Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА

Этнокультурный подход к изучению сущности человека и его развития может служить средством преодоления противостояния и разрыва между природой человека и социумом, природным индивидом и социальным, процессами индивидуализации и социализации, онтогенезом и социогенезом. В статье приводятся результаты эмпирических исследований, задачей которых явилось изучение психологических закономерностей развития этнической индивидуальности человека, средством чего становится этнокультурный мир.

Ключевые слова: этнокультурное развитие, этнокультурный мир, этническая индивидуальность, культурное опосредствование.

 

Предлагаемая работа является откликом на статью В.И.Слободчикова и Е.И.Исаева «Антропологический принцип в психологии развития» [10]. Я хотела бы представить некоторые дополнения и эмпирические подтверждения, а может быть, и уточнения, детализацию предложенного этими авторами парадигмального ряда в психологии развития человека.

Исторически сложившиеся системы представлений о сущности человеческой психики и о закономерностях ее развития, реализованные в традиционных психологических учениях, воплощают в себе основные парадигмальные соотношения: «человек — природа», «человек — общество», «человек — культура», «человек — божество», «субъект — объект». Мир есть организованная иерархия различных одновременно осуществляющихся способов существования человека [9; 264–300] как существа природного, социального, практического, духовного, включенного в отношения со значимой и соотносимой с ним объективной и трансцендентной реальностью. С позиций антропологического принципа в психологии развития человека [10] ни одна из основных парадигмальных установок в отдельности, ни они вместе, ни их многообразные сочетания принципиально не меняют наших представлений о сущности психического, о развитии, его предпосылках, условиях и т.д.

Антропологическая парадигма позволяет ответить на вопрос: «как, в свете именно психологической теории, возможен человек по сущности своей, которая не есть совокупность (и даже не ансамбль) его отдельных проекций, сколь бы значимы и богаты они бы ни были?» [10; 11]. Природа и общество как фундаментальные предпосылки становления человека не могут быть содержательными характеристиками ни его самого, ни его мира [10; 8]. Очевидно, что мир человека

 

61

 

есть способ организации и развития его жизнедеятельности в определенной культурной форме, в имеющемся культурном пространстве.

Остановимся на основных теоретических положениях о сущности человека и особенностях его развития в этнокультурной парадигме.

В этнокультурной парадигме осуществляется преодоление противопоставления и разрыва между субъективным и объективным, природой человека и социумом, процессами индивидуализации и социализации, что позволяет изучать и человека со стороны индивидуально-своеобразного в совокупности его сущностных сил и социотипического, аккумулирующего в себе психокультурный потенциал человеческого рода. С учетом генеральной задачи, решаемой в рамках парадигмы развития: «выявление и описание механизмов преобразования человеком природных и социальных предпосылок, культурных и духовных условий в средства своего развития и саморазвития» [10; 17], основными проблемами этнокультурной парадигмы развития можно считать выявление и описание механизмов преобразования этнокультурного мира в мир индивидуальности и превращения индивидуальности в объект этнокультурного мира, порождения ею разнообразных паттернов человеческой культуры. Это делает особенно важным установление закономерностей развития этнической индивидуальности.

В последние годы в науке предложено немало способов выделения адекватного предмета теоретического анализа связи ребенка с социокультурной средой и процесса его развития (например, [4]): «ниши развития» ребенка в рамках его повседневного окружения [21], [24]; зоны свободного движения как взаимодействия ребенка с различными элементами окружающей cреды [22]; культурных практик как культурно организованных видов деятельности [4]. Общей особенностью всех подходов является то, что в качестве активных агентов развития ребенка рассматриваются и он сам, и его социокультурное окружение.

В отношениях человека с окружающим миром обнаруживается культурно-ценностный потенциал человеческой общности. Приобщение к нему осуществляется через посредника — медиатора (Л.С.Выготский), к которому можно причислить знак, слово, символ, миф, жест, движение, ритуал, а также этнокультурные признаки, которые воплощают в себе значение (А.Н.Леонтьев) как обобщенное отражение действительности, зафиксированное в сознании в форме знаний о способах организации и развитии жизнедеятельности народа. Только посредством их происходит преобразование натуральных (реальных) психических форм в идеальные (культурные) человеческие способности. В результате индивид обретает свою культуру: культуру поведения (потребности, аффекты, общение, действия), духовную культуру (культуру мысли, культуру слова) [16]; реальная (натуральная) форма психического становится идеальной, культурной. К базовому процессу развития в этнокультурной парадигме относятся многообразные формы культурного знаково-символического опосредствования, «окультуривания натуры» [10].

Этнокультурное развитие в онтогенезе развертывается в континууме освоения культуры, которая не перестает предъявлять человеку определенного рода предписания, санкции и ограничения, касающиеся способа, формы, меры, порядка исполнения действий в повседневной жизни с конкретным набором культурных знаний, умений, навыков. Центральным в этнокультурном развитии человека является усвоение способов взаимоотношений и взаимодействия с миром, сформированных в ходе овладения культурным опытом и основанных на овладении набором культурных средств своего народа. Очевидно, что предметом анализа этнокультурного развития человека является культурная практика, культурные формы деятельности [4], т.е.

 

62

 

система жизнедеятельности человека в контексте этнокультурного мира.

Стержневым теоретическим положением в этнокультурной парадигме развития можно считать следующее: этнокультурный мир служит для человека средством развития его этнической индивидуальности, сущность которого определяется индивидуальностью этнокультуры и этнокультурой индивидуальности.

Теоретические положения нуждаются в эмпирическом подтверждении. Работа в этом направлении представлена в эмпирической части статьи. Делается попытка решить одну из основных задач этнокультурной парадигмы — выявить психологические закономерности этнокультурного развития человека, иначе говоря, развития его этнической индивидуальности, средством которого является приобщение к этнокультурному миру.

 

ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

 

В исследовании участвовали 242 испытуемых — представители различных этнокультурных (удмурты, татары, коми-пермяки, русские), статусно-региональных (область, республика, город, село) и возрастных (дошкольный, подростковый, юношеский возраст) групп. Организация и подбор методик исследования были осуществлены с учетом особенностей возрастного развития детей в различных специфических условиях этнокультурной среды (сельские и городские дошкольники-удмурты; подростки-татары, проживающие в условиях инокультуры; юноши: коми-пермяки и русские, проживающие в национальном округе). Рассмотренные этнокультурные комбинации обеспечивают оптимальный уровень обобщенности данных. Использованные психодиагностические методы включали интервью (для дошкольников), диагностику особенностей развития этнического самосознания (ЭСС) [15], проективный рисунок [3], семантический дифференциал [8], рисуночные ассоциации (детский вариант) [14]; исследование самоотношения (МИС) [7], «Кто Я» [19], самоактуализационный тест (САТ) [2] для юношей.

Обработка эмпирических данных осуществлялась с помощью контент-анализа открытых ответов различными методами: процедурами описательной статистики (выявление основных характеристик распределения), корреляционным, факторным по методу главных компонент, кластерным анализом. Для этого использовался пакет прикладных программ SPSS for Windows для персонального компьютера.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

 

При эмпирическом исследовании особенностей этнокультурного развития детей дошкольного возраста, проживающих в разных статусно-региональных условиях, первая выборка включила детей подготовительной национальной удмуртской группы детского сада-прогимназии в возрасте 6–7 лет (20 человек), обучающихся по национальной программе с включением этнорегиональных компонентов (г. Ижевск Республики Удмуртия). Во вторую группу вошли дети (20 человек) удмуртской национальности: воспитанники детского сада с традиционной системой обучения и воспитания (с. Вавож Республики Удмуртия) в возрасте 6–8 лет.

Детям были заданы следующие вопросы:

1. Фамилия, имя, возраст, пол.

2. Национальность собственная и родителей. Чем объясняется отнесение к определенной национальности?

3. К какому народу относишь ты себя?

4. Какой язык (языки) знаешь? Какой считаешь родным? На каком языке говорят в семье, дома? На каком языке любишь слушать сказки?

 

63

 

5. Знаком ли ты с национальной одеждой, с ее особенностями?

6. С какими национальными праздниками и обычаями, традициями ты встречался?

7. Знаешь ли народные песни и танцы?

8. Какие пословицы и поговорки есть у твоего родного народа?

9. Какие сказки, герои сказок тебе знакомы?

10. Каких известных земляков (поэтов, писателей, композиторов, ученых и т.д.) ты знаешь? Кем гордится народ, к которому ты себя относишь, и ты сам?

11. Есть ли отличия между твоим народом и другими? Если есть, то какие?

В случае недостаточного обоснования ответов ребенку предлагались уточняющие дополнительные вопросы.

Анализ полученных результатов показал, что в сравнении с сельскими детьми всех городских детей можно считать билингвами: они могут говорить как на родном, так и на русском языке (12 из них считают родным национальный язык, 8 — русский). В детском саду они общаются на двух языках. 11 человек в семье говорят на родном языке; с другими (9 человек) родители разговаривают только на русском языке. Предпочтений к языкам дети не обнаруживали. Что касается сельских детей, то все они считают национальный язык родным, предпочитают на нем говорить и слушать сказки.

Городские дети ответили на 67,3 % вопросов, а сельские — лишь на 46 %. Это можно объяснить тем, что в национальном саду-прогимназии дополнительно реализуется программа этнокультурного развития ребенка, посредством которой дети знакомятся с особенностями культуры своего народа, тогда как сельский детский сад работает по традиционной программе обучения и воспитания. В большинстве городские дети умели правильно обосновывать и объяснять свой выбор, что обусловлено спецификой образовательной системы обучения и воспитания в городских дошкольных учреждениях. При этом несмотря на правильность обоснования ответов, городские дети предлагают меньшее число их вариантов (1–3) по сравнению с сельскими (2–4). Этот факт можно объяснить тем, что сельские дети непосредственно включены в культурную практику своего народа, в специфический этнокультурный мир, тогда как городские дети, проживающие в урбанизированной русскоязычной среде, лишены подобного окружения.

На вопрос о наличии отличительных особенностей в поступках и поведении своего народа по сравнению с другими (например, русским) городские дети (6 человек) ответили утвердительно с некоторой попыткой обоснования: они слышали от взрослых, что удмурты добрые, никому не угрожающие, мягкие, а русские строгие, опасные, сильные. Десять детей считали, что все люди одинаковы, четверо затруднились ответить. В свою очередь семеро сельских ребят полагали, что отличия есть, но только двое из них смогли это объяснить (по словам взрослых, удмурты лучше, чем русские); остальные ответить не смогли. Необходимо учитывать, что в этом возрасте осознание «своих» основано на ежедневном конкретном собственном опыте общения с окружающими, тогда как представление о других народах базируется на синтезированном групповом, абстрактном образе «иных» [5], формирование которого зависит прежде всего от этнических стереотипов и установок окружающих взрослых.

Таким образом, мы обнаружили, что дети дошкольного возраста, развитие которых проходит в непосредственном взаимодействии с этнокультурным миром, в системе жизнедеятельности этнической группы, качественно иначе воспроизводят этническую картину мира по сравнению с детьми, лишь только получавшими знания о нем, хотя последние предлагают большее число вариантов.

Размер файла: 211 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров