Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

РОССИЯ В ЗЕРКАЛЕ БАЛКАНСКОГО КРИЗИСА

сборник: РОССИЯ В ЗЕРКАЛЕ БАЛКАНСКОГО КРИЗИСА

“По внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому, — не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными! И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но я и защищаться не буду, потому что знаю, что все точно так именно сбудется, как я говорю, и не по низкому, неблагодарному, будто бы, характеру славян, совсем нет, — у них характер в этом смысле как у всех, — а именно потому, что такие вещи на свете иначе и происходить не могут. Распространяться не буду, но знаю, что нам отнюдь не надо требовать с славян благодарности, к этому нам надо приготовиться вперед. Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают. Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия, отняв их у турок, проглотила бы их тотчас же, “имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени”. Долго, о, долго еще они не в состоянии будут признать бескорыстия России и великого, святого, неслыханного в мире поднятия ею знамени величайшей идеи, из тех идей, которыми жив человек и без которых человечество, если эти идеи перестанут жить в нем, — коченеет, калечится и умирает в язвах и в бессилии.”

Ф.М.Достоевский. Из “Дневника писателя” 1876-1877 гг.


Евгений БАРАНОВСКИЙ

КРИЗИС В КОСОВО И УСИЛИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО СООБЩЕСТВА ПО ЕГО УРЕГУЛИРОВАНИЮ

1.

В целях предотвращения дальнейшего обострения (развернувшегося практически сразу после подписания Дейтоновских соглашений) конфликта в Косово европейское сообщество в 1996 году направило в Югославию свою делегацию для переговоров с Белградом и лидерами косовских албанцев. Представители европейских государств настаивали на расширении автономии албанцев и предупреждали югославские власти о возможности применения санкций против Югославии в случае продолжении использования силы против косовских албанцев. Россия также выступила с заявлением, в котором высказала свою озабоченность сложившейся ситуацией и ее возможными негативными последствиями для Балкан и Европы, подчеркнув при этом необходимость сохранения территориальной целостности югославского государства и недопустимость применения обеими сторонами силы при урегулировании косовского кризиса.

Внимание к конфликту изначально проявили ОБСЕ и НАТО, а также — особо — США. Одновременно под эгидой ООН была создана Контактная Группа (КГ) по Косово, в которую вошли Великобритания, Германия, Италия, Франция и Россия. Так начался процесс расширения международного участия в конфликте в Косово. Состав участников был традиционным, равно как и взаимоотношения этих государств в контексте их интересов на Балканах. Это отразилось и на их связях с конфликтующими сторонами, что предопределило наличие различных подходов и определенных противоречий.

Таким образом, вокруг проблемы Косово возникло внешнее политическое поле, в котором действовали исторически конкурирующие на Балканах государства. И та, и другая стороны конфликта, используя противоречия между внешними участниками этого конфликта, стремились реализовать свои цели. Белград в лице президента С.Милошевича первоначально придерживался жесткой, бескомпромиссной и, в какой-то степени, вызывающей позиции. Он долго не давал согласия на деятельность групп международных наблюдателей ОБСЕ в Косово, расценивая их деятельность как вмешательство во внутренние дела суверенного государства. В то же время у европейского сообщества были серьезные опасения, что в конфликте, помимо полицейских подразделений, стали активнее задействоваться вооруженные силы и спецподразделения Югославии с использованием тяжелой техники. Стали поступать сведения и об актах насилия по отношению к мирному населению. Все это снижало доверие к официальному Белграду.

Под сильным давлением ООН, европейских государств, а также России и США. Белград продемонстрировал свою готовность пойти на первый контакт с лидерами албанской общины Косово. Но албанцы уклонились от этой встречи. Последнее вполне устраивало Белград, который считал, что, опираясь на Россию, он сможет по-прежнему контролировать ситуацию, и у него достаточно сил, чтобы в относительно короткий срок нейтрализовать действия “Армии освобождения Косово”.

Начавшиеся в первые месяцы 1998 года военные действия между отрядами АОК и подразделениями югославской армии и полиции, участившиеся случаи грубейшего нарушения прав человека всеми участниками вооруженных столкновений и по-прежнему отсутствие коммуникаций между сторонами конфликта поставили на повестку дня мировой политики вопрос о возможности применения военной силы как средства прекращения конфликта. Он стал центральным в отношениях между всеми внешними соучастниками косовского конфликта. Речь шла скорее уже не о том, насколько поможет использование силы разрешению конфликта, а о том, что одни фактически говорили о необходимости наказать даже не Сербию, а лично несговорчивого Милошевича, а другие — о негативных последствиях применения силы для Югославии и Балкан.

Необходимо особо отметить, что ситуация усугублялась еще и тем, что речь шла о карательной акции с использованием боевых средств НАТО. При этом НАТО, не имея перспективы получить санкцию ООН на такую акцию (было очевидно, что Россия и Китай не дали бы своего согласия и использовали бы право вето), рассматривала возможность применить силу в обход Совета Безопасности. Более того, к этой операции планировалось привлечь страны, связанные с НАТО Программой “Партнерство ради мира”. Североатлантический союз намеревался бросить вызов ООН и мировому сообществу, поставив под сомнение принципы построения современных международных отношений. НАТО в ультимативном порядке выдвигал Белграду заведомо неприемлемые для него требования: в разгар успешной кампании прекратить боевые действия в крае, неминуемо сопровождавшиеся этническими чистками в отношении косовских албанцев, и вывести войска. Для Белграда это означало сдачу отвоеванных в результате позиционных боев с АОК территорий и моральное поражение. Уже тогда возникла реальная угроза воздушных ударов НАТО по Югославии.

Однако, благодаря активным усилиям государств-членов Контактной Группы, ООН, ОБСЕ и НАТО (в особенности России и США), к лету 1998 года все же удалось развести конфликтующие стороны, заставить их прекратить прямое вооруженное столкновение, хотя при этом обстановка оставалась сложной: противостояние в крае сохранялось.

В июне 1998 года по приглашению Бориса Ельцина Москву посетил Слободан Милошевич. Итогом переговоров двух президентов явилось подписанное 16 июня их совместное заявление по ситуации в Косово, в котором, в частности, оговаривалось обеспечение СРЮ “полной свободы передвижения на всей территории Косово дипломатических представителей иностранных государств и международных организаций, аккредитованных в Косово, в целях ознакомления с ситуацией в крае”, а также была зафиксирована “готовность СРЮ начать переговоры с ОБСЕ о приеме ее Миссии в Косово”.

В соответствии с этим документом, 6 июля 1998 года в зоне конфликта между сербами и албанцами была развернута “Миссия дипломатических наблюдателей” (KDOM — Kosovo Diplomatic Observer Mission) в составе трех групп наблюдателей — от России, США и Европейского Союза.

Первоначально в состав российской группы КДОМ входило 11 человек — сотрудников МИД РФ. В ноябре 1998 года она была усилена до 18 человек.

Группа КДОМ США была наиболее многочисленной и обеспеченной в техническом отношении. В разное время существования Миссии КДОМ она насчитывала от 30 до 160 человек, большинство из которых были кадровыми военнослужащими, и лишь небольшую часть составляли сотрудники Государственного Департамента США, имеющие опыт аналогичных операций.

Группа КДОМ ЕС состояла из 20 человек, главным образом — британских дипломатов и военнослужащих.

В круг задач, стоящих перед КДОМ, входили ежедневные инспекционные поездки по краю, наблюдение за обстановкой и подготовка отчетов для послов государств-членов Контактной Группы в Белграде в целях выработки согласованных действий по косовскому урегулированию. Дипломатические наблюдатели также оказывали содействие развернутой с октября 1998 года в Приштине авангардной технической группе Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в подготовке Контрольной Миссии ОБСЕ в Косово.

В целом, Миссия КДОМ со своими задачами справлялась. За период с июля по октябрь 1998 года ее участникам удавалось ежедневно отслеживать ситуацию в Косово, чаще всего объективно информировать о ней и хотя бы на шаг вперед прогнозировать возможные варианты развития событий. Однако, несмотря на сам факт своего присутствия в крае, Миссия КДОМ была не в состоянии сдерживать вооруженные столкновения и эскалацию конфликта, который все больше приводил к увеличению числа жертв среди мирного населения и потока беженцев.

Возможность применения НАТО силовых действий против Югославии становилась все более реальной перспективой.

На этом фоне в сентябре 1998 года в Нью-Йорке проходило заседание 53-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций. В ходе дискуссий по ситуации в Косово, а также проходящих в рамках сессии встреч на высоком уровне с новой силой проявились разногласия по поводу способов урегулирования косовского кризиса. 22 сентября 1998 года, выступая с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН, российский министр иностранных дел Игорь Иванов высказал негативное отношении Москвы к политике Вашингтона в международных делах, основанных на силе. Определяя российскую позицию по вопросу конфликта в Косово, Иванов заявил: “Силовые методы — это самое крайнее, исключительное средство. Их использование должно строго регламентироваться нормами международного права и, прежде всего, Уставом ООН”. Иванов особо выделил “опасную тенденцию подгонять ООН под чьи-то нужды или вообще подменять ее, в частности, в том, что касается миротворческих операций, имея в виду эрозию уставной прерогативы Совета Безопасности ООН по применению силовых мер принуждения. Нельзя допустить создание прецедента по использованию в кризисных ситуациях того или иного военного потенциала без согласия Совета Безопасности ООН. Военное вмешательство со стороны Запада в решение проблемы Косово чревато большой войной с непредсказуемыми последствиями для всего балканского региона и всей Европы. По нашему глубокому убеждению, политическое решение является единственным... с предоставлением этому краю широкой автономии при строгом уважении территориальной целостности СРЮ” [1]. Таким образом, со всей определенностью было заявлено мнение России в данном вопросе, базирующееся на трех основных положениях:

• прекращение насилия с обеих сторон;

• использование всех средств для предотвращения гуманитарной катастрофы (в результате активных действий России Белград согласился допустить в район конфликта миссии гуманитарных организаций);

• продолжение переговорного процесса.

Одобренная Советом Безопасности ООН 23 сентября 1998 года резолюция №1199 [2], в которой прежде всего содержится требование ко всем сторонам конфликта немедленно прекратить боевые действия в Косово и обеспечить соблюдение прекращение огня, также вызвала немало споров. Накануне состоявшейся в рамках сессии встреч И.Иванова с Б.Клинтоном, американский президент заявил, что с принятием этой резолюции США и их союзники по НАТО приблизились к военной акции против югославских сил в Косово, отметив, что альянс “переходит от стадии планирования к стадии готовности к действиям”. При этом, текст резолюции СБ ООН №1199 не содержал санкции на применение силы. В Пентагоне же относительно развития обстановки вокруг Косово уже тогда высказывались более резко, чем в Белом Доме. Министр обороны США Уильям Коэн заявил, что “применения силы избежать вряд ли удастся” [3]. Надо отметить, что Североатлантический альянс к возможному вторжению на территорию Югославии готовился давно, а де-факто принимать участие в конфликте в Косово стал с момента перехода его в военную стадию. Вооруженные силы этой организации развернули свои подразделения в Средиземноморье: как с целью устрашения, так и для подготовки нанесения удара по Югославии. В рамках Программы “Партнерство ради мира” НАТО провела маневры в Албании (август 1998г.), а также в Македонии (сентябрь 1988г.), причем в последних принимали участие и балканские страны, не входящие пока в НАТО: Албания, Болгария, Греция и Румыния. Под эгидой НАТО в рамках указанной программы стали формироваться балканские миротворческие силы.

По окончании сессии Генеральной Ассамблеи ООН 25 сентября 1998 года состоялась встреча министров иностранных дел стран “большой восьмерки” с участием министра иностранных дел России Игоря Иванова, в ходе которой, в частности, была достигнута важная договоренность по Косово — принято решение о срочных совместных дипломатических мерах по урегулированию кризиса.

Международные дипломатические усилия вскоре принесли плоды. После длительных переговоров в Белграде спецпредставитель президента США Ричард Холбрук и президент Югославии Слободан Милошевич пришли к соглашению, которое позволило отложить и на некоторое время “заморозить” подготовленные авиаудары НАТО по позициям югославской армии в Косово. Соглашением признавалась территориальная целостность Сербии; предусматривалось, что миротворческий контингент в Косово, против которого так долго выступал С.Милошевич, будет состоять из невооруженных наблюдателей ОБСЕ, а не из военнослужащих НАТО. В результате достигнутого соглашения в крае были прекращены боевые действия, правительство Сербии восстановило контроль над большинством территорий, ранее занятых сепаратистами, югославские войска вернулись в места постоянной дислокации, возобновилась гуманитарная помощь пострадавшим в ходе боев лета-осени 1998 года.

15 октября 1998 года в Белграде начальником генерального штаба СРЮ и Верховным главнокомандующим ОВС НАТО в Европе было подписано соглашение, предусматривающее учреждение миссии НАТО по воздушному контролю над территорией Косово (NATO Kosovo Verification Mission), которая была призвана дополнить в военном отношении гражданскую Миссию ОБСЕ по проверке в Косово. По этому соглашению разведывательные самолеты НАТО начали выполнять инспекционные полеты над территорией Косово в целях контроля за соблюдением положений резолюции Совета Безопасности ООН №1199.

16 октября в Белграде Федеральное правительство СРЮ и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе заключили соглашение о размещении на территории Югославии Миссии ОБСЕ по проверке в Косово. Соглашение подписали с югославской стороны министр иностранных дел СРЮ Живадин Йованович, со стороны ОБСЕ — действующий в то время председатель организации, министр иностранных дел Польши Бронислав Геремек.

24 октября 1998 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию №1203, в которой выражается удовлетворение международного сообщества заключением двух упомянутых выше соглашений, отмечается одобрение правительством Сербии соглашения “Холбрук-Милошевич”, обращается особое внимание на публичное обязательство президента Югославии завершить ко 2-му ноября 1998 года переговоры о рамках политического урегулирования в Косово, содержится требование к югославским властям и косовским албанцам полностью и оперативно выполнить требования резолюций Совета Безопасности ООН 1160 и 1199, а также в полной мере осуществлять сотрудничество сторон конфликта с Миссией ОБСЕ по проверке в Косово (МПК).

Решением Постоянного совета ОБСЕ №263 от 25 октября 1998 года МПК была учреждена. По соглашению “Геремек-Йованович” 2 тысячи невооруженных наблюдателей из стран-членов ОБСЕ были призваны в соответствии с резолюцией СБ ООН №1199 осуществлять контроль за соблюдением прекращения огня в крае и перемещением югославских войск, способствовать возвращению беженцев из Косово и перемещенных лиц, готовить проведение выборов и оказывать помощь в строительстве демократических институтов, содействовать формированию органов местного самоуправления и полиции, участвовать в восстановлении разрушенного войной жилищного и коммунального хозяйства, осуществлять контроль за соблюдением прав человека.

Развертывание Миссии в полном объеме завершилось к середине января 1999 года. Состав и структура Миссии формировались так, как подсказывала практика. Подразделения МПК создавались в соответствии с мандатом Миссии, а численность наблюдателей, исходя из функциональных потребностей, составила в итоге 1400 человек, представлявших 54 страны.

В октябре-ноябре 1998 года на большей части территории Косово соглашение о прекращении огня в целом соблюдалось. К декабрю 1998 года даже появились признаки относительной стабилизации общей военно-политической ситуации в крае. Значительная часть албанского населения Косово, большинство политических партий и организаций, а также руководителей местных органов власти в беседах с представителями МПК демонстрировали понимание необходимости сдерживания антагонизма между этническими группами, в целом одобрительно отзывались о работе в крае Миссии ОБСЕ.

Однако, в декабре 1998 года обстановка в Косово резко ухудшилась: возросло количество терактов со стороны непримиримых отрядов АОК и ответных действий югославских сил безопасности, которые, надо признать, до этого времени стремились придерживаться достигнутого соглашения о прекращении огня, не отвечать на провокации, теряя людей, проявлять сдержанность. В докладе Генерального секретаря ООН Кофи Аннана на Совете Безопасности 24 декабря 1998 года, в котором рассматривалось развитие ситуации в Косово в течение декабря, с тревогой отмечалось опасное возрастание напряженности в крае. В частности, приводились сведения о пятидесяти гражданских лицах, военнослужащих и сепаратистах, погибших в результате вооруженных конфликтов в первой половине месяца. Со своей стороны, в этот же день Генеральный секретарь Солана выступил с заявлением о “готовности НАТО действовать”.

В свою очередь, политический диалог по-прежнему не складывался. Еще в ноябре 1998 года специальный представитель США по урегулированию в Югославии, американский посол в Македонии Кристофер Хилл представил проект соглашения по Косово, который предусматривал создание независимых институтов власти в крае, что отвечало интересам лидеров косовских албанцев, но не устраивало официальный Белград. В начале декабря маятник переговорного процесса качнулся в сербскую сторону, и второй проект К.Хилла уже включал в себя основные требования обеих сторон конфликта. 7 декабря 1998 года руководитель албанской переговорной группы, политик крайне радикальных взглядов Фехми Агани провел в Приштине пресс-конференцию, в ходе которой выразил категорическое несогласие албанской стороны со второй редакцией проекта соглашения. По его мнению, Белград, сохраняя за собой Косово, превратит в фикцию Конституцию и парламент края, институт президента и правительства. Было объявлено о намерении албанской стороны разработать собственный проект политического соглашения по Косово, с которым она готова выйти на суд международного сообщества.

К концу 1998 года переговоры зашли в тупик. На этом неблагоприятном военном и политическом фоне любое обострение в Косово могло послужить поводом для эскалации конфликта и еще большего вовлечения в него внешних сил.

2.

1999 год начался с захвата заложников обеими сторонами конфликта, которые таким образом демонстрировали твердость своих позиций и непримиримость в отстаивании своих интересов. 8 января группа боевиков АОК захватила восемь военнослужащих югославской армии. При посредничестве МПК, личном участии ее директора, посла США Уильяма Уокера и председателя ОБСЕ Кнута Воллебека кризис с заложниками удалось разрешить. Однако югославское военное и политическое руководство, убеждаясь в том, что АОК не намерено считаться ни с попытками политического урегулирования, ни с обязательствами лидеров косовских албанцев не идти на крайние меры, стало чаще прибегать к решительным действиям по уничтожению АОК.

14-15 января 1999 года усиленные специальные полицейские части при огневой поддержке югославской армии осуществили самую масштабную операцию по уничтожению крупной группировки боевиков АОК в районе деревни Рачак в 30 километрах к югу от Приштины. По данным сербских военных, около ста боевиков было уничтожено, однако район остался под контролем сепаратистов. Существует версия, что данной операцией югославских сил АОК воспользовалась для провокации: дело в том, что на следующий день в одном из оврагов зоны боев наблюдатели ОБСЕ обнаружили тела нескольких десятков албанцев, включая женщину и подростка, большинство из которых были в гражданском. По этой версии, которой до сих пор придерживается сербская сторона, тела погибших были снесены в одно место и расстреляны повторно для того, чтобы показать всему миру зверства сербов. На место боев АОК пригласила руководителей МПК и всех иностранных тележурналистов. Директор миссии ОБСЕ У.Уокер охарактеризовал увиденное как преступление против человечности и расправу над мирным гражданским населением, что было мгновенно растиражировано по всему миру СМИ. Надо сказать, что аргументом в поддержку версии о провокации АОК послужили результаты парафиновой экспертизы ладоней убитых, проведенной международной группой патологоанатомов, включая российского представителя, которая показала наличие пороха на ладонях всех погибших. По оценке криминалистов, это свидетельствует о том, что убитые пали в бою с оружием в руках, а расположение тел похоже на инсценировку. Обнародованное официальное заключение экспертизы не подтвердило и не опровергло этой версии, однако сам факт трагедии стал поворотным моментом в развитии всего косовского кризиса — после 15 января надежда на мирное урегулирование стала угасать с каждым днем [4].



Размер файла: 75.3 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров