Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Неолиберализм в виде головоломки бесполезное объединение мира, делящее и разрушающее страны

Вместо предисловия


С 1994 года в Мексике продолжается повстанческая борьба сапатистов. Леваки и местные индейцы объединились в "вооруженный народ". Древние майя и радикалы-интеллигенты подняли знамя борьбы против глобализации капитализма, против нищеты и бесправия, за индейскую автономию и самоуправление. Лидер повстанцев - Маркос, загадочный и образованный персонаж этой, как ее называют, "первой постмодернистской герильи". Именно сапатисты инициировали интернациональное движение против глобализации, собрав на своей территории Всемирный конгресс за Человечность и против неолиберализма. Из-под сени Лакандонского леса, своего убежища, субкаманданте Маркос довел до нашего сведения этот оригинальный геостратегический анализ существующей ситуации в мире, ведущей к построению "нового мирового порядка" - господства мировой капиталистической элиты. Удовольствие от этого текста вам гарантировано.


Неолиберализм в виде головоломки

бесполезное объединение мира, делящее и разрушающее страны
(Перевод Олега Ясинского, oleg@netexpress.cl, Сантьяго, 2001 г.)


ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА: Как удалось недавно выяснить этот материал был переведен и опубликован на русском языке в "Русском журнале" пару лет назад под названием "Четвертая мировая война началась", но это был двойной перевод с французского сокращенного варианта опубликованного в Le Monde Diplomatique. Отправляемый мной вариант перевода - полный и с оригинальным названием.


ПРИМЕЧАНИЕ ЗЕМСКОГО ОБОЗРЕНИЯ: перепечатано с сайта "За истину.ру".
Деталь 1: Концентрация богатства и распределение бедности
Деталь 2: Глобализация эксплуатации
Деталь 3: Миграция: блуждающий кошмар
Деталь 4: Мировое финансовое объединение и глобализация коррупции и преступности
Деталь 5: Законное насилие незаконной власти?
Деталь 6: Мегаполитика и карлики
Деталь 7: Очаги сопротивления.


Для Государства война есть вопрос жизненной важности, это провинция жизни и смерти, путь, ведущий к выживанию или уничтожению.
Ее углубленное изучение совершенно необходимо. Искусство войны. Сун Цу
Нынешняя глобализация, неолиберализм как всемирная система - все это следует понимать как новую войну для захвата территорий.
Окончание III Мировой войны или "холодной войны" не означает того, что мир преодолел биполярность и стал стабилен под властью победителя. В результате этой войны, несомненно, был один побежденный (социалистический лагерь), но трудно сказать кто оказался победителем. Западная Европа? Соединенные Штаты? Япония? Все они вместе? Дело в том, что поражение "империи зла" (цит. Рейгана и Тетчер) значило открытие новых рынков без нового хозяина. Поэтому, нужно было начинать борьбу за захват позиций, т.е. завоевать их.
И не только - окончание "холодной войны" поставило международные отношения в новые рамки, в которых новая борьба за эти новые рынки и территории вызвала новую мировую войну, IV. Это заставило, как и во всех войнах, заново определить роль и место государств. Кроме переопределения государств, мировой порядок вернулся к старым эпохам завоевания Америки, Африки и Океании. Странная эта современность развивается двигаясь наоборот, закат ХХ века куда больше похож на дикие предшествовавшие ему столетия, чем на радостное и рациональное будущее из некоторых научно-фантастических романов. Широкие территории, богатства и, главное, квалифицированная рабочая сила мира, где только что закончилась "холодная война", ожидали своего нового хозяина...
Но место для владельца мира есть только одно, а претендентов немало. И для достижения этой цели развязывается новая война, на этот раз, среди тех, кто провозгласил себя "империей добра".
Если III Мировая война происходила между капитализмом и социализмом (возглавлявшихся соответственно Соединенными Штатами и СССР) и шла на разных сценариях и с различной степенью интенсивности, IV Мировая война ведется сейчас между крупными финансовыми центрами с повсеместным сценарием и интенсивность ее остра и постоянна.
С момента окончания II Мировой войны до 1992 г. в мире было развязано 149 войн. Результат - 23 миллиона погибших - не оставляет сомнений в степени интенсивности этой III Мировой войны. (Данные ЮНИСЕФ) От пещер международного шпионажа до стратосферного пространства так называемой Стратегической Оборонной Инициативы ("звездные войны" ковбоя Рональда Рейгана), от песков Плая-Хирон на Кубе до дельты Меконга во Вьетнаме, от спущенной с тормозов гонки ядерных вооружений до зверских государственных переворотов в несчастной Латинской Америке, от угрожающих маневров Организации Северо-Атлантического договора до агентов ЦРУ в Боливии времен убийства Че Гевары, так неудачно названная, "холодная война" достигла столь высоких температур, которые, несмотря на неустанную смену сценариев и непрекращающий подъем-и-спад ядерного кризиса (или именно поэтому), смогли, наконец, расплавить социалистический лагерь как мировую систему, и ликвидировать его как социальную альтернативу.
Для победителя - капитализма - III Мировая война стала доказательством благ "тотальной войны" (ведущейся во всех местах и всеми средствами). Однако, послевоенный сценарий оказался наделен, как новый театр военных действий, следующими атрибутами: огромные пространства "ничейной земли" (из-за политической, экономической и социальной неразберихи Восточной Европы и СССР), расширяющиеся сверхдержавы (Соединенные Штаты, Западная Европа и Япония), мировой экономический кризис и новая технологическая революция: информатика. "Так же, как индустриальная революция позволила заменить мускульное усилие человека работой машины, нынешняя информационная революция стремится к замене мозга (или по крайней мере все большего числа его функций) на компьютер. Это "всеобщее поумнение" средств производства (как в промышленности, так и в сфере услуг) ускорено взрывом новых исследований в области телекоммуникаций и совершенствованием кибернетических миров". (Игнасио Рамоне. "Беспорядочная планета" в "Геополитика Хаоса". Третья форма взгляда. Ле Монд Дипломатик. Апрель 1997).
Верховный король капитала, капитал финансовый, начал, таким образом, развитие своей воинственной стратегии по отношению к новому миру и ко всему тому, что оставалось еще целым от мира старого. Вместе с технологической революцией, подавшей, посредством компьютера, весь мир к их письменным столам и на их полное усмотрение, финансовые рынки навязали планете свои законы и свои понятия. "Глобализация" новой войны есть ни что иное, как глобализация логики финансовых рынков. Из задающих правила игры в экономике государства (и их правительства) перешли в разряд управляемых, вернее, телеуправляемых, по причине осуществления основного принципа финансовой власти: свободного коммерческого обмена. Кроме того, логика рынка воспользовалась "пористостью", которую вызвало развитие коммуникаций во всем социальном спектре мира, и проникла и овладела всеми аспектами общественной деятельности. Наконец мировая война стала действительно всеобщей!
Одной из первых потерь в этой новой войне оказался национальный рынок. Как пуля, выстреленная внутри бронированной комнаты, война, начатая неолиберализмом, рикошетит из стороны в сторону и ранит того, кто нажал на курок. Одна из главных опор власти современного капиталистического государства - национальный рынок - уничтожен пушечным выстрелом новой эры мировой финансовой экономики. Международный капитализм пожинает свои жертвы, отменяя капитализмы национальные и истощая до анемии власть общественных cтруктур. Удар оказался таким мощным и окончательным, что у государств уже нет силы, необходимой для противостояния действию международных рынков, попирающих интересы граждан и правительств.
Аккуратно прибранная витрина, ожидавшаяся, как предполагалось, в качестве наследства после окончания "холодной войны", и наступления "нового мирового порядка" разлетелась вдребезги в результате неолиберального взрыва. Без малейшей жалости мировой капитализм приносит в жертву того, кто дал ему будущее и исторический проект: капитализм национальный. Сын (неолиберализм) пожирает отца (национальный капитализм) и походя рушит все пропагандистские сказки капиталистической идеологии: в новом мировом порядке нет ни демократии, ни свободы, ни равенства, ни братства.
На мировой сцене, сложившейся в результате окончания "холодной войны", видно только новое поле битвы, и на нем, как и на любом поле битвы, царит хаос.
В конце "холодной войны" капитализм изобрел новый военный кошмар - нейтронную бомбу. "Заслуга" этого оружия в том, что разрушает оно только жизнь, оставляя нетронутыми строения. Уже можно было уничтожать целые города (т.е. их жителей), без необходимости потом их восстанавливать (и платить за это). Военная промышленность поздравила себя, "нерациональность" атомных бомб была заменена на "рациональность" бомбы нейтронной. Но, одновременно с рождением IV Мировой войны, будет изобретено новое военное "чудо": бомба финансовая.
Дело в том что, в отличие от своей предшественницы в Хиросиме и Нагасаки, бомба финансовая не только разрушает город (страну, в этом случае) и несет смерть, стах и нищету тем, кто там живет, или же, в отличие от бомбы нейтронной, не только уничтожает "выборочно". Кроме всего этого, бомба неолиберальная реорганизует и приводит к новому порядку все то, что является объектом ее атаки, превращая его в одну из деталей в головоломке экономической глобализации. Результат ее разрушительного эффекта - уже не горы дымящихся руин и десятки тысяч прерванных жизней, а еще один квартал, добавляющийся к одному из торговых мегаполисов нового мирового гипермаркета, и рабочая сила, реорганизованная для обслуживания нового мирового рынка труда.
Европейский Союз, один из мегаполисов, образовавшихся в результате неолиберализма, является результатом нынешней IV Мировой войны. В этом случае экономическая глобализация смогла стереть границы между государствами-соперниками, с давних времен враждовавшими между собой, и вынудила их объединиться и создать политический союз. От национальных государств к европейской федерации, экономистский путь неолиберальной войны на так называемом "Старом Континенте" будет полон разрушений и руин, одной из которых окажется европейская цивилизация.
Мегаполисы множатся по всей планете. Пространством их возникновения являются интегрированные торговые зоны. Это происходит в Северной Америке, где Договор о Свободной Торговле в Северной Америке (НАФТА, согласно английской аббревиатуре) между Канадой, Соединенными Штатами и Мексикой - не более чем прелюдия к исполнению старой мечты захватчиков из США: "Америка для американцев". Южная Америка движется в том же направлении, создав МЕРКОСУР между Аргентиной, Бразилией, Парагваем и Уругваем. В Северной Африке уже существует Арабский Магрибский Союз (УМА), включающий в себя Марокко, Алжир, Тунис, Ливию и Мавританию, в Южной Африке, на Ближнем Востоке, на Черном море, в Тихоокеанской Азии и т.д., по всей планете взрываются финансовые бомбы и заново завоевываются территории.
Мегаполисы замещают страны? Нет. Точнее, не только. Кроме этого, они включают страны в себя и предопределяют их функции, границы и возможности. Целые страны превращаются в отделы неолиберального мегапредприятия. Неолиберализм действует следующим образом: РАЗРУШЕНИЕ / ОБЕЗЛЮДЕНИЕ с одной стороны и с другой - ВОССТАНОВЛЕНИЕ / РЕОРГАНИЗАЦИЯ целых регионов и стран, для того, чтобы открыть новые рынки и модернизировать уже существующие.
Если во времена III Мировой Войны атомные бомбы выполняли задачу навязания другому своей воли, его запугивания, при IV мировой конфронтации с финансовыми сверхбомбами происходит уже нечто совершенно иное. Это оружие служит для нападения на территории (государства), уничтожая материальную базу национальной независимости (являющейся этическим, юридическим, политическим, культурным и историческим препятствием на пути экономической глобализации) и вызывает качественное обезлюдение этих территорий. Обезлюдение происходит из-за того, что необходимо избавиться ото всех тех, кто бесполезен для новой рыночной экономики (например от коренных народов).
Но кроме всего этого и одновременно с этим, финансовые центры берутся за восстановление государств и реорганизуют их согласно новой логике мирового рынка (развитые экономические модели подавляют слабые или несуществующие общественные отношения).
Этот эффект IV Мировой войны виден на примере сельской местности. Модернизация села, как того требуют финансовые рынки, пытается решить поставленную перед ней задачу роста продуктивности сельского хозяйства, но реальный ее результат - разрушение традиционных общественных и экономических отношений на селе. В итоге - массовый исход из сел в города. Да, как на войне. Тем временем, в городах рынки работы все больше переполняются и "справедливостью", ожидаемой теми, кто ищет лучших условий жизни, оказывается каждый раз все более неравное распределение доходов.
Мир коренных народов переполнен примерами, иллюстрирующими эту стратегию: Ян Чамберс, директор Отдела Центральной Америки ОИТ (органа ООН), сообщил, что мировое население коренных народов, насчитывающее 300 млн. человек, проживает в зонах, где сосредоточено 60 % природных ресурсов планеты. Так что "не удивляют многочисленные конфликты вокруг использования и дальнейшей участи их земель, где столкнулось столько правительственных промышленных интересов. (...) Эксплуатация природных ресурсов (нефть и полезные ископаемые) и туризм являются основной угрозой для индейских территорий Америки" (интервью данное Марте Гарсиа в "Ла Хорнада" 28 мая 1997 г.). Вслед за проектами инвестиций приходят загрязнение, проституция и наркотики. То есть взаимно дополняются разрушение / обезлюдение и восстановление / реорганизация зоны. В зтой новой мировой войне, современной политики, как организатора национального государства, больше не существует. Политика сегодня - это организатор сугубо экономический и политики - лишь современные администраторы фирм. Новые хозяева мира не правительство, для них незачем им быть. "Национальные" правительства уполномочены администрировать бизнес в различных регионах мира.
Это и есть "новый мировой порядок" - превращение всего мира в один единый рынок. Страны являются магазинами его отделов с управляющими в виде правительств, новые региональные экономические и политические альянсы каждый раз все больше похожи на современный торговый молл, чем на политическую федерацию. "Унификация", вызываемая неолиберализмом, является экономической, это унификация рынков для облегчения вращения денег и товаров. В гигантском мировом гипермаркете свободно перемещаются товары, но не люди.
Как любая предпринимательская (и военная) инициатива, эта экономическая глобализация сопровождается всеобщей моделью мышления. Тем не менее, среди стольких новых элементов идеологическая модель, сопровождающая неолиберализм в его завоевательском походе на планету, состоит в основном из старого и избитого. "Американский образ жизни", который сопроводил войска США в Европе времен II Мировой Войны, во Вьетнаме 60-х и, в последнее время, в войне в Персидском заливе идет сейчас рука об руку (вернее, клавиатура о клавиатуру) с финансовыми рынками.
И речь не только о материальном разрушении национальных государств, ведь кроме него (и насколько это важно, настолько и малоизучено) происходит разрушение историческое и культурное. Достойное индейское прошлое стран Американского континента, блестящая европейская цивилизация, мудрая история азиатских народов, могучая и богатая древность Африки и Океании, все культуры и исторические процессы создавшие нынешние страны подвержены сегодня атаке со стороны "американского образа жизни". Таким образом, неолиберализм объявляет миру глобальную войну - разрушение стран и национальных групп с тем чтобы отождествить их с североамериканской капиталистической моделью.
Война. Война мировая. IV. Самая худшая и самая жестокая. Развязываемая неолиберализмом повсеместно и всеми средствами против человечества.
Но как и во всех войнах, здесь есть бои, есть победители и побежденные, и есть обломки разрушенной этой войной реальности. Чтобы попытаться решить абсурдную головоломку неолиберального мира необходимы многие детали. Некоторые из них можно найти среди руин, уже оставленных этой войной на поверхности планеты. Может быть, когда хотя бы семь из этих деталей удастся собрать воедино, мы сможем сохранить надежду на то, что этот мировой конфликт не покончит с самым слабым из противников - с человечеством.
7 деталей, чтобы нарисовать, раскрасить, вырезать и попытаться собрать воедино, вместе с другими деталями, мировую головоломку.
Первая - это двойное накопление, накопление богатства и бедности на двух полюсах мирового сообщества. Вторая - это абсолютная эксплуатация абсолютно всего мира. Третья - кошмар скитающейся части человечества. Четвертая - тошнотворная связь между преступностью и властью. Пятая - насилие государства. Шестая - загадка мегаполитики. Седьмая - очаги сопротивления неолиберализму со стороны человечества.


ДЕТАЛЬ 1:
Концентрация богатства и распределение бедности.


Фигура выстраивается путем рисования денежного знака.
В истории человечества различные общественные модели оспаривали между собой право сделать абсурд основой мирового порядка. Когда наступит время раздачи премий, неолиберализм наверняка займет привелегированное место, ибо его форма "раздачи" общественных богатств заключена не в чем ином, как распределении двойного абсурда накопления: накоплении богатств в руках некоторых немногих и накоплении бедности среди миллионов людей.
Несправедливость и неравенство уже стали отличительными чертами современного мира. Планета Земля, третья в Солнечной системе, населена 5 миллиардами человеческих существ. На ней только 500 миллионов человек живут при всех удобствах, тем временем как 4 миллиарда 500 миллионов пребывают в бедности и пытаются выжить.
Двойной абсурд в соотношении между богатыми и бедными: богатых мало, бедных много. Количественная разница преступна, но равновесие между этими крайностями достигается за счет богатства - богатые компенсируют свое количественное меньшинство миллиардами долларов.
Состояние 358 самых богатых людей мира (миллиарды долларов) превосходит годовой доход 45 % наиболее бедных его жителей, составляющих около 2 миллиардов 600 миллионов человек.
Золотые звенья финансовых часов превращаются в тяжелые цепи для миллионов людей. Тем временем как "...величина прибыли Дженерал Моторз превосходит национальный валовый продукт (НВП) Дании, цифра доходов Форда превосходит НВП Южной Африки, а доход Тойоты превосходит НВП Норвегии." (Игнасио Рамоне, в Ле Монд Дипломатик 1/1997 № 15), реальные заработки большей части трудящихся упали, кроме того, следует учесть сокращение персонала на предприятиях, закрытие фабрик и перемещение производственных центров. В так называемых "развитых капиталистических экономиках" количество безработных составляет уже 41 миллион.
Таким образом, концентрация богатства в немногих руках и распределение бедности среди многих плавно вычерчивает знак современного мирового сообщества - зыбкое равновесие абсурдного неравенства.
Упадочничество неолиберальной экономической системы просто скандально: "Мировой долг (включая долги фирм, правительств и администраций) перевалил уже за 33 100 миллиардов долларов, т.е. 130 % мирового внутреннего валового продукта (ВВП) и растет на уровне от 6 до 8 % в год, более чем в 4 раза превышая темпы роста мирового ВВП" (Фредерик Ф. Клермонт. "Эти десять процентов общества, контролирующие мир", в Ле Монд Дипломатик. IV/1997).
Прогресс крупных транснациональных корпораций не предполагает прогресса развитых стран. Наоборот, чем больше зарабатывают финансовые гиганты, тем больше обостряется проблема бедности в так называемых "богатых странах".
Разница, которую необходимо преодолеть между богатыми и бедными, просто чудовищна и, кажется, в этом направлении нет ни малейшего сдвига. Точнее он есть, но в направлении противоположном. Далеко от того чтобы быть смягченным, не говоря уже ликвидированным, социальное неравенство обостряется, и прежде всего, в развитых капиталистических странах: в Соединенных Штатах между 1983 и 1989 годом 1 % самых богатых североамериканцев обладал 61,6 % всей совокупности национального богатства страны. 80 % самых бедных североамериканцев* могли разделить между собой не более 1,2 % от национального богатства. В Великобритании число бездомных удвоилось, количество детей, которые живут только за счет социального пособия увеличилось от 7 % в 1979 г. до 26 % в 1994 г., число британцев, живущих в бедности (определяемой как получение месячного дохода составляющего менее половины минимальной зарплаты) возросло с 5 миллионов до 13 миллионов 700 человек, 10 % самых бедных потеряли 13 % своей покупательной способности, в то время как 10 % самых богатых увеличили свое состояние на 65 %, и в течение 5 последних лет число миллионеров удвоилось (данные Ле Монд Дипломатик. IV/1997).
В начале 90-х "... около 37 000 транснациональных предприятий охватывали мировую экономику щупальцами своих 170 000 филиалов. Тем не менее, центр власти сосредоточен в замкнутом кругу 200 первых фирм: с начала 80-х годов они непрерывно расширялись за счет расчленения и "спасительных" приобретений других предприятий. Таким образом, часть транснационального капитала в мировом ВПП перешла от 17 % в середине 60-х к 24 % в 1982 г. и к более чем 30 % в 1995 г. 200 первых фирм - это конгломераты, чья планетарная деятельность охватывает без различия первичный, вторичный и третичный секторы экономики: крупные сельскохозяйственные производства, промышленность, финансовые услуги, торговлю и т.д. Географически они распределены между 10 странами: Япония (62), Соединенные Штаты (53), Германия (23), Франция (19), Великобритания (11), Швейцария (8), Южная Корея (6), Италия (5) и Нидерланды (4)" (Фредерик Ф. Клермонт. Ук. цит.).
А здесь перед вами - символ экономической власти.
Сейчас позеленейте, как доллар.
О тошнотворном запахе не беспокойтесь, этот аромат дерьма, грязи и крови у него с рождения...


ДЕТАЛЬ 2:
Глобализация эксплуатации.


Фигура 2 выстраивается путем рисования треугольника.
Одна из неолиберальных басен заключается в утверждении того, что экономический рост неизбежно приводит к лучшему распределению богатства и к росту занятости. Но это не так. Точно так же, как рост политической власти короля не приносит, как последствие, роста политической власти его вассалов (скорее, наоборот), абсолютизм финансового капитала ни улучшает распределения богатства, ни создает потребности в большей работе со стороны общества. Бедность, безработица и тяжелые условия работы являются его стуктурными последствиями.
В 60-е и 70-е годы, население, считавшееся бедным (с доходом менее чем 1 доллар в день для удовлетворения самых элементарных потребностей, согласно критериям Мирового Банка) составляло 200 млн. человек. В начале 90-х эта цифра достигала уже 2 млрд. человек. Кроме того, "... доходы 200 самых важных фирм планеты составляют более четверти доходов мировой зкономики; тем не менее, эти 200 фирм дают работу всего 18,8 млн. человек, т.е. менее чем 0,75 % рабочей силы планеты" (Игнасио Рамоне, в Ле Монд Дипломатик. Январь 1997, № 15).
Все больше людей бедных и обедневших и все меньше богатых и обогатившихся - это основные уроки Детали 1 неолиберальной головоломки. Для достижения этого абсурда, мировая капиталистическая система "модернизирует" производство, оборот и потребление товаров. Новая технологическая революция (информатика) и новая революция политическая (возникновение мегаполисов на руинах национальных государств) порождают новую социальную "революцию". Эта социальная "революция" есть ни что иное, как переупорядочение, реорганизация сил общества и, прежде всего, силы рабочей.
Экономически активное население (ЭАН) мира превратилось из 1 376 млн. в 1960 г. в 2 374 млн. трудящихся в году 1990. Больше способных работать т.е. могущих создавать богатства.
Однако, "новый мировой порядок" перемещает эту новую рабочую силу в географическом и производственном пространстве, кроме этого, он переупорядочивает ее место (или отсутствие такового в случае безработных или полузанятых) в своем глобальном экономическом плане.
За последние 20 лет в отраслях занятости мирового населения произошли принципиальные изменения. Занятость в сельскохозяйственном и рыболовном секторе упала с 22 % в 1970 г. до 12 % в 1990 г., в промышленности с 25 % в 1970 г. до 22 % в 1990 г., в то время как третий сектор (торговля, транспорт, банки и сфера услуг) вырос от 42 % в 1970 г. до 56 % в 1990 г. В случае "развивающихся" стран, третичный сектор вырос от 40 % в 1970 г. до 57 % в 1990 г., тем временем, как число населения, занятого в сельскохозяйственном и рыболовном секторе сократилось с 30 % в 1970 г. до 15 % в 1990 г. (Данные "Мирового рынка рабочей силы в условиях современного капитализма". Очоа Чи, Хуанита дель Пилар. УНАМ. Экономия. Мехико. 1997 г.)
Это значит, что, каждый раз, все большее число трудящихся оказывается направленным на виды деятельности, связанные с повышением продуктивности или ускорением продажи товаров. Таким образом, неолиберальная система действует как сверхфеодал, воспринимая мировой рынок как единое предприятие, управляемое при помощи критериев "модернизации". Тем не менее, неолиберальная "модернизация" куда больше похожа на дикое рождение мировой капиталистической системы, чем на утопическую "рациональность". "Современное" капиталистическое производство продолжает опираться на труд детей, женщин и рабочих-иммигрантов. Из 1 148 млн. детей планеты, по крайней мере 100 млн. живут практически на улице, 200 млн. работают**, и предвидится что к 2000 году работающих детей будет уже 400 млн. Кроме того, называется цифра 146 млн. азиатских детей, работающих в производстве автомобильных деталей, игрушек, одежды, продуктов питания, в сфере металлообработки и в химической промышленности. И эта эксплуатация детского труда характерн не только для стран "развивающихся": 40 % английских детей и 20 % французских работают, чтобы дополнить доход семьи, или же просто чтобы выжить. Кроме того, место для детей есть и в "индустрии" развлечений. По подсчетам ООН, каждый год рынок секса пополняется миллионом детей. (Данные Очоа Чи. Цит. раб.)
Неолиберальная бестия рушит всю общественную сферу планеты, унифицируя все, даже привычные схемы питания. "В мировых чертах, хотя и заметны частные различия в потреблении продуктов питания в каждом регионе (и внутри его), несмотря на это, не перестает быть очевидным процесс унификации, навязываемый поверх этих различий, даже поверх различих физиологически-культурного характера между различными зонами" ("Мировой рынок средств существования. 1960 -1990" Окампо Фигероа, Нашелли и Флорес Мондрагон, Гонсало. УНАМ. Экономия. 1994.).
Эта бестия навязывает человечеству тяжелую ношу. Безработица и невыносимые условия труда миллионов трудящихся во всем мире являются жестокой реальностью и не предвидится ни малейшей тенденции к ее смягчению. Безработица в странах Организации по Сотрудничеству и Экономическому Развитию перешла от 3,8 % в 1966 г. к 6,3 % в 1990 г. Только в Европе она возросла от 2,2 % в 1966 г. до 6,4 % в 1990 г.***
Навязывание всему миру рыночных законов, глобализация рынка разрушает мелкие и средние предприятия. С исчезновением местных и региональных рынков, мелкие и средние производители оказываются безо всякой защиты и без малейшей возможности конкурировать с транснациональными гигантами.
Результат - массовое разорение предприятий. Последствие - миллионы трудящихся без работы.



Размер файла: 150.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров