Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)


Заказ научной авторской работы

Конвенция о международном финансовом лизинге

Зародившись в отдельных странах, лизинг быстро вышел на международный уровень. В связи с этим остро встали вопросы о разработке правового регулирования международного сотрудничества в этой области. 

В рамках Международного института по унификации частного права в 1974 г. была создана группа по созданию унифицированных правил по международному лизингу. Работа по созданию единообразных правил продолжалась более 10 лет и закончилась принятием 28 мая 1988г. в г.Оттава (Канада) «Конвенции о международном финансовом лизинге» (Convention оп internation financial leasing).[1]

В преамбуле формулируется цель данной Конвенции - устранение имеющихся юридических препятствий на пути международного финансового лизинга, адаптации традиционных двухсторонних договоров аренды к трехсторонним и самое главное установление единообразных норм, регулирующих правовые взаимоотношения всех участников лизинговой сделки.  Важно отметить, что действие Конвенции распространяется только на лизинг оборудования и не касается недвижимого имущества. 

Настоящая Конвенция регулирует операции по финансовому лизингу, при которых одна сторона (лизингодатель):

а) заключает по указанию другой стороны (лизингополучателя) договор (договор на поставку) с третьей стороной (поставщиком), в соответствии, с которым закупает оборудование, имущество или инструментарий на условиях, утвержденных арендатором в том, что его касается; 

б) заключает договор (договор лизинга) с пользователем, предоставляя ему право использовать оборудование взамен на выплату периодических платежей. 

В Конвенции закреплена неразрывная связь двух договоров купли-продажи и договора лизинга. При этом пользователь должен одобрить условия первого договора, а поставщик должен знать для каких целей приобретается оборудование. 

Таким образом, как определение, так и требования, по которым сделки могут быть отнесены к международному финансовому лизингу, полностью совпадают с российскими. 

Конвенция ограничивает сделки, которые могут подходить под определение международного финансового лизинга. Она исходит из классического лизинга, которому свойственен трехсторонний характер. Поэтому из сферы действия Конвенции исключены сделки, имеющие двухсторонний характер. В первую очередь прямой лизинг,  когда лизингодатель и поставщик выступают в одном лице, и возвратный, когда в одном лице совмещены лизингополучатель и поставщик. Также действие Конвенции не распространяется на лизинг оборудования для личных целей. Однако это не означает, что таких видов лизинговых сделок быть не может. Просто Конвенция их не регулирует. 

Кроме этого, нормы настоящей Конвенции применяются независимо от того предусмотрен ли договором лизинга дальнейший выкуп оборудования или последующая сдача в аренду. Это было сделано не случайно, т.к. в одних странах обязательным требованием договора лизинга является требование права (опциона) на покупку, в других же странах наоборот, наличие такого условия сразу превращает лизинговый договор в договор условной продажи. 

В третьей статье Конвенции определен критерий отнесения лизинговой сделки к международной, что приводит к применению или неприменению Конвенции. Таким критерием служит местонахождение сторон договора лизинга. Иными словами, чтобы договор попадал под действие Конвенции лизингополучатель и лизингодатель должны находится в разных странах. Поставщик же может находится в одном из двух государств. 

Во второй главе Конвенции нашли отражение вопросы, связанные с объемом имущественной ответственности всех участников сделки. 

В статье 8 Конвенции нашло отражение важное положение, которое присуще только лизингу, а именно лизингодатель не несет никакой ответственности перед пользователем за оборудование, а также за ущерб и не возмещает убытки, причиненные этим оборудованием, ни пользователю, ни третьим лицам, если пользователь самостоятельно выбирал имущество и поставщика. Если же лизингодатель участвовал в выборе имущества, то на него эта ответственность переходит. 

Это положение еще раз подтверждает, что собственник имущества - лизингодатель не имеет никакого отношения к его выбору и приобретению. Однако, являясь собственником, без такой оговорки все претензии, связанные с оборудованием адресовались ему. Для того, чтобы этого не происходило, в Конвенцию и включено данное положение. 

В статье 10 Конвенции предусмотрена ответственность поставщика за оборудование перед пользователем, как если бы последний был стороной договора купли-продажи, т.е. лизингополучатель обладает правами покупателя и может непосредственно обращаться с претензиями к продавцу. Однако это не дает право лизингополучателю без уведомления собственника аннулировать договор купли-продажи. 

В статье 12 сформулирована ответственность лизингодателя перед пользователем, а именно:  если оборудование поставлено с опозданием или не соответствует условиям договора купли-продажи, то лизингополучатель может отказаться от оборудования или расторгнуть договор лизинга. 

При этом:  лизингодатель вправе исправить положение, поставив оборудование, соответствующее договору купли-продажи;  лизингополучатель может приостановить выплату лизинговых платежей до тех пор, пока лизингодатель не исправит своего ненадлежащего исполнения договора поставки, или пока пользователь не потерял права отказаться от имущества;  если лизингополучатель реализовал свое право прекратить договор лизинга, то он может требовать обратно выплаченные суммы лизинговых платежей и аванса, если последний был уплачен, за вычетом прибыли, которую пользователь извлек из оборудования;  лизингополучатель не вправе возбуждать иск о возмещении убытков за не поставку, просрочку в поставке или несоответствие оборудования условиям договора, если только это не явилось результатом действий или упущений лизингодателя. 

Настоящая статья не затрагивает прав лизингополучателя в отношении поставщика, предусмотренных статьей 10

В статье 13 предусмотрена ответственность лизингополучателя за невыполнение своих обязанностей по договору лизинга.

1. В случае нарушения договора пользователем, лизингодатель вправе потребовать причитающиеся ему невыплаченные периодические платежи вместе с процентами и убытками. 

2. Если нарушение лизингополучателя является существенным, то лизингодатель вправе потребовать ускоренной выплаты оставшихся лизинговых платежей, если это предусмотрено договором, или расторгнуть договор лизинга, после чего восстановить владение имуществом и потребовать возмещение убытков, поставивших его в положение, в котором он находился бы при надлежащем выполнении пользователем договора лизинга. Другими словами, прекращение договора лизинга не освобождает лизингополучателя от выплаты оставшихся лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга. 

3. В договоре лизинга могут быть предусмотрены способы исчисления убытков. 

4. Если лизингодатель прекратил действие договора лизинга, то он не вправе использовать положение договора лизинга об ускоренной выплате будущих лизинговых платежей. 

Статья 14 посвящена возможности передачи лизингодателем, принадлежащих ему прав на оборудование, третьим лицам. Однако это не освобождает лизингодателя от его обязательств по договору лизинга и не изменяет природу договора лизинга. Введение данной статьи связано с желанием разработчиков не исключить из сферы действия Конвенции такого распространенного вида лизинга, как раздельного (leveraged leasing). 

В этом виде лизинга в сделке участвует больше трех сторон и формально она не подпадала бы под действие Конвенции (п. 1 статьи 1). Более того, лизингодатель, являясь собственником оборудования, большую часть средств на его покупку берет на условиях займа в банке или другой финансовой организации, а в качестве гарантии передает им право получения лизинговых платежей. В результате этого плательщик и получатель лизинговых платежей могли оказаться в одном государстве, что противоречило бы статье 3 Конвенции. 

Чтобы данный вид лизинга не выпадал из под действия Конвенции было записано, что любая передача лизингодателем своих прав по договору лизинга не меняет природы этого договора и не влияет на его регулирование. Это означает, что если до передачи прав лизинговая сделка регулировалась Конвенцией, то и после передачи прав к этим отношениям продолжает применяться Конвенция. 

В этой статье также предусмотрена уступка лизингополучателем права использования оборудования или других прав, предусмотренных договором лизинга, при условии согласия лизингодателя. 

Изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что нормы российского гражданского права в основном соответствуют положениям Конвенции о международном финансовом лизинге.



Горячая Линия


Вход для партнеров