Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Выемочно-погрузочные работы и транспортирование горной массы карьеров: Лабораторный практикум / Сост. Б.П. Караваев; ГОУ ВПО «СибГИУ». – 2003 (8)
(Методические материалы)

Значок файла Проект кислородно-конвертерного цеха. Метод. указ. / Сост.: И.П. Герасименко, В.А. Дорошенко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2004. – 25 с. (8)
(Методические материалы)

Значок файла Веревкин Г.И. Программа и методические указания по преддипломной практике. Методические указания. СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 14 с. (5)
(Методические материалы)

Значок файла Программа и методические указания по производственной специальной практике / Сост.: И.П. Герасименко, В.А. Дорошенко: СибГИУ. – Новокузнецк, 2004. – 19 с. (6)
(Методические материалы)

Значок файла Определение величины опрокидывающего момента кон-вертера (6)
(Методические материалы)

Значок файла Обработка экспериментальных данных при многократном измерении с обеспечением требуемой точности. Метод. указ. к лабораторной работе по дисциплине «Метрология, стандартизация и сертификация» / Сост.: В.А. Дорошенко, И.П. Герасименко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2004. – 20 с. (9)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания по дипломному и курсовому проектированию к расчету материального баланса кислородно-конвертерной плавки при переделе фосфористого чугуна с промежуточным удалением шлака / Сост.: В.А._Дорошенко, И.П _Герасименко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2003. – с. (10)
(Методические материалы)


Заказ научной авторской работы

Этнополитический конфликт: основные теоретические концепции

Рассмотрев в предыдущем параграфе основные точки зрения на феномен
этничности и выявив наиболее перспективные подходы для нашего
дальнейшего исследования, во втором параграфе основной задачей является
анализ теоретических моделей этнополитического конфликта, выявление
86 Levi-Strauss C. La pensee sauvage. Paris, 1962.
44
модели, наиболее продуктивной для описания этнополитического конфликта,
возникшего в Чечне в 1990 годах ХХ столетия.
В отечественной и зарубежной литературе существует достаточно широкий
выбор в определении этнического конфликта: «Даже беглый взгляд на
заголовки статей и монографий предоставляет нам редкое изобилие названий,
которые используются для обозначения конфликтности в этнических
отношениях, в зависимости от приводимой аргументации, а в некоторых
случаях - и от фантазии автора: этнические, этнонациональные, межэтнические,
этносоциальные, этноэкономические, ирредентистские, сепаратистские,
сецессионные, межклановые, национальные, межнациональные и, наконец,
этнополитические конфликты»87. Если попытаться обобщить перечисленные
определения, то общее в них одно - наличие этнического фактора или
признаков, которые могут восприниматься в качестве этнических, и этот
этнический фактор значит столь много в рассматриваемых конфликтах, что
всякая иная идентификация человека: социально-профессиональная,
политическая, региональная или имущественная - отходит на второй план:
«Конфликт этнический – форма социального, межгруппового конфликта, при
котором противоречия между людьми возникают и обостряются на базе их
этнических (языково – культурно - бытовых) различий или приобретают вид
таковых»88.
Среди классических подходов в западной конфликтологии существуют две
основные точки зрения на конфликт как таковой. Одни исследователи считают,
что социальные конфликты несут угрозу, опасность распада общества. У других
ученых иная точка зрения: так, социолог структурно-функционального
87 Барбашин М.Ю. К понятию этнополитического конфликта // Южнороссийское обозрение.
Вып. 6. Ксенофобия на юге России: сепаратизм, конфликты и пути их преодоления. – Ростов
– на - Дону. 2002. С.194.
88 Этнологический словарь. Вып.1. Этнос. Нация. Общество, / Козлов В.И. (науч. ред). – М.,
1996. - С.64.
45
направления Льюис Козер пишет: «Конфликт препятствует окостенению
социальных систем, вызывая стремление к обновлению и творчеству»89. Другой
немецкий социолог Р. Дарендорф утверждает, что конфликты незаменимы как
фактор всеобщего процесса социального изменения. Р. Дарендорф считает, что
концепция общества, принадлежащего гражданам, общества свободного,
открытого и демократического, не кладет конец конфликтам, не решает в
абстрактном плане всех проблем и противоречий развития. Роль этничности,
как значительного фактора неизбежности конфликта, подчеркивает
Н.П. Нотасюк: «Социальный конфликт приобретает свойства этнического,
когда его субъектами становятся группы людей, отождествляющих себя по
этническим характеристикам… Этническая общность определяет сущность и
динамику конфликта, этнические различия сознательно или неосознанно
используются для того, чтобы охарактеризовать противостоящих действующих
лиц в конфликте»90. Понятие «этнополитика» предполагает этническую группу,
имеющую определенные политические цели. Американский исследователь П.
Ван ден Берге считает, что главное в этнополитике - взаимоотношения
государства с этническими группами, где главной проблемой считается вопрос
о власти: «Таким образом, этническая политика является приложением власти,
особенно государственной власти, к группам, определенным и
дифференцируемым этнически или антропологически (по расовым
признакам)»91.
В 1990-х годах наметилась тенденция к выработке и закреплению
российских конфликтологических подходов, которые, имеют скорее
прикладную направленность и включены в современные политические
процессы. Это несколько отличает отечественную конфликтологию от западной
89 Цит. по: Санистебан Л. С. Основы политической науки. - Москва, 1992. - С. 106-107.
90 Натасюк Н.П. Геополитические факторы возникновения и развития этнических конфликтов
(на примере Приднестровья) : Автореф. дисс. канд. полит. наук. – СПб., 1994. - С.10.
46
социологии конфликта, имеющей преимущественно теоретическую
направленность. В отечественной науке преобладал, (в силу ее прикладного
характера), конструктивистский подход к оценке этнополитических
конфликтов. В соответствии с данным подходом, именно установки
политических кругов, направленные на мобилизацию национального сознания и
преследующие узко политические цели, определяют поведение конфликтующих
сторон. По словам В. Тишкова, именно элиты, а не «массы» «склонны и
способны вызывать вражду, организовывать противостояния и вовлекать
«массы» в насильственные действия с разрушительными для них
последствиями»92. Подобной позиции придерживается и А.Г. Здравомыслов,
который вычленяет потребности, интересы, ценности и нормы в качестве
интегральной методологической базы для объяснения конфликтов. В вопросе об
этнополитических конфликтах он придерживается той точки зрения, согласно
которой этносы как таковые не являются самостоятельными субъектами
исторического или политического действия. В качестве такого рода субъектов
выступают элитные группы, претендующие на участие во власти и
формулирующие содержание национальных интересов93. Поэтому
А.Г. Здравомыслов делает заключение о доминирующей роли политики в
национально-этнических конфликтах и подчеркивает, что развитие этих
конфликтов не может быть объяснено только с помощью концепции
определяющей роли экономических факторов и интересов. Отсюда, в частности,
следует, что динамика межнациональных конфликтов зависит от того,
насколько сильны притязания на власть новых элит, выросших в рамках старых
структур, отторгнутых как от участия во власти, так и от культурного
самоопределения соответствующих национальных общностей.
91 Цит. по: Котанджян Г.С. Этнополитология консенсуса-конфликта. - М., 1992. -С. 15.
92 Тишков В.А. Социальное и национальное в историко-антропологической перспективе //
Вопросы философии. 1990.- №12.- С.15.
47
По нашему мнению политико-идеологическая и пропагандистская
деятельность элитных групп, при всей своей значимости, все же не является
основным источником возникновения этнополитического конфликта, так же как
одно лишь наличие узко групповых интересов не является достаточным
условием для его развития. Следует, на наш взгляд, согласиться с
высказыванием Э. Геллнера, который, касаясь проблемы преодоления
национальных конфликтов в современном мире, отмечал: «Необходим
реалистический взгляд на вещи. Призыв к культурной («этнической»)
идентичности – не результат заблуждения, которое изобрели заумные
романтики, распространяют безответственные экстремисты и используют в
своих эгоистических интересах привилегированные классы с целью одурманить
массы и отвлечь их от реальных проблем. Этот призыв обусловлен реалиями
современной жизни и его нельзя просто сбросить со счетов, проповедуя
всеобщее братство или сажая в тюрьму экстремистов»94.
В этой связи более предпочтительной представляется позиция
Е.И. Степанова. В 1996 году вышла его книга «Конфликтология переходного
периода: методологические, теоретические и технологические проблемы»95, в
которой рассматривается процесс формирования конфликтологии как научной
дисциплины в связи с политическими и экономическими изменениями в
посттоталитарном обществе. Возникновение социальных конфликтов
Е.И. Степанов объясняет обострением борьбы «за статус и ресурсы, права и
влияние самых разных социальных субъектов: республик (с центром и между
собой), регионов и отраслей, предпринимателей и трудовых коллективов,
профсоюзов, партий и общественных движений, крупных и малых
93 См.: Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М.: Аспект-пресс, 1996. - С.196.
94 Геллнер Э. От родства к этничности // Цивилизации. Вып.4, М., 1997. С.101-102.
48
национальных общностей, социальных групп и личностей»96. При этом
наиболее радикальными конфликтами Е.И. Степанов считает межэтнические
конфликты. Эффективное исследование этнополитических конфликтов на
современном этапе, по мысли автора, возможно лишь отказавшись от
марксистского подхода к проблеме национализма как временного
формационного фактора. К числу факторов вызывающих обострение
межнациональных отношений Е.И. Степанов относит экономические, политико-
правовые, идеологические, социокультурные, и отмечает так же, что
этнополитические конфликты, как и другие аномалии в социальных порядках,
обычно развиваются при относительном улучшении социально-экономической
ситуации, когда ожидания опережают реальность. Схема развития
этнополитического конфликта выглядит у него следующим образом: 1)
ухудшение социально-экономического положения региона; 2) возникновение и
распространения мнения о несправедливом распространении ресурсов; 3)
обострение на этой почве межэтнических противоречий; 4) активизация
национальных элит, формирующих этнополитические программы; 5)
конфликт97. В этих условиях основная задача этноконфликтологической
экспертизы, по его мнению, сводится к «налаживанию в межнациональных
отношениях конфликтологического мониторинга и менеджмента, как
действенных инструментов, позволяющих фиксировать зарождение
конфликтных ситуаций, выявлять их «болевые точки», уровень напряженности,
динамику, характер действий конфликтующих сторон и.т. п.»98. Данная схема
показывает, что активность политических деятелей является в значительной
95 См.: Степанов Е.И. Конфликтология переходного периода: методологические,
теоретические, технологические проблемы / Центр конфликтологии Института социологии
РАН. М., 1996.
96 Степанов Е.И. Там же. - С. 7.
97См.: Степанов Е.И. Там же. - С. 205-206.
98Степанов Е.И. Там же. - С. 213.
49
мере производной от конфликтных установок населения, которые в свою
очередь обусловлены объективными условиями развития этнических
общностей.
В этнологии достаточно распространена точка зрения, согласно которой
актуализация этничности в том или ином сообществе является ответом на
эволюционные и трансформационные этнические процессы: «Первые
выражаются в значительном изменении любого из элементов этноса, прежде
всего языка и культуры. Например, возникновение явлений двуязычия и
языковой ассимиляции, заимствование иноэтнических и интернациональных
элементов материальной и духовной культуры и т.п. К эволюционным
этническим процессам относятся также существенные изменения социальной
(классово-профессиональной) структуры этносов (например, в ходе
индустриализации и урбанизации), изменения демографической структуры и
т.д. К трансформационным этническим процессам относятся такие изменения
этнических элементов, которые ведут к перемене этнической
принадлежности»99. Т.е. рост этнического самосознания по мере усвоения
универсалистских технологий и ценностей следует рассматривать как
закономерную реакцию этнокультурного самосохранения. В таком случае
этнополитическая мобилизация северокавказских народов также является
реакцией на распространение крайне идеологизированной советской культуры и
политику жесткого административного контроля. Задействованные при этом
механизмы культурной и политической самоорганизации этнических сообществ
препятствовали их растворению в общем этнорегиональном массиве. Однако,
нам представляется, что при ближайшем рассмотрении данный подход не
вполне приемлем для интерпретации этнополитических конфликтов в
северокавказском регионе и в частности конфликта в Чеченской Республике,
99 Краткий этнологический словарь. Москва: фонд “Социальный мониторинг”, 1995.- С. 59.
50
поскольку реальная этническая самоорганизация, имеющая опору в массовом
сознании, стала возможной лишь после ликвидации тоталитарного режима,
когда и происходило складывание разнообразных форм этнического
самоопределения, претендующих на суверенитет и государственный статус.
Можно сказать, что «реакция самосохранения» также не является тем
механизмом, которому подчиняется развитие этнополитических конфликтов.
Вопрос о соотношении понятий «этнический» и «этнополитический
конфликт» тесно связан с проблемой классификации этнических конфликтов.
«Этнический конфликт всегда представляет собой явление политическое, ибо,
даже если инициаторы перемен стремятся к изменению ситуации только в
культурно-языковой или различия в существующих подходах, как справедливо
замечают отдельные профессиональные конфликтологи, сводятся к двум
моментам: а) следует или нет считать противоречия, не сопровождаемые
открытой борьбой, формой конфликта; б) какие формы противоречий включить
в концептуальное определение социального конфликта»100. Выбор между этими
подходами методологически означает выбор разных критериев определения
содержания понятия «конфликт», а через него - раскрытие сути самого явления.
Классификаций на разной основе предложено достаточно много, как
отечественными специалистами, так и зарубежными. Это обстоятельство
позволило даже предложить типологию классификаций. Так, В.А. Авксентьев
выделяет классификации этнических конфликтов по сферам общественной
жизни, по предметам или объектам, по субъектам носителям101. В.В. Амелин
также отмечает, что «в основе любого конфликта лежат как объективные, так и
субъективные противоречия. А также ситуация, включающая либо
противоречивые позиции сторон по какой-либо проблеме, либо
100 См.: Степанов Е.И. Методология анализа социальных конфликтов. Социальные
конфликты в современной России. - М., 1999. - С.41.
51
противоположные цели, методы или средства их достижения в данных
обстоятельствах, либо несовпадение интересов оппонентов»102. Что касается
вопроса соотношения понятий этнический и этнополитический конфликт, то
большинство специалистов трактует первое понятие как более широкое.
По мнению А.А. Празаускаса, в этнополитическом конфликте одной из
сторон чаще всего выступает государство, которое далеко не во всех случаях
выражает сугубо этнические интересы доминирующего большинства103. В его
версии классификация этнических конфликтов должна базироваться на
выделении центральных сфер, за преобладание в которых идет соперничество
определенных социальных групп, принадлежащих к разным этносам. Наряду с
этнополитическими А.А. Празаускас выделяет этнокультурные и языковые
конфликты. По нашему мнению, выделение определенных целей как основы
этнических конфликтов, является лишь частным случаем аналитической работы
по их исследованию, и потому не может претендовать на статус универсальной
теории.
В противоположность данному подходу В.А. Тишков не разграничивает
понятия этнополитический и этнический конфликт, понимая под последним
«любую форму гражданского, политического или вооруженного
противоборства, в котором стороны или одна из сторон мобилизуются,
действуют или страдают по признакам этнических различий»104. В.А. Тишков
предлагает следующую трактовку этого феномена: «под ним мы имеем в виду
организованные политические действия, общественные действия, массовые
беспорядки, сепаратистские выступления и даже гражданские войны, в которых
101 См.: Авксентьев В.А. Этнические конфликты: история и типология // Социологические
исследования. – 1996. - №12.- С.43-49.
102 Амелин В.В. Вызовы мобилизованной этничности. Конфликты в истории советской и
постсоветской государственности. - М., 1997. - С.119.
103 См. Этнос и политика. – М., 2000.
104 Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. – М., 1997. С.
52
противостояние проходит по линии этнической общности. Обычно это
конфликты между меньшинством и доминирующей этнической группой,
контролирующей власть и ресурсы в государстве»105. Здесь мы опять
встречаемся с конструктивистским подходом в оценке этнополитических
конфликтов, который сводит все многообразие конфликтов к неким
универсальным причинам политического, экономического или иного характера.
Иной позиции в определении конфликтологии как науки и сущности
этнополитического конфликта придерживаются А.В. Картунов и
О.А. Маруховская: «Под этнополитической конфликтологией подразумевается
наука о сущности, причинах возникновения и роли этнополитических
конфликтов, путях и методах их прогнозирования, эффективного управления и
цивилизационного урегулирования, о механизмах и средствах обеспечения
этнополитической стабильности и безопасности. Сами же этнополитические
конфликты рассматриваются как несовпадение и/или несовместимость
ценностей, столкновений интересов и целей различных этнонациональных
общностей между собой, а также с ценностями, интересами и целями
государства и доминирующей в ней этнонации»106. Данное определение
пытается охватить почти весь спектр возможных подходов к пониманию
этнополитических конфликтов, но за описательным характером этой дефиниции
скрывается неизбежный эклектизм. В любом случае требуется либо его
избегать, либо найти достойное обоснование его необходимости.
Представляется обоснованным и такое понимание сущности
этнополитического конфликта, когда последний трактуется «как особая форма
105 Тишков В.А. Этнический конфликт в контексте обществоведческих теорий // социальные
конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения. Вып. 2. Ч.1. – М., 1992. С.
30-31.
106Картунов А.В. Маруховская О.А. Полипарадигмальный подход к изучению
этнополитических конфликтов // Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование,
технология разрешения. Вып.18: Этническая и региональная конфликтология. – Москва-
Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. – С.71.
53
социального конфликта, включающего в себя этническую мотивацию (в любом
виде: этнического превосходства, угнетения, угрозы потери этнической
идентичности) и в котором оказываются задействованными политические
институты»107. Социальные конфликты, согласно этой позиции, происходят в
результате углубления и обострения противоречий в различных сферах
общественной жизни и несвоевременного их разрешения. Конфликты могут
быть экономическими, социальными, классовыми, внешне- и
внутриполитическими, правовыми, территориальными, межнациональными,
языковыми, продовольственными, трудовыми, словом, возникнуть практически
в любой сфере жизни. Например, политические конфликты между нациями,
этническими группами охватывают весь комплекс общественных отношений,
касающихся судьбы того или иного народа108. Требование отслеживать всю
совокупность общественной жизни является, по нашему мнению, более
продуктивным для понимания этнополитических конфликтов, и более
перспективным с точки зрения социокультурного подхода.
Попытки классифицировать этнические конфликты привели к тому, что
каждый исследователь предлагает собственную картину современных
конфликтов, при этом авторы по-разному классифицируют их, предлагая
собственные наименования. Профессор Гарвардской школы права (США)
У. Юри рассматривает весь спектр межнациональных конфликтов по
следующим категориям: 1) «насильственные», т. е. вылившиеся в реальные
акции насилия; 2) «насильственные», но управляемые, т. е. поддающиеся
контролю и урегулированию; 3) «чреватые насилием», то есть готовые вот-вот
107 Савва Е.В. Этнический и этнополитический конфликт: проблемы построения
теоретической модели // Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технология
разрешения. Вып.18: Этническая и региональная конфликтология. – Москва-Ставрополь:
Изд-во СГУ, 2002. – С.106-107.
108 Овчинников В. С. Политические конфликты и кризисные ситуации // Социально-
политические науки. -1990. - № 10. - С. 58.
54
вылиться в реальные насильственные действия; 4) «потенциально
насильственные», т. е. не проявившие себя как таковые, но имеющие в глубине
своей предпосылки к насилию; 5) «ненасильственные»109. Данная
классификация, по нашему мнению, ограничивает этнические конфликты лишь
по степени силового радикализма, и потому вряд ли может охватить всю
совокупность социокультурных факторов.
Более полный вариант типологии межнациональных конфликтов
предложил Я. Этингер110:
1. Территориальные конфликты, которые тесно связанны с воссоединением
раздробленных в прошлом этносов. Их источник - внутреннее, политическое, а
нередко и вооруженное столкновение между стоящим у власти правительством
и каким-либо национально-освободительным движением
2. Конфликты, порожденные стремлением этнического меньшинства
реализовать право на самоопределение в форме создания независимого
государственного образования.
3. Конфликты, связанные с восстановлением территориальных прав
депортированных народов.
4. Конфликты, в основе которых лежат притязания того или иного
государства на часть территории соседнего государства.
5. Конфликты, источниками которых служат последствия произвольных
территориальных изменений, осуществляемых в советский период.
6. Конфликты как следствие столкновений экономических интересов, когда
за выступающими на поверхность национальными противоречиями в
действительности стоят интересы правящих политических элит.
109 Цит. по: Маценов Д.Н. Западные политологи о межнациональных отношениях в СССР //
МЭиМО. - 1991. - № 8. - С.101-112.
110 Этингер Я. Межнациональные конфликты в СНГ и международный опыт // Свободная
мысль. -1993. – №. 3. - С.89.
55
7. Конфликты, в основе которых лежат факторы исторического характера,
обусловленные традициями многолетней национально-освободительной борьбы
против метрополии.
8. Конфликты, порожденные многолетним пребыванием депортированных
народов на территориях других республик.
9. Конфликты, в которых за лингвистическими спорами (какой язык
должен быть государственным и каков должен быть статус иных языков) часто
скрываются глубокие разногласия между различными национальными
общинами.
По мнению Этингера, в «чистом виде» трудно вычленить каждый из этих
типов конфликтов, поскольку конфликты возникают в результате целого
комплекса противоречий как своего рода «допускающих» условий: этнических,
территориальных, политических, экономических, религиозных. В этом случае
предполагается целая совокупность «допускающих» условий, наличие которых
может привести к конфликту, общих и для северокавказского региона. К ним
относятся:
- сложная этническая география с границами, рассекающими места
расселения этнических общин, а также с иноэтническими островками,
расположенными на территориях, где проживают другие этнические группы;
- история взаимных обид, корнями уходящая в сталинские депортации и
автократические изменения административных границ;
- геоисторическое расположение регионов на «границах цивилизации»,
которые могут служить мощным индикатором различий, тем самым
обеспечивая высокую степень легитимации групповой мобилизации;
- обусловленное внутренними особенностями социалистического способа
производства ухудшение экономической ситуации в период после 1980-х годов,
которое резко контрастировало с растущими ожиданиями людей;
56
- административно-территориальное деление СССР, при распаде которого
существующие границы административно-территориальных единиц и стали
линиями разломов;
- псевдоинституты, т.е. те институты, которые формально составляли часть
советской системы управления, но фактически не имели ни влияния, ни
политической власти. К ним относятся, прежде всего, местные
представительные органы, парламент и советы. Как только центральная власть
начала распадаться, эти псевдоинституты в ходе конкурентного и конфликтного
процесса обрели новое содержание и реальные функции;
- утрата центром способности регулировать эти отношения означали
поиски новых форм институционального упорядочения отношений между
этническими группами, «их» (как они стали оценивать) территорией и
государством.
По нашему мнению, такого рода структурные факторы позволяют оценить
степень вероятности возникновения этнического конфликта в регионе, но они
не объясняют, почему и когда такие конфликты действительно происходят.
Структурное сходство, или аналогичные «допускающие» условия, не ведут
автоматически к эскалации конфликта. Это означает, что должны существовать
институты и процедуры, способные изменить его форму.
Согласно В.Р. Чагилову, действие механизма политизации этнической
идентичности строится на основе сложного, многоуровневого,
многофакторного и полисубъектного взаимодействия константных компонентов
системы этнической идентичности, с одной стороны, и полиструктурных
переменных факторов среды – с другой: «Взятый в процессе взаимодействия
константных компонентов системы этнической идентичности с импульсами
(переменными факторами), исходящими от среды её жизнедеятельности,
рассматриваемый механизм политизации образует временный по своему
57
характеру феномен политизированной этничности. Являясь итоговым
результатом механизма политической мобилизации, политизированная
этничность понимается как продукт структурной перестройки этнической
идентичности, её особого состояния, характеризующегося повышенной
сосредоточенностью членов этнической группы на ценностях, ориентированных
на достижение политически значимых экономических, статусно-
институциональных и социокультурных переменных социальной системы
полиэтнического общества»111. На наш взгляд, акцент на многоуровневом и
многофакторном характере этнополитического конфликта, является наиболее
адекватным с позиции социокультурного подхода. А выделение постоянных и
переменных социокультурных факторов, влияющих на динамику
этнополитических конфликтов, позволяет весьма гибко их анализировать в
зависимости от места, времени и др. составляющих. Для настоящего
исследования близкой нам представляется позиция сторонников культурно-
антропологической традиции в этнологии, которые исходят из того, что
глубинные источники конфликтов коренятся в культурных особенностях
народов, в их ценностных системах, и, следовательно, конфликт, в случае
контактов двух или более этносов, будет тем вероятнее, чем большими
являются культурные различия между ними. Американский конфликтолог
М. Росс утверждает, что «как бы ни были важны для развития конфликта
социологические моменты и разница в интересах, решающими в определении
того, как эти интересы определяются и как они защищаются, являются
психокультурные факторы, в основном и главном формируемые в раннем
историческом опыте народа»112.
111 Чагилов В.Р. Феномен политизированной этничности и конфликт в контексте процессов
глобализации / Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технология
разрешения. Вып.18: Этническая и региональная конфликтология. – Москва-Ставрополь:
Изд-во СГУ, 2002. – С.95.
112 Ross M. The Culture of Conflict. – New Haven – London, 1993. P. 2,9
58
В социобиологическом течении этноконфликтологии многие компоненты
поведения людей в этнических конфликтах рассматриваются как нормативные,
детерминированные природой человека и выявляются сходные черты с
поведением тех видов и популяций животных, которые имеют сложную
социальную организацию. Г. и Э. Элмеры отмечают: «Социобиологи не всегда
полностью соглашаются друг с другом относительно того, до какой степени
некоторые видовые черты поведения могут модифицироваться или
контролироваться культурой, но в большинстве своем склонны считать, что
существует определенная генетическая основа для почти универсальных черт
человеческого поведения, таких, как внутригрупповая идентификация,
межгрупповой конфликт, ксенофобия, … этноцентризм»113. Биологизм в
этнологии и антропологии, по нашему мнению, имеет право на существование,
но в современных условиях он не может учитывать всю сложность
социокультурной ситуации жизнедеятельности этнического сообщества.
Структурные концепции этнического конфликта сосредотачиваются на
результатах переговорного процесса, на потерях и выигрышах сторон, на
формировании общих интересов и целей. «В данном случае не столь важно,
какова природа этнических отношений и этнических конфликтов; значимым
является тот факт, что этнические конфликты рассматриваются не как
интеллектуальный конструкт или как механизм для достижения внеэтнических
целей, а как реальность, коренящаяся в самой сущности человека и социума»114.
Схожую позицию занимает и эволюционистская традиция в
этноконфликтологии, которая считает, что причины этнических конфликтов
коренятся в постоянно меняющейся этнической стратификации общества. К
этой традиции относятся сторонники статусных концепций этнического
113 Elmer G., Elmer E. – Ethnic Conflicts Abroad: clues to American future? - Monterey, VA, 1988.
P. 10.
59
конфликта. «Соревнование и соперничество могут привести как к этнической
стратификации, так и к конфликту, а конфликт либо изменит, либо сохранит
систему этнической стратификации. Этническое соперничество, конкуренция
конфликт и стратификация – динамичные, подверженные изменениям вместе с
изменением общества явления»115. Статусные конфликты это не только
конфликты, связанные с интересами каких-либо этнических образований, а это
конфликты, в основе которых лежат требования расширения административно-
управленческих полномочий в том или ином регионе. Статус этнической
группы, по нашему мнению, может выступить только в качестве одного из
конфликтогенных факторов, в условиях изменения в этнической иерархии
общества, когда возникают наилучшие условия для межгруппового сравнения,
этнической мобилизации, формирования массовых эмоциональных состояний.
Сведение конфликтогенных факторов только к социальным условиям, по
нашему мнению, также является редукционистской позицией, и не отвечает
требованию социокультурной методологии учитывать множество иных
параметров при анализе этнополитических конфликтов.
Американская исследовательница этнорасового конфликта Э. Бонасич
утверждает: «В то время как слишком много риторики по поводу этнического
антагонизма концентрируется на этничности и расе, он в действительности по
широкому счету (хотя и не всецело) есть выражение классового конфликта»116.
Данная методологическая позиция получила название «реалистическая», т.е.
интерпретирующая любые конфликты как борьбу за ресурсы и власть. «В
области этнологии реалистические концепции трактуют этничность в качестве
удобного инструмента для достижения общезначимых целей. Поскольку власть
и богатство могут быть достоянием относительно небольшой группы людей
114 Авксентьев В.А. Этнические конфликты: история и типология // Социологические
исследования. – 1996. - №12.- С.43-49.
115 Hraba J. American Ethnicity. – Itasca, III., 1994. P. 95.
60
(элиты), которая самостоятельно зачастую неспособна выдержать
изнурительную борьбу за свои собственные интересы, «элита» мобилизует
«неэлитные» массы для борьбы за эти интересы»117. Инструментом такой
мобилизации, по мнению сторонников этих взглядов, является этничность,
позволяющая представить дело таким образом, что массы борются «за правое
дело», за честь и достоинство своего народа, за земли, память предков и т.д., а
отнюдь не за корыстные, а нередко откровенно гедонистические интересы
элиты. Этих же взглядов придерживается и Г. Голборн: «этничность все чаще
используется как общая, имеющаяся в достатке и универсально приемлемая
валюта, когда группы или отдельные люди борются за ограниченные, конечные
ресурсы. В то время как предметом этнического конфликта всегда являются
конкретные и ощутимые материальные ресурсы, то в случае, если конфликт
принимает неограниченный характер, его изначальное происхождение почти
всегда исчезает из поля зрения»118. Наиболее радикально выразил данную
позиция Я. Рёзель: «нет ничего предопределенного в этнических конфликтах.
Они не происходят из некой первобытной структуры этнических групп. Как
предполагает мое описание эскалации конфликтной напряженности, … всегда
имеются те, кто оказался от этого в политическом выигрыше – этнические
антрепренеры, идеологи и военные предводители – которые эксплуатируют
подобные возможности, являющиеся следствием политических провалов и
политических ошибок. Если мы будем смотреть на этнические конфликты не
как на трагическое противостояние между первобытными группами, а как на
результаты плохой политики, мы, по крайней мере, сможем определить им
116 Цит. по.: Horowitz D. Ethnic Groups in Conflict. P.106.
117 Авксентьев В.А. Этническая конфликтология: в поисках научной парадигмы. –
Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. – С.111.
118 Goulbourn H. Ethnic Mobilization, War and Mutli-Culturalism // War and Ethnicity: Giobal
Connections and Local Violence. P.167.
61
место в сфере политической реальности и, таким образом, признать, что они
могут быть предотвращены, управляемы и обсуждаемы на переговорах»119.
В.А. Авксентьев отмечает по поводу «реалистических» концепций: «Во
многом невозможно, да и нет смысла, искать контраргументы против такой
постановки вопроса, ибо проблема манипуляции историческим сознанием
хорошо известна любому, кто анализирует этнические конфликты. Вопрос
заключается в том, имеют ли сегодня этнические проблемы и конфликты свою
предысторию, возникли ли они исключительно как результат современного
этапа развития общества и его региональных подсистем или все же в основе
многих из этих конфликтов, по крайней мере частично, лежат нерешенные в
прошлом проблемы, имеющие под собой объективную почву, а не созданные и
раздутые антрепренерские страхи и переживания»120. Тем не менее,
«реалистическая» школа обладает определенным эвристическим потенциалом,
который необходимо использовать для анализа процесса этнополитических
конфликтов, поскольку указанные ими феномены являются составной частью
широкого социокультурного поля, в котором осуществляется динамика
конфликта.
Под влиянием структурной лингвистики Б. Уорфа ряд исследователей
этнического конфликта обратился от изучения социальных институтов и
структур их взаимодействий к анализу представлений, знаний об окружении
членов определенного общества, а также форм лексической организации такого
знания. Это направление носит название «этнонауки». Ее немногочисленные
сторонники видят цель своей работы в том, «чтобы лучше понять, каким
образом население воспринимает свою окружающую среду и как оно
119 Rosel J. Nationalism and Ethnicity: Ethnic Nationalism and the Regulation of Ethnic Conflict //
War and Ethnicity: Global Connections and Local Violence.P.167.
120 Авксентьев В.А. Указ. соч. – С.115.
62
организует подобное восприятие в лексиконе»121. Житейские представления не
только отражают, но и формируют некое «реальное» социально-культурное
многообразие жизненных миров и типов повседневной жизни: «действующие,
будь то индивиды или группы, поступают так или иначе в соответствии с
определенной ситуацией… В той мере, в какой культура и организация
сформировала ситуацию, в которой человек действует, и в той мере, в какой они
обеспечили фиксированный набор символов, которые люди используют для
интерпретации их ситуаций, они являются составляющей тех сил, которые
формируют человеческое поведение»122. О цели этнометодологии сказал
Г. Фрейк: «Этнограф не может быть удовлетворен всего лишь фиксацией
компонент культурных экосистем в категориях западной науки. Он должен
также описать окружающую среду таким образом, как ее воспринимает
население, и используя понятия, употребляемые эти населением», выявить
правила, «по которым информаторы характеризуют окружающую среду и в
соответствии с которыми принимают поведенческие решения»123. В рамках
этого направления развиваются специальные методы сбора и анализа
информации о том, как представители определенной культуры воспринимают
окружающую среду, как они взаимодействуют друг с другом. Таким образом,
принято

     Ниже Вы можете заказать выполнение научной работы. Располагая значительным штатом авторов в технических и гуманитарных областях наук, мы подберем Вам профессионального специалиста, который выполнит работу грамотно и в срок.


* поля отмеченные звёздочкой, обязательны для заполнения!

Тема работы:*
Вид работы:
контрольная
реферат
отчет по практике
курсовая
диплом
магистерская диссертация
кандидатская диссертация
докторская диссертация
другое

Дата выполнения:*
Комментарии к заказу:
Ваше имя:*
Ваш Е-mail (указывайте очень внимательно):*
Ваш телефон (с кодом города):

Впишите проверочный код:*    
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров