Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Обработка экспериментальных данных при многократном измерении с обеспечением требуемой точности. Метод. указ. к лабораторной работе по дисциплине «Метрология, стандартизация и сертификация» / Сост.: В.А. Дорошенко, И.П. Герасименко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2004. – 20 с. (8)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания по дипломному и курсовому проектированию к расчету материального баланса кислородно-конвертерной плавки при переделе фосфористого чугуна с промежуточным удалением шлака / Сост.: В.А._Дорошенко, И.П _Герасименко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2003. – с. (8)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания по дипломному проектированию к расчету оборудования кислородно-конвертерного цеха / Сост.: И.П. Герасименко, В.А. Дорошенко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2003. – 14 с. (9)
(Методические материалы)

Значок файла Исследование особенностей гидродинамики конвертерной ванны: Метод. указ. / Сост. Е.В. Протопопов, Н.А. Чернышева: СибГИУ. – Новокузнецк, 2003. – 16 с., 4 ил (8)
(Методические материалы)

Значок файла Изучение особенностей прокатки сортовых профилей. Метод. указ. / Сост.: А.Р. Фастыковский, В.Н. Кадыков, В.М. Нефедов: СибГИУ. – Новокузнецк, 2004. – 18 с (7)
(Методические материалы)

Значок файла ХИМИЯ ДЛЯ СТУДЕНТОВ ЗАОЧНОГО ФАКУЛЬТЕТА Методические рекомендации, программа и контрольные задания для студентов заочного факультета (8)
(Методические материалы)

Значок файла Задания для пятнадцатиминутных опросов на практических и лабораторных работах: /Сост.: Ж.М.Шулина, О.Р.Глухова: ГОУ ВПО «СибГИУ».-Новокузнецк, 2003 (8)
(Методические материалы)


Заказ научной авторской работы

Конституционально-континуальная изменчивость личности как проблема психического и психологического здоровья в подростковом возрасте

 

Актуальной проблемой современной психологии и смежных с ней
дисциплин является изучение конституционально-типологических
психологических, личностных, характерологических особенностей человека,
относящегося к диапазону нормы, и его дифференциальных отличий от
конституционально-типологической аномальной изменчивости (Б.М.Теплов,
1961; Б.Г.Ананьев, 1967; В.М.Русалов, 1979; Б.Ф.Ломов, 1984). В связи с
этим развитие диапазона изменчивости конституциональных
психотипологических основ личности, ее различий и общностей вызывает
бурную полемику в современной психологической науке.
Психологическая и психиатрическая практика, наблюдения ведущих
ученых, серия научных исследований подтвердили, что существуют
«переходы» от конституциональных проявлений в рамках нормы к
вариационной личностно-типологической изменчивости в рамках
патологической конституции (П.Б.Ганнушкин, 1998; О.В.Кербиков, 1971;
Г.К.Ушаков, 1987; Э. Кречмер, 1953).
Современные научные представления о деалектике постоянства
(стабильности, устойчивости, неизменности) и изменчивости (подвижности,
текучести) личности и ее свойств подвергались существенному изменению,
подтвредив предположения о вероятности конституциональной
изменчивости не только личности, но и высшей нервной деятельности как со
стороны отечественных (Б.М.Теплов, 1961; В.Д.Небылицын, 1976 и др.), так
и зарубежных исследователей конца XIX, начала XX века (К. Шайн,
Д.Пархэм, 1976; И.С.Кон, 1989 и др.).
Структура личности включает структуру индивида в виде наиболее
общих и актуальных для жизнедеятельности, поведения комплексов
органических свойств. Комплекс коррелируемых свойств индивида
(возрастно-половых, нейродинамических, коснтитуционально-
37
биохимических) входит в структуру личности, объединяясь с ней, составляя
основу ее способностей. Следовательно, свойства индивида и свойства
личности объединяются и формируют индивидуально-типологический
психотип.
Для обозначения совокупности устойчивых, врожденных или
приобретенных признаков используют понятие конституции (Б.Д.Никитюк,
1998). Конституция – это совокупность всех морфологических,
физиологических и психических особенностей организма, обусловленных в
своем развитии действием общих генетических факторов. В связи с этим
генотип – это сумма полученного зиготой наследственного материала
предков. В зависимости от внешних условий, воздействующих на генотип, он
может проявляться различными фенотипами. Пределы фенотипической
изменчивости организма называют «нормой реакции». При этом любой
признак является результатом взаимодействия наследственности и среды
одни с более широкой нормой реакции, другии – с более узкой
(Б.Д.Никитюк, Н.А.Корнетов, 1998). Таким образом, общая конституция
представляет собой весь динамический генотип в действии, а в основе
частных конституций лежат наборы определенных генов.
В.М.Русалов (1979) указывал на два класса частных конституций
человека – морфологические и функциональные. Нейродинамическая
конституция представляет собой связующее звено между биологическими
подсистемами и психодинамическими свойствами личности. Исследования
И.П.Павлова, А.Г.Иванова-Смоленского, Б.М.Теплова, В.Д.Небылицына,
В.Н.Русалова, В.С.Мерлина позволили обосновать то, что именно
нейрофизиологические свойства играют решающую роль в опрЕделении
психодинамических свойств человека (темперамент, общие способности,
сензитивность).
Следовательно, личность и ее конституция органически взаимосвязаны
друг с другом, дополняют друг друга духовными и телесными
особенностями. Вместе с тем от того, как будет происходить взаимодействие
38
между конституционально-биологическими основами личности и внешней
средой обитания, зависит вероятностная «конституционально-
типологическая изменчивость» – или позитивный дрейф в сторону диапазона
нормы или негативный дрейф в сторону диапазона патологической
конституции.
Роль внешних воздействий в реализации наследственных признаков в
процессе онтогенеза изучалась П.Г.Светловым (цит. по Г.Е.Сухаревой, 1974).
Отмечается, что онтогенез представляет собой в основном осуществление
наследственных потенций, но было бы совершенно неправильным считать
его автономным и спонтанным процессом. Генотип, по мнению
П.Г.Светлова, не автономный «пульт управления» актами дифференциации
клетки. Наследственный аппарат не только играет роль источника
информации, но и сам является преемником сигналов извне, прежде всего из
цитоплазмы.
Концепция Л.С.Рубинштейна о психическом как «живом процессе» или
«психического как процесса», получившая развитие в трудах
А.В.Брушлинского (1994), является методологической основой понимания и
исследования преемственности и непрерывности (континуальности) психики
в целом и любого ее традиционно выделяемого компонента. Психическое как
процесс, становление которого происходит на протяжении всей жизни
индивида, представляет собой важнейшую психологическую реальность, из
которой формируются все психические явления (чувства, мотивы,
установки), функции, состояния, личностные, психические свойства
(характер и способности), превращающиеся в последующем в продукты
этого процесса (личностно-характерологическую и поведенческую
структуры), которые включаются в дальнейшее формирование и развитие как
его существенное внутреннее условие.
Поэтому конституционально-биологические основы личности следует
считать тем внутренним фактором, тем внутренним условием, без которого
невозможно формирование психического как «живого процесса».
39
Проблему континуума личностной изменчивости вслед за
утонченными клиницистами и учеными Г.К.Ушаковым и А.Е.Личко в 1988
году продолжил профессиональный психолог Б.С.Братусь. Автор рассмотрел
вопрос о дифференциации психологической нормы и патологии как
проблему аномалии развития личности в философско-мировоззренческом,
общепсихологическом и конкретно-прикладном аспектах, справедливо
возведя аномалию личности до уровня важнейшей в клинической психологии
проблемы, исследуя внутренние механизмы, благодаря которым возможны
девиации за пределы диапазона нормы. Было убедительно показано, что при
формировании аномалий личности (на примере больных эпилепсией,
алкоголизмом) действуют в основном единые психологические механизмы,
общие для протекания и нормальной и патологической психической жизни.
Это положение необычайно важно для понимания принципов
функционирования единой психики. В процессе психического развития и
функционирования как в диапазоне психологической нормы, так и за ее
границами, патология формируется не из-за того, что параллельно
сосуществуют “нормальные” и “аномальные” механизмы, а из-за того, что
“общие психологические механизмы начинают извращаться, функционируя в
особых, экстремальных, пагубных для них условиях”. Автор справедливо
утверждает, что проблема аномалий личности до сих пор не введена в общий
психологический контекст, что не соответствует логике развития
современной психологии и клинической психологии в частности. Им была
сформулирована принципиальная гипотеза об уровнях и параметрах
психического здоровья, о том, что “психическое здоровье, будучи
многоуровневым, может страдать на одних уровнях, при относительной
сохранности других”.
Природная конституциональная изменчивость в рамках
психологической и психической нормы с выделением крайних вариантов
нормы-акцентуаций характера впервые была продемонстрирована А.Е.Личко
(1983).
40
Согласно определению акцентуаций характера как крайних вариантов
нормы, а не зачатках патологии А.Е.Личко, представителей и последователей
его школы (Ю.В.Попов, А.А.Александров, Э.Г.Эйдемиллер, Н.Я.Иванов,
С.Д.Озерецковский и др.) крайность характерологической нормы
“сказывается в усилении, акцентуации отдельных черт”. Большинство
исследователей считают, что акцентуированные черты характера “могут
проявляться не везде и не всегда”. Такие черты достаточно сложно
обнаружить в обычной жизни, поскольку они могут “обнаруживаться только
в определенных условиях”. Если психическая травма, не зависимо от ее
содержания и степени тяжести, адресуется к “месту наименьшего
сопротивления” в характере конкретного психотипа, если эта травма
предъявляет повышенные, специфические требования к “месту наименьшего
сопротивления”, то мы можем наблюдать неадекватную личностную
реакцию и нарушение социальной адаптации. В случае, если психическая
травма, даже тяжелая, не адресована к “месту наименьшего сопротивления” в
структуре психотипа и не предъявляет повышенных требований к нему, то
реакции личности будут адекватными с признаками удовлетворительной
социальной адаптации.
Близких взглядов придерживался М.О.Гуревич (1924), который писал о
“психогенных изменениях характера”. “Чрезмерное накопление вредных
психогенных факторов может, по-видимому, расшатать и нормальную
психику, особенно, если эти факторы ударяют по чувствительному месту в
психике, имеют особое значение в жизни данной личности”.
А.Е.Личко подчеркивает, что особенности характера у акцентуантов “
либо вообще не препятствуют удовлетворительной социальной адаптации,
либо ее нарушения бывают преходящими”. С другой стороны, определить
отклонения характера при психопатиях и акцентуациях возможно лишь
косвенно по независящим от этих отклонений показателям. С точки зрения
А.Е.Личко и А.А.Александрова, такими показателями могут служить:
41
1) тяжесть, продолжительность и частота декомпенсаций, фаз,
психогенных реакций и, что особенно важно, соответствие их силе и
характеру вызвавших факторов;
2) степень тяжести крайних форм нарушения поведения;
3) оцениваемая “в длиннике” степень социальной (трудовой, семейной)
дезадаптации);
4) степень правильности самооценки особенностей своего характера,
критичности к своему поведению.
“Лишь совокупная оценка по всем критериям” может являться основой
разграничений психопатий и акцентуаций, а значение каждого из критериев
будет различным в зависимости от типа психопатии и акцентуации.
Многочисленные исследователи подчеркивали, что акцентуация
характера не является психиатрическим диагнозом, а указывает на
преморбидный фон, на основе которого развиваются патологические
нарушения поведения, реактивные состояния, неврозы, острые аффективные
реакции, позволяющие сформулировать психиатрический диагноз. Однако,
как подчеркивает А.Е.Личко (1977), “в подавляющем большинстве случаев
акцентуаций дело до этого не доходит”. И это связано со следующим.
Были выделены две степени акцентуаций, явная, характеризующаяся
наличием выраженных черт определенного характера, что не препятствует
удовлетворительной адаптации и не мешает занимать положение,
соответствующее способностям и возможностям подростка. Преходящая
социальная дезадаптация и патологические нарушения поведения
формируются лишь в случае актульных психотравм, содержание которых
конгруэнтно психотипу подростка. Представители подростковой среды с
явно выраженными акцентуированными чертами достаточно легко
выделяются среди сверстников при непродолжительном наблюдении.
Вероятнее всего, местом расположения представителей явных акцентуаций в
конституциональном личностном континууме является граница со
следующим диапазоном аномальной личностной изменчивости, в котором и
42
обнаруживаются вполне определенные признаки аномального поведения и
аномальных личностных реакций. Таким диапазоном в конституционально-
типологическом личностном континууме должен быть вероятностный
диапазон аномальной личностной изменчивости.
Скрытая акцентуация определяется лишь в условиях ситуаций и
психотравм, предъявляющих повышенные требования к месту наименьшего
сопротивления конкретного психотипа. Иные психотравмы могут не выявить
особенности характера. В тривиальных условиях черты определенного типа
характера проявляются слабо или не проявляются вообще. Наблюдение за
подростком, знакомство с его биографией также не приносит желаемых
результатов о типе характера. Можно предположить, что представители
скрытой акцентуации располагаются в пространстве психологической и
психической нормы ближе к средней полосе нормы.
Следовательно, клинические наблюдения А.Е.Личко позволили
выделить две степени акцентуаций, которые отчетливо свидетельствуют о
вероятностной личностно-типологической конституциональной
изменчивости. Скрытая акцентуация - это крайний вариант нормы, в то время
как явная акцентуация располагается за пределами нормы, поскольку именно
представители явно выраженных акцентуантов склонны к демонстрации
аномального личностно-характерологического реагирования.
С точки зрения Г.К.Ушакова (1978), именно аномальные реакции
представляют собой “ранний элемент начинающейся аномалии
индивидуальности”. При этом качество индивидуальной реакции зависит от
генотипа и фенотипа. Количественная и качественная палитра реагирования
всегда адекватна раздражителю. И лишь в переходных состояниях от
здоровья к болезни мы наблюдаем изменения количественного и
качественного диапазона реакций в ответ на действия внешних
раздражителей в виде неадекватности реакций, силе и содержанию внешних
факторов (психотравмы, стрессовые ситуации).
43
О “переходных степенях между психопатией и нормальным
состоянием” упоминал В.М.Бехтерев (1886), подчеркивая, что
“психопатическое состояние может быть выражено в столь слабой степени,
что при обычных условиях оно не проявляется”. Следовательно,
В,М.Бехтерев допускал наличие качественно иного личностно-
характерологического состояния., которое нельзя было отнестИ ни к
диапазону нормы, ни к диапазону психопатий.
Отечественные психологи О.А.Ахвердова (1998) и И.В.Боев (1999) в
своих исследованиях доказали, что вероятностный диапазон аномальной
личностной изменчивости и представляет собой промежуток в
конституцИоанльно-континуальном пространстве между акцентуациями и
психопатиями.
Предположение этих авторов подтверждается описаниями
П.Б.Ганнушкина (1933) латентных психопатов и Г.К.Ушакова (1973) крайних
вариантов нормального характера, О.В.Кербикова (1971) – краевых
психопатий.
Таким образом, в научной литературе отчетливо прослеживаются
вопросы дифференциальной диагностики патологических и
непатологических девиаций личности, стремление четкого отграничения
понятий психопатий от акцентуаций. При этом учитывается то, что в случае
непатологических девиаций при адекватной психологической и
психотерапевтической помощи чаще наблюдается возврат к поведенческой
норме, подчеркивающий тем самым возможность компенсаций патогенных
микросоциальных условий в развитии девиации у личности, относящейся к
психологической и психической норме. Если же наблюдаются
патологические личностные девиации, то чаще можно отметить
формирование развития личности как краевой формы психопатии
(О.В.Кербиков, 1971).
В рамках концепции “предболезни” ряд авторов рассматривают
стадию дисфункций, как дезадаптацию, как одно из промежуточных
44
состояний здоровья человека также как и личности в континууме от нормы
до патологии (Р.М.Баевский, 1979; Н.К.Смирнов, 1981; С.Б.Семичев, 1981).
При этом “предболезненные состояния сохраняют статус здоровья, несмотря
на то, что отягощены патосом” (С.Б.Семичев, 1981, с. 200). Такие состояния
характеризуются повышенной готовностью организма к возникновению того
или иного заболевания, формирующегося под влиянием различных
неблагоприятных факторов как экзогенного, так и эндогенного ряда
(В.В.Ковалев, 1985).
Необходимо отметить, что переходные формы между здоровьем и
болезнью выделяют большинство авторов: непатологические невротические
проявления (Ю.А.Александровский, 1976), субклинические формы
реагирования (М.П.Будовский, 1977), синдром психоэмоционального
напряжения (Ц.П.Короленко, 1978), пронозологические патологические
реакции (В.Д.Жирнов, 1978), нервно-психическая неустойчивость
(Л.И.Спивак, В.И.Барабаш, Д.М.Малинский, 1979), аномальные личностные
реакции (Г.В.Рыжиков, 1980), донозологические расстройства
(С.В.Запускалов, В.Г.Морогин, 1983), препатологические психические
состояния (С.И.Табачников, С.А.Пуцай, С.И.Найденко, 1988),
донозологические состояния (Е.Н.Кутепов, 1993) и др.
При обозначении этих расстройств, примыкающих, с одной стороны, к
состоянию полного здоровья, а с другой - к психическим заболеваниям
непсихотического уровня (И.А.Горьковая, 1998, с.30), как верно замечается
О.В.Острецовым (1995) чаще других используются термины: а)
подчеркивающие, что они не укладываются в существующую
нозологическую классификацию психических заболеваний; б) указывающие
на сходство с определенной нозологической формой и в ряде случаев
подразумевающие исход в нее; в) выделяющие в названии возможный
механизм возникновения этих расстройств; г) указывающие на нарушения
адаптации в психической сфере человека.
45
Динамический принцип изучения психопатий, впервые
сформулированный П.Б.Ганнушкиным (1933), был творчески развит
применительно к этапу становления психопатий отечественными
психиатрами. В этом случае следует, прежде всего, следует отметить работу
Е.К.Краснушкина (1960), который разработал вопросы ситуационного
возникновения психопатических свойств личности. Особое значение имеют
исследования Г.Е.Сухаревой (1959), посвященные эволютивной (возрастной)
динамике конституциональных и так называемых органических (по
М.О.Гуревичу, 1949) психопатий, а также названные работы О.В.Кербикова
(1960 -1964) и его сотрудников по вопросам динамики краевых психопатий.
Поскольку формирование личности начинается в детском возрасте,
становление ее более или менее устойчивой патологии, каковую
представляет психопатия, не может быть понято без изучения динамики
формирования аномальной структуры личности на рАзных этапах детского и
юношеского возраста. Как справедливо указывает Г.Е.Сухарева (1959),
“психопатия у взрослого никогда не возникает вдруг, как нечто готовое” (Т.2,
с.197).
Понятие психопатий в этиологическом и патогенетическом планах
большинству исследователей представляется неоднородным и многомерным.
С одной стороны, аргументация наследственно-конституционального
происхождения психопатий (конституциональные психопатии), с другой
стороны, не менее аргументированные положения, подтверждающие
возможность формирования приобретенных, органически (органические
психопатии) или психогенно обусловленных психопатий (психогенные
патологические формирования личности). Однако по мере накопления
фактических данных группа конституциональных психопатий все более
сужается, уступая место приобретенным личностно-характерологическим
аномалиям.
Ряд отечественных авторов утверждают: в зависимости от того, каков
удельный вес конституциональной обусловленности личностно-
46
типологических проявлений, и зависит, будем мы иметь дело с
конституциональной психопатией, с развитием личности (приобретенная
психопатия) или с акцентуацией характера (Г.Е.Сухаревой, 1959,
Н.И.Фелинской, 1971; Б.В.Шостаковича, 1982), По мнению этих авторов,
микросоциальные факторы могут реализоваться лишь в случае совмещения
их с биологически неполноценной почвой.
Посвящая свои рассуждения теме дифференциации болезни и здоровья,
нормы и патологии, П.Б.Ганнушкин (1998, с. 235) прямо указывал на
направление перспективных исследований - это прежде всего “та
промежуточная полоса», которая отделяет душевное здоровье от душевной
болезни и, которая в то же время и соединяет друг с другом эти две формы
человеческого существования, оказывается необычайно широкой, а две
границы, которые отделяют ее - одна от здоровья, другая от болезни -
оказываются крайне неустойчивыми и крайне неопределенными”.
Конституционально-генетическая концепция А.В.Брушлинского (1977
-1996), являющаяся продолжением и развитием понимания психического как
процесса, позволила И.В.Боеву и О.А.Ахвердовой (1998) сформулировать
представление о личностно-характерологическом континууме подростков,
подчеркивающем идею непрерывности и преемственности, формирования и
развития психического облика личности. Это представление заполняет
известный разрыв, промежуток качественных градаций личностной
изменчивости между всегда условной относительной психической нормой и
психопатиями как узаконенной (статистически, вероятностно),
патологической конституцией личности (П.Б.Ганнушкин, 1933;
О.В.Кербиков, 1961; Г.К.Ушаков, 1987; А.Е.Личко, 1985).
О.А.Ахвердова (1998) доказала, что существует континуум аномальной
личностной изменчивости. И.В.Боев, (1990 - 1999) сформулировал
концепцию пограничной аномальной личности (ПАЛ), выделив
статистически вероятностный диапазон, располагающийся между
психологической нормой - акцентуированными личностями (диапазон
47
крайних вариантов психологической и психической нормы), и различной
степенью выраженности патологическими психическими конституциями
(диапазон психопатий). С точки зрения авторов, диапазон пограничной
аномальной личности является связующим промежуточным континуальным
звеном между психологической, психической нормой и патологической
личностной конституцией (психопатией). Вероятностный диапазон
аномальной личностной изменчивости наиболее полно представлен
характеристиками пограничной аномальной личности.
С точки зрения И.В.Боева (1999), акцентуанты обладают достаточными
адаптационными, компенсаторными, резервными возможностями, поэтому
функционирование индивидуального барьера адаптации в рамках
психической и психологической нормы достаточно надежно и прочно.
Природа позаботилась об акцентуантах, наградив их различными
способностями, которые расширяют и укрепляют индивидуальный барьер
психической и психологической адаптации. Кроме того, акцентуанты
обладают достаточной толерантностью к внешним средовым факторам -
экологическим, социальным, стрессовым. Требуются достаточно
интенсивные патогенные усилия, чтобы добиться прорыва индивидуального
барьера психической и психологической адаптации. У акцентуантов,
особенно у скрытых, по мнению И.В.Боева, достаточно гармоничные
взаимоотношения внутри многоуровневой системы модели человека, что
позволяет им сохранять более или менее постоянный общий и локальный
гомеостаз биохимической, нейрохимической, нейроэндокринной,
иммунологической, психофизиологической, психологической и других
систем. Именно благодаря относительной гармоничности, акцентуанты, как
вариант психологической нормы отличаются надежной и стабильной
социально-психологической адаптацией, а широкий диапазон “нормы-
реакции” обеспечивает необходимый уровень компенсаторных
возможностей, когда резервные затраты оптимальны и соответствуют силе и
индивидуальной значимости внешних патогенных факторов.
48
Если же наблюдается негативный дрейф личностно-типологической
конституциональной изменчивости за пределы границ нормы, то в
соответствии с концепцией И.В.Боева, мы вправе предположить, что именно
следующий континуальный диапазон отражает природное неблагополучие и
увеличивает риск дезадаптивного патологического поведенческого и
личностного реагирования, соответствующий проявлениям пограничной
аномальной личности. Во многих случаях можно наблюдать формирование
пограничной аномальной личности как проявление общего или локального
дизэмбриогенеза, когда изначально общий и локальный гомеостазы
различных систем далеки от совершенства и неспособны выполнять функции
адаптации внутренней среды организма с внешней средой обитания. В этих
случаях наблюдается конституционально детерминированное более
полноценное или менее полноценное, более синхронное или менее
синхронное созревание отдельных систем друг относительно друга
(психофизиологической, нейроэндокринной, нейрохимической,
биохимической, интеллектуально мнестической, эмоциональной, волевой и
т.д.), приводящие к личностно-типологической и конституционально-
типологической изменчивости за пределами границ статистической и
вероятностной нормы.
В конституционально-континуальном пространстве аномальная
личностная изменчивость у обследуемых регистрируется, объективизируется
психологическими, психофизиологическими, антропометрическими и
клиническими методами. Психическое здоровье и психологическая
гармоничность в рамках нормы обеспечивается и поддерживается адекватной
взаимосвязью и взаимодействием личности, конституции и внешней среды
(духовной, социальной, экологической). На уровне пограничной аномальной
личности эта взаимосвязь проявляется в виде морфогенофенотипической
дисгармонической изменчивости от слабовыраженных девиаций до грубых
аномалий, как в поведенческих стереотипах, так и во всем психическом,
личностном функционировании, придавая неповторимое своеобразие,
49
присущее конкретному личностному психотипу, или же сглаживая, обедняя
личностный рельеф (О.А.Ахвердова, 1998).
Концепция аномальной личностной изменчивости органического
происхождения Н.Н.Волосковой (2001) позволила сформулировать, что
конституционально-типологическая недостаточность высшей нервной
деятельности и/или психотипологическая предиспозиция личности
способствует формированию совокупности психотипологических признаков,
свойственных диапазону пограничной аномальной личности органического
происхождения в структуре конституционально-типологического
континуума. Согласно результатам исследования Н.Н.Волосковой
представители ПАЛ, имеющие совокупность признаков конституционально-
типологической недостаточности высшей нервной деятельности и личности,
оцениваются как представители ПАЛ органического происхождения. В этом
случае ПАЛ олицетворяют собой «патологически измененную почву»,
являющуюся основой формирующейся экзогенно-органической
недостаточности мозга под воздействием неблагоприятных внешних
факторов среды обитания. Актуализация патобиологических механизмов,
лежащих в основе ПАЛ экзогенно-органического происхождения, приводит к
появлению пограничных нервно-психических, психосоматических,
личностных и поведенческих расстройств, обусловливающих экзогенез
непсихотических расстройств детского и подросткового возраста.
Умеренно выраженная конституционально-типологическая
недостаточность высшей нервной деятельности и/или личности,
взаимодействуя с другими неблагоприятными внешними факторами,
способствует негативному дрейфу психотипологических особенностей в
сторону границ диапазона ПАЛ; достаточно выраженная конституционально-
типологическая недостаточность приближает проявления
психотипологической изменчивости к границам диапазона психопатии в
конституционально-континуальном пространстве.

     Ниже Вы можете заказать выполнение научной работы. Располагая значительным штатом авторов в технических и гуманитарных областях наук, мы подберем Вам профессионального специалиста, который выполнит работу грамотно и в срок.


* поля отмеченные звёздочкой, обязательны для заполнения!

Тема работы:*
Вид работы:
контрольная
реферат
отчет по практике
курсовая
диплом
магистерская диссертация
кандидатская диссертация
докторская диссертация
другое

Дата выполнения:*
Комментарии к заказу:
Ваше имя:*
Ваш Е-mail (указывайте очень внимательно):*
Ваш телефон (с кодом города):

Впишите проверочный код:*    
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров