Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Выемочно-погрузочные работы и транспортирование горной массы карьеров: Лабораторный практикум / Сост. Б.П. Караваев; ГОУ ВПО «СибГИУ». – 2003 (6)
(Методические материалы)

Значок файла Проект кислородно-конвертерного цеха. Метод. указ. / Сост.: И.П. Герасименко, В.А. Дорошенко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2004. – 25 с. (6)
(Методические материалы)

Значок файла Веревкин Г.И. Программа и методические указания по преддипломной практике. Методические указания. СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 14 с. (3)
(Методические материалы)

Значок файла Программа и методические указания по производственной специальной практике / Сост.: И.П. Герасименко, В.А. Дорошенко: СибГИУ. – Новокузнецк, 2004. – 19 с. (4)
(Методические материалы)

Значок файла Определение величины опрокидывающего момента кон-вертера (4)
(Методические материалы)

Значок файла Обработка экспериментальных данных при многократном измерении с обеспечением требуемой точности. Метод. указ. к лабораторной работе по дисциплине «Метрология, стандартизация и сертификация» / Сост.: В.А. Дорошенко, И.П. Герасименко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2004. – 20 с. (9)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания по дипломному и курсовому проектированию к расчету материального баланса кислородно-конвертерной плавки при переделе фосфористого чугуна с промежуточным удалением шлака / Сост.: В.А._Дорошенко, И.П _Герасименко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2003. – с. (10)
(Методические материалы)


Заказ научной авторской работы

Вопрос о человеческом существовании в   философской лирике А. Фета

 

   Философская лирика А. Фета – это синтез его литературного и жизненного опыта, освоенных и переработанных философских учений и переведённых трудов, религиозных исканий и веяний со стороны ближайшего окружения. Поэт, воспевающий  различные проявления красоты, предстаёт мыслителем, раскрывающим всю жизненную глубину своих раздумий и переживаний.  Пессимистические произведения Фета заставляют говорить о нём как о продолжателе некоторых лермонтовских традиций, во многом открывшем русскому читателю немецкую философию. «… пессимистический покров Фета непроизвольно связан с глубиной лермонтовского трагизма, а у Гейне разрывается между бесплотным романтизмом и бесцельным скептицизмом. Вот почему Фет глубже, чем Гейне. Впрочем, поэзия Фета не является нам как дальнейшее развитие поэзии Лермонтова, а лишь побочным дополнением; она – соединительное русло между Лермонтовым и европейской философией».[1]

Главное, о чём говорят исследователи творчества Фета, рассматривая его философскую лирику, – это бесспорное влияние на поэта шопенгауэровской философии. (Тема жизни и смерти в лирике Фета под углом влияния шопенгауэровской философии достаточно полно освещается в различных исследованиях[2], поэтому часть нашей работы, касающаяся обсуждения данной проблемы, будет носить обзорный характер).

Первый фетовский перевод книги Шопенгауэра «Мир как воля и представление» не только познакомил русского читателя с творчеством немецкого философа, но и во многом подготовил к восприятию новейшей европейской философии. «Шопенгауэр,  – писал Фет уже в конце жизни, – для меня не только последняя крупная философская ступень, это для меня откровение, возможный человеческий ответ на те умственные вопросы, которые сами собой возникают в душе каждого».[3] В стихотворениях, иллюстрирующих некоторые положения  философии Шопенгауэра, проявляется новое аналитическое качество фетовской лирики и ощущается определённая эволюция его творческих принципов.

 Творчество Фета конца 70-х – начала 80-х годов несёт на себе отпечаток подчас противоречивого воздействия на его мировоззрение шопенгауэровской философии (осмысление проблемы жизни и смерти, тема всемогущества природы, пространства и времени) и достаточно доказательных, хотя зачастую меняющихся в это время религиозных воззрений Л.Н. Толстого.[4]

Активно выражая своё мнение и полемизируя с Толстым в письмах, Фет более искренне, нежели в творчестве, раскрывается здесь в вопросах, касающихся жизни и смерти. Бесспорно, писатель является для Фета не только адресатом по переписке, но и литературным авторитетом. Отвечая в «Альбоме признаний» Татьяны Толстой «Ваша любимая героиня в романах?», Фет пишет: «Осинка в “Трёх смертях”».[5] Своим ответом Фет рисует своеобразную философию идеальной смерти. Умирающее дерево,  падающее на росистую траву под ударами топора, выглядит в этот момент красивым и покорным. Оно оставляет в лесу своих собратьев, которые «ещё радостнее красовались на новом просторе». Солнце освещает нескончаемую, вечную лесную жизнь, когда «ветви живых дерев медленно, величаво зашевелились над мёртвым поникшим деревом»[6]. В первом посвящении А. Фета смерти некоторые мотивы перекликаются с произведением Л. Толстого. В начале он говорит о тех, кто подобно толстовской барыне, постоянно говорившей о христианстве и райской жизни, трепещут перед лицом смерти:

Придёт пора – пора иная:

Повеет жизни благодать,

И будет тот, кто, изнывая,

В тебе встречал предтечу рая,

Перед тобою трепетать.

А после Фет рисует романтическую философию смерти, связывая ее не с деревом, а с человеком (мотив «идеальной жизни» в стихотворении А. Фета «Учись у них – у дуба, у березы…» перекликается с мотивом осинки у Толстого):

Но кто не молит и не просит,

Кому страданье не дано,

Кто жизни злобно не поносит,

А молча, сознавая носит

Твоё могучее зерно,

Кто дышит с равным напряженьем, –

Того, безмолвна, посети,

Повея полным примиреньем,

Ему предстань за сновиденьем

И тихо вежды опусти.

                                                         Смерти (1, 47 – 48).

 Одним из первых произведений, в котором отношение Фета к жизни рассматривается сквозь призму философских концепций, является  стихотворение «Измучен жизнью, коварством надежды…». Исследователи отмечают, что «… влияние Шопенгауэра на это стихотворение просматривается вполне отчётливо, и его можно принять в качестве отправной точки в исследовании вопроса о влиянии шопенгауэровской философии на поэзию Афанасия Фета».[7]

С первых же строк стихотворения понятно, что окружающая действительность рассматривается сквозь призму шопенгауэровской идеи жизни-сна, во время которого наступает некое «странное» прозрение поэта.  «Мировая сущность – мировая воля – изображается в своем единстве: она лежит вне времени и пространства, не имеет поэтому множественности. Бесконечная протяженность принадлежит лишь миру явлений. Бесчисленные индивидуумы, объединенные общей сущностью, погружены все в единовременный сон и составляют мир явлений, имеющий относительный иллюзорный характер».[8] Эта идея обнаруживается лишь на первых планах стихотворения, ведь далее в центре произведения Фета – не абсолютное ничто (шопенгауэровская нирвана), а «солнце мира», знаменующее собой «неиссякаемый источник жизни и красоты».  Одни исследователи считают, что определённая философская незрелость произведения по отношению к мысли философа заключается не в том, как поэт характеризует шопенгауэровскую волю, а в том, где он её располагает. «Сам Шопенгауэр, вероятно, сказал бы, что данное стихотворение Фета носит следы наивного взгляда на мир, что хорошо заметно при сравнении этого стихотворения с более поздними».[9]         

Измучен жизнью, коварством надежды,

Когда им в битве душой уступаю,

И днём и ночью смежаю я вежды

И как-то странно порой прозреваю.

Прозрение поэта сопровождают постоянные атрибуты его «жизненной» поэзии – ночь и звёзды. Игра света создаётся именно за счет сияния «золотых ресниц» звезд, тогда как «отблески солнца мира» обнаруживаются лишь «мимолётным сном». Поэт переносится за грань созерцания и вещает с другой стороны, передавая содержание своего видения с пафосом восторженного откровения:

Ещё темнее мрак жизни вседневной,

Как после яркой осенней зарницы,

И только в небе, как зов задушевный,

Сверкают звёзд золотые ресницы.

И так прозрачна огней бесконечность,

И так доступна вся бездна эфира,

Что прямо смотрю я из времени в вечность

И пламя твоё узнаю, солнце мира.

Перед поэтом открывается новый мир, наполненный энергией и мощью. Ощущая своё прозрение, в конце произведения поэт концентрируется на состоянии, возникшем во время увиденного и принёсшем значительное облегчение. «Вступительная … строка, несомненно, предполагает лишения и страдания, однако лирической темой стихотворения это чувство преодолевается и обращает нас к сущности бытия, к его доступным, радостным источникам»[10]:

И неподвижно на огненных розах

Живой алтарь мирозданья курится,

В его дыму, как в творческих грёзах,

Вся вечность дрожит и вся вечность снится.

                             

И в этом прозреньи, и в этом забвеньи

Легко мне жить и дышать мне не больно.

                          Измучен жизнью, коварством надежды…(1, 56).

Таким образом, в данном стихотворении Фет отходит от шопенгауэровской воли, помещая

     Ниже Вы можете заказать выполнение научной работы. Располагая значительным штатом авторов в технических и гуманитарных областях наук, мы подберем Вам профессионального специалиста, который выполнит работу грамотно и в срок.


* поля отмеченные звёздочкой, обязательны для заполнения!

Тема работы:*
Вид работы:
контрольная
реферат
отчет по практике
курсовая
диплом
магистерская диссертация
кандидатская диссертация
докторская диссертация
другое

Дата выполнения:*
Комментарии к заказу:
Ваше имя:*
Ваш Е-mail (указывайте очень внимательно):*
Ваш телефон (с кодом города):

Впишите проверочный код:*    
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров