Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (3)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)


Заказ научной авторской работы

Категория времени в функциональном взаимодействии с темой жизни и смерти

 

Среди художественных приёмов, использующихся в фетовской лирике, можно выделить особое восприятие категории времени. Современники поэта и исследователи его творчества не раз обращали внимание на удивительную способность поэта жить настоящим моментом, мгновением. Так, А.В. Дружинин отмечает, что Фет «…весь живёт моментом им схваченным, он как бы отрешается от своей личности и воссоздаёт поразившую его картину, не выпуская из неё ни малейшей подробности»[1]. Современный исследователь категории времени в русской литературе Б.Ф. Егоров пишет, что Фета «не интересует ни историческое, ни внеисторическое время, не интересует вообще временная протяжённость, он берёт момент из жизни героя и подробно его описывает. Лишь косвенно миг у Фета противопоставлен всем временным категориям: вечности … длительности…».[2]

           Время, в котором живёт фетовский герой, противопоставляется просторам вечности: «Прямо смотрю я из времени в вечность…». «Впечатление вневременного образа, создаваемого Фетом, не воспринимается как момент во времени, а как пульсация вечности».[3] Поэта не интересуют сменяющие друг друга хронологические периоды, что приводит практически к абсолютной свободе от временных границ. В некоторых случаях, и это особенно чувствуется в произведениях более позднего периода,  поэт достаточно остро ощущает дыхание времени. Вслед за Шопенгауэром, в своих стихотворных произведениях Фет обозначает время как одну из главных человеческих мук. У философа: «Мучительности нашего существования немало способствует и то обстоятельство, что нас постоянно гнетет время, не дает нам перевести дух и стоит за каждым, как истязатель с бичом».[4] Однако временные переживания поэта могут актуализировать семантику интенсивности движения времени или создавать ощущение его плавности, незаметности течения. Однако во всех случаях автор отрицательно окрашивает обозначения жизненного времени: «Чем доле я живу, чем больше пережил, / Чем повелительней стесняю сердца пыл…» (1, 472), «Где время пил я по минутам из урны жизненной моей» (1, 394), «Ужели подошли к устам моим года с такою горькою отравой» (1, 285),  «…маятник грубо-насмешливо меряет время» (1, 132).

В метафорах живого макромира лирики А.А. Фета длительные периоды времени (времена года, месяцы, периоды суток и др.) служат постоянным активным деятелем. Рассматривая категорию времени в её функциональном взаимодействии с темой жизни и смерти, мы выделяем следующие временные пласты фетовской лирики:

- культ момента, как принципиальная творческая установка Фета; представления о миге, выступающем как завершённый цикл человеческого бытия, с которым идентифицирует себя поэт;

- время счастья, заключающееся во всеобъемлющем миге («И всю жизнь в этот миг я солью, / Этим мигом измерю…»);

- представление о миге, соединяющемся с категорией «бессмертие» («Хотя на миг бессмертие твоё…»);

- статическое движение времени, когда время жизни уподобляется пространству («путь», «дорога»);

- синхронное движение времени («и хоть жизнь (т. е. время жизни) без тебя суждено мне влачить», «из-за чего весь век жилось…»);

- иллюзия пребывания в описываемом жизненном процессе в реальном времени («Непогода – осень – куришь…»);

- остановившееся/потерявшееся время, представленное такими словосочетаниями, которые «употребляются для отображения какого-либо столь сильного потрясения в жизни человека, что оно может быть выражено только через отождествление с таким анормальным явлением»[5] (в произведении «Никогда», где человек восстаёт из гроба, «в пространстве затерялось время»);

- будущее время, выполняющее второстепенную функцию и скрывающееся за настоящим и прошлым («Скорей, скорей в твоё небытиё…»);

- прошедшее время, активно подчиняющее себе настоящее, «воскрешение прошлого через ситуативное и эмоциональное его воспроизведение»[6] («я несусь в моё былое…»);

- преодоление границ реального времени («Вневременной повеем жизнью оба…»);

- представление «метафизического времени – вечности» («Вечность – мы, ты – миг»).

Тема жизни и смерти в творчестве А.А. Фета достаточно объёмно представлена в таких произведениях, где говорится о циклическом времени, т.е. о времени года или времени суток.

Чувства в лирике А.А. Фета, подобно природному календарю, совершают своеобразный круговорот, они повторяемы и живут в борении жизни и смерти, конечного с бесконечным. Персонифицируются не только определённые явления природы, но и времена года, проявления которых заменяются многочисленными символическими атрибутами. Так, осень ищет «знойных прихотей любви», весна выступает на земле «невестою-царицей», земля ходит «весенней дрожью» и т. д. Поэтическая логика Фета обнаруживает взаимопроникновение разных времён и сопутствующих им чувств:

Опавший лист дрожит от нашего движенья,

Но зелени ещё свежа над нами тень,

А что-то говорит средь радости сближенья,

Что этот жёлтый лист – наш следующий день.

                        Опавший лист дрожит от нашего движенья (1,  74).             

Создаётся впечатление, что поэт боится пропустить какую-то мимолётную картину, не разглядеть мелочей, из которых складывается описание времени года. Б.Я. Бухштаб замечает: «В его стихах предстает перед нами русская весна с пушистыми вербами, c первым ландышем, просящим солнечных лучей, с полупрозрачными листьями распустившихся берез, с пчелами, вползающими «в каждый гвоздик душистой сирени»,  с журавлями,  кричащими в степи. И русское лето со сверкающим жгучим воздухом, с осенним, подернутым дымкой небом, с золотыми переливами зреющей ржи под ветром, с лиловым  дымом  заката,  с  ароматом скошенных цветов над меркнущей  степью. И русская осень с пестрыми лесными косогорами, с птицами,  потянувшими вдаль или порхающими в безлиственных кустах,  со стадами на вытоптанных жнивьях. И русская зима с бегом далеких саней  на блестящем снегу,  с игрой зари на занесенной снегом березе,  с   узорами мороза на далеком оконном стекле».[7]

Практически в каждом стихотворении  Фета из циклов «Весна», «Лето», «Осень», «Снега» (и во многих других произведениях о временах года) звучит тема расцвета или угасания жизни. И это далеко не случайно. По замечанию Г.П. Козубовской, «в выделении времён года Фет следует фольклорно-мифологической традиции, которая делит годичный цикл надвое в соответствии с фазами умирания/воскресения».[8]

Зима в литературе зачастую ассоциировалась с человеческим старением, темой смерти или её скорым приходом. Так, у А.С. Пушкина  «мертвит дыхание мороза»[9] («Есть роза дивная: она…»), мотив снега окружает смерть Ленского на дуэли и сон Татьяны. В произведении Ф.И. Тютчева возникают «помертвелые очи»[10] снежных Альп («Альпы»), а М.Ю. Лермонтов описывает могильный курган близ монастыря, занесённый пушистым снегом («Кто в утро зимнее, когда валит…») и т. п.

 В стихотворении А.А. Фета «Я русской, я люблю молчанье дали мразной», первом произведении поэта о зиме, описан причудливый холм, похожий на мавзолей, и виден блеск торжественный при звуках погребальных. Возникает цепочка взаимообогащающих метафор, имеющих отношение к вопросу о бренности человеческого существования: молчанье дали – полог снегов – как смерть – мавзолей – звуки погребальные. Но данные описания не служат первостепенной цели непосредственного обращения к категории смерти. Прежде всего, «подобное скопление деталей конструирует мифологию не просто «странной», но иррациональной любви русского человека к зиме и снегам – ту любовь, которая, собственно, и доказывает его «русскость».[11]

Достаточно наглядно взаимосвязь мотива зимы с вопросом о человеческом существовании обнаруживается в философском стихотворении  «Никогда». Образ зимнего света сначала становится спасительным для лирического героя, открывает ему путь к воскрешению:                                                                                                 

      И встал. Как ярок этот зимний свет

      Во входе склепа! Можно ль сомневаться?

      Я вижу снег. На склепе двери нет.

      Пора домой. Вот дома изумятся!

     Ниже Вы можете заказать выполнение научной работы. Располагая значительным штатом авторов в технических и гуманитарных областях наук, мы подберем Вам профессионального специалиста, который выполнит работу грамотно и в срок.


* поля отмеченные звёздочкой, обязательны для заполнения!

Тема работы:*
Вид работы:
контрольная
реферат
отчет по практике
курсовая
диплом
магистерская диссертация
кандидатская диссертация
докторская диссертация
другое

Дата выполнения:*
Комментарии к заказу:
Ваше имя:*
Ваш Е-mail (указывайте очень внимательно):*
Ваш телефон (с кодом города):

Впишите проверочный код:*    
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров