Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Отличия вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность от смежных составов

Смежные составы преступлений различаются по одному или нескольким признакам и родственны по характеру общественной опасности. По подсчетам В.Н.Кудрявцева, таких составов в Уголовном кодексе РФ не менее 150. Из них 30% различаются между собой двумя-тремя признаками, 15-20% - четырьмя и более. Правильная квалификация смежных составов обусловлена четкостью установления разграничительных признаков, которые присутствуют либо отсутствуют в соответствующем деянии. Нередко смежные составы соотносятся как общее и особенное, как, например, в преступлениях по службе, об оскорблении. Правило квалификации в таких случаях четко определено ч. 3 ст. 17 УК "Совокупность преступлений". В ней говорится, что если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, то уголовная ответственность наступает по специальной норме.

При квалификации смежных составов преступлений помимо выделения разграничительных признаков важно установить также общие признаки. Нормы с общими базовыми определениями оказывают в этом большую помощь

Нередко, вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность квалифицируется как смежное с преступлениями направленными против здоровья населения и общественной нравственности, такие как  вовлечение в проституцию (ст.240 УК); склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ(ст.230 УК). Критериями, позволяющими отграничивать вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность от смежных составов, являются мотивация преступления и объект преступного посягательства.

Под склонением к потреблению наркотических средств (психотропных веществ) следует понимать любые умышленные действия, направленные на возбуждение у других лиц желания к их потреблению (уговоры, предложения, дача совета и т.п.), а также обман, психическое или физическое насилие, ограничение свободы и т.п. с целью приема наркотического средства (психотропного вещества) лицом, на которое оказывается воздействие. Подобная позиция отражена и в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 9 от 27 мая 1998 г.[1]

Достижение результата, к которому стремится субъект вовлечения (довести несовершеннолетнего до состояния наркотического опьянения), осуществляется посредством воздействия на психику ребенка с тем, чтобы направить его волю в нужном для данного лица (к примеру, сбытчика наркотиков) направлении. Это проявляется в психическом и физическом насилии.

Физическое насилие заключается в нанесении ударов, истязании, пытках, связывании, укусах, порке, насильственном ограничении свободы, запирании в холодном помещении, лишении пищи, воды, сна и т.д. - причинении легкого, средней тяжести и тяжкого вреда здоровью.

Психическое воздействие включает принуждение и убеждение. При принуждении оказывается воздействие на психику подростка путем запугивания, угроз физической расправы или совершения в отношении него других преступлений, разглашения позорящих сведений, а также иных действий, вынуждающих несовершеннолетнего употреблять наркотические средства или психотропные вещества. Убеждение может выражаться в выражениях, просьбах, советах, уговорах, восхвалении наркотического опьянения и т.п. Наиболее распространен такой способ как предложение со стороны взрослого (в последнее время и сверстника) о совместном потреблении наркотиков. Нередко подобное предложение преследует цель вовлечь несовершеннолетнего не только в потребление психоактивных средств, но и в последующем и иное антиобщественное поведение.

Представляется, что независимо от форм криминального воздействия, направленных на вовлечение подростков в наркотизм, в конечном результате всегда достигаются наиболее трудно измеримые, социально вредные последствия - нарушение нормального нравственного, умственного и физического развития несовершеннолетних[2].

Помимо названного следует отметить, что если в уголовно-правовом аспекте важна констатация причинной связи между действиями подстрекателя и нарушением нравственного, умственного или физического состояния подростка (вследствие потребления наркотиков), то в криминологическом аспекте для более успешной организации борьбы с вовлечением несовершеннолетних в незаконный оборот наркотических средств большое значение имеет изучение всей глубины связи между действиями вовлекателя и конечным результатом[3].

Под вовлечением несовершеннолетних в незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ следует понимать:

во-первых, через возбуждение у несовершеннолетних интереса, желания попробовать, испытать воздействие наркотиков на организм формируется база для сбыта дурмана;

во-вторых, для большинства наркоманов именно вовлечение несовершеннолетних в незаконный оборот наркотиков служит одним из способов получения средств на их приобретение[4].

Вовлечение несовершеннолетних в потребление психоактивных веществ является одним из звеньев наркобизнеса, который уже давно вышел за границы государств и приобрел транснациональный характер[5].

Исходя из вышесказанного, может выделить следующие отличия вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность(ст.150-151 УК) от склонения к употреблению наркотических веществ(ст. 230, п.2.в УК):

1. ст. 150-151 УК являются преступлениями против личности несовершеннолетнего, в то время как склонение другого лица к потреблению наркотических средств или психотропных веществ фактически ведет к нарушению установленного запрета[6] и является частным случаем распространения таких средств или веществ, в результате создается реальная угроза причинения вреда здоровью населения.

2. В отличие от ст. 150, где фигурирует понятие «потерпевший» в ст. 230 УК определен предмет преступления - наркотические средства или психотропные вещества.

3. Также в указанных статьях различаются перечисленные способы воздействия. Так к обещанию, обману, угрозе и иным способам (ст. 150 УК) добавляются предложение, совет, уговор, подкуп, физическая расправа и т.п. Не смотря на это, объективная сторона обоих преступлений совпадает и заключается в действиях, направленных на возбуждение у другого лица желания к преступлению.

4. Субъектом преступления по ст. 230 может быть любое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, в отличие от порога 18 лет по ст. 150.

Разграничение вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность и смежного с ним  вовлечение в проституцию (ст.240 УК, а также ст. 241, 242 п.1.) требует особого внимания, т.к. раннее начало и беспорядочное ведение половой жизни нарушает нормальное развитие несовершеннолетнего и ведет к моральному разложению. "Ни для кого не является секретом, - пишет Е.Н.Худжаева, - что проституция сильно помолодела, довольно часто проститутками становятся не только пятнадцати-шестнадцатилетние, но и девочки моложе 10 лет". Незначительная часть из них добровольно приходят в интим-бизнес (3% из числа опрошенных школьников считают проституцию одним из возможных способов зарабатывания денег), но большинство - путем обмана, применения угроз и даже насилия, причем ставят их на этот путь не только чужие "дяди" и "тети", но и собственные родители[7].

Уголовный кодекс РФ ответственность за вовлечение в занятие проституцией первоначально регулировал в двух статьях. Статья 151 говорила о вовлечении в занятие проституцией несовершеннолетних, а ст. 240 - взрослых. В первом случае ответственность могла наступать за вовлечение любым способом. Во втором - лишь тогда, когда виновный прибегал к насилию или угрозе его применения, либо к шантажу, уничтожению или повреждению имущества, либо к обману.

Закон от 8 декабря 2003 г., исключив из ст. 151 упоминание о вовлечении в проституцию несовершеннолетних, установил, что ответственность за вовлечение как несовершеннолетних, так и взрослых наступает по ст. 240. Все способы вовлечения новый Закон не перечисляет. Но вовлечение путем насилия или угрозы его применения он считает квалифицированным (п. "а" ч. 2 ст. 240).

Часть 3 ст. 240 устанавливает ответственность за деяния, предусмотренные частями первой или второй и совершенные организованной группой либо в отношении заведомо несовершеннолетнего. Организованная группа предполагает устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Действия всех участников такой группы независимо от выполняемой каждым из них роли охватываются непосредственно ч. 3 ст. 240.

В отличие от ст. 240, предусмотренное ст. 150 УК вовлечение в преступление может означать склонение несовершеннолетней к вступлению в половую связь за вознаграждение. При этом виновный нередко использует материальную или иную зависимость потерпевшей. Для ответственности по ст. 150 УК не имеет значения прежнее, в том числе и аморальное, поведение несовершеннолетней. Потерпевшими могут быть несовершеннолетние как женского, так и мужского пола. Стало ли лицо, вовлекаемое в проституцию, на этот путь, значения для квалификации не имеет.

Вовлечению несовершеннолетней в занятие проституцией часто предшествует ее моральное развращение виновным. В таких случаях преступление квалифицируется по совокупности со ст. 135 (развратные действия), а если несовершеннолетняя не достигла 14 лет - по совокупности со ст. 33 и 134 УК. Возможна также квалификация по совокупности со ст. 241 УК (организация или содержание притонов для занятия проституцией)[8].

Исходя из вышесказанного, может выделить следующие отличия вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность (ст.150-151 УК) от вовлечения в занятие проституцией(ст. 240, п.3. УК):

1. ст. 150-151 УК являются преступлениями против личности несовершеннолетнего, в то время как проституция является последствием деформации социальных, экономических, моральных и нравственных основ общества.

2. родовым объектом посягательств, связанных с вовлечением несовершеннолетних в преступную или иную антиобщественную деятельность, следует считать общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие личности, родовой объект вовлечения в проституцию - это здоровье населения и общественная нравственность, а непосредственный - здоровье и моральные устои конкретного лица, вовлекаемого в проституцию (женщины или мужчины, несовершеннолетнего).

3. в отличие от преступлений совершенных по статье 150, вовлечение  в занятие проституцией осуществляется только с прямым умыслом. Виновный сознает, что оказывает психическое давление на потерпевшую, и желает склонить ее к занятию проституцией. Цель вовлечения в занятие проституцией была определена в ст. 226 УК РСФСР    1960 г. Это корысть. Как правило, рассматриваемое преступление действительно совершается из корысти - в целях извлечения доходов за счет лиц, занимающихся проституцией,  их эксплуатации. Однако не исключены и другие цели, например, вовлечение в   занятие проституцией для обеспечения своего начальства или "нужного" человека    сексуальными услугами в банях, массажных кабинетах и т.д. В статье 240 УК    РФ цель вовлечения лица в занятие проституцией не указана, и для квалификации   такого преступления по данной статье указанную цель устанавливать не требуется.

Ответственность за вовлечение лиц в занятие проституцией наступает с    шестнадцатилетнего возраста.

4. В статье 151 УК РФ установлена ответственность за вовлечение несовершеннолетних в антиобщественную деятельность, а проституция является антиобщественной деятельностью.

 Очевидно, что для общества более опасно вовлечение в занятие проституцией несовершеннолетних, чем взрослых. Однако это не нашло соответствующего отражения в санкции ст.151 УК РФ. Максимальное наказание до 8 декабря 2003 г по ч.1 ст.151 и ч.1 ст.240  УК РФ - это лишение свободы на срок до четырех лет, в то время как по ч.2   ст.240 УК РФ - лишение свободы на срок до шести лет, а по ч.2 ст.151 - до  пяти лет. Часть 2 ст.240 УК РФ и ч.3 ст.151 УК РФ предусматривают наказание  в виде лишения свободы на срок до шести лет.

Различие санкций рассматриваемых статей состояло лишь в том, что в ст.240 УК РФ указана возможность назначения штрафа, а в ст.151 это наказание не предусмотрено.

   Но вместе с тем помимо лишения свободы санкции ст.151 УК РФ включают обязательные  и исправительные работы, арест, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. До внесения поправок в УК 2003 г. создавалось парадоксальное положение: за вовлечение в занятие проституцией несовершеннолетних в соответствии со  ст. 151 УК РФ могло быть назначено значительно более мягкое наказание, нежели  за вовлечение в занятие проституцией согласно ст.240 УК РФ. Однако, на данный момент вовлечение несовершеннолетнего в проституцию квалифицируется только по п.3.ст. 240 УК.

Подобного рода  аномалия предопределена к тому же тем, что в ст.151 УК РФ не предусмотрено  квалифицирующее рассматриваемое преступление обстоятельство - совершение его  организованной группой. Поэтому при вовлечении в занятие проституцией несовершеннолетних    организованной группой содеянное необходимо квалифицировать по ч.2 ст.240 УК РФ.

5. Следует отметить, что по ст. 240 УК РФ ненасильственные способы (уговоры, обещания, советы, соблазны и тому подобное) имеют юридическое значение только при вовлечении в проституцию не совершеннолетних, и квалифицируется по статье 151 УК как вовлечение в антиобщественную деятельность.

6. При расследовании дел о вовлечении в преступную деятельность, то в этом случае необходимо тщательно выяснять характер взаимоотношений между взрослым и подростком, поскольку эти данные могут иметь существенное значение для установления роли взрослого в вовлечении несовершеннолетнего в преступную или иную антиобщественную деятельность и учитываться в качестве отягчающих при вынесении наказания.

Таким образом, в ходе изучения проблемы отграничения вовлечения несовершеннолетних в преступления от смежных составов нами сформулирован ряд предложений по совершенствованию практики применения уголовного законодательства в данной сфере.

1.   Необходимо четкое определение возрастных границ, как потерпевшего, так и  виновного, по разным статьям УК они либо не оговариваются, либо варьируются  от 16 до 18 лет и вместе с этим прояснение понятия «несовершеннолетний».

2.    Также следует, расширить перечень способов вовлечения в соответствии с другими статьями и привести к единому составу.

3.   Необходимо,  привести нормы наказания в соответствие.

4.   Не учитывать показания потерпевшего по ст. 150 в качестве свидетельства против себя (признании в совершении преступления).

 

 

 



[1] См.: Ласточкин С.Г., Хохлов Н.Н. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. Изд-е 2-е, перераб и доп-е.- М.: ПБОЮЛ, 2000.

[2] См.: Орлов В.С. Ответственность за вовлечение несовершеннолетних в преступления и антиобщественные поступки.- Вестник ЛГУ.- 1968.- № 5.

[3] См.: Гришанин П.Ф. Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения.- М., 1962.

[4] См.: Якубов А.С. Ответственность за вовлечение несовершеннолетних в пьянство и потребление наркотических веществ. - Ташкент: Высшая школа МВД СССР, 1985. - С.35-40.

[5] См., к примеру: Организованная преступность-4.- М., 1998.- С.- 66.

[6] Ст. 40 Федерального закона "О наркотических средствах и психотропных веществах" от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ в Российской Федерации установлен запрет на потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача.

[7] Худжаева Е.Н. Детская проституция: способ зарабатывания денег в условиях рынка или уголовно наказуемое деяние?//Право и рынок. Материалы Всероссийской научной конференции. Барнаул, 1994. С. 104.

[8]В УК РФ имеется специальная норма, согласно которой вовлечение в занятие проституцией заведомо несовершеннолетнего является квалифицирующим признаком (ч.3 ст.240 УК РФ).

 

 
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров