Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Кольцо смыкается Alex Prodan

том 5
Кольцо смыкается
OCR - Alex Prodan (alexpro@enteh.com)

Предисловие
Часть первая. Победа над Италией
Глава первая. Господство на морях
Глава вторая. Завоевание Сицилии
Глава третья. Падение Муссолини
Глава четвертая. Вперед, на запад
Глава пятая. Квебекская конференция
Глава шестая. Италия: перемирие
Глава седьмая. Снова в Белом доме
Глава восьмая. Битва у Салерно
Глава девятая. Снова дома
Глава десятая. Напряженные отношения с генералом де Голлем
Глава одиннадцатая. Сломанная ось
Глава двенадцатая. Потеря островов
Глава тринадцатая. Секретное оружие Гитлера
Глава четырнадцатая. Тупик на третьем фронте
Глава пятнадцатая. Снова арктические конвои
Глава шестнадцатая. Конференция министров
иностранных дел в Москве
Глава семнадцатая. Встреча "трех" приближается
Часть вторая. От Тегерана до Рима
Глава первая. Каир
Глава вторая. Тегеран: открытие конференции
Глава третья. Беседы и совещания
Глава четвертая. Тегеран: трудные проблемы
Глава пятая. Тегеран: заключение
Глава шестая. Снова Каир: верховное командование
Глава седьмая. Среди развалин Карфагена
Глава восьмая. В Маракеше
Глава девятая. Маршал Тито и Югославия
Глава десятая. Удар в Анцио
Глава одиннадцатая. Италия: Кассино
Глава двенадцатая. Усиление воздушного наступления
Глава тринадцатая. Осложнения в Греции
Глава четырнадцатая. Бирма и Тихий океан
Глава пятнадцатая. Стратегия в войне против Японии
Глава шестнадцатая. Подготовка к операции "Оверлорд"
Глава семнадцатая. Рим
Глава восемнадцатая. Накануне

    ПРЕДИСЛОВИЕ


В томе "Поворот судьбы" я описывал решающий поворот к лучшему в нашей
судьбе, которым ознаменовались зима 1942 года и весна 1943 года. В томе
"Кольцо смыкается" рассказывается о следующем годе войны, с июня 1943 года
по июнь 1944 года. Благодаря господствующему положению на океанах,
устранению угрозы подводных лодок и усиливающемуся превосходству в воздухе
западные союзники смогли завоевать Сицилию и вторгнуться в Италию. В
результате Муссолини был свергнут и итальянская нация перешла на нашу
сторону. Гитлер с группой оккупированных им стран оказался в изоляции, и в
результате мощного наступления России с востока вокруг него сомкнулось
кольцо. В то же время Япония принуждена была перейти тогда к обороне, тщетно
пытаясь удержать захваченные ею обширные территории.
Объединенным Нациям угрожало уже не поражение, а ничейный исход. Перед
ними стояла серьезная задача вторжения на территорию двух агрессоров и
освобождения порабощенных ими народов. Эта международная проблема
рассматривалась на конференциях представителей Великобритании и Соединенных
Штатов в Квебеке и Вашингтоне летом и на Тройственной конференции в Тегеране
в ноябре. У нас не было никаких расхождений как в целях, так и в намерении
отдать все силы общему делу. Серьезные расхождения во мнениях в отношении
методов и того, на что следовало сделать больший упор, были неизбежны
потому, что три партнера, естественно, подходили к принятию необходимых
решений с различных точек зрения. Я собираюсь рассказать, как было
достигнуто соглашение по всем важнейшим вопросам. Мы подходим, таким
образом, к периоду освобождения Рима, к кануну форсирования англичанами и
американцами Ла-Манша и высадки в Нормандии.
Я придерживаюсь такого же метода, как и в предыдущих томах. Я стараюсь
лишь внести свою лепту в описание исторических событий с точки зрения
английского премьер-министра и министра обороны. Я опираюсь при этом на свои
директивы, телеграммы и протоколы, написанные в тот именно период, а не
после свершившихся событий. Высказывались пожелания, чтобы были включены
также ответы на многие из этих документов. Я, напротив, счел нужным
сокращать и отбирать материал для этого тома в еще большей степени, чем
раньше. Стал уже необходим заключительный том, который завершил бы историю.
Поэтому я могу лишь принести извинения тем, кто, может быть, считает, что их
точка зрения отражена мною не полностью.
С тех пор как произошли излагаемые здесь события, минуло более семи
лет. Многое изменилось в международных отношениях. Между бывшими
сотоварищами возникли глубокие расхождения. Сгустились новые и, быть может,
более мрачные тучи. Прежние враги стали друзьями и даже союзниками. В этом
свете некоторые из мыслей и выражений, содержащихся в телеграммах,
протоколах и отчетах о конференциях, могут странно звучать для иностранных
читателей. Я могу только напомнить им, что эти документы имеют историческую
ценность и что тогда мы вели ожесточенную и страшную войну. Когда люди
борются за свою жизнь, они часто не склонны соблюдать вежливость по
отношению к тем, кто пытается их уничтожить. С другой стороны, попытка
смягчить все резкие выражения по адресу стран, бывших в те дни вражескими,
исключила бы возможность правдивого изображения событий. Время и истина --
это великие целители.

    Уинстон С. Черчилль


    Чартуэлл,


    Уэстерхэм,


    Кент.


    1 сентября 1951 года



    МОРАЛЬ ЭТОГО ТРУДА


    В ВОЙНЕ -- РЕШИТЕЛЬНОСТЬ


    В ПОРАЖЕНИИ -- МУЖЕСТВО


    В ПОБЕДЕ -- ВЕЛИКОДУШИЕ


    В МИРЕ -- ДОБРАЯ ВОЛЯ



    ТЕМА ДАННОГО TOMA


КАК НАЦИСТСКАЯ ГЕРМАНИЯ БЫЛА ИЗОЛИРОВАНА И ПОДВЕРГЛАСЬ ШТУРМУ СО ВСЕХ
СТОРОН


Часть первая
ПОБЕДА НАД ИТАЛИЕЙ

Глава первая
господство на морях
Гуадалканал и Новая Гвинея
Предыдущие тома подвели нас к тому моменту, когда агрессоры как в
Европе, так и в Азии были вынуждены перейти к обороне. В феврале 1943 года
Сталинград ознаменовал собой поворот событий в России 1. К маю
все немецкие и итальянские войска на Африканском континенте были уничтожены
или взяты в плен. За год до этого победы американцев в Коралловом море и на
острове Мидуэй положили конец японской экспансии в Тихом океане. Австралия и
Новая Зеландия избавились от угрозы вторжения. Теперь в Европе державы оси
должны были ожидать англо-американского вторжения, которое было так давно
задумано. Вооруженные силы Соединенных Штатов с каждым месяцем увеличивали
численность и улучшали свою боевую подготовку. Однако западные союзники не
смогли бы нанести удар по гитлеровской Европе и привести войну к решающему
концу, если бы не произошло другое важное изменение к лучшему.
Англо-американская "морская мощь" -- современный термин, обозначающий
объединенные в надлежащем взаимодействии военно-морские и военно-воздушные
силы, -- стала в 1943 году господствующей силой как над, так и под водой на
морях и океанах. Только к апрелю и маю была одержана победа в борьбе с
подводными лодками противника и окончательно установлено господство над
жизненно важными коммуникациями через Атлантику. Без этого невозможны были
бы комбинированные десантные операции таких огромных размеров, какие были
необходимы для освобождения Европы. Советской России пришлось бы в одиночку
противостоять всем тем силам Гитлера, которые у него еще имелись, в
условиях, когда большая часть Европы находилась под его властью. Угроза
подводных лодок в Средиземном море также была устранена. Наши армии были
сосредоточены для кампаний в Сицилии и Италии, и теперь их можно было
перебросить через море для нанесения удара по незащищенному брюху
гитлеровской Европы. Кроме того, Средиземное море было главной артерией
коммуникаций Британской империи. Сокрушение мощи держав оси в Северной
Африке открывало караванам наших судов прямую дорогу в Египет, Индию и
Австралию; на пути следования от Гибралтара до Суэца их прикрывали морские и
воздушные силы, действовавшие со вновь отвоеванных баз. Недалеко было уже то
время, когда мы смогли наконец отказаться от перевозок длинным кружным путем
вокруг мыса Доброй Надежды, на которые мы тратили столько усилий и дорогое
нам время. На каждом караване судов, следовавшем в направлении на Средний
Восток, экономилось в среднем 45 дней, и это сразу же значительно увеличило
эффективность нашего судоходства.
1 Трудно согласиться с автором, что "Сталинград ознаменовал
собой поворот событий в России" в феврале 1943 г. Сталинградская битва,
ставшая главным событием в ходе коренного перелома в войне в пользу
антигитлеровской коалиции, продолжалась полгода (17 июля 1942 г. --2 февраля
1943 г. ), и с началом советского контрнаступления 19 ноября 1942 г.
Советская Армия захватила стратегическую инициативу и удерживала ее до конца
войны. Уже в ноябре -- декабре 1942 г. (а не в феврале 1943 г. ) всему миру
стало ясно, что одержана величайшая победа советского оружия над сильнейшей
армией капиталистического мира -- фашистским вермахтом. Уже тогда слово
"Сталинград" стало символом победы. -- Здесь и далее комментарии, кроме
специально оговоренных, кандидата исторических н
аук А. С. Орлова.

* * *
Я уже описывал борьбу, которую в течение первых двух с половиной лет
войны Англия в одиночестве вела против подводных лодок, магнитных мин и
надводных рейдеров. Давно ожидавшееся важное событие -- союз с Америкой,
который сложился в результате нападения Японии на Перл-Харбор, -- лишь
увеличило, как вначале казалось, опасности, грозившие нам на море. В 1940
году нами было потеряно торговых судов общим водоизмещением четыре миллиона
тонн, а в 1941 году -- более четырех миллионов тонн. В 1942 году после того,
как Соединенные Штаты стали нашим союзником, было потоплено судов
водоизмещением почти восемь миллионов тонн из общего, возросшего тоннажа
союзнических судов. Вплоть до конца 1942 года подводные лодки топили больше
судов, чем союзники успевали строить. Все наши надежды и планы основывались
на огромной программе строительства судов в Соединенных Штатах. К началу
1943 года кривая нового тоннажа начала резко подниматься, а кривая потерь --
спадать. К концу 1943 года прирост тоннажа наконец превзошел общие наши
потери на море, а во втором квартале потери подводных лодок противника
впервые превзошли их строительство. Вскоре должен был наступить момент,
когда в Атлантике потери в подводных лодках противника превысили бы потери в
торговых судах. Но это далось нам ценой длительной и ожесточенной борьбы.

* * *
Битва за Атлантику имела решающее значение для всего хода войны. Мы
должны были постоянно помнить о том, что все происходящее в других местах --
на суше, на море или в воздухе -- в конечном счете зависело от исхода этой
битвы, и, поглощенные множеством других забот, мы с надеждой и опасениями
следили изо дня в день за ее перипетиями. История тяжких и неблагодарных
трудов, когда на каждом шагу подстерегает незримая опасность и часто
приходится испытывать жесточайшие лишения и разочарования, перемежается
различными инцидентами и драматическими событиями. На долю отдельного моряка
или летчика, участвовавшего в войне с подводными лодками, редко выпадали
минуты живительных схваток, нарушавших монотонное и бесконечное течение
полных тревоги, на не богатых событиями дней. Ни на минуту нельзя было
ослаблять бдительность. В любое время мог наступить критический момент, и
дело могло кончиться либо блестящей победой, либо роковой трагедией. В
летопись истории внесено немало героических подвигов и фактов невиданного
мужества, но деяния тех, кто погиб, так и останутся неизвестными. Моряки
нашего торгового флота блестяще проявили свои выдающиеся качества, а в их
решимости нанести поражение подводным лодкам ярко обнаружилась крепкая
товарищеская спайка всех, кто связал свою судьбу с морем.

* * *
В нашем оперативном командовании были произведены важные перемещения.
Адмирал сэр Эндрью Кэннингхэм, возглавлявший в Вашингтоне нашу
военно-морскую миссию, был отозван оттуда в октябре 1942 года и назначен
командующим союзническими флотами в операции "Торч". Адмирал сэр Перси Нобл,
занимавший с начала 1941 года командный пост в битве за Атлантику,
возглавляя "Дерби-Хауз" -- Ливерпульский штаб, в ведении которого находились
западные подступы, был переведен в Вашингтон ввиду того, что он был
прекрасно знаком с проблемами подводной войны. В феврале 1943 года маршал
авиации Слессор был назначен командующим береговой авиацией. Положительные
результаты этих перемещений не замедлили сказаться.
В качестве нашей первоочередной задачи конференция в Касабланке
выдвинула устранение угрозы со стороны подводных лодок. В марте 1943 года в
Вашингтоне под руководством адмирала Кинга 1 состоялось совещание
по вопросу о конвоировании морских транспортов в Атлантике; целью этого
совещания было договориться об объединении всех ресурсов, которыми союзники
располагали в районе Атлантики. Эта система не была равнозначна установлению
полного единства командования. Налицо было полное согласие в верхах и тесное
содружество во всех звеньях, но союзники подходили к этой проблеме
по-разному. Соединенные Штаты не имели организации, подобной нашему
командованию береговой авиации, при помощи которой воздушные операции над
океаном на английском конце морского пути контролировались единым органом.
Была достигнута большая степень гибкости в командовании. Соединения можно
было быстро перебрасывать из спокойных в опасные районы, и командование
получало подкрепления главным образом из американских источников. В
Вашингтоне же контроль осуществлялся посредством ряда автономных
соподчиненных командований участков, так называемых "морских границ",
каждому из которых было выделено определенное количество самолетов.
1 Начальник главного морского штаба США. -- Прим. ред.

* * *
После зимних штормов, которые нанесли большой ущерб нашим конвойным
судам, но в то же время ограничили и наступательные действия подводных лодок
противника, в феврале 1943 года вновь значительно возросла концентрация
вражеских сил в северной части Атлантики. Несмотря на тяжелые потери, число
боевых подводных лодок, находившихся в распоряжении адмирала Деница в начале
года, возросло до 212. В марте постоянно находилось в море более 100 из них,
они действовали целыми отрядами, и встречи с ними не удавалось избежать,
несмотря на умелое маневрирование. Вопрос приходилось решать с помощью
непосредственной защиты караванов судов комбинированными морскими и
военно-воздушными силами. Тоннаж потопленных судов во всем мире в этом
месяце возрос почти до 700 тысяч тонн.
В этих напряженных условиях в Вашингтоне было достигнуто новое
соглашение, в силу которого Англия и Канада полностью брали на себя проводку
конвоев по главному северо-атлантическому пути в Англию. Развернулась и была
выиграна решающая битва против подводных лодок. Контроль был передан в руки
двух объединенных -- военно-морского и военно-воздушного -- штабов, один из
которых находился в Ливерпуле и был подчинен английскому адмиралу, а другой
находился в Галифаксе и возглавлялся канадским адмиралом. Отныне морское
прикрытие в северной части Атлантики обеспечивалось английскими и канадскими
кораблями, а Соединенные Штаты продолжали обеспечивать проводку своих
конвоев, следовавших в Средиземное море, и своих собственных транспортов с
войсками. В повседневных операциях в воздухе английские, канадские и
американские силы были подчинены объединенному командованию в Ливерпуле и
Галифаксе.
Оборона воздушного пространства над северной частью Атлантики к
юго-востоку от Гренландии, ранее остававшегося незащищенным, теперь
обеспечивалась при помощи эскадрилий самолетов "Либерейтор" очень большого
радиуса действия, базировавшихся на Ньюфаундленде и в Исландии. К апрелю
благодаря челночным операциям было обеспечено прикрытие с воздуха на всем
протяжении пути в дневное время. Отряды подводных лодок были принуждены
держаться под водой, и их постоянно тревожили; в то же время самолеты и
конвойные суда расправлялись с нападающими. Мы теперь были достаточно
сильны, чтобы сформировать самостоятельные флотилии, которые наряду с
выполнением функций конвоирования должны были действовать подобно
кавалерийским дивизиям. Я давно уже хотел добиться этого.

* * *
Именно в этот период важную роль сыграл прибор "H2S". Некоторое
количество этих приборов было довольно неохотно передано нашей
бомбардировочной авиацией командованию береговой авиации. Немцы научились
улавливать сравнительно длинные волны, применявшиеся в нашем радаре старой
конструкции, и уходить под воду еще до того, как наши летчики могли напасть
на них. Прошло много месяцев, прежде чем они научились обнаруживать короткие
волны, использовавшиеся в новом аппарате. В марте и апреле 1943 года было
уничтожено 27 подводных лодок в одном только Атлантическом океане, причем
более половины в результате нападения с воздуха.
В апреле 1943 года стало ясно, что соотношение сил изменяется. В
действие было введено 235 подводных лодок -- максимальное число, которое
немцы использовали до сих пор. Но экипажи подводных лодок начали утрачивать
стойкость. Ни одной минуты они не могли чувствовать себя в безопасности. Их
атаки, даже при благоприятных условиях, уже не достигали цели, и в этом
месяце тоннаж наших потерь в Атлантическом океане сократился почти на 300
тысяч. К июню 1943 года потери судов достигли самой низкой цифры за все
время с момента вступления Соединенных Штатов в войну. Караваны судов
проходили без потерь, и линия снабжения в Атлантике была обезопасена.
Авиация к этому времени наконец начала достигать полного размаха.
Англичане и американцы уже мыслили не в плане отдельных морских операций или
воздушных операций над морями, но стремились к созданию единой
всеохватывающей морской организации, в рамках которой эти два вида
вооруженных сил и обе нации должны были действовать сообща, все лучше изучая
возможности и слабые стороны друг друга. Для победы необходимо было умелое и
решительное руководство, высокий уровень боевой и технической подготовки
всего личного состава.
В июне 1943 года остатки разгромленного подводного флота немцев
перестали совершать нападения на караваны наших судов в северной части
Атлантического океана, а мы получили желанную передышку.
На всем протяжении бурной осени подводные лодки тщетно старались
вернуть себе господствующее положение в северной части Атлантического
океана. Наша комбинированная морская и воздушная оборона была к этому
времени настолько сильна, что при каждом нападении на караваны судов
противник нес тяжелые потери, достигая лишь незначительных результатов. В
противолодочной войне авиация была теперь равноправным партнером надводного
флота. Караваны наших судов были защищены гораздо более многочисленным и
могучим надводным конвоем, чем когда-либо раньше; в его состав были включены
эскортные авианосцы, которые обеспечивали непосредственное прикрытие, а
также высылали самолеты вперед. Более того, мы располагали средствами
обнаружения и уничтожения подводных лодок всюду, где только могли их
встретить. Взаимодействие групп авианосцев и эскортных судов при поддержке
самолетов дальнего действия командования береговой авиации, в которую были
включены американские эскадрильи, сыграло решающую роль.
Так называемый авианосец торгового флота, который появился в это время,
был исключительно английским изобретением. Обыкновенное грузовое судно или
танкер снабжались взлетной палубой для самолетов морской авиации. Сохраняя
свое назначение торгового корабля и перевозя грузы, торговый авианосец
помогал защищать караван судов, в который он входил. Таких судов было 19.
Два из них действовали под голландским флагом в северной части
Атлантического океана. Наряду с использованием судов торгового флота, на
которых устанавливались катапульты для выбрасывания самолетов и которые
начали действовать раньше и несколько иными методами, появление авианосцев
торгового флота ознаменовало собой новый этап в морской войне. Теперь
торговое судно вело наступательные действия против врага вместо того, чтобы
только защищаться в случае нападения. Грань между боевым и небоевым судном,
которая уже была незначительной, теперь почти стерлась.
Гигантское военное производство Соединенных Штатов подходило к этому
времени к своей наивысшей точке. Авиация дальнего действия и суда
разнообразных типов, включая эскортные авианосцы, в которых мы так
нуждались, поступали непрерывным потоком с американских верфей и заводов.
Многие из них и большое количество специального оборудования, в особенности
радаров, были предоставлены в наше распоряжение, чтобы облегчить положение
нашей промышленности, и американские военно-морские и военно-воздушные силы
повсюду включались в битву.
В начале 1944 года в Германии прилагались огромные усилия к созданию
нового типа подводной лодки, которая могла бы быстрее двигаться под водой и
проходить большее расстояние. В то же время многие подводные лодки более
старой конструкции были изъяты для оснащения специальным аппаратом,
шноркелем, чтобы использовать их для действий в английских прибрежных водах.
Этот новый аппарат давал возможность перезаряжать батареи в погруженном
состоянии, для чего требовалось оставлять над поверхностью воды лишь
небольшую трубку для всасывания воздуха. Таким образом, их стало труднее
выследить с воздуха, и вскоре с полной очевидностью обнаружилось, что
подводные лодки, снабженные шноркелем, предназначались для того, чтобы
помешать прохождению судов через Ла-Манш, когда начнется вторжение
союзников.

* * *
Здесь необходимо вернуться назад, чтобы напомнить читателю о широких
операциях, которые изменили всю картину на Дальнем Востоке в 1942 году.
В то время как Англия развертывала свои морские силы, главным образом в
районах Атлантического океана и Средиземного моря, Соединенные Штаты почти в
полном одиночестве несли бремя войны против Японии. В необъятных океанских
просторах от Индии до западного побережья Америки мы могли оказывать
незначительную поддержку, разве что небольшими австралийскими и
новозеландскими военно-морскими силами. Наш ослабленный восточный флот,
базировавшийся в то время в Восточной Африке, в течение некоторого времени
был в состоянии лишь обеспечивать охрану караванов наших судов. Тем не менее
соотношение сил в районе Тихого океана изменилось. Превосходство Соединенных
Штатов на море было восстановлено; японцы, пытавшиеся закрепить свои
завоевания на Индонезийском архипелаге, бросили все свои силы на выполнение
этой задачи и поэтому были лишены возможности вести наступательные операции
в Индийском океане. В районе Тихого океана многое изменилось со времени битв
в Коралловом море и в районе острова Мидуэй летом 1942 года. Адмирал Нимиц,
штаб которого находился в Перл-Харборе, контролировал северную, центральную
и южную части Тихого океана. Генерал Макартур, который, двигаясь с Филиппин,
достиг Австралии в марте 1942 года, осуществлял командование в юго-западном
районе Тихого океана, простирающемся от побережья Китая до Австралии и
включавшем Филиппины, архипелаг Бисмарка, Новую Гвинею, все восточное
побережье Австралии и Соломоновы острова.
Японский императорский флот, командование которого полностью отдавало
себе отчет в том, что в центральной части Тихого океана оно понесло
поражение, вновь сосредоточил свои усилия в юго-западном районе. Здесь, на
более значительном расстоянии от главных источников американской мощи, он
надеялся возобновить победоносное наступление. После того как первая атака
на порт Морсби, на Новой Гвинее, была сорвана в результате битвы в
Коралловом море, противник решил развить наступление со стороны суши через
горный хребет Оуэн-Стэнли. Так началась борьба за Новую Гвинею. Одновременно
противник решил захватить Соломоновы острова. Он уже удерживал небольшой
остров Тулаги и мог быстро приступить к строительству авиабазы на соседнем
острове Гуадалканал. Японцы рассчитывали, что, обладая как портом Морсби,
так и Гуадалканалом, они смогут превратить Коралловое море в японское озеро,
граничащее с Северо-Восточной Австралией. С Гуадалканала японские летчики
могли бы достигнуть других, еще более отдаленных групп островов,
расположенных на главной линии морских коммуникаций между Америкой и Новой
Зеландией.
Соломоновы острова стали объектом, к завоеванию которого стремились обе
стороны; адмирал Кинг в Вашингтоне уже давно разработал план захвата этих
островов. 4 июля 1942 года воздушная разведка обнаружила, что противник уже
строит аэродром на Гуадалканале. Адмирал Гормли, командовавший в южной части
Тихого океана, отказался от более детальной разработки своего плана и 7
августа нанес удар силами 1-й дивизии морской пехоты, которая в то время уже
была переброшена в Новую Зеландию. Недостроенная японская авиабаза была
быстро захвачена, и началась битва за Гуадалканал. Она длилась шесть
месяцев.

* * *
Неудивительно, что адмирал Нимиц и генерал Макартур настаивали на том,
чтобы выдвинуть на первый план операции на Тихоокеанском театре военных
действий за счет операций в Европе. Их усиленно поддерживал в Вашингтоне
адмирал Кинг. Но решающее значение имела в то время операция по высадке
десанта в Северо-Западной Африке ("Торч"), и соображения генеральной
стратегии одержали верх. Наступил кульминационный пункт битвы на острове
Гуадалканал. В течение десяти дней начиная с 19 октября 1942 года солдаты
морской пехоты вели бои в джунглях, удерживая свои позиции, и заставили
японцев прекратить атаки. Во время морского боя к северу от Соломоновых
островов, в котором самую активную роль играли самолеты, был потоплен
авианосец "Хорнет", заменивший в строю ранее потопленный авианосец "Уосп".
Получили повреждения авианосец "Энтерпрайз", линкор "Саут Дакота" и два
крейсера. Два японских авианосца были выведены из строя.
Адмирал Хэлси, который сменил адмирала Гормли и который в тот момент
оказался вообще без авианосцев, запросил через адмирала Нимица один или
несколько английских авианосцев. Хотя мы были мало знакомы с американскими
планами на Тихом океане, мы понимали, что на Соломоновых островах назрел
серьезный кризис. Было очевидно, что в течение многих недель туда не сможет
попасть ни один авианосец. Я искренне желал оказать помощь в этой
героической борьбе, но, поскольку на нас лежала главная ответственность за
военно-морское обеспечение операции по высадке англо-американской армии в
Северо-Западной Африке, мы не могли в тот момент предложить что-либо
конкретное. Лишь в декабре ослабело напряжение, вызванное операцией "Торч".
Бывший военный моряк -- президенту Рузвельту 2 декабря 1942 года
"Как только мы получили запрос о выделении авианосцев для подкрепления
Вашего тихоокеанского флота, мы серьезно занялись изучением вопроса о
возможности удовлетворения Вашей просьбы. Мы не могли принять решение
относительно этого весьма небольшого числа жизненно необходимых кораблей до
тех пор, пока не выяснилось, как обстоит дело с нашими авианосцами,
действовавшими в тесных и опасных водах в операции "Торч". Опасность,
сопряженная с операцией "Торч", еще не миновала, поскольку темпы
сосредоточения нами базирующихся на береговых базах самолетов еще не
позволяют вывести из этого района в течение некоторого времени те два
авианосца, которые сейчас участвуют в операции "Торч". Зная, однако,
насколько неотложно Вам необходимы авианосцы на Тихом океане, мы сейчас
готовы пойти на риск и решить, что мы можем Вам предоставить.
Мы располагаем четырьмя большими бронированными авианосцами дальнего
действия. Мы готовы вывести из восточного флота авианосец "Илластриес" и
предоставить адмиралу Сомервеллу авианосец "Юникорн" и вспомогательный
авианосец. Мы готовы также изъять авианосец "Викториес" из флота метрополии
и послать Вам как "Викториес", так и "Илластриес", если Вы сможете передать
Ваш небольшой авианосец "Рейнджер" нашему флоту метрополии. Ввиду жизненной
важности атлантических коммуникаций, необходимости защиты караванов судов,
следующих в Северную Россию, возможности появления "Графа Цеппелина" в конце
года и нынешнего состояния авианосцев "Индомитебл" и "Формидебл" мы не могли
бы выделить авианосцы "Викториес" и "Илластриес", если взамен их в состав
флота метрополии не будет включен Ваш авианосец "Рейнджер".
Я очень хочу послать Вам два авианосца, а не один, если только удастся,
поскольку это не только увеличит Ваши силы, но и позволит этим двум кораблям
действовать в качестве тактического соединения, что, по-видимому, было бы
необходимо, поскольку ни один из этих кораблей не имеет на борту достаточно
самолетов, чтобы действовать самостоятельно. Я предложил бы послать в
качестве командира адмирала Листера, которого знают многие Ваши офицеры. Оба
корабля направились бы в Перл-Харбор, чтобы прибыть к концу декабря и взять
там на борт полагающееся количество самолетов. Если Вы согласны на такой
обмен, то Паунд 1 договорится о подробностях с Кингом".
1 В то время занимал пост начальника морского штаба Англии.
-- Прим. ред.

Адмирал Кинг, однако, не согласился выделить авианосец "Рейнджер", и
поэтому мы смогли послать лишь авианосец "Викториес". Он покинул флот
метрополии и направился к Перл-Харбору.

* * *
Тем временем в ноябре в районе Соломоновых островов развернулся ряд
морских и воздушных сражений, сопровождавшихся тяжелыми потерями с обеих
сторон. Эти бои, как показали дальнейшие события, имели решающее значение. 4
января 1943 года императорский штаб в Токио отдал приказ об эвакуации
Гуадалканала. Эта эвакуация была проведена без серьезных потерь и
закончилась 9 февраля. Во время крупных морских сражений и многочисленных
более мелких столкновений было потоплено 2 американских авианосца, 7
крейсеров и 14 эсминцев, не считая австралийского крейсера "Канберра".
Японцы потеряли: 1 авианосец, 2 линкора, 4


Размер файла: 929.35 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров