Заказ работы

Заказать
Каталог тем
ЕВРО и рынки международного ссудного капитала

Появление евро имело существенные последствия для структуры мировой валютно-финансовой системы. В частности, предстоящая в течение переходного периода (1999—2002 гг.) конвертация в евро всех обязательств, номинированных в национальных валютах государств, вошедших в ЭВС, создает предпосылки для глубоких изменений в структуре мировых рынков капитала.

В настоящее время в Европе формируется финансовый рынок, по своему потенциалу обещающий стать крупнейшим в мире. Уже в конце 2003 г. рыночная стоимость облигаций, акций и банковских активов в странах — членах Европейского Союза (ЕС) превысила 27 трлн. долл. (94% всемирного ВВП). В Северной Америке (США, Канаде и Мексике, вместе взятых), имеющей примерно такое же население и размер ВВП, этот показатель составил около 25 трлн. долл. (в том числе 23 трлн. долл. в Соединенных Штатах). Тем не менее тенденции, складывающиеся на рынке финансовых инструментов в евро, так же как и перспективы дальнейшей динамики курса европейской валюты, в настоящее время полностью не определены. (см. приложения1, таблица 7). Прежде всего необходимо отметить существенные институциональные отличия финансового рынка еврозоны от других мировых финансовых центров. Важной чертой европейского рынка капитала является консервативный тип заемного финансирования торговых и промышленных фирм, которые при выходе на кредитные рынки полагаются преимущественно на банковских посредников. По масштабам выпуска корпоративных облигаций континентальные страны Западной Европы существенно отстают от Великобритании, США и Японии. Так, в 2002 г. немецкие фирмы выпустили на внутренний рынок облигаций на сумму 0,142 млрд. долл., французские — на 6,4 млрд. долл., в то время как английские — на 20,7 млрд. долл., японские — на 77,2 млрд. долл., американские — на 154,3 млрд. долларов. Вместе с тем в странах — участницах ЭВС отчетливо прослеживается ведущая роль банковских ссуд: в конце 2002-2003 г. их доля составила 57% всех финансовых активов (в США — лишь 22%).

Рынки капитала в странах Западной Европы всегда отличались относительно высокой степенью обособленности, а движение инвестиций через национальные границы было весьма ограниченным. В крупнейших западноевропейских странах — Германии, Франции, Италии — доля иностранных активов в портфелях институциональных инвесторов составляла не более 5%. Обмен финансовыми ресурсами сдерживался юридическими барьерами, но главным образом — риском колебаний валютных курсов и издержками, связанными с осуществлением конверсионных операций. Обособленность рынков отдельных стран усугублялась тем, что западноевропейские фирмы тяготели к национальным, а не к

 

международным источникам финансирования. Следствием этого стали относительная неразвитость европейских фондовых рынков и низкий уровень их капитализации.

Введение единой европейской валюты создало мощные предпосылки для развития и углубления единого европейского финансового рынка, развития его инфраструктуры и приближения его характеристик к параметрам североамериканского. Кроме того, расширение использования евро усилило необходимость структурных изменений, в первую очередь на финансовых рынках.

Во-первых, в результате исчезновения валютного компонента существенно возрастает значение других факторов ценообразования на финансовом рынке, в частности, кредитного рейтинга эмитента, ликвидности ценных бумаг, механизма расчетов, юридических и других рисков. Общим результатом увеличения роли этих факторов явилось сближение условий выпуска ценных бумаг эмитентами стран еврозоны, повышение степени открытости национальных рынков и как следствие — усиление конкуренции между ними.

Во-вторых, появление единой валюты привело к значительным изменениям правил, регулирующих работу европейских финансовых рынков, и вследствие этого — к повышению роли институциональных инвесторов. До 2002 г. страховые компании (а в некоторых странах и пенсионные фонды) были ограничены в своей деятельности установленным в рамках ЕС нормативом, согласно которому пассивы в иностранной валюте должны на 80% покрываться активами в той же валюте, а круг первичных эмитентов ценных бумаг в отдельно взятой стране ограничен филиалами компаний, зарегистрированных в данной стране. Устранение этих ограничений придало дополнительный импульс развитию западноевропейских институциональных инвесторов (число которых в государствах — членах ЕС существенно превышает численность аналогичных институтов в США). Последние смогли значительно увеличить объем операций и диверсифицировать их в рамках зоны евро. Созданы более благоприятные условия для развития системы частных пенсионных фондов, доля акций которых в общем обороте финансовых рынков составляет от 20% в Германии, Франции и Италии до 30—50% в Великобритании и Нидерландах.

В-третьих, немаловажным следствием введения евро является изменение принципов формирования портфелей финансовых инструментов. На смену валютной диверсификации в управлении частными инвестиционными портфелями приходит распределение инструментов по сегментам рынка (инструменты рефинансирования, государственные облигации, акции частных компаний). Происходит интенсивное сращивание европейских и международных рынков: менеджеры из стран зоны евро проявляют все больший интерес к работе с иностранными ценными бумагами, а операторы из стран, не входящих в эту зону, — к пополнению  своих  портфелей  за счет  европейских  ценных  бумаг.  Отмеченные  выше процессы имеют свою специфику на каждом сегменте финансового рынка.

Государственные ценные бумаги

Наиболее динамичным и перспективным сегментом финансового рынка еврозоны остается сегмент государственных ценных бумаг, номинированных в евро. Согласно решению Совета Евросоюза эмиссия государственных облигаций с января 2002 г. осуществляется исключительно в евро. Кроме того, с начала переходного периода в евро котируются все государственные облигации, как новых так и старых, в том числе не реденоминированных  (переоцененных в евро) выпусков.

В начале 1999 г. произошла реденоминация (переоценка в евро) большинства выпусков государственных облигаций стран — участниц ЭВС. Это создало рынок, превосходящий по размерам рынок государственного долга Японии и уступающий только рынку обязательств правительства США. В декабре 1999 г. объем государственных обязательств, номинированных в евро, составил 3,2 трлн. евро, или 93% от объема государственного долга США .

В течение 2002 г. центральные правительства стран — участниц ЕС являлись наиболее крупными заемщиками на рынке инструментов в евро с фиксированным доходом. Их доминирующее положение связано как со значительным объемом накопленного государственного долга (около 53% всех обращающихся на рынке долговых обязательств), так и с приоритетной нацеленностью государственных органов на операции с евро.

Сохранение ведущих позиций облигаций центральных правительств позволяет рассматривать их в качестве ключевого элемента европейской финансовой системы, на основе которого создается комплекс условий для ускоренного развития фондового рынка в

целом. Однако сокращение бюджетных дефицитов и государственного долга, предусмотренное в рамках экономических систем стран еврозоны, привело к снижению темпов роста предложения государственных ценных бумаг: в отличие от долга негосударственного сектора экономики, долг центральных органов власти вырос лишь на 4% (с 3,1 трлн. евро в декабре 12001 г. до 3,25 трлн. евро в декабре 2002 г.)12. Необходимо отметить, что на фоне благоприятной конъюнктуры происходила реструктуризация задолженности центральных правительств в сторону увеличения срока заимствований.

До введения единой европейской валюты среди экономистов преобладало мнение о том, что уровень процентных ставок по государственным ценным бумагам, выраженным в евро, будет снижаться. Предполагалось, что снижение роли национальных валют, гармонизация условий выпуска государственных ценных бумаг, позволят инвесторам пересмотреть критерии оценки портфелей — в большей степени будут учитываться не подвижные факторы (валютные риски), а такие устойчивые показатели, как кредитные рейтинги, степень ликвидности, формы расчетов, юридические и другие риски. В результате процентные ставки, которые включают теперь преимущественно премию за кредитный риск (зависящую от кредитного рейтинга эмитента) и премию за ликвидность (зависящую от условий выпуска данного вида облигаций), должны были снизиться. К тому же общий рост ликвидности рынка государственных облигаций, обусловленный переходом на евро, должен был способствовать в долгосрочной перспективе снижению премии за ликвидность. Прогноз снижения уровня процентных ставок базировался также на эмпирических наблюдениях, согласно которым инвесторы более высоко оценивали обязательства, выпущенные правительствами в их национальной валюте, по сравнению со сходными обязательствами в иностранной валюте.

Практика показала, что, несмотря на справедливость данной точки зрения в целом, в краткосрочном плане движение процентных ставок оказалось менее предсказуемым. Несмотря на общее улучшение ликвидности рынка государственных облигаций в евро, отчетливо проявилась тенденция к его сегментации на основе кредитных рейтингов соответствующих национальных правительств государств еврозоны. Это привело к существенному разбросу премии как за кредитный риск, так и за риск ликвидности. С точки зрения инвесторов в категорию наиболее надежных попали немецкие ценные бумаги, поддерживаемые развитым рынком производных финансовых инструментов, международным масштабом операций. Французские и итальянские облигации были отнесены ко второй категории. Испанские, бельгийские и голландские — к третьей. Долговые бумаги правительств небольших стран (Финляндии, Португалии, Ирландии и

Австрии) отнесены к четвертой категории. Разница в уровнях доходности облигаций первой и четвертой категорий составляет в среднем 25 базисных пунктов.

Однако, несмотря на то что в настоящий момент принадлежность к той или иной группе существенно сказывается на уровне доходности ценных бумаг, вероятнее всего, в перспективе разброс кредитных рисков будет уменьшаться, что выразится в образовании единого сегмента рынка государственных ценных бумаг на базе немецких правительственных облигаций. Пока же, как показывают данные, динамика доходности государственных облигаций, выраженных в евро, следует примеру динамики доходности обязательств правительства США, хотя с более низким уровнем ставок (в среднем на 80 базисных пунктов ниже). (см. приложения 1, рисунок 1)

Несмотря на расширение объема эмиссии государственных обязательств в евро и увеличение их инвестиционной привлекательности, в 2002 г. сохранилась тенденция к оттоку портфельных инвестиций с европейского рынка правительственных ценных бумаг. В 2001-2002 гг. чистый отток портфельных инвестиций с рынка государственных ценных бумаг еврозоны составил в среднем за месяц 5,8 млрд. евро (122,3 млрд. евро за два года). Однако в течение 2002 г. отток капитала с рынка государственных ценных бумаг сократился более чем в два раза.

Предпочтения нерезидентов в отношении государственных ценных бумаг, номинированных в европейской валюте, существенно различались в зависимости от страны происхождения инвестора. В частности, японские компании проявляли более высокий интерес к приобретению государственных обязательств в единой европейской валюте. В течение 2001-2002 гг. их чистые портфельные инвестиции в правительственные облигации достигли 40 млрд. евро, более чем в четыре раза превысив аналогичный показатель 2000 года. При этом 90% портфеля приходилось на облигации с наивысшим кредитным рейтингом.

В то же время американские инвесторы проявляли более сдержанное отношение к рынку ценных бумаг с фиксированным доходом (приток портфельных инвестиций резидентов США в течение 2002 г. в размере 3,7 млрд. долл. превысил продажи активов в евро на сумму 16,7 млрд. долл.).

Заслуживает внимания тот факт, что европейские инвесторы демонстрируют устойчивую приверженность к портфельным инвестициям в активы, номинированные преимущественно в североамериканской валюте (в 2002 г. чистая покупка государственных облигаций правительства США инвесторами еврозоны составила 12,5 млрд. долл.).

Корпоративные облигации

Как предполагали экономисты до введения евро, частные компании не форсировали пересмотр и перевод своих обязательств из-за технических проблем и издержек, связанных с этой операцией. Из обязательств в национальных валютах наиболее вероятными кандидатами на пересмотр были выпуски, срок погашения которых выходил за пределы переходного периода. С 2002 г. все они рассматриваются как выраженные в евро в соответствии с зафиксированным курсом. Во всех случаях, однако, главное при переоценке в евро ценных бумаг то, что эта операция не означает каких-либо юридических изменений в условиях того или иного выпуска, так что реальные экономические условия для эмитента и инвестора остаются прежними.

Активность частных эмитентов как в зоне евро, так и за ее пределами свидетельствует о растущей привлекательности заимствований в единой европейской валюте. С учетом пересчета в евро обязательств, выраженных в ЭКЮ, за период с июля 1998 г. по декабрь 2002 г. частные заемщики стран — участниц ЭВС 76% своих обязательств размещали в единой европейской валюте, тогда как с января 1990 г. по июнь 1998 г. доля заимствований в национальных валютах этих стран составляла лишь 50%. Как и предполагалось, наиболее существенно возрос объем долга в евро у институциональных инвесторов — страховых компаний, пенсионных, взаимных фондов (на 45%), у нефинансовых корпораций (на 16%) и у кредитных организаций (на 12%). В декабре 2002 г. общий объем заимствований частных эмитентов составил около 2,71 трлн. евро (45% от общего объема заимствований в евро эмитентами еврозоны).

К числу основных причин, стимулировавших расширение заимствований в евро, можно отнести совершенствование инфраструктуры рынка, рост объема операций с инструментами, номинированными в единой европейской валюте, существенное увеличение количества инвесторов на финансовом рынке инструментов в евро. Важным стимулом к росту объема заимствований в евро со стороны резидентов еврозоны стала либерализация требований к иностранным инвестициям, что позволило резидентам не только значительно увеличить объемы заимствований, но и достигнуть более высокого уровня диверсификации портфеля активов.

В среднесрочной перспективе расширение операций с единой европейской валютой, по всей вероятности, приведет к быстрому развитию европейского рынка корпоративных облигаций.   Появление   такого   рынка   увеличит   число   европейских   фирм,   имеющих

международный кредитный рейтинг, и расширит возможности привлечения ими средств иностранных институциональных инвесторов.

Рынок акций

Введение евро, безусловно, создало предпосылки для приближения характеристик европейского фондового рынка к параметрам, характерным для наиболее развитого американского фондового рынка. До момента введения единой европейской валюты торговля акциями представляла наименее развитой сегмент финансового рынка Западной Европы. Значительная часть акций европейского рынка эмитируется на внутренних национальных рынках соответствующих стран. Поэтому введение единой валюты и устранение валютного риска в зоне евро сейчас существенно не изменит (по крайней мере в краткосрочном плане) существующих отношений между эмитентами и инвесторами на их внутренних рынках. Вместе с тем переход к евро означает большую доступность национальных биржевых рынков для иностранных инвесторов, что ведет к усилению конкуренции на них.

Наиболее вероятными претендентами на роль лидеров на европейском рынке акций являются американские инвесторы, имеющие большой опыт работы на этом сегменте. Невысокая ликвидность европейского рынка, низкое значение соотношения уровня капитализации к ВВП (в ЕС он составляет 45%, тогда как в США — 95%) создают предпосылки для быстрой концентрации капитала в Европе и усиливающегося проникновения сюда американских компаний. Уже сейчас американские инвесторы обладают весьма значительными долями участия в ведущих европейских корпорациях.

Вероятнее всего, стратегия европейских корпораций в новых условиях  может развиваться по двум направлениям. С одной стороны, ухудшение условий заимствований на рынке капитала и возрастающий риск агрессивных поглощений будут стимулировать их к внутренней реорганизации, повышению эффективности производства. С другой стороны, ответной реакцией на усиление конкуренции на рынке капитала может стать укрепление связей между компаниями-эмитентами и "своими" инвесторами в пределах национальных рынков.

Возможно, наибольшую проблему для европейского рынка акций представляют переориентация инвесторов еврозоны на американский рынок капитала и отток прямых иностранных инвестиций из Европы. Чистый отток прямых инвестиций из еврозоны вырос с 102,6 млрд. евро в 2001 г. до 147,2 млрд. евро в 2002 году. Таким образом, сокращение чистого оттока портфельных инвестиций было компенсировано увеличением оттока прямых инвестиций. При этом переориентация вложений  с  европейского рынка на другие рынки  свойственна как инвесторам  стран еврозоны, так и нерезидентам, прежде всего из США (последние в течение 2002 г. сократили объемы своих вложений в акции европейских компаний на 39,2 млрд. долл.).

Не вызывает сомнения тот факт, что европейские инвесторы по-прежнему рассматривают экономику США как крупнейший и наиболее привлекательный объект размещения капитала. Это подтверждается, в частности, тем фактом, что вывоз капитала в январе 2003 г. (18 млрд. евро) был в четыре раза выше аналогичного среднемесячного показателя предыдущего года, когда происходило активное размещение американскими компаниями новых выпусков своих акций.

Важной причиной невысокого интереса к рынку акций является несоответствие инвестиционных свойств акций, предлагаемых на европейском рынке, запросам потенциальных инвесторов. На европейском рынке ощущается нехватка акций компаний, базирующихся на современных технологиях. Определенный скепсис инвесторов вызывают также относительно низкие темпы экономического роста Германии и Франции — наиболее сильных стран Евросоюза, а также крайне медленное проведение структурных реформ в области экономики, несовершенство механизма эффективного перелива капитала из традиционных отраслей экономики в новые высокотехнологичные секторы. Не последнюю роль в оценке перспектив инвестирования капитала в активы, играет социальная модель европейской экономики. По мнению экспертов, слишком "щедрая" система социальной защиты, действующая в Европе, а также недостаточная мобильность трудовых ресурсов через завышенные издержки, связанные с оплатой труда, неизбежно поднимают цены на продукцию, снижая ее конкурентоспособность. Все это вынуждает европейских инвесторов переориентировать прямые инвестиции на североамериканский рынок акций.

Введение единой европейской валюты создало стимулы для ускорения концентрации европейских бирж. По-видимому, общий вектор этого процесса будет направлен на создание единой электронной биржи с автоматической торговой системой. В этом случае национальные биржи могут уцелеть, лишь специализируясь на работе с ценными бумагами компаний с низкой капитализацией. Тем не менее рост объемов международных инвестиций на европейском рынке акций, по-видимому, будет существенно отставать от увеличения инвестиций на рынке государственных облигаций, основным результатом чего станет более низкая рыночная капитализация западноевропейского бизнеса по сравнению с американскими корпорациями.

С технической точки зрения введение евро не составило значительных трудностей для фондовых бирж, особенно для тех, которые уже функционировали в мультивалютном режиме. Европейские фондовые биржи, объединенные в Федерацию европейских бирж, уже с  января 1999 г. уже перешли к котировкам и операциям со всеми ценными бумагами в евро и только в евро. Поскольку номинальная стоимость акции, по существу, никак не связана с ее рыночной ценой (а подчас и вовсе отсутствует), двойные котировки (в евро и в национальной валюте) были признаны ненужными

Рынок производных финансовых инструментов

Введение евро привело к существенным изменениям на рынке деривативов (фьючерсов, опционов, свопов). В основе этих инструментов лежит широкий круг финансовых активов и показателей: курсы валют, процентные ставки, акции, биржевые индексы и другие. Поэтому вопросы перехода к евро для этих производных инструментов отражают проблемы тех рынков, на которых они обращаются.

С введением евро в обороте появились фьючерсы и опционы, выраженные в евро- валюте. То же самое относится к рынкам форвардных валютных контрактов и к рынкам валютных свопов.

В целом в течение 2002 г. объем операций в секторе производных финансовых инструментов сократился почти в десять раз (с 8,2 до 0,8 трлн. евро). Связано это прежде всего с глубокой перестройкой структуры рынка, выраженной в существенном уменьшении количества традиционных контрактов (из 200 действовавших видов сделок сохранилось не более 20—30), а также в снижении валютных рисков. Ввиду увеличения кредитных рисков на рынке производных финансовых инструментов увеличиваются объемы процентных свопов.

Сокращение объемов операций с традиционными деривативами (форвардами и фьючерсами) уже сейчас поставило на грань выживания мелкие западноевропейские биржи.

По-видимому, как и на рынке акций, здесь резко возросла концентрация биржевой торговли. Основная борьба за преобладание на рынке деривативов в рамках зоны евро разворачивается между тремя биржевыми центрами: ЛИФФЕ (Великобритания), ДТБ (Германия) и МАТИФ (Франция).

Очевидно, что общим результатом появления евро на рынке капиталов является улучшение положения европейских инвесторов. Единый фондовый рынок, созданный в рамках ЭВС и основанный на общей денежной единице, дал им значительные преимущества при формировании портфелей, снизил издержки. Наибольшие преимущества, как уже отмечалось, получили институционные инвесторы, в первую очередь страховые компании и пенсионные фонды.

В целом глубокая перестройка структуры финансовых рынков Европы неизбежно способствует их гармонизации и постепенному движению в сторону стандартов финансового рынка США. Это обстоятельство ускорит процесс преодоления экономических проблем, накопившихся в европейских странах, поскольку последние частично лишатся защиты, обеспечиваемой узкими границами национальных финансовых рынков.

Вместе с тем успешное функционирование финансового рынка ЭВС в течение 1999 г. наряду с совершенствованием его качественной структуры и расширением объема операций позволяет надеяться на усиление в ближайшем будущем его роли в мировой валютно-финансовой системе, а также на придание дополнительного импульса развитию экономики европейских стран.

 
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров