Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Основы микропроцессорной техники: Задания и методические указания к выполнению курсовой работы для студентов специальности 200400 «Промышленная электроника», обучающихся по сокращенной образовательной программе: Метод. указ./ Сост. Д.С. Лемешевский. – Новокузнецк: СибГИУ, 2003. – 22 с: ил. (4)
(Методические материалы)

Значок файла Организация подпрограмм и их применение для вычисления функций: Метод. указ./ Сост.: П.Н. Кунинин, А.К. Мурышкин, Д.С. Лемешевский: СибГИУ – Новокузнецк, 2003. – 15 с. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Оптоэлектронные устройства отображения информации: Метод. указ. / Составители: Ю.А. Жаров, Н.И. Терехов: СибГИУ. –Новокузнецк, 2004. – 23 с. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Определение частотных спектров и необходимой полосы частот видеосигналов: Метод указ./Сост.: Ю.А. Жаров: СибГИУ.- Новокузнецк, 2002.-19с., ил. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Определение первичных и вторичных параметров кабелей связи: Метод. указ./ Сост.: Ю. А Жаров: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 18с., ил. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Операционные усилители: Метод. указ. / Сост.: Ю. А. Жаров: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 23с., ил. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Моделирование электротехнических устройств и систем с использованием языка Си: Метод указ. /Сост. Т.В. Богдановская, С.В. Сычев (7)
(Методические материалы)


Заказ научной авторской работы

Адвокатура в РФ

 

После принятия Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», который разрешил ряд проблем, связанных с организацией и деятельностью адвокатуры, вполне закономерно возникли вопросы дальнейшего совершенствования ее организационного и правового статуса.

Содержание Закона не оставляет сомнений в том, что адвокатура рассматривается законодателем как особый публично-правовой институт. И такой подход полностью оправдан, ибо соответствует сущности, природе и назначению адвокатуры в правовом государстве. Публичность адвокатуры обусловлена ее функциями и задачами, отражающими предназначение адвокатуры – защищать права, свободы, интересы граждан и организаций. Поскольку ни одному субъекту права не предоставлена возможность действовать с нарушением установленного правопорядка, постольку защита его свобод, прав и интересов возможна только в пределах, признаваемых юридическими нормами и предписаниями. Выход за правовое пространство при оказании юридической помощи будет означать утрату адвокатурой своего публично-правового статуса.[1]

Высказываемые в современной литературе взгляды на адвокатуру как разновидность общественной организации[2] не соответствуют ни сущности адвокатуры в российском обществе, ни интересам становления правовой государственности, ни перспективам развития самой адвокатуры в реформируемой России. Дореволюционная правовая мысль второй половины ХIХ в. занимала в этом вопросе более прогрессивную позицию, рассматривая адвоката как общественного деятеля, а адвокатуру как «институт публичного права».[3] В этих характеристиках как нельзя лучше отражается особое публично-правовое предназначение адвокатуры. Не случайно Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не относит адвокатские образования к общественным организациями, придавая им совершенно самостоятельный организационно-правовой статус и отводя особое место в системе некоммерческих организаций.

Публично-правовая природа адвокатуры имеет весьма специфическое содержание.

Согласно ст. 3 Закона адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления. Но мало предусмотреть особый статус и независимость адвокатуры от каких-либо органов власти. Так, широко провозглашаемая законодательством независимость судебной власти от иных ветвей государственной власти не только прокламируется, но и обеспечивается материальными и организационными средствами. В отношении адвокатуры ничего подобного не существует. Для многих видов деятельности (например, малого предпринимательства) действует специальное федеральное законодательство и приняты целевые программы, направленные на их государственную поддержку.[4] Между тем адвокатура, несмотря на всю ее значимость в условиях формирования российской правовой государственности, никакой государственной поддержкой не пользуется. Столь деструктивный подход, надо полагать, основывается на небезызвестном сравнении адвокатов с саранчой.

Руководствуясь предписаниями федерального закона об адвокатуре, органы государственной власти в целях обеспечения доступности для населения юридической помощи и содействия адвокатской деятельности должны обеспечивать гарантии независимости адвокатуры, осуществляют финансирование деятельности адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством, и выделять при необходимости адвокатским образованиям служебные помещения, средства связи. Но на деле доступность профессиональной юридической помощи основной массе российского населения оставляет желать лучшего. Юридические услуги адвокатских образований дороги, а потому в большинстве случаев граждане и организации предпочитают обходиться своими силами при решении тех или иных юридических вопросов, не прибегая к профессиональной помощи адвокатов. Проблема заключается в том, что самим адвокатским образованиям не так-то просто снизить цены на оказываемые юридические услуги.[5]

Для выхода из сложившейся ситуации среди прочих мер предлагается учредить государственную адвокатуру. Это вполне разумно, но нельзя не учитывать недостаточность такого предложения. Ведь возможности государственного бюджета не безграничны и вряд ли позволят содержать достаточные штаты государственной адвокатуры. А между тем обеспечению доступности адвокатуры способствовало бы снятие необоснованных, на наш взгляд, запретов, введенных Законом для адвокатов.

Известно, например, что адвокат не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельностью. Подобного рода запрет существует для государственных служащих, и это вполне оправданно, поскольку государство в полном объеме берет на себя заботу по материальному и социальному обеспечению граждан, состоящих на государственной службе. Что касается адвокатов, то, во-первых, их статус таков, что они не только не являются госслужащими, но, по всей видимости, никогда и не будут таковыми, а во-вторых, они не пользуются такими гарантиями своей деятельности, какие установлены для госслужащих. Поэтому установление указанного запрета, в сущности, не имеет под собой каких-либо разумных оснований. Трудно представить, чтобы занятие иной оплачиваемой деятельностью сказалось на выполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей. Неясно, как и каким образом предпринимательская деятельность, в которой участвует адвокат, может оказать влияние на рассмотрение и разрешение того или иного дела. Организационно-функциональные принципы отправления российского правосудия по различным категориям дел достаточно надежно охраняют объективность и беспристрастность, необходимые для вынесения законного, обоснованного и справедливого решения.[6]

В пользу снятия запрета на оплачиваемую деятельность адвокатов свидетельствует и зарубежная практика, не знающая подобных запретов и весьма благосклонно относящаяся к дополнительным и оплачиваемым видам деятельности, которыми занимаются адвокаты.[7]

Необоснованно ограничивает правовое положение адвокатов и норма ст. 20 Закона об адвокатуре, по смыслу которой адвокат вправе осуществлять свою деятельность только в одном адвокатском образовании, учрежденном в соответствии с федеральным законодательством. Невольно возникает вопрос, почему только в одном, а не в двух или трех: Ведь согласно Закону адвокатская деятельность не относится к предпринимательской (ч. 2 ст. 1). Поскольку адвокатская деятельность не обладает качествами предпринимательской деятельности, то к ней не применимы правила или принципы конкурентной борьбы и состязательности соответствующих субъектов. Таким образом, невозможно обнаружить разумные основания, в силу которых можно было бы аргументировать запрет на адвокатскую деятельность одновременно в нескольких адвокатских образованиях.

Статьей 20 Закона установлены формы адвокатских образований – адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация. Все они являются юридическими лицами, за исключением адвокатского кабинета, которого, по всей видимости, можно квалифицировать как особый субъект материального права. Коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация представляются нагромождением организационно-правовых форм адвокатских образований и юридических лиц.[8]

Безусловно, было бы неправильно лишать профессиональное адвокатское сообщество коллективных форм адвокатской деятельности. Но мало оправданно закреплять в действующем законодательстве организационно-правовые формы адвокатских образований и юридических лиц, по сути не различающиеся между собой.[9]

Коллегия адвокатов действует на основе учредительного договора, в котором ее учредители в силу ст. 22 Закона об адвокатуре должны определить условия передачи коллегии адвокатов своего имущества, порядок участия в ее деятельности, порядок и условия приема в коллегию новых членов, права и обязанности учредителей (членов) коллегии, порядок и условия выхода учредителей (членов) из ее состава. Наряду с этим должен быть разработан устав коллегии адвокатов с содержанием, аналогичным содержанию учредительного договора. К отношениям, возникающим в связи с учреждением, деятельностью и ликвидацией коллегии адвокатов, применяются правила, предусмотренные для некоммерческих партнерств Федеральным законом «О некоммерческих организациях», если эти правила не противоречат положениям Закона об адвокатуре.

Адвокатское бюро действует на основе партнерского договора, содержание которого согласно ст. 23 Закона об адвокатуре сводится примерно к тем же элементам, что и учредительный договор коллегии адвокатов:

– срок действия партнерского договора;

– порядок принятия партнерами решений;

– порядок избрания управляющего партнера и его компетенция;

– иные существенные условия.

Поскольку к отношениям, возникающим в связи с учреждением и деятельностью адвокатского бюро, применяются правила ранее упомянутой ст. 22, если иное не предусмотрено рассматриваемой статьей, то, следовательно, организационно-правовой и имущественно-правовой режим создания и деятельности коллегии адвокатов и адвокатского бюро практически совпадают.[10] Возникает закономерный вопрос: для чего нужно такое усложнение организационно-правовых форм адвокатских образований?

Еще больше вопросов возникает при анализе правовых условий учреждения юридической консультации, которая может существовать в форме учреждения. Для создания юридической консультации необходимо, чтобы на территории одного судебного района общее число адвокатов во всех адвокатских образованиях, расположенных на территории данного судебного района, составляло менее двух на одного федерального судью.


* поля отмеченные звёздочкой, обязательны для заполнения!

Тема работы:*
Вид работы:
контрольная
реферат
отчет по практике
курсовая
диплом
магистерская диссертация
кандидатская диссертация
докторская диссертация
другое

Дата выполнения:*
Комментарии к заказу:
Ваше имя:*
Ваш Е-mail (указывайте очень внимательно):*
Ваш телефон (с кодом города):

Впишите проверочный код:*    

Горячая Линия


Обратная связь

Доставка любой диссертации из России и Украины

Вход для партнеров