Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Производственная специальная практика: Метод. указ. и рабочая программа / Сост.: Н.И. Швидков, В.Б. Деев, А.В. Феоктистов: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 14 с (6)
(Методические материалы)

Значок файла Программа и методические указания по проведению преддипломной практики на металлургических предприятиях.: Метод. указ. / Сост.: И.К.Коротких, А.А.Усольцев, А.И.Куценко: СибГИУ - Новокузнецк, 2004- 20 с (5)
(Методические материалы)

Значок файла Программа и методические указания по проведению производственной практики на металлургических предприятиях. : Метод. указ / Сост.: И.К. Коротких, Б.А. Кустов, А.А. Усольцев, А.И. Куценко: СибГИУ - Но-вокузнецк 2003- 22 с. (4)
(Методические материалы)

Значок файла Применение регрессионного и корреляционного анализа при проведе-нии исследований в литейном производстве: Метод. указ. / Сост.: О.Г. Приходько: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк. 2004. – 18 с., ил. (5)
(Методические материалы)

Значок файла Преддипломная практика: Метод. указ. и рабочая программа / Сост.: Н.И. Швидков, В.Б. Деев, А.В. Феоктистов: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 9 с. (7)
(Методические материалы)

Значок файла Неразрушающие методы контроля Ультразвуковая дефектоскопия отливок Методические указания к выполнению практических занятий по курсу «Метрология, стандартизация и сертификация» Специальность «Литейное производство черных и цветных металлов» (110400), специализации (110401) и (110403) (9)
(Методические материалы)

Значок файла Муфта включения с поворотной шпонкой кривошипного пресса: Метод. указ. / Сост. В.А. Воскресенский, СибГИУ. - Новокуз-нецк, 2004. - 4 с (11)
(Методические материалы)


Заказ научной авторской работы

Предупреждение ошибок на стадии предварительного расследования

 

Вопрос о преду­преждении средствами прокурорского надзора ошибок на стадии возбуждения уголовного дела при вовлечении в уголовный процесс лиц в качестве по­дозреваемых заслуживает особого внимания. На практике традицион­но считается, что прекращение уголовного дела или уголовного преследования — явление отрицательное, свидетельствующее о необоснованном возбуждении уголовного дела.

По результатам работы ОВД города Бердска по итогам 2004?2005 годов число уголовных дел, производство которых прекращено в стадии предварительного расследования за отсутствием собы­тия, состава преступления и непричастностью к совер­шению преступления, сократилось с 63 в 2004 году до 50 в 2005 году[1].

Воз­никает вопрос: не были ли ошибками возбуждения тех уголовных дел, которые впоследствии были прекраще­ны по реабилитирующим основаниям, правомерно ли прокуроры давали согласие на возбуждение этих уголовных дел?

Факт прекращения уголовного дела сам по себе еще не свидетельствует о незаконности или не­обоснованности возбуждения данного уголовного дела. Решение о возбуждении уголовного дела, как правило, принимается на основе не достоверного, а вероятного знания об обсто­ятельствах, подлежащих доказыванию (в противном случае теряло бы смысл последующее предварительное расследование), что по определению не исключает возможной ошибки.

Если в ходе предварительного расследования будет установлена непричастность подозреваемого к совер­шению преступления или, например, отсутствие самого события преступления, то соответственно, уголовное преследование и уголовное дело должны быть прекра­щены. Аналогичным образом и решение о признании потерпевшим тоже принимается на основе не достоверного, а вероятного знания о том, что данному ли­цу причинен вред преступлением, о характере и разме­ре этого вреда, и тоже без учета желания или согласия потерпевшего[2].

Проблема не в том, что реабилитируют невиновного, а когда дознаватель и прокурор еще до возбуждения уголовных дел делят их на перспективные и неперспективные (со­мнительные с точки зрения судебной перспективы) и под различными предлогами стараются не возбуждать последние. Или, когда возбуждают дело по признакам преступления, а в отношении лица, сразу попавшего под подозрение, дело не возбуждают, а допрашивают его в качестве свидетеля или вообще не допрашивают, лишая тем самым права на защиту. Поступать так дознавателя и прокурора заставляют опасения, что, возможно, впоследствии придется прекратить уголовное дело или уго­ловное преследование подозреваемого по реабилитиру­ющим основаниям.

Авторитетный  ученый П.С. Яни говорил: «При возбуждении дела изучаются перспективы направления его в суд, в практике применяется остро критикуемый теорией права термин «целесообразность возбужде­ния», то есть, как бы заранее высчитываются шансы освобождения лица, в отношении которого дело предпола­гается возбудить. Если расследование заканчивается прекращением дела, все говорят, что следователь рабо­тал «на корзину». Нельзя, конечно, однозначно утверж­дать, что за прекращение уголовного дела со следовате­ля взыскивают. Однако по опыту работы зональным прокурором Москвы знаю, что проверкам подвергались, прежде всего, те районы, где доля прекращенных дел в отчетном периоде была выше»[3].

К сожалению, в российских правоохранительных органах бытует мнение, что прекращение уголовного преследования по реабилитирующим осно­ваниям не соответствует задачам правоохранительной деятельности.

При таком подходе получается, что дознаватель  и прокурор не имеют права даже на добросо­вестное заблуждение при решении вопроса о возбужде­нии уголовного преследования. Хотя это не причиняет никакого имущественного вреда этому лицу, не наруша­ет каких-либо его трудовых, пенсионных, жилищных или иных прав и свобод.

Подобные отрицательные последствия возможны при избрании и применении мер процессуального при­нуждения (задержание подозреваемого, меры пресече­ния, иные меры), но на то требуются установленные за­коном основания и условия. При возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица можно говорить лишь о причинении ему морального вреда. Но вряд ли этот моральный вред будет намного меньше, если следо­ватель и прокурор вместо возбуждения уголовного дела и привлечения его к участию в следственных действиях в качестве подозреваемого, имеющего право на защиту и многие другие права, будут проводить допросы, предъяв­ления для опознания и другие следственные действия яв­но уличающего характера с участием этого лица в каче­стве свидетеля. Лицо будет осознавать, что его пытаются уличить в совершении преступления, что его фактичес­ки подозревают (скрыть это зачастую невозможно), но почему-то лишают даже права на защиту, права дачи показаний и объяснений и других прав, которыми по зако­ну может пользоваться подозреваемый. Скорее всего, это вызовет еще большие нравственные страдания.

В интересах стороны защиты не только скорейшее признание ее таковой, но и то, чтобы уголовный про­цесс без излишнего затягивания переходил из стадии возбуждения уго­ловного дела в стадию предварительного расследова­ния, где у нее больше возможностей для доказывания невиновности подозреваемого.

Закрепленный в УПК РФ порядок возбуждения уголовного дела порождает и иные проблемы для теории и практики правоприменения.

Например, уголовное дело  возбуждено по признакам преступления и одновремен­но в отношении конкретного лица. Начато предвари­тельное расследование и собирание доказательств. Од­нако лицо, в отношении которого возбуждено уголов­ное дело, обжаловало это решение в суд. Суд признал постановление о возбуждении уголовного дела неза­конным или необоснованным и обязал прокурора уст­ранить допущенное нарушение (отменить указанное постановление). Но тогда доказательства, добытые в хо­де предварительного расследования, например, резуль­таты опознания потерпевшим или свидетелями каких-либо предметов, могут быть признаны недопустимыми и не имеющими юридической силы, ибо получены в хо­де незаконного расследования. Повторное опознание предмета тем же опознающим и по тем же признакам закон запрещает (ч. 5 ст. 193 УПК РФ). Возможность эф­фективного повторного производства других следст­венных действий (обысков, выемок и т.д.) также может быть утрачена из-за того, что искомый предмет или до­кумент изъят в ходе первичного обыска или выемки, ли­бо просто из-за фактора времени.

Но если бы постановление о возбуждении уголовного дела не было связано с привлечением конкретного лица в качестве подозреваемого, то оно не могло бы обжало­вать такое постановление, так как обжалованы могут быть лишь те действия и решения, которые затрагивают интересы лица (ст. 123 УПК РФ). Вышеуказанная ситуа­ция тогда бы просто не возникла. Сохранение при не­обходимости в тайне факта возбуждения уголовного дела по признакам преступления, но не в отношении конкретного лица, также не ущемляло бы прав того или иного лица.

При возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица в постановлении следователя, дозна­вателя,

     Ниже Вы можете заказать выполнение научной работы. Располагая значительным штатом авторов в технических и гуманитарных областях наук, мы подберем Вам профессионального специалиста, который выполнит работу грамотно и в срок.


* поля отмеченные звёздочкой, обязательны для заполнения!

Тема работы:*
Вид работы:
контрольная
реферат
отчет по практике
курсовая
диплом
магистерская диссертация
кандидатская диссертация
докторская диссертация
другое

Дата выполнения:*
Комментарии к заказу:
Ваше имя:*
Ваш Е-mail (указывайте очень внимательно):*
Ваш телефон (с кодом города):

Впишите проверочный код:*    
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров