Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Заказ научной авторской работы

Образ автора и «авторская маска» в памфлете

 

В рамках динамического уровня публицистического текста выделяются следующие подуровни:

«авторский слой текста – замысел, который вкладывает в него публицист, уникальные средства его воплощения и «образ текста», складывающийся у автора после его создания;

«читательский» слой. Если представление автора о созданном им тексте достаточно стабильно, то этот слой самый подвижный… В итоге читатель создает свой «текст о тексте»: он расшифровывает доступные ему коды и домысливает то, что не было заложено в текст автора, реализуя творческую функцию текста. При этом текст ведет себя как собеседник: с одной стороны, отбирает себе аудиторию, а с другой – «перестраивается» по ее образу и подобию, предстает перед ней теми гранями, которые для нее наиболее понятны и в то же время актуальны в своей новизне» [Щелкунова 2002: 215-216].

В современной теории публицистики выделяют четыре типа отношений автора и читателя: в процессе замысла текста уча­ствуют реальный автор и воображаемый читатель как элемен­ты коммуникативного акта; в самом произведении, образ кото­рого складывается по прочтении текста, также существуют об­разы автора и читателя; в процессе восприятия заняты текст и реальный читатель как элементы коммуникативной цепочки. При этом автор воспринимается как категория, принадлежащая все­му тексту в целом, представляющая весь текст в целом и интег­рирующая разные уровни текста в единое целое. Бахтин утверждает, что «эстетическое событие, которое может совершиться лишь при двух участниках, предполагает два несовпадающих сознания» [Бахтин 1986: 22].

Обличение в памфлете может быть как открытым (прямым), так и завуалированным, или косвенным (непрямым). В зависи­мости от типа обличения - прямое и непрямое - различают и модификации памфлета.

Обличение проявляется открыто, когда автор по ходу пове­ствования при помощи таких приемов, как саркастические от­ступления, едкие, гневные ремарки, высказывает свое отноше­ние к политику, событию, социальному явлению. Открытое об­личение имеет целью сатирическое заострение и обобщение. Крайний вариант- преувеличение, стимуляция гнева, омерзения, чувства непримиримости. Сегодня это основная памфлетная модификация в тенденциозной, экстремистской прессе. Публицист может надевать на себя маску бесстрастного рассказчика, представлять себя очевидцем событий, другом читателя. Иногда памфлетист предстает сторонним наблюдателем, что не мешает чувствовать его уверенную сатирическую позицию. Памфлетист прямо и непосредственно обращается к читателю со своими мыслями, чувствами и оценками. Однако чаще всего композиция в памфлете разворачивается от третьего лица.

Прямое обличение в памфлете в течение достаточно долгого времени выводило жанр в рамки крамольных художественно-публицистических произведений, авторам которых, во избежании репрессий, приходилось прибегать к различного рода мистификациям. Еще в ХVI в. во Франции памфлеты гугенотов против господствующей религии – католицизма – печатались не только без имени автора, но и с указанием вымышленного места издания и вымышленной фамилии типографа. Это затрудняло властям розыск лиц, причастных к печатанию памфлетов. На первой странице одного из них сообщалось: «Издано издателем, который издал. Продается у книгопродавца, который продает».

 В настоящее время прямое обличение в памфлете – совсем не редкость. Начиная обличительное произведение весьма завуалировано, далее автор открыто называет адресата своей сатиры. Публицист зачастую прибегает  к оценке существующих норм и правил в языке, так как последний является одним из важнейших инструментов выражения мыслей, чувств пишущего. Языковая игра может быть выражена в газетном тексте и через театрализацию действий, когда журналист сам выступает в качестве актёра или представляет своих героев через известные персонажи истории, литературы. Жизнь героев мифологизируется. Знаковость роли предопределяет и характер интерпретаций, служит своеобразной платформой для оценок, вовлекая читателя в полемику и с автором, и с его героем. Журналист предстает в имидже Ludеns, играющего:

«Извини, читатель, но даже во сне я не мог представить себе, что через много лет какая-то жалкая неумытая тварь (грубо, но иначе не могу) назовет меня и моих боевых друзей гитлерюгендом. Назовет открыто, на все страны по телеканалу «Россия».

     О, Россия, мать родная, это по твоему приказу прямо со школьной скамьи мы шагнули в пламя войны. Романтики, мечтатели, драчуны. Прошли через свинцовую пургу, и как мало нас уцелело. О тех, кто вживе, жалкие недобитки оклеветали грубо и цинично. Ветераны откликнулись возмущенными письмами, обращениями в суд, прокуратуру. В ответ — гробовое молчание. Один негодяй оказался сильнее тысяч заслуженных воинов — живых и павших.

     Николай Карлович Сванидзе — это о нем речь. Какая нечистая сила забросила его в сердце русской столицы, усадила в кресло ведущего ТВ. Говорят, протекцию составили высокопоставленная московская домохозяйка и батько-кукловод. Тогда они были сильны, общественное мнение трепетало у их царственных ног. Лизоблуды всех мастей пели им осанну. А Борис Березовский, зная, из какого материала сработаны его боссы, открыто бахвалился: «Я даже из мартышки могу сделать президента». О времена, о нравы!» («Советская Россия — 8.03.06 — «Солдатский ответ Н. Сванидзе и другим»).

М. Стюфляева пишет: «Публицист скован фактами, но он располагает безграничными возможностями их интерпретации» [Стюфляева 1982: 98]. Давая новое познание мира, автор передает и определенное эмоциональное отношение к отражаемому объекту. Одним из приемов, с помощью которых публицист выражает свое отношение к действительности, является создание «авторской маски», мистификация. Периодическая печать (и особенно сатирические произведения художественной публицистики) всегда представляла собой широкое поле для различных мистификаций. Одни из них были связаны с религиозной, политической или литературной борьбой (распространены в жанрах памфлет и пародия соответственно), другие имели целью запутать или развеселить читателя, в третьих авторы сводили таким способом счеты с редакторами и издателями.

Автор произведения может маскировать свое имя, не подписывая произведение или заменяя истинную фамилию псевдонимом, иногда писатель не обозначает свой пол, национальность или социальное положение, выдает собственное сочинение за найденную где-то рукопись или народное творение. Так, памфлет Д. Свифта «Сказка о бочке», публиковавшийся анонимно, написан от лица якобы столь же бесстыже-малограмотного ученого-краснобая, каких столь люто презирал Свифт, однако голос его, его собственный голос, вполне ощутим сквозь эту маску, более того, возможность спрятаться за ней придает памфлету еще большую остроту и пряность. Такая двоякость-двуликость, прием «перевертышей» вообще очень присущи авторской манере Свифта-памфлетиста, в ней особенно остро проявляется необычная парадоксальность его ума, со всей желчностью, злостью, едкостью и сарказмом. «Это отповедь писателям-«шестипенсовикам», писателям-однодневкам, пишущим откровенно «на продажу», претендующим на звание и положение летописцев своего времени, но являющихся на самом деле всего лишь создателями бесчисленных собственных автопортретов» [Ланн 1930: 213].

Порой маскируется только содержание: «автор, не скрывая своего имени, либо писал нарочито неясно, показательно, пользуясь аллегориями, либо даже, рассчитывая на догадливость читателей, писал прямо противоположное тому, что хотел сказать» [Дмитриев 1973: 3]. В некоторых случаях под авторской маской появлялись умышленно сфабрикованные издательские подделки, но иногда литературное произведение по ошибке печаталось от имени не того автора, который его написал.

Причины и цели создания «авторской маски» так же разнообразны, как и ее способы. При этом, сами авторы художественно-публицистических произведений, декларируя принципы сатиры, подчеркивают, что литературное мастерство заключается в том, чтобы сделать очевидным объект осмеяния, не называя его прямо. Так, подобная недвусмысленная теоретическая формулировка содержится в одной из последних памфлетов-корреспонденций Правдолюбова в 24-м листе «Трутня»:

«Критика на лицо больше подействует, нежели как бы она написана на общий порок… Я утверждаю, что критика, писанная на лицо, но так, чтобы не всем была открыта, больше исправит порочного… Критика на лицо без имени, удаленная, поелику возможно и потребно, производит в порочном раскаяние; он тогда увидит свой порок и, думая, что о том все уже известны, непременно будет терзаем стыдом и начнет исправляться» [Цит. по: Сатирические журналы Н.И. Новикова 1951: 137-138].

Автор памфлета использует игру с фамилиями персонажей. Так, в «повести из

     Ниже Вы можете заказать выполнение научной работы. Располагая значительным штатом авторов в технических и гуманитарных областях наук, мы подберем Вам профессионального специалиста, который выполнит работу грамотно и в срок.


* поля отмеченные звёздочкой, обязательны для заполнения!

Тема работы:*
Вид работы:
контрольная
реферат
отчет по практике
курсовая
диплом
магистерская диссертация
кандидатская диссертация
докторская диссертация
другое

Дата выполнения:*
Комментарии к заказу:
Ваше имя:*
Ваш Е-mail (указывайте очень внимательно):*
Ваш телефон (с кодом города):

Впишите проверочный код:*    
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров