Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Моделирование электротехнических устройств и систем с использованием языка Си: Метод указ. /Сост. Т.В. Богдановская, С.В. Сычев (6)
(Методические материалы)

Значок файла Механическая очистка городских сточных вод: Метод. ука¬з./ Сост.: к.т.н., доц. А.М. Благоразумова: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Ново-кузнецк, 2003. - 29 с (7)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания к выполнению курсовой работы по дисциплине “Бухгалтерский управленческий учёт” / Сост.: Щеглова Л.П.: СибГИУ. – Новокузнецк, 2003. – 18с (5)
(Методические материалы)

Значок файла Исследование элементов, узлов и устройств цифровой. вычислительной техники: Метод. указ. / Составители: Ю.А. Жаров, А.К. Мурышкин:СибГИУ.- Новокузнецк, 2004. - 19с (7)
(Методические материалы)

Значок файла Операционные усилители: Метод. указ. / Сост.: Ю. А. Жаров: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 23с., ил (5)
(Методические материалы)

Значок файла Исследование вольт-амперных характеристик биполярных транзисторов: Метод. указ./ Сост.: О.А. Игнатенко, Е.В.Кошев: СибГИУ.- Новокузнецк, 2004.-11с., ил (4)
(Методические материалы)

Значок файла Знакомство со средой MatLab. Приемы программирования (6)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

малоросы в России

Так как же Россия гнобила вольнолюбивых украинцев?

 

«Первые украинские ласточки».

Началу украинской эпопеи в «земле москальской» предшествовал династический кризис осени 1525 года. Великий князь Василий III развелся со своей женой Соломонией и «прописал» ее навечно в монастырь. Но жить бобылем он не привык и вскоре женился на украинке Елене Глинской, естественно «лепоты ее ради». Кстати, совершенно неслыханным было то, что Василий, дабы угодить невесте из «литовской земли» сбрил бороду!

Елена приехала в Москву с отцом Василием, князя, владевшего землями на Полтавщине (город Глинск, на Суле, откуда и происхождение фамилии). В Москве их уже ждал глава клана Глинских – Михаил. Он был известным среди европейских правителей кондотьером, но его участие в антилитовском заговоре, обусловило его отъезд в Москву. Там он удачно воевал за Смоленск, но излишние претензии привели его к опале.

Посидев в тюрьме, Михаил дождался женитьбы Василия III и амнистии. Еще при жизни князя он становится первым министром, но тут его интересы столкнулись с интересами племянницы Елены, родившей легитимного наследника престола Ивана IV, которому история приберегала прозвище «Грозный». В украинском клане, окопавшемся возле российского престола, забурлили нешуточные страсти, после которых дядя опять угодил на нары, где и умер от голода.

Так полтавская красавица с «ренессансных портретов» шагнула в московское  самовластие. Однако интрига закончилась для нее печально. Елену отравили, а Глинские частично перебили друг друга, а частично были перебиты во время поднятого против них московского бунта. Но сбросить с престола потомка Елены не удалось никому.

С той поры еще не раз от императорских фаворитов и гетманов до украинских сверхкарьеристов  брежневского застоя, украинцы пытались плотно закрепится в Москве. Но между этими временами было мрачное польское владычество.

 

Оплаченное присоединение.

История Переяславского соглашения 1654 года, уже давно стала предметом тщательного препарирования со стороны нынешних  исследователей и искателей исторической правды.  Однажды, (а конкретно, 21 июня 1992 года) эти поиски привели к торжественному, под выстрелы бутафорских пушек, отречению пары сотни кликуш под руководством В. Черновола от «присяги, доверчиво данной их предками на этой же самой площади русскому царю» (Литературная Украина 25.06.1992). Отрекаться от присяги на Украине стало модно еще со времен Мазепы, но мы не об этом.

Как водится, вся история заключения договора рассматривается в современных учебниках, романах и исследованиях однобоко. Дескать, Украина была окружена врагами, и меньшим злом был союз с Москвой. Договор быстренько заключили, а затем коварные москали, которые спали и видели, как они будут угнетать украинский народ, стали нарушать статьи договора и сжимать свои империалистические объятия.

Но вопрос о том, нужна ли была Украина России в тот момент, почти никогда не ставится. Все картины польских безобразий и тяжесть войны была известна в Москве. Как была известна правда о том, что реестровые казаки неоднократно стояли вместе с поляками под стенами русских городов. Но без сомнения, россияне сострадали украинцам, как братьям по вере и крови (ибо все различия были лишь по географическому признаку), и все же, Москва не спешила удовлетворять горячие призывы к воссоединению, не взирая на лихорадочные грамоты гетмана и частые посольские визиты украинцев.

 Еще в 1625 году Россия отказала в подобной просьбе киевскому митрополиту Иову Борецкому. Первое письмо гетмана царю Алексею Михайловичу датировано 8 июля 1648 года. Затем Хмельницкий пишет чаще и пытается привлечь к делу иерусалимского патриарха Паисия. В январе 1649 года в Москву едет первое посольство Силуяна Мужиловского. В этом же году царь разрешает беспошлинную торговлю хлебом, что для страдающей от неурожая Украины было крайне важно. 

 Сам вопрос присоединения решался на Земском Соборе – сословно-представительском собрании всего государства (два человека от города). Никто не торопился, так как знали - за присоединение Украины придется платить кровью. Россия еще хорошо помнила ужасы «смутного времени» и польской оккупации. Нельзя забывать и то, что в случае начала боевых действий, Россия нарушала бы условия Деулинского перемирия (1618) и Поляновского мира (1632), с трудом подписанные с Польшей.

Но Переяславский договор подписали, и  русские начали новую войну с поляками, так как этого  требовал союзный договор. Провожая своих воинов, царь Алексей Михайлович лично прощался с воеводами и боярскими детьми. Костомаров описывая это событие замечает, что ратные люди ответили царю: «Если ты, государь, хочешь кровью обагриться, то нам и говорить после нечего, готовы положить головы наши за Православную веру, и за все Православное христианство».

Войну с Польшей Россия продолжала в течение 30 лет, войну, достаточно кровопролитную. Но оплачивать союз с Украиной, от которого так торжественно отрекались и который методично обливают грязью посредственные авторы, столь же посредственных школьных учебников, приходилось не только русской кровью, но и русским золотом. И не смотря на военные успехи, Алексей Михайлович счел за лучшее выкупить уже освобожденный Киев за 200 тысяч рублей (по условиям Андрусовского договора 1667 года на два года). Позже, в 1686 году, заключив новый договор с Польшей, так называемый «Вечный мир», русское правительство заплатило, за «навеки уступаемый» Киев, еще 146 тысяч рублей.

То есть, говоря упрощенным и доступным массам языком, москали просто купили у поляков Киев, как в дальнейшем победивший в Северной войне Петр I купил у Стокгольма (5 статья Ништадского договора) за 2 миллиона ефимков (50-60 млн. рублей) Лифляндию, Эстляндию, Ингрию, и часть Карелии. Курляндию в 1795 году купила за 1,5 млн. таллеров императрица Екатерина. Тем не менее, и двух последних методично обвиняют в «хищнических империалистических захватах».

 

Что получили от колонизаторов.

Именуемый сегодня «кабальным», Переяславский договор предусматривал сохранение и даже расширение всех прав казацкой элиты, самоуправления (Жалованная грамота царя от 27.03. 1654 года) и даже автономной внешней политике, не противоречащей Москве (ст.5 «Березневых статей»). Иначе как бы Хмельницкий мог спокойно вести переговоры и заключать договора с Трансильванией, Семигорьем и даже враждебной Москве Швецией?

Список привилегий, предоставляемых украинцам после вхождения ее под власть «царя восточного» достаточно объемен и однозначно свидетельствует о небывалом доселе росте возможностей, городам оставили магдебургское право, духовенство получило как старые, так и новые земельные «пожалования». Реестр казаков увеличился до 60 тысяч человек. А собираемые налоги оставались  на Украине, как ресурсные средства ведения войны.

Более того, не смотря на бесконечные претензии о засилье московских воевод, прямых доказательств этого так и нет. Зато есть факт обнаружения стольником Кикиным в списках податного населения ряда казаков, внесенных туда по небрежности и наказания виновных в этом московских писарей. Даже знатных особ одергивали за малейшее нарушение «малороссийских прав и вольностей».

Любопытно и то, что в принципе установлению независимого управления в тогдашней («допереяславской») Украине особо не мешал никто, кроме Польши. Но после ощутимого поражения под Батогом, Хмельницкий мог воспользоваться ситуацией и провозгласить самостоятельное государство, ведь боевые действия уже велись лишь на Правобережье и Подолии. Ответом на этот вопрос может быть лишь факт отсутствия собственных государственных традиций (о которых без устали говорят наши современники разных чинов и рангов). Ведь идею полной самостоятельности отстаивал разве что полковники Иван Богун, отказавшийся присягать царю и остававшийся ярым полонофобом. вплоть до своего расстрела под Новгородом-Сиверским в 1664 году. Политика поиска выгодного протектората, была более характерной для украинской элиты, и она привела Хмельницкого в Москву. Причем политику эту горячо поддержал простой народ.

 

Притеснения продолжаются...»

 

Дальнейшее историческое существование Украины было сопряжено с перманентными гетманско-казацкими интригами, переходами на сторону различных противников Москвы и самоуничтожением, названным в дальнейшем Руиной. Лишь со сдачей в плен гетмана Петра Дорошенко, на Украине установилось спокойствие. Кстати, самого Дорошенко, как безоговорочного врага Москвы не казнили, а отправили воеводой в Вятку. Он прожил 71 год, имел нескольких детей, а его правнучка, как Наталья Николаевна  Гончарова, стала в дальнейшем женой Александра Сергеевича Пушкина, причем замуж она шла без каких-либо претензий к антироссийской деятельности прадедушки.

С установлением правления гетмана Ивана Самойловича, административное вмешательство России во внутриукраинские дела, свелось на нет. Военные гарнизоны русских располагались лишь в 6 городах, а Москва лишь поддерживала формирование новой элиты. При Самойловиче из сыновей старшины была создана привилегированная категория «бунчуковых товарищей» (фактически гвардия), вводились новые налоги,  а старшина и духовенство значительно расширили свои владения. Именно при нем «финансово расцвели» Мазепа, Полуботки, Борковский. «Богат и славен Кочубей, его поля необозримы», так Пушкин описывает владения одного из ведущих украинских богачей. Вряд ли они могли так обогатиться, если бы Россия, по мнению части национал-историков, «нещадно грабила Украину».

Даже Петр I писал, что “никоторый народ под солнцем такими свободами и привилегиями и легкостью похвалиться не может, как по нашей царскаго величия милости, малороссийский, ибо ни единого пенязя в казну нашу во всем малороссийском краю с них брать мы не повелеваем”.

Конечно, искатели соринок в чужом глазу могут призывать не верить словам “людоежера Петра”. Что ж, но ведь и мы уже перестали верить словам и делам Виктора Андреевича...

Отдельным куплетом в хоре стенаний и претензий, естественно стоит история Мазепы, пожалуй, самой «загнобленной» фигуры украинской истории.

В то же время, в воспоминаниях о гетмане, редко вспоминают о восстании некого Петрика, подавленного самим гетманом с звериной жестокостью. Так, вот, поводом к нему стал самостоятельно (без указок Москвы) принятый Мазепой универсал 1701 года, увеличивающий налоги и ограничивающий права ряда категорий крестьян.

Что же касается личных отношений императора и гетмана, то не случись печальной авантюры со шведами, Мазепа бы входил в пятерку могущественных людей государства. В принципе он итак входил в нее.

Петр буквально осыпал милостями Мазепу. Помимо земельных  латифундий, гетман первым в империи получил из рук царя Орден Святого Андрея Первозванного, в 1707 году после хлопот Петра, австрийский император пожаловал Мазепе титул князя Священной Римской империи, а польский король – орден белого орла. А Меншиков, которого обвиняют чуть ли не в маниакальной ненависти к Мазепе, почему то продал ему свой дворец в Москве по дешевке. Наверное, тоже из ненависти...

Даже после гетманской измены и появлению некоторого недоверия  к казацкой верхушке, Петр продолжал требовать сохранения прав украинцев. Известно, что он запрещал именовать их «изменниками».

В 1722 году император принял в Москве гетмана Скоропадского и  жестко отреагировал на жалобы о своеволии Меншикова и даже издал указ «О защите малороссиян от всяческих притеснений в силу заключенных с гетманом Хмельницким трактатов».

Довольно лояльно отнесся Петр и к участникам мазепинской измены. Данило Апостол даже стал гетманом, а его сын  постоянно жил в Питере при дворе Меншикова и имел личного учителя члена Академии наук Шеслера.

 

«Униженные» вершители судеб.

Исходя из того, что Украина была часть империи, для ее жителей были все возможности для участия важнейших государственных задач, ежели их возможности, активность и интеллект отвечали интересам империи.

Первыми дорогу в Москву, на высокие должности освоило украинское духовенство. Образованные, начитанные и поднаторевшие в дискуссиях с католиками и униатами, священники и даже монахи высоко ценились в московской патриархии. Феофан Прокопович после личного приглашения Петра I. согласился поменять ректорство в Киевской академии, на пост первого советника императора в делах церкви. Именно он фактически создал, подотчетный царю Синод. Причем не стоит забывать, что при  всем этом, Прокопович был сторонником Мазепы...

При петровских последователях, ситуация особенно не изменилась и даже напротив. Дочь Петра Елизавета, страшно любила слушать сказки и песни, для чего по всей стране разыскивались сказочные и песенные мастера. Для создания придворного хора полковник Вишневецкий сам выискивал исполнителей. В 1734 году в с. Лемеши, что под Козельцом на Киевщине он встретил Лешку Разумовского – фактически простолюдина, происхождение которого сегодня «подтянули» к «знатному казацкому роду Розумов».

Начав с придворного запевалы, Алексей вырос до фаворита. Он помог Елизавете Петровне во время ее заговора, после которого стал мужем императрицы. Брак был морганатическим, без оглашения, но этого хватило, чтобы Разумовский стал графом, генерал-поручиком и обер-егермейстером, получил огромные земельные владения. В 1744 году украинские дворяне смогли лично лицезреть своего земляка вместе с его женой – императрицей, которая  сказала в Киеве: «Как я люблю народ этот благонравный и незлобливый!».

Именно после визита Елизаветы, в 1745 году была восстановлена Киевская митрополия во главе с архиепископом Рафаилом Заборовским, а в 1747 году она распорядилась восстановить гетманство. Новым гетманом стал родной брат Алексея - Кирилл.

До этого, Кирилла в сопровождении академика Теплова отправили в Германию и Францию немного «подучиться». «Подучился» он настолько, что, стал впоследствии президентом Императорской академии наук.

 Назначенного гетмана приветствовала старшина. Любопытно, что центром Гетманщины вновь стал Батурин, по утверждению национал-историков «до кирпичика уничтоженный Петром». Город стал богемным центром, со всей соответствующей атрибутикой – роскошными дворцами, балами, театрами. Гетман вынашивал идею провозгласить Батурин столицей Гетманщины.  Разумовский методично продвигал современную мечту нынешнего президента о «европеизации Украины». В дворянских домах появились гувернеры, введено обязательное обучение детей казаков, в специально открытом для них французском пансионе.

Расширилась и автономия Украины, она была выведена из ведомства Сената и передана Коллегии иностранных дел, гетман стал руководить Сечью. Кроме этого гетман провел эффективную судебную реформу, закрепившую выборность судей.

Наследники гетмана, даже после его отставки нисколько не ощущали на себе «царского негатива». От своей жены фрейлины Нарышкиной он имел 4  сыновей. Князь Алексей Розумовский, министр народного образования был известен тем, что открыл Царскосельский лицей.  Андрей Разумовский стал действительным тайным советником, а Петр обер-камергером. Внучка гетмана Варвара вышла замуж за губернатора Полтавы Н.Репнина, известного «казакофила». В Полтаве ее до сих пор чтут за открытие Института благородных девиц (сегодня Национальный Технический университет).

Восхождение на престол и короткое правление Петра III, серьезно не отразилось на Украине. Даже в военных целях применение «украинского ресурса» было ограниченным. В Семилетней войне принимало участие  всего тысяча компанийцев. Характерно, что когда Петр III провозгласил добровольный набор в «голштинский корпус» для «першпективной» войны с Данией, в него добровольно записалось несколько тысяч украинских казаков.

Переход престола к Софии-Августе-Доротее-Фредерике Ангельт Цербской, ставшей Екатериной II поставил точку на любых «автономиях» в централизованной империи. По логике государственного строительства без этого просто нельзя было обойтись. Да и ликвидация Гетманщины, как и Запорожской Сечи не сказалась глобально на общей ситуации на Украине.

Вместо ликвидированного гетманского управления, выгодного лишь части казацкой  верхушки, была введена Малороссийская Коллегия во главе с генерал-губернатором Петром Румянцевым. В коллегию входило 4 украинца и 4 русских. В 1764 году для генерал-губернатора Н. А. Румянцева было отправлено секретное наставление, в котором говорилось «От сей столь обширной, многолюдной и многими полезными произращениями преизобильной провинции, в казну государственную (чему едва кто поверить может) доходов никаких нет. сите однако ж так подлинно, что напротив еще отсюда отпускается по сроку по восьми тысяч рублей». То есть сей документ лишь подтверждает, что «налоговое ограбление Россией украинского народа»  всего лишь миф. Если кто грабил украинский народ, так это свои собственные помещики, что и подтверждают многочисленные документы. А что касается «античеловеческого крепостного права», так оно существовало во всей цивилизованной Европе, а в демократических США вообще до середины 19 века процветало рабство!

Тем не менее, Румянцев провел массу полезных и выгодных реформ, выгодных прежде всего для тех же украинских помещиков. Он провел «Генеральный опис Малороссии» - первое настолько подробное описание социально-экономичекоого положения Украины, натуральный оброк заменили на содержание семи полков, расквартированных здесь, улучшилась система административного управления. При Румянцеве в Украине появилась почта. Далее, при  столь ненавидимой Т.Г.Шевченко императрице Екатерине, было предложено провести выборы депутатов в императорскую Законодательную комиссию. Право избирать своих делегатов получили 14 украинских городов.

И хотя Украина действительно потеряла былое самоуправление, как писал Л.Н. Гумилев, «позиции украинцев при дворе поколеблены не были». Примером этому может быть А.А. Безбородько.

Выходец из старшинского рода переяславского полка (отец был генеральным писарем) Александр Андреевич начал службу в канцелярии генерал-губернатора Румянцева. Дальнейшему росту карьеры позавидовали бы даже нынешние кумовья и родственники президента Ющенко.

Обладающий неординарными дипломатическими способностями Безбородько принимал непосредственное участие в заключении Куйчук-Кайнарджийского договора с Турцией (присоединение к России междуречья Днепра и Южного Буга, Кабарды, Молдавии и т.д.)

С 1775 года он уже личный секретарь Екатерины II.  С 1780 года член Коллегии иностранных дел, через 4 года возглавивший ее. Безбородько  подписал Ясский мирный договор с Турцией 1791 года. Именно ему принадлежат знаменитые слова имперского политика: «Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без позволения нашего выстрелить не смела!»

 Даже после смерти императрицы, он имел огромное влияние на Павла I, добился восстановления Генерального войскового суда и некоторых элементов гетманского управления. Организаторские и иные данные делали его незаменимым при дворе. По словам того же Гумилева, «Безбородько сформулировал свое политическое кредо в следующих словах: «Як матушка-императрица захоче, так хай воно и буде». Ни акцент, ни происхождение не помешали ему быть первым чиновником государства...

 



Размер файла: 57.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров