Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Выемочно-погрузочные работы и транспортирование горной массы карьеров: Лабораторный практикум / Сост. Б.П. Караваев; ГОУ ВПО «СибГИУ». – 2003 (6)
(Методические материалы)

Значок файла Проект кислородно-конвертерного цеха. Метод. указ. / Сост.: И.П. Герасименко, В.А. Дорошенко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2004. – 25 с. (6)
(Методические материалы)

Значок файла Веревкин Г.И. Программа и методические указания по преддипломной практике. Методические указания. СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 14 с. (3)
(Методические материалы)

Значок файла Программа и методические указания по производственной специальной практике / Сост.: И.П. Герасименко, В.А. Дорошенко: СибГИУ. – Новокузнецк, 2004. – 19 с. (4)
(Методические материалы)

Значок файла Определение величины опрокидывающего момента кон-вертера (4)
(Методические материалы)

Значок файла Обработка экспериментальных данных при многократном измерении с обеспечением требуемой точности. Метод. указ. к лабораторной работе по дисциплине «Метрология, стандартизация и сертификация» / Сост.: В.А. Дорошенко, И.П. Герасименко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2004. – 20 с. (9)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания по дипломному и курсовому проектированию к расчету материального баланса кислородно-конвертерной плавки при переделе фосфористого чугуна с промежуточным удалением шлака / Сост.: В.А._Дорошенко, И.П _Герасименко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2003. – с. (10)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Возникновение и формирование российской диаспоры за рубежом

Надежда Пушкарева

Российское государство было издавна вовлечено в историю мировых миграций. История иммиграции в Россию из других стран и внутренних перемещений народов в границах Российского государства привлекали внимание исследователей еще в XIX в. И вместе с тем складывание русской диаспоры за рубежом оставалось темой на удивление малоизученной.

До конца XIX в. данные об эмиграции из Российской империи практически не попадали в публикации, так как эта информация и тогда считалась секретной, а царское правительство предпочитало делать вид, что эмиграции не существует. В XX в. в ряде работ, опубликованных до начала Первой мировой войны, были впервые поставлены задачи изучения проблемы, собраны некоторые статистические данные, касавшиеся конца XIX в. (с начала 80-х гг.) и до 1914 г. После революции 1917 г. появился ряд работ по истории политической эмиграции в России в XIX–XX вв. Но это были не столько исторические исследования, сколько отклики историков и публицистов на идеологические запросы того времени . Тогда же были сделаны первые попытки периодизации истории российской эмиграции XIX – начала XX в., совпадающей с ленинской периодизацией истории освободительного движения в России. Это упрощало анализ сложного процесса эмиграции, хотя бы уже потому, что эмиграция из России была не только политической, а политическая далеко не сводилась к трем этапам освободительного движения, – ее «волн», потоков было значительно больше.

В конце 1920-х гг. появились и первые работы, рассказывающие об эмиграции из России после октября 1917 г. К этой теме приступали и «возвращенцы» 1920-х гг. , стремившиеся не столько дать общий исследовательский обзор численности, настроений, условий жизни русских за рубежом, сколько изложить собственные версии и воспоминания о недавних событиях .

Однако с 1930-х гг. все темы, связанные с эмиграцией, фактически попали в разряд «запрещенных», а источники, в том числе и воспоминания, оказались в спецхранах библиотек и архивов. Поэтому вплоть до достопамятной «оттепели» 1960-х гг. в СССР не было опубликовано по «эмигрантской теме» ни одной сколько-нибудь значительной исследовательской работы.

В самом конце 1950-х – начале 1960-х гг. в СССР возвратились некоторые бывшие эмигранты, обнародовавшие вскоре свои воспоминания . Историей «белой эмиграции» стали интересоваться те исследователи, которые занимались изучением борьбы партий и классов в начале XX в. Однако и работы советских ученых того времени, и публикации зарубежных авторов рассматривали главным образом ее послеоктябрьскую волну. При этом и те, и другие работы были политизированы .

Первым значительным шагом в изучении темы стали в 70-е гг. работы Л.К. Шкаренкова и А. Л. Афанасьева . В них собран значительный конкретный материал по истории «белой» и «антисоветской» эмиграции, несмотря на чинимые в то время препятствия к его выявлению и обобщению. «Эмигрантской темой» в годы застоя можно было заниматься, только «разоблачая» буржуазную идеологию и осуждая уехавших . Одновременно за рубежом появился ряд интересных, насыщенных конкретным материалом монографии по истории российской эмигрантской литературы, культурной жизни в целом . По мере того, как советское литературоведение, искусствоведение, науковедение старались «забыть» и «вычеркнуть» многие имена бывших соотечественников – деятелей искусства, науки, культуры, зарубежные авторы ставили своей задачей сделать все возможное, чтобы эти имена сохранить . Задолго до появления в советской исторической литературе работ по истории инакомыслия в СССР в зарубежной историографии были уже опубликованы книги и по этой тематике .

С началом демократизации нашего общества с середины 1980-х гг. интерес к русскому зарубежью, всегда подспудно существовавший в стране, выплеснулся в виде множества статей на страницы газет, журналов, популярных книг. В них журналисты делали первые попытки переосмыслить старые представления об эмиграции , а историки коснулись некоторых конкретных страниц ее прошлого . За рубежом же исследователи «русской культуры в изгнании» получили новый импульс к расширению и углублению проблематики своих работ .

Целью настоящего очерка является задача проследить на основе литературы и опубликованных источников главные этапы возникновения и формирования русской диаспоры за рубежом, начиная с истоков этого процесса и кончая современностью, выявить (на протяжении более широкого хронологического промежутка, чем это делалось ранее) связь эмиграции из России с внутренними процессами, происходившими в стране, как политическими, так и социально-экономическими. Нам хотелось бы представить масштабы российской эмиграции в прошлом и настоящем, раскрыть то новое, что она внесла в мировой процесс переселения народов в разные периоды истории и что внесло новое и новейшее время в проблему эмиграции российского населения в другие страны. Стремясь к обобщению результатов исследовательского анализа российских и зарубежных ученых, интересующихся проблемами российской эмиграции, необходимо сказать, что значительная часть конкретных фактических материалов по истории российской эмиграции за последние полвека взята из прессы и вторичных источников, в том числе и количественные данные статистических учреждений Российской Федерации.

* * *

История переселения наших соотечественников, в результате которого за границей складывается русская диаспора, насчитывает несколько столетий, если учитывать вынужденные бегства за рубеж политических деятелей еще в период средневековья и раннего нового времени . В Петровскую эпоху к политическим мотивам отъезда за рубеж добавились религиозные . Процесс же экономических миграций, столь характерный для стран Центральной и Западной Европы и вызванный излишками трудовых ресурсов и малоземельем, практически не затрагивал Россию до второй половины XIX в. Правда, от XVI–XVIII вв. до нас дошли сведения о русских переселенцах в дальние земли, в том числе в Америку , Китай , Африку , но подобные миграции, будучи очень незначительными по численности, вызывались зачастую не только экономическими причинами: одни чувствовали «зов дальних морей», другие бежали от злосчастия, ища на чужбине покоя или успехов.

Российская эмиграция стала действительно массовой лишь в XIX в., так что о процессе формирования русской диаспоры можно говорить не ранее второй четверти прошлого столетия, когда антицаристская политическая эмиграция из России стала беспрецедентным явлением в истории мировых переселений народов и этносов, причем не столько из-за многочисленности, сколько из-за масштабности и исторической роли. История ее в советской историографии рассматривалась в связи с «этапами освободительного движения». Действительно, подъемы и спады выезда политэмигрантов из России находились в прямой связи с внутренней политикой правительства и его отношением к «революционным мыслям», однако периодизация истории российской политической эмиграции не свегда совпадает с ленинскими «этапами».

Первая “волна” политэмигрантов из России, состоявшая всего лишь из нескольких десятков россиян, прибегнувших к “невозвращенчеству”, была прямым следствием репрессий правительства, вызванных выступлением на Сенатской площади в 1825 г. Главным центром российской эмиграции того времени был Париж. После революции 1848 г. он преместился в Лондон, где, как известно, была основана первая Вольная русская типография. Благодаря ей русская эмиграция оказалась связанной с политической жизнью самой России и стала одним из ее существенных факторов . Особенностями “дворянской эмиграции” из России во второй четверти XIX в. был сравнительно высокий уровень жизни выехавших за рубеж россиян (например, А.И.Герцен и Н.П.Огарев успели распродать свою недвижимость в России и перевести свои состояния во Францию, да и другие дворяне были обеспечены капиталами) . Многие политэмигранты первой “волны” выехали в свое время вполне легально.

Другое дело – политэмигранты второй “волны”, возникшей не столько после отмены крепостного права, сколько после польского восстания 1863 – 1864 гг. Эта так называемая “молодая эмиграция” состояла из тех, кто бежал из России, уже разыскиваемый полицией, кто спасался от тюрьмы, самовольно оставил место ссылки и т.п. Уехавшие в первой четверти XIX в. не рассчитывали на возвращение и старались заранее обеспечить свою жизнь за рубежом. Эмиграция же второго потока была куда более “текучей”: уехавшие нередко возвращались обратно. Поэтому ни демократы-шестидесятники, ни сменившие их народники не успевали создать за границей “налаженного” быта . Зачастую их выездные документы были даже не до конца оформлены. Российские чиновники, как известно, ограничивали пребывание россиян за границей сроком в пять лет. после истечения этого срока нужно было просить губернатора (а для дворян – чиновника в Министерстве иностранных дел России) о продлении срока действия паспорта (стоившего более 15 рублей). Отсутствие же соответствующей бумаги могло вести к лишению российского гражданства, а его имущество в этом случае переходило в опекунское управление. Государственный налог, взимавшийся с официально выезжавших, превышал 25 рублей . Понятно, что при таких порядках выехать обычным путем за границу и жить там могли лишь состоятельные люди.

Расширение социального состава эмиграции в 1860-х – начале 80-х гг. коснулось лишь политической ее части: к дворянам прибавились мещане, разночинцы, интеллигенция. Именно тогда, в третьей четверти XIX в., в этой среде появились и профессиональные революционеры, по нескольку раз уезжавшие за рубеж и вновь возвращавшиеся в Россию. За границей они старались найти контакт с обучающейся там российской молодежью, с деятелями русской культуры, длительно жившими в Европе (И.С.Тургенев, С.А.Ковалевской, В.Д.Поленовым и др. ) В немецкой части Швейцарии возник новый крупный регион расселения политических беженцев, пользовавшийся репутацией “второй России”. Этому способствовало и перемещение герценовской Вольной русской типографии из Лондона в Женеву . Русские политические беженцы того времени жили уже не за счет личных капиталов, а за счет литературного труда, уроков в семьях и т.д.

Третья “волна” российской политической эмиграции, возникшая после второй революционной ситуации и внутриполитичсекого кризиса начала 80-х гг., охватила почти четверть века. Вначале упадок революционного движения в стране сделал русскую политическую эмиграцию более прочной, замкнутой, более отрезанной от российских реалий. В среде ее появились провокаторы, сформировалась система политического сыска за границей (глава Гартинг-Лангдезен ). Однако спустя десятилетие оторванность русских политических эмигрантов от родины была преодолена: эмигранты-марксисты создали свой “Союз русских социал-демократов за границей”. И хотя В.И.Ленин и считал этот союз “оппортунистическим”, призывая создать в противовес ему «настоящую революционную организацию» , стоит учесть то, что Первый съезд РСДРП признал «Союз» официальным представителем социал-демократической партии за рубежом. Левое крыло российской политической эмиграции («большевизм») занял ведущее место в ней в первые же годы XX в. Издательства, типографии, библиотеки, склады, касса партии – все это находилось за границей .

Менее тщательно изучена советскими историками деятельность политэмигрантов иной идейной ориентации, хотя их тоже было немало . Известно, например, что некоторые активные деятели российской политэмиграции этой «волны» оказались привлеченными к масонским ложам. Весной 1905 г. в них вступили десятки представителей российской интеллигенции, как временно проживавшие за рубежом, так и эмигранты «со стажем», заставив царскую «охранку» задуматься над внедрением своих осведомителей и в эти объединения .

Социальный состав политической эмиграции из России третьего потока сильно изменился, особенно после революции 1905 – 1907 гг.: в эмиграции появились рабочие, крестьяне, солдаты. 700 матросов бежали в Румынию только с броненосца «Потемкин» . Они устраивались на работу на промышленные предприятия. Интеллигенция зарабатывала себе на жизнь трудом по найму в качестве чертежников (один из эмигрантов работал даже факельщиком при погребальных процессиях) . Найти работу считалось удачей . Дороговизна заграничной жизни вынуждала к частой перемене места жительства, переездам в поисках приемлемых условий. Поэтому учет численности русских, находящихся по политическим причинам на чужбине, так сложен, а выводы о значимости тех или иных центров или регионов их размещения расплывчаты. Если в начале 80-х гг. XIX в. в вынужденном изгнании за рубежом находилось около 500 человек , то за четверть века за счет расширения социального состава политэмиграции это число по меньшей мере утроилось.

Кроме того, третья «волна» политической эмиграции из России совпала с первым заметным потоком трудовых (экономических) миграций за ее пределы. В основе их лежало не столько «относительное перенаселение», сколько различия в заработной плате за одни и те же виды труда в России и за рубежом. Несмотря на слабую заселенность, исключительные природные богатства, огромные площади неосвоенных земель, Россия была страной растущей эмиграции. Желая сохранить реноме, царское правительство не публиковало данные о ней. Все подсчеты тогдашних экономистов были основаны на иностранной статистике, прежде всего германской, долгое время не фиксировавшей национальную и конфессиональную принадлежность выехавших . До начала 80-х гг. XIX в. число покинувших Россию по экономическим мотивам не превышало 10 тыс. человек, нос указанного периода начало расти. Этот рост продолжался вплоть до торгового договора России и Германии 1894 г., облегчившего переход границы с краткосрочными разрешениями, заменявшими населению паспорта и позволявшими ненадолго выезжать и быстро возвращаться .

Более половины выезжавших из России по экономическим мотивам в конце XIX в. оседало в США. За период с 1820 по 1900 г. сюда прибыло и осталось 424 тыс. подданных Российской империи . Какая часть этих «подданных» была собственно русской – вопрос нерешенный, поскольку нет репрезентативных данных. В российской историографии начала XX в. господствовало мнение, что тогда эмигрировали лишь «политические» и «инородцы», а «коренное население за границу не уходило» . Действительно, отъезд нескольких тысяч собственно русских (что составляло 2% уехавших) вряд ли сопоставим с исходом евреев (38% убывших), поляков (29%), финнов (13%), прибалтов (10%) и немцев (7%) .

Выезжали российские эмигранты через финские, русские, германские порты, где и велся учет отъезжающих. На основании данных германской статистики известно, что за 1890 – 1900 гг. выехало всего 1200 православных. Преобладали мужчины трудоспособного возраста. Женщины составляли всего 15 %, дети (до 14 лет) – 9,7 %, по роду занятий выезжали больше всего ремесленники . Никаких законоположений, регулирующих эмиграционные потоки, в России не было. эмиграция была, по сути, противозаконной и нелегальной.



Размер файла: 69.9 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров