Практика применения договора поручительства В современных финансовых условиях значительное количество заключаемых имущественных сделок требует действенного обеспечения исполнения обязательств. На практике применяются такие общеизвестные способы обеспечения, как задаток, неустойка, залог, удержание имущества должника, поручительство, банковская гарантия и другие, предусмотренные законом или договором (ст.329 Гражданского кодекса РФ). Названные способы отличаются друг от друга по степени и характеру воздействия на должника, а также по методам достижения цели. Необходимо четко осознавать, что от оптимального выбора кредитором способа обеспечения обязательства во многом будут зависеть и последующие действия должника. Поэтому в каждом отдельном случае следует учитывать специфику конкретной ситуации и выбирать наиболее эффективные инструменты воздействия на нее. Неустойку и задаток можно смело отнести к тем мерам гражданско-правовой ответственности, которые будут стимулировать должника исполнить основное обязательство. Положительным моментом данной модели будет являться простота взыскания неустойки или пени в фиксированном размере. Учитывая сложность обоснования размера убытков, такой способ выглядит еще привлекательнее. Поручительство, залог и банковская гарантия являются мерами, гарантирующими удовлетворение требований кредитора в случае нарушения должником обязательства. Следует отметить, что обязательственное правоотношение, возникшее между кредитором и должником (или лицом, которое обеспечивает обязательство должника) в связи с обеспечением обязательства любым из названных способов, является дополнительным по отношению к обеспечиваемому обязательству, которое в данной конструкции является основным. Особенность дополнительного характера обязательства проявляется прежде всего в том, что недействительность основного обязательства влечет за собой недействительность обеспечивающего его обязательства (п. 3 ст. 329 ГК РФ), а недействительность соглашения об обеспечении исполнения обязательства не влечет недействительности основного обязательства (п. 2 ст. 329 ГК РФ). Кроме того, прекращение основного обязательства, как правило, влечет и прекращение его обеспечения. Действительно, обратившись к п. 1 ст. 367 ГК РФ, можно убедиться в том, что поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства. В последнее время значительное распространение в хозяйственных отношениях экономических субъектов получил договор поручительства. Данный вид обеспечения исполнения договорных обязательств берет начало в римском праве и на практике доказал свою эффективность. В соответствии с действующим Гражданским кодексом Российской Федерации по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части (ст. 361). Договор поручительства может быть заключен также для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем. Такой договор является односторонне обязывающим, консенсуальным и возмездным. Следует отметить, что поручительство может быть и безвозмездным, но само по себе отсутствие указания на размер и порядок его оплаты в договоре не позволяют считать его таковым, поскольку в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК РФ если "в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги". Правила данного пункта применяются в случаях, когда договор был заключен, т.е. когда между сторонами не было разногласий относительно цены. Поскольку цена является существенным условием возмездного договора, при наличии разногласий по поводу цены договор должен считаться незаключенным. Согласно ст. 423 ГК РФ, безвозмездным может считаться лишь тот договор, который содержит на этот счет прямое указание. Поручительство увеличивает для кредитора вероятность исполнения обязательства, поскольку в случае его нарушения должником кредитор может предъявить свои требования поручителю. Договор поручительства должен быть заключен только в письменной форме. В соответствии с п. 2 ст. 162 ГК РФ при несоблюдении данного требования сделка признается недействительной как не соответствующая закону, т.е. она не влечет юридических последствий с момента ее заключения. При этом стороны лишаются права в случае спора, доказывая существование сделки и ее условий, ссылаться на свидетельские показания. Однако в подтверждение фактов совершения сделки и ее условий могут представляться письменные, вещественные доказательства и заключения экспертов. Свидетельские показания относительно факта совершения сделки могут быть приняты лишь в случае, когда одновременно со сделкой совершается уголовно наказуемое деяние, например, мошенничество (ст. 159 УК РФ), причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165), незаконное предпринимательство (ст. 171), лжепредпринимательство (ст. 173), легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем (ст. 174), приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175), принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179). Указанное исключение вызвано тем, что вина в совершении преступления доказывается всеми допустимыми уголовно-процессуальным законодательством доказательствами. В отличие от диспозитивной нормы Основ гражданского законодательства 1991 г. (п.6 ст. 68), согласно которой поручитель нес перед кредитором ответственность по обязательствам должника лишь при недостаточности у последнего средств, действующий Гражданский кодекс определил, что поручитель несет в общем случае перед кредитором солидарную ответственность. Безусловно, солидарная ответственность всецело отвечает интересам кредитора, поскольку она значительно упрощает процедуру предъявления требований к поручителю. В противном случае кредитор должен будет сначала предъявить свои требования должнику, добиться обращения взыскания на его имущество в судебном порядке, и лишь после всех этих процедур он получит право предъявить оставшиеся неудовлетворенными требования поручителю. Если поручителями являются несколько лиц, то в соответствии с п. 3 ст. 363 ГК РФ лица, совместно давшие поручительство, отвечают перед кредитором солидарно, если иное не предусмотрено договором поручительства. Это полностью согласуется с п. 1 данной статьи, закрепившей диспозитивную норму о солидарной ответственности. Следующим важным моментом поручительства является определение его объема. Согласно п. 2 ст. 363 ГК РФ, поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства. Данная формулировка является исчерпывающей и полностью снимает возникающие вопросы о размере ответственности поручителя. Не следует забывать о том, что лицо, выступившее в качестве поручителя, помимо обязанностей имеет также и права, которые нередко упускаются из виду. Так, вопрос защиты прав поручителя от требований кредитора нашел отражение в ст. 364 ГК РФ, в которой закреплено право поручителя возражать против требований кредитора. Поручитель вправе выдвигать против требований кредитора возражения, которые мог бы представить должник, если иное не вытекает из договора поручительства. Поручитель не теряет права на эти возражения даже в том случае, когда должник от них отказался или признал свой долг. Гражданский кодекс рассмотрел также вопрос о связи должника с поручителем. Согласно ст. 366 ГК РФ, должник, исполнивший обеспеченное поручительством обязательство, обязан немедленно известить об этом поручителя. Если должник этого не сделает и поручитель в свою очередь также исполнит обязательство, то поручитель приобретет право взыскать с кредитора неосновательно полученное либо предъявить регрессное требование к должнику. В последнем случае должник вправе взыскать с кредитора лишь неосновательно полученное. Помимо права поручителя на представление возражений против требования кредитора, а также права взыскания с кредитора неосновательно полученного либо предъявления регрессного требования к должнику в случае неизвещения поручителя об исполнении обязательства должником, не следует забывать о правах, которые возникают у поручителя в случае исполнения им обязательства. Пункт 1 ст.365 ГК РФ определил, что в общем случае к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству, а также права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника. Для обеспечения данного права Гражданский кодекс обязал кредитора по исполнении поручителем обязательства вручить поручителю документы, удостоверяющие требование к должнику, и передать права, обеспечивающие это требование, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором поручителя с должником и не вытекает из отношений между ними. Одним из самых важных вопросов, возникающих в рамках договора поручительства, является вопрос о прекращении поручительства. Согласно ст. 367 ГК РФ, в которой содержится исчерпывающий перечень соответствующих оснований, договор поручительства прекращается: а) с прекращением обеспеченного им обязательства; б) в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего; в) с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника. Таким образом, отсутствие прямого указания, свидетельствующего о согласии поручителя принять на себя поручение в отношении увеличившегося обязательства, размер которого должен быть четко указан, или о согласии отвечать за нового должника, лишает кредитора права требовать от поручителя исполнения такого обязательства; г) если кредитор отказался принять надлежащее исполнение, предложенное должником или поручителем; д) по истечении указанного в договоре поручительства срока. Когда такой срок не установлен, поручительство прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иска к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства. Весьма интересна практика разрешения споров, связанных с обязательствами, вытекающими из договора поручительства. Рассмотрим несколько примеров. 1. Поручитель, не исполнивший своего обязательства перед кредитором, несет перед кредитором самостоятельную ответственность только в случае установления такой ответственности в договоре поручительства. Кредитор обратился к поручителю, несущему солидарную ответственность с должником, с требованием о возврате основной суммы долга и уплате процентов за пользование денежными средствами, поскольку должник обязательство не исполнил. Договором поручительства была предусмотрена ответственность поручителя за исполнение заемщиком обязательства по возврату основной суммы долга и уплате процентов за пользование денежными средствами. Поручитель от удовлетворения предъявленного ему требования отказался, сославшись на недействительность договора поручительства. Кредитор вновь обратился к поручителю, желая взыскать с него основную сумму долга, проценты за пользование денежными средствами в размере, установленном договором, начисленные до дня вынесения решения, и проценты, установленные ст. 395 ГК РФ, со дня, когда поручителю было предъявлено требование о платеже, от оплаты которого он отказался. Требования кредитора в части основного долга и процентов, установленных договором, являются законными. В части процентов, установленных ст. 395 ГК РФ, требование кредитора следует считать неосновательным, потому что поручитель не несет самостоятельной ответственности за уплату денежных средств. Ответственность поручителя ограничивается уплатой сумм, причитающихся с основного должника, если иное не установлено договором поручительства. В данном случае основным договором предусматривался иной размер процентов, уплачиваемых при просрочке возврата долга. Указанные проценты и подлежат уплате поручителем. 2. Основной должник не вправе выдвигать против регрессного требования поручителя возражения, которые он имел против кредитора, если должник не информировал поручителя об исполнении обязательства. Вследствие неполучении долга от основного должника кредитор обратился с требованием о платеже к поручителю, несущему солидарную ответственность с должником. Поручитель направил должнику копию требования кредитора и просил проинформировать его о том, производилось ли погашение долга. Не получив ответа от должника в достаточный для этого, с разумной точки зрения, срок, поручитель по повторному требованию кредитора выплатил долг в полном объеме. Руководствуясь п. 1 ст. 365 ГК РФ, поручитель обратился к должнику с требованием о возмещении выплаченной кредитору суммы с начисленными на нее процентами в размере, определенном на основании ст. 395 ГК РФ. Должник требования признал частично, указав, что на момент совершения поручителем платежа сумма долга была частично уплачена кредитору, и у поручителя отсутствовали основания для ее выплаты. По мнению должника, поручитель должен обратиться к кредитору с требованием о возврате неосновательно полученной суммы. В соответствии со ст. 366 ГК РФ должник, исполнивший обеспеченное поручительством обязательство, должен был немедленно известить об этом поручителя. При невыполнении должником этой обязанности поручитель, в свою очередь исполнивший обязательство, вправе либо взыскать с кредитора неосновательно полученные суммы, либо предъявить регрессное требование должнику. Выбор способа защиты в данном случае предоставляется поручителю. 3. Отметка о принятии поручительства, сделанная кредитором на письменном документе, составленном должником и поручителем, может свидетельствовать о соблюдении письменной формы сделки поручительства. Организация-поручитель сообщила кредитору о том, что она считает договор поручительства недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 362 ГК РФ, а именно в связи с несоблюдением письменной формы договора. При совместном рассмотрении стороны установили, что должником и поручителем был составлен письменный документ, в котором приводится номер и дата основного договора, содержатся сведения о должнике, кредиторе и характере основного обязательства, установлена обязанность поручителя отвечать перед кредитором за исполнение должником этого основного обязательства, а также определены пределы и основания ответственности поручителя. На указанном документе, подписанном должником и поручителем, кредитор сделал отметку о принятии поручительства. Факт составления документа без участия кредитора дал основания поручителю оспаривать действительность договора поручительства со ссылкой на нарушение простой письменной формы (п. 2 ст. 434 ГК РФ). Кредитор обоснованно отказался принять данные доказательства, указав на то, что договор поручительства заключен путем составления одного документа, воля кредитора и поручителя явно выражена и зафиксирована в письменной форме. Действительно, при изложенных обстоятельствах есть все основания говорить о соблюдении требований ст. 362 ГК РФ. 4. Стороны вправе заключить договор поручительства для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем. Кредитор потребовал от заемщика и поручителя исполнить обязательства и уплатить суммы основной задолженности по кредитному договору, процентов и пеней за просрочку возврата долга. Поручитель заявил, что договор поручительства сторонами фактически не заключен, поскольку он был подписан ранее кредитного договора и на сумму, превышающую выданную. Однако в соответствии со ст. 361 ГК РФ договор поручительства может быть заключен для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем. Имевшиеся в тексте договора поручительства сведения позволяли определить, по какому обязательству предоставлено обеспечение; сумма кредита не превысила предельную сумму, на которую было дано поручительство. Каких-либо других кредитных договоров под данное поручительство не заключалось. Исходя из этого, в соответствии с действующим законодательством, а именно на основании ст. 363 ГК РФ, указанные требования должны быть удовлетворены за счет заемщика и поручителя солидарно. 5. Указание в договоре поручительства на ответственность за возврат долга и уплату процентов является условием об ограничении ответственности поручителя только этими суммами. Кредитор обратился к поручителю с требованием о возврате займа, уплате процентов за пользованием им и пеней. Как следует из материалов дела, договором поручительства предусмотрена ответственность поручителя за возврат должником суммы займа и процентов за пользование им в размере, определенном договором займа. В установленный срок заемщик свои обязательства не исполнил, в связи с чем кредитор обратился к поручителю с требованием об их исполнении. Поручитель от исполнения обязательства в полном объеме отказался, заявив, что требование кредитора в части уплаты пеней неосновательно, поскольку в договоре поручительства он не гарантировал уплату неустойки за должника. Кредитор, в свою очередь, ссылался на п. 2 ст. 363 ГК РФ, согласно которому поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства. В рассматриваемом договоре нет прямой оговорки об исключении ответственности в форме неустойки. В связи с этим кредитор полагал, что условие договора об ответственности за возврат долга и процентов следует рассматривать как определяющее содержание обязательства, за которое отвечает поручитель, а не как условие об ограничении его ответственности. Для решения данного вопроса следует исходить из диспозитивности правила, установленного п.2 ст. 363 ГК РФ. Поскольку в данном случае договором были установлены условия, ограничивающие ответственность поручителя, то кредитор не имел законных оснований возлагать на поручителя ответственность за уплату неустойки. 6. В случае изменения основного обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего поручительство прекращается с момента внесения изменений в основное обязательство. Кредитор обратился к поручителю, несущему солидарную ответственность с должником, с требованием о возврате суммы займа. Предварительно кредитор предъявлял такое требование заемщику, но удовлетворения не получил. В заключенном кредитором и заемщиком кредитном договоре предусматривалось право кредитора в одностороннем порядке изменять процентную ставку за пользование кредитом. Исполнение обязательств заемщиком по возврату долга обеспечивалось поручительством. В соответствии с условиями кредитного договора кредитор увеличил процентную ставку за пользование кредитом и информировал об этом должника и поручителя. Кредитор был уверен в том, что вправе взыскать с поручителя сумму долга и повышенные проценты. Он обосновывал свою позицию тем, что, давая поручительство за исполнение обязательств по договору, включавшему условие о праве кредитора изменить размер платы за кредит в одностороннем порядке, поручитель тем самым выразил свое согласие с такими изменениями. В соответствии с п. 1 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается в случае изменения обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего. Поскольку поручительство прекратилось в момент внесения изменений в обеспечиваемое обязательство, у кредитора отсутствовали основания для предъявления требований к поручителю. Поручитель обоснованно отклонил доводы кредитора исходя из того, что в договоре поручительства прямо выраженное согласие поручителя отвечать в соответствии с измененными условиями основного договора отсутствовало. 7. Если право на бесспорное взыскание средств с должника не может быть реализовано, кредитор имеет право предъявить требование к поручителю, несущему в соответствии с договором субсидиарную ответственность. Кредитор обратился к поручителю с требованием об уплате соответствующей суммы, поскольку выставленное кредитором к счету должника платежное требование, оплачиваемое без акцепта, не было полностью погашено в связи с недостаточностью денежных средств на счете. Как следует из материалов дела, договором поручительства предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя за исполнение кредитного договора заемщиком. Согласно кредитному договору, кредитору предоставлялось право при наступлении срока возврата суммы займа взыскать ее в бесспорном порядке со счета заемщика. Поручитель отказал в исполнении требования кредитору по основаниям, предусмотренным в п. 2 ст. 399 ГК РФ. Он ссылался на то, что кредитор не утратил возможности бесспорного взыскания средств с основного должника. Позиция поручителя является неосновательной, поскольку требование кредитора не могло быть удовлетворено путем бесспорного взыскания в связи с отсутствием средств на счете. При этих условиях кредитор имеет право обратиться к поручителю, несущему субсидиарную ответственность. 8. В договоре поручительства может быть установлена обязанность поручителя отвечать за любого нового должника в случае перевода долга по обеспечиваемому обязательству. Кредитор обратился к поручителю с требованием о возврате суммы займа. При исследовании сложившейся ситуации выяснилось, что поручительство было дано за должника по договору займа. В договор было включено условие о том, что поручитель принимает на себя обязательство отвечать за исполнение обязательства по возврату суммы займа и процентов на нее за организацию-заемщика, а также за любого иного должника в случае перевода долга на другое лицо. Организация - первоначальный должник по договору займа с согласия кредитора перевела долг на другое лицо в порядке, установленном ст. 391 ГК РФ. Поручитель также был проинформирован о переводе долга. При наступлении срока возврата займа кредитор, не получив исполнения от нового должника, обратился с требованием о платеже к поручителю. Поручитель отказался платить, считая, что поручительство прекратилось по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 367 ГК РФ, поскольку он не дал кредитору согласия отвечать за нового должника. В данном случае позиция кредитора является юридически обоснованной. В договоре поручительства поручитель прямо выразил согласие отвечать за любого должника, в связи с чем отсутствовали основания для признания договора поручительства прекращенным при переводе долга на другое лицо. 9. Поручитель не вправе предъявлять требование о признании недействительной сделки, из которой возникло обеспечиваемое обязательство, по основаниям, предусмотренным ст. 174 ГК РФ. Кредитор (продавец) обратился к поручителю с требованием об исполнении денежного обязательства по оплате товара. Поручитель предъявил встречные требования кредитору о признании недействительным основного договора по основаниям, предусмотренным ст. 174 ГК РФ, поскольку договор купли-продажи был подписан руководителем организации-должника с превышением полномочий. Поручитель обратил внимание кредитора на тот факт, что материалы дела подтверждают наличие обстоятельств, предусмотренных ст. 174 ГК РФ, при которых сделка может быть признана недействительной. Кредитор считал, что у поручителя нет в данном случае права требовать признания сделки недействительной. Последний же ссылался на ст. 364 ГК РФ, которая позволяет поручителю выдвигать против требования кредитора те возражения, которые мог бы представить должник, если иное не вытекает из договора поручительства. Поскольку поручитель отвечает так же, как и основной должник, за ним следует признать право обращаться в суд с иском о признании недействительной оспоримой сделки, если такое право в соответствии с законодательством предоставлено должнику по обеспечиваемому обязательству. С позицией поручителя согласиться нельзя. Статья 174 ГК РФ допускает возможность предъявления искового требования о признании сделки недействительной только лицом, в интересах которого установлены ограничения полномочий на совершение сделки. Поручитель не может быть признан таким лицом, следовательно, он не вправе обращаться с подобным требованием. В силу ст. 364 ГК РФ поручитель вправе ссылаться на недействительность оспоримого основного обязательства, если оно уже признано судом таковым по иску заинтересованного лица. Весьма интересна также практика разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве. 10. Условие договора о действии поручительства до фактического исполнения обеспечиваемого обязательства не может рассматриваться как устанавливающее срок действия поручительства, поскольку не соответствует требованиям ст. 190 ГК РФ. Кредитор обратился в арбитражный суд с иском: к должнику по денежному обязательству и к поручившемуся за него лицу о взыскании суммы долга по кредитному договору. При рассмотрении спора было установлено, что иск заявлен по истечении годичного срока со дня наступления срока исполнения основного обязательства, определенного в кредитном договоре. Ссылаясь на это обстоятельство, поручитель просил освободить его от ответственности по основаниям, предусмотренным п. 4 ст. 367 ГК РФ. Поскольку договором поручительства предусмотрено его действие до фактического возврата суммы займа, кредитор просил отклонить доводы поручителя. Арбитражный суд исковые требования удовлетворил за счет основного должника, в отношении поручителя в иске отказал. При этом суд обоснованно исходил из следующего. В соответствии со ст.190 ГК РФ установленный сделкой срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, дням или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. С учетом этого установленное в договоре условие о действии поручительства до фактического исполнения основного договора не может считаться условием о сроке. В соответствии с п. 4 ст.367 ГК РФ в случаях, когда срок в договоре поручительства не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. 11. Если в договоре поручительства установлено условие о сроке его действия, поручительство прекращается, если в течение этого срока кредитор не предъявил иск к поручителю. Кредитор обратился в арбитражный суд с иском к поручителю о взыскании соответствующей суммы с обращением взыскания на имущество поручителя, поскольку средства на счете поручителя в размере, достаточном для полного погашения требований, отсутствовали. Как следует из материалов дела, в договоре поручительства было установлено, что оно выдано на один год с момента заключения договора. Кредитору предоставлялось право списать соответствующую сумму со счета поручителя в безакцептном порядке. В связи с неисполнением обязательства основным должником кредитор предъявил платежное требование, оплачиваемое без акцепта, к счету поручителя в течение срока действия поручительства. Иск был заявлен по истечении срока, установленного договором поручительства. Арбитражный суд в иске отказал, указав, что в силу п. 4 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно выдано. В связи с этим суд пришел к выводу об отсутствии оснований для привлечения поручителя к ответственности. Апелляционная инстанция решение отменила и иск удовлетворила. При отмене решения она исходила из того, что п. 4 ст. 367 ГК РФ не предусматривает обязательного предъявления иска в течение определенного договором поручительства срока. Такое требование законодательство предусматривает лишь для случаев, когда срок поручительства договором не установлен. Стороны вправе в договоре определить, в какой форме может быть предъявлено требование к поручителю. В данном случае стороны предусмотрели предъявление требования в форме выставления платежного документа к счету поручителя. Поскольку в предусмотренной договором форме требование было предъявлено поручителю в пределах срока действия поручительства, кредитор вправе предъявить иск к поручителю в срок, установленный ст.207 ГК РФ, т.е. до истечения срока исковой давности по основному обязательству. Кассационная инстанция отменила постановление апелляционной инстанции и оставила в силе решение, исходя из того, что в силу п. 4 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Поскольку в данном случае кредитор обратился к поручителю с иском по истечении срока действия поручительства, основываясь на прекратившемся обязательстве, основания для удовлетворения иска за счет поручителя отсутствовали. 12. Если решение суда о взыскании соответствующих сумм с должника не исполнено, кредитор имеет право предъявить иск к поручителю. Кредитор обратился в арбитражный суд с иском к должнику в связи с просрочкой возврата суммы займа. Арбитражный суд иск удовлетворил и взыскал сумму займа и процентов, исчисленных в размере, определенном в договоре. Исполнительный лист был предъявлен кредитором к исполнению, но оплата произведена не была в связи с отсутствием средств на счете должника. Исполнение обязательств должником было обеспечено договором поручительства. Не получив удовлетворения по исполнительному документу, кредитор обратился с иском к поручителю, несущему солидарную ответственность с должником. Поручитель просил суд освободить его от ответственности, поскольку при наличии решения о взыскании долга с должника повторное взыскание повлечет неосновательное обогащение кредитора. Арбитражный суд отклонил доводы поручителя и удовлетворил требования кредитора, представившего доказательства неполучения от должника платежа по выданному ранее исполнительному документу. В резолютивной части решения было указано, что поручитель отвечает солидарно с основным должником. При этом суд исходил из того, что по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства в целом или в части. Обязательства должника могли считаться исполненными лишь в случае уплаты долга кредитору, а не вследствие вынесения решения о его взыскании. Согласно ст. 323 ГК РФ, солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не выполнено до конца. Поскольку основное обязательство не было исполнено, кредитор имел право на основании ст. 361 и п. 2 ст. 363 ГК РФ обратиться к поручителю с требованием об исполнении обязательства. При наличии доказательств, свидетельствующих о полной или частичной уплате долга основным должником, поручитель вправе ссылаться на эти обстоятельства в споре с кредитором (ст.364 ГК РФ). 13. Предъявление кредитором иска к поручителю и должнику в связи с неисполнением последним основного обязательства в случаях, когда подлежат применению правила о солидарной ответственности, такая ответственность не может быть возложена только на поручителя. Кредитор обратился в арбитражный суд с иском к заемщику и поручителю о взыскании невозвращенного кредита и процентов за пользование им. Решением арбитражного суда иск удовлетворен за счет поручителя, в иске к заемщику отказано. Мотивом освобождения заемщика от ответственности послужило отсутствие у него денежных средств, достаточных для погашения долга перед истцом, и в связи с этим вся ответственность была возложена на поручителя. При принятии данного решения суд не учел, что отказ в иске к одному из ответчиков фактически означает признание требований истца к нему необоснованными. Между тем по данному делу было установлено неисполнение заемщиком своих обязательств, что подтверждало правомерность имущественных претензий к нему кредитора. Поскольку в договоре поручительства не было установлено иное, поручитель и должник отвечали в данном случае перед кредитором солидарно (ст.363 ГК РФ). Поэтому при принятии решения (при наличии оснований для привлечения к ответственности обоих солидарных должников) в резолютивной части решения следовало говорить о взыскании соответствующей суммы с обоих ответчиков солидарно. Д. А. Логунов Аудитор Международного консультативно-правового центра по налогообложению