Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (13)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (14)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Невротическая личность нашего времени


Перевод с английского
В.В.Старовойтова
Общая редакция

кандидата психологических наук
Г.В.Бурменской
Москва
Издательская группа "Прогрес"
1993
Предлагаемый вниманию читателей сборник, состоящий
из двух работ выдающегося немецко-американского психоло-
га и реформатора психоаналитического направления К. Хор-
ни, включает в себя две наиболее популярные работы: <Не-
вротическая личность нашего времени> и <Самоанализ>.

В центре внимания первой работы - коренные моти-
вационные конфликты личности, обусловливающие все те
многочисленные трудности, которые она всгречает как во
взаимоотношениях с другими людьми, так и в сфере соб-
ственных переживаний. К.Хорни удалось выделить общую
структуру личности при различных формах невротическо-
го развития, сделать предметом своего анализа наиболее
типичные деформации характера и поведения невротиков.

Вторая работа, <Самонализ>, по сути является логиче-
ским и тематическим продолжением первой. Здесь всесто-
ронне раскрывается психоаналитический процесс.

Цель автора - дать в руки заинтересованных людей
средства ориентации в собственной душевной жизни, а
значит, и средства повседневно необходимой психологиче-
ской самопомощи.

"0303020000-205 , , " ""
 006(01)-93  Ї-  

Книга издана при финансовом участии
Коммерческого народного банка

Невроттая
лишь
нашего
времени

Редактор Н.И. Самодина. Художник М.И. Тарасенко. Художествен-
ный редактор Г.А. Семенова. Технический редактор В.Ю. Никити-
на. Корректор Г.С. Береишова.

ИБ №19417. ЛР №060775 от 25.02.92. Подписано в печать
04.1 1.93. Формат 84 х 1081/32.Бумага офсетная. Печать офсет-
ная. Усл. печ. л.31,50 . Усл. кр.-отт.31,71. Уч.-изд.л 25.13. Ти-
раж 25 000 экз. С 205. Заказ 1920 . Изд. № 48651.
А/О Издательская группа <Прогресс>. 119847, Москва, Зубо-
вский бульвар, 17. Московская типография №7 Министерства
печати и информации Российской федерации. 121019, Москва,
пер. Аксакова, 13.

c Перевод, послесловие и офор-
мление Издательская группа
ISBN 5-01-003803-X <Прогресс>. <Универс>, 1993

Введение

Целью, которой я руководствовалась при написании
этой книги, было дать более полное и точное описание
живущего среди нас и страдающего неврозом человека,
описать конфликты, реально им движущие, пережива-
ния и те многочисленные затруднения, которые он ис-
пытывает во взаимоотношениях с людьми, а также и в
отношении самого себя. Я не рассматриваю здесь ка-
кой-либо особый тип или типы неврозов, но сосредото-
чиваюсь на описании структуры характера, которая в
наше время в той или иной форме повторяется почти у
всех людей, страдающих неврозом.

Особое внимание уделено не прошлым, а существу-
ющим в данное время конфликтам невротика и попыт-
кам их решения, а также его насущным тревогам и со-
зданным от них защитам. Такое подчеркивание факти-
чески сложившейся ситуации не означает, что я отка-
зываюсь от мысли, что, по существу, неврозы развива-
ются из переживаний раннего детства. Но я расхожусь
со многими психоаналитиками в том, что не считаю оп-
равданным концентрировать внимание на детстве в не-
кой односторонней зачарованности им и рассматривать
последующие реакции как повторения более ранних пе-
реживаний, Я хочу показать, что связь между детскими
переживаниями и более поздними конфликтами являет-
ся намного более сложной, чем предполагают многие
психоаналитики, говорящие о простой причинно-след-
ственной связи. Хотя переживания в детстве создают

определяющие условия для возникновения неврозов,
они тем не менее не являются единственной причиной
последующих трудностей,

Когда мы сосредоточиваем наше внимание на сло-
жившихся к данному моменту проблемах невротика, мы
осознаем при этом, что неврозы порождаются не толь-
ко отдельными переживаниями человека, но также те-
ми специфическими культурными условиями, в которых
мы живем. В действительности культурные условия не
только придают вес и окраску индивидуальным пере-
живаниям, но в конечном счете определяют их особую
форму. Например, судьбой отдельного человека являет-
ся иметь деспотическую или <жертвующую собой ради
детей> мать, но тот или иной тип матерей определяется
данными культурными условиями, и также лишь вслед-
ствие этих существующих условий такое переживание
будет оказывать влияние на последующую жизнь,

Когда мы осознаем громадную важность влияния
культурных условий на неврозы, те биологические и
физиологические условия, которые рассматриваются
Фрейдом как лежащие в их основе, отходят на задний
план. Влияние этих последних факторов должно рас-
сматриваться лишь на основе твердо установленных
данных,

Такая моя ориентация привела к некоторым новым
интерпретациям значительного числа основополагаю-
щих проблем в неврозах. Хотя эти интерпретации от-
носятся к таким в корне различным вопросам, как
проблема мазохизма, внутренние причины невротиче-
ской потребности в любви и привязанности, смысл
невротических чувств вины, у всех у них имеется об-
щее основание - признание того, что определяющую
роль в порождении невротических черт характера иг-
рает тревога,

Так как многие из моих интерпретаций отходят от
интерпретаций Фрейда, у некоторых читателей может
возникнуть вопрос, можно ли отнести все это к психо-
анализу. Ответ зависит от того, что считать сущностью
психоанализа. Если полагать, что психоанализ целиком
складывается из общей суммы теорий, выдвинутых
Фрейдом, тогда то, что представлено здесь, не является
психоанализом. Однако если считать, что суть психо-
анализа заключена в определенных базисных подходах

к осмыслению роли бессознательных процессов и тех
путей, которые они находят для своего выражения, и в
форме терапевтического лечения, которое приводит эти
процессы к осознанию, тогда то, что я здесь представ-
ляю, является психоанализом. Я считаю, что строгая
приверженность всем теоретическим интерпретациям
фрейда влечет за собой опасную тенденцию находить
в неврозах то, что ожидают найти в них, исходя из те-
орий Фрейда. Это опасность стагнации. Я считаю, что
уважение к гигантским достижениям фрейда должно
проявляться в построении нового на заложенных им ос-
новах и что именно таким путем мы можем помочь ре-
ализации тех возможностей, которые психоанализ име-
ет для будущего - как в качестве теории, так и в каче-
стве терапии.

Эти замечания отвечают и на другой возможный
вопрос: не является ли моя интерпретация в некоторой
степени адлеровской. Некоторые положения сходны с
теми, которые подчеркивал Адлер, но в своей сути моя
интерпретация базируется на фрейдовской основе. Ад-
лер в действительности является хорошим примером то-
го, как даже успешное проникновение в психологиче-
ские процессы может стать бесплодным, если оно про-
водится односторонне и без опоры на фундаментальные
открытия Фрейда.

Так как главной целью этой книги не является опре-
деление того, в каких аспектах я согласна или расхо-
жусь с трудами других психоаналитиков, я в целом ог-
раничила обсуждение пунктов полемики определенны-
ми вопросами, по которым мои взгляды заметно расхо-
дятся со взглядами Фрейда.

В данной книге представлены впечатления, которые
я получила в ходе длительного психоаналитического ис-
следования неврозов. Для представления материала, на
котором основываются мои интерпретации, мне при-
шлось бы подробно описать истории многочисленных
случаев, что было бы слишком громоздким для книги,
предназначенной дать общее представление о пробле-
мах, связанных с неврозами. Однако даже без этого
материала и специалист, и непрофессионал вполне мо-
гут проверить обоснованность моих утверждений. До-
статочно быть внимательным наблюдателем, чтобы
сравнить мои предположения со своими наблюдениями

9

и опытом и на этой основе отвергнуть или принять ска-
занное мною, что-то видоизменить или выделить.

Эта книга написана доступным языком, и ради ясно-
сти я воздержалась от обсуждения очень многих сопут-
ствующих проблем. Насколько это было возможно,
специальные термины не употреблялись, так как всегда
имеется опасность того, что такие термины заменят со-
бой ясное осмысление. Вследствие этого многим чита-
телям, в особенности непрофессионалам, может пока-
заться, что проблемы невротической личности понять
совсем нетрудно, Но такое заключение было бы оши-
бочным и даже опасным. Мы не можем уйти от того
факта, что все психологические проблемы неизбежно
являются тонкими и весьма сложными. Если кто-либо
не желает признавать этого факта, ему лучше не читать
данную книгу, в противном случае его ждет путаница и
разочарование в поиске готовых формул.

Книга, которую вы держите в руках, адресована не-
профессионалам, а также тем лицам, которым по роду
своей деятельности приходится иметь дело с невроти-
ческими личностями и которые знакомы со связанными
с ними проблемами. В эту последнюю категорию входят
не только психиатры, но и социальные работники и пе-
дагоги, а также те группы антропологов и социологов,
которые осознали важное значение психологических
факторов в исследовании различных культур. Наконец,
я надеюсь, что эта книга будет полезна и для самого
невротика. Если он в принципе и не отвергает всякое
психологическое размышление как вторжение и навя-
зывание чуждых мнений, он часто вследствие собствен-
ного страдания имеет более тонкое и точное понимание
психологических сложностей, чем его здоровые со-
братья. К сожалению, даже если он прочитает о своей
ситуации, это не излечит его; в читаемом им материале
он будет гораздо более склонен узнавать других, неже-
ли себя.

Я пользуюсь возможностью выразить мою благодар-
ность мисс Элизабет Тода>, которая редактировала эту
книгу. Авторы, которым я обязана, упоминаются в тек-
сте. Я выражаю особую благодарность Фрейду за то,
что он предоставил нам теоретический базис и <орудия>
для работы, и своим пациентам, потому что все мое по-
нимание выросло из нашей совместной работы.

Гл а в а 1

КуЛЬТурНЫЙ

и психологический аспекты
понимания неврозов

Довольно часто в наше время мы пользуемся термином
<невротик>, не имея, однако, какого-либо ясного пред-
ставления о том, что он обозначает. Нередко под ним
понимается не более чем слегка высокомерный способ
выражения неодобрения: тот, кто ранее довольствовал-
ся бы словами <ленивый>, <ранимый>, <чересчур требо-
вательный> или <подозрительный>, теперь, вероятно,
скажет <невротичный>. Однако мы действительно име-
ем в виду нечто определенное, когда используем этот
термин, и, не вполне осознавая это, опираемся на осо-
бые критерии при его выборе.

Во-первых, невротики отличаются от нормальных
индивидов своими реакциями. Например, мы будем
склонны считать невротичной девушку, предпочитаю-
щую ничем не выделяться, отказывающуюся от получе-
ния более высокой оплаты и не стремящуюся к дости-
жению более высокого положения, или художника, за-
рабатывающего всего 30 долларов в неделю и предпо-
читающего довольствоваться малым вместо того, чтобы
трудиться и стремиться к большему. Причина, по кото-
рой мы будем называть таких людей невротичными, за-
ключается в том, что большинство из нас знакомо толь-
ко с таким образцом поведения, который подразумева-
ет стремление преуспеть в жизни, опередить других,
заработать больше того минимума, который необходим
для нормального существования.

Эти примеры показывают, что применяемый нами
критерий при определении человека как невротичного
заключается в том, совпадает ли его образ жизни с ка-
ким-либо из принятых в наше время образцов поведения.
Если бы девушка, лишенная соревновательных побужде-
ний или по крайней мере без явно выраженных стремле-
ний к соперничеству, жила в культуре Пуэбло, она счита-

11

лась бы абсолютно нормальной. Или если бы художник
жил в деревне на юге Италии или в Мексике, он также
считался бы нормальным, потому что в той среде немыс-
лимо, чтобы кто-либо хотел зарабатывать больше денег
или прилагать сколько-нибудь больше усилий, чем это
необходимо для удовлетворения своих непосредствен-
ных нужд. Обратимся к прошлому Греции. Там стремле-
ние работать больше, чем это было нужно для удовлетво-
рения потребностей человека, считалось неприличным.

Таким образом, сам термин <невротичный>, хотя он
и является медицинским по происхождению, не может
теперь использоваться без учета культурных аспектов
его значения. Можно диагностировать перелом ноги, не
зная культурную принадлежность пациента, но назы-
вать индейского мальчика психопатом, потому что он
говорит, что имеет видения, в которые верит, - это
огромный риск. В своеобразной культуре этих индей-
цев способность к переживанию видений и галлюцина-
ций рассматривается как особый дар, благословение ду-
хов, и способность вызывать их умышленно стимулиру-
ется как дарующая особый престиж имеющему их ли-
цу. У нас человек, в течение часа разговаривающий с
покойным дедушкой, будет считаться признанным не-
вротиком или психопатом, в то время как такое обще-
ние с предками считается признанным образцом у не-
которых индейских племен. Мы действительно будем
считать невротиком человека, испытывающего смер-
тельную обиду, когда упоминается имя его умершего
родственника, но он будет считаться абсолютно нор-
мальным в культуре апачей из племени ЛсапНа. Чело-
века, смертельно испуганного приближением менстру-
ирующей женщины, мы будем считать невротиком, в то
время как для многих примитивных племен страх перед
менструацией является общепринятым отношением,

Понятие о том, что является нормальным, видоизме-
няется не только в различных культурах, но также, с

течением времени, в пределах одной и той же культу-
ры. Например, в наше время, если зрелая и независимая
женщина сочла бы себя <падшей>, <недостойной любви
со стороны порядочного человека> только потому, что
ранее вступала в сексуальные отношения, окружающие
сочли бы ее не вполне здоровой. Примерно сорок лет
тому назад такое чувство вины считалось бы нормаль-
ным, Представление о норме варьируется также среди
различных классов общества. Например, представители
класса феодалов считают нормальным для человека
своего круга все время предаваться отдыху, проявляя
активность лишь во время охоты или военных действий,
тогда как представителя класса мелкой буржуазии, про-
являющего такое же отношение, будут определенно
считать ненормальным. Такая вариация имеет место
также вследствие половых различий, поскольку они су-
ществуют в обществе, как это имеет место в западной
культуре, где считается, что мужчины и женщины обла-
дают разными темпераментами. Проявление сверхоза-
боченности и страха перед приближающейся старостью
для сорокалетней женщины является <нормальным>, в
то время как мужчина в аналогичной ситуации будет
считаться невротиком.

Каждый образованный человек понимает, что в гра-
ницах того, что считается нормальным, имеются вариа-
ции. Мы знаем, что китайцы едят пищу, отличную от
нашей; что у эскимосов иные представления о чистоте,
чем у нас; что у знахаря не такие способы лечения боль-
ного, как у современного врача. Однако различия затра-
гивают не только обычаи, но также побуждения и чув-
ства, часто понимаемые в меньшей степени, хотя в яв-
ной или косвенной форме об этом сообщалось антропо-
логами. Одно из достоинств современной антрополо-
гии, как высказал это Сэпир, состоит в том, что она
постоянно открывает заново представления о нормаль-
ном, стандартном образце.

Cp.:H.Scudder Mekeel. Clinicand Culture.-Joumalof
Abnormal and Social Psychology, vol. 30 (1935), p. 292 - 300.

М. Е. Opier. An Interpretation of Ambivalence of two
American Indian Tribes. - Journal of Social Psychology, vol. 7
(1936), p. 82-116.

Ср. превосходную презентацию антропологического матери-
ала у: М. Mead. Sex and Temperament in Three Primitive
Societies, R. Benedict. PatternsofCulture;A. S.Hallowell.
Handbook of Psychological Leads for Ethnological Field Workers.

Edward Sapir. Cultural Anthropology and Psychiatry.- Journal
of Abnormal and Social Psychology, vol. 27 (1932), p. 229 - 242.

В силу существенно важных причин каждая культу-
ра придерживается веры в то, что присущие ей чувства
и стремления являются единственным нормальным вы-
ражением <человеческой природы>, и психология не
составляет исключения из этого правила, фрейд, напри-
мер, заключает на основании своих наблюдений, что
женщина более ревнива, чем мужчина, и затем пытает-
ся объяснить этот, по-видимому, общий феномен на би-
ологических основаниях.

 Ср.: R.Benedict. Patterns of Culture.

 В своей работе <Некоторые психологические следствия ана-
томического различия между полами> ("Some Psychological
Consequences of the Anatomical Distinction between the Sexes")
Фрейд выдвигает теорию о том, что анатомические различия по-
лов неизбежно приводят к тому, что каждая девочка завидует маль-
чику из-за обладания пенисом. Позднее ее желание обладать пе-
нисом трансформируется в желание обладать мужчиной как но-
сителем пениса. Затем она начинает завидовать другим женщи-
нам из-за их отношений с мужчинами, точнее, их обладанию муж-
чинами, как она вначале завидовала мальчику вследствие облада-
ния им пенисом. Делая такие утверждения, Фрейд поддается иску-
шению своего времени: делать обобщения относительно челове-
ческой природы для всего человечества, хотя его обобщение выте-
кает из наблюдения, сделанного в сфере лишь одной культуры.

Антрополог не стал бы подвергать сомнению законность на-
блюдений фрейда, он принял бы их как относящиеся к определен-
ной части населения, к определенной культуре в определенное
время. Он мог бы, однако, усомниться в законности обобщений
Фрейда, указывая на то, что имеются бесконечные различия меж-
ду людьми в их отношении к ревности. Например, имеются наро-
ды, у которых мужчины более ревнивы, чем женщины; или у обо-
их полов отсутствует индивидуальная ревность; существуют так-
же общества, в которых оба пола являются крайне ревнивыми. С
точки зрения существующих отличий он отверг бы попытку
Фрейда - да и всякого другого - объяснять свои наблюдения на
основе анатомических различий между полами. Вместо этого он
стал бы подчеркивать необходимость исследования различий в ус-
ловиях жизни и их влияния на развитие ревности у мужчин и жен-
щин. Для нашей культуры, например, следовало бы задаться воп-
росом. применимо ли наблюдение фрейда, справедливое для не-
вротичных женщин нашей культуры, к нормальным женщинам
этой культуры. Этот вопрос следует поднять, потому что часто пси-
хоаналитики, которым приходится день за днем иметь дело с не-
вротичными пациентами, теряют представление о том, что в на-
шей культуре существуют также и нормальные люди. Следует так-
же задаться вопросом о том, каковы психологические условия,
способствующие повышенной ревности или собственническому
отношению к другому полу, и каковы отличия в условиях жизни
мужчин и женщин в нашей культуре, которые объясняют разли-
чие в развитии ревности.

Фрейд, по-видимому, также допускал, что все люди
испытывают чувство вины, связанное с убийством Од-
нако бесспорным является тот факт, что существуют
огромные различия в отношении к убийству. Как пока-
зал Петер Фреучен, эскимосы не считают, что убийца
заслуживает наказания. Во многих примитивных племе-
нах существует обычай: чтобы успокоить мать, потеряв-
шую сына, место убитого в семье занимает один из род-
ственников убийцы.

Используя более глубоким образом открытия антро-
пологов, нам приходится признать, что некоторые из на-
ших представлений о человеческой природе являются
довольно наивными, например мысль о том, что конку-
ренция, детское соперничество в семье, родство между
привязанностью и сексуальностью - явления, неотъем-
лемо присущие человеческой природе. Мы приходим к
нашим представлениям о нормальности через одобрение
определенных стандартов поведения и чувств внутри оп-
ределенных групп, которые налагают эти стандарты на
своих членов. Но стандарты видоизменяются в зависи-
мости от культуры, эпохи, класса и пола.

Эти соображения имеют намного более далеко иду-
щие последствия для психологии, чем представляется с
первого взгляда. Их прямым следствием является чув-
ство сомнения относительно психологического всеве-
дения. На основании сходства между данными откры-
тиями, полученными в нашей культуре и в других куль-
турах, мы не имеем права заключать, что за ними лежат
сходные мотивы. У нас больше нет оснований полагать,
что какие-либо новые психологические факты обнару-
живают универсальную тенденцию, неотъемлемо при-
сущую человеческой природе. Результатом всего этого
является подтверждение того, что уже неоднократно
утверждалось некоторыми социологами: не существует
некой <нормальной психологии>, справедливой для все-
го человечества.

Эти ограничения, однако, с лихвой возмещаются от-
крытием новых возможностей понимания. Существенно
важное следствие из этих антропологических рассужде-

S. Freud. Totem and Taboo.

P. Freuchen. Arctic Adventure and Eskimo.
R. Briffault. The Mothers.

нии состоит в том, что человеческие чувства и отношения
в громадной степени формируются теми условиями, при
которых мы живем, - как культурными, так и индивиду-
альными - и неразрывно взаимосвязаны. Это в свою
очередь означает, что, если мы знаем те культурные ус-
ловия, в которых живем, у нас имеется очень хорошая
возможность достичь намного более глубокого понима-
ния специфического характера нормальных чувств и от-
ношений, А поскольку неврозы являются отклонениями
от нормального поведения, также открывается перспек-
тива их более глубокого понимания.

Частично продвижение по этому пути означает сле-
дование по той стезе, которая привела Фрейда в конеч-
ном счете к такому пониманию неврозов, которое до
него было немыслимым. Хотя в теории Фрейд просле-
живает глубинные связи наших особенностей с биоло-
гически обусловленными влечениями, он настойчиво
подчеркивает - в теории, и еще более на практике, -
что мы не можем понять невроз без детального знания
обстоятельств жизни индивида, в особенности привя-
занностей в раннем детстве, оказывающих формирую-
щее влияние. Применение того же самого принципа к
проблеме структуры нормальной и невротической лич-
ности в данной культуре означает, что мы не можем
понимать эти структуры без детального знания тех вли-
яний, которые данная культура оказывает на отдельного
человека.

Многие исследователи признали важное значение куль-
турных факторов как оказывающих определяющее воздейст-
вие психологические состояния (Е. Fromm. Zur Entstehung
des Christusdogmas.-Jmago, vol. 16(1930), p. 307-373).
Э. Фромм был первым в немецкой психоаналитической литера-
туре, представившим и разработавшим этот метод. Позднее он
был принят другими исследователями, такими, как Вильгельм
Райх и Отто Фенихель. В США Гарри Стэк Салливен был пер-
вым, увидевшим необходимость для психиатрии учитывать
культурный контекст. Среди других американских психиатров,
рассматривающих данную проблему таким образом, можно на-
звать Адольфа Майера, Вильяма А. Уайта (Twentieth Century
Psychiatry), Вильяма А. Хили и Аугусту Броннер (New Light on
Delinquency). Недавно некоторые психоаналитики, такие, как
Ф. Александер и А. Кардинер, заинтересовались культурными
аспектами психологических проблем. Среди социологов, при-
держивающихся такой точки зрения, следует особо выделить Г.

Размер файла: 960.72 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров