Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Тексты Пирамид

§ 1. ВЗГЛЯД ДРЕВНИХ ЕГИПТЯН НА ЗНАЧЕНИЕ КУЛЬТА ПРЕДКОВ

В науке довольно широко распространен взгляд, «будто предки или отцы отделены от богов широкою и непроходимою пропастью... Они (боги) - живые и животворящие силы, благодаря которым только и возможно существование племени, а души умерших, наоборот, существуют только благодаря дарам своих потомков и ведут только призрачное.существование1. В частности, «в такой именно стране, как Египет, в котором заботы о будущей жизни выросли до таких размеров, как нигде больше, совершенно отсутствует верование, будто мертвецы суть могучие духи2». Хотя этот взгляд высказывается таким глубоким знатоком древнего мира, как Эдуард Мейер, позволю себе не вполне согласиться с ним и попытаться внести ряд довольно существенных поправок. Прежде всего, вопреки мнению великого историка, боги едва ли меньше нуждались в получении жертвоприношений, в получении пропитания от сотворенных ими людей, чем души умерших. Ведь даже в изложении поэта, жившего во времена Октавиана Августа, проглядывает мысль, что боги, решив в принципе истребить человеческий род, считали необходимым получать от людей жертвоприношения3. По мнению древних индусов, совре-

менников составления Ригведы, «если бы на мгновение прекратились жертвоприношения, то боги перестали бы посылать дожди, возвращать в известный час зарю и солнце, содействовать созреванию нив, потому что они не захотели бы и даже, как иногда подозревают, не могли бы больше делать этого»4. По представлениям вавилонян, боги, почуяв запах жертвы, летят к ней подобно рою мух5, и сотворение человека объяснялось потребностью в создании существ, на которые можно было бы возложить обязанность служения богам6. Египтянам также не было чуждо представление, будто жертвоприносительный ритуал имел большое значение для поддержания жизни и благоденствия богов7. Таким образом, если люди существуют только благодаря богам, то и боги не могут обходиться без человеческих услуг: дары живущих на земле людей имеют громадное значение не только для душ умерших, но и для самих богов. Любопытно, что, по некоторым верованиям, боги нуждались не только в получении съестных припасов, но иногда призывали людей на помощь против различных демонов и чудовищ. Наиболее яркий пример этого мы видим в известной драме индусского писателя Калидасы: «Мужеством добытая Урва-си8, где царь Пурурувас спасает небесную деву от великанов9. Сам царь богов Индра вынужден призвать того же Пуру-руваса на помощь против угрожавших его царству исполинов10. Так, и славнейший из эллинских героев Геракл первоначально считался смертным спасителем царства богов, победителем гигантов, которые не могли быть сражены никем из богов". Подобный взгляд, надо полагать, не был чужд и египтянам. Ведь в состав войск, принимавших участие в подвигах своих божественных царей, вроде Осириса, Гора, Сетха и т. п., несомненно входили также и простые смертные, и их подданные, да и теперь некоторые из блаженных умерших принимают участие в отражении и изрезыва-

нии Нехахира, который каждую ночь нападает на путешествующего в потустороннем мире солнечного бога12. Если боги, которые всегда и везде ставились бесконечно выше человеческого рода, не могли обходиться без услуг со стороны людей, то следует ли утверждать, будто души умерших не были могущественными духами, основываясь только на том, что мертвецы нуждаются в соблюдении заупокойного культа? Ведь и па нашим русским народным верованиям, мертвецы нуждаются в погребении и панихидах, и в то же время являются существами, которые могут представлять серьезную опасность для живых. Кто не слыхал в детстве рассказов об умерших мужьях, которые приходили по ночам к своим безутешным вдовам, пока не умерщвляли этих последних или не были пробиты осиновым колом? Или как убитые мстят своим убийцам? И как некоторые мертвецы отплачивали живым за оказанные услуги? Если мы обратимся к греческой мифологии, то натолкнемся на яркие следы того, как душа умершего оказывалась единовременно и могущественной и бессильной. Так, душа убитого может сама отомстить за себя13 или принудить мрачных эринний к неотступному преследованию убийцы14, но в то же время нуждается во мстителе15. Могучая тень Ахилла может не дать попутного ветра ахейцам, пока они не принесут ему в жертву на его могиле Поликсену16, хотя и не может, по-видимому, забрать несчастную девушку своею силою. Точно так же Эдип нуждался в охране со стороны жителей Аттики17, хотя ему и предстояло вступить в сонм грозных и могучих покровителей этой страны18, и вообще, герои могли сделаться гениями-покровителями страны только в том случае, если она справляла их заупокойный культ19.

Любопытно, что Орест и Электра призывают на помощь души Агамемнона и прочих умерших участников троянской войны наряду с Зевсом и Герой20. Нечто подобное можно

сказать даже о древнем Израиле, как ни плохо мы знакомы с его представлениями о потустороннем мире. Очевидно, и этот народ считал чрезвычайно важным для умерших, чтобы живые заботились о них. Недаром к числу наказаний за грехи относилось съедение трупа собаками или птицами21, но помощь души умершего могла оказаться нелишней, почему Саул и мог обратиться к Самуилу, хотя этот последний давно уже почивал смертным сном22.

Что касается египетской литературы, то в ней встречается, может быть, больше, чем в какой бы то ни было иной литературе, указаний на существование верования, будто покойники играют большую роль в жизни переживших их людей то как враждебные, то как дружественные духи, и живущим приходится серьезно заботиться о приобретении расположения умерших во избежание печальных последствий, хотя мертвецы в то же самое время не могли защитить себя от обид со стороны живущих и нуждались в услугах этих последних. Наиболее полно и ярко отразилось это представление в известной сказке о приключении известного мудреца и знатока старинных заклинаний Сетны-Хамуаса, может быть, сына Рамсеса II23, с мумиями24. Дело в том, что он, желая добыть древнюю магическую книгу, положенную в гробницу древнего мудреца Неноферкапта, проникает в эту гробницу, но умерший волшебник силою заклинаний заставляет своего живого коллегу провалиться в землю до самых ушей25. Правда, вовремя принесенные талисманы Пта спасают Сетну от ужасной гибели, и он даже получает возможность похитить свиток, из-за которого едва не погиб26, но Неноферкапта предсказывает, что заставит похитителя не только вернуть похищенную книгу, но еще принести искупительную жертву27. Царственный отец Сетны также предвидит, что победа его сына над мертвецом, в конце концов, превратится в поражение и советует сыну возвратить похи-

щенную книгу, во избежание мести Неноферкапта28, и, действительно, не послушавшийся благого отеческого совета Сетна, благодаря козням мертвого волшебника и его жены,

2Q

готов совершить гнусное насилие над дочерью жреца , готов отдать случайно понравившейся девице все свое имущество, лишить своих детей всех прав на наследство и даже истребить их30. Возможно, что все это любовное приключение Сетны было только страшным сном31, но после него Сетна пробуждается в незнакомом месте и у него не оказывается одежд. Благодаря содействию того же Неноферкапта, Сетне удается получить одежду для возвращения в Мемфис32. После этого Сетна возвращает в гробницу Неноферкапта похищенную книгу и приносит ему умилостивительную жертву33. Любопытно, что мертвец, одержавший такую блистательную победу над Сетною, как оказывается, нуждается в услугах этого последнего. Неноферкапта просит Сетну перенести в его гробницу останки его жены и ребенка34.

Очевидно, он не мог сделать этого без помощи живого человека. Такой же точно взгляд на мертвецов, как на могущественные и бессильные существа в одно и то же время, встречается и в других литературных памятниках всех времен.

Так, рассказывают, что только мудрость уже умершего Сенасириса спасла Египет от унижения пред эфиопским волшебником. Всем известно точно также, что мертвецы нередко вторгались в жизнь переживших их людей как злокозненные демоны, причиняющие болезни и смерть живым существам. Недаром в египетской системе лечения главную роль играли не лекарственные снадобья, а заклинания35.

Особенно опасны были они для детей56, но и взрослые должны были остерегаться умерших и стараться заслужить их расположение.

По-видимому, мертвецы помнили "об оказанном им добре. Вот почему один из сановников Нового царства обра-

А. Л. Коцейовский

сказать даже о древнем Израиле, как ни плохо мы знакомы с его представлениями о потустороннем мире. Очевидно, и этот народ считал чрезвычайно важным для умерших, чтобы живые заботились о них. Недаром к числу наказаний за грехи относилось съедение трупа собаками или птицами21, но помощь души умершего могла оказаться нелишней, почему Саул и мог обратиться к Самуилу, хотя этот последний давно уже почивал смертным сном22.

Что касается египетской литературы, то в ней встречается, может быть, больше, чем в какой бы то ни было иной литературе, указаний на существование верования, будто покойники играют большую роль в жизни переживших их людей то как враждебные, то как дружественные духи, и живущим приходится серьезно заботиться о приобретении расположения умерших во избежание печальных последствий, хотя мертвецы в то же самое время не могли защитить себя от обид со стороны живущих и нуждались в услугах этих последних. Наиболее полно и ярко отразилось это представление в известной сказке о приключении известного мудреца и знатока старинных заклинаний Сетны-Хамуаса, может быть, сына Рамсеса II23, с мумиями24. Дело в том, что он, желая добыть древнюю магическую книгу, положенную в гробницу древнего мудреца Неноферкапта, проникает в эту гробницу, но умерший волшебник силою заклинаний заставляет своего живого коллегу провалиться в землю до самых ушей25. Правда, вовремя принесенные талисманы Пта спасают Сетну от ужасной гибели, и он даже получает возможность похитить свиток, из-за которого едва не погиб26, но Неноферкапта предсказывает, что заставит похитителя не только вернуть похищенную книгу, но еще принести искупительную жертву27. Царственный отец Сетны также предвидит, что победа его сына над мертвецом, в конце концов, превратится в поражение и советует сыну возвратить похи-

щенную книгу, во избежание мести Неноферкапта28, и, действительно, не послушавшийся благого отеческого совета Сетна, благодаря козням мертвого волшебника и его жены, готов совершить гнусное насилие над дочерью жреца29, готов отдать случайно понравившейся девице все свое имущество, лишить своих детей всех прав на наследство и даже истребить их30. Возможно, что все это любовное приключение Сетны было только страшным сном31, но после него Сетна пробуждается в незнакомом месте и у него не оказывается одежд. Благодаря содействию того же Неноферкапта, Сетне удается получить одежду для возвращения в Мемфис32. После этого Сетна возвращает в гробницу Неноферкапта похищенную книгу и приносит ему умилостивительную жертву33. Любопытно, что мертвец, одержавший такую блистательную победу над Сетною, как оказывается, нуждается в услугах этого последнего. Неноферкапта просит Сетну перенести в его гробницу останки его жены и ребенка34.

Очевидно, он не мог сделать этого без помощи живого человека. Такой же точно взгляд на мертвецов, как на могущественные и бессильные существа в одно и то же время, встречается и в других литературных памятниках всех времен.

Так, рассказывают, что только мудрость уже умершего Сенасириса спасла Египет от унижения пред эфиопским волшебником. Всем известно точно также, что мертвецы нередко вторгались в жизнь переживших их людей как злокозненные демоны, причиняющие болезни и смерть живым существам. Недаром в египетской системе лечения главную роль играли не лекарственные снадобья, а заклинания35.

Особенно опасны были они для детей36, но и взрослые должны были остерегаться умерших и стараться заслужить их расположение.

По-видимому, мертвецы помнили об оказанном им добре. Вот почему один из сановников Нового царства обра-

А. Л. Коцейовский

щается к духу своей жены Ери через три года после ее смерти с просьбой не мучить его, так как он с самого дня бракосочетания не сделал ей ничего худого, заботился, чтобы она получала должный почет со стороны подчиненных ему солдат, обращался к старшему врачу во время ее болезни, заботился о ее погребении37. Очевидно, автор этого письма надеялся пристыдить душу своей жены, которой он приписывал свою болезнь. Любопытно, что покойники считались опасными не только для живых, но и для умерших.

При всем том умершие должны были дорожить добрым мнением живых, чтобы эти последние не ленились произносить жертвоприносительные формулы и совершали жертвоприношения душам умерших38.

Поэтому в загробных надписях усиленно подчеркиваются заслуги умершего перед царем, родиной и перечисляются все его добродетели39.

Такие перечисления обязательно содержат в себе обращения к живущим с просьбою произнести заупокойную жертвоприносительную формулу40. Прибавляется обещание наград за исполнение этой просьбы. А именно, дается обещание, что люди благочестивые по отношению к покойникам достигнут глубокой старости и передадут свой сан детям41, следовательно, предполагается, что покойник сумеет отблагодарить за оказанные ему услуги. Иногда покойник является в роли гения-хранителя42. Любопытно, как я уже имел случай указать в другом моем исследовании43, что покойники далеко не всегда действуют своею силою.

Так, надгробные надписи угрожают оскорбителям гробниц тем, что обиженный ими покойник позовет их на суд великого бога, возле которого он пребывает44. В известном «разговоре утомленного жизнью со своею душою» говорится, что попавший в потусторонний мир делается живым

богом, который карает за грех творящего его45 и не получает отказа от Ра ни на какие свои просьбы46. В другом тексте говорится, что Ра слышит молитвы лежащего во гробе47. В этом отношении очень интересна абидосская надпись Рамсеса II, где он обращается к своему покойному отцу Сети I с просьбой даровать продолжительное царствование, а тот отвечает из загробного мира, что он молится богам о его долголетии и благоденствии48. В папирусе Харрис постоянно влагаются в уста отшедшего в иной мир Рамсеса III молитвы богам за сына49. Таким образом, в Древнем Египте было распространено представление, будто умершие могут делаться предстателями и теплыми молитвенниками за людей пред богами50.

Словом, наряду с прочими представлениями об умерших, существовало представление, приближающееся к нашим верованиям в силу молитв блаженных умерших, но такое представление отнюдь не было господствующим, а обыкновенно полагали, по-видимому, что покойники действуют своею силою, своею мудростью51, как и боги. Правда, иногда можно было парализовать вред, причиняемый злыми мертвецами. Для этой цели у нас служит, как известно, осиновый кол. У древних греков считались необходимыми особенные очищения, чтобы душа убитого не могла натравливать на своего убийцу злобных эринний52. В этом случае убийца становился под защиту Аполлона53. Точно так же и в Древнем Египте можно было противодействовать козням злых мертвецов, прибегнув к заступничеству какого-нибудь великого бога. Рассказывали, например, что младшая сестра Нафруры, супруги Рамсеса II, бактанская принцесса Бинтрашит страдала от духа умершего; присланный фараоном для ее излечения знахарь оказался бессильным, и тогда отец несчастной должен был просить своего зятя о присылке египетского бога, который бы прогнал

злокозненного мертвеца54. Эта задача выпала на долю Хонсу, исполнителя планов, который действительно исцелил несчастную царевну уже одним своим прибытием к месту ее нахождения35, но мертвец перед своим уходом все-таки мог выговорить себе великое жертвоприношение56. Древние надписи на царских гробницах доказывают, что сам бог мертвых был естественным защитником блаженных умерших от злых мертвецов57. До наших времен дошло довольно много заговоров против мертвецов, в которых (заговорах) произносящий их стремится заручиться помощью Ра против злокозненных мертвецов58. Нередко также делаются попытки напугать мертвеца указанием, что каждый член больного находится под защитой какого-нибудь бога59. Нередко заклинания против мертвецов, причиняющих болезнь, имеют характер угрозы другого рода. Так, заклинатель указывает, что он может разрушить гробницы и прекратить жертвоприношения мертвецам, не желающим оставить в покое больного, для которого произносится заговор60. Иногда заговор превращается в попытку внушить болезнетворному демону мысль, будто ему гораздо приятнее было бы находиться у себя дома, чем возле больного ребенка61. Тем не менее, позволю себе думать, что нельзя видеть существенного различия между мертвецами и богами в том, что мертвецов можно было прогонять при помощи заклинаний или при помощи какого-нибудь великого бога. Ведь мысль, что боги ни в коем случае не становятся поперек дороги один другому, не вступают в борьбу между собою, встречается крайне редко или почти не встречается. Я могу припомнить только один случай, где богиня утверждает, будто по закону богов ни один бог не мешает действиям другого62, но несколькими строками ниже та же богиня утверждает, что она не допустила бы Киприды погубить Ипполита, если бы не боялась Зевса63. Таким образом, соблюдение упомянутого

«закона богов» обусловлено только страхом перед самым могущественным богом. В другом месте у того же самого автора, на которого я только что сослался, находим мысль, что одерживает победу тот, на чьей стороне сражаются более могущественные боги, что афиняне сильнее аргосцев, так как первых защищает Афина, которая не может быть побеждена, а последних Гера64. Все содержание «Илиады» сводится не только к рассказу о борьбе воспеваемых в ней героев, но не в меньшей мере является рассказом о столкновениях покровительствующих этим последним богов65, причем все они почти беспрекословно повинуются воле Зевса и покидают по его приказанию поле сражения66.

В «Одиссее» точно так же Калипсо должна беспрекословно исполнить повеление более могущественных богов, отпустить домой своего любимца Одиссея67. Наиболее ярким примером отступления более слабых божеств перед более сильными являются, пожалуй, знаменитые сцены в дельфийском храме, куда Орест спасается от преследующих его эринний, где они не смеют схватить его, так как боятся стрел далеко разящего Феба68. Образцом подчинения более слабых богов более могучим следует считать также историю Прометея69 и мифы о войнах богов между собою за власть над миром70.

Точно такие же воззрения на отношения богов между собою можно констатировать и в древнем Риме, где полагали, будто Юнона пыталась погубить остатки троянцев, спасшихся после разрушения Трои71, и с этой целью она побуждает Эола выпустить подвластные ему ветры на флот Энея72, но Нептун, вынырнув из глубины морской, разгоняет бурные ветры и успокаивает морское волнение73, чем разрушает план супруги Юпитера. Точно также Ютурна защищает Турна от Энея, пока фурии не обращают ее в бегство74. С подобным же воззрением на отношения богов между собою мы

встречаемся и в вавилонской мифологии. Там мы находим рассказ о том, как лунный бог подвергался притеснениям со стороны «семи злых»75. Эришкигаль, богиня смерти, запирает богиню любви и производительных сил природы Иш-тар в преисподней, напускает на Иштар различные болезни, но, узнав, что вышние боги желают ее освобождения, отпускает ее в царство живых76. Нергал не смеет сопротивляться воле сонма богов и позволяет Намтару увести себя в преисподнюю77. Эришкигаль, убедившись в невозможности бороться с Нергалом, подчиняется ему и предлагает себя ему в жены78. - Финикийская мифология точно также проникнута убеждением, что одни боги бывают вынуждены уступать другим, как это явствует из дошедших до нас отрывков Филона Библского. Они говорят (позволю себе удерживать имена собственные в том виде, в каком они переданы нам Филоном), что Эпигей-Уран неоднократно пытался насиловать Гею, что ее союзники неоднократно отражали Урана79, что Крон победил Урана, лишил его власти и овладел царством80, что Димарунт потерпел поражение и был обращен в бегство во время войны с Понтом81. Аналогичное представление о богах господствовало и в Древнем Египте. Сюда относятся всем известные эпизоды из мифа об Осирисе, и прежде всего умерщвление этого бога Сет-хом и его сообщниками82, затем победа над Сетхом сторонников Осириса83, расправа Гора с Исидой, после того, как она позволила себе выпустить на свободу84 взятого в плен Сетха. Сюда относятся и представление об истреблении врагов Осириса85, и сохраненные в магической литературе мифы о смерти Гора86. Здесь же следует вспомнить, что в египетской литературе встречаются намеки на насильственный способ приобретения власти царями богов87. К сказанному следует прибавить, что в магической литературе, по-видимому, предполагается, что и боги, а не только мертвецы,

состоят в полном подчинении искусному заклинателю. При чтении магических текстов иногда даже получается такое, впрочем, сильно преувеличенное впечатление: древние составители заговоров не имели веры в божества, в нашем смысле слова. Правда, бог в древних заговорах всегда является несравненно могущественнее человека, но человек может заставить его поступать по своей воле подобно тому, как он подчиняет своей воле и делает полезными для себя животных, далеко превосходящих его физической силой. Такое впечатление бывает особенно ярким при чтении египетской магической литературы. Там нередко мы встречаемся с угрозами богам со стороны произносящего заговор. Иногда богам угрожают прекращением жертвоприношений в случае неисполнения требований88. Иногда к этому присоединяется угроза, что непослушный бог лишится доступа в дом Гора89, а в одном случае произносящий заговор утро-

Ј         ПЛ

жает, что он вырвет локоны, находящиеся на голове бога'". В одном случае произносящий заговор угрожает, что Ра будет питаться рыбами, а Нил - правдою, в случае невыполнения требований91. Иногда угрожают богам гневом других богов92. Любопытно, что в одном случае угрожают, что фалл Ра поглотит голову Осириса93, а в другом случае говорится, что Осирис пожирает всякого бога и всякую богиню, осмеливающихся не повиноваться произносящему заговор94. Особенно важно было заручиться знанием имени бога: кто знал имя бога, тот держал бога в своих руках. Ведь божьи имена заключают в себе страшную силу. Произнося таковое на берегу реки, можно было осушить ее, а произнося его на суше, можно было достигнуть того, что из земли начинали сыпаться искры.

Когда крокодил нападает на волшебника, знающего божье имя, он силою этого имени заставляет землю падать в воду, превращает юг в север и переворачивает землю. Сло-

вом, бог должен был оказывать всяческое содействие лицу, знающему его имя95. Все вышеприведенные факты убеждают меня в том, что боги находились не в меньшей зависимости от искусных заклинателей, чем мертвецы, и что боги точно также бывали вынуждены уступать воле других богов, как и мертвецы; следовательно, едва ли будет ошибкой, если мы скажем, что мертвецы в представлениях древних народов, в том числе и египтян, были существами того же порядка, что и боги. Для доказательства того, что смерть не являлась уничтожением могущества, позволю себе сказать, что многие великие боги считались умершими и тем не менее пользовались всеобщим почитанием. Таков прежде всего самодержец греческого Олимпа - Зевс, могилу которого показывали на Крите, возле города Кносса96. Точно также Геракл, культ которого был распространен по всей Греции, считался умершим царем Египта, и его могилу помещали в Египет, на острове Фарос97. В римской мифологии божественный покровитель Рима считался, по мнению некоторых, убитым во время смотра римских войск98. Точно также у древних иранцев Яма, царь мертвых, считался первым человеком, праотцом человеческого рода, некогда могучим царем и первым вкусившим смерть, то есть мертвецом, что не мешало ему, конечно, считаться одним из могущественнейших богов99. Едва ли нужно распространяться о том, что малоазиатский Аттис и семитический Фамуз считались вкусившими смерть100.

Что касается древних египтян, то у них, по-видимому, чуть ли не все боги без исключения считались древними мертвецами. Ходячее представление, будто Осирис, как первый земнородный, был и первым покойником, будто до него боги не умирали, а возносились101, едва ли может считаться правильным. Ведь в глубоком подземелье находились гробницы Атума, Ра, Хепрера, Шу, Тефнут, которые считались

предками Осириса102. По преданию, Осирис изобрел искусство обрабатывать хлебные злаки, после того как Исида нашла их на могилах своих родителей103. Следовательно, Геб и Нут также считались мертвецами. Бог, ставший героем едва ли не самой фантастической египетской сказки, Бата,

104

как говорили, умер после тридцатилетнего царствования"". Едва ли можно сомневаться, что считался умершим и Ану-бис, наследовавший власть над Египтом после своего брата Баты и считавшийся одним из царей потустороннего мира. Исида точно также умерла и была погребена, как и ее брат Осирис105. Таким образом, утверждение Диодора, что царствовавшие в Египте боги были смертными людьми106, коренится, пожалуй, не только в эвгемеризме Диодора или автора, трудом которого он пользовался при составлении истории Египта, но также и в воззрениях древних египтян, которые, по-видимому, полагали, что боги были могущественнейшими из мертвецов и отличались от простых мертвецов, главным образом, степенью своего могущества, но и эти последние были наделены особою сверхъестественною силою, почему живущие должны были очень и очень считаться с отошедшими на тот свет. Действительно, кое-где в древнейших надгробных надписях мы встречаемся с намеками на то, какое значение для живущих имеет правильное отправление культа умерших. Так, мы узнаём из этих надписей, что покойник оставался «владыкой дома», что его рука была на вещах его107, то есть по-видимому, покойник оставался хозяином имущества, находившегося в пользовании его наследников, подобно тому, как, по славянским верованиям, дух предка - «дедушка домовой» - является хозяином в усадьбах своих потомков, и от него в значительной степени зависит благосостояние и здоровье потомков; поэтому со стороны древнего египтянина было совершенно естественно уверять своего предка, будто он (живу-

щий) возделывает хлебные злаки для него (своего предка)108, чтобы задобрить этого последнего, сделать его благосклонным к своим полевым работам. Как у нас, русских, считается невозможным содержать лошадей в полном здравии и благополучии без благосклонности к ним со стороны дедушки домового, так и по воззрениям древних египтян, без благосклонного отношения блаженных умерших, принятых в царство Осириса, невозможен урожай. Ведь для них наводнены поля и зеленеют берега, когда царь совершает жертвоприношения109. Как в русской народной сказке Иванушка дурачок затмевает своих умных братьев и женится на царевне и делает таким образом блестящую карьеру благодаря благоговейному отношению к последней воле отца110, так и по учению древнеизраильской религии, благословение отчее утверждает домы чад, а по верованиям древних египтян, покойники имели возможность оказывать содействие во всех предприятиях и в служебной карьере. По крайней мере, иногда в египетских надписях встречается обещание, что в награду за произнесение жертвоприносительной формулы будет даровано преуспеяние на земле и возможность оставить свой сан детям111. Само собою разумеется, что такой взгляд на значение заупокойного культа принуждал древние народы смотреть на его отправление как на нечто, имеющее первостепенную важность для живущих, почему самодержавный афинский народ мог, не задумываясь, приговорить своих победоносных флотоводцев к смертной казни за неоказание погребальных почестей в море погибшим согражданам, вместо награды за только что одержанную победу. Этот взгляд на значение заупокойного культа для живущих был во все времена и у всех народов одной из важнейших причин того, что живущие не останавливались перед расходами, чтобы воздавать должное теням умерших. Наиболее характерно это было для древних египтян. Но с течением времени, по

мере того, как одно поколение за другим уходило туда, откуда никто не приходит, правильное отправление заупокойного культа всех умерших, имевших на него право, мало-помалу делалось совершенно невозможным, так что даже в Египте переставали отправлять заупокойный культ давно умершим мертвецам, и египетский поэт имел полное право сказать: «Строящие из камня-гранита, сооружающие пирамиды, прекрасные в этой прекрасной работе, подобные богам, имеют пустые жертвенники, точно также, как несчастные утомленные, умершие на плотине, не имеющие потомства на земле, как утонувшие в воде, как те, с которыми беседуют рыбы»

§2. ВЗГЛЯД ЕГИПТЯН     ЭПОХИ ДРЕВНЕГО ЦАРСТВА                ''

Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Обратная связь

Доставка любой диссертации из России и Украины

Вход для партнеров