способов совершения такого доступа можно назвать: использование чужого имени, изменение физического адреса технического устройства, подбор пароля, нахождение и использование "пробелов" в программе, любой другой обман системы защиты информации"*(1). Совершение деяния, описанного в ч.1 ст.272 УК РФ, специальным субъектом (лицом с использованием своего служебного положения) предусмотрено в качестве квалифицированного состава. Представляется, что законодатель под специальным субъектом понимал отдельных лиц, занимающих соответствующие руководящие должности в сфере применения компьютерной техники, программистов, операторов ЭВМ, наладчиков оборудования и т.д. Однако неконкретизированность формулировок уголовного закона, отсутствие в нем толкования понятия "служебное положение" не позволяют однозначно утверждать, что речь идет о статусе лица по месту работы, сопряженном исключительно с использованием компьютерной техники. Рассматриваемое квалифицирующее обстоятельство должно толковаться шире. В частности, так должно расцениваться использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутов, служебных удостоверений, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением. И наконец, эффективность норм о посягательствах в сфере компьютерной информации значительно снижается из-за оценочного характера понятия тяжких последствий. На практике его содержание определяется в каждом конкретном случае с учетом всей совокупности обстоятельств дела. Разумеется, к тяжким последствиям следует относить, например, причинение крупного материального ущерба, серьезное нарушение деятельности предприятий, организаций и учреждений, наступление аварий и катастроф, причинение вреда здоровью людей. Однако даже в случае привлечения к оценке тяжести причиненного вреда специалистов и экспертов она в конечном счете определяется усмотрением судебно-следственных органов, а не буквой закона. Однако закрепленные в ст. 272-274 УК РФ нормы не охватывают всего спектра общественно опасных деяний, условно называемых в литературе компьютерными преступлениями. Например, ответственность по ст.274 УК РФ предусмотрена лишь за действия, вызвавшие неблагоприятные последствия по неосторожности. Умышленные же деяния, направленные на нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети именно с целью причинения тяжких последствий, не охватываются содержанием ст. 274 УК РФ. Это лишь способ совершения другого преступления. Оно будет квалифицироваться с учетом наступивших последствий по совокупности с преступлением, предусмотренным названной статьей УК РФ. Представляется, что такое деяние также можно отнести к категории компьютерных преступлений. Компьютерными называют также те преступления, в которых компьютер рассматривается как техническое средство совершения преступления. Подчеркиваем, именно техническое средство с его специфическими техническими возможностями, а не просто орудие преступление. Конечно, нельзя исключить вероятность того, что какой-нибудь злоумышленник ударит жертву по голове ноутбуком или более тяжелым компьютером, но чтобы отнести подобное деяние к компьютерным преступлениям, надо обладать излишне богатой фантазией. Нельзя также признать правильным причисление к категории компьютерных преступлений всех случаев, когда компьютер является предметом посягательства. В описанных составах, предусмотренных ст. 272-274 УК РФ, компьютер как предмет посягательства может расцениваться лишь с определенной долей условности. Условность заключается в том, что он рассматривается в этом случае не просто как предмет материального мира, а как совокупность информационных и аппаратных структур. Предметом же преступления в уголовном праве признается вещь (предмет объективного материального мира), по поводу которой совершается преступление. Например, при совершении кражи чужого имущества (ст. 158 УК РФ) непосредственным объектом могут являться отношения личной собственности, на которые посягает преступник, а роль предмета преступления могут играть автомашина, компьютер, личные вещи, которыми завладевает преступник. Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 1 постановления N 5 от 25 апреля 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности", предметом хищения и иных преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена нормами соответствующей главы УК РФ, является чужое, т.е. не находящееся в собственности или законном владении виновного, имущество. Следовательно, если по обстоятельствам дела компьютер является просто вещью, по поводу которой совершается преступление, то такое деяние не может быть отнесено к числу компьютерных преступлений. Таким образом, если компьютерная аппаратура представляет собой предмет преступления против собственности, ее хищение, уничтожение или повреждение надлежит квалифицировать по ст. 158-168 УК РФ. Предмет преступления следует отличать от орудий и средств совершения преступления. Эти понятия используют, когда требуется указать, с помощью чего (приспособлений, приемов) совершается преступление. Один и тот же предмет материального мира в одном преступлении может играть роль предмета преступления (например, пистолет при его краже), а в другом являться орудием преступления (когда похищенный пистолет использован при вооруженном нападении). "Компьютер как техническое средство совершения преступления рассматривается в ряду с такими средствами, как оружие, транспортное средство, любое техническое приспособление. В этом смысле его использование имеет прикладное значение, например, для хищения, сокрытия налогов и т.д. Такого рода действия не рассматриваются в качестве самостоятельных преступлений, а квалифицируются по различным статьям УК"*(2). Таким образом, в компьютерных преступлениях практически невозможно выделить единый объект преступного посягательства. Налицо также множественность предметов преступных посягательств с точки зрения их уголовно-правовой охраны. Представляется, что к рассматриваемой категории преступлений могут быть отнесены только противозаконные действия в сфере автоматизированной обработки информации. Иными словами, объектом посягательства является информация, обрабатываемая в компьютерной системе, а компьютер служит орудием посягательства. Действующим российским уголовным законодательством достаточно подробно регламентирована ответственность и наказуемость деяний в рассматриваемой сфере. Уже сам факт уголовно-правовой защиты общественных отношений, регулирующих изготовление, использование, распространение и защиту компьютерной информации, имеет профилактическое, предупредительное значение. Однако анализ текста закона позволяет констатировать, что ситуация все-таки не совсем благополучна. То, что криминализированы некоторые общественно опасные деяния в сфере компьютерной информации, разумеется, в определенной мере поможет предотвратить или значительно ослабить их негативное влияние. Но процесс совершенствования уголовного законодательства не должен останавливаться. Обусловлено это тем, что компьютерная преступность не знает границ. Всемирная компьютерная сеть Интернет позволяет электронно-вычислительным системам, находящимся в различных точках земного шара, взаимодействовать друг с другом. Практически любой человек, имея компьютер и модем, при наличии телефонной линии может, не покидая удобной квартиры, отправиться в виртуальное путешествие, сделать необходимые покупки, наконец, произвести банковские операции. Но "всемирная паутина" облегчила жизнь не только правопослушных граждан. Свою выгоду извлекают также представители криминального мира. Нет нужды цитировать сообщения о конкретных случаях несанкционированного проникновения в государственные или частные банки данных, а также о других криминальных фактах такого рода. Каждое подобное происшествие при наличии комплекса уголовно-процессуальных доказательств может быть квалифицировано по одной или нескольким статьям Уголовного кодекса. Об этом вкратце уже было сказано. Но существует проблема, которая пока не привлекает к себе широкого внимания, хотя при определенных обстоятельствах она может произвести эффект разорвавшейся бомбы. Так, в случае противоправного использования возможностей компьютерной техники и современных средств связи уже сейчас достаточно трудно юридически верно определить место совершения преступления. С учетом существующих технических возможностей и тенденций развития преступного мира можно прогнозировать осложнение ситуации. Представляется, что место расположения ЭВМ, с помощью которой злоумышленник совершает посягательство, крайне редко будет совпадать с местом расположения объекта посягательства. Кроме того, для уголовно-правовой квалификации деяний иногда значимо место, где наступили вредные последствия общественно опасного деяния. Если объектом посягательства явилась компьютерная информация, то преступные последствия деяния, в свою очередь, могут наступить в месте, отличном от места хранения этой информации. С учетом возможностей, предоставляемых компьютерными сетями, нельзя исключить, что преступные последствия наступят либо в какой-то конкретной и единственной точке земного шара, либо на территории нескольких государств, либо на территории всех государств, имеющих доступ в сеть. Вследствие этих обстоятельств особое значение приобретает правильное решение вопроса о пределах действия уголовного закона в пространстве. Действие уголовного закона в пространстве определено взаимосвязанными принципами территориальности (ст. 11 УК РФ) и гражданства (ст. 12 УК РФ). Поскольку преступление всегда совершается каким-либо лицом на какой-либо территории, оба названных принципа действуют одновременно. Согласно основанному на незыблемости суверенитета России принципу территориальности*(3), все лица, совершившие преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по УК РФ (ст. 11 УК). Преступления, совершенные в пределах территориальных вод или воздушного пространства Российской Федерации, признаются совершенными на территории Российской Федерации. Действие Уголовного кодекса РФ распространяется также на преступления, совершенные на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации. Уголовным законом определено, каким образом должны быть квалифицированы деяния, совершенные в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов России. На международном уровне закреплена даже юрисдикция космических аппаратов. В то же время в регламентации уголовной ответственности за совершение деяний с использованием компьютерных сетей налицо пробел законодательства. Статья 12 УК РФ регламентирует действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации. По признаку гражданства можно выделить следующие группы лиц: граждане Российской Федерации*(4), иностранные граждане и лица без гражданства. В соответствии со ст. 50 Конституции РФ и ч.2 ст.6 УК РФ, устанавливающих, что никто не может быть дважды привлечен к ответственности за одно и то же преступление, уголовный закон определяет, что ни граждане России, ни лица без гражданства, ни иностранцы не могут привлекаться к уголовной ответственности, если за совершенное ими преступление они были осуждены в иностранном государстве. Граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по УК РФ, если совершенное ими деяние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено, и если эти лица не были осуждены в иностранном государстве. При осуждении указанных лиц наказание не может превышать верхнего предела санкции, предусмотренной законом иностранного государства, на территории которого было совершено преступление (ч.1 ст.12 УК РФ). Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по Уголовному кодексу РФ в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации, и в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации (ч.3 ст.12 УК РФ). Надо полагать, что под интересами Российской Федерации в данном случае понимаются не только государственные интересы, но и личные интересы российских граждан, а равно иные объекты уголовно-правовой охраны, поскольку в соответствии с принципами уголовного права ни один из названных в ст.2 УК РФ объектов уголовно-правовой охраны не подлежит меньшей охране, чем другие. Таким образом, речь идет обо всех предусмотренных российским уголовным законодательством преступлениях, так как все они посягают на охраняемые УК РФ интересы нашей страны. Россия - суверенное государство, а потому имеет право и даже, более того, обязано защитить себя и своих подданных от противоправных посягательств. Но тогда не совсем понятно приведенное положение ч.1 ст. 12 УК РФ об уголовной ответственности граждан Российской Федерации и постоянно проживающих в России лиц без гражданства за преступления, совершенные вне пределов Российской Федерации. По действующему закону привлечение их к ответственности допускается, только если это деяние наказуемо и по законодательству иностранного государства, где преступление было совершено. Получается, что граждане России освобождены российским же законодательством от ответственности за деяния, наказуемые в случае совершения их иностранцами либо лицами без гражданства. В результате неудачной законодательной формулировки ненаказуемыми могут оказаться многие совершенные за границей российскими гражданами деяния, направленные против безопасности нашего государства, в частности, в сфере экономической деятельности и т.д. Если относительно большинства предусмотренных уголовным законом составов преступлений вероятность описанной ситуации мала, то о компьютерной преступности такого сказать нельзя. Думается, что в ряде случаев (например, когда поступок, согласно УК РФ, является тяжким или особо тяжким преступлением) признание деяния преступным и уголовно наказуемым не может ставиться в зависимость от законодательства иностранного государства. Следует согласиться с мнением А.М. Медведева, который считал, что нормы ст. 12 УК РФ "нельзя рассматривать иначе как умаление, более того, искусственное ограничение суверенитета российского государства, его юрисдикции, верховенства (приоритета) его национальных законов, в данном случае УК РФ, перед законами любого иностранного государства, как ограничение полномочий российского суда"*(5). Поэтому в Уголовный кодекс должны быть внесены соответствующие изменения. Представляется, что если лицо совершило за границей преступление, предусмотренное УК РФ и признаваемое им тяжким или особо тяжким, оно в любом случае должно нести ответственность по российскому законодательству. Этому не должно препятствовать даже то, что в государстве, где оно совершено, данное деяние не признается преступлением. Как вариант может быть предложена следующая формулировка: "Лица, совершившие вне пределов Российской Федерации деяние, признаваемое уголовным законом России тяжким или особо тяжким преступлением, подлежат уголовной ответственности по названному закону вне зависимости от того, признается ли деяние преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено". Однако изменение законодательства входит в компетенцию государственных органов, да и процесс этот довольно длительный. Вопросы международного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью - также прерогатива государства. Руководителям же предприятий и сотрудникам служб безопасности приходится постоянно уделять внимание вопросам безопасности собственного бизнеса. Разумеется, обеспечению компьютерной безопасности руководство любого предприятия не может уделять все или даже значительную часть внимания. В то же время отказаться от контроля этого направления деятельности опасно. Чтобы эффективно противостоять преступлениям, в которых так или иначе задействованы компьютеры, надо прежде всего проанализировать потенциальную угрозу подобных деяний для каждого конкретного объекта охраны. Это поможет оценить степень защиты, которую необходимо обеспечить. Вообще защита бизнеса от рисков - вопрос, требующий самостоятельного рассмотрения. Но поскольку он в большей мере организационный, нежели правовой, мы ограничимся краткими рекомендациями, касающимися случаев, когда предприятие все же стало жертвой компьютерного преступления. В частности, следует учитывать, что находящиеся на предприятии компьютеры могли использоваться злоумышленниками в качестве орудия преступления либо могли сохранить любую информацию, которая позволит восстановить обстоятельства дела, выявить виновных и их соучастников. Поэтому до прибытия компетентных должностных лиц следует подготовить (а лучше постоянно иметь) следующую документацию и информацию: а) нормативные документы, регламентирующие деятельность предприятия вообще и касающиеся использования компьютерной техники в частности; б) документы, с использованием которых было совершено преступное посягательство, либо в которых оно нашло отражение; в) наличие и комплектация используемой вычислительной техники; г) списки лиц, имеющих допуск к работе с указанной техникой, краткие характеристики последних с данными о профессиональных навыках владения компьютерной техникой. Кроме того, надо предотвратить несанкционированное уничтожение компьютерной информации (при необходимости организовать охрану компьютеров, отключить от телефонной и иных линий связи). Сотрудники правоохранительных органов в процессе следственных действий могут осматривать и изымать как полностью компьютеры, так и отдельные их устройства и блоки. Целесообразно, чтобы при этом присутствовал не просто представитель предприятия, а благонадежный сотрудник, обладающий специальными познаниями. В случае изъятия названного оборудования должны быть соблюдены требования уголовно-процессуального законодательства, касающиеся протоколирования процедуры и результатов следственного действия. В числе прочего следует обращать внимание на то, чтобы в протоколе указывались заводские или серийные номера изымаемых объектов, а также иные сведения, необходимые для их точной идентификации. В.В. Голубев Кандидат юрид. наук ------------------------------------------------------------------------- *(1) Ляпунов Ю., Максимов В. Ответственность за компьютерные преступления // Законность. 1997. N 1. С.11. *(2) Новое уголовное право России: Особенная часть: Учебное пособие. М., 1996. С.273. *(3) В статье 4 Конституции России установлено: суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию; Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории. *(4) В соответствии со ст. 62 Конституции РФ наличие у гражданина Российской Федерации двойного гражданства не умаляет его прав и свобод и не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором Российской Федерации. *(5) Медведев А.М. Пределы действия Уголовного кодекса Российской Федерации. М., 1998. С.104.