Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (3)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

М.М. БАХТИН И Л.С. ВЫГОТСКИЙ: ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ КАК «ФЕНОМЕН ГРАНИЦЫ»

В сферу интересов автора входит изучение той "пропасти", которую Л.С. Выготский обнаружил между словами и миром, а также этико-риторической природы семиотического "моста", который мы строим через нее. Дальнейший анализ этих вопросов возможен в предложенных М.М. Бахтиным терминах диалогичности лингвистической коммуникации [1]-[3] для формулировки того, что может быть названо нерепрезентативной теорией интеллекта. Согласно М.М. Бахтину, такая "пропасть" существует тоже, не только между словами и миром, но и между двумя собеседниками. Таким образом, для него коммуникация никогда не оказывается просто передачей идеи из головы одного индивида в голову другого; скорее, это процесс, при котором лица, участвующие в диалоге, пытаются каким-то образом воздействовать на поведение друг друга. Поскольку человек никогда не может в полной мере оказаться на месте другого (не потеряв при этом своего собственного), двое собеседников никогда не могут вполне понять друг друга; они лишь частично оказываются удовлетворены взаимными репликами. Каждое высказывание вызывает отклик. Таким образом, творческое преодоление каждой "пропасти" вызывает нужду в дальнейшем отклике, и лингвистическая цепь остается ненарушенной. Применительно к индивиду это означает, что "идея интериндивидуальна и интерсубъективна... Идея - это живое событие, разыгрывающееся в точке диалогической встречи двух или нескольких сознаний" [2; 294]*. Объектом изучения как раз и является то, что это значит для нас как для индивидов, участвующих во множестве различных диалогов.

 

ЗНАЧЕНИЕ УТВЕРЖДЕНИЯ, ЧТО "ВНУТРЕННЯЯ" ЖИЗНЬ ЯВЛЯЕТСЯ

"ФЕНОМЕНОМ ГРАНИЦЫ"

 

Несомненно, нам, взрослым людям, представляется вполне естественным, что наши мысли протекают у нас в голове, что мы сначала мыслим, а потом выражаем результат в действиях или словах. Действительно, мы полагаем, что наше мышление происходит в сети нервных связей коры головного мозга. Где же еще, если не здесь? Однако это утверждение со многих сторон было подвергнуто сомнению Л. Витгенштейном: "Никакое предположение не кажется мне

 

108

 

более естественным, чем то, что не существует протекающего в мозгу процесса, связанного с мышлением.

Я имею в виду следующее: когда я говорю или пишу, можно считать, что возникает система импульсов, исходящих из моего мозга и связанных с моими произнесенными или написанными мыслями. Но почему надо считать, будто эта система распространяется и дальше к центру? Почему не предположить, что этот порядок возникает, так сказать, из хаоса?" [21; 608].

Но если связь между мыслью и словами являет собой живой процесс, а не автоматический - в том смысле, что не существует заранее заданного, упорядоченного постоянного соотношения между мыслями и словами, что это соотношение развивается или формируется при нашей попытке выразить их для других, - то где же нам поместить нашу умственную активность, как не в центре себя? Где поместить наше самосознание? М.М. Бахтин отвечает на этот вопрос следующим образом: "Я осознаю себя и становлюсь самим собой только раскрывая себя для другого, через другого и с помощью другого1... Само бытие человека (и внешнее, и внутреннее) есть глубочайшее общение. Быть - значит общаться... Быть значит быть для другого и через него - для себя. У человека нет внутренней суверенной территории, он весь и всегда на границе" [2; 186].

Другими словами, в соответствии со взглядами Л. Витгенштейна, то, чтоґ мы называем своими мыслями, приобретает форму только тогда, когда мы говорим или пишем; мы не обладаем уже систематизированными и упорядоченными мыслями где-то в центре нашего существа, только кодирующимися в слова при их произнесении. Начинаясь как смутные (хаотические), неупорядоченно рассредоточенные, хотя и не вполне неопределенные "чувства", или "тенденции"2, открытые для дальнейшей спецификации, они упорядочиваются только в поэтапном процессе - таком, какой окружающие сочтут понятным и законным. Если нам не удается осуществить такое упорядочение высказываний, если мы не обращаемся к другим так, чтобы это отвечало их ожиданиям, коммуникация теряет всякий смысл и не приходится ожидать, что последует хоть какая-то реакция на наше высказывание [14]. По крайней мере, таков вывод М.М. Бахтина, изложенный в его работах о высказывании, таково центральное, "диалогическое" положение его подхода, рассмотрению чего и будет посвящен следующий раздел.

 

ВЫСКАЗЫВАНИЯ, А НЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

 

М.М. Бахтин противопоставляет свои взгляды взглядам Ф. Соссюра. Интересуясь, как взаимодействуют телесные существа, а не только отношениями между словами и концепциями, М.М. Бахтин принимает за основную лингвистическую единицу высказывание,

 

109

 

а не грамматически правильно построенное предложение. Высказывание является действительно ответно-интерактивной единицей по крайней мере по двум причинам: оно отмечает границы (или пропуски) в речевом потоке, отделяющие друг от друга реплики собеседников; при своем возникновении высказывание учитывает (имеющий уже определенную лингвистическую форму) контекст, в который должно вписаться. Таким образом, каждое конкретное высказывание является звеном в цепи речевого общения в определенной сфере, в определенной социальной группе, существование которых возможно или имеет место. Таким образом, "высказывания не равнодушны друг к другу и не довлеют каждое себе, они знают друг о друге и взаимно отражают друг друга... Каждое высказывание прежде всего нужно рассматривать как ответ на предшествующие высказывания данной сферы (слово "ответ" мы понимаем здесь в самом широком смысле): оно их опровергает, подтверждает, дополняет, опирается на них, предполагает их известными, как-то считается с ними... Поэтому каждое высказывание полно ответных реакций разного рода на другие высказывания данной сферы речевого общения" [1; 271].

Автор целиком солидарен в этом с Л.С. Выготским и М.М. Бахтиным: мы формируем свою внутреннюю жизнь через возможности, предоставляемые нам "другими" вокруг нас, равно как и "аудиторией", интериоризованной нами благодаря функционированию в различных сферах общения или речевых жанрах.

Действительно, когда мы говорим, когда мы формируем высказывания, мы должны принимать во внимание их "голоса"3, т.е. расстояние между тем, что мы хотим сказать, и тем, что сказать в состоянии (насколько это в нашей власти). Эти разнообразные пропуски, расстояния между позициями всех тех, кто может откликнуться на наше высказывание, борьба, к которой они приводят и которая создает "семантический ландшафт", и есть та цель, куда должны быть направлены наши слова. Они - то, к чему мы, даже мысля в полном одиночестве, адресуемся, если, конечно, мы хотим, чтобы написанное нами было понято и вообще имело смысл. Таким образом, как неоднократно напоминает М.М. Бахтин, наша интеллектуальная жизнь не находится целиком под нашим контролем и не заполнена исключительно нашими собственными материалами. Она зависит как от нашей собственной позиции, так и от позиций "других" в созданном семиотикой мире, в который мы "помещены".

Это положение М.М. Бахтина - что мы не имеем собственной внутренней суверенной территории - вытекает из его теории диалогического, нереферентного характера языка. По его мнению, лингвистическая задача человека не совпадает с классическим парадигматическим подходом

 

110

 

к коммуникативной ситуации Ф. Соссюра [14], согласно которому нематериальная идея или концепция, возникшая "в уме" одного человека (пишущего или говорящего), пересылается в ум другого, в основном идентичного, но выступающего в роли слушателя или читателя, при помощи материального носителя, такого, как колебания воздуха или пометки чернилами на бумаге (см. М. Редди [13]). С его точки зрения, этот процесс гораздо больше напоминает описанный Л.С. Выготским процесс "инструктирования", при котором один человек "делает" что-то известным другому, обычно сильно от него отличающемуся (как, например, взрослый, обучающий ребенка). Таким образом,  самые важные события происходят в промежутках, в зоне неопределенности, так сказать, между высказываниями, на границе между различными и уникальными позициями, присущими всему и всем (см. [7]). Ничто в мире М.М. Бахтина не связано жестко, преобладающим является состояние гибкости.




Размер файла: 70.08 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров